Форум » Свободная мысль » Оум. От восприятия к мысли » Ответить

Оум. От восприятия к мысли

Ять: Оум. От восприятия к мысли В бездонном (пространстве) царь Варуна с чистой силой действия Держит прямо вершину дерева. (Ветви) направлены вниз. Их основание - наверху Да укоренятся в нас лучи! (РигВеда I, 24) Схема строения нервной клетки - нейрона (на примере так называемого пирамидного нейрона коры полушарий мозга). 1 - дендриты, 2 - сома (тело) клетки, 3 - аксон, 4 - терминали аксона, у выхода аксона в теле клетки - аксонный бугорок Зрi Русек Оуме якож Оум вьлiк Божьск Есте едiн со ны А Тому творяете а рѣщашете со Бъзi воедiнѣ Зри, русский ум, сколь велик Ум Божеский (Зрi Русек Оуме якож Оум вьлiк Божьск). Един Он с нами (Есте едiн со ны). И Ему творите (требы) и воспевайте с Богами воедино (А Тому творяете а рѣщашете со Бъзi воедiнѣ)...Влескнига. Дощ.1 https://habr.com/ru/post/570716/

Ответов - 144, стр: 1 2 3 4 5 All

Светлаока: Ять пишет: Оум. От восприятия к мысли Ять пишет: Зри, русский ум, сколь велик Ум Божеский (Зрi Русек Оуме якож Оум вьлiк Божьск). Един Он с нами (Есте едiн со ны). И Ему творите (требы) и воспевайте с Богами воедино (А Тому творяете а рѣщашете со Бъзi воедiнѣ)...Влескнига. Дощ.1 Ять, великолепный розыск!

Ять: Оум. История форм человеческой мысли Перунов жрец: Костер, разметанный врагами, Пылает снова перед ним! Пусть тушат хладными устами: Священный огнь неугасим! Все: Священный огнь неугасим! Верховный жрец: ...Есть небеса над небесами, Превыше молний и громов; Есть звездный терем над звездами, И ни единый из богов Не преступал его порога: Судьба - при имени святом Во прах поникните челом - Сама судьба есть мысль Белбога! Александр Иванович Одоевский. Василько (поэма, созд.: 1827-1830гг., опубл.: 1882, «Русская старина», т.т.2-3) Среда, 1 декабря 1943. Конкретный план того, как сделаться великим человеком, если на это хватит охоты и усердия “Посвящается мне самому” В 1943 г. сорокалетний Андрей Николаевич впервые решает вести дневник. На первой странице выведены крупно, красивым почерком две цитаты из Гёте и посвящение. Приведем их здесь полностью. Посвящается мне самому к моему восьмидесятилетию с пожеланием сохранить к этому времени достаточно смысла хотя бы для того, чтобы понимать писания себя самого - сорокалетнего - и судить их с сочувствием, но и со строгостью. Das Erlebte weiss jeder zu schatzen, am meisten der Denkende und Nachsinnende im Alter; er fuhlt, mit Zuversicht und Behaglichkeit, dass ihm das niemand rauben kann. Goethe* Alles Gescheite ist schon gedacht worden, man muss nur versuchen es noch einmal zu denken. Goethe** * Пережитое дорого каждому, а особенно - тому, кто вспоминает и размышляет о нем на склоне лет в отрадной уверенности, что этого-то у него уж никто не отнимет. ** Все стоящее уже давно придумано, надо только не бояться попробовать перепридумать это еще раз. Переводы Б. Заходера. [Прим. Светлаока: Все умное уже продумано, просто попробуйте еще раз подумать. Гете. Гугль перевод] В колмогоровском дневнике 1943г. вообще записано многое из Гёте (особенно, конечно, из его поэзии), которого Андрей Николаевич очень любил и читать, и исследовать как литературовед. “Так уж я смешно устроен, что формальные анализы ритмов и т.п. помогли мне, видимо, проникнуть и в существо гётевской поэзии. Во всяком случае, сейчас я ей увлечен до крайности”, - читаем мы в дневнике. “Увлечен до крайности”, - вряд ли можно лучше охарактеризовать отношение Андрея Николаевича ко всему, чем он занимался. Есть в этом дневнике и другая замечательная страница, которую Колмогоров озаглавил: “Конкретный план того, как сделаться великим человеком, если на это хватит охоты и усердия” … Время показало, что Андрей Николаевич выполнил весь свой план и даже скончался в то десятилетие, которое отмечено одними знаками пропуска (Z). Конкретный план того, как сделаться великим человеком, если на это хватит охоты и усердия 1944-1953 - Случайные процессы и динамические системы. Однородные поля случайных величин и турбулентность... 1974-1983 - История форм человеческой мысли... А.Н. Ширяев. Жизнь в поисках истины. К 100-летию со дня рождения Андрея Николаевича Колмогорова. Природа 2003(4) http://vivovoco.ibmh.msk.su/VV/JOURNAL/NATURE/04_03/KOLMOG.HTM Из художественных дневников Понедельник, 20 декабря 1943 - В лунном календаре год начинается в первое новолуние после зимнего солнцестояния: значит, 1944-й - 27 декабря 1943-го (следующий понедельник) 27 декабря. Новолуние. Конец сумбурного 1943-го года. 29 декабря 1943 -...А.И. Мальцев. К теории групп Lie в целом. Две группы эквивалентны, если они являются конечнолистными накрытиями одной и той же группы. Анатолий Иванович при заданной алгебре Lie классифицирует группы с точностью до эквивалентности (теорема 12). Почему так? Остается непреодоленной существенная трудность, или, наоборот, довести дело до конца слишком просто для великолепия A.M.? Желательно достать для себя экземпляр работы (работа А.И. Мальцева On the theory of the Lie groups in the large была опубликована позднее в журнале Математический, сборник 1945, т.16(58), N2, с.163-190; 1946, т.19(61), N3, с.523-524) - поэтому речь идет об экземпляре рукописи), чтобы прочесть ее внимательно в ближайшие месяцы. На 1-15 января (до отъезда в Узкое). 1. Выяснить, что я могу сейчас достигнуть в унитарных представлениях групп. Если ничего существенного, то бросить и взяться за изучение книги Вейля (The Classical Groups, Princeton, 1939) и т.п. Колмогоров. Юбилейное издание. Книга 3. Звуков сердца тихое эхо...Из дневников. Москва. ФизМатЛит. 2003 https://vk.com/doc399489626_488424249 https://kolmogorov.livejournal.com/16311.html

Ять: Оум. Гармония - созвучие частей с целым Идут небесные Бараны, Шагают Кони и Быки, Пылают звездные Колчаны, Блестят астральные Клинки. Там тот же бой и стужа та же, Там тот же общий интерес. Земля -- лишь клок небес и даже, Быть может, лучший клок небес. …Идут небесные Бараны, Плывут астральные Ковши, Пылают реки, горы, страны, Дворцы, кибитки, шалаши. Ревет медведь в своей берлоге, Кричит стервятница-лиса, Приходят боги, гибнут боги, Но вечно светят небеса! Николай Заболоцкий. Рубрук наблюдает небесные светила. 1957-59 К понятию группы — одному из старейших и наиболее глубоких математических понятий — пришли путем абстрагирования понятия группы преобразований [1]. …Согласно Эрлангенской программе Ф. Клейна [2] любая геометрия точечного многообразия базируется на некоторой конкретной группе преобразований @ этого многообразия; фигуры, эквивалентные относительно @, которые поэтому можно переводить одну в другую преобразованием из @ должны рассматриваться как одинаковые. В евклидовой геометрии эту роль играет группа преобразований конгруэнтности, состоящая из движений, упомянутых выше, а в аффинной геометрии — группа аффинных преобразований и т.д. /пропущена наиболее свободная проективная геометрия, включающая все предыдущие/. Такая группа выражает специфическую изотропность или однородность пространства; она состоит из всех взаимно однозначных «изоморфных отображений» пространства на себя, т.е. преобразований, которые не затрагивают такие объективные отношения между точками пространства, которые можно выразить геометрически. Симметрия конкретной фигуры в таком пространстве описывается подгруппой из @, состоящей из всех преобразований группы @, которые переводят эту фигуру в себя. Искусство орнаментальной фрески, созданное египтянами, явно содержит значительные знания о теоретико-групповой природе; здесь мы находим, возможно, старейшие в человеческой культуре фрагменты математики. Но лишь недавно мы сумели ясно сформулировать формальные принципы этого искусства; попытки в этом направлении делались уже Леонардо да Винчи, который пытался дать общий и систематический обзор различных типов симметрий, возможных в строительстве. Однако наиболее замечательные симметричные структуры проявляются в кристаллах, симметрия которых описывается теми преобразованиями конгруэнтности евклидова пространства, которые переводят атомные решетки кристаллов в совпадающие с ними. Прежде именно в этой области было самое важное применение теории групп в естественных науках. Вейль Г. Теория групп и квантовая механика. М.: Наука, Гл. ред. физ.-мат. лит., 1986. 496с. (Настоящее издание является переводом первой в мировой литературе монографии по теории групп в квантовой механике (первое издание вышло в 1928г., второе в 1931г.). Герман Вейль одним из первых осознал фундаментальное значение симметрии для квантовой механики, поэтому в книге с теоретико-групповой точки зрения рассматривается вся структура квантовой теории. Подробно изучается группа вращений, группа Лоренца, группа перестановок и их применение к атомным спектрам и к релятивистской теории электронов и фотонов. Для студентов, преподавателей и научных работников, специализирующихся в области теоретической, математической и экспериментальной физики. Определенный интерес книга представляет также для математиков). https://www.twirpx.com/file/1219459/ https://vk.com/doc399489626_486329731 Предисловие: Эти четыре лекции посвящены понятию симметрии, сначала, исходя из несколько смутного представления о симметрии — симметрии как гармонии пропорции — в них рассматривается геометрическое понятие симметрии в различных формах,- таких как зеркальная, переносная, поворотная симметрия, симметрия орнаментов кристаллов и т.д.; это рассмотрение постепенно приводит к общей идее, лежащей в основе всех этих частных видов симметрии, — к идее инвариантности некоторой конфигурации относительно определенной группы преобразований (группы автоморфизмов), анализом которой и завершается изложение. Я ставил перед собой две задачи. С одной стороны, я хотел показать огромное разнообразие приложений принципа симметрии в искусстве в живой и неживой природе. С другой стороны, я стремился к тому, чтобы постепенно, шаг за шагом, раскрыть философско-математическое значение идеи симметрии… Первая лекция: Если я не ошибаюсь, в нашем повседневном языке слово симметрия употребляется в двух значениях. В одном смысле симметричное означает нечто, обладающее хорошим соотношением пропорций, уравновешенное, а симметрия обозначает тот вид согласованности отдельных частей, который объединяет их в единое целое. Красота тесно связана с симметрией. Об этом говорит, например, в своей книге о пропорциях Поликлет — ваятель, скульптуры которого служили предметом восхищения древних за их гармоническое совершенство, и Дюрер следует за ним при установлении канона пропорций человеческого тела. В этом смысле идея симметрии никоим образом не ограничивается пространственными объектами; ее синоним «гармония» в гораздо большей степени указывает на акустические и музыкальные приложения идеи симметрии, чем на геометрические. …Посмотрите теперь на эту шумерскую картину (рис. 4). Два человека с орлиными головами почти симметричны, однако их симметрия не полная. Почему? В геометрии на плоскости отражение от вертикальной прямой l можно осуществить также и поворотом плоскости в пространстве вокруг оси l на 180°. Если вы посмотрите на руки чудовищ, которые изображены на рисунке, то увидите, что чудовища получаются одно из другого с помощью такого поворота; эта особенность изображения, характеризующая их положение в пространстве, нарушает зеркальную симметрию плоского изображения. Все же художник имел в виду симметрию, придавая обеим фигурам полуоборот по отношению к зрителю, а также располагая соответствующим образом их ноги и крылья: у левой фигуры опущено правое крыло, а у правой — левое... Вейль Герман. Симметрия. М.: Наука, 1968. 192с. (Эта последняя книга одного из крупнейших математиков XX века Германа Вейля (1885—1955), которую он сам назвал своей лебединой песнью. Она излагает содержание общедоступных лекций, прочитанных автором в 1951г. в Принстоне (США), и предназначена для самого широкого круга читателей). https://vk.com/doc399489626_488500625 Конец полотенца. XIX в. Калужская губерния


Ять: Оум. Анализ анализа Iа ЧенслоБг уцте дне нашiя а рещеть Бъговi ченсла сва А быте дне Сврзенiу нiже боте ноще а оусноуте Тоi бо се есе Явскi а Сыi есте во дне Бжьстiем А в носще нiкii есь iножде Бг ДiдДубСноп наш А ЧислоБог считает дни наши и речет Богу числа все - быть ли, дню небесному или же быть ночи, и уснуть. Этот ведь есть явский, а Тот есть во дне божеском. А в ночи нет никого, лишь Бог, Дид-Дуб-Сноп наш (перевод Н. Слатин) Дорогой мой друг! Я открыл в анализе кое-что новое. Некоторые из этих открытий касаются теории уравнений, другие функций, определяемых интегралами. В теории уравнений я исследовал, в каких случаях уравнения разрешаются в радикалах, что дало мне повод углубить эту теорию и описать все возможные преобразования уравнения, допустимые даже тогда, когда оно не решается в радикалах. Из этого можно сделать три мемуара. Первый написан, и, после сделанных исправлений, я твердо убежден в его правильности, несмотря на то, что сказал о нем Пуассон. Ты знаешь, дорогой мой Огюст, что я занимался исследованием не только этих вопросов. С некоторого времени я больше всего размышлял о приложении теории неопределенности к трансцендентному анализу. Речь идет о том, чтобы предвидеть заранее, какие замены можно произвести в соотношении между трансцендентными величинами или функциями, т.е. какие величины можно подставить вместо данных, с тем, чтобы соотношение осталось в силе. Это заставляет признать невозможность многих выражений, которые иначе надо было бы исследовать. Но у меня нет времени, и мои представления в этой необъятной области еще не очень ясны. Дай напечатать это письмо в "Ревю ансиклопедик". За свою жизнь я не раз позволял себе высказывать предположения, в которых не был уверен. Но обо всем, что здесь написано, я думаю уже около года, и слишком уж в моих собственных интересах не ошибиться, ведь иначе меня заподозрят в том, что я указываю теоремы, полные доказательства которых мне неизвестны. Обратись публично к Якоби и Гауссу и попроси их высказать свое мнение, но не о верности теорем, а об их значении. Я надеюсь, что после этого найдутся люди, которые сочтут для себя полезным навести порядок во всей этой неразберихе. Горячо обнимаю тебя. Э. Галуа Письмо Огюсту Шевалье, 29 мая 1832 года (опубликовано в сентябрьском номере "Ревю ансиклопедик" за 1832 год) *** Эпоха выдвигает свои основные задачи дня. Эти задачи приковывают внимание наиболее светлых умов как бы помимо их воли без того, чтобы [неразборчиво] главенствовал в этом состязании. Часто кажется, что одни и те же идеи возникают сразу у многих, как будто их одновременно озаряет какое-то откровение. Если поискать причину этого явления, то ее легко обнаружить, просмотрев работы тех, кто нам предшествовал, где те же идеи уже существовали хотя и без ведома их авторов. До сих пор наука не извлекла большой пользы из этих совпадений, так часто наблюдаемых в исследованиях ученых. Недостойная конкуренция, унизительное соперничество - вот их единственные плоды. Однако в этом факте нетрудно увидеть доказательство того, что ученые созданы для изолированного существования не больше, чем все остальные люди, что они тоже принадлежат своему времени и рано или поздно начнут действовать сообща. Сколько тогда времени освободится для науки! Сейчас аналитиков занимает много вопросов совсем нового типа. Наша задача будет состоять в том, чтобы вскрыть [связь между этими вопросами]. - Библиотека Академии наук, фонд Галуа, 1З-я папка, листы 79-80 *** Эварист Галуа и развитие науки Понять - это подхватить и продолжить начатое. - Жан Кавайе Здесь я занимаюсь анализом анализа. - Эварист Галуа Математические работы Галуа, по крайней мере те, что сохранились, составляют шестьдесят небольших страниц. Никогда еще труды столь малого объема не доставляли автору такой широкой известности. Знакомство с тем, что сделал Галуа, требует особого рода усилий. Галуа испытывал непреодолимое отвращение к громоздким выкладкам, поэтому его формулировки предельно сжаты. Но все написанное им освещено неустанно пытливой мыслью ученого; каждая из его работ - это как бы новый смелый бросок вперед; достигнутое ранее остается позади и перестает интересовать автора. Прозрения Галуа ослепительны. Его отношение к читателю кажется иногда высокомерным (настолько он не заботится о его интересах), но на самом деле это лишь свидетельство совершенно исключительной целеустремленности мысли. Хотя Галуа много занимался теорией уравнений высших степеней, он не был просто выдающимся алгебраистом. Конкретные результаты, которые ему удавалось получить, никогда не ценились им очень высоко. В первую очередь Галуа интересовали не отдельные математические задачи, а общие идеи, определяющие всю цепь соображений и направляющие логический ход мыслей. Его доказательства основываются на глубокой теории, позволяющей объединить все достигнутые к тому времени результаты и определить развитие науки надолго вперед. Через несколько десятков лет после смерти Галуа немецкий математик Давид Гильберт назвал эту теорию "установлением определенного остова понятий". Но какое бы название за ней ни укрепилось, очевидно, что она охватывает очень большую область знаний. Множество различных теорий, изучавшихся ранее независимо друг от друга, оказываются на самом деле всего лишь частными случаями, различающимися только некоторыми численными значениями. При этом математики освобождаются от необходимости заниматься численными расчетами; как говорил Галуа, достаточно того, что они "предвидят" их. Объяснение этого образного выражения содержится в мемуаре, написанном 125 лет тому назад в Сент-Пелажи. Ни один добросовестный человек, даже если он не имеет никакого отношения к математике, не может не почувствовать горячей убежденности, пронизывающей эти страницы: "...Итак, я полагаю, что упрощения, получаемые за счет усовершенствования вычислений (при этом, конечно, имеются в виду упрощения принципиальные, а не технические), вовсе не безграничны. Настанет момент, когда математики смогут настолько четко предвидеть алгебраические преобразования, что трата времени и бумаги на их аккуратное проведение перестанет окупаться. Я не утверждаю, что анализ не сможет достигнуть чего-нибудь нового и помимо такого предвидения, но думаю, что без него в один прекрасный день все средства окажутся тщетными. Подчинить вычисления своей воле, сгруппировать математические операции, научиться их классифицировать по степени трудности, а не по внешним признакам - вот задачи математиков будущего так, как я их понимаю, вот путь, по которому я хочу пойти. Пусть только никто не смешивает проявленную мной горячность со стремлением некоторых математиков вообще избегнуть каких бы то ни было вычислений. Вместо алгебраических формул они используют длинные рассуждения и к громоздкости математических преобразований добавляют громоздкость словесного описания этих преобразований, пользуясь языком, не приспособленным для выполнения таких задач. Эти математики отстали на сто лет. Здесь не происходит ничего подобного. Здесь я занимаюсь анализом анализа. При этом самые сложные из известных сейчас преобразований (эллиптические функции) рассматриваются всего лишь как частные случаи, весьма полезные и даже необходимые, но все же не общие, так что отказ от дальнейших более широких исследований был бы роковой ошибкой. Придет время, и преобразования, о которых идет речь в намеченном здесь высшем анализе, будут действительно производиться и будут классифицироваться по степени трудности, а не по виду возникающих здесь функций". Долгое время никто не подозревал о существовании этой программы, составленной Галуа в 1832 году. Ее опубликовали лишь спустя 70 лет после его смерти, но и тогда она не вызвала серьезного интереса и скоро была забыта. Только молодые математики нашего времени, продолжившие работу многих поколений ученых, осуществили, наконец, мечту Галуа. И тем не менее именно его работы ознаменовали конец предыстории и начало подлинной истории математики. Несмотря на то, что научная деятельность Галуа была поразительно недолгой, сейчас все-таки можно проследить, как он постепенно пришел к столь глубоким выводам. В только что процитированном отрывке читатель должен обратить внимание на слова "сгруппировать математические операции". Здесь, несомненно, имеется в виду то, что сейчас носит название теории групп, той самой теории групп, которая, начиная с конца XIX века, оказала огромное влияние на развитие математического анализа, геометрии, механики и, наконец, физики. Честь создания этой теории принадлежит Эваристу Галуа, и он же первый оценил ее значение для будущего науки. Вот почему очень хотелось бы дать, пусть весьма общее, но тем не менее совершенно четкое представление о сущности того, что он сделал. Одна из задач, над которой работал Эварист Галуа, привлекала внимание математиков в течение долгого времени. Это задача о решении алгебраических уравнений. Каждому из нас еще на школьной скамье приходилось решать уравнения первой и второй степени. Решить уравнение - это значит найти, чему равны его корни. Уже в случае уравнений третьей степени это совсем не так просто. Галуа же изучал самый общий случай уравнения произвольной степени. Каждый из нас может взять лист бумаги, записать такое общее уравнение и обозначить его корни какими-нибудь буквами. Однако эти корни, разумеется, являются неизвестными. Первое из открытий Галуа состояло в том, что он уменьшил степень неопределенности их значений, т.е. установил некоторые из "свойств" этих корней. Второе открытие связано с методом, использованным Галуа для получения этого результата. Вместо того чтобы изучать само уравнение, Галуа изучал его "группу", или, образно говоря, его "семью". Понятие группы возникло незадолго до работ Галуа. Но в его время оно существовало как тело, лишенное души, как одно из множества искусственно выдуманных понятий, время от времени возникающих в математике. Революционность того, что сделал Галуа, заключалась не только в том, что он вдохнул в эту теорию жизнь, что его гений придал ей необходимую законченность; Галуа показал плодотворность этой теории, применив ее к конкретной задаче о решении алгебраических уравнений. Именно поэтому Эварист Галуа является истинным создателем теории групп. Группа - это совокупность предметов, имеющих определенные общие свойства. Пусть, например, в качестве таких предметов взяты действительные числа. Общее свойство группы действительных чисел состоит в том, что при умножении любых двух элементов этой группы мы получаем также действительное число. Вместо действительных чисел в качестве "предметов" могут фигурировать изучаемые в геометрии движения на плоскости; в таком случае свойство группы заключается в том, что сумма любых двух движений дает снова движение. Переходя от простых примеров к более сложным, можно в качестве "предметов" выбрать некоторые операции над предметами. В таком случае основным свойством группы будет то, что композиция любых двух операций также является операцией. Именно этот случай и изучал Галуа. Рассматривая уравнение, которое требовалось решить, он связывал с ним некоторую группу операций (к сожалению, мы не имеем возможности уточнить здесь, как это делается) и доказывал, что свойства уравнения отражаются на особенностях данной группы. Поскольку различные уравнения могут иметь одну и ту же группу, достаточно вместо этих уравнений рассмотреть соответствующую им группу, открытие ознаменовало начало современного этапа развития математики. Из каких бы "предметов" ни состояла группа: из чисел, движений или операций, - все они могут рассматриваться как абстрактные элементы, не обладающие никакими специфическими признаками. Для того чтобы определить группу, надо только сформулировать общие правила, которые должны выполняться для того, чтобы данную совокупность "предметов" можно было назвать группой. В настоящее время математики называют такие правила групповыми аксиомами, теория групп состоит в перечислении всех логических следствий из этих аксиом. При этом последовательно обнаруживаются все новые и новые свойства; доказывая их, математик все более и более углубляет теорию. Существенно, что ни сами предметы, ни операции над ними никак не конкретизируются. Если после этого при изучении какой-нибудь частной задачи приходится рассмотреть некоторые специальные математические или физические объекты, образующие группу, то, исходя из общей теории, можно предвидеть их свойства. Теория групп, таким образом, дает ощутимую экономию в средствах; кроме того, она открывает новые возможности применения математики в исследовательской работе. "Я умоляю моих судей по крайней мере прочесть эти несколько страниц", - так начал Галуа свой знаменитый мемуар. Если бы у его судей хватило гражданского мужества, мы простили бы им недостаток проницательности: идеи Галуа были настолько глубоки и всеобъемлющи, что в то время их действительно трудно было оценить какому бы то ни было ученому. Андре Дальма. Эварист Галуа. Революционер и Математик. Москва. Наука 1984 http://lingua.russianplanet.ru/library/adalmas.htm В 1830-1832 годах Галуа пришел к понятиям нормальной подгруппы, разрешимой группы, простой группы и сформулировал теоремы о простоте знакопеременной группы Аn степени n >= 5 и о простоте проективной специальной линейной группы PSL.2(q) при простом q >= 4. О.В. Богопольский. Введение в теорию групп. Москва-Ижевск: Институт компьютерных исследований, 2002, 148с. https://vk.com/doc399489626_458005677

Ять: Ять пишет: Оум. Гармония - созвучие частей с целым В вещах художника был обнаружен полуобгоревший листок с записанными его рукой словами: Художник испытывает наслаждение от соразмерности частей, наслаждение при правильных пропорциях, неудовлетворение при диспропорциях. Эти понятия построены по закону чисел. Воззрения, представляющие из себя красивые числовые соотношения, — прекрасны. Человек науки выражает в числах законы природы, художник созерцает их, делая предметом своего творчества. Там — закономерность. Здесь — красота. Искусство постоянно возвращается к своим истокам, пересоздавая все сызнова, и в этом новом вновь возрождая жизнь. Наследное как спасающая сила https://zhiznteatr.mirtesen.ru/blog/43703415865/ZHizn-i-tvorchestvo-Konstantina-Vasileva-ch.1

Ять: Оум. Васнецовские богатыри ...Былины очень редко привлекаются в качестве исторического источника. Этому отчасти способствовало то, что с историческим подходом к былинам у нас невольно ассоциировались воспоминания о буржуазной исторической школе в фольклористике, отрицавшей народность былин. По мере углубления в былинные сюжеты и сопоставления их с реальными событиями, записанными в летописях, выяснялась их бесспорная народность и историчность, конкретность эпических героев и событий. Несмотря на поэтических образов, метафор, обобщенных эпических ситуаций, несмотря на нарушенность хронологии и смещенность ряда событий, былины все же являются превосходным и единственным в своем роде историческим источником. Только былины, сложенные самим народом, могут указать нам на оценку родной истории народом, творцом ее. Только из былин, из рассмотрения всего былинного фонда в целом можем мы установить, какие периоды истории воспевались народом и о каких умалчивалось... Из Предисловия к книге: Б.А. Рыбаков. Древняя Русь: Сказания, былины, летописи. АН СССР. 1963, 361с. Только одна картина - Виктор Михайлович Васнецов «Богатыри» (1881—1898) https://www.youtube.com/watch?v=z4uey4zZwD0 Богатыри Добрыня, Илья и Алёшка Попович на богатырском выезде — примечают в поле, нет ли где ворога, не обижают ли где кого? Фигуры почти в натуру — удачнее других кажется мне Илья. Хотелось бы Вам показать начало — исполнять такую картину — ох, дело не легкое! Хотелось бы делать дело добросовестно, а удастся ли? – из письма В.М. Васнецова к П.П. Чистякову от 25 апр. 1882 *** Некоторые известия о роде Мала, отпрыски которого были князьями в Древлянской земле …А это взято из Будинского изборника… …Род Мала начался и происходит от Воина, третьего сына Белояра, который был первым князем в Древлянской земле, а его праправнук Яртур много воевал с полянами и еще с варягами, и с Олегом, и еще с хазарами. Дочь же Яртура вышла замуж в 889 году за ловчего, будущего отца Мала… …А воспитал Мала дед Яртур, так как отец Мала погиб во время охоты на медведя… …Когда же Мал был еще отроком, то упал с коня и повредил себе шею и поэтому был мал ростом, но очень широк в плечах и обладал огромной силой, а имел прозвище от людей - Низкиня из-за своего роста, а еще говорили, что его мать, дочь Яртура, прозывалась Дубравкой, а отец его есть Добран, но он был не их рода, которые имеют веру в Перуна, но запрещают написания слов, так как можно написанием потерять свою душу… …Так говорили в людях…Дети же Мала - это сын Добран по деду и дочь Малуша, или Милуша…Князь же Мал много воевал с полянами и с варягами Ингвара и дани им не платил, а в 945 году победил и убил Ингвара, который хотел многие дани и поборы иметь от древлян и в течение года не один раз приходил со Свенельдом к древлянам, и за один год многое имел… И в год 946-й пришла к Искоростеню княгиня полянская Ольга и привела множество воинов из полян и вятичей, и кривичей, и варягов со Свенельдом, сыном Асмунда, и пришли мстить за Ингвара, и город окружили, и победили древлян хитростью княгини Ольги, и поймали Мала и убили его, отомстив за гибель мужа Ольги Ингвара на холме, где могила Ингвара. И возложила Ольга на древлян тяжелую дань, и многих мужей древлянских Ольга пленила и увела в Киев, и в тот же 946 год пришли к древлянам княжить и управлять ими воеводы из Киева, и они до сих пор живут в Древлянской земле,…и это род Владимира… *** …В год 889-й родилась в Плескове у Олега от княгини Людмилы дочь Олёна и наречена Пребраной, очень красива эта девица, как и мать ее Людмила, и живет в Выбутовой деревне, около Плескова, в имении матери; а отец ее Олег назвал дочь свою Хельгой, потому что она дочь Хельга, а на Руси она зовется Ольгой, или Олёной. В год 890-й родился у древлян, у дочери князя Яртура, первенец, названный Малом. Яртур же заключил мир с Олегом и дань заплатил, как прежде платил Асмунду из рода Фарлофа. Яртур начал строить оборонительные укрепления на реке Горыни против дулебов, которые хотят древлян поработить, чтобы дань от них иметь... …В год 911-й родился у Мала, князя древлянского, в городе Овруче первенец, которого назвали Добраном; говорят, что назван он в честь деда, отца Мала… …А этот Добран, как и дед его и прадед Яромир, весьма дородный, широкоплечий и сильный, и когда возмужал, то стал княжить в Искоростене… …И первыми пошли с отцом на полян, потому что хотели… …В тот же год 913-й затворились от Ингвара древляне с князем Малом и не стали больше платить дань, потому что боялись только великого Олега, но Олег уже умер…; и по приказу Ингвара пошел Асмунд на древлян, а он был сын Фарлофа, и случилась битва с Малом, и ранил он Асмунда прямо в единственный глаз стрелой и чуть не убил Асмунда, и вернулись варяги без победы. ...В тот же 1001 год снова пришли на Русь печенеги с огромной силой, и с ними был некий печенежин огромного роста (и злобный), как разъяренный тур, и он кричал русам: О кто здесь смелый и пойдет на меня смерть принять? …И думал, безбожный, что испугаются русы его смелости и буйству, но вышел на поле против него некий рус, которого звали Ян Усмошвец, ростом Ян невелик, зато очень широк в плечах и силу в руках имеет, и стал печенежин смеяться над русом, а рус подошел к печенежину и внезапно схватил того левой рукой за шею, а правой за бок и содрал кожу на теле печенежина, и заревел печенежин, как гром в небесах, и упал на землю, и истек кровью, и вскоре умер… И, увидев это, побежали печенеги, но Алеша Попович с дружиной стал убивать множество печенегов и поймал их князя Родомана с тремя сыновьями, и привели их в Киев и повергли к ногам князя Владимира, который приказал сотворить великое и светлое торжество по поводу победы и раздать нищим и убогим милостыню от князя в церквах и монастырях, и в Киеве был великий праздник, и приказал Владимир раздавать людям и воинам вина и медов, и квасов, и всякой еды: и мяса, и рыбы, и овощей раздать всем русским людям, и так было семь дней… Будинский изборник IX-XIV вв.: Арамейская Библия и Аскольдова летопись: (текст, перевод, комментарии, статьи). 2014. 343с. https://vk.com/doc399489626_464573375 18Мб pdf http://history-fiction.ru/books/all_1/section_0_1/book_4912/ Под славным городом, под Киевом, На тех на степях на Цицарских, Стояла застава богатырская: На заставе атаман был Илья Муромец; Податаманье был Добрыня Никитич млад; Есаул -- Алеша, поповский сын... Богатырская застава стоит, как живая, изваянная могучею рукою Васнецова. Сказав "изваянная", я не ошибся словом: гигантские фигуры "Богатырей" производят на меня впечатление именно скульптурной группы,-- они лезут с полотна, выпирают в зал...Так и ждешь -- вот-вот загрохочут тяжелые конские копыта, забряцают кольчуги и загремит над толпою зычный, звонкий оклик: Вор, собака, нахвальщина! Зачем нашу заставу проезжаешь? Атаману Илье Муромцу не бьешь челом? Податаманью Добрыне Никитичу? Есаулу Алеше в казну не кладешь На всю нашу братью наборную? Богатырь-мужик, богатырь-дворянин и богатырь-попович -- вся сила земская -- заслонили Русь от кочевников, напиравших на нее с юго-востока, через те самые степи Цицарские,-- то есть кесарские, былые византийские,-- где встречаем мы васнецовских богатырей. Мимо них к Киеву "лютый зверь не прорыскивал, быстра птица не пролетывала". Стоят они службою честною и бескорыстною. Это удивительная черта былин русских -- чистота побуждений, увлекающих витязя на подвиг, и строгая нравственная выдержка их в течение самого подвига. Бой богатырский -- честь, которую былины предоставляют лишь витязям, не способным увлечься ни алчностью, ни тщеславием, ни женщиною, имеющим характер прямолинейно долбить в одну точку, не глядя по сторонам, какие бы соблазнительные узоры ни были кругом них расписаны страстями плотскими. Кто идет на бой, не отрешась от соблазнов мира сего, не имеет удачи. Так и теперь, когда зазрили богатыри "в поле чернизину", и оказалась чернизина эта -- весьма грозною и опасною силою... Еще что же то за богатырь ехал? Из этой земли из Жидовские. Проехал Жидовин, могуч богатырь На эти степи Цицарские! Под именем Жидовской земли былина подразумевает, конечно, не Палестину и евреев, но степное Козарское царство в низовьях Волги, с главным становищем -- городом Итилем. О козарах армянские историки упоминают еще во II веке по Р.Х. Византийцы узнали козар в VII веке, под именем восточных турок. VIII и IX век -- заря русской истории -- эпоха могущества козар. Они вышли к Черному морю и, распространяясь на юг, подчинили себе большую часть Тавриды, а на севере обложили данью славянские племена. Картину славянской самостоятельности в эти века летописец изображает таким распределением: "Брали дань варяги из-за моря на чуди, славянах новгородских, мери, веси, на кривичах, а козары брали на полянах, северянах, радимичах и вятичах". В конце IX века варяжская Русь начинает оттеснять козар, занятых борьбою с напором нового кочевого врага с востока -- дикого тюркского племени печенегов. По летописи, Олег отнял у козар дани с северян и радимичей, приняв эти племена под свой протекторат. В 913 и 914 году козарский каган разрешил русским судам пройти Доном и Волгою для набега на Каспий, но на обратном пути руссы были вырезаны мусульманской и христианской партиями населения козарской столицы Итиля. Святослав отвоевал у козар вятичей и отомстил за недавние поражения руссов страшным набегом на Дон, Волгу, Кавказ, разграбив обе козарские столицы -- Белую Вежу на Дону и Итиль на Волге, а также богатейший город Семендер, лежавший между Волгою и Дербентом, близ нынешнего Тарху. Описания этого города современниками свидетельствуют, что в козарском царстве пользовались равноправием все религии: христианская, иудейская, мусульманская и языческие культы. Каган козарский исповедывал иудейскую религию, но гвардия его была мусульманская. Большинство населения держалось закона Моисеева. Отсюда и былинное -- Жидовин, земля Жидовская. Известная легенда об испытании Владимиром трех религией для выбора новой веры -- вариант совершенно такой же более ранней легенды о козарских каганах с тою разницею, конечно, что в последней победа остается за иудейскою религей, а в нашем варианте -- за христианством. Под печенежским, а затем половецким напором козарское царство пало. По разрушении его козары еще долго существовали как отдельная, хотя уже несамостоятельная, народность и играли значительную роль в судьбах Тмутараканского княжества (на Азовском море) -- обычного прибежища русских "изгоев" в княжеских усобицах XI века. В 1023 году они помогли Мстиславу-богатырю разбить при Листвене Ярослава с союзными ему варягами. В 1079 году изменою убили своего союзника Романа Святославовича и выдали Византии брата его Олега. По образу жизни козары были народ полуоседлый: имели города, но большинство народонаселения жило в кибитках либо в глиняных мазанках, и только у кагана были высокие кирпичные хоромы. В летнее время козары вели кочевую жизнь нынешних степных башкир или киргизов. Так что тот "Жидовин, могуч богатырь", о котором поет легенда, есть козарский богатырь, выехавший барантовать, искатель приключений, разбойник и рыцарь, абрек. Еще недавно закубанские степи кишели подобными наездниками, и казацкие станицы берегли от них новую Россию, как богатырские заставы берегли старую Русь. В сербском языке слово "жид" означает "великан", "богатырь". Как унизительная кличка еврея оно в Сербии неведомо. Русский "жид" -- по-сербски "чифути"... А.В. Амфитеатров. Васнецовские богатыри (1906). Собрания сочинений Ал. Амфитеатрова "Русские были. Статьи.", Т.23, Спб.: Просвещение, 1914г. https://vk.com/doc399489626_489325072 http://az.lib.ru/a/amfiteatrow_a_w/text_1914_08_russkie_byli.shtml

Ять: Оум. Древо жизни …Посмотрите теперь на эту шумерскую картину (рис. 4). Два человека с орлиными головами почти симметричны, однако их симметрия не полная. Почему? В геометрии на плоскости отражение от вертикальной прямой l можно осуществить также и поворотом плоскости в пространстве вокруг оси l на 180°. Если вы посмотрите на руки чудовищ, которые изображены на рисунке, то увидите, что чудовища получаются одно из другого с помощью такого поворота; эта особенность изображения, характеризующая их положение в пространстве, нарушает зеркальную симметрию плоского изображения. Все же художник имел в виду симметрию, придавая обеим фигурам полуоборот по отношению к зрителю, а также располагая соответствующим образом их ноги и крылья: у левой фигуры опущено правое крыло, а у правой — левое... Вейль Герман. Симметрия. М.: Наука, 1968. 192с. (Эта последняя книга одного из крупнейших математиков XX века Германа Вейля (1885—1955), которую он сам назвал своей лебединой песнью. Она излагает содержание общедоступных лекций, прочитанных автором в 1951г. в Принстоне (США), и предназначена для самого широкого круга читателей). https://vk.com/doc399489626_488500625 Конец полотенца. XIX в. Калужская губерния Свободная группа G действует свободно на некотором дереве без инверсий ребер. Древо жизни - древо без инверсий ребер (т.е. свободно для дальнейшего развития. А вот у насекомых - древо жизни - содержит замкнутые циклы. И поэтому ограничено и много раз замкнуто. У них нет позвоночника, и обычно хитиновая оболочка. Твёрдый наружный скелет создаёт ряд преимуществ, но для развития во вне требуется линька. Хотя видов насекомых на несколько порядков больше (от 2 до 4 миллионов различных видов у насекомых, а у позвоночных 40-45 тысяч), а вот с умом у насекомых - проблемы). Древо жизни у народов мира - геометрический архетип - не только у шумеров, а и в Индии, и в Австралии и у нанайцев. Вот родовое древо нанайцев

Ять: Оум. Вначале стварена свободная группа и слово Iа ЧенслоБг уцте дне нашiя а рещеть Бъговi ченсла сва А быте дне Сврзенiу нiже боте ноще а оусноуте Тоi бо се есе Явскi а Сыi есте во дне Бжьстiем А в носще нiкii есь iножде Бг ДiдДубСноп наш А ЧислоБог считает дни наши и речет Богу числа все - быть ли, дню небесному или же быть ночи, и уснуть. Этот ведь есть явский, а Тот есть во дне божеском. А в ночи нет никого, лишь Бог, Дид-Дуб-Сноп наш (перевод Н. Слатин) …Речь в РигВеде (имеется в виду метрическая речь гимнов) была священна. Ее персонифицирует богиня Вач (Vac - от глагола vac - говорить, т.е. речь, естественно, могла быть только устной), которая в мифологической системе этого памятника ставилась выше всех богов, как явствует из гимна Самовосхваления Речи X, 125 - Т.Я. Елизаренкова. Мир идей ариев Ригведы Бхарати (bharati) - богиня священной Речи и молитвы - Из словаря основных мифологических персонажей и ритуальных понятий. Составила Т.Я. Елизаренкова РигВеда X, 125. К Священной Речи - Вач Автор, по анукрамани, - Вач, дочь (риши) Амбхрины (Vac букв. Речь Ambhrni). Размер - триштубх, стих 2 - джагати. В РВ богине Вач посвящен этот единственный гимн. Никаких мифологических сюжетов с ней не связано. Она - персонификация абстрактного принципа, возвеличенная до уровня космогонической силы в духе гимнов АВ. Последовательность мыслей в гимне такова. Священная Речь как хвалебная песня сопровождает богов, но она выше их: она их несет (стихи 1-2). Она распределена по многим местам, притом, что едина (3). Она дает силу жизни всем существам (4), возвеличивает людей и богов (5), вызывает словесные состязания (6), пронизывает собой все мироздание (7), увлекает всех за собой (8). Гимн отличается крайней формальной изощренностью 1с Я несу обоих (ubha bibharmi)…- Глагол bhar - один из тех, которые кодируют элементарный космогонический акт 1 Я двигаюсь с Рудрами, с Васу, Я - с Адитьями и со Всеми-Богами. Я несу обоих; Митру и Варуну, Я - Индру и Агни, я - обоих Ашвинов. 2 Я несу сому, бьющего через край, Я - Тваштара, а также Пушана, Бхагу. Я создаю богатство возливающему жертвенный напиток, Очень ревностному жертвователю, выжимающему (сому). 3 Я - повелительница, собирательница сокровищ, Сведущая, первая из достойных жертв. Меня такую распределили боги по многим местам, (Меня,) имеющую много пристанищ, дающую многому войти (в жизнь). 4 Благодаря мне ест пищу тот, кто смотрит, Кто дышит и кто слышит сказанное. Не отдавая себе отчета, они живут мною, Внимай, о прославленный, глаголю тебе достойное веры! 5 Я ведь сама глаголю то, (Что) радует богов и людей. Кого возлюблю, того делаю могучим, Того - брахманом, того - риши, того - мудрым. 6 Я натягиваю лук для Рудры, Чтобы (его) стрела убила ненавистника священного слова. Я вызываю состязание среди народа. Я пропитала (собой) небо и землю. 7 Я рождаю отца на вершине этого (мира) Мое лоно в водах, в океане. Оттуда расхожусь я по всем существам И касаюсь теменем того неба. 8 Я ведь вею, как ветер, Охватывая все миры: По ту сторону неба, по ту сторону этой земли - Такая стала я величием. Имя Вач в тексте гимна прямо нигде не названо, но весь гимн состоит из звуковых намеков на Vac Ambhrni. См. об этом: Топоров В.Н. Об одном примере звукового символизма - Ригведа X, 125. Подобное место Вач явно идеалогично, поскольку никакие мифы с этим абстрактным божеством не были связаны, и имя ее редко встречается в РВ. Ключом к пониманию роли Вач в системе взглядов ведийских риши является гимн-самовосхваление этой богини, замечательный во многих отношениях. На уровне содержания она прямо названа повелительницей (rastri) (как повелительница богов она определяется и в VIII, 100, 10) и ей приписывается космогоническое действие; несет богов, т.е служит опорой, заполняет пространство, охватывает все мироздание. С богами ее связывают рефлективные отношения: она им предшествует, вводя их в мир слова, а они распределяют ее по многим местам (ср. мотив расчленения Вритры или Пуруши). Таким образом, Вач - одновременно и обьект, создатель текста и сам текст. На уровне формы этот принцип расчленения изображается иконически: имя богини Vac Ambhrni (Вач, дочь риши Ambhrna) разделяется на составные звуки и слоги, которые настойчиво повторяются на протяжении всего гимна. Можно сказать, что гимн выдержан в ключе имени богини, а в самом центре его в стихе 4 содержится призыв вслушаться) - указание на то, что сокровенное спрятано внутри, непроявлено, и стремление вовлечь слушателя в постижение тайного смысла этого текста. Представление о том, что высшее знание, как и сокровенная суть Речи, непроявлены и недоступны простым смертным, было глубоко укорененным в РВ. Ср., например, стих из гимна-загадки I, 164, 45: На четыре четверти размерена речь. Их знают брахманы, которые мудры. Три тайно сложенные (четверти) они не пускают в ход. На четвертой (четверти) речи говорят люди. § 3. Свободные группы Ключевую роль в комбинаторной теории групп играют свободные группы. Достаточно сказать, что произвольная группа является фактор-группой подходящей свободной группы (теорема 3.14). В этом параграфе будет доказано существование свободных групп с произвольным базисом. В дальнейшем будет доказано, что свободные группы и только они действуют свободно и без инверсий ребер на деревьях О.В. Богопольский. Введение в теорию групп. Москва-Ижевск: Институт компьютерных исследований, 2002, 148с. https://vk.com/doc399489626_458005677

Ять: Оум. Куда же спряталась самая свободная геометрия? Влескнига. Связка дощечек 7 Дощечки 7э,7ж,7з Тако Слва наше отеце до Матырь Слве а пребенде в Онь до конца конець земстех а iнех жiтве То бе сва со сте не боящетi сен смрте яко смехом потомiце Славне а ДажБо нас родiве кренз краву Замунь А то бедехшемо Кравенце А Скуфе Антiве Русы Борусень а Суренжецы Тако сме стахом дедь Русове А с пенде бе iдьема до се до небi Сварзе сынея Так слава наша пойдет к Матери Славе и пребудет в Ней до конца концов земных и иных жизней. Это у нас с вами по-свойски, не бояться смерти, потому как мы - потомки славные, а Дажбо нас родил через корову Замунь (В ведийской традиции Земля олицетворяется коровой, т.е.Крава Замунь/Земунь означает букв. „Корова Земная", т.е. „Корова-Земля". Сравни Притхиви – богиня Земли - в Ригведе (РВ V, 84) и Атхарваведе (АВ XII, 1,11). Обычно Притхиви в Ведах упоминается совместно с Дьяусом Питаром, олицетворением неба. Так в Дощ.30: Се бо хрнящехомь Пытаре Дiаiе якожде Тоiе особеные стащеть о Матрi Протiеве - Се, храним мы Питара Дия, потому как Он особо стоит, подле Матери Протевы). И вот мы будем (одновременно во всех трех формах времени) Кравенцы (единокровники, потомки Коровы Земунь) — и Скуфе, Антиве, Русы, Борусени и Суренжецы. Так мы остаемся наследники Русовы и с пением ведь идем в сие в Небо, Сваргу Синюю. Надобно понимать и внушать ученикам, что наш язык один сохранил дух древних, тогда как языки новые приложили члены к именам существительным. Отсюда происходит, что наш язык, определенный не порядком слов, но в их окончаниях, дозволяет расположение с плавностью и силою. В иностранных новых языках, особенно во французском, бедность этимологии, условные выражения вне всяких грамматических правил и непрестанное повторение однозвучных членов лишает силы, мужественного достоинства, стройности, затрудняя насильственным расположением слов - Н.И. Лобачевский *** Пусть речь, словно вестник, странствует между двумя мирами! - РигВеда I, 173.3 РигВеда I, 164. Гимн-загадка Группа гимнов I, 140-164 приписывается Диргхатамаса (dirghatamas - букв. погруженный в глубокий мрак, т.е. слепой), сына Учатхьи (aucathya) Знаменитый гимн представляет собой собрание так называемых брахмодья (brahmodya) - аллегорий и загадок о происхождении вселенной, об удивительных явлениях природы, о времени, богах, человеческой жизни, ритуале, поэтической речи и пр. Отгадки, как правило, не даются. Вопросы оставляются без ответа. Аллегории туманны и допускают различные толкования. Хотя толкованию этого гимна посвящена целая литература: от Саяны до современных работ, многое в его содержании остается неясным. Заслуживает внимание концепция Н. Брауна, который считает, что гимн - не случайное собрание загадок, а связанное изложение риши Диргхатамасом своего вИдения 39-42 Да будешь ты счастлива...- Возвеличение божественной Речи, принимающей различные облики 39 Кто не знает того слога гимна На высшем небе, на котором боги все восседают, Что же он поделает с гимном? А кто его знает, те сидят (здесь) вместе. 40 Да будешь ты счастлива, пасясь на тучном пастбище! - (Обращение к божественной Речи в образе дойной коровы) Да будем счастливы также и мы! Ешь траву постоянно, о невредимая! Пей чистую воду, приходя (на водопой)! 41 Буйволица замычала, создавая потоки воды, - (Наложение друг на друга образов буйволицы; грозовой тучи, из которой хлынул дождь; божественной Речи) Став одноногой, двуногой, четырехногой, Восьминогой, девятиногой, Тысячесложной на высшем небе. 42 Из нее моря вытекают. - (Из нее...- т.е, из божественной Речи...вытекает непреходящее - ksaraty aksаram - Звукопись, содержащая намек на слово слог - aksаra) Этим живут четыре стороны света. Оттуда вытекает непреходящее. Им живет все. 45 На четыре четверти размерена речь. Их знают брахманы, которые мудры. Три тайно сложенные (четверти) они не пускают в ход. На четвертой (четверти) речи говорят люди. Атхарваведа IX,10.21 21 Вот корова замычала (gаur in mimaya), создавая потоки воды (Наложение друг на друга образов коровы и грозовой тучи, из которой хлынул дождь). Она одноногая, двуногая, четырехногая. Она стала восьминогой, девятиногой, С тысячей слогов, множеством существований (bhuvanasya panktim - слово pankti - означает: число пять, группа из пяти; толпа, множество). Из нее моря вытекают. Атхарваведа XIII,1.42 42 Одноногая, двуногая она, четырехногая. Став восьминогой, девятиногой, (Она) - пятичастный поэтический размер мироздания из тысячи слогов. Из нее моря вытекают РигВеда VIII, 100 К Индре и Ваю 10 Когда Речь, говоря непонятные (слова) Повелительница богов опустилась сладкозвучная, Она дала надоить из себя в четыре (струи) питательную силу (и) молоко. Куда же пошла ее основная часть? 11 Богиню Речь породили боги. На ней говорят животные всех обликов. Эта наша сладкозвучная дойная корова Речь, Доящаяся отрадой, питательной силой, пусть придет к нам, прекрасно восхваленная! RP^1 "= S^1 CP^1 "= S^2 HP^1 "= S^4 OP^1 "= S^8 ... PSL(2;R) "= SO(2;1) PSL(2;C) "= SO(3;1) PSL(2;H) "= SO(5;1) PSL(2;O) "= SO(9;1) Баэз Джон С. Октонионы http://hypercomplex.xpsweb.com/articles/286/ru/pdf/main-05.pdf с.120-177 Кажется, трудность понятий увеличивается по мере их приближения к начальным истинам в природе: так же как она возрастает в другом направлении, к той границе, куда стремится ум за новыми познаниями ...Первые понятия, с которых начинается какая-нибудь наука, должны быть ясны и приведены к самому меньшему числу. Тогда только они могут служить прочным и достаточным основанием учения. Такие понятия приобретаются чувствами; врожденным - не должно верить ...Новая (неэвклидова) Геометрия, основание которой уже здесь положено, если и не существует в природе, тем не менее может существовать в нашем вооображении и, оставаясь без употребления для измерений на самом деле, открывает новое, обширное поле для взаимных применений Геометрии и Аналитики Н.И. Лобачевский. О началах геометрии

Ять: Оум. Куда же спряталась самая свободная алгебра? Я, например, уверен, что в каком-то смысле, если бы материального мира не существовало, математика все равно была бы - И.Р. Шафаревич. Математическое мышление и Природа Вихрем разумным, вихрем единым Все за богиней — туда! Люди крылом лебединым Знамя проносят труда. Жгучи свободы глаза, Пламя в сравнении — холод! Пусть на земле образа! Новых построит их голод. Двинемся, дружные, к песням! Все за свободой — вперед! Станем землею — воскреснем, Каждый потом оживет! Двинемся в путь очарованный, Гулким внимая шагам. Если же боги закованы, Волю дадим и богам! Велимир Хлебников. О свободе. 1918-1922 РигВеда X, 72. К Богам Тема - боги (по анукрамани, devah). Размер - ануштубх. Темой данного гимна является, собственно, космогония. В РВ немного космогонических гимнов. Они принадлежат к наиболее позднему слою этого памятника - мандале X. Наиболее распространенная точка зрения на этот гимн состоит в том, что это - конгломерат противоречивых взглядов на космогонию без какой-либо попытки соотнесения их друг с другом (Ольденберг, Гельднер, Рену, Донигер ОФлаэрти). Тиме считает этот гимн отражением своего рода философского спора между участниками, придерживающимися разных взглядов. Новую оригинальную трактовку этого гимна дает Х. Фальк 1994г. В этом гимне Фальк видит единство и формы, и содержания. Формально гимн построен так, что в каждом последующем стихе подхватывается и разрабатывается слово или выражение из предыдущего, а самый последний стих перекликается с первым. Теогония, по Фальку, предстает здесь как единая система взглядов: бытие sat возникает из небытия asat. В конце процесса творения создается солнце, от которого происходят многие поколения богов и людей. Адити порождает нечто безжизненное - Мартанду, боги же приводят его в действие с тем, чтобы он жил и умирал 3d…от (существа) с ногами, простертыми кверху tad uttanapadas pari. Фальк отождествляет его с Пурушей - космическим гигантом X, 90 или/и с космическим перевернутым деревом с корнями кверху (I, 24, 7) и видит в стихе 3 парадокс: от sat рождаются стороны света, от сторон света - sat 4c-d…От Адити…от Дакши…Ср. тот же тип отношений между Пурушей и Вирадж в X, 90, 5 7а…как Яти (yatayo yatha)…- Слово yati - не имеет точно установленной этимологии: его связывают с корнем yat - выстраивать в правильном порядке, и с корнем yam - удерживать, править. Отсюда проблематичность его значения во многих контекстах. Бесспорным является значение nom. pr. - название некоего мифического племени, связанного с Бхригу. Большинство западных интерпретаторов переводят yati - в этом месте как - волшебники 8а Восьмеро сыновей у Адити...Число Адитьи (Единицы) в ранних текстах обычно семь (РВ IX 114, 3 и др.), хотя в гимне II Ригведы (27, 1) их шесть: Митра, Арьяман, Бхага, Варуна, Дакша, Анша...Адитьи призываются при восходе солнца, VII 66, 12; более близкая связь отдельных Адитьи с солнцем, напр. Митры); ср. эпитеты Адитьи - золотой, блестящий, далековидящий, многоглазый, бессонный и т.п. Космологические функции Адитьи - удерживание трёх земель и трёх небес (РВ II 27, 8-9; V 29, 1 и др.); всего, что покоится и движется (II 27, 3-4); Адитьи видят всё насквозь; они хранители вселенной (VII 51, 2). Адитьи наполняют воздушное пространство (X 66, 1-2). Они обладают небесной силой и именуются всевладыками, царями, повелителями неба. К людям они благосклонны и милосердны (I 106, 1 и др.); они предохраняют от всего злого, помогают при опасности, в нужде, наказывают и прощают грехи, предоставляют убежище, награждают благочестивых, дают долгую жизнь. Адитьи - хранители риты (РВ VI 51, 3) и враги лжи (II 27, 2, 9; VIII 19, 34 и др.). Для ведийского периода характерно также указание на поэтическую функцию Адитьи (VII 66, 12), на их молодость (юные всевладыки), асурские качества (см. Асуры) 8d…Мартанда - martanda. По словарю Бетлинга, это значит птица, птица на небе. Майрхофер дает значение последний сын Адити. Фальк настаивает на том, что это плацента. В данном контексте (стихи 8-9) это имя обозначает солнце на небе, которое восходит и заходит, т.е. возрождается и умирает 1 Сейчас мы хотим провозгласить С воодушевлением рождения богов В виде произносимых гимнов - Чтобы увидели (это) в будущем поколении. 2 Брахманаспати их Выплавил, как кузнец. В первом поколении богов Из небытия бытие родилось. 3 В первом поколении богов Из небытия бытие родилось. Следом за ним стороны света родились. Это (бытие родилось) от (существа) с ногами, простертыми кверху. 4 Земля родилась от (существа) с ногами, простертыми кверху. От земли родились стороны света. От Адити родился Дакша, От Дакши же Адити. 5 Ведь (это) Адити родилась, О Дакша, которая дочь твоя. Вслед за ней родились боги, Счастливые, бессмертию сродни. 6 Когда, о боги, там в воде Вы стояли, крепко держась друг за другу, То от вас, как от танцующих, Исходила густая пыль. 7 Когда, о боги, как Яти, Вы сделали набухшими (все) миры, То спрятанное в море Солнце вы извлекли наружу. 8 Восьмеро сыновей у Адити, Которые рождены из (ее) тела. С семерыми она присоединилась к богам, Мартанду отбросила прочь. 9 С семерыми сыновьями Адити Присоединилась к первому поколению. К потомству, как и к смерти, Она снова привела Мартанду. В современной математике вместо архаичного термина высшая комплексная система (или гиперкомплексная система) принят другой термин: конечномерная алгебра над полем действительных чисел. Если уравнения xa=b, ay=b разрешимы в рассматриваемой алгебре для любых a не равному 0 в b, то она называется алгеброй с делением. Классическая теорема Г. Фробениуса (доказанная им в 1877г.) утверждает, что существуют только две конечномерные алгебры над полем действительных чисел, в которых умножение коммутативно, ассоциативно и нет делителей нуля, - это само поле действительных чисел и поле комплексных чисел. Далее вторая часть теоремы Фробениуса утверждает, что если отказаться от коммутативности, но все же предполагать умножение ассоциативным, то существует еще одна единственная конечномерная алгебра над полем действительных чисел - это кватернионы, к описанию которых переходит Клейн. Наконец, отказ от ассоциативности дает еще одну алгебру с восьмью единицами (одна действительная и семь мнимых), которая была открыта английским математиком Кэли. Алгебра Кэли является альтернативной, т.е. подалгебра, порожденная любыми двумя ее элементами, является ассоциативной. В настоящее время известно, что, кроме указанных четырех алгебр, других альтернативных алгебр над полем действительных чисел не существует. Замечательно, что все они являются алгебрами с делением, т.е. отсутствие делителей нуля приводит (в предположении альтернативности) к однозначной выполнимости деления... Из примечания N69 В.Г. Болтянского к книге Феликса Клейна (1849-1925) Элементарная математика с точки зрения высшей. Т.1. Пер. с нем. (Под ред. В.Г. Болтянского. - 4-е изд. - М., Наука. Гл.ред.физ-мат. лит. 1987) http://www.mathedu.ru/lib/books/kleyn_elementarnaya_matematika_s_tochki_zreniya_vysshey_t1_1987/

Ять: Оум. Наш Млечный Путь Строение нашей галактики Млечный Путь (спиральная двухвершинная с перемычкой - т.е. сегмент) Ту бо то Крава Земунь iде до Поля Сынiя iа пощена ядсте траву ту а Млеко дава I теце то Млеко до ХлябЪх а свЪте в ноще згвЪнздама над ны А ту Млеко вiдеiмо сящете намо Та бо…путень права а iнах не iмяхом iмате А вот Корова Земуня идет в Поля Синие и начинает есть траву ту, и Молоко дает. И течет это Молоко во Хляби и светит в ночи звездами над нами. И тут Молоко [мы] видим, сияет [оно] нам. Этот-то…Путь правый, а иных [нам] не надобно Влескнига, Жар-Птица и историческая память https://vk.com/doc399489626_486299531 Предание о мировом дереве, славяне, по преимуществу, относят к дубу. В их памяти сохранилось сказание о дубах, которые существовали еще до сотворения мира. В колядке карпатских руссов (галиц. песни, 1864г.) поется, что еще в то время, когда не было ни земли, ни неба, а только одно синее море, - среди этого моря стояло два дуба, а на дубах сидело два голубя: голуби спустились на дно моря, достали песку и камня, из которых и создалась земля, небо и небесные светила Колись-то было з'початку света - Втоды не было неба, ни земли, Неба, ни земли, нем (только) сине море, А серед моря та два дубойки. Сели-впали два голубойци, Два голубойци на два дубойки, Почали собе раду радити (советоваться), Раду радити и гуркотати: Як мы маеме свет основати? Спустиме мы ся на дно до моря, Вынесеме си дрибного писку, Дрибного писку, синёго (вар. золотого) каменьце. Дрибной писочек посееме мы, Синий каминец подунеме мы: З' дрибного писку - черна землиця, Студена водиця, зелена травиця; З' синёго каменьця - синее небо, Синее небо, светле сонейко, Светле сонейко, ясен месячок, Ясен месячок и все звездойки Подуй же, подуй, Господи, и з' Духом Святым по земле А.Н. Афанасьев. Поэтические воззрения Славян на природу. Древо жизни и лесные духи. Предания о сотворении мира и человека. 1865-1869гг. https://vk.com/doc394061523_482919968?hash=0d584a6a0237ad1aaa&dl=10e9861628d56ec563 Глава III. Сюжет о творении мира двумя голубями в Галицкой колядке и дуалистические легенды о миротворении ...Колядка о творении мира при помощи ныряния записывалась лишь в Прикарпатье, в Галиции, причем, ограниченность ее распространения отмечалось исследователями особо. В научной литературе она известна в небольшом количестве списков - семи, первые из которых были опубликованы в начале 40-х г. ХIХ в. примерно в то же время, когда появились первые публикации легенд. Выделяются две версии колядки. Первая начинается словами - Колись то було з початку свЪта...и рассказывает о творении мира двумя голубями. Она сообщает, что, когда не было ни неба ни земли, было только синее море, а посередине его два дуба - два дубойки, на которые - сЪли-упали два голубойци - и стали - раду радити, раду радити и гуркотати: Як мы маемо свЪт основати?. Они решают опуститься на дно моря, и вынести - дрибного писку - и -синёго каменьце: Дрибный писочок посЪеме мы, Синiй каминець подунеме мы. З дрибного писку - чорна землиця, Студена водиця, зелена травиця; З синёго каминьця - синьее небо, Синьее небо, свЪтле сонейко, СвЪтле сонейко, ясен мЪсячок, Ясен мЪсячок и всЪ звЪздойки. Эта версия колядки представлена опубликованным в 1843г. Н.И. Костомаровым и процитированным выше вариантом4 из числа сообщенных ему И.И. Срезневским колядок, собранных в Галиции Берецким 5; позднее этот вариант колядки был перепечатан в сборнике духовных стихов В. Варенцова (1860) и в разное время приводился в работах Ф.И. Буслаева (1861), А.П. Щапова (1863), А.Н. Афанасьева (1868), А.А. Потебни (1887), А.Н. Веселовского (1889) и Н.И. Коробки (1910).6 Еще один записанный в Галиции вариант космогонической колядки первой версии опубликовал в переводе на чешский язык К.Я. Эрбен7 со ссылкой на рукопись сборника Я.Ф. Головацкого (ze sbнrky Iak. Holovackйho v rkp.). Этот текст также рассказывает о двух голубях на двух дубочках, но любопытно, что достают они со дна моря не синий камень, а золотые камешки; в других своих подробностях вариант соответствует первой версии. Согласно другой версии колядки, посередине моря стояли не два дуба, а один зеленый явор, на котором сидели не два, а три голубя и со дна синего моря они достают не синий, а золотой камень. Эта версия представлена в двух очень близких списках: один - (Koly ne buіo naczalo swita...) из собрания И. Вагилевича с Червоной Руси, с Днестра - впервые был опубликован П.Й. Шафариком в 1842г., затем А. Новосельским (1854), перепечатан О. Кольбергом (1882), был известен Н.Ф. Сумцову, цитируется М.С. Драгомановым; 8 другая запись -(Коли не было з нещада света...) из Сяноцкого округа, Западная Галиция - была опубликована Я.Ф. Головацким в 1864г., разночтения по ней указывает А.Н. Афанасьев (1868), текст приводится Н.Ф. Сумцовым (1887), А.А. Потебней (1887) и А.Н. Веселовским (1889), упоминается Н.И. Коробкой (1910).9 Заметим, что в публикациях обеих версий колядок в отечественных изданиях после первой строки следует припев: Подуй же, подуй, Господи, с з Духом Святым!, варианты, представленные в западнославянских источниках припева не содержат. Любопытно также, что текст колядки второй версии, опубликованный П.Й. Шафариком со ссылкой на собрание И. Вагилевича, отличается по первой строке от приведенного А. Новосельским также со ссылкой на Вагилевича, и соответствует тексту у Я. Головацкого: Koly nebulo z nechada svita, сохраняя некоторые отличия от него в словоформах. Все названные варианты содержат одну временную форму сюжета - творцами мира здесь являются птицы, которые поднимают со дна моря песок и камень - синий или золотой В.С. Кузнецова. Дуалистические легенды о сотворении мира в восточнославянской фольклорной традиции. Новосибирск, 1997. с.3-136 http://www.ruthenia.ru/folklore/kuznetsovacont.htm § 12. Деревья и свободные произведения с объединением Сегментом называется связный граф, состоящий из двух вершин и двух противоположных ребер: *---* 12.1. Теорема. Пусть G = G1 * G2 по А (т.е. свободное произведение групп G1 и G2 с обьединением по общей группе А) - Тогда существует дерево X, на котором G действует без инверсий ребер (т.е. без замкнутых путей, циклов, т.е. свободно) так, что G \ X - сегмент... О.В. Богопольский. Введение в теорию групп. Москва-Ижевск: Институт компьютерных исследований, 2002, 148с. https://vk.com/doc399489626_458005677 Оум. От восприятия к мысли https://vk.com/doc399489626_490122497

Ять: Оум. Радио будущего — главное дерево сознания Человек живет на - белом свете - с его предельной скоростью 300 000 километров и мечтает о - том свете - со скоростью большей скорости света... Учитель. Но дальше что нашел ты? Ученик. Видишь ли, я думаю о действии будущего на прошлое. Но разве можно с таким грузом книг, какой есть у старого человечества, думать о таких вещах! Нет, смертный, смиренно потупи взгляд. Где великие уничтожители книг? По их волнам нельзя ходить, как по материку незнания! ...И понял вдруг: нет времени. На крыльях поднят как орел, я видел сразу, что было и что будет, Пружины троек видел я и двоек В железном чучеле миров, Упругий говор чисел. И стало ясно мне Что будет позже Велимир Хлебников. И понял вдруг: нет времени Радио будущего Радио будущего — главное дерево сознания — откроет ведение бесконечных задач и объединит человечество. Около главного стана Радио, этого железного замка, где тучи проводов рассыпались точно волосы, наверное, будет начертана пара костей, череп и знакомая надпись: «Осторожно», ибо малейшая остановка работы Радио вызвала бы духовный обморок всей страны, временную утрату ею сознания. Радио становится духовным солнцем страны, великим чародеем и чарователем. Вообразим себе главный стан Радио: в воздухе паутина путей, туча молний, то погасающих, то зажигающихся вновь, переносящихся с одного конца здания на другой. Синий шар круглой молнии, висящий в воздухе точно пугливая птица, косо протянутые снасти. Из этой точки земного шара ежесуточно, похожие на весенний пролет птиц, разносятся стаи вестей из жизни духа. В этом потоке молнийных птиц дух будет преобладать над силой, добрый совет над угрозой. Дела художника пера и кисти, открытия художников мысли (Мечников, Эйнштейн), вдруг переносящие человечество к новым берегам... Советы из простого обихода будут чередоваться с статьями граждан снеговых вершин человеческого духа. Вершины волн научного моря разносятся по всей стране к местным станам Радио, чтобы в тот же день стать буквами на темных полотнах огромных книг, ростом выше домов, выросших на площадях деревень, медленно переворачивающих свои страницы. Радиочитальни Эти книги улиц — читальни Радио! Своими великанскими размерами обрамляют села, исполняют задачи всего человечества. Радио решило задачу, которую не решил храм как таковой, и сделалось так же необходимым каждому селу, как теперь училище или читальня. Задача приобщения к единой душе человечества, к единой ежесуточной духовной волне, проносящейся над страной каждый день, вполне орошающей страну дождем научных и художественных новостей, — эта задача решена Радио с помощью молнии. На громадных теневых книгах деревень Радио отпечатало сегодня повесть любимого писателя, статью о дробных степенях пространства, описание полетов и новости соседних стран. Каждый читает, что ему любо. Эта книга, одна и та же для всей страны, стоит в каждой деревне, вечно в кольце читателей, строго набранная, молчаливая читальня в селах. Но вот черным набором выступила на книгах громкая научная новость: Химик Х., знаменитый в узком кругу своих последователей, нашел способы приготовления мяса и хлеба из широко распространенных видов глины. Толпа волнуется и думает: что будет? Землетрясение, пожар, крушение в течение суток будут печатаны на книгах Радио...Вся страна будет покрыта станами Радио... Радиоаудитории Железный рот самогласа пойманную и переданную ему зыбь молнии превратил в громкую разговорную речь, в пение и человеческое слово. Все село собралось слушать. Из уст железной трубы громко несутся новости дня, дела власти, вести о погоде, вести из бурной жизни столиц. Кажется, что какой-то великан читает великанскую книгу дня. Но это железный чтец, это железный рот самогласа; сурово и четко сообщает он новости утра, посланные в это село маяком главного стана Радио. Но что это? Откуда этот поток, это наводнение всей страны неземным пением, ударом крыл, свистом и цоканием и целым серебряным потоком дивных безумных колокольчиков, хлынувших оттуда, где нас нет, вместе с детским пением и шумом крыл? На каждую сельскую площадь страны льются эти голоса, этот серебряный ливень. Дивные серебряные бубенчики, вместе со свистом, хлынули сверху. Может быть, небесные звуки — духи — низко пролетели над хаткой. Нет... Мусоргский будущего дает всенародный вечер своего творчества, опираясь на приборы Радио в пространном помещении от Владивостока до Балтики, под голубыми стенами неба... В этот вечер ворожа людьми, причащая их своей душе, а завтра обыкновенный смертный! Он, художник, околдовал свою страну; дал ей пение моря и свист ветра! Каждую деревню и каждую лачугу посетят божественные свисты и вся сладкая нега звуков. Радио и выставки Почему около громадных огненных полотен Радио, что встали как книги великанов, толпятся сегодня люди отдаленной деревни? Это Радио разослало по своим приборам цветные тени, чтобы сделать всю страну и каждую деревню причастницей выставки художественных холстов далекой столицы. Выставка перенесена световыми ударами и повторена в тысячи зеркал по всем станам Радио. Если раньше Радио было мировым слухом, теперь оно глаза, для которых нет расстояния. Главный маяк Радио послал свои лучи, и Московская выставка холстов лучших художников расцвела на страницах книг читален каждой деревни огромной страны, посетив каждую населенную точку. Радиоклубы Подойдем ближе... Гордые небоскребы, тонущие в облаках, игра в шахматы двух людей, находящихся на противоположных точках земного шара, оживленная беседа человека в Америке с человеком в Европе... Вот потемнели читальни; и вдруг донеслась далекая песня певца, железными горлами Радио бросило лучи этой песни своим железным певцам: пой, железо! И к слову, выношенному в тиши и одиночестве, к его бьющим ключам, причастилась вся страна. Покорнее, чем струны под пальцами скрипача, железные приборы Радио будут говорить и петь, повинуясь е<го> волевым ударам. В каждом селе будут приборы слуха и железного голоса для одного чувства и железные глаза для другого. Великий чародей И вот научились передавать вкусовые ощущения — к простому, грубому, хотя и здоровому, обеду Радио бросит лучами вкусовой сон, призрак совершенно других вкусовых ощущений. Люди будут пить воду, но им покажется, что перед ними вино. Сытый и простой обед оденет личину роскошного пира... Это даст Радио еще большую власть над сознанием страны... Даже запахи будут в будущем покорны воле Радио: глубокой зимой медовый запах липы, смешанный с запахом снега, будет настоящим подарком Радио стране. Современные врачи лечат внушением на расстоянии по проволоке. Радио будущего сумеет выступить и в качестве врача, исцеляющего без лекарства. И далее: Известно, что некоторые звуки, как «ля» и «си», подымают мышечную способность, иногда в шестьдесят четыре раза, сгущая ее на некоторый промежуток времени. В дни обострения труда, летней страды, постройки больших зданий эти звуки будут рассылаться Радио по всей стране, на много раз подымая ее силу. И наконец, — в руки Радио переходит постановка народного образования. Верховный совет наук будет рассылать уроки и чтение для всех училищ страны — как высших, так и низших. Учитель будет только спутником во время этих чтений. Ежедневные перелеты уроков и учебников по небу в сельские училища страны, объединение ее сознания в единой воле. Так Радио скует непрерывные звенья мировой души и сольет человечество. Осень 1921 Виктор Владимирович Хлебников. Радио будущего https://rvb.ru/hlebnikov/tekst/06teor/272.htm Оум. От восприятия к мысли https://vk.com/doc399489626_490589524

Ять: ...И понял вдруг: нет времени. На крыльях поднят как орел, я видел сразу, что было и что будет, Пружины троек видел я и двоек В железном чучеле миров, Упругий говор чисел. И стало ясно мне Что будет позже Художник Elena Markova https://www.liveinternet.ru/users/wselennaj/post349290423/

Ять: А наше Бзiе соуте выразе А наши Боги суть образы Первые понятия, с которых начинается какая-нибудь наука, должны быть ясны и приведены к самому меньшему числу. Тогда только они могут служить прочным и достаточным основанием учения. Такие понятия приобретаются чувствами, врожденным — не должно верить (с.28) - Н. Лобачевский. О началах геометрии. 1829г. В природе мы познаем собственно только движение, без которого чувственные впечатления невозможны. Итак, все прочие понятия, например, Геометрические, произведены нашим умом искусственно, будучи взяты в свойствах движения; а потому пространство, само собой, отдельно, для нас не существует. После чего в нашем уме не может быть никакого противоречия, когда мы допускаем, что некоторые силы в природе следуют одной, другие своей особой Геометрии (с.64) - Н. Лобачевский. Воображаемая геометрия. 1835г

Ять: В 1872 году вышла знаменитая работа Клейна, которая получила в дальнейшем название «Эрлангенской программы». В ней Клейн подвел итоги и наметил пути дальнейшего развития геометрии. Центральная идея Эрлангенской программы связана с понятием группы преобразований. Обобщая понятие группы алгебраических подстановок, Софус Ли (1842 - 1399) создал теорию непрерывных групп преобразований с ее многочисленными приложениями к теории дифференциальных уравнений и геометрии. Клейн обращает внимание на то, что уже движения, которыми пользуются в евклидовой и неевклидовой геометрии для совмещения конгруэнтных фигур, подчиняются условиям, характеризующим группу: результат последовательного выполнения двух движений есть движение и преобразование обратное движению также есть движение. Тем же условиям подчиняются и другие геометрические преобразования, например проективное. Обобщая эти факты, Клейн приходит к расширенному пониманию геометрии, формулируя ее задачу следующим образом: Дано многообразие и в нем группа преобразований; нужно исследовать те свойства образов, принадлежащих многообразию, которые не изменяются от преобразований группы. Из этого общего определения следует, что существуют различные геометрии. Они могут отличаться друг от друга характером элементов рассматриваемого многообразия и строением группы. Последнее различие является наиболее существенным. Самая общая группа, рассматриваемая Клейном, есть группа проективных преобразований ей соответствует проективная геометрия. Подгруппа проективных преобразований трехмерного пространства, переводящая в себя некоторую плоскость, есть группа, которой соответствует аффинная геометрия. Подгруппа проективных преобразований, переводящая в себя абсолют, т.е. некоторую поверхность второго порядка, определяет геометрию пространства постоянной кривизны. Если абсолют вырождается в кривую второго порядка, то мнимой кривой соответствует евклидова геометрия, а действительной - так называемая псевдоевклидова геометрия, или, иначе говоря, геометрия пространства Лоренца (с.21-22) - А.П. Норден. Открытие Лобачевского и его место в истории новой геометрии Об основаниях геометрии. Сборник классических работ по геометрии Лобачевского и развитию ее идей. Редакция и вступительная статья А.П. Нордена. Москва, 1956г., 527с. https://vk.com/doc399489626_450129975 http://nashol.com/2012030563842/ob-osnovaniyah-geometrii-norden-a-p-1956.htm

Ять: Оум. Три шага четверукого Вишну А наше Бзiе соуте выразе А наши Боги суть вырази (из ВлесКнига дощ.22) – ср. польск. wyraz, чешск. výraz - выражение, высказывание, слово, оборот речи, образ, представление, воспроизведение, отображение, отражение, отношение Значения: 1. действие по значению гл. выражать, выражаться; процесс передачи какой-то идеи, эмоции или сущности с помощью слов, зрительных или звуковых знаков. напр.: выражение глубокой благодарности 2. результат такого действия, формулировка или высказывание, используемое для передачи идеи или эмоции. напр.: не стесняться в выражениях 3. образ, вид, передающий какую-то эмоцию. напр.: выражение лица. 4. матем. совокупность знаков, описывающая отношение между какими-то величинами. напр.: основным инвариантом проективной геометрии является сложное отношение четырех точек на прямой (ABCD) = (ABC)/(ABD)=(AC/BC)/(AD/BD) РигВеда I, 154. К Вишну 1 Я хочу сейчас провозгласить героические деяния Вишну (как отмечалось исследователями, в гимнах Вишну обыгрывается слог vi — звуковой намек на имя этого бога: visnor…viryani…vimame…vicakrama nas) Который измерил земные пространства, Который укрепил верхнее общее жилище, Трижды шагнув, (он,) далеко идущий (шагать - vi kram- характерное действие Вишну…далеко идущий - urugaya- постоянный эпитет Вишну) 2 Вот прославляется Вишну за героическую силу, Страшный (ugra - обычно эпитет Индры), как зверь, бродящий (неизвестно) где, живущий в горах, В трех широких шагах которого (Эпитет широкий - uru- вообще характерен для всех действий и атрибутов Вишну) Обитают все существа. 3 Пусть к Вишну идет (этот) гимн-молитва, К поселившемуся в горах, далеко шагающему быку, Который это обширное, протянувшееся общее жилище Измерил один тремя шагами (основная космогоническая функция Вишну). 4 (Он тот,) три следа которого, полные меда, Неиссякающие, опьяняются по своему обычаю, Кто триедино землю и небо Один поддерживал - все существа... 5 Я хотел бы достигнуть этого милого убежища его, Где опьяняются мужи, преданные богам: В самом деле, ведь там родство широко шагающего. В высшем следе (parama pada) Вишну - источник меда. 6 Мы хотим отправиться в эти ваши обители, (ваши - vam- двойственное число, обозначающее Вишну и Индру) Где (находятся) многорогие неутомимые коровы (gava - корова, говенда - бык и по руски, по польски, по чешски. По Саяне, это лучи; по Гельдеру - звезды). Ведь именно оттуда мощно сверкает вниз Высший след далеко идущего быка. Бог Вишну меряющий пространство тремя шагами, упорядочивает вселенную, создавая ее. Три шага четверукого Вишну: 3. Основным инвариантом метрической геометрии является отношение (расстояние) двух точек прямой (AB) 2. Основным инвариантом аффинной геометрии является простое отношение трех точек на прямой (ABC) = (AC)/(BC) 1. Основным инвариантом проективной геометрии является сложное отношение четырех точек на прямой (ABCD) = (ABC)/(ABD)=(AC/BC)/(AD/BD) Metrical geometry is thus a part of descriptive geometry and descriptive geometry is all geometry - Метрическая геометрия есть таким образом часть дескриптивной (проективной), а дескриптивная (проективная) геометрия - вся геометрия. - Артур Кэли Н.Ф. Четверухин. Проективная геометрия. Курс для педагогических институтов. М. Учпедгиз, 1953, 1961(7 из-ие) https://vk.com/doc399489626_451518476 Оум. От восприятия к мысли https://vk.com/doc399489626_490708777

Светлаока: Ять пишет: Пружины троек видел я и двоек В железном чучеле миров, Упругий говор чисел. И стало ясно мне Что будет позже Ом, Триамбакан Яджамахе.. Мантра бессмертия: Ом Триамбакам Яджамахе Сугандхим Пушти Варданам Урварукамива Бандханан Мритьёр Мукшия Мамритат https://youtu.be/lQ9pEphD0Fc [Первоисточник: https://zakolduj.ru/mantry/om-trayambakam.html] Это значит - без чисел и счисления - никуда? Меня кстати в путешествия в прошлое и будущее закидывал экстрасенс при помощи цифровых кодов...

Ять: Ять пишет: ...И понял вдруг: нет времени. На крыльях поднят как орел, я видел сразу, что было и что будет, Пружины троек видел я и двоек В железном чучеле миров, Упругий говор чисел. И стало ясно мне Что будет позже Как растет свобода Посмотрим, как через сроки времени, меры 2^n, два в любой степени, растет свобода, ее площадь, ее чистый обьем, а толпы людей, причастных ей, растут в числе. Окажется, что Свобода - босоножка, повторные движения ног которой послушны стуку, отбиваемому показателем счета времени. Если в стране звуков звук делает четкий скачок и иначе ощутится ухом, когда показатель степени в его числе колебаний делает шаг на единицу, то и в стране судьбы сдвиги в ощущении времени и переломы его понимания 6-ым чувством человека, чувством судьбы возникают тогда, когда показатель степени в числе дней подымается или опускается на одну единицу. Древние населяли богами небо. Древние говорили, что боги управляют событиями, так называя управляющих событиями. Ясно, что эти небеса совпадают с действием возведения в степень чисел времени, и что жильцы этих небес, показатели степени, и есть боги древних. Поэтому можно говорить о струнах судьбы, о струнах столетий, о звуколюдях. Боги древние, спрятавшиеся в облаках несочтенного = числа степени. Я снова говорю: не события управляют временами, но времена управляют событиями. Допустим, что есть великий священный лес чисел, где каждое число, сложно переплетаясь с другими, есть основание возведения в степень для одних чисел и показатель для других. Они живут двойной и тройной жизнью. Эти числа растут как стволы и свешиваются хлопьями хмеля. Войдем любопытным дикарем, для которого все кругом него - тайна, в этот священный лес двоек и троек. В этом лесу переплетаются стволы разных счетов, и господствующая воля к миру около ничего оставляет только числа один, два, три. А воля к наибольшему обьему равенства, охваченному обручем неравенства, скупость на числа, дает числам крылья лететь в действие возведения в степень. Если взять в этом лесу какую-нибудь тройку и выделить ее из среды остальных, легко будет увидеть, что она служит одновременно и основанием степени для одних чисел (из мира времени) и показателем для других (из мира пространства). Пусть эти другие числа отрицательные и определяют размеры пространства. Возведение в степень тройки, они остаются отрицательными, т.е. направленными в обратную сторону, противособытием. Возведенные в степень двойки, они становятся положительными. В этом лесу наш ум понял бы, почему между встречными, между обратными событиями время строится плотником мира по закону 3^n дней, а между волнами последовательного роста по закону 2^n дней: отрицательная единица, четное число раз умноженная сама на себя, делается положительной, нечетное - остается отрицательной Велимiр Хлъбников. Доски Судьбы (Василий Бабков. Контексты Досок Судьбы /Москва. Рубеж столетий. ООО Диполь Т, 2001г.) Основной источник рукописей для данного издания: Центральный государственный архив литературы и искусства СССР (ныне РГАЛИ), фонд 527 - В.В. Хлебников. Ссылки на фонд 527, опись 1: ФХ, единица хранения, лист Доски судьбы - итоговое произведение В. Хлебникова, в котором отражены результаты его работы над "законами времени". При жизни автора вышел один "лист" (глава), вскоре после смерти - еще два. В 2000 году вышла книга: Хлебников Велимир. Доски Судьбы. Бабков Василий. Контексты Досок судьбы. М., 2000, где было опубликовано 7 "листов". На сегодняшний день это самое полное издание, однако в архиве Хлебникова в РГАЛИ (Москва) остается еще большое количество неопубликованных материалов, относящихся к этому произведению. В Собрание сочинений Хлебникова, том 6.2 ( https://vk.com/doc399489626_490716686 ), Доски судьбы вошли не полностью. доступен на сайте КнигоГид https://knigogid.ru/books/682974-doski-sudby-itogovoe-proizvedenie-v/toread

Ять: Ять пишет: Велимiр Хлъбников. Доски Судьбы (Василий Бабков. Контексты Досок Судьбы /Москва. Рубеж столетий. ООО Диполь Т, 2001г.) Основной источник рукописей для данного издания: Центральный государственный архив литературы и искусства СССР (ныне РГАЛИ), фонд 527 - В.В. Хлебников. Ссылки на фонд 527, опись 1: ФХ, единица хранения, лист Доски судьбы - итоговое произведение В. Хлебникова, в котором отражены результаты его работы над "законами времени". При жизни автора вышел один "лист" (глава), вскоре после смерти - еще два. В 2000 году вышла книга: Хлебников Велимир. Доски Судьбы. Бабков Василий. Контексты Досок судьбы. М., 2000, где было опубликовано 7 "листов". На сегодняшний день это самое полное издание, однако в архиве Хлебникова в РГАЛИ (Москва) остается еще большое количество неопубликованных материалов, относящихся к этому произведению. В Собрание сочинений Хлебникова, том 6.2 ( https://vk.com/doc399489626_490716686 ), Доски судьбы вошли не полностью. Лист 1-7 на сайте http://hlebnikov.ru/works-page/

Ять: Ять пишет: Велимiр Хлъбников. Доски Судьбы (Василий Бабков. Контексты Досок Судьбы. Москва. Рубеж столетий. ООО Диполь Т, 2000г.) Основной источник рукописей для данного издания: Центральный государственный архив литературы и искусства СССР (ныне РГАЛИ), фонд 527 - В.В. Хлебников. Ссылки на фонд 527, опись 1: ФХ, единица хранения, лист Доски судьбы - итоговое произведение В. Хлебникова, в котором отражены результаты его работы над "законами времени". При жизни автора вышел один "лист" (глава), вскоре после смерти - еще два. В 2000 году вышла книга: Хлебников Велимир. Доски Судьбы. Бабков Василий. Контексты Досок судьбы. М., 2000, где было опубликовано 7 "листов". На сегодняшний день это самое полное издание, однако в архиве Хлебникова в РГАЛИ (Москва) остается еще большое количество неопубликованных материалов, относящихся к этому произведению. В Собрание сочинений Хлебникова, том 6.2 ( https://vk.com/doc399489626_490716686 ), Доски судьбы вошли не полностью https://vk.com/id399489626?z=video-35021859_164357226 Хлебниковские игры. Дилогия (Путешествие с двойником. Доски судьбы). Режиссер: Елена Саканян. 1992-1994 Судьба и вся жизнь Василия Бабкова (23.09.1946-22.12.2006) и его жены Елены Саканян оказалась тесно переплетена с судьбой и творчеством Хлебникова. Елена (Нелли) Саканян (1944-2003), известный кинорежиссер и драматург, посвятила поэту два фильма: "Путешествие с Двойником" ("Первые хлебниковские игры", 1992) и "Доски Судьбы" (1994). Последний был впервые показан по телевидению только 13 февраля 2004г. - в день ее рождения, но через год после смерти. "Доски Судьбы" - плод многолетних трудов и последнее творение Хлебникова - получили широкую известность, однако немногие знакомы с оригиналом этого сочинения, состоящего из семи "листов" (доски судьбы, давшие название книге, используются при исчислении времени и гаданиях тибетскими и калмыцкими астрологами). Поэт начал издавать его незадолго перед смертью; видимо, он увидел вышедшим из типографии только первый лист, отпечатанный в мае 1922 г. тиражом 500 экз. - в долг. После посмертного третьего листа издание прекратилось (типография закрылась, разрешение Главлита было уничтожено, 200 экз. тиража сданы в макулатуру). Лишь недавно В. Бабков на собственные средства осуществил первое полное издание этой книги, снабдив ее обширными пояснениями и комментариями: Моя Хлебниковская книжечка, которую 12 лет читала только Нелли, но в мае 2001-го мы ее за свои деньги издали-таки (Из письма в редакцию "Вестника") За это ему благодарны многие исследователи Хлебникова. http://lit.lib.ru/i/irhin_w_j/hlebnikov.shtml Велимiр ХлЪбников. Доски Судьбы - Василий Бабков. Контексты Досок Судьбы. Москва. Рубеж столетий. ООО Диполь Т, 2000г. 288с. https://vk.com/doc399489626_490740558

Ять: Оум. Основные понятия проективной геометрии на плоскости и восьмеричный путь Вихрем разумным, вихрем единым Все за богиней — туда! Люди крылом лебединым Знамя проносят труда. Жгучи свободы глаза, Пламя в сравнении — холод! Пусть на земле образа! Новых построит их голод. Двинемся, дружные, к песням! Все за свободой — вперед! Станем землею — воскреснем, Каждый потом оживет! Двинемся в путь очарованный, Гулким внимая шагам. Если же боги закованы, Волю дадим и богам! Велимир Хлебников. О свободе. Начало ноября 1918, 1922 РигВеда X, 72. К Богам Тема - боги (по анукрамани, devah). Размер - ануштубх. Темой данного гимна является, собственно, космогония. В РВ немного космогонических гимнов. Они принадлежат к наиболее позднему слою этого памятника - мандале X. Наиболее распространенная точка зрения на этот гимн состоит в том, что это - конгломерат противоречивых взглядов на космогонию без какой-либо попытки соотнесения их друг с другом (Ольденберг, Гельднер, Рену, Донигер ОФлаэрти). Тиме считает этот гимн отражением своего рода философского спора между участниками, придерживающимися разных взглядов. Новую оригинальную трактовку этого гимна дает Х. Фальк 1994г. В этом гимне Фальк видит единство и формы, и содержания. Формально гимн построен так, что в каждом последующем стихе подхватывается и разрабатывается слово или выражение из предыдущего, а самый последний стих перекликается с первым. Теогония, по Фальку, предстает здесь как единая система взглядов: бытие sat возникает из небытия asat. В конце процесса творения создается солнце, от которого происходят многие поколения богов и людей. Адити порождает нечто безжизненное - Мартанду, боги же приводят его в действие с тем, чтобы он жил и умирал 3d…от (существа) с ногами, простертыми кверху tad uttanapadas pari. Фальк отождествляет его с Пурушей - космическим гигантом X, 90 или/и с космическим перевернутым деревом с корнями кверху (I, 24, 7) и видит в стихе 3 парадокс: от sat рождаются стороны света, от сторон света - sat 4c-d…От Адити…от Дакши…Ср. тот же тип отношений между Пурушей и Вирадж в X, 90, 5 7а…как Яти (yatayo yatha)…- Слово yati - не имеет точно установленной этимологии: его связывают с корнем yat - выстраивать в правильном порядке, и с корнем yam - удерживать, править. Отсюда проблематичность его значения во многих контекстах. Бесспорным является значение nom. pr. - название некоего мифического племени, связанного с Бхригу. Большинство западных интерпретаторов переводят yati - в этом месте как - волшебники 8а Восьмеро сыновей у Адити...Число Адитьи (Единицы) в ранних текстах обычно семь (РВ IX 114, 3 и др.), хотя в гимне II Ригведы (27, 1) их шесть: Митра, Арьяман, Бхага, Варуна, Дакша, Анша...Адитьи призываются при восходе солнца, VII 66, 12; более близкая связь отдельных Адитьи с солнцем, напр. Митры); ср. эпитеты Адитьи - золотой, блестящий, далековидящий, многоглазый, бессонный и т.п. Космологические функции Адитьи - удерживание трёх земель и трёх небес (РВ II 27, 8-9; V 29, 1 и др.); всего, что покоится и движется (II 27, 3-4); Адитьи видят всё насквозь; они хранители вселенной (VII 51, 2). Адитьи наполняют воздушное пространство (X 66, 1-2). Они обладают небесной силой и именуются всевладыками, царями, повелителями неба. К людям они благосклонны и милосердны (I 106, 1 и др.); они предохраняют от всего злого, помогают при опасности, в нужде, наказывают и прощают грехи, предоставляют убежище, награждают благочестивых, дают долгую жизнь. Адитьи - хранители риты (РВ VI 51, 3) и враги лжи (II 27, 2, 9; VIII 19, 34 и др.). Для ведийского периода характерно также указание на поэтическую функцию Адитьи (VII 66, 12), на их молодость (юные всевладыки), асурские качества (см. Асуры) 8d…Мартанда - martanda. По словарю Бетлинга, это значит птица, птица на небе. Майрхофер дает значение последний сын Адити. Фальк настаивает на том, что это плацента. В данном контексте (стихи 8-9) это имя обозначает солнце на небе, которое восходит и заходит, т.е. возрождается и умирает 1 Сейчас мы хотим провозгласить С воодушевлением рождения богов В виде произносимых гимнов - Чтобы увидели (это) в будущем поколении. 2 Брахманаспати их Выплавил, как кузнец. В первом поколении богов Из небытия бытие родилось. 3 В первом поколении богов Из небытия бытие родилось. Следом за ним стороны света родились. Это (бытие родилось) от (существа) с ногами, простертыми кверху. 4 Земля родилась от (существа) с ногами, простертыми кверху. От земли родились стороны света. От Адити родился Дакша, От Дакши же Адити. 5 Ведь (это) Адити родилась, О Дакша, которая дочь твоя. Вслед за ней родились боги, Счастливые, бессмертию сродни. 6 Когда, о боги, там в воде Вы стояли, крепко держась друг за другу, То от вас, как от танцующих, Исходила густая пыль. 7 Когда, о боги, как Яти, Вы сделали набухшими (все) миры, То спрятанное в море Солнце вы извлекли наружу. 8 Восьмеро сыновей у Адити, Которые рождены из (ее) тела. С семерыми она присоединилась к богам, Мартанду отбросила прочь. 9 С семерыми сыновьями Адити Присоединилась к первому поколению. К потомству, как и к смерти, Она снова привела Мартанду. Проективная геометрия была модной в 1800-х годах, когда в неё внесли значительный вклад такие знаменитости, как Понселе, Брайансон, Штайнер и фон Штаудт. Позже она была оставлена в тени другими формами геометрии. Однако, работа над этой темой продолжалась, и в 1933 Рут Муфанг сконструировала замечательный пример недезарговой проективной плоскости, используя октонионы. Как мы увидим, эта проективная плоскость заслуживает наименования OP^2. Тридцатые годы ХХ столетия выявили другую причину интереса к проективной геометрии: квантовая механика! Квантовая механика мучительно отлична от классической ньютоновой механики, которую мы приучились любить. В классической механике, наблюдаемые величины описываются вещественнозначными функциями. В квантовой механике они часто описываются эрмитовыми n × n комплексными матрицами. В обоих случаях, наблюдаемые величины замкнуты относительно сложения и умножения на действительные скаляры. Однако, в квантовой механике наблюдаемые величины не образуют ассоциативной алгебры. ...Однако, все еще не существует доказательства, что октонионы пригодны для понимания реального мира. Можно только надеяться, что этот вопрос в конце концов будет разрешен тем или иным путем. Кроме их возможной роли в физике, октонионы важны еще потому, что они связывают друг с другом некоторые алгебраические структуры, кажущиеся в противном случае изолированными и необъяснимыми исключениями. Как будет объяснено далее, концепция октонионного проективного пространства OP^n имеет смысл только для n ≤ 2, в силу неассоциативности O. Это означает, что различные структуры, связанные с действительными, комплексными и кватернионными проективными пространствами, имеют октонионные аналоги только для n ≤ 2 Баэз Джон С. Октонионы (Baez, John (2002), "The Octonions", Bull. Amer. Math. Soc. Т. 39: 145–205). Сб.:Гиперкомплексные числа в геометрии и физике N1(5), Vol 3(2006) с.120-176 http://hypercomplex.xpsweb.com/articles/286/ru/pdf/main-05.pdf А наше Бзiе соуте выразе - напр.: основным инвариантом проективной геометрии является сложное отношение четырех точек на прямой (ABCD) = (ABC)/(ABD)=(AC/BC)/(AD/BD) Установим прежде всего некоторые свойства сложного отношения, вытекающие из его определения. 1. Сложное отношение не изменяется от перестановки обеих пар составляющих его точек. т.е. если базисная пара сделана делящей, а делящая — базисной. Докажем, что (ABCD) =(СDAB)… 2. Сложное отношение не изменяется от одновременной перестановки букв внутри каждой пары. Докажем, что (ABCD) =(BADC)… 3. Поставим следующий вопрос: сколько различных значений сложного отношения можно получить из четырех данных точек А, В, С, D? Четыре элемента образуют всего 24 перестановки. Но среди этих перестановок найдутся такие, которые дают равные сложные отношения. Из выведенных выше свойств сложного отношения получим, что для каждой перестановки имеются еще три, сложные отношения которых равны сложному отношению данной перестановки. Эти перестановки следующие: (ABCD)=(CDAB) = (DCВА) = (ВADC). Таким образом, все перестановки образуют 6 групп по 4 перестановки с равным сложным отношением. Следовательно, будем иметь всего 6 различных значений сложного отношения четырех данных точек прямой. Обозначим значение сложного отношения (ABCD) буквой v: (ABCD)=v. Разыщем остальные 5 значений сложного отношения четырех точек А, В, С, D, соответствующих различным перестановкам. Докажем, что: Перестановка букв в одной паре изменяет величину сложного отношения на обратную… Докажем теперь что: Перестановка двух крайних или двух средних букв четверки изменяет значение сложного отношения на новое, равное (1—v)… Теперь уже нетрудно получить все шесть значений сложного отношения для четырех точек А, В, С и D. Эти значения следующие: 1) (ABCD)=v, 2) (ABDC)= 1/v, 3) (ACBD)=1 — v, 4) (ACDB)= 1/(1-v), 5) (ADBС)=l-1/v = (v-1)/v, 6) (ADCB)= v/(v-1). Н.Ф. Четверухин. Проективная геометрия. Курс для педагогических институтов. М. Учпедгиз, 1953, 1961(7 из-ие) https://vk.com/doc399489626_451518476 Оум. От восприятия к мысли https://vk.com/doc399489626_490835126

Ять: Оум. Введение несобственных элементов и построение проективного пространства Адити — небо, Адити — воздушное пространство, Адити — мать, она — отец (sa pita), она — сын (sa putrah). Все-Боги — Адити, Адити — пять родов (людей), Адити — то, что рождено, Адити — то, что должно родиться - РигВеда I.89.10 Есть, наконец, группа богов, играющих очень важную роль в мифологии РигВеды, которых одни исследователи считают персонификацией природных явлений, а другие — деификацией абстрактных понятий. Это класс Адитьев, относимых традиционной классификацией к небесным божествам. Высказывалась, однако, и такая точка зрения, что они выражают собой абстрактные понятия и что в любом контексте РВ имя Варуна надо понимать как «Истинная речь», Митра — как «Договор», «Арьяман» — как «Гостеприимство», Бхага — как «Доля» и т.д. Хотя это крайняя точка зрения, нельзя забывать того, что класс Адитьев получил свое имя от матери Адити букв. «Несвязанность», «Бесконечность» (дважды в РВ она противопоставляется Дити — «Связанности»), абстрактный характер которой ни у кого не вызывает сомнений. Адити (aditi букв. несвязность, бесконечность) - богиня, персонифицирующая абстрактный принцип; мать класса богов - Адитьев Адитьи (aditya) - класс богов-сыновей богини Адити, состоящей по крайней мере из шести богов: Варуна, Митра, Арьяман, Бхага, Дакша, Анша, из которых главный - Варуна. А. охраняют вселенский закон Риту; связаны с моральными ценностями Дакша (daksa букв. умелый) - один из Адитьев; называется одновременно сыном и отцом Адити (а также бога Агни) и отцом богов Бхага (bhaga букв. доля, судьба) - один из Адитьев, даритель обильного богатства Анша (anca букв. часть, доля) - один из Адитьев, наделитель благами; близок к Бхаге Варуна (varuna) - главный из Адитьев; всеобьемлющий бог, связанный с изначальным миром и космическими водами; охраняет космический закон Риту; карает грешников своими петлями; в РВ неясен и внутренне противоречив Митра - (mitra м.р. букв. друг, ср.р. букв. дружба, дружеский договор) - один из Адитьев, который вместе с Варуной охраняет вселенский закон; олицетворяет светлое, благоприятное человеку начало Митра-Варуна (mitravaruna) - парное божество из двух главных Адитьев, которые то образуют мистическое единство, то противопоставлены друг другу, как близкий-далекому, дневной-ночному и.т.д. М.-В. охраняют вселенский закон Арьяман (aryaman букв. близкий друг, дружка на свадьбе) - один из Адитьев, покровитель свадьбы Сурья (surya) - бог солнца, основное солярное божество; глаз богов; рыжий конь и колесничий на золотой колеснице одновременно; движется по пути, уготованному для него Адитьями Рита (rta) или Вселенский закон - закон круговращения вселенной, силой которого поддерживается космический порядок, регулярно приносятся богам жертвы, люди исполняют заветы богов; хранителями вселенского закона являются Адитьи Индра (indra) - глава пантеона РВ; бог грозы и войны, дубиной грома - ваджрой убивающий демонов и врагов и завоевывающий добычу и славу; участвует во многих мифах, связанных с победой над демонами (основные: миф об убийстве змея Вритры, перегородившем течение рек, и миф Вала об освобождении коров, замкнутых в скале); любитель сомы, опьяняясь которым, он совершает подвиги. РигВеда. Из словаря основных мифологических персонажей и ритуальных понятий - cоставила Т.Я. Елизаренкова *** РигВеда IV, 18. Разговор Индры, Адити и Вамадевы Тема — разговор Индры, Адити и Вамадевы. Размер — триштубх. Это один из гимнов-диалогов, связанных с Индрой. Действующие лица даны по анукрамани. Индра в тексте назван; автор гимна — Вамадева и Адити не названы (в гимне последняя упоминается как мать Индры). В основе гимна лежит предание о том, что мать носила Индру противоестественно долго, откладывая его рождение, а как только он родился, спрятала его, видимо, боясь, что отец Индры (кто он, в тексте не сказано) убьет его. Никто из богов, кроме Вишну, Индру не поддерживал. Вот при этих обстоятельствах Индра и стал отцеубийцей. Позиция Вамадевы — оправдание Индры и его матери: мать не давала сыну родиться, а родив, тотчас же спрятала его, не от недостатка любви, а из страха за его жизнь. Развитие сюжета таково. Мать удерживает Индру от рождения (1), Индра настаивает и хочет выйти наружу через ее бок (2), мать пытается уйти от него, но он стремится за ней в дом Тваштара (3). Автор оправдывает мать (4), хоть ее поведение и выглядело, как будто сын — позор для нее (5). Мать призывает воды в свидетели (6), уж они-то знают ее намерения (7): она хотела сыну только добра (8), и в его несчастиях виновата не она (9). Автор коротко подводит итог истории рождения и одинокого детства Индры (10), переходя к убийству змея Вритры Индрой, когда боги от Индры отвернулись (11). В виде вопроса автор сообщает об отцеубийстве Индры (12). Последний стих — жалоба Индры на жизнь, которая была тяжела, пока орел не принес ему сому (13). Мать: 1 Это испытанный старый путь, Через который родились все боги. Через него же и он должен родиться, окрепнув. Да не свалит он мать таким образом! Индра: 2 Я не хочу здесь выходить. Это плохой проход. Я выйду поперек - через бок. Я должен совершить многие не совершенные (еще деяния). Я буду биться с одним, договариваться с другим. Рассказчик: 3 Он смотрел вслед уходящей матери: Я не хочу оставаться, ведь я хочу пойти следом! В доме Тваштара Индра напился сомы, Стоящего сотни, выжатого в два сосуда. 4 Разве она хочет устранить того, кого тысячу Месяцев носили и много осеней? Ведь нет ему подобного Среди рожденных и тех, кто должен родиться! 5 Считая его как бы чем-то позорным, Мать спрятала Индру, переполненного мужеством. Тут встал он, сам набрасывая одежду. Рождаясь, он заполнил оба мира. Мать: 6 Эти (воды) струятся, весело шумя, Словно перекликаются благочестивые (жены). Расспроси их, что это они говорят, Что за скалу-плотину они разбивают. 7 Говорят ли они ему слова приглашения? Хотят ли воды подтвердить позор Индры? Убив Вритру великим оружием, Мой сын выпустил течь эти реки. 8 Из-за меня юная жена тебя не выкинула. Из-за меня Кушава тебя не проглотила. Только из-за меня воды сжалились над ребенком. Только из-за меня поднялся сразу Индра. 9 Не из-за меня тебе, о щедрый, Вьянса, Ранив (тебя), отбил обе челюсти. Даже раненый ты одержал верх: Ты раздробил голову дасы смертельным оружием. Рассказчик: 10 Телка породила могучего, яростно рвущегося, Неодолимого, крепкого быка Индру. Необлизанного теленка мать (пустила) бегать, (Того,) кто сам себе ищет путь. 11 И мать оглянулась на буйвола: Те боги, о сын, тебя подводят. (Намек на то, что при убийстве Вритры боги не оказали Индре никакой поддержки. Его покинули даже Маруты, и только Вишну помог, совершив для него три шага, покрывающие вселенную). Тогда сказал Индра, собираясь убить Вритру: О друг Вишну, шагни пошире! 12 Кто сделал вдовой твою мать? Кто хотел убить тебя, лежащего (или) идущего? Что за бог пожалел тебя, Когда ты уничтожил отца, схватив (его) за ногу? Индра: 13 Из-за нужды варил я себе потроха собаки - Я не нашел среди богов того, кто пожалел бы (меня): Я видел, как жену не уважали. И тут орел принес мне сладкий напиток (намек на миф об орле, принесшем Индре сому — см. IV, 27) – перевод и коммент. Т. Елизаренкова *** ЛЪтЪ в СврзЪ Перуныцья а несе роуг Слве наож iспыiмо го до кута Влескнига Дощ. 8(3): Летит в Сварге Перуница (птица Перуна-Индры) и несет рог славы, что-бы [мы] испили его до дна (применительно к - рогу до кута - имеет тот же смысл, что и современное русское „до дна", т.к. у рога „дно" остроугольное) – перевод и коммент. Н. Слатина Н.Ф. Четверухин. Проективная геометрия. Курс для педагогических институтов. М. Учпедгиз, 1953, 1961(7 из-ие) https://vk.com/doc399489626_451518476 Оум. От восприятия к мысли https://vk.com/doc399489626_490953772

Ять: Оум. От восприятия к мысли 311. Да не макъ-рожа зацвЪтае, Чирвоне вэйско выступае, Попередъ вэйска — сывы конь бежить; На темъ кони жаУнеръ седыть, Пидъ нымъ коныкъ тяжко йграе, Тяжко йграе, важко дыше. — Да не дышъ, коныкъ, пидо мною, Чи я тобЪ тяжокъ, чи сукны мои? — Ты мнЪ не важокъ, ни сукны твои, Тяжко-важко Упереду йдучи, Горду бьючи, козаки сЪкучи. Белорусское полесье. Сборник этнографических материалов, собранных М. Довнаром-Запольским. Вып. 1. Песни пинчуков. Киев. 1895г. https://vk.com/doc215827073_485739277 Гидронимы русского севера. Расшифровка через санскрит …р. Важа (Устьсысольский уезд. Вологодской губ.) - ваджа (быстрота; вода) р. Важа (Олонецкой губ.) р. Важа (Каргопольский уезд. Архангельской губ.) р. Важка (там же) р. Важка (Яренский уезд, Вологодской губ.) р. Вала (приток р. Вятки) - вал (быстро идти), вала (пещера) р. Валга (Кадниковский уезд Вологодской губ.) - валгу (красивая) р. Вандыш (Каргопольский уезд Архангельской губ.) - вандья (восхваляемый) р. Вандыш (Яренский уезд Вологодской губ.) р. Вапра (Устюгский уезд Вологодской губ.) - вапра (берег, откос) р. Вара (Олонецкая губ.) - вар (вода), вара (лучшая) р. Варда (Пинежский уезд Архангельской губ.) - варда (дающий воду) р. Варида (Вельский уезд Вологодской губ.)- варида (дающая воду) р. Варжа (Устьсысольский уезд Вологодской губ.) - варджа (отклоняющийся) р. Варз (Мурманский уезд Архангельской губ.) - варх (светиться) - Варсак(р. в Пакистане) р. Варзуга (Мурманский уезд Архангельской губ.) - варас (широта, простор) р. Варзуга (Пинежский уезд Архангельской губ.) р. Варзенка(Сольвычегодский уезд Вологодской губ.) р. Вашка (Мезенский уезд Архангельской губ.)- ваш (звучать) ваша (шум воды) – (р. Вахш в Таджикистане, на которой построена Нурекская ГЭС) р. Вашка (Онежский уезд Архангельской обл.) р. Вашка (Кирилловский уезд Новгородской губ.) р. Вашка (Яренский уезд Вологодской губ.) р. Вашка (п-ов Канин Нос) оз. Вашкозеро(Кемский уезд Архангельской губ.) С.В. Жарникова. Золотая нить. Вологда: Областной научно-методический центр культуры и повышения квалификации, 2003. 221с. https://vk.com/doc399489626_491667727 Вага — река в Вологодской и Архангельской областях России, крупнейший левый приток Северной Двины. Вага была частью пути новгородцев к Белому морю (через Северную Двину). Название Ваги и села Усть-Вага упоминается в найденных в Великом Новгороде деревянных цилиндрах-замках (пломбах). На поверхности цилиндра N19, найденного в 1999 году на Троицком раскопе в слоях последней четверти XI века -– начала XII века, имеется надпись «Оустье Вагы. Мецьниць мъхъ – 3 гр(и)в(ь)н(ы)». Указаны: место сбора подати (Усть-Вага), принадлежность (мешок мечника) и стоимость (три гривны). Ваг (словацк. Váh) — самая длинная река Словакии. Левый приток Дуная. Образовалась в результате слияния двух рек – Чьерни-Ваг и Бьели-Ваг. Главные притоки — Нитра, Малый Дунай, Кисуца, Турьец, Орава, Ревуца, Райчанка. На реке Ваг построена система из 20 гидроэлектростанций — Важский каскад.

Ять: Оум. От восприятия к мысли. Динамика неоднозначности Шупляк Олег. Нічна Берегиня. (на санскрите бхри - оберегать, заботиться) https://arts.in.ua/artists/MrOlik/f/9129 https://www.facebook.com/olegshupliak

Ять: Светлаока пишет: Лелека = журавушка. Год созд. 2016 Оум. Проективное мышление. От восприятия к мысли. Динамика неоднозначности Шупляк Олег. Лелека. год созд. 2016. Лелека - на укр. яз. - аист. Происходит от тур., из пратюркск. *(j)eglek, от которой в числе прочего произошли: тур. leylek «аист», тат. läkläk, азерб. leylək; звукоподражат. Существует разница между аистом и журавлем. Аисты, даже если иногда и перемещаются в стае, то располагаются хаотично. А журавли, как правило, совершают перелеты организованно, выстраиваясь клином. Т.е. коллективная норма хаотичности - разная. https://arts.in.ua/artists/MrOlik/f/9129 При исследовании восприятия могут проявиться объединяющие факторы. Именно, неупорядоченные в начале сенсорные стимулы, начинают коррелировать и организуются в мозгу в упорядоченные когерентные структуры, которые затем и превращаются в мысль - Caglioti G. Dynamics of Ambiguity. Berlin, Springer Verlag, 1992 Популярная книга Джузеппе Кальоти - Динамика неоднозначности - издана уже на итальянском (1982,1986), немецком (1990) и английском (1992) языках. Проф. В.А. Копцик подготовил перевод этой книги на русский язык. Английскому изданию предпослано предисловие проф. Г. Хакена - основателя и страстного пропагандиста нового междисциплинарного направления Синергетика. Его книги изданы на русском языке и хорошо известны многим специалистам. К готовящемуся русскому изданию предисловие написал проф. И. Пригожин - один из основателей теории самоорганизации. Он в частности ввел столь популярный ныне термин диссипативные структуры, подчеркивающий конструктивную роль диссипации в процессах самоорганизации. Его имя уже в течение многих лет хорошо известно нашим читателям. И тот, и другой высоко оценивают книгу Джузеппе Кальоти и горячо рекомендуют ее читателям. О чем же эта книга, заслужившая столь высокую оценку? Эта книга прежде всего о связи и соотношении в современном мире науки и искусства или, как теперь говорят, о связи двух культур. Богатство ее содержания иллюстрируют название глав и отдельных разделов. Вот лишь некоторые на них: Неоднозначности во взаимоотношениях человека и природы; Симметрия, простота и порядок; Симметрия, информация и неоднозначность в квантовой физике и в дизайне; Симметрия и ее нарушения в науке, восприятии и в искусстве; Энтропия и информация. Dynamics of Ambiguity. (Для русского издания переводчик предлагает термин динамика неоднозначности, однако содержание авторского названия значительно шире. Оно подчеркивает и двусмысленность (неоднозначность) и неясность многих наших суждений и выводов, наши сомнения перед выбором того или иного решения). Роль нарушения симметрии в поэзии, музыке и в изобразительном искусстве. Музыкальность стихов Виргилия. Неоднозначность суждений самого автора проявляется в частности в эволюции заголовков одной и той же книги. На итальянском языке книга выходила с названием - Нарушения симметрии в науке и искусстве, на английском языке - Dynamics of Ambiguity. Для издания на русском языке переводчик предлагает название - От восприятия к мысли - с подзаголовком - О динамике неоднозначности и нарушениях симметрии в науке и искусстве. Нет сомнений, что книги подобного рода, особенно написанные специалистом столь высокого уровня и прекрасно иллюстрированные, вызывают широкий отклик у многочисленных читателей. Это, разумеется, не снимает многочисленные вопросы, которые возникают при ее чтении. Какой же смысл вкладывает автор в термины - неоднозначность, от восприятия к мысли? Он иллюстрирует этот термин на примерах фазовых переходов, когда по мере приближения к точке бифуркации, в частности при фазовых переходах второго рода, стоит выбор пути дальнейшей эволюции. Следует, однако, отметить, что при наличии достаточной информации о структуре системы, такого рода неоднозначность может быть снята путем соответствующего выбора начальных условий - направить лошадь по желаемому пути. В сложных случаях на первый план может выступить не неоднозначность, а непредсказуемость, т.е.отсутствие достаточной информации. Как же автор трактует переход от восприятия к мысли. На с. 2-3 перевода читаем: При исследовании восприятия могут проявиться объединяющие факторы. Именно, неупорядоченные в начале сенсорные стимулы, начинают коррелировать и организуются в мозгу в упорядоченные когерентные структуры, которые затем и превращаются в мысль. Короче это можно выразить словами: переход от восприятия к мысли - это переход от менее упорядоченного состояния мозга к более упорядоченному его состоянию. Это, разумеется, очень красивая схема. Остается, однако, открытым вопрос, насколько эта картина отвечает реальности. На него нет ответа в книге, поскольку в ней не рассматриваются объективные критерии относительной степени упорядоченности, позволяющие отличить более упорядоченное состояние от менее упорядоченного - отличить порядок от хаоса. Без таких критериев в процессе эволюции сложных систем затруднительно отличить процесс деградации от процесса самоорганизации. Это, конечно, не упрек автору книги, так как вопрос о критериях самоорганизации возник сравнительно недавно. В частности, еще нет достаточно полного анализа сравнительной эффективности различных критериев. Ясно, однако, что использование такого рода объективных критериев может значительно уменьшить многозначность наших суждений о сложных процессах связи восприятия и мысли, связи науки и искусства в частности в вопросе оценки влияния искусства на человека. Среди известных критериев самоорганизации в последнее время все большую роль начинает играть критерий, предложенный в работах [1-4] (см. также [5-8]). Этот критерий в [1] был назван S теорема. Буква S происходит от слова Selforganization. В работе [1] он был сформулирован на примере самоорганизации в генераторе Ван дер Поля в процессе перехода от равновесного состояния к режиму развитой генерации. В работе [2] на его основе была продемонстрирована большая упорядоченность стационарного турбулентного течения в трубе по сравнению со степенью упорядоченности соответствующего ламинарного течения Пуазейля (см.также [6,9]). В работе [3] было показано, что по критерию S теорема возможно сравнение относительной степени упорядоченности непосредственно по экспериментальным данным. После этого последовала серия работ различных групп исследователей с целью определения по этому критерию относительной степени упорядоченности работы различных органов человека: дыхательных органов при введении факторов, нарушающих ритм дыхания; при нарушении перистальтики вследствие тех или иных воздействий; при нарушениях равновесия человека; различий в откликах на стрессы по анализу кардиограмм мужчин и женщин и, наконец, анализ изменений относительной степени хаотичности состояний организма на основе анализа энцeфалограмм. Последняя возможность анализа относительной степени упорядоченности состояний организма имеет прямое отношение к вопросу о процессах перехода от восприятия к мысли. Именно, на основе анализа энцифалограмм в различных этапах этого процесса по этому критерию можно проверить справедливость утверждения Джузеппе Кальоти об увеличении степени упорядоченности при рождении мысли. При этом возможен целый комплекс экспериментальных исследований скорости рождения мысли, различия этого процесса для мужчин и женщин, о различиях воздействий искусства на состояния организма людей и т.д. Естественно, что решение такой сложной проблемы возможно лишь при объединении усилий разных групп исследователей. Нет сомнения, что книга Джузеппе Кальоти будет способствовать такому объединению усилий. Уже одно это оправдывает ее публикацию на русском языке Ю.Л. Климонтович и Г. Хакен во время прогулки на пароходе. Конференция Синергетика-83 в Пущино Юрий Львович Климонтович (из рода Рюриковичей). Динамика неоднозначности. УФН 163 (11) 97–98 (1993) https://ufn.ru/ru/articles/1993/11/h/ Гл. 5. Динамика неоднозначного. Параметрами порядка в конечном счете являются мысли - Г. Хакен Джузеппе Кальоти. От восприятия к мысли. О динамике неоднозначного и нарушениях симметрии в науке и искусстве. М.: Мир, 1998. 221с. http://web.kpi.kharkov.ua/vm/kafedra-vm/glavnaya/ § 82. Труды отечественных ученых в области проективной геометрии. Одним из первых русских ученых, посвятивших свою научную деятельность в значительной степени вопросам проективной геометрии, был проф. Московского университета Василий Яковлевич Цингер (1836—1907). В.Я. Цингер читал курс проективной геометрии в Московском университете, сплачивая вокруг себя многочисленных учеников, увлекавшихся геометрией. Среди них были известные, впоследствии выдающиеся геометры К.А. Андреев, Б.К. Млодзиевский и А.К. Власов. В.Я. Цингера следует считать основателем московской геометрической школы. Н.Е. Жуковский в своем докладе, посвященном памяти В.Я. Цингера, говорил: «Мы чествуем память математика, которого по справедливости можно назвать главою русской геометрической школы». О том же говорил профессор Б.К. Млодзиевский, который в своих воспоминаниях о В. Я. Цингере замечает, что «большое значение придавал он также точным и отчетливым чертежам и моделям, как необходимому пособию геометрического преподавания. Сам искусный чертежник, он требовал и от учеников правильного и отчетливого изображения геометрических форм». В вопросах основания геометрии В.Я. Цингер не был свободен от идеалистических воззрений и считал, что аксиомы геометрии созданы человеком независимо от его практической жизни и окружающего действительного мира. Среди учеников-проективистов В.Я Цингера следует прежде всего назвать Константина Алексеевича Андреева (1848—1921). Воспитанник Московского университета К.А. Андреев был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию. Свою преподавательскую деятельность он начал в Харьковском университете, где в это время работали такие выдающиеся математики, как А.М. Ляпунов и В.А. Стеклов. В 1875г. К.А. Андреев защитил магистерскую диссертацию «О геометрическом образовании плоских кривых», а затем в 1879г. — докторскую диссертацию «О геометрических соответствиях в применении к вопросу о построении кривых линий». В этих работах К.А. Андреев исследует многозначные проективные соответствия форм первой ступени и использует их для построения алгебраических кривых высших порядков Н.Ф. Четверухин. Проективная геометрия. Курс для педагогических институтов. М. Учпедгиз, 1953, 1961(7 из-ие) https://vk.com/doc399489626_451518476 Вопрос о построении геометрических кривых по достаточному числу их точек сводится таким образом непосредственно на вопрос о построении соответственных элементов двух прямолинейных пучков, находящихся в многозначном соответствии, по достаточному числу пар этих элементов. ...Нет надобности распространяться о выгодах обладания этими средствами изследования, но не лишнее будет заметить, что и самое усвоение общих методов в большинстве случаев представляет менее трудностей чем ознакомлениe с приемами частного характера. Примером может служить закон двойственности, который лишь в сравнительно недавнее время поставлен в науке как принцип и в этом совершенно общем виде представляет высшую степень простоты и очевидности. ...Изучение высших родов геометрических соответствий, каковы между прочим соответствия многозначные, имеет, конечно, и свой собственный интерес независимо от приложения его к той или другой задаче. Это следует уже из того, что по отношению к многозначным соответствиям является только частным случаем соответствие томографическое или проективное, составляющее, как известно, главное и почти единственное основание всей новой Геометрии. Можно сказать даже, что учение о многозначных соответствиях составляет обширное поле для создания совершенно новых отделов науки, отделов, может быть более пространных чем все достояния чистой Геометрии в ея настоящем развитии. Разработывать это поле для таких обширных целей не входит однако в наши скромные намерения К.А. Андреев. О геометрических соответствиях в применении к вопросу о построении кривых линий. Матем. сб., 9:2 (1879), 193–287 http://www.mathnet.ru/php/person.phtml?option_lang=rus&personid=40085

Светлаока: Ять, Лелека - на укр. яз. - аист. Происходит от тур., из пратюркск. *(j)eglek, от которой в числе прочего произошли: тур. leylek «аист», тат. läkläk, азерб. leylək; звукоподражат. Существует разница между аистом и журавлем Лелека звучит поэтично; журавушка - тоже поэтично, а вот аистиха...

Ять: Оум. Проективное мышление. От восприятия к мысли. Принцип двойственности Есть речи - значенье Темно иль ничтожно! Но им без волненья Внимать невозможно. Как полны их звуки Безумством желанья! В них слезы разлуки, В них трепет свиданья. Не встретит ответа Средь шума мирскова Из пламя и света Рожденное слово; Но в храме, средь боя И где я ни буду, Услышав, его я Узнаю повсюду. Не кончив молитвы, На звук тот отвечу, И брошусь из битвы Ему я навстречу. М.Ю. Лермонтов. 1840 РигВеда I,152. К Митре-Варуне Группа гимнов I, 140-164 Диргхатамаса (dirghatamas - букв. погруженный в глубокий мрак, т.е. слепой), сына Учатхьи (aucathya). Тема - Митра и Варуна. Размер - триштубх. Этот гимн выделяется глубиной мысли и совершенством художественной формы. Митра и Варуна прославляются как Адитьи, управляющие вселенским законом (r’tа- ср. рус.: ряд, порядок, артель), который противопоставляется беззаконию, хаосу (аnr”ta-) (стих 1). Проявления вселенского закона представлены в виде загадок, истолкование которых может быть неоднозначным (стихи 2-6). Параллельно развивается тема сакральной речи - способа постижения вселенского закона, и подчеркивается, что ею владеют только посвященные. Гимн заканчивается молитвой с просьбой о ниспослании благ (стих 7). 1а-b...одежды из жира (vаstrаni pivasа) - подразумевается дождь. Символическая интерпретация этой темы вновь возникает в конце гимна (7d). В строке b образ дождя приобретает новое развитие: мысли - непрерывные потоки. lb...мысли - mаntavah 2а...из них...- т.е. богов. 2b...высказывание - mantrа 2с Грозный четырехгранник побивает трехгранник (?) - trirасrim hanti cаturaсrir ugro - (например, в проективной геометрии численный инвариант определяют четыре точки, а не три, как в аффинной, и не две, как в метрической геометрии) Кстати на древне-ведийском: Ади - Один; Пурва - Первый Два, дви, двая - Два; две - двое Эторон - Второй Двандва - Двойственный Три - Три; Трая - Трое Трита - Третий; Трика - Тройка; Трис - Трижды; Траяс - Трое Чатур, чатвар - Четыре, четверо Чатуртха - Четвертый Дашан - Десять; Дашатара - Десятеро Шат, шата - Сто, сотый Шатакрату - Стократный - свойство Индры - экое случайное совпадение сампадана – идти по своему следу) 1 Вы оба одеваетесь в одежды из жира. Ваши непрерывные мысли - непрерывные потоки. Вы подавили все беззакония. О Митра-Варуна, вы следуете закону. 2 Не каждый из них поймет это. Истинно произнесенное поэтами потрясающее высказывание: Грозный четырехгранник побивает трехгранник. Первыми состарились хулители богов. 3 Безногая идет впереди тех, у кого есть ноги. Кто понял это ваше (творение), о Митра-Варуна? Зародыш несет бремя самого этого (мироздания). Он спасает закон, пресекает беззаконие. 4 Мы видим, как отправляется по кругу любовник Девиц, который (однако) не ложится (с ними). (Мы видим,) как он одевается в бескрайние протянувшиеся (одежды). (Вот) любимое установление Митры (и) Варуны. 5 Рожденный не как конь, без поводьев, (однако) стремительный, С громким ржанием он летит спиною кверху. Молодые обрадовались непонятому священному слову, Воспевая перед Митрой и Варуной (их) установление. 6 Дойные коровы, помогавшие (некогда) Маматее, У того же вымени насытили любителя священного слова. Пусть стремится приобщиться к питанию тот, кто знает вехи. Кто хочет покорять устами, пусть сохраняет несвязанность! 7 Я хотел бы, о Митра-Варуна, с помощью поклонения (и вашего) содействия Повергнуть вас, о двоица богов, к наслаждению (моими) жертвенными возлияниями. Наше священное слово да одержит верх в состязаниях! Нам (пусть будет) небесный дождь, ведущий к успеху! При попытке объяснить процесс математического творчества я буду исходить из одного высказывания Пуанкаре, смысл которого состоит в следующем. Всякое, даже очень сложное математическое построение состоит из очень простых логических переходов, каждый из которых не представляет никакой трудности при понимании. Сложное переплетение всех этих простых переходов представляет собой трудную для понимания конструкцию, ведущую к результату. Таким образом, сложное математическое построение представляет собой как бы логическое кружево из мелких стежков очень простой структуры. На одном конце этого сложного куска кружев находится предпосылка, а на другом — результат. Каждый стежок, составляющий кусок кружев, очень прост. Всё в целом сплетение представляется очень сложным. Для понимания его требуется большой опыт и одарённость математика. Процесс математического творчества заключается в сплетении этого сложного логического куска, на одном конце которого находится предпосылка, а на другом — научный результат. Как же математик выплетает то сложное кружево, которое ведёт к желанной цели? Для этого он, по моему представлению, намечает сперва узловые точки будущего куска. Для будущего сложного сплетения следует удачно наметить его узловые точки. После того, как эти узловые точки будут намечены, заполнить оставшиеся пустоты будет легче, чем построить кружево в целом. Для простоты будем считать, что всё сложное сплетение, ведущее от предпосылки к результату, представляет собой последовательность логических шагов, которую нужно пройти. Таким образом, узловые моменты построения состоят из промежуточных утверждений, причём каждое следующее отстоит от предыдущего на некоторое число мелких логических переходов. Если такая последовательность этапов уже намечена, то переход от каждого к следующему становится делом более простым и более видимым. Математик намечает эти промежуточные результаты, пользуясь своим опытом и ассоциативной памятью, позволяющей ему по аналогии улавливать сходство между различными математическими утверждениями и обретать веру без всякой уверенности в том, что переход от каждого этапа к следующему возможен. Если намеченные этапы выбраны удачно и ведут действительно к цели, то потом удаётся восстановить постепенно отрезки всего пути. Такова, по моему мнению, грубая схема математического творческого мышления. Для проведения описанного построения цепочки производится огромное число неудачных проб. Талант заключается в том, чтобы быстро оценить ситуацию, т.е. усмотреть, где находится правильный, а где ложный путь. Среди множества неудачных попыток вдруг обнаруживается и удачная. Это называют иногда озарением. В действительности же это плод огромного труда и отбора из множества негодных путей правильного пути. Жизнеописание Л.С. Понтрягина (1908-1988), математика, составленное им самим. М. 1998 http://ega-math.narod.ru/LSP/book.htm https://coollib.com/b/138925/read § 21. Принцип двойственности в пространстве Уже при сравнении свойств проективного пространства со свойствами евклидова пространства становилось ясным, что введение несобственных элементов придало известную законченность и стройность формулировкам этих свойств. В частности, основные предложения (аксиомы) получили совершенно симметричное выражение по отношению к точкам и плоскостям Н.Ф. Четверухин. Проективная геометрия. Курс для педагогических институтов. М. Учпедгиз, 1953, 1961(7 из-ие) https://vk.com/doc399489626_451518476

Ять: Оум. Проективное мышление. От восприятия к мысли. Род и Рожаницы 19 февраля 2019, 15 часов 53 минуты - Полнолуние. 08 часов 59 минут - Луна (Ф= 1,0) в перигее своей орбиты на расстоянии 356760 км от центра Земли (суперлуние). Се СтарьГраде понехще iдьшя до Iлмер езера i тамо утворяi грд iнь Новь i тамо пребендiехом I ту Свргы первiе ПраЩуре молiхом Се Рд i Роженiець крынье препросiхом I то Дубо Крень Хллеб нашь Сврг iже твряi Свент Бг есе Свенту i Бг Прве i Явiе i Навiе Се бо iмяхомь Оны во iстьву I се iстьва нашiе преборящеть сылы потьеместе i блгу венде якожде ПраОцы обенде твряi о семь Вот, Старый град оставив, пошли к Ильмер озеру И там сотворили град иной Новый И там пребываем. И тут Сварогу, первому Пращуру молим Вот Род и Рожаниц источник просим И того Дуба, Корень, Хлеб наш Сварога, Который творит Свет. Бог есть Света и Бог Прави и Яви, и Нави. Ведь есть Он у нас воистину. И вот Истина наша преоборет силы потемные, и к Благу поведет, как и Праотцев вела, творя о сем Влескнига. Дощечка 15. Новгородская Рис. 15. Золотная вышивка северодвинского кокошника. Начало 19 в. Вологодская гy6. Краеведческий музей. Инв N 3439/22 С.В. Жарникова. Золотая нить. Вологда: Областной научно-методический центр культуры и повышения квалификации, 2003. 221с. https://vk.com/doc399489626_491667727 Ремесло 95: Вологодская вышивка https://vk.com/id399489626?z=video399489626_456239257%2F0fc43fb26a8ca22a95 Полотенце родовое. Лён Полотенце передавалось из рода в род по материнской женской линии. Оберегало род от лихих людей. Бранное двухуточное тканье. Знаки-обереги: ярги-чертогоны повторенные девять paз, лягушки-рожаницы и др. Русский музей народоведения, РМН N РС-9 Кон. 19в. Сольвычегодский край. Русский Север Обрядовые полотенца русского народа https://vk.com/album-49810955_187957221 Историческая справка I. Первый значительный вклад в теорию групп внес Эварист Галуа (1811-1832) при исследовании вопроса о разрешимости в радикалах алгебраических уравнений. Именно Галуа впервые ввел понятие группы и попытался понять как они устроены. До него группы в виде подстановок корней уравнения возникали также в работах Лагранжа (1771), Руффини (1799) и Абеля (1825). В 1830-1832 годах Галуа пришел к понятиям нормальной подгруппы, разрешимой группы, простой группы и сформулировал теоремы о простоте знакопеременной группы А(n) степени n >= 5 и о простоте проективной специальной линейной группы PSL.2(q) при простом q >= 4. Исключительная роль конечных простых групп объясняется тем, что из них может быть построена любая конечная группа. Долгое время исследования групп велись в терминах групп подстановок. В частности, изучался вопрос о кратно транзитивных группах подстановок. Именно на этом пути Эмиль Матье открыл в 1861 году две простые группы М12 и M24. Из них легко получаются простые группы М22, М23. Эти пять групп Матье являются спорадическими (исключительными) группами, так как они не входят в три бесконечные серии простых конечных групп: циклические группы простого порядка, знакопеременные группы степени >= 5 простые группы лиева типа. Удивительно, что шестая спорадическая группа J1 была открыта Звонимиром Янко только в 1965 году. О.В. Богопольский. Введение в теорию групп. Москва-Ижевск: Институт компьютерных исследований, 2002, 148с. https://vk.com/doc399489626_458005677 Простая группа Звонимира Янко 2^3*3*5*7*11*19 = 19*20*21*22 = 55*56*57 Две матрицы А и Б размера 7х7 порождают все другие (например АА, ББ, АБА, ББААБАБББ и т.д., и содержит ровно 2^3*3*5*7*11*19, или 175560 матриц). Элементы матрицы - группа вычетов по модулю 11 (числа 0 - 10) На первый взгляд кажется удивительным, что всевозможные матричные произведения, составленные из A и Б, эквивалентны всего лишь 175 560 матрицам. Ведь сюда входят и произведения, содержащие более миллиона A и Б. Общее число матриц размера 7х7 с элементами из группы вычетов по модулю 11 равно, грубо говоря, 11^49 или 10^51, и, значит, произведения этих двух порождающих матриц составляют среди них лишь ничтожную долю Оум. От восприятия к мысли https://vk.com/doc399489626_492364478

Ять: Ять пишет: Рис. 15. Золотная вышивка северодвинского кокошника. Начало 19 в. Вологодская гy6. Краеведческий музей. Инв N 3439/22 С.В. Жарникова. Золотая нить. Вологда: Областной научно-методический центр культуры и повышения квалификации, 2003. 221с. https://vk.com/doc399489626_491667727 Атхарваведа VII, 85. К Полнолунию Полнолуние в этом гимне персонифицируется то в женском, то в мужском образе. Праджапати (санскр. प्रजापति, prajā-pati IAST, букв. «Владыка созданий») божество, связанное с деторождением, с зачатием, это бог, породивший мир от своего семени. В гимне «неизвестному богу» говорится, что Праджапати был рождён из золотого зародыша (Хираньягарбха, см. Мировое Яйцо), стал «владыкой творения», поддержал землю и небо, укрепил солнце, измерил пространство, дал жизнь и силу; Праджапати властвует над двуногими и четвероногими, его руки — стороны света. Гимн cопровождает жертвоприношения, совершаемые в ночь полнолуния. Размер: триштубх, стих 2 — ануштубх. 1 Полная сзади, а также полная спереди, (Полная) со средины победила ночь полнолуния. Живя в ней вместе с богами, с величием, Пусть наслаждаемся мы подкреплением на спине неба! 2 Мощному быку полнолуния Мы приносим жертвы. Пусть он даст нам непреходящее, Неисчерпаемое богатство! 3 О Праджапати, никто другой, кроме тебя Не породил все эти формы, охватывая (их). С каким желанием мы совершаем тебе возлияния, да сбудутся они для нас! Пусть станем мы господами богатств! 4 Ночь полнолуния была первой достойной жертв Из дней и ночей во время (обрядов,) что длиннее ночи. Кто тебя услаждает жертвами, о достойная жертв, Те творцы благих деяний отправились на твой небосвод.

Ять: Ять пишет: Полотенце родовое. Лён Полотенце передавалось из рода в род по материнской женской линии. Оберегало род от лихих людей. Бранное двухуточное тканье. Знаки-обереги: ярги-чертогоны повторенные девять paз, лягушки-рожаницы и др. Русский музей народоведения, РМН N РС-9 Кон. 19в. Сольвычегодский край. Русский Север Обрядовые полотенца русского народа https://vk.com/album-49810955_187957221 СВАСТЕХОМ - жили/ живем/ будем жить в благополучии А тако Бзема храненсте будева а нiже с по цено трацемо сынi сва а све дщере а тако жены А будехом просте сва уже i свастехом А не бяхом сметенты еже iдша на челе рате а одерень се доть ве све а ходяхом бо нiже псiе Потомiце сме Славуне а грдi сме бытi можашем а не брежехом ества То бо Магура спЪва пЪсне сва до сЪще А тая Птыця од Iнiтра iде бо НIтро бя а пребенде до вЪк Iнтра само Кiе да Паруне все бране абысте Тоiе да вржешет iу Да прiбде Ярове наше до лунче А лЪпе iмемо сен согмiзете нiколi бо сва бытi одереньце а жрятi бозем iхва И так Богами хранимы будете, а чем ни за что терять [нам] сынов своих и своих дочерей, да и жен. И будем просто свои уже и жить в благополучии (свастехом - ср. тж. санскр. svasthata - здоровье; благополучие; покой). И не были [бы] [мы] смятенны, [мы,] которые шли [бы] на челе ратей, и в рабство [не] отдаться всем, и ходили [бы] [мы] ведь не как псы. Потомки мы Славных, и героями быть можем, а не бережём ества. Вот ведь Магура поет песни свои к сече. И та Птица от Интры идет, потому как Интра был и пребудет Интрой только, Который дает Паруне все брани, чтобы Тот поверг их, чтобы пришел Ярый наш в лунче. И лучше нам пропасть, но никогда по своей воле [не] быть рабами и жертвы [не] творить Богам их. Влескнига II: Исходные тексты. Буквальный перевод. Перевод с древнерусского, подготовка древнего текста, примечания: Николай Владимирович Слатин. Омск, 2006. 496c. https://vk.com/doc399489626_449257582 Первоначально я воспринял слово СВАСТЕХОМ как перфектную форму глагола 1 л. мн. ч., сопоставив это слово с санскритским svastika, которое этимологизируется из санскр. su добро, благо + asti, быть, что дает общее значение „благоденствие; благополучие; процветание; удача; успех; счастье; благословение" (ср. тж. санскр. svasthata здоровье; благополучие; покой). Поскольку в текстах Влескниги имеется ряд слов, до сих пор считающихся „чисто санскритскими", то представляется, что это дает возможность рассматривать это слово как личную форму от инфинитива СВАСТЕТI, т.е.: 1. перф. ф. / л. мн. ч. [вы с нами] жили/ живем/ будем жить в благополучии, с прибавлением глагольного окончания - тi. Дальнейший анализ слова СВАСТЕХОМ позволяет предположить еще один вариант, от СВА „свой" + 2 личных глагольных окончания СТЕ + ХОМ, что дает общий смысл „свойствуете вы с нами", т.е. „являетесь вы с нами своими", „живете вы с нами своими и со своими". Такое значение кажется вполне приемлемым, ведь жить своими и со своими, со своими-то Богами и на своей земле - это как раз и есть „благоденствовать".

Ять: Оум. Проективное мышление Паскаля. От восприятия к мысли 114 Всякий раз мы смотрим на вещи не только с другой точки зрения, но и другими глазами - поэтому и считаем, что они переменились 265 Мыслящий тростник. Наше достоинство - не в овладении пространством, а в умении здраво мыслить. Я ничего не приобретаю, сколько бы ни приобретал земель: с помощью пространства Вселенная охватывает и поглощает меня, как некую точку; с помощью мысли я охватываю всю Вселенную 364 Людей можно разделить лишь на три категории: к первой относятся те, что обрели Бога и служат Ему; ко второй - те, что, не обретя, ищут Его; к третьей - те, что существуют, не обретя и не утруждая себя поисками. Первые разумны и счастливы, третьи безумны и несчастны, те, что посередине - несчастны и разумны 395 В вопросах веры следует быть до конца честным: истинные язычники, истинные иудеи, истинные христиане 479 Мы постигаем истину не только разумом, но и сердцем: именно сердце помогает нам постичь начало начал, и тщетны все усилия разума, неспособного к такому постижению, опровергнуть доводы сердца. Пирроники, которые лишь этим и занимаются, зря тратят время. Мы знаем, что ничего не примыслили, а бессилие доказать нашу правоту с помощью разума свидетельствует не о шаткости обретённого нами знания, как утверждают пирроники, а о слабости этого самого разума. Ибо мы не менее твёрдо убеждены в том, что наравне с существованием пространства, времени, движения, чисел, существует некое начало начал, нежели во всём, чему нас научил разум. Вот на эти знания, обретённые с помощью сердца и инстинкта, должен опираться разум, из них он должен исходить в своих рассуждениях. Сердце чувствует, что пространство трёхмерно и что чисел бесконечное множество, и уж потом на этой основе разум доказывает, что два возведённых в квадрат числа никогда не бывают равны друг другу. Основные начала мы чувствуем, математические положения доказываем, то и другое непреложно, хотя приобретаются эти знания разными путями. И равно смешно, равно бесплодно разуму требовать от сердца доказательств существования начала начал - иначе он не поверит в него, - а сердцу требовать от разума чувством воспринять математические положения - иначе оно их отвергает. Итак, подобное бессилие разума должно сбить спесь с него, жаждущего быть полномочным судьёй всем и всему, не поколебав при этом нашей уверенности. Будь на то Господня воля, мы никогда не нуждались бы в нём и всё существенное познавали бы с помощью инстинкта и чувства. Но природа отказала нам в этом благе, она отмерила нам более чем скудные познания именно в самом существенном, меж тем как все прочие сведения мы и впрямь обретаем с помощью разума. Вот почему те, кого Бог сподобил обрести веру по велению сердечного чувства, так счастливы, а их убеждения так неколебимы. Что же касается всех прочих, нам остаётся одно - склонять этих людей к вере доводами разума в ожидании, пока Господь не откроет их сердцам истину, ибо только вера, идущая от сердца, возвышая человека над всем человеческим, обещает ему вечное спасение Начала математического познания отчетливы, но в обыденной жизни неупотребительны, поэтому с непривычки в них трудно вникнуть; зато всякому, кто вникнет, они совершенно очевидны, и только совсем дурной ум не способен построить правильного рассуждения на основе столь самоочевидных начал Стало быть, ум математический будет правильно работать, только если ему заранее известны все определения и начала, в противном случае он сбивается с толку и становится невыносимым, ибо правильно работает лишь на основе четко сформулированных правил 481 Человек не умом, а сердцем чувствует Бога. Это и есть вера: не умом, а сердцем чувствовать Бога Блез Паскаль. Мысли. Составление, послесловие и комментарии И. Бабанова, перевод Э. Линецкой. СПб.: Северо-Запад,1995 Книгу, изданную санкт-петербургским «Северо-Западом», иначе как прелестной и роскошной не назовешь: толстый (574 страницы) том с золотым тиснением на обложке и цветным портретом Паскаля кисти художника XVIII века К.Жиродона. Под стать высочайшей полиграфической культуре и содержание. Дело здесь в том, что «Мыслей», как таковых, Блез Паскаль не писал — он работал над «Апологией христианской религии», главным трудом своей жизни. После смерти философа в руках его друзей, задумавших издать «Апологию», оказалось двадцать семь папок с записями, а также еще около шестисот отдельных фрагментов, которые необходимо было систематизировать. Выяснилось, что примерно пятая часть всех сохранившихся записей Паскаля прямого отношения к замыслу «Апологии» не имеет, и это создавало (и до сих пор создает) определенные сложности в классификации текстов. И прежде всего потому, что для самого Паскаля проблема эта была принципиально важной: «Пусть не корят меня за то, что я не сказал ничего нового. Ново уже само расположение материала!» ...Составитель И. Бабанов с научной добросовестностью указывает, что за основу конструкции текста «Мыслей» взято французское издание: Pascal. Oeuvres completes. Paris, 1954 http://magazines.russ.ru/inostran/1996/9/sr_kn.html 2. Логика сердца. Теория ценностей Мысль Паскаля движется, как мы видим, между наукой и религией. Наука приводит его к идее трансцендентности, трансцендентность приводит к научной проблеме о границах человеческого разума. Однако жизнь Паскаля не исчерпывается этим интересов к науке и к религии. Паскаль был живым человеком своей эпохи, ему не чужды были светские интересы окружающей его общественной среды. Вокруг него развертывался светский мир эпохи французского барокко с его салонами, гостиным остроумием, нарядами светских красавиц, изощренным острословием салонных философов и французских вольнодумцев, с ханжеством официальной церковности, - короче говоря, со всем его умом и всей пустотой, со всеми его положительными и отрицательными ценностями. И перед ним вставала задача отделить в этом мире прекрасное от отвратительного, высокое от низменного, наконец, добро от зла. Все это требовало суждений, но не теоретических, как в науке, но суждений о ценностях. Постановка философской проблемы ценностей была его неоценимой заслугой в истории человеческой мысли. Те понятия, которые применял Паскаль для обозначения суждений о ценностях, доказывают, что он предвосхитил то, что было сделано современной философией. Он первый высказал мысль, что ценностные суждения являются суждениями нашего чувства, а не суждениями математического рассудка. Ценности не усматриваются теоретическим разумом, но они чувствуются. Для этого нужно, однако, обладать очень тонкой способностью чувствовать. Такое чувствование не есть расплывчатая сентиментальность, не есть субьективная фантазия, но некая особая способность суждения. У Канта она была названа практическим разумом. Паскаля прежде всего интересуют моральные ценности, потом ценности эстетические, наконец, ценности политические, правовые и т.п. Относительно каждой вещи можно спросить, имеет ли она какой-нибудь смысл или какую-нибудь ценность? Различение положительной и отрицательной ценности добра и зла есть особый род суждений - не суждений разума, но суждения сердца. И подобные суждения имеют свою очевидность, они могут быть своеобразно доказаны. - Доказательства эти, - говорит Паскаль, - иного рода, чем те, которые применяются в геометрии. - Сердце имеет свою логику, которая не известна рассудку. Сердце имеет свой собственный порядок идей, отличный от рассудочного порядка. Можно удивляться, что французская философия, которая исследовала и истолковывала каждую строчку в сочинениях Паскаля, не заметила у него поразительного открытия - логики сердца и основанных на ней суждений о ценностях. Бруншвиг и Бутру в прекрасном издании полного собрания сочинений Паскаля заметили, что он был близок к открытию теории бесконечно малых, т.е. дифференциального и интегрального исчисления, но они ни слова не говорят о его теории ценностей. Поль Валери совершенно упустил из виду эту сторону воззрений Паскаля, утверждая, что его попытка установить отличие между духом геометрии и тем рафинированным духом совести, который характерен для установления ценностных суждений, по существу своему не ясна и смутна. Если мы возьмем новое и лучшее издание французского философского словаря (под редакцией Андрэ Лаланда, сочинение, награжденное премией Французской академии) и посмотрим там слово ценность, мы увидим там, что будто бы понятие это изобретено в Германии известными теологами Ричлем и В. Германом. От них оно перешло к Гарнаху и Геффидингу. Об идее ценности у Паскаля в этом словаре нет не единого слова. Ничего не говорится также о Максе Шелере и Николае Гартмане. Но Шеллер и был первый из философов, который открыл у Паскаля мысль о логике сердца. На этой идее построил он свою теорию ценностей, которую продолжил Гартман и которая отразилась в психологии Юнга. Шелер показал, что ценности располагаются в особом иерархическом порядке.Эта идея о порядке ценностей была также предвосхищена Паскалем. Для него моральные ценности являются самыми высшими. Моральное суждение для человека важнее, чем теоретическое суждение науки, так как оно определяет всю жизнь и всю судьбу человека. Мы видим здесь предвосхищение учения Канта о примате практического разума, что часто игнорируется в истории философии. Еще выше, чем моральные ценности, Паскаль ставит ценности религиозные, и из них главную - святости. Святостью в полном смысле этого слова обладает только абсолютная личность Бога. Здесь открывается самое высокое, что может чувствовать сердце. - Сердце, - говорит Паскаль, - открывает Бога, а вовсе не разум. - Сердце любит Высшее Существо, как светящееся естественным светом. - Через мораль открывает Паскаль Трансцендентное Святое, зовущее к совершенству, - именно Бога-Отца. Для Паскаля, как и для Достоевского, без Бога нет добра и зла, - без Бога все дозволено!.. Б.П. Вышеславцева Вечное в русской философии. Глава XII. Паскаль. Нью-Йорк. 1955 https://vk.com/doc399489626_455656012 Сочинение выдающегося французского геометра Паскаля появилось в виде афиши, которая должна была привлечь внимание к его основной работе о конических сечениях Свой первый труд Паскаль назвал «Опыт исследования конических сечений» (Париж, 1649). Он написал его в возрасте 16 лет. В этом замечательном сочинении уже была дана теорема о шестиугольнике, вписанном в коническое сечение, которая носит имя Паскаля. Последний предполагал разработать полную теорию конических сечений и, по свидетельств Шаля, получил из своей теоремы, которую он называл Hexagramma mysticum, до 400 следствий. Значение этой теоремы для теории конических сечений чрезвычайно велико, так как она устанавливает проективную связь шести точек конического сечения. Если пять из этих точек считать данными, то они определяют коническое сечение, и любая шестая точка («текущая») должна удовлетворять некоторому условию, которое и выражает теорема Паскаля Таким образом, эту теорему можно рассматривать как своего рода «проективный эквивалент» уравнения конического сечения. § 38. Основная теорема для рядов и пучков второго порядка. 1. При образовании ряда второго порядка с помощью проективных пучков S1 и S2 роль центров этих пучков S1 и S2 отличалась от роли всех остальных точек ряда второго порядка. Покажем теперь, что этого отличия на самом деле нет и что любая точка ряда второго порядка может служить центром одного из образующихся пучков. С этой целью докажем следующую фундаментальную теорему: Точки ряда второго порядка проектируются из любых двух точек этого ряда двумя проективными пучками. Теорема Паскаля может быть формулирована следующим образом: Во всяком шестиугольнике, вершины которого принадлежат ряду второго порядка, три точки пересечения противоположных сторон лежат на одной прямой (прямая Паскаля). Н.Ф. Четверухин. Проективная геометрия. Курс для педагогических институтов. М. Учпедгиз, 1953, 1961(7 из-ие) https://vk.com/doc399489626_451518476 П.С. Александров. Лекции по аналитической геометрии, пополненные необходимыми сведениями из алгебры. М.: Наука, 1968. 912с. https://vk.com/doc399489626_492594234

Ять: Оум. Проективное мышление. От восприятия к мысли. Принцип двойственности Я, носящий весь земной шар На мизинце правой руки, Тебе говорю: Ты! Так я кричу, И на моем каменеющем крике Ворон священный и дикий Совьет гнездо, и вырастут ворона дети, А на руке, протянутой к звездам, Проползет улитка столетий. Велимир Хлебников 7 декабря 1917, 1922 Хлебниковские игры. Дилогия (Путешествие с двойником. Доски судьбы). Режиссер: Елена Саканян. 1992-1994 https://vk.com/id399489626?z=video-35021859_164357226 Двойственность пространства и времени (“Государство Времени” в противовес “Государству Пространства”: Пусть Млечный Путь расколется на Млечный Путь изобретателей и Млечный Путь приобретателей...изобретатели в полном сознании своей особой породы, других нравов и особого посольства отделяются от приобретателей в независимое государство времени (лишенное пространства)[3, т.V, с.150–153] В.В. Бабков. Между наукой и поэзией: “Метабиоз” Велимира Хлебникова. РГАЛИ ф. 527 оп. 2 ед. хр. 50. 1993г. https://www.ka2.ru/nauka/babkov_2.html РигВеда X, 72. К Богам От Адити родился Дакша, От Дакши же Адити (ср. тот же тип отношений между Пурушей и Вирадж в X, 90, 5). Ведь (это) Адити родилась, О Дакша, которая дочь твоя. Вслед за ней родились боги, Счастливые, бессмертию сродни. Адити (aditi букв. несвязность, бесконечность) - богиня, персонифицирующая абстрактный принцип; мать класса богов - Адитьев Дакша (daksa букв. умелый) - один из Адитьев; называется одновременно сыном и отцом Адити (а также бога Агни) и отцом богов РигВеда. Мандалы I-IV. перевод Т.Я. Елизаренковой https://vk.com/doc271202244_457474418 443 Я понимаю, что меня могло бы и не быть: мое “я” — в способности мыслить, меж тем я не появился бы на свет, если бы мою мать убили прежде, нежели я стал одушевленным существом; следовательно, меня нельзя считать существом необходимым. Точно так же я не вечен и не бесконечен, но все в этом мире говорит мне о том, что существует Некто необходимый, вечный и бесконечный 445 Бесконечное движение, точка, все собою заполняющая, момент покоя; бесконечность, которую не исчислить, неделимая и бесконечная 446 Если вечное Существо существует хотя бы мгновение, Оно существует всегда. 265 Мыслящий тростник. Наше достоинство - не в овладении пространством, а в умении здраво мыслить. Я ничего не приобретаю, сколько бы ни приобретал земель: с помощью пространства Вселенная охватывает и поглощает меня, как некую точку; с помощью мысли я охватываю всю Вселенную Блез Паскаль. Мысли. Составление, послесловие и комментарии И. Бабанова, перевод Э. Линецкой. СПб.: Северо-Запад,1995 https://royallib.com/read/paskal_blez/misli.html#0 Воспоемо Слву Суражiу а такожде мыслiхом до вчерЪ а пентократо слвiхом Бзi ве дене Пiiмо бо сурiцу в знак благъстi а обцностще со Бзi кii бо суте во Сврзiе тако бо пiоут за щасте нь Воспоём Славу Суражу – и такожде мыслим до вечера, и пятикратно славя богов во дне – пьём сурицу в знак благости и общности с богами, кии бо суть во Сварзе – тако же пьют за счастье наше Евгений Овчинников. Золото Русов. Поэтическое Наследие Предков - Влескнига, Москва, 2010г. http://box0312.narod.ru/files/velesova_kniga-content.htm

Ять: Оум. Проективное мышление. Мифолого-гео-климатический анализ Влескниги Русь бо твърiся од полуноще - Дощ.4г 4. Предварительные итоги Краткий мифологический анализ «Влесовой книги» показал, что мифологический субстрат ее подлинный, схемы мифостационаров соответствуют эталонным схемам, а мифостадиал проистекает в последовательности, адекватной последовательностям всех мировых мифостадиалов. Все это позволяет утверждать, что «Влесова книга» нуждается в серьезном научном исследовании, т.к., по всей видимости, она является неизвестным и чрезвычайно ценным источником мировой (и славянской в т.ч.) мифологии - Е. Курдаков 2. Метод исследования Предлагаемый метол анализа «Влесовой книги» - есть итог исследования шести мировых мифосистем (китайской, египетской, греческой, ветхозаветной, ведийской, северорусской). При изучении этих систем обнаружилась уверенно повторяющаяся последовательность мифологических событий, которые при сопоставлении выстроились в единообразный и равнопроистекаемый мифологический стадиал. Возникло предположение, что он отражает какие-то реальные планетарные события, проистекавшие на глазах предков-мифосоздателей. Предположение полностью подтвердилось при сравнении мифостадиала с последовательностью геоклиматических явлений земли на протяжении антропогена (от 66 тыс лет до н.э.) Возникло убеждение, что человеческие мифы - это Память вида,- которые в связи с эсхатологической окраской их имеют предупреждающее значение. Такое понимание мифологии позволило с достаточной точностью определить функции тех или иных богов (царей, патриархов, князей и пр.), т.е. мифосимволов отдельных стадий, их взаимоперетекания и столкновения, а также те реальные природные состояния и силы, которые они олицетворяют. Создалась возможность построить жесткие мифостадиальные схемы, безошибочно локализующие в себе даже те богосимволы, семантика которых стерлась со временем. На эти выводы, схемы (несколько упрощенные здесь) и мифостадиальные таблицы мы будем опираться при анализе мифологического состояния «Влесовой книги», что позволит безошибочно определить, насколько оригинален мифосубстрат книги. Необходимо лишь заметить, что само это предварительное, оценочное исследование не предполагает большого объема, а значит, и не позволяет широко продемонстрировать метод, подробно изложенный в исследовании «Память вида», находящимся у автора на правах рукописи. Поэтому описание будет предельно кратким. Схема 1 - это меридиональный разрез Планеты, находящейся в ситуации, когда ось ее вращения перпендикулярна плоскости орбиты. (Подробнее об этом в монографии «Память вида», где приведен перечень неоспоримых доказательств, как геоклиматических, так и мифологических, того, что мы здесь коротко обозначили). Лишь при таком состоянии Земли на ней могли существовать три отчетливо различимых полосы: ледниковая, жилая-приледниковая и зона прямого Солнца с редкими оазисами жизни. Мощная приледниковая конденсатная облачность прикрывала собою зону жилой полосы, где царил постоянный антициклон с подтоком юго-западных ветров и из-за отсутствия экцентриситета не происходило смены времен года, и т.д. Схема 2 - это тот же меридиональный разрез Планеты, но развернутый в плоскость, именно так и представлялась мифологизируемая Ойкумена нашим пращурам. Цифровые обозначения обеих идентичны, а семантические соотношения приведены в таблице пояснении. Таблица соотношений геогляциальных явлений антропогена (60-18 тыс. лет до н.э.) и их мифологических символов для стационарного состояния Реалии (схема 1, стр. 184) 1. Ледниковая приполярная зона. 2. Жилая полоса под прикрытием приледникового конденсатно-облачного покрова. 3. Зона прямого солнца, вечно испепеляющего света. 4. Приполярная ледниковая шапка, вершины - до 5-6 км. 5. Вершины ледника, освещаемые солнцем со световой рефлексией на жилую полосу. 6. Облачный конденсатный покров над жилой зоной. 7. Солнце, наблюдаемое от полосы жизни. 8. Солнце, наблюдаемое над полосой прямого света. 9. Солнце. 10. Спорадическое изменение угла наклона оси вращения Земли относительно плоскости орбиты. Причины гороскопической неустойчивости планеты. 11. Пространство над зоной прямого солнца. 12. Пространство над облачностью. 13. Пространство Севера. 14. Пространство Юга. Мифы (схема 2, стр. 184) 1. Мифологическая зона Предков - Тьмы, Хаоса - Смерти. 2. Пространство Прародины, Золотого века, Срединной страны. 3. Земля Огня, Пустыня правого Огнесолнца, мифологич. Египет. 4. Мировая гора, водоскованное пространство, Вал земли. 5. Венец Мировой горы, Ореол Богоматери, Красный купол, Светоносная субстанция. 6. Твердь небесная, Крылья-рукава Богоматери, Река жизни. 7. Низкий, прищуренный, спеленутый Солнцебог, живоносный. 8. Огнеразящий Солнцебог, небесный жар. 9. Общесолнечный Бог-предок. 10. Хтоническое (подземное) богосущество, иногда разнонаправленная двусистема хтонических существ, толкающих, колеблющих Землю. 11. Огненная река, порою существа-пожирателя. 12. Жизнетворное пространства. 13. Ранние богосимволы, Кузнецы. 14. Ранние богосимволы Огня Солнца. Обобщенный мифологический стадиал, соответствующий геоклиматическим стадиям Земли (60-2 тыс. лет) Е. Курдаков. Влесова книга. К вопросу о подлинности. Альманах писателей Сибири. Мангазея 1995(3).с .181-204 https://vk.com/doc399489626_493539857 http://knigavelesa.narod.ru/ раздел статьи Спасибо Worga за скан этой статьи

Светлаока: Ять пишет: Оум. От восприятия к мысли Сегодня в ночь МахаШиваратри у ариев хинду https://www.jyoti.ru/article/6294 Ом намах Шивайя..

Ять: Оум. Проективное мышление. Мифолого-гео-климатический анализ Влескниги «Есть два взгляда на мифологию, друг другу противоположные: один из них принадлежит науке, другой — современной схоластике. Одни думают, что мифология есть цвет, высшее проявление духовной жизни народа, в котором сходятся все другие жизненные отправления народного организма, как в центре. По этому воззрению точное исследование жизни народа невозможно без глубокого внимания к его мифологии...Другой взгляд на мифологию принадлежал нашим схоластикам, воспитанным на чтении разной книжной ветоши. Они не могут простить народу его языческого заблуждения и карают все его старинные песни, обычаи, называя их срамными и стыдными обычаями треклятых эллин, песнями бесовскими и дьявольским наваждением» [Котляревский 1889, с. 189]. ...В основе славянской мифологии, по мнению Афанасьева, лежит противопоставление света и тьмы. «Противоположность света и тьмы, тепла и холода, весенней жизни и зимнего омертвения — вот что особенно должно было поразить наблюдающий ум человека», — полагает ученый [I, 62]. «Свет и тьма» — так озаглавлена вторая глава ПВСП (Поэтические воззрения славян на природу. М., 1865-1869. Т.1-3), с которой собственно и начинается изложение славянской мифологии. …Сходные положения развивал и Д.О. Шеппинг; в частности, он констатировал, что славянин присвоил «противоположные явления дня и ночи, солнца и тени, жара и холода, жизни и смерти... духовному миру своих религиозных понятий» [Шеппинг 1849, с.13]. ...Опираясь на работы своих предшественников, Афанасьев проследил, как на основе простейших оппозиций, обусловленных эмоционально-чувственным восприятием и наблюдениями над реальными природными явлениями, выстраивается целая система мифологических представлений. Например, он отмечает, что «слова, означающие свет, блеск и тепло, вместе с тем послужили и для выражения понятий блага, счастия, красоты, здоровья, богатства и плодородия; напротив, слова, означающие мрак и холод, объемлют собою понятия зла, несчастия, безобразия, болезни, нищеты и неурожая...» [I, 94]. Здесь последовательно соотнесены друг с другом: свет — мрак, тепло — холод, благо — зло, счастье — несчастье, красота — безобразие, здоровье — болезнь, богатство — нищета, плодородие — неурожай. А.Л. Топорков. Теория мифа в русской филологической науке XIX века. М.: Издательство «Индрик», 1997. 456с. (Традиционная духовная культура славян/Современные исследования) https://vk.com/doc399489626_493956534 Итак, напомним некоторые итоги мифостадиального анализа шести основных мифосистем мира (т.е. выводы «Памяти вида»). В любой мифологической системе существует некий начальный Стационар, образно говоря - «отстойник богов», где запечатлены неподвижные богосимволы (древнегреческий Олимп, ведическая семья Адити, ветхозаветная династия Адама и т.д.), и - символы организации пространства, обозреваемого всегда с Запада — на Восток. Здесь мы опустим объяснения довольно непростых условий именно такого мировосприятия, нужно лишь добавить, что Север и Запад в некоторых мифосистемах как бы совмещаются, что объясняется реальным сдвигом пространства, произошедшим на глазах мифоносителей, но об этом позже. На этом мифопространстве - слева (т.е. с Севера) располагается Священная Мать-Гора (символ водохранительницы и Матери Солнца) со своим порождением - Животворящей небесной Твердью, прикрывающей собою Жилое пространство - центральную полосу Ойкумены, мифологическую прародину. Справа от нее (т.е. с Юга) простирается смертельная полоса Огня, пустыни, вечного жара (Египет некоторых древних мифологий, т.е. Аг-пет, Огнепуть) - Aijuptoz - гр.). Это триединое пространство имеет над собою триединое Солнце, представляющее из себя сумму Солнца Жилого пространства, Солнца Правого Огня и общего, объединяющего их символа - Солнца-отца. Внутри этой простой мифоконструкции в «разрезе» ее с Севера на Юг и развиваются мифостадиальные события. Земные реалии, адекватные мифологическим - ни что иное, как поочередно надвигающиеся волны тепла и холода, связанные с эпохальными изменениями наклона оси Планеты по отношению к Солнцу. Мифологические же объяснения этих явлений просты и не превышают пределов реального мироощущения, хотя привычно сакрализованы. Чаще всего причиной планетарных сдвигов видится некое хтоническое существо, колеблющее землю. Оно или двуглаво (китайский вепрь Бинфэн), или двурого (египетский бык Бата), или имеет трезубый символ (греческий Посейдон) и т.д. (Двунаправленность действий определяет как раз двойные змееборческие циклы во всех мировых мифосистемах...) Итак, это предельно сжатые основные черты универсального мифологического Стационара, который в дозмееборческом виде может нести черты Золотого века (что не меняет его сущности и набора Богов), где организующим является символ Жилой полосы (Дакша - ведийской мифологии, Ди-ку - китайской, Дагон - ветхозаветной, Дюк Степанович - мифологии старин и т.д.). Поэтому именно Стационар является наиболее точным определителем наличия развитой мифосистемы, которая должна иметь не менее 8 обязательных богосимволов (Октоада египетской мифологии, Восьмерка раннего Олимпа и Восемь сынов Адити и т.д.), с хорошо обозначенными функциями. ...Но мифостадиал любой мифосистемы не ограничен Стационаром,- именно внутри него и начинают проистекать некие мифологические движения, которые принято называть Змееборчеством. Это, как мы уже упоминали, есть ничто иное, как последовательные надвигания на Жилую зону холодных или жарких пространств, связанные с колебаниями оси Земли. Таких движений человеческая мифологическая память зафиксировала два, т.е. соответственно они имеют две пары противоборствующих богосимволов, которые можно обозначить, как Правые и Левые Змеи, в соответствии тому, с юга или с севера проистекали катаклизмы. В связи с этим нужно обратить внимание на схему 3 - «Универсальная схема мифостадиальных змееборческих сюжетов», где на спокойном прежде пространстве Стационара последовательно разворачиваются змееборческие сюжеты. Все это, реальное и мифостадиальное движение состояний Земли от Стационара - до наших дней исчерпывающе демонстрирует таблица Обобщенный мифологический стадиал, соответствующий геоклиматическим стадиям Земли (60-2 тыс. лет) Мифостадиальные символы / Геоклиматические стадии: Боги неизвестны / Ранний Вюрм Самые ранние солнцебоги, праотцы / Средневюрмское потепление I. Время золотого века / Поздний Вюрм. Резкое похолодание Прародина с Великой Горой-матерью. Солнцебоги - спеленутые, прищуренные. Мир под твердью. Триединство пространства. Предзмееборческий мифологический Стационар II. Первый змееборческий этап. Солнце / Потепление Беллинг Холодный змееборческий этап / Похолодание. Ранний дриас Второй змееборческий этап. Солнце / Потепление Аллеред Второй холод. Тьма, предкатастрофа / Похолодание. Поздний дриас Время жертвы, сгорания, исхода / Резкое потепление III. Этап новосолнечных богов. Старые боги уходят в миры предков. Солнцебоги женятся на водосимволах / Бореальные явления, система времен года IV. Этап богоблагодетелей, богинь земли, культы покрова и успения. Сакрализация потопных явлений / Климатический оптимум, (атлантик). Затопление земель, облесение пространств V. Этап полной стабилизации. В конце его - рецидивы змееборческих сюжетов. Окаменение богов / Засушливый период, субатлантик. Опустынивание земель Е. Курдаков. Влесова книга. К вопросу о подлинности. Альманах писателей Сибири. Мангазея 1995(3).с .181-204 https://vk.com/doc399489626_493539857

Ять: Оум. Проективное мышление. Мифолого-гео-климатический анализ Влескниги ...Стыкраты пощiнасе Русе а стыкраты розбiена бя од полуноще до полудене ...тако скътi вЪдша ПраОцове наша а бя Оцем Орiем до крае Руська веденi поневждi тамо пребытi А утрпенiа многая несоуща ранi а хлудне Се тако отыдша до сiу а тако оуселiщася огнiщаны на земЪ РуштЪi То бо се оутворi за двiе теме до суть А по тема двЪ темi врязi прiдоша - Дощ.2а,б И, наконец, для того, чтобы до конца уяснить не только метод, при помощи которого мы будем отыскивать возможные мифологические стадии Влесовой книги, но и чрезвычайно важное значение того, что мы исследуем, приведем резюме монографии «Память вида», которое итожит исследование шести мировых мифосистем: 1. Мифы единоисходны и равнонроистекаемы, ибо это память вида. 2. Мифы проистекают в последовательности, жестко связанной с общей последовательностью геоклиматических стадий Земли, и образуют повторяющуюся во всех вариантах и традициях единую систему Мифологического Стадиала. 3. Мифы в подобном понимании - совершенно достоверное и объективное информпространство прошлого Земли и Вида, датирующееся с высокой точностью. 4. Мифические герои, цари, боги - суть не люди и судьбы, но символы пространственно-временных климатических состояний и процессов. 5. «Чистых» мифологических систем не существует, в своем большинстве они представляют совокупности мифологических традиций, равно в той степени, в какой совокупны и сами этносы-мифоносители. 6. Мифологические системы находятся на постоянном контроле обрядах, календаря, этнографии (в т.ч. фольклора), знаковых систем и языка,- в единосвязанном состоянии,- ибо имеют под собой все тот же реальный субстрат мифологического стадиала. Контрольные системы заключены также в литургических комплексах большинства религий, построенных также на базе мифостадиала. 7. В этой ситуации проблема «происхождения» языка и обряда видится как необходимость знакового «обвременивания» пространства, начавшего терять свою стабильность и угрожать существованию вида, что потребовало выработки способа организации определенных систем «незабываемости» и помещения их в координатно-временные символы Памяти вида, т.е. в мифы. 8. Мифы эсхатологичны и апокалиптичны, следовательно они, как Память вида, несут охранно-предупреждающее значение, равное, примерно, биологической памяти многих видов животных, спонтанно и единовременно покидающих пространство обитания. 9. С какого-то состояния и этапа каждая мифосистема уходит во флуктуацию и наращивается собственным автономным эпосом или избранной религией, которые, в отличие от мифа Памяти вида, имеют локальное значение памяти этноса, демонтируя этим задачи Памяти Вида. 10. Глобальное забвение видом Гомо сапиенс собственной предупреждающей памяти, связанной с уходом ее в различные флуктуации, позволяет утверждать, что языково-мифологическая система, как охранный механизм, или не сработала, или она оказалась недостаточной для охвата макроритмов Земли. Универсальная схема мифостадиальних змееборческих сюжетов Символ триединого солнца Солнце над пеленой - Дуалитермы - Солнце открытое Река жизни /твердь/ Ледник Зона льда - Полоса жизни - Зона огня Левая, водная - Срединная прародина - Правая, солнечная Хтонические силы Вторжения: Змеи правые 1. Первое, жаркое /Аллерёд/ 2. Второе, жаркое /Гёллинг/ Змеи левые 3. Первое, холодное /Дриас/ 4. Второе, холодное /Позд. дриас/ Накопители: 5. Северный /западный/ накопитель левых холодных вторжений 6. Южный накопитель правых горячих вторжений ...Здесь необходимо отметить, что наличие нескольких традиций — это один из важных признаков любой развитой мифосистемы, причем, как правило, они накладываются друг на друга равно в той степени, в какой совокупны этносы-мифоносители (А то бедехшемо Кравенце - А Скуфе Антiве Русы Борусень а Суренжецы). Е. Курдаков. Влесова книга. К вопросу о подлинности. Альманах писателей Сибири. Мангазея 1995(3).с .181-204 https://vk.com/doc399489626_493539857 Как же определяются во «Влесовой книге» противоборствующие природные силы и в какой последовательности они проявляются? Некоторые предварительные наблюдения можно сделать по выписанным здесь текстам. Во-первых, известно, что было Две Тьмы (Дощ. 2а,б), с которыми связано наступление холодов, ставших особенно жестокими во Вторую Тьму. Это абсолютно согласуется с геоклиматическими позднеледниковыми стадиями, с ранним и поздним дриасом, где последний был предельно суровым - Е. Курдаков. Влесова книга. К вопросу о подлинности. 1994. Новгород ...Стыкраты пощiнасе Русе а стыкраты розбiена бя од полуноще до полудене ...тако скътi вЪдша ПраОцове наша а бя Оцем Орiем до крае Руська веденi поневждi тамо пребытi А утрпенiа многая несоуща ранi а хлудне Се тако отыдша до сiу а тако оуселiщася огнiщаны на земЪ РуштЪi То бо се оутворi за двiе теме до суть А по тема двЪ темi врязi прiдоша ...а земе беряi од Хъзаром до роуце сва тем бо одерене работахомо Бя нароуд родiщеск Iльмерстii а сто корежене о дво ста Народо наш яко прiде поздЪ до Русе земЪ а селiщеся среде Iльмерштi Тii бо суте брачке наше а намо...подобi соуте Аще колiво роужнЪтi бо нас хранiша од злы ВЪща iмяiаще сото рЪещено...о ВещЪ тако iессте Аще сого не рЪшена не есте бы ...iзбiраща кънязi од полудiа до полюдiа а тако жiвяi Мы же сьмы iмо помоще даяхом А тако бяхом ...зеле бо знаiа i твърiтi сосудi пецене во огнiщЪх а соуте бЪ гонцарi доблi земе ратi а скотiя водящетi бъ розоумЪяi Тако i Отце наше соуте А прiде род зол на не а налезЪ А тому бяхом понузенi оскощiтi до лясii А тамо жiвемо ловце а рiбанi абыхому мoглicя oд cтpaci yклoнщecя Тaкo бяxoм eдiнy тeмy a пoщaшxoм градiе ставiтi огнiца повсуде роскладаятi По друзе теме бя хлуд велiк а потягшеся есьме до полудене Тамо бо суте мяста злащна А тамо то Iронеiстi скотi наша ящi десецiноу о то се оугодiхом Ащi бытi камо словесы держетi А потягохомсе семы до полуднена...зеленотрвiе а iмхомо скотi мнозi ...Сто раз Русь начиналась и сто раз была разбита от полуночи и до полуденя (Стыкраты (на санск. – шатакрато – свойство Индры) - пощiнасе Русе а стыкраты розбiена бя од полуноще до полудене)...так скот водили (вЪдша) Праотцы наши, и были Отцом Орием в край Русский (до крае Руська) приведены (веденi), чтобы (поневждi) там пребыть (пребытi). И тяготы (утрпенiа) многие несли (несоуща), и раны (ранi), и холода (хлудне). Вот, так отошли (отыдша) досюда (до сiу - до сю) и так поселились огнищане (оуселiщася огнiщаны) на Русской земле (на земЪ РуштЪi). То утворилось (То бо се оутворi) за две тьмы (т.е. примерно за 2*10 000 лет. ср. время окончания последнего этапа оледенения (2 тьма) – позний дриас: 10730-9700 до н.э.) до настоящего (времени) (за двiе теме до суть). И после тех двух темей (по тема двЪ темi) варяги пришли (врязi прiдоша)...и землю забрали у Хазар (беряi од Хъзаром) в руки свои (до роуце сва), у которых мы были в порабощении (одерене работахомо). Был народ (бя нароуд) родственный (родiщеск) Ильмерский (Iльмерстii - племена, селившиеся обычно по берегам озер-ильменей (?). По М. Фасмеру - Илмень - небольшое озеро, остающееся после половодья-. В древнейшие времена, может быть, так назывались озера, образовавшиеся после оледенения, как сейчас, например, в стране Озер, в Финляндии). И сто корней из двухста (а сто корежене о дво ста - т.е. были и иные (не-родственные) племена). Народ наш, как пришел позднее на Русскую землю (прiде поздЪ до Русе земЪ) и селился среди Ильмерцев (селiщеся среде Iльмерштi). Те ведь, (по) суте, братья наши и нам подобны (Тii бо суте брачке наше а намо...подобi соуте). А когда была война (Аще колiво роужнЪтi), ведь нас (они - вспомним о Нерцах, о Жмуди, о Литавах, о Мери, о Голяде, о Мещоре) хранили от злых (бо нас хранiша од злы). Вече имели (было у них), что речено...на Вече, так и было (тако iессте). А что не речено - не есть было...Избирали (они) князей от полюдья к полюдью (в Дощ.6б: а обiрахом кнезе од вутце Тоi бо бяшете од Овсене дОвсене коема же платхом дане о полюдя), и так жили (а тако жiвяi). Мы же им помощь даем (Мы же сьмы iмо помоще даяхом). И так мы были...травы (они) знали, и (как) творить сосуды печенные (обожженные) во огнищах, и (по) сути (они) были гончарами умелыми (доблестными, хорошими), и (как) землю раять (пахать, облагораживать) и скот водить - были разумны (А тако бяхом...зеле бо знаiа i твърiтi сосудi пецене во огнiщЪх а соуте бЪ гонцарi доблi земе ратi а скотiя водящетi бъ розоумЪяi). Таковы и Отцы наши (по) суте (Тако i Отце наше соуте). И пришел род злой на нас, и напал (А прiде род зол на не а налезЪ), и потому пришлось нам отойти (а тому бяхом понузенi оскощiтi) в леса (до лясii) и там жить охотниками и рыбаками (а тамо жiвемо ловце а рiбанi), чтобы смогли мы бедствий избежать (абыхому мoглicя oд cтpaci yклoнщecя). Так мы жили одну тьму (Тaкo бяxoм eдiнy тeмy), и стали ставить города, огнища повсюду раскладывать (a пoщaшxoм градiе ставiтi огнiца повсуде роскладаятi). После другой тьмы (по друзе теме) был холод великий (бя хлуд велiк), и потянулись мы на полдень (а потягшеся есьме до полудене). Там ведь места злачные (Тамо бо суте мяста злащна)...И там то Ироны (А тамо то Iронеiстi - до сих пор Иронцами называют одно из племен осетин (древних аланов)) скот наш забирали (ящi) десятиною (скотi наша ящi десецiноу), о которой мы уговорились (о то се оугодiхом), и словом своим закрепили (?) (Ащi бытi камо словесы держетi). И потянулись мы к полуденному (потягохомсе семы до полуднена)...зеленотравью (зеленотрвiе), и было множество скота у нас (а iмхомо скотi мнозi) Влескнига, Жар-Птица и историческая память https://vk.com/doc399489626_494084371

Ять: Оум. Проективное мышление. Почему затмения повторяются каждые 18 лет? 6 марта 2019, 16 часов 4 минуты - Новолуние I тамождь се перещеть Суне з Мiесещем о тоя земе I неба сен перещете о кмыть абыа земiе тая не подленгла до роуце еланьсте а пърбыла руськоу И там же борется Солнце с Месяцем за ту землю. И Небо борется за землю, чтобы земля та не подчинилась рукам эллинским, а оставалась русской Влескнига. Дощ.23. Исходные тексты https://vk.com/doc399489626_484508072 Атхарваведа VII.84. К Амавасье Гимн посвящен Амавасье amavasya - богине, персонифицирующей ночь новолуния. Сопровождает жертвоприношения, совершаемые в эту ночь. Размер триштубх, стих 1 - джагати. 1b пребывающая вместе samvasanto - Этот эпитет богов, как отмечает в комментарии Ланман, является намеком на имя богини, происходящее от ama-vas - жить вместе, у себя. Моннер-Уильямс поясняет: считалось, что в первую ночь новолуния, когда не видно ни солнца, ни луны, они живут вместе 2а Это я - Амавасья - aham evasmy amavasya — Саяна поясняет, что это прямая речь богини, называющей свое имя 2b У меня находятся - mam a vasanti...Ланман отмечает, что это может быть звуковым намеком на имя богини (кстати Васант значит Весна) 2d…садхья (sadhya-)...Название древних богов со стершимися функциями 4a-b = РВ X,121,10а-b; сильно отличающийся вариант 4c-d =РВ Х,121,10c-d 1 (Та) доля, которую создали тебе боги, Пребывающие вместе со (своим) могуществом, о Амавасья, Ею наполни нашу жертву, о обладательница всего драгоценного! Дай нам богатство из прекрасных сыновей, о приносящая лучшее счастье! 2 Это я - Амавасья. У меня находятся творцы благих деяний. Во мне они. Во мне те и другие собрались: Боги и садхья с Индрой во главе - все. 3 Пришла ночь, собирательница благ, Приносящая питательную силу, процветание, благо! Амавасью мы хотим почтить возлиянием, Доясь питательной силой, пусть она придет к нам с молоком! 4 О Амавасья, никто другой, кроме тебя, Не породил все эти формы, охватывая (их). С каким желанием мы совершаем тебе возлияние, да сбудется оно для нас! Пусть станем мы господами богатств! Атхарваведа (Шаунака). Т.1: кн. I-VII. Перевод с ведийского языка, вступительная статья, комментарий и приложения Т.Я. Елизаренковой. Посвящается памяти мужа Владимира Николаевича Топорова. Восточная литература. РАН. Москва. 2005 https://vk.com/doc399489626_464552017 http://www.twirpx.com/file/1797741/ 7.4Мб Т.1 573с. Кроме смены времен года и времени суток на Земле по Солнцу, есть еще один постоянный периодический процесс - смена фаз Луны, которая исходно тоже взаимозависит от Солнца... В старинных книгах по астрономии мы находим даже рисунки, поясняющие зависимость формы лунной тени от формы Земли (рис. 57). Рис. 57. Старинный рисунок, поясняющий мысль, что по виду земной тени на диске Луны можно судить о форме Земли Задолго до нашей эры вавилонские наблюдатели неба подметили, что ряд затмений - и солнечных и лунных - повторяется каждые 18 лет и 10 дней. Период этот называли - саросом -. Пользуясь им, древние предсказывали наступление затмений, но они не знали, чем обуславливается подобная периодичность и почему сарос имеет именно такую, а не иную продолжительность. Обоснование периодичности затмений было найдено гораздо позднее, в результате тщательного изучения движения Луны. Чему равно время обращения Луны по ее орбите? Ответ на этот вопрос может быть различен в зависимости от того, в какой момент считать законченным оборот Луны вокруг Земли. Астрономы различают пять родов месяцев, из которых нас интересуют сейчас только два: 1. Так называемый синодический месяц, т.е. промежуток времени, в течение которого Луна совершает по своей орбите полный оборот, если следить за этим движением с Солнца. Это - период времени, протекающий между двумя одинаковыми фазами Луны, например от новолуния до новолуния. Он равен 29,5306 суток. 2. Так называемый драконический месяц, т.е. промежуток, по истечение которого Луна возвращается к тому же узлу своей орбиты (узел - пересечение лунной орбиты с плоскостью земной орбиты). Продолжительность такого месяца - 27,2123 суток. Затмения, как легко сообразить, происходят только в моменты, когда Луна в фазе полнолуния или новолуния бывает в одном из своих узлов: тогда ее центр находится на одной прямой с центрами Земли и Солнца. Очевидно, что если сегодня случилось затмение, то оно должно наступить вновь через такой промежуток времени, который заключает целое число синодических и драконических месяцев: тогда повторятся условия, при которых бывают затмения. Как находить подобные промежутки времени? Для этого надо решить уравнение 29,5306x = 27,2123y, где x и y - целые числа. Представив его в виде пропорции х · у = 272 123 · 295 306, видим, что наименьшие точные решения этого уравнения таковы: х = 272 123, у = 295306. Получается огромный, в десятки тысячелетий, период времени, практически бесполезный. Древние астрономы довольствовались решением приближенным. Наиболее удобное средство для отыскания приближений в подобных случаях дают непрерывные дроби. Развернем дробь 295306 /272123 в непрерывную и получаем такие последовательные приближения: 12/11, 13/12, 38/35, 51/47, 242/223, 1019/939 и т.д. Пятая дробь в этом ряду дает уже достаточную точность. Если остановиться на ней, т.е. принять х = 223, а у = 242, то период повторяемости затмений получится равным 223 синодическим месяцам или 242 драконическим. Это составляет 6585 суток, т.е. 18 лет 11,3 суток (или 10,3 суток, смотря по тому, входит ли в этот период 4 или 5 високосных лет) Таково происхождение сароса. Однако сарос не учитывает изменений расстояния Луны от Земли и Земли от Солнца, изменений, которые имеют свою периодичность; от этих расстояний зависит, будет ли затмение полным или нет. Поэтому сарос дает возможность предсказать лишь то, что в определенный день должно наступить затмение: но будет ли оно полным, частичным или кольцеобразным, а также можно ли будет наблюдать его в тех же местах, как и в предыдущий раз, утверждать нельзя. Бывает и так, что незначительное частное затмение Солнца через 18 лет уменьшает свою фазу до нуля, т.е. не наблюдается вовсе; и, наоборот, иной раз становятся видимыми небольшие частные затмения Солнца, прежде не наблюдавшиеся. В наши дни астрономы не пользуются саросом. Перельман Яков. Занимательная астрономия (первое издание Л., Время, 1929) https://www.e-reading.club/book.php?book=118437 http://ilib.mccme.ru/djvu/perelman/zanim_astr.htm Эра Набонассара - 26 февраля 747 до н.э. По сообщению Бероса и ряда других авторов, при Набонассаре была осуществлена реформа календаря. С именем Набонассара связана «Эра Набонассара»; именно с его первого года правления начал свою эру (то есть начальный пункт отсчёта хронологических вычислений) древнегреческий астроном и учёный Клавдий Птолемей, поскольку ему были известны астрономические наблюдения только начиная с правления этого царя. Эта эра началась 26 февраля (с началом года 1 тота древнеегипетского календаря) в 12 часов дня 747 года до н.э. *** Начальная эпоха (введенная, вероятно, еще Гиппархом), относительно которой велся счет годов в календаре Птолемея, соответствует истинному полудню в Александрии 1-го числа месяца тот 1-го года Набонассара, что соответствует дате -746, февр. 26, 12, согласно астрономическому счету годов в юлианском календаре. Выбор эпохи объясняется Птолемеем в кн.III, гл.7, с.98,99; он утверждает, что начиная только лишь с этой даты до него дошли древние наблюдения (Сообщение Птолемея подтверждается клинописными источниками. Самый ранний — вавилонский астрономический дневник, содержащий записи наблюдений, датируется -651 г. [Sachs, Hunger, 1988, p.42-46], но хронологически фиксированные наблюдения производились, вероятно, уже в середине VIII в. до н.э. [LBAT, P.XXXI]. Дополнительное подтверждение этому — три вавилонских лунных затмения, которые приводит Птолемей (кн.IV, гл.6), датируемые 27 и 28 годами эры Набонассара (-720 март 19; -719, март 8; -719, сент. 1). Можно думать, что с середины VIII в. до н.э. наблюдения в Месопотамии хронологически фиксировались, так что астроном более позднего времени всегда мог сказать, какое число суток прошло от интересующего его древнего наблюдения до его эпохи. Обсуждение данной проблемы см. [Toomer, 1988, Р.359-360; Куртик, 1989, с.41-42]. Эра Набонассара играла, по-видимому, важную роль в истории не только античной астрономии, но и самой Месопотамии [Hallo, 1988]). Г.Е. Куртик. Календарь и хронология в Альмагесте http://naturalhistory.narod.ru/Person/Antic/Ptolemey/Almag_Hronolog.htm РигВеда X, 121. К неизвестному богу Автор, по анукрамани, - Хираньягарбха, сын Праджапати (Hiranyagarbha букв. золотой зародыш Prajapatya). Тема - Божество Ка (ka - букв. кто?). Размер - триштубх. Это космогонический гимн, посвященный прославлению бога-творца, имя которого остается неизвестным. Лишь в последнем стихе, несомненно, добавленном позднее, таким демиургом назван Праджапати - бог-творец поздневедийского периода (Prajapati - букв. господин потомства, господин существ). Содержание гимна сводится к основному космогоническому вопросу: кто изначальный бог, который создал вселенную. Этот бог явно отличается от известных богов пантеона РВ, он им предшествовал, как предшествовал и жертвоприношению. Он родился в самом начале как золотой зародыш (стих 1), дающий жизнь всему, что способно жить (2,3); он создал элементы вселенной (4-6); он дал жизненную силу богам (7) и послужил толчком для возникновения жертвоприношения (8). Два последних стиха по формальным особенностям и по содержанию выбиваются из общего русла. Эта внедряющаяся в космогонию личная просьба певца о пощаде (9) и провозглашение Праджапати изначальным демиургом (10) 1a Вначале он возник hiranyagarbhah sam avartatagre 2с Чье отражение vasya chaymrtam yasya mrtyuh - Таким образом, творец вселенной стоял за пределами жизни и смерти 3a-b Мира живых...что дышит и моргает yah pranato nimisato mahitva / eka id raja jagato babhuva...Мир живых jagat, в котором человек, по древнеиндийской классификации, особо не выделяется, противостоит неподвижному миру sthatar. Характерные признаки мира живых - это способность дышать и моргать, последнее отличает людей от богов, которые не моргают 4c Чьи...стороны света, чьи руки yasyemah pradico yasya bahu 5a Кем грозно небо yena dyaur ugra prthivi ca drdha. Ugra рассматривается как предикативное причастие 5c Кто в воздухе измеряет yo antarikse rajaso vimanah - Обычно говорится, что воздушное пространство измеряется солнцем 6c На кого ярко светит yatradhi sura udito vibhati 7a…пришли высокие воды - Воды в РВ рассматриваются как изначальная космогоническая материя, несущая в себе зародыш жизни 8a...охватывая взором воды...- Тем самым, неизвестный бог становится выше изначальной космогонической материи 1 Вначале он возник как золотой зародыш. Родившись, он стал единственным господином творения. Он поддержал землю и это небо. Какого бога мы почтили жертвенным возлиянием? 2 Кто дает жизнь, дает силу, чей приказ Все признают, чей (приказ признают) боги, Чье отражение - бессмертие, чье - смерть - Какого бога мы почтили жертвенным возлиянием? 3 Кто благодаря (своему) могуществу стал единственным царем Мира живых, (того,) что дышит и моргает, Кто правит его двуногими и четвероногими - Какого бога мы почтили жертвенным возлиянием? 4 Чьим могуществом (существуют) эти снежные (горы), Чей, (как) говорят, океан вместе с Расой, Чьи эти стороны света, чьи руки (они образуют) - Какого бога мы почтили жертвенным возлиянием? 5 Кем грозно небо, кем тверда земля, Кем установлено солнце, кем - небосвод, Кто в воздухе измеряет пространство - Какого бога мы почтили жертвенным возлиянием? 6 На кого взирали с трепетом в душе Два войска, поддерживаемые (его) помощью, На кого ярко светит взошедшее солнце - Какого бога мы почтили жертвенным возлиянием? 7 Когда же пришли высокие воды, Вбирая в себя все как зародыш, порождая Агни, Он возник из этого как единая жизненная сила богов - Какого бога мы почтили жертвенным возлиянием? 8 Кто в (своем) величии охватывал взором воды, Зачинающие Дакшу, порождающие жертву, Кто был единственным богом над богами - Какого бога мы почтили жертвенным возлиянием? 9 Да не причинит нам вреда (тот), кто родитель земли Или кто породил небо, (тот,) чьи законы истинны, И кто породил высокие сверкающие воды - Какого бога мы почтили жертвенным возлиянием? 10 О Праджапати! Никто, кроме тебя, Не охватил все эти существа. С каким желанием мы совершаем тебе возлияния, да сбудется оно для нас! Какого бога мы почтили жертвенным возлиянием?

Ять: Оум. Проективное мышление. Внутренний гироскоп души Се бо ящете первiе ТрiГлву покланяшете Се яхом a i Тму влiкоу Слву поящехом Влескнига Дощ.11а,б Вот, возмитесь, первое, Триглаву поклонитесь. Вот, взялись, да и Ему великую славу воспеваем (ящете, яхом - ср. санскр. с корнем yat - выстраивать в правильном порядке (упорядочивать), и с корнем yam - удерживать, править, например, в РигВеде X.72.7 Когда, о боги, как Яти - yatayo yatha). *** ...стремление прислушаться к себе - это сверка по внутреннему гироскопу, данному нам Всевышним (Вселенной), как к ориентиру в нашем восприятии окружающего мира таким, каков он есть на самом деле. Причем, недостаточно только воспринять сигнал, нужно обязательно осмыслить причины его появления и устранить ошибку, выйдя на правильный курс. Все мы — штурманы кораблей наших душ, сверяющие плаванье в безграничном океане окружающей действительности по непреложному закону Гироскопа, закону, ориентирующему нас на Истину - В. Гнатюк. Закон гироскопа *** https://vk.com/feed?z=video224293_168945901 ...Результат этих исследований наших – вот эта вот совершенно свежая брошюра «Закон прави и мировая экономика». Она написана на основе тех знаний, которые были у нас и которые мы получили из «Велесовой книги». Весь мир наш, как считали предки наши, он цельный, он единый, нет ничего отдельного, ничего нельзя вычленить. А все – это единая система, система входит в систему, а эта система входит в качестве составляющей в другую систему. Как у человека клетки, органы, но это только часть человека, отдельно они не живут. Так и здесь. Это представление о единении мира уникально. Оно помогает видеть мир в объеме, в единой связи. И тогда процессы, если знаешь, понимаешь то, что написано в «Велесовой книге», ты его воспринимаешь, ты начинаешь понимать настоящее или будущее гораздо лучше. И когда к нам обратились институт экономических стратегий, у них есть свой журнал Академии наук России, они взяли у нас как-то интервью: как вы думаете, с точки зрения древних наших предков современная экономика мира. И мы стали на эту тему говорить. И специалистам, хотя мы не экономисты, специалистам настолько это понравилось, что они решили заказать нам статью, чтоб мы статью написали. А потом статья вышла в виде, увеличилась в размере брошюры и она сейчас вышла. Экономисты российские всегда, начиная с царских времен, с того же Кондратьева и до сих пор, являются, признаны в мире, признаются в мире лучшими. Почему? Потому что как бы они изучают прошлое, не изучают, но в них, в каждом из нас вот это осталось на генном уровне. И когда они изучают, они смотрят в объеме на экономические процессы в мире. И они могут это увидеть лучше. Генеральный директор института экономических стратегий Академии наук России Агеев Александр Иванович, он, вообще, необычный человек. Он имеет около пятисот научных работ, само по себе огромный объем, и около пятисот музыкальных произведений принадлежат его перу. И плюс он пишет книги, рассказы и так далее. То есть, вообще, уникальный человек. Как он успевает это – фантастика. И вот он попросил именно нам, чтобы вот это сделали. Это как бы продукт взаимодействия «Велесовой книги», прямой продукт, с современностью. А конкретно, с экономикой. Но это не значит, что «Велесову книгу» можно применить только к экономике. Пожалуйста, и философия, и психология, и история, медицина кое в чем. То есть это зависит от ученых. Если они захотят, они смогут многое узнать о своей сфере. Потому что любая сфера науки – это всего лишь часть единого общего. И вот этот взгляд на единое общее, как взаимодействие отдельных систем, свойственный нашим предкам, отличал их как раз от других и должен отличать нас. Когда говорят, нужна национальная идея, нужно ее разработать, я уже говорил, что разрабатывать ничего не надо, нужно знать суть народа и эту суть людям показать, объяснить. Больше ничего не надо. Наша суть здесь как раз в нашей книге рассматривается с точки зрения той же «Велесовой книги»: кто мы такие, зачем мы живем на этой планете, и что нас ждет, и как нам поступать, с точки зрения экономики. На этой основе три вида мировоззрения: мировоззрение вещественное, мировоззрение прави и мировоззрение духа бусидо. И как они распространены в мире, и как мы должны это использовать, понимать сначала, а потом использовать для того, чтобы мир остался, не развалился, чтобы мы не уничтожили друг друга на этой планете. Вот в этом, в этом собственно и является сущность наша. Каждый народ, он для определенных задач рождается на этой планете и живет на ней. А если, знаете, как печень воюет с сердцем, сердце воюет с нервной системой, нервная система возмущается опять же тем же сердцем, что оно болит и так далее. Ну, разлад, разлад у нас сейчас до того дошел в мире, что этот разлад грозит уже летальным исходом. И если мы сейчас этого не поймем, если мы не обратимся к философии наших предков, не вспомним, кто мы и зачем пришли на эту землю, и не поможем другим народам это узнать и понять, тогда никого не останется. Вот эти сказки, что останется золотой миллиард, это красивые сказки для успокоения. Можно обманывать себя, но природа, она не терпит обмана. Любой обман выражается потом в очень плохих вещах. И поэтому одна из задач этой книги, вернее брошюры, довести до экономистов многих стран эту мысль, казалось бы простую, но такую сложную. Содержание 1. Корабль цивилизации на волнах исторического опыта 2. Особенности мировоззрения древних славян: Храм Природы и Матерь-Слава Правда как высшая категория Истины Морально-нравственные устои Именно в морально-нравственных устоях сохраняется наша сила Трехчастный мир в философско-мировоззренческом наследии славян Три основных вида мировоззрения, присущих человеческому сообществу: Цивилизации Яви и Нави Особенности цивилизации Прави Закон гироскопа Непонимание возникает там, где сферы мировоззрений частично не пересекаются Национально-мировоззренческие приоритеты в успешном развитии экономики 5. Роль России в преодолении собственного и мирового кризиса: Дисбаланс мировых сил и начало упадка США Доклад Изборскому клубу Пророчества великих о России 6. На земле всего 20 человеческих родов. ДНК-генеалогия 7. Кошка Кинга и русский лад 8. Образ будущего Использованная литература В.С. Гнатюк, Ю.В. Гнатюк. Закон Прави и мировая экономика. М.: Институт экономических стратегий (Волны истории), 2014. 84с. https://vk.com/doc399489626_494922487

Ять: Оум. Проективное мышление. Предварение равноденствий Се бо ДаБо створящ нам овЪ i це яково же iесте СвЪт Зоре намЪ сiaще i во Тоiя безоднi повЪсi ДажьБо Земе наше абi Тая удьржена бя тако Се дуще ПраЩурi соуте А Тi свЪтi зорЪма намо од Iру Вот, Даждьбог сотворил нам то и это (овЪ i це) - все, что существует (яково же iесте). Свет звезд (СвЪт Зоре) нам сияет, и в той бездне (безоднi) Даждьбог подвесил (повЪсi) Землю (Земе) нашу, чтобы она удерживаема так была (удьржена бя тако). Это души Пращуров по-сути (Се дуще ПраЩурi соуте), и Они светят звездами нам из Ирья (Тi свЪтi зорЪма намо од Iру)... Влескнига. Дощ.1. Исходные тексты https://vk.com/doc399489626_484508072 Предварение равноденствий — историческое название для постепенного смещения точек весеннего и осеннего равноденствий (то есть точек пересечения небесного экватора с эклиптикой) навстречу видимому годичному движению Солнца. Другими словами, каждый год весеннее равноденствие наступает немного раньше, чем в предыдущем году — примерно на 20 минут 24 секунды. В угловых единицах смещение составляет сейчас примерно 50,3" в год, или 1 градус каждые 71,6 года (Ранее, в веках до н.э. и даже еще у К. Птолемея и до Н. Коперника, считалось что скорость прецессии 1° за 100 лет (шатакрато - свойство Индры)). Это смещение является периодическим, и примерно каждые 25776 лет точки равноденствия возвращаются на прежние места. Основная причина предварения равноденствий — прецессия, периодическое изменение направления земной оси под влиянием притяжения Луны, а также (в меньшей степени) Солнца (Хотя Луна имеет массу в 27 млн. раз меньше массы Солнца, но она настолько ближе к Земле, что ее действие в 2,2 раза сильнее действия Солнца. Таким образом, почти 70% прецессионного движения вызывается Луной http://moscowaleks.narod.ru/pretses.html ) Зодиакальные созвездия Для лучшей ориентации в безграничном звездном океане астрономы разделили небо на 88 отдельных площадок - созвездий. По 12 созвездиям, которые называются зодиакальными (от греческого слова зоон - животное, так как древние люди дали им преимущественно имена животных), и проходит Солнце на протяжении года. Продолжительность пребывания Солнца в каждом из зодиакальных созвездий в современную эпоху по григорианскому календарю указана в табл. Движение Солнца по зодиакальным созвездиям Название созвездия Продолжительность пребывания Солнца в созвездии Стрелец 18 декабря - 19 января Козерог 19 января - 16 февраля Водолей 16 февраля - 12 марта Рыбы 12 марта - 18 апреля Овен 18 апреля - 14 мая Телец 14 мая - 21 июня Близнецы 21 июня - 20 июля Рак 20 июля - 11 августа Лев 11 августа - 17 сентября Дева 17 сентября - 31 октября Весы 31 октября - 22 ноября Скорпион 22 ноября - 30 ноября Примечание. С 30 ноября по 18 декабря Солнце находится в созвездии Змееносца, которое в число зодиакальных не включено. Знаки Зодиака В прошлом, лет 2000 назад, да и в средневековье для удобства в отсчете положения Солнца на эклиптике, она была разделена на 12 равных частей по 30° в каждой. Каждую дугу в 30° было принято обозначать знаком того зодиакального созвездия, через которое в том или другом месяце проходило Солнце. Так на небе появились знаки Зодиака. За начало отсчета была принята точка весеннего равноденствия, находившаяся в начале н.э. в созвездии Овна. Отсчитанная от нее дуга длиной 30° обозначалась знаком - бараньи рога. Дальше Солнце проходило через созвездие Тельца, поэтому дуга эклиптики от 30 до 60° обозначалась - знаком Тельца и т.д. Расчеты положения Солнца, Луны и планет в знаках Зодиака, т.е. фактически на определенных угловых расстояниях от точки весеннего равноденствия, проводились на протяжении многих столетий для составления гороскопов. К нашему времени из-за прецессии произошло смещение точки весеннего равноденствия из созвездия Овна в созвездие Рыб (перемещение точки на 1° за каждые 72 года за 2000 лет дает почти 30°, т.е. величину дуги, приписываемой одному знаку Зодиака!). Но, отдавая дань традиции, кое-где и теперь еще говорят, что Солнце с 22 марта по 20 апреля находится в знаке Овна, с 21 апреля по 21 мая - в знаке Тельца и т.д. На самом же деле оно в это время проходит соответственно через созвездия Рыб и Овна. Сказанное может быть лишним доказательством абсурдности расчета гороскопов в наше время. Иван Антонович Климишин. Календарь и хронология. М., Наука, 2-е издание, 1985г., с.25-26 https://vk.com/doc399489626_495044337 В эпоху, когда главным созвездием зодиака был Телец (к которому входит Волосожар; IV-II тыс. до н.э.), на Поднепровъе главным богом был небесный бык - Волос, или Тур (именно слово Волосожар означает небо Волоса). В известном древнегреческом мифе о похищении Европы Зевс под видом быка похитил дочку царя финикийца Атенора и перенес ее на остров Крит. Можно сделать вывод, что это было в IV-IIІ тыс. до н.э., когда главным божеством был небесный бык Телец (Волос)...Волос (Тур), а по-латински Taurus и скопление Плеяд (Стожары, Баба, Курица) - самые древние созвездия из известных первобытным народам. В астрономии Гесиода Плеяды (Квочка, Баба) разделяют год на две части: когда они впервые всходят утром - начало лета, а когда утром заходят - начало зимы (вот откуда название бабье лето) О.П. Знойко. Космогония, мифология и обряды астрального культа на Руси http://paganism.ru/rodoslav.htm Плеяды - Велiсазар, Валасажар, Волосозар, Волоцозар, Волосары, Волосузар, Цары-волосары, Валосны, Полосозар, Вiсы (а)жар,Вiсожары, Валоскi, Бабы, Сiцо, Сiтко, Сiтцо(а),Сiцца, Сiтцы, Сiцячко, Рашотка, Рэшата, Рашато, Рэшатнi, Гняздо, Кучкi, Стажар, Стажэрка, Курочка, Курачке, Сямiзвёздачка. Звёздное скопление Плеяды один из самых красивых объектов на звёздном небе. Его изображения можно найти на различных древних предметах быта, амулетах и настенных росписях по всему свету. Велiсазар (Валасажар, Волосузар и др.) - одно из многочисленных названий Плеяд у белорусов. Связано оно с языческим богом славян Велесом, который дарует богатство и является богом колдовства и хозяином подземного царства Авилин Тимофей Вячеславович. Белорусские названия созвездий II: Плеяды http://astronet.sai.msu.ru/db/msg/1199921/rindex.html

Ять: Оум. Проективное мышление. Древнерусские названия зодиакальных созвездий Идут небесные Бараны, Шагают Кони и Быки, Пылают звездные Колчаны, Блестят астральные Клинки. Там тот же бой и стужа та же, Там тот же общий интерес. Земля -- лишь клок небес и даже, Быть может, лучший клок небес. …Идут небесные Бараны, Плывут астральные Ковши, Пылают реки, горы, страны, Дворцы, кибитки, шалаши. Ревет медведь в своей берлоге, Кричит стервятница-лиса, Приходят боги, гибнут боги, Но вечно светят небеса! Николай Заболоцкий. Рубрук наблюдает небесные светила. 1957-59 Зодиакальный пояс. Пересечения плоскости эклиптики и плоскости орбиты Луны с небесной сферой изображены красной и голубой линиями. Знаки Зодиака В прошлом, лет 2000 назад, да и в средневековье для удобства в отсчете положения Солнца на эклиптике, она была разделена на 12 равных частей по 30° в каждой. Каждую дугу в 30° было принято обозначать знаком того зодиакального созвездия, через которое в том или другом месяце проходило Солнце. Так на небе появились знаки Зодиака. За начало отсчета была принята точка весеннего равноденствия, находившаяся в начале н.э. в созвездии Овна. Отсчитанная от нее дуга длиной 30° обозначалась знаком - бараньи рога. Дальше Солнце проходило через созвездие Тельца, поэтому дуга эклиптики от 30 до 60° обозначалась - знаком Тельца и т.д. Расчеты положения Солнца, Луны и планет в знаках Зодиака, т.е. фактически на определенных угловых расстояниях от точки весеннего равноденствия, проводились на протяжении многих столетий для составления гороскопов. К нашему времени из-за прецессии произошло смещение точки весеннего равноденствия из созвездия Овна в созвездие Рыб (перемещение точки на 1° за каждые 72 года за 2000 лет дает почти 30°, т.е. величину дуги, приписываемой одному знаку Зодиака!). Но, отдавая дань традиции, кое-где и теперь еще говорят, что Солнце с 22 марта по 20 апреля находится в знаке Овна, с 21 апреля по 21 мая - в знаке Тельца и т.д. На самом же деле оно в это время проходит соответственно через созвездия Рыб и Овна. Сказанное может быть лишним доказательством абсурдности расчета гороскопов в наше время. Иван Антонович Климишин. Календарь и хронология. М., Наука, 2-е издание, 1985г., с.25-26 https://vk.com/doc399489626_495044337 Везде пишут, что: Ранние русские названия зодиакальных созвездий, а также их изображения присутствуют в «Изборнике Святослава» (1073 год). Да, это так. Но это уже греческое подражание. https://pikabu.ru/story/o_zodiakalnyikh_sozvezdiyakh_vvedenie_5495106 Тако рцЪмо сме же iмахом красная вЪнце вiре наше а не iмахом цызiа добiратесе Так говорим мы, что есть у нас прекрасные венцы Веры нашей, и не надо нам чужих добираться Влескнига. Дощ.7з. Исходные тексты https://vk.com/doc399489626_484508072 В эпоху, когда главным созвездием зодиака был Телец (к которому входит Волосожар; IV-II тыс. до н.э.), на Поднепровъе главным богом был небесный бык - Волос, или Тур (именно слово Волосожар означает небо Волоса). В известном древнегреческом мифе о похищении Европы Зевс под видом быка похитил дочку царя финикийца Атенора и перенес ее на остров Крит. Можно сделать вывод, что это было в IV-IIІ тыс. до н.э., когда главным божеством был небесный бык Телец (Волос)...Волос (Тур), а по-латински Taurus и скопление Плеяд (Стожары, Баба, Курица) - самые древние созвездия из известных первобытным народам. В астрономии Гесиода Плеяды (Квочка, Баба) разделяют год на две части: когда они впервые всходят утром - начало лета, а когда утром заходят - начало зимы (вот откуда название бабье лето) О.П. Знойко. Космогония, мифология и обряды астрального культа на Руси http://paganism.ru/rodoslav.htm Плеяды - Велiсазар, Валасажар, Волосозар, Волоцозар, Волосары, Волосузар, Цары-волосары, Валосны, Полосозар, Вiсы (а)жар,Вiсожары, Валоскi, Бабы, Сiцо, Сiтко, Сiтцо(а),Сiцца, Сiтцы, Сiцячко, Рашотка, Рэшата, Рашато, Рэшатнi, Гняздо, Кучкi, Стажар, Стажэрка, Курочка, Курачке, Сямiзвёздачка. Звёздное скопление Плеяды один из самых красивых объектов на звёздном небе. Его изображения можно найти на различных древних предметах быта, амулетах и настенных росписях по всему свету. Велiсазар (Валасажар, Волосузар и др.) - одно из многочисленных названий Плеяд у белорусов. Связано оно с языческим богом славян Велесом, который дарует богатство и является богом колдовства и хозяином подземного царства Авилин Тимофей Вячеславович. Белорусские названия созвездий II: Плеяды http://astronet.sai.msu.ru/db/msg/1199921/rindex.html В февральском номере Жар Птицы 1959 А. Кур опубликовал тексты дощечек 11 (цельная), 12 (отрывок) и 13 (отрывок) (с.15-17). Всё разбито на слова и снабжено примечаниями ...Се бо таiна влiка есе якожде i Сврг Перуно есе а СвентоВенд Тые Два есьва одържены о Сврзi а обаполы iа БiелоБг а ЦрнъБг сен пероутесе I Тоiе i Сврг држещете абые она Свнту не обыте пъврзещену По тоiе обасва Хърс Вльс Стрыб держетесе По за нь Вышень Леле Лiетiц Радогщ Колендо а Крышень I се о тва Удрзец Сывыi Яръ а ДажБо Се бо iны суте БiелоЯре Ладо Коупало СЪнiц Жiтнец ВЪнiц Зрнiц ОвсЪнiц Просiц Студец Ледiц а Лютец Это ведь тайна великая есть, потому как и Сварог Перун есть и Святовид. (А) эти Два удерживаются во Сварге, и с обеих ее сторон Белобог и Чернобог борются. И Тех и Сварог держит, чтобы тому Свету не быть повержену. За теми Двумя - Хорс (в дощ. 12 он назван златорунным и коловертящим: а рщемо Слву влiку Хрсу ЗльтРнoi КолоВртящу - т.е. с него начинается отчет вращения Коло. У греков с Овна), Влес (у грек. Телец), Стрибог (у грек. Близнецы) держатся. За ними - Вышень, Лель, Летиц, Радогощ, Колендо и Крышень. И вот за ними - Держатель Сивый, Яр и Даждьбог. Это по другому (по) суте - Белояр (март), Ладо (апрель), Купало (май), Сениц (июнь), Житнец (июль), Вениц (август); Зерниц (сентябрь), Овсениц (октябрь), Просиц (ноябрь), Студец (декабрь), Ледиц (январь) и Лютец (февраль) Оум. От восприятия к мысли https://vk.com/doc399489626_495165036

Ять: Оум. Проективное мышление. Древнерусские названия зодиакальных созвездий Опять на небе виден Хорс - В. Хлебников Дощ.6в т се за явi замержеце а ста грады градяшете Хоросун а iна возденi Ять пишет: По тоiе обасва Хърс Вльс Стрыб держетесе По за нь Вышень Леле Лiетiц Радогщ Колендо а Крышень I се о тва Удрзец Сывыi Яръ а ДажБо Зодиакальный пояс. Пересечения плоскости эклиптики и плоскости орбиты Луны с небесной сферой изображены красной и голубой линиями Знаки Зодиака В прошлом, лет 2000 назад, да и в средневековье для удобства в отсчете положения Солнца на эклиптике, она была разделена на 12 равных частей по 30° в каждой. Каждую дугу в 30° было принято обозначать знаком того зодиакального созвездия, через которое в том или другом месяце проходило Солнце. Так на небе появились знаки Зодиака. За начало отсчета была принята точка весеннего равноденствия, находившаяся в начале н.э. в созвездии Овна. Отсчитанная от нее дуга длиной 30° обозначалась знаком - бараньи рога. Дальше Солнце проходило через созвездие Тельца, поэтому дуга эклиптики от 30 до 60° обозначалась - знаком Тельца и т.д. Весенние игровые хороводы: Дощ.4г Соурожiу бо Святоу бытi над ны...а iдемо камо вiждемо земЪ горiя...а луцЪ морiя А i то всенко ден ко БозЪм зрящемо яковi есь СвЪт Его же рЪщемо Перун ДажБо Хор а Яр i iно iмены Дощ.8 А не воставiщь владь наше едiне есе Хорс а Перунь Яро Купалва Лад а Дажбо По сообщению Повести временных лет, год 980, князь Владимир I Святославич «постави кумиры на холму вне двора теремнаго: Перуна древяна… и Хърса, Дажьбога, и Стрибога, и Симарьгла, и Мокошь» в «Хождении Богородицы по мукам» говорится, что люди «богы прозваша солнце и месяц, землю и воду… Трояна, Хърса, Велеса, Перуна на богы обратиша» Корни "хоро" и "коло" семантически связываются с понятием круглого. Хоровод – круг из взявшихся за руки людей идущих по кругу, хоромы – круговая застройка, хоругвь – нечто объединяющее воинский круг. С корнем "коло" связаны такие круглые предметы, как колокол, колобок (круглый бок), кол, коловорот. Последнее понятие напрямую связано с изменением солнечных циклов. Жил-был царь, у царя был двор, на дворе был кол, на колу мочало; не начать ли сказку сначала? Иван Билибин

Ять: Оум. Проективное мышление. Древнерусские названия зодиакальных созвездий а рщемо Слву влiку Хрсу ЗльтРнoi КолоВртящу *** Из второго письма Ю. Миролюбова - А. Куру, написанного 13 ноября 1953г. (Из архива П.Т. Филипьева. ГАРФ. Фонд 10143, опись 80, рулон 16. 14-5-46) Нашел текст с пометкой ЯГ, причем считаю, что...надо читать как Я, а..., как яг. *** Яджня – jagnya — ягня, ягненок (родственные слова в рус. яз.: ягня, жертва). Яга, яджна – jaga, yajñá – жертва, жертвоприношение. Встречается в Ригведе более 230 раз, восходит к iаg - религиозное почитание, например, см. I.164.50: Жертву жертве пожертвовали боги. Таковы были первые обычаи. Эти могущества последовали на небо, Где находятся прежние боги — садхья *** Я с жадностью начал читать Апокалипсис далее, и снова в начале XIV главы нашел чрезвычайно яркий выход наружу той же самой астрологической канвы. Дело в том, что среди созвездий Зодиака, играющих особенную роль в астрологии, есть созвездие Овна (Κριός или Άρνίον), ежедневно восходящее как раз на востоке и заходящее как раз на западе. Автор и раньше много раз упоминает об этом созвездии, символизируя им Иисуса, принесенного, как ягненок, в жертву за грехи мира, и постоянно называет его этим самым именем – ягненок (Άρνίον). И здесь астрономическое значение названия несомненно, так как место своего Овна автор не раз указывает на том же небе . «Я взглянул на небо, и вот Овен (рис. 18) стоит над Сионом», т.е. взошел над скрещением двух небесных дорог: небесного экватора и эклиптики Морозов Н.А. Христос. История человечества в естественнонаучном освещении М.-Л.: Госиздат, 1924 https://vk.com/doc399489626_495484519 В февральском номере Жар Птицы 1959 А. Кур опубликовал тексты дощечек 11 (цельная), 12 (отрывок) и 13 (отрывок) (с.15-17). Всё разбито на слова и снабжено примечаниями Дощечка N 12 интересна тем, что в самом начале, над строчкой имеется странное слово или записанный буквами «я» и «г» знак. Что этот знак или это слово «яг» означает, мы не знаем... Б.А. Ребиндер. Влесова книга. Вторая часть, Руая, Франция, окт. 1985, c.72 Дощ.12 В полдень возносили хвалу Хорсу, а вечером ДаждьБогу iаг Аще Сурi сiашетi поемо хвлу Бгом а Огнiщу Перунiу iже есь рЪком Потятiщ на врзi А рцемо влiка Слву ОцЪм ншiм ДЪдом яковi соуте бе Сврзе Прщемо тако трiще а iдемо стд ншiх ведмо iа на трвiе Колiбо вестi iа на iнь ступе iдемо Ъстi по дроузе хвлу Бзем вознсяще Слву пьяхом а тако до плдне А рщемо Слву влiку Хрсу ЗльтРнoi КолоВртящу a сурiану пiемо а тажде до вщере А по вщере колiбо ожде огнщi сльжена заждiемо а Слву вьщернiу пьiемо ДажБу нашоi iже реком ее Прадi наше I ецымося очiсте бытi А мовлена творяще iдемо до сны а тамо влiка необiась ны Как только Сурье засиять, поем хвалу Богам и Огнищу Перунову, который речется Искоренитель врагов (потяти - значит порубить на части. От этого корня - тяпка (Б.А. Ребиндер)). И речем Славу великую Отцам нашим, Дедам, которые суть во Сварге. И прочтем так трижды и идем, стада наши ведем их на травие (травие - места где есть трава. Слово понятное, жаль, что его больше нет (Б.А. Ребиндер)). Когда вести их в другие степи, идем есть, по дороге хвалу Богам вознося. Славу поем, и так до полудня. И речем Славу великую Хорсу Златорунному, Коловертящему, и сурьяну пьем, и так до вечера. А после вечера, когда уже огнища сложенны зажигаем, то Славу вечернюю поем Даждьбогу нашему, который речется Прадедом нашим. И стремимся очиститься. И омовения сотворя, идем ко сну, а там великая необьясь нас Оум. От восприятия к мысли https://vk.com/doc399489626_495537883

Светлаока: а iдемо стд ншiх ведмо iа на трвiе стада наши ведем их на травие (травие - места где есть трава. Слово понятное, жаль, что его больше нет (Б.А. Ребиндер)). Почему нет? Есть - разнотравье, просто усложнилось со временем, объединилось и конкретизировалось (разные травы, разное травие/травье).

Светлаока: Ять пишет: . И речем Славу великую Хорсу Златорунному, Коловертящему, и сурьяну пьем, и так до вечера. Получается, что Хорс - это Полярная звезда?

Слатин Н.В.: Светлаока пишет: Получается, что Хорс - это Полярная звезда? Ну почему?!

Светлаока: Слатин Н.В. , потому что "коловертящему". Полярная звезда - Коло (вокруг неё идёт хоровод созвездий), она же Хорс? Ergo sum, Хорс - синоним Коло/Полярной звезды. Не так?

Слатин Н.В.: Светлаока пишет: Не так? Ха-ха! Так-то оно так… Только вот почему Хорс Коловертящ?..

Ять: -- Простите, -- начал Кремнев после некоторого молчания. -- Мне, как иностранцу, непонятна организация вашего города, и я не совсем представляю себе историю его расселения. -- Первоначально на переустройство Москвы повлияли причины политического свойства, -- ответил его спутник. -- В 1934 году, когда власть оказалась прочно в руках крестьянских партий, правительство Митрофанова, убедившись на многолетней практике, какую опасность представляют для демократического режима огромные скопления городского населения, решилось на революционную меру и провело на Съезде Советов известный, конечно, и у вас в Вашингтоне декрет об уничтожении городов свыше 20000 жителей. Конечно, труднее всего этот декрет было выполнить в отношении к Москве, насчитывающей в 30-е годы свыше четырёх миллионов населения. Но упрямое упорство вождей и техническая мощь инженерного корпуса позволили справиться с этой задачей в течение 10 лет. Железнодорожные мастерские и товарные станции были отодвинуты на линию пятой окружной дороги, железнодорожники двадцати двух радиальных линий и семьи их были расселены вдоль по линии не ближе того же пятого пояса, то есть станции Раменского, Кубинки, Клина и прочих. Фабрики постепенно были эвакуированы по всей России на новые железнодорожные узлы. К 1937 году улицы Москвы стали пустеть, после заговора Варварина работы, естественно, усилились, инженерный корпус приступил к планировке новой Москвы, сотнями уничтожались московские небоскрёбы, нередко прибегали к динамиту. Отец мой помнит, как в 1937 году самые смелые из наших вождей, бродя по городу развалин, готовы были сами себя признать вандалами, настолько уничтожающую картину разрушения являла собой Москва. Однако перед разрушителями лежали чертежи Жолтовского, и упорная работа продолжалась. Для успокоения жителей и Европы в 1940 году набело закончили один сектор, который поразил и успокоил умы, а в 1944 все приняло теперешний вид. …В районах хуторского расселения, где семейный надел составляет 3-4 десятины, крестьянские дома на протяжении многих десятков вёрст стоят почти рядом друг с другом, и только распространённые теперь плотные кулисы тутовых и фруктовых деревьев закрывают одно строение от другого. Да, в сущности, и теперь пора бросить старомодное деление на город и деревню, ибо мы имеем только более сгущенный или более разреженный тип поселения того же самого земледельческого населения. -- Вы видите группы зданий, -- Минин показал вглубь налево, -- несколько выделяющихся по своим размерам. Это -- "городища", как принято их теперь называть. Местная школа, библиотека, зал для спектаклей и танцев и прочие общественные учреждения. Маленький социальный узел. Теперешние города такие же социальные узлы той же сельской жизни, только больших размеров. В основе нашего хозяйственного строя, так же как и в основе античной Руси, лежит индивидуальное крестьянское хозяйство. Мы считали и считаем его совершеннейшим типом хозяйственной деятельности. В нем человек противопоставлен природе, в нем труд приходит в творческое соприкосновение со всеми силами космоса и создает новые формы бытия. Каждый работник-творец, каждое проявление его индивидуальности - искусство труда. Мне не нужно говорить вам о том, что сельская жизнь и труд наиболее здоровы, что жизнь земледельца наиболее разнообразна, и прочие само собою подразумевающиеся вещи. Это есть естественное состояние человека, из которого он был выведен демоном капитализма А.В. Чаянов. Путешествие моего брата Алексея в страну крестьянской утопии. 1920 http://az.lib.ru/c/chajanow_a_w/text_0020.shtml

Ять: Оум. Проективное мышление. Трита в колодце наблюдает за звездами С вечера 20 марта по вечер 21 марта 2019 года последователи иудаизма отмечают праздник Пурим. 20 марта, 21 час 58 минут - Весеннее равноденствие. 21 марта, 01 час 42 минуты - Полнолуние. Рис. 20. Небесный глобус, изготовленный в Персии в XIV в. На глобусе, сделанном из меди, выгравированы рисунки созвездий, к нему прикреплены серебряные звезды РигВеда I, 105. Ко Всем-Богам - Трита в колодце Автор - согласно ортодоксальной традиции, божество Трита Аптья или риши Кутса. Размер - панкти, стих 19 - триштубх. Трита (Trita — на ведийском этимологически «третий» - прообраз жреца, совершающего первое жертвоприношение, в IX книге Ригведы Трита является в роли изготовителя Сомы) и Трита (зендавеста Trita, буквально третий), в иранской мифологии третий человек, приготовивший напиток хаому (Ясна 9,10, Видевдат 20,2). Хотя в туземном комментарии посвящен Всем-Богам, реально в нем в темной и неясной форме отражена история Триты (которая в дальнейшем разработана в Махабхарате 9, 36, 8 и сл.). Сюжет таков. Некто по имени Трита был брошен в колодец своими жадными братьями. Из глубины колодца он обращается к богам с мольбой о спасении и, когда ему удается мысленно совершить жертвоприношение сомы, боги спасают его. В колодце Трита проводит, скорее всего, одну ночь. Существует интерпретация этого гимна как отражение катаклизма в природе (Luders H. Varuna, с. 576 сл.). Согласно этой интерпретации, в гимне описано солнечное затмение, произошедшее потому, что жертвоприношение и истина вдруг утратили свою магическую силу. Космический порядок вновь восстанавливается с помощью молитвы, данной Варуной - охранителем этого порядка. История Триты представляет собой лишь одну из иллюстраций этого общего положения. Стихи 1-17 произносятся от лица Триты, 18-19 - от лица автора гимна, т.е. Кутсы 1 В воде колодца Трита видит отражение ночного неба: месяц и звезды 2 Жена притягивает к себе мужа - Идея стиха: другие, а не я, вкушают ночные утехи 3 Да не упадет…солнце - По Саяне, под солнцем подразумевается род Триты, его умершие предки, находящиеся на небе. Род прекратится, если погибнет Трита, не имеющий сына, который мог бы совершать поминание предков, т.е. быть достойным сомы (somya в 3d). Это толкование обьясняет и содержание предыдущего стиха. Оно находит также поддержку в стихе 9, где упоминается божество Трита Аптья (trita aptya букв. Трита водяной), от которого герой данного гимна ведет свое происхождение: Трита Аптья - это скорее всего деификация какой-то разновидности небесного света и огня. В эпоху РВ это божество стало весьма неясным и оказалось оттесненным на задний план Индрой 4 Я спрашиваю о (моей) последней жертве - В этом и следующих стихах Трита требует вознаграждения от богов за его прежние вознаграждения 4b…вестник (богов) - Агни, отвозивший языками пламени жертву от людей к богам. Трита опасается, что Агни не передал его прежние жертвы, если боги могли его так покарать 4c-d kva rtam purvyam gatam / kas tad bibharti nutano 5c Что справедливо, а что несправедливо - kad va rtam kad anrtam - Оппозию rta - anrta можно интерпретировать и как закон - беззаконие, порядок - хаос, благочестивость - неблагочестивость 6в…надзор Варуны - Варуна здесь упоминается как бог, связанный с моральными ценностями и наблюдающий за исполнением вселенского закона 6d…по пути…Арьямана - Путь Арьямана здесь употребляется в той же функции, что и путь Адитьев (Арьяман - один из Адитьев) в стихе 16, т.е. имеется в виду путь божественной истины и справедливости 7 Я кто…раньше Произносил нечто - Вновь выражается надежда на справедливое воздаяние за прежние жертвы 8…обжигают меня болью Ребра - В стихе употребляются сравнения - штампы 9a…те семь лучей - Подразумеваются лучи восходящего солнца или какое-то созвездие. Если это солнце, то, значит, наступила предрассветная пора 10…пятеро быков…стояли посреди…неба…- Описание предрассветного неба. Пятеро быков - видимо, какое-то созвездие 11…прекраснокрылые сидят Посреди подьема на небо - Описание рассвета. Прекраснокрылые - солнечные лучи 11…прогонят с дороги волка - Под волком, по-видимому, подразумевается какой-то ночной демон, враждебный свету 12a-b…укреплено…достойное…восхваления (светило) - Описание восхода солнца 12c-d Закон струят реки. Правду протянуло солнце - Вывод из этих фактов таков: закон rta и правда satya должны распространиться и на Триту. Закон и правда здесь фактически синонимичны 14 (Пригласи) сюда богов - Трита совершает утреннее жертвоприношение, видимо, мысленно, сидя в колодце 16…путь Адитьев…Его вас не обойти, о боги - Трита призывает богов к справедливости. Истина, т.е. несправедливость по отношению к Трите, богам виднее, чем смертным 17 Трита…взывает к богам о помощи. Это услышал Брихаспати - Брихаспати спасает Триту. Этим стихом заверщается история Триты 18 Однажды меня увидел…волк - Эти стихи не связаны непосредственно с историей Триты. Смысл стиха 18 темен 19 = I, 94, 16 c-d 1 Месяц в глубине вод: Прекраснокрылый мчится по небу. Не находят себе места Златообручные, сверкающие (звезды). О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 2 Ведь те, у кого есть цель, (стремятся) к цели. Жена притягивает к себе мужа. Они оба изливают страстную влагу. Отдав (свой) сок, она выдаивает (мужа). О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 3 Да не упадет, о боги, Вот то солнце вниз! Да не лишимся мы никогда Благословенной (влаги) сомы! О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 4 Я спрашиваю о (моей) последней жертве. Пусть объяснит это вестник (богов): Куда девался прежний закон? Кто теперь соблюдает его? О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 5 Вы, боги, те, что находитесь В трех светлых пространствах неба: Что справедливо, а что несправедливо? Где же (мое) прежнее жертвенное возлияние? О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 6 Что же (это) за поддержка справедливого? Что за надзор Варуны? Можем ли мы обойти злоумышленника, (Идя) по пути великого Арьямана? О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 7 Я - тот самый, кто раньше Произносил нечто над выжатым (сомой). (И вот) меня преследуют заботы, Как волк - дичь, мучимую жаждой. О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 8 Повсюду обжигают меня болью Ребра, как жены мучают одного мужа. Как крысы вгрызаются в (свои) хвосты, Так заботы - в меня, твоего певца, о стоумный. О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 9 Вот те семь лучей - Дотуда протянулась моя родословная. Трита Аптья ведает это. Он поднимает голос в пользу родства. О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 10 Вот те пятеро быков, Которые стояли посреди великого неба - (Явление,) достойное восхваления среди богов - Вернулись назад (все) вместе. О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 11 Эти прекраснокрылые сидят Посреди подъема на небо. Они прогоняют с дороги волка, Переправляющегося через юные воды. О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 12 Снова укреплено это достойное воспевания, Заслуживающее лучшего восхваления (светило), о боги. Закон струят реки. Правду протянуло солнце. О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 13 О Агни, ведь у тебя дружба С богами, достойная воспевания. Сев у нас, подобно Манусу, Принеси жертву богам, как самый сведущий! О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 14 Сев как хотар, подобно Манусу, (Пригласи) сюда богов, как самый сведущий! Агни делает вкусными жертвенные возлияния, Бог, мудрый среди богов. О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 15 Варуна создает молитву. К нему, ведающему путь, мы обращаемся. Он открывает сердцем мысль! Пусть снова возникнет закон! О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 16 Вот тот путь Адитьев, Созданный на небе, как (творение,) достойное восхваления, - Его вам не обойти, о боги! Вы, смертные, не видите его. О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 17 Трита, посаженный в колодец, Взывает к богам о помощи. Это услышал Брихаспати, Создающий широкий простор из узости. О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 18 Однажды меня увидел рыжий волк, Когда я шел (своим) путем. Заметив меня, он распрямляется, Как плотник, у которого боль в ребрах. О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 19 С помощью этой хвалы с Индрой на нашей стороне, Со всеми мужами пусть превзойдем мы (всех в этой) общине! Пусть нам это щедро даруют Митра, Варуна, Адити, Синдху, Земля и Небо! *** Как заметить вращение звездного неба? Днем по небосводу движется Солнце. Оно восходит, поднимается все выше и выше, потом начинает опускаться и заходит. Но как узнать, одни и те же звезды видны всю ночь на небе или они перемещаются, подобно тому как Солнце перемещается днем? Это легко узнать. Выберите для наблюдения такое место, откуда небо хорошо видно. Заметьте, над какими местами горизонта (домами или деревьями) Солнце видно утром, в полдень и вечером. Возвратясь на то же место вечером, заметьте наиболее яркие звезды в тех же сторонах неба и отметьте время наблюдения по часам. Если вы придете на то же место через час или два, то убедитесь, что все замеченные вами звезды переместились слева направо. Так, звезда, которая находилась в стороне утреннего Солнца, поднялась выше, а та, которая была в стороне вечернего Солнца, опустилась ниже. Все ли звезды движутся по небосводу? Оказывается, все, и притом одновременно. В этом легко убедиться. Ту сторону, где Солнце видно в полдень, называют южной, противоположную - северной. Сделайте наблюдения в северной стороне сначала над звездами, близкими к горизонту, а потом над более высокими. Тогда увидите, что чем выше от горизонта звезды, тем передвижение их становится все менее заметным. И, наконец, можно найти на небе звезду, передвижение которой в течение всей ночи почти незаметно. Значит, все небо движется так, что взаимное расположение на нем звезд не меняется, но одна звезда почти неподвижна, и чем ближе к ней звезды, тем менее заметно их движение. Все небо вращается как одно целое, поворачиваясь вокруг одной звезды; эту звезду назвали Полярной звездой. Детская энциклопедия для среднего и старшего возраста в 10-ти томах, Академия педагогических наук РСФСР. Т2. с.331. 1959г. http://publ.lib.ru/ARCHIVES/A/Akademiya_Pedagogicheskih_Nauk/_APN.html Известно, что звезды действительно совершают собственные движения в пространстве, меняя свое положение относительно друг друга. Однако звезды расположены столь далеко от нас, что любые изменения в их положении становятся заметными невооруженному глазу через столетия. Благодаря этому обстоятельству мы можем говорить о движении Солнца, Луны, планет и других небесных тел относительно «неподвижных» звезд. Большой круг небесной сферы, по которому Солнце совершает свой путь среди звезд в течение года, называется эклиптикой. Плоскость эклиптики наклонена под углом 23,5° к земному и небесному экваторам; это объясняется тем, что наклон оси вращения Земли к эклиптике составляет 66,5°. Именно по этой причине высота Солнца над горизонтом меняется в течение года и происходит смена времен года. Пути Луны и больших планет Солнечной системы проходят в пределах области небесной сферы шириной 8°, лежащей по обе стороны от эклиптики. Древние наблюдатели выделили в полосе шириной около 16°, тянущейся вдоль .эклиптики, 12 зодиакальных созвездий, которым астрологи придавали особое значение. По прошествии многих веков вследствие прецессии положение основных точек эклиптики среди окружающих звезд изменилось. Рис. 15. Полюса мира и небесный экватор непосредственно связаны с полюсами и экватором Земли. По мере вращения Земли вокруг своей оси все небесные светила в течение дня пересекают небесный меридиан, связанный с наблюдателем. Рис. 16. Пояс зодиакальных созвездий, по которому совершают свой видимый путь планеты и Луна, вытянут вдоль эклиптики — видимого пути Солнца среди звезд. Сторм Данлоп. Азбука звездного неба. 1985 http://www.nnre.ru/astronomija_i_kosmos/azbuka_zvezdnogo_neba_chast_1/index.php

Ять: Ять пишет: С вечера 20 марта по вечер 21 марта 2019 года последователи иудаизма отмечают праздник Пурим. 20 марта, 21 час 58 минут - Весеннее равноденствие. 21 марта, 01 час 42 минуты - Полнолуние. История Ирана за 5 минут с 3200 до н.э. https://www.youtube.com/watch?time_continue=101&v=60IDTAg33K0 Поздравляем все ираноязычные народы и их наследников с главым праздником - Новрузом, арийским новым годом! Который отмечается сегодня, в день весеннего равноденствия! https://vk.com/wall-41689561_204 В Сербии на Рождество продают вот такие ростки пшеницы. А в Иране точно такие же ростки являются символом их Нового года — Навруза. И яйца они расписывают к этому дню. Тысячи лет и километров между нами. А главные символы — те же. https://vk.com/wall92206688_3706

Ять: Ять пишет: 20 марта, 21 час 58 минут - Весеннее равноденствие. Великдень Дажбожий 24 марта православные празднуют большой праздник – Великдень Дажбожий ВЕЛИКДЕНЬ – это давний праздник весны, весеннего солнца и природы, которая пробуждается после длительного зимнего сна. Праздник победы весны над зимою, победы жизни над смертью. День весеннего равноденствия ежегодно повторяющаяся астрономическая и географическая дата, с которой связан ряд интересных природных явлений и процессов. Переход Солнца из южного полушария в северное знаменует не только новый астрономический год, но и приход весны. С астрономической точки зрения 20-го марта наступает весна и продолжается до 22 июня – дня летнего солнцестояния. Этот день издавна люди наделяли особыми магическими свойствами. В этот день пути Земли и Солнца пересекаются, создавая своеобразную «лестницу в небо». Весеннее равноденствие – пересечение плоскости экватора с плоскостью эклиптики. Только в дни равноденствий лучи Солнца падают на Землю под прямым углом к оси её вращения. https://www.facebook.com/groups/946130822100029/badge_member_list/?badge_type=ADMIN

Ять: Оум. Проективное мышление Плюккера, Штаудта и Клейна. От восприятия к мысли А i то всенко ден ко БозЪм зрящемо яковi есь СвЪт Его же рЪщемо Перун ДажБо Хор а Яр i iно iмены ...тако спЪвахом Слву БзЪм а жiвехом мiлостiу Божьску донеждЪ жiвота се гонзiмо Сурожа бiе вразi наша iже соуте на Те мЪзiямi ползщiмi а гръзящi суте намо болЪма Маръм Мapою а концем жiвота всенщскiм ...явiтiсе Бгу Сiлну ...а бiятi теме мещем молнiiм а та iздхне ...Сypiа свЪтi на нь а до нь а вiдiмо всящская ...ПервЪ бо Слва Сурiу СтлуДiду етень iждене злая Влескнига Дощ.4 А и всякий-то день к Богам взираем, которые есть Свет, который называем Перун, Дажбо, Хор и Яр, и иными именами...Так поем славу Богам и живем милостью божеской, пока жизни не лишимся. Сурожа бьет врагов наших, которые суть на Нее пауки ползущие...и грозящие нам болями и Маром-Марой, и концом жизни всяческим...явиться Богу Сильну...и бить тем мечом молнийным, и они издохнут. Суря светит на нас и к нам, и видим всё...Во-первых же, слава Суре, Светлому Деду, который нам изгоняет злую... С Юлиусом Плюкером мы вступаем уже в период, с которым я сам связан многочисленными отношениями. Лично я чту в нем своего учителя, ассистентом которого по физике я был с I860 по 1868г. и с которым нас связывает общая родина. … Говоря о работах Плюкера, я хотел бы прежде всего остановиться на его достижениях в области физики, в силу тех персональных взаимоотношений, которые связывают с ними нас, геттингенцев. Физические работы Плюкера помещены во втором томе сочинений, собранных Геттингенским научным обществом и снабженных предисловием Рике. Хотя Плюкер и начал с математики, однако он отнюдь не был физиком-теоретиком. Наоборот, его больше привлекали чисто экспериментальные исследования, в которых он, следуя примеру Фарадея, охотнее всего проникал в совершенно неисследованные области. Благодаря этому ему удалось сделать целый ряд открытий. … Я перехожу теперь к продолжению нашей основной темы, обращаясь к геометрическим работам Плюкера. Мы обязаны ему пятью большими самостоятельными публикациями, кроме работ, собранных в первом томе Собрания сочинений: 1. Аналитически-геометрические исследования, Т.1 И 2, 1828, 1831; 2. Система аналитической геометрии (на плоскости), 1834; 3. Теория алгебраических кривых, 1839; 4. Система аналитической геометрии в пространстве, 1846; 5. Новая геометрия пространства, основанная на рассмотрении прямой линии как основного элемента, 1868, 1869 (вторая часть после его смерти издана мной). О последнем сочинении, которое относится ко второму геометрическому периоду Плюкера, я буду говорить в дальнейшем развитии этих лекций. Я хотел бы только отметить как любопытную черту, что возобновление Плюкером геометрических работ совпадает с годом смерти Штейнера (1863). Существует ли между этими событиями причинная связь, установить, конечно, невозможно. Целью Плюкера в геометрии и его достижением является новое построение аналитической геометрии. Он придерживался при этом метода, возникшего из традиций Монжа: полного сращения построения и аналитической формулы. В предисловии к первому своему сочинению, на стр. IX он говорит: Я присоединяюсь к тому мнению, что анализ является наукой, существующей самостоятельно, в себе самой, вне зависимости от каких бы то ни было приложений, тогда как геометрия, так же как, с другой стороны, механика, являются только наглядным изображением соотношений в едином великом и возвышенном мирозданиии -. В этих словах ясно слышатся положения Монжа, с которыми мы в другой форме познакомились и у Гаусса. В геометрии Плюкера простое комбинирование формул переводится на язык геометрических соотношений и, наоборот, последними направляются аналитические операции. Вычисления у Плюкера по возможности опускаются, но зато развивается и широко применяется доходящая почти до виртуозности острота внутреннего восприятия, геометрического истолкования имеющихся аналитических уравнений. В качестве примера, характеризующего образ мышления Плюкера, я приведу его доказательство теоремы Паскаля. Речь идет о двух тройках прямых p, q, r и p’, q’, r’, из девяти точек пересечения которых шесть лежат на одном коническом сечении (черт. 5). Утверждается, что остальные три лежат на одной прямой. Мы рассматриваем p, q, r, p’, q’, r’как линейные выражения, приравнивание которых нулю дает уравнения шести прямых, о которых идет речь. Тогда комбинация pqr — $p’q’r’ =0 представляет собой уравнение пучка кривых третьего порядка, которые все проходят через девять точек пересечения обеих троек прямых. Так как из этих девяти точек шесть лежат на коническом сечении и кроме того в нашем распоряжении имеется постоянная $, то путем подходящего подбора $ я могу всегда выделить кривую, имеющую с данным коническим сечением еще одну седьмую, общую точку. Кривая третьего порядка С(3) и кривая второго порядка С(2), вообще говоря, имеют шесть общих точек. Если уравнение шестой степени, определяющее их пересечения, имеет больше, чем шесть корней, то оно обращается в пуль тождественно. Поэтому кривая С(3) должна распадаться на само коническое сечение и линейную остаточную часть, которая необходимо должна содержать три другие точки пересечения обеих точек прямых. Стало быть, эти три точки действительно лежат на одной прямой. Это доказательство, которое при некотором навыке становится настолько ясным, что может быть изложено еще короче… ...Радикальное изменение во всем этом произвел Штаудт, отчетливо понявший не только то, что независимое от метрики определение общих проективных координат необходимо, но и то, что оно возможно. Чтобы уничтожить даже воспоминание о прежней непоследовательности, он отказался от термина „двойное отношение" и наименовал соответствующую характерную для проективной геометрии конфигурацию четырех точек словом Wurf. Вурф, образуемый точкой Р с тремя произвольно выбранными основными точками 0, 1, оо, представляет собой число, которое и выбирают за координату точки Р. …Я покажу теперь более подробно на одном примере, на котором мы уже останавливались, когда говорили о Плюкере, применение этого метода в геометрическом исследовании. Мы уже говорили о теореме, по которой всякая плоская кривая третьего порядка С(3) имеет девять точек перегиба, из которых три всегда действительны, а шесть мнимых, причем каждым двум соответствует третья, лежащая с первыми двумя на одной прямой и все они таким образом лежат на двенадцати свое образно расположенных прямых. Естественно возникающая теперь задача состоит в том, чтобы, исходя из интерпретации Штаудта, представить в геометрически наглядном виде эти девять точек перегиба и определяемую ими конфигурацию. Для облегчения заменим поставленную задачу другой, принципиально от нее мало отличающейся. А именно, дуализируем проблему и рассмотрим, следовательно, вместо кривой третьего порядка С(3) кривую третьего класса С^3. Согласно сформулированной выше теореме эта кривая имеет девять касательных возврата, которые по три проходят через одну точку. Задача состоит окончательно в том, чтобы представить эти девять касательных возврата и 12 точек, в которых пересекаются соответствующие тройки касательных возврата... Клейн Ф. Лекции о развитии математики в XIX столетии. Часть 1. (1926). Москва - Ленинград: ОНТИ. Главная редакция технико-теоретической литературы, 1937 http://publ.lib.ru/ARCHIVES/K/KLEYN_Feliks/_Kleyn_F..html

Ять: Оум. Проективная геометрия и принцип двойственности А i то всенко ден ко БозЪм зрящемо яковi есь СвЪт Его же рЪщемо Перун ДажБо Хор а Яр i iно iмены ...тако спЪвахом Слву БзЪм а жiвехом мiлостiу Божьску донеждЪ жiвота се гонзiмо Сурожа бiе вразi наша iже соуте на Те мЪзiямi ползщiмi а гръзящi суте намо болЪма Маръм Мapою а концем жiвота всенщскiм ...явiтiсе Бгу Сiлну ...а бiятi теме мещем молнiiм а та iздхне ...Сypiа свЪтi на нь а до нь а вiдiмо всящская ...ПервЪ бо Слва Сурiу СтлуДiду етень iждене злая Влескнига Дощ.4 А и всякий-то день к Богам взираем, которые есть Свет, который называем Перун, Дажбо, Хор и Яр, и иными именами...Так поем славу Богам и живем милостью божеской, пока жизни не лишимся. Сурожа бьет врагов наших, которые суть на Нее пауки ползущие...и грозящие нам болями и Маром-Марой, и концом жизни всяческим...явиться Богу Сильну...и бить тем мечом молнийным, и они издохнут. Суря светит на нас и к нам, и видим всё...Во-первых же, слава Суре, Светлому Деду, который нам изгоняет злую... Проективная геометрия и принцип двойственности. …В качестве одного из первых новаторов я должен здесь назвать Понселе, который в 1822г. опубликовал свой «Трактат о проективных свойствах фигур»...Главная заслуга Понселе состоит в том, что он первый высказал ту мысль, что для точки существуют равноценные образы, а именно на плоскости точке можно противопоставить неограниченную прямую, в пространстве же — неограниченную плоскость; иначе говоря, в большей части геометрических предложений всегда можно слово «точка» заменить словом «прямая» или соответственно «плоскость». Это — выражение принципа двойственности. Понселе примыкает в развитии своих идей к теории поляр конических сечений (теория взаимных поляр). …очень скоро пришли к более глубокому пониманию принципа двойственности. Его отделили от теории поляр н стали рассматривать как источник всего своеобразного построения проективной геометрии. …На протяжении нашего курса, нам еще часто придется говорить об этой систематике, но уже теперь я хотел бы дать краткий обзор ее. При этом принцип двойственности будет проявляться в том, что точка и плоскость — или соответственно (если ограничиваться плоскостью) точка и прямая — входят в основные понятия и предложения («аксиомы») геометрии всегда совершенно симметрично, т.е. что эти аксиомы, а значит, и логически выводимые из них предложения всегда попарно двойственны. Так называемые «метрические соотношения» элементарной геометрии (как, например, расстояние, угол и т.д.) вначале совсем не входят в эту систематику; позже мы увидим, как они могут быть дополнительно включены в нее… …Плюккеровы координаты прямой и дальнейшее развитне принципа двойственности 3)…Принцип двойственности как раз и опирается на то, что рассматриваемое уравнение совершенно симметрично относительно х, у, с одной стороны, и u, v, с другой… …Окинем теперь беглым взором возникающие таким образом всегда взаимно двойственные высшие образы! Это даст нам как бы продолжение предыдущей двойственной в себе схемы линейных образов…Это может служить в качестве достаточного примера тех двойственных схем, которые охотно составлялись в продолжение долгого времени. 4) Уже у Плюккера имеется весьма существенное дальнейшее развитие всего этого подхода. …Изложение всего этого Плюккер дал в своем произведении «Новая геометрия пространства, основанная на рассмотрении прямой линии как элемента пространства»; он умер, когда было почти закончено печатание первой части этого произведения, и я, как его тогдашний ассистент, должен был «заслужить шпоры» изданием второй части. Общий плюккеров принцип применять любые образы как элементы пространства, а определяющие их постоянные как координаты давал и в дальнейшем повод к интересным исследованиям. Так, выдающийся норвежский математик Софус Ли, который долгое время работал в Лейпциге, достиг больших успехов со своей геометрией сфер. В ней за элемент пространства берется сфера, которая, как и прямая, зависит от четырех параметров. Далее, я упомяну еще исследование Штуди «Геометрия динам»), которое относится к более позднему времени. В нем Штуди связывает со знакомым уже нам понятием динамы целый ряд интересных относящихся сюда изысканий. Клейн Ф. Элементарная математика с точки зрения высшей. Том 2. Геометрия. 1925. Издание второе. Москва: Издательство «Наука». Главная редакция физико-математической литературы, 1987. с.89-98 http://publ.lib.ru/ARCHIVES/K/KLEYN_Feliks/_Kleyn_F..html

Ять: Оум. Проективное мышление. Принцип двойственности Я, носящий весь земной шар На мизинце правой руки, Тебе говорю: Ты! Так я кричу, И на моем каменеющем крике Ворон священный и дикий Совьет гнездо, и вырастут ворона дети, А на руке, протянутой к звездам, Проползет улитка столетий. Велимир Хлебников 7 декабря 1917, 1922 Хлебниковские игры. Дилогия (Путешествие с двойником. Доски судьбы). Режиссер: Елена Саканян. 1992-1994 https://vk.com/id399489626?z=video-35021859_164357226 Проективная геометрия и принцип двойственности. …В качестве одного из первых новаторов я должен здесь назвать Понселе, который в 1822г. опубликовал свой «Трактат о проективных свойствах фигур»...Главная заслуга Понселе состоит в том, что он первый высказал ту мысль, что для точки существуют равноценные образы, а именно на плоскости точке можно противопоставить неограниченную прямую, в пространстве же — неограниченную плоскость; иначе говоря, в большей части геометрических предложений всегда можно слово «точка» заменить словом «прямая» или соответственно «плоскость». Это — выражение принципа двойственности. Понселе примыкает в развитии своих идей к теории поляр конических сечений (теория взаимных поляр). Умопримечание 60. Это определение поляры не является общим (например, оно неприложимо, если точка p лежит во внутренней области, т.е. через нее не проходит ни одна действительная касательная к рассматриваемому коническому сечению). Общее определение получается либо переходом в комплексную область (из любой точки, не принадлежащей коническому сечению, можно провести к нему две касательные, которые, однако, могут оказаться мнимыми, но и в этом случае прямая, соединяющая точки касания, будет действительной — это и есть поляра), либо с использованием гармонических четверок точек. Именно, если через точку p проводить всевозможные прямые, пересекающие коническое сечение в двух точках а, b, то множество всех таких точек q, что а, b, р, — гармоническая четверка, представляет собой либо прямую, либо часть некоторой прямой. Эта прямая pi и есть поляра точки р. Клейн Ф. (Я решил дать, прежде всего, общий обзор всей области геометрии в том объеме, который я считаю желательным для всякого учителя средней школы). Элементарная математика с точки зрения высшей. Том 2. Геометрия. 1925. Издание второе. Москва: Издательство «Наука». Главная редакция физико-математической литературы, 1987. с.89-98 http://publ.lib.ru/ARCHIVES/K/KLEYN_Feliks/_Kleyn_F..html Впишем в любое коническое сечение (для проективной геометрии разницы между эллипсом, параболой и гиперболой нет) произвольный шестиугольник (см. рис. 5, на котором стороны занумерованы). Продолжим теперь до пересечения первую и четвертую, вторую и пятую, третью и шестую стороны. Полученные прямые обязательно пересекутся, ибо naраллельных в проективной геометрии нет. Итак, мы имеем три точки пересечения трех пар прямых. Вообще говоря, три произвольные точки плоскости не лежат на одной прямой, но эти три — лежат. В этом и заключается теорема Паскаля. Если теперь проектировать коническое сечение вместе с шестиугольником, с точками пересечения его сторон и с прямой, проходящей через эти три точки (ее называют паскалевой прямой), на другую плоскость, то, как бы не изменялось коническое сечение и вся эта конфигурация, указанные три точки все равно будут лежать на одной прямой. Теорема Паскаля — проективная теорема. P.H. Щербаков, Л.Ф. Пичурин. От проективной геометрии — к неевклидовой (вокруг абсолюта). Книга для внеклассного чтения IX, X классы. М., «ПРОСВЕЩЕНИЕ», 1979 https://vk.com/doc399489626_496832105 Святовиду посвящен был великий белый конь. Когда войну начать хотели, втыкали перед капищем в землю острыми концами шесть копей, по два вместе крестообразно. По обыкновенной молитве выводил жрец посвященного коня скакать через оные копья. Когда на скоку заносил наперед правую ногу, почитали за доброе предзнаменование предприемлемого дела; когда же левую простирал наперед далее, признавали за худое предвозвещение. По сему конскому скаканию начиналась война или отлагалась Михайло Ломоносов. Древняя Россiйская исторiя (1766). Глава 4. О нравах, поведениях и о верах славенских http://www.rus-sky.com/history/library/lomonosv.htm А не воставiщь владь наше едiне есе Хорс а Перунь Яро Купалва Лад а Дажбо

Ять: Проективное мышление. Прославление Триглава и Семерегла Се бо ящете первiе ТрiГлву покланяшете Вот, возьмитесь, первое, Триглаву поклонитесь Дощечка N 11 важна для нас тем, что в ней, видимо, поучение ученику, п.ч. начало ее текста начиналось с восхваления Богу, которого автор считает троичным; он обращается к отроку, которого посвящает в великую тайну - А. Кур В февральском номере Жар Птицы 1959 А. Кур опубликовал тексты дощечек 11 (цельная), 12 (отрывок) и 13 (отрывок) (с.15-17). Всё разбито на слова и снабжено примечаниями Дощ.11а,б Се бо ящете первiе ТрiГлву покланяшете Се яхом a i Тму влiкоу Слву поящехом Хвалiхом i Сварга Дiда Бжiа якожде Тено есе Родоу Божьску Нщельнiко а всенску рдоу студiц вещен яково тецЪ во лЪтЪ од крыне сва а во зме нiколеже не взмрзе А тоя воде жiвенце пiуще жiвiхомся доконе не преiдехом якожде све ко Нему убендехом до луце Егоiех раяiстiех А i Бгу Перневi ГрмоВрзецу а Бгу Пре а Боренiа ОрцЪхом Жiвента Явлены а не преставате Колiе врщате а Кii ны венде стезеоу правоу до бранiе а до Трiзнене Влiка о вся павщiа якове же iдоут ве жiвенте вЪщнiе по пълку Пруноiу А Бгу СвентоВiдiу Слву рцЪхом Се бо ста Бг Правiе a Явiе А Тому поiема песынiема яко Свт есе А чрезь Оне вiдяхом Свiет Зрящете а Яве быте А i Тоi нас о Навiе убрежешет А Тму хвлу пъiемо Пъехом плясасще Тему а взывахом Бгу нашiему якожде Тоi Земе СлонцеСуне нашiу а Звiздiа Дрезац а Свт КрiепцЪ Творяцете Слву СвiентоВiдiеве влку Слва Бгу нашiему То бо скрыбецете сердiе нашiе а се смехом одркохом сен одо злыа дЪянiа нашiа а добру тецехомсте Се бо отрце пущенiемо обыiмесе А рЪщете Се утворяiще Се бо Нь вiедЪте оуме ръзтргнещешi А по цо iсте Се бо те умiемо Се бо таiна влiка есе якожде i Сврг Перуно есе а СвентоВенд Тые Два есьва одържены о Сврзi а обаполы iа БiелоБг а ЦрнъБг сен пероутесе I Тоiе i Сврг држещете абые она Свнту не обыте пъврзещену По тоiе обасва Хърс Вльс Стрыб держетесе По за нь Вышень Леле Лiетiц Радогщ Колендо а Крышень I се о тва Удрзец Сывыi Яръ а ДажБо Се бо iны суте БiелоЯре Ладо Коупало СЪнiц Жiтнец ВЪнiц Зрнiц ОвсЪнiц Просiц Студец Ледiц а Лютец I по та Птiцец Зверенц Мiлiц Доздец Плдец Ягондец Пщелiц Тръстiц Кленчiц Езеренц Вiетрiц Сломiц Грiбiц Ловiщ Бесiедiц Снiезiц Странiц Свентiц Радiц Свiетiц Крвiц Красiц Травiц Стеблiц А за се соуте Родiц Маслiенц Жiвiц Вiедiц Лiствiц Квiецiц Водiщ ЗвЪздiц Грмiч СЪмiщ Лiпец Рыбiц Брезiч Зелiнц Горiц Страдiц Спасiц Лiствеврзiц Мыслiц Гостiц Ратiц Странiц Чурц Ръдiц А ту бо о сва ОгнБг Семьарегельi овщi а яро брзо роздено а щiстъ А то соуте ТрiГлвы обцi А се сва Онiе оде а тужде отроще одевЪрзещешi врата онiа а веiдешi во нь То бо есе красiен Раi Славьсекi А тамо Ра рiека тенце якова одЪлящешеть Сврьгу одо Яве Iа ЧенслоБг уцте дне нашiя а рещеть Бъговi ченсла сва А быте дне Сврзенiу нiже боте ноще а оусноуте Тоi бо се есе Явскi а Сыi есте во дне Бжьстiем А в носще нiкii есь iножде Бг ДiдДубСноп наш Слва Бгу Перуну ОгнКудру iже стрЪлiе на врзi вьрзе а верна предведе во стьзЪ поневжде есе Тоiе въiньм щест а соуд а яко ЗлтРоун Млств ВсПрвдьн ест Вот, возьмитесь, первое, Триглаву поклонитесь. Вот взялись мы, а и Тому великую Славу поём мы. Восхваляем и Сварга, Дида Божия, потому как Тот есть роду божьему начельник и всяческому роду родник вечный, который течет летом из крыниц (источников) своих, а зимой же никогда не замерзает. И эту воду живую пьюще, оживотворяемся, доколе не прейдем, потому как все к Нему убудем в луга Его райские. Да и Богу Перуну Громовержцу и Богу Битвы и Борения. Нарицаем (Его) Живящим Явленным, и (речем Ему) не переставать Колы (колесницы) вращать, и Который нас ведет стезею правою на брани и на тризны вликие о всех павших, кие же идут к жизни вечной по полку Перунову. И Богу Святовиду Славу речем мы. Вот, восстает (Он), Бог Прави и Яви. И Тому поем песни мы, потому как Свет есть (Он). И чрез Него видем мы Свет. Зрите - и Яви быти. А и Тот нас от Нави убережет, и Ему хвалу поем. Поем мы, пляшем Ему и взываем к Богу нашему, потому как Он Земле, Солнцу-Суне нашему и Звездам - Держатель и Света Крепитель. Творите Славу Святовиду великую. Слава Богу нашему! То ведь скорбит (скрыбецете) сердце наше, и вот мы отреклись от злых деяний наших и к Добру пришли мы с вами. Вот, отроки, с прощением (Велике Пущіння) обнимемся! И скажем: То сотворим. Вот ведь Его ведать - ум расторгнешь. А почто, воистину? Это ведь разумеем мы. Это ведь тайна великая есть, потому как и Сварог Перун есть и Святовид. (А) эти Два удерживаются во Сварге, и с обеих ее сторон Белобог и Чернобог борются. И Тех и Сварог держит, чтобы тому Свету не быть повержену. За теми Двумя - Хорс, Влес, Стрибог держатся. За ними - Вышень, Лель, Летиц, Радогощ, Колендо и Крышень. И вот за ними - Держатель Сивый, Яр и Даждьбог. Это по другому (по) суте - Белояр (март), Ладо, Купало, Сениц, Житнец, Вениц; Зерниц, Овсениц, Просиц, Студец, Ледиц и Лютец. И за теми - Птичиц, Зверенц, Милиц; Дождец, Плодец, Ягоднец; Пчелиц, Тростиц, Кленчиц; Езериц, Ветриц, Соломиц; Грибиц, Ловиц, Беседиц; Снежич, Страниц, Святиц; Радиц, Светиц, Коровиц; Красиц, Травиц, Стеблиц; А за теми - Родиц, Маслениц, Живиц; Ведиц, Листвиц, Кветиц (Цветиц); Водищ, Звездиц, Громич; Семищ, Липец, Рыбиц; Березич, Зелениц, Гориц; Страдиц, Спасиц, Листеверзиц; Мыслиц, Гостиц, Ратиц; Страниц, Чуриц, Родиц. И вот для всех Огнебог Семерегл - общий и ярый, быстро рожденный и чистый. А то суте - Триглавы общие. И со всеми Ними иди. И тут-же, отроче, отворишь врата те и войдешь в них. То ведь есть прекрасный Рай Славянский. А там Ра река течет, которая отделяет Сваргу от Яви. И Числобог считает дни наши и речет Богу числа все - да быть дню небесному или же быть ночи, и уснуть. Этот ведь есть Явский, а Сей есть во дне божеском. А в ночи никого нет, лишь Бог Дед-Дуб-Сноп наш. Слава Богу Перуну Огнекудрому, который стрелы на врагов вержет, и верных вперед ведет по стезе, ибо есть Он воинам честь и суд, и, как Златорун, Милостлив и Всеправеден есть Влескнига, Жар-Птица и историческая память https://vk.com/doc399489626_501345325

Ять: Вот ведь есть у нас Овсеня дни, как пожню сотворим и наурадогощуемся оттого 22 сентября в в 16:31 по московскому времени в Северном полушарии наступает осеннее равноденствие. День и ночь станут равными. А потом ночи станут длиннее. Неустойчивое равновесие. Не огорчайтесь. И это пройдет. Радуйтесь Се б то iмеiмо Овсенке дены якожь пожнiе соутвърiхом а се оуРадогщехомся от iонiе Се бо iнодь якожь коii не удърже сва есьтва до разъ а рце безоумьна се боть iе о ЦрноБъзе А iнь iжде iме радгъць iе о БьлъБзiе Вот ведь есть у нас Овсеня дни, как пожню сотворим и наурадогощуемся оттого. Но иногда, как кто не удержит своего естества в случае и скажет безумное, то это разве что от Чернобога. А другой, который радуется - то от Белобога. *** Якъ iдяшуть отре конче Святы окуде Святы iдоуть до ны I тоi Святы первено Колядь i друзе Ярь i Красня Гуре i Овсiена Влiка i Мала Дощ.37а Как идут четыре конца Света, так и оттуда и Праздники идут к нам. И те Праздники: первейший Коляда, и другие - Ярь и Красная Гора и Овсени Великие и Малые *** Во Влескниге (ВК) корень Лад упоминается более 20 раз (Ладо, од лада, а не бысте ладу во Русе, жiвя кладно, владь, владец, владiще, владще, владнесщь, воладносще, владьба, владiщi, владнещете, владыщете, овладенте, овЪладьша, овладящуть, I тiымъ ЛадоБгъ iже правi лады родовстii а благстi всящестii). Из архива Ю. Миролюбова в Аахане В дощечке 22 поется: Аще бо те сен орцено есе якожде квасуро одерзе о Бзех таiноу утвржяшете сурыноу А то бо есе вжыжене оутълiенiе якве iмяхом сме до Радогьще о Бзiех се радоватi а плiясяце вЪнiе въргоща де Сврзе А зпiевема Слву Бзiем сотвърiяще квасуро Бяще бо iе менж осылень о Бзiех вързумлiен А то бо то Ладо до не прiхозящ а рцѣ му вързете меды водоу а усырете е о Суне Се б то суре утвържiсяща че оны брендете i сен претвърящете до соурiцi I тоу пыiмо во Слвоу Бозькоу I то бо то бяще о венце до Кiе а менж бящ о тоi крате вельмь опознащен орщене Оцы БлгоМiро А тоi одрзе од Сврженц поущеньу якожде ствъряiц квасоуру iж ещь рщена есе соурынiя I те б то есе во Радгоще нашiа Се б то iмеiмо Овсенке дены якожь пожнiе соутвърiхом а се оуРадогщехомся от iонiе Се бо iнодь якожь коii не удърже сва есьтва до разъ а рце безоумьна се боть iе о ЦрноБъзе А iнь iжде iме радгъць iе о БьлъБзiе Такожедь iмящехом iсъкащете дрзi i врзi ...коваць бо меще нашiя на оутвьрзене сылы а се iмо сылоу божденьскоу поражещете врзе нашiя обополе То б то БъгоМiре оурiещенъ Твастыремъ якожде Тоiе му порце о Слвiех абыста она бящеть якождь Бзе ръкъоще iма Сеi хва ...Се бь то оуставе Родiа о себе якождь Бзi съ прiщiне Родь а смехом о Родiех тоiiех Родi Такожь i Сврг iе Оць i проща соуте Сыне а iмях сен корiте Iму Такожь i мы се бо корiхом Родце якожь есе Оць Рдоу а тоi б то Родi iесьтва те о Кые до кънiязе Кiсте Еще ведь о том рассказывается, как квасуру получено от Богов, тайну, как приготовить сурину. А это ведь жажды утоление, которое бывает на Радогощ, чтобы о Богах радоваться и плясать, венки бросая к Сварге, и поем, славу Богам сотворяя квасурой. Был ведь тот муж сильный, Богами вразумлен. И вот ведь тот Ладо, к нему прийдя, и говорит ему бросить меды в воду и осуривать их на Солнце. Тут ведь сура сделается, потому что они (меды) будут бродить и претворяться в сурину. И ее пьем (мы) во славу Божескую. И было то ведь в веках до Кия, а муж этот был в тот раз весьма отмечен, назван Отцом Благомиром, и он получил от Сварженца поучение, как приготовлять квасуру, которая называется еще суриной. И это-то есть во Радогоще наш… Вот ведь есть у нас Овсеня дни, как пожню сотворим и наурадогощуемся оттого. Но иногда, как кто не удержит своего естества в случае и скажет безумное, то это разве что от Чернобога. А другой, который радуется - то от Белобога. Так же нам надобно отыскивать друзей и врагов...ковать мечи-то наши на утверждение силы, и ими, силою Божескою, поражать врагов наших с обеих сторон. Тот ведь Богомир наречен так Твастырем, потому как Тот ему поручил о Славных, чтобы они, как Боги рекли им, Сего хвалили. Вот ведь установил он роды у себя, потому как Боги - причина родов, а мы - Родов тех роды. Также и Сварог есть Отец наш, а прочие суть сыны. И им надобно кориться Ему. Также и мы ведь покорны Родичу, потому как он есть Отец роду, а те роды-то вы есте, те, которые были во времена Кия, до князей киевских Влескнига II: Исходные тексты. Буквальный перевод. Перевод с древнерусского, подготовка древнего текста, примечания: Николай Владимирович Слатин. Омск, 2006. 496c. https://vk.com/doc399489626_449257582 Лад — 1. им. п. м. р. ед. ч. Лад, Ладо, теоним, Божество 2. лад, порядок, гармония; мир, согласие, любовь, дружба, отсутствие вражды, порядок Влескнига III: Влесова Книга. Словарь всех словоформ Влескниги. Составление словника, определение значений, составление словарных статей: Николай Владимирович Слатин. Омск, 2017 (being updated). 376c. https://vk.com/doc399489626_452851445 https://vk.com/doc399489626_452851427 Влескнига, Жар-Птица и историческая память https://vk.com/doc399489626_568946827

Ять: Вероятностное проективное мышление Система всегда самоорганизуется, и канатоходец знает, какой танец он должен исполнять на канате... Желая понять принцип самоорганизации, я начал с осмысления сознания человека, затем попытался понять биосферу как самоорганизующую систему, и наконец, совсем недавно попытался расширить принцип самоорганизации, включив в него Вселенную в целом. В моей системе самоорганизация порождается сознанием. Отсюда у меня возникло представление о вездесущности слабых форм сознания, которые могут быть названы квазисознанием... Я входил в медитационное состояние перед восходом солнца. Вот оно засветилось первым лучом там за сопками, еще невидимое. Я жду напряженно, механически выполняя свою работу. Еще мгновение - и блеснул его край над темной скалой, и во мне что-то засветилось - я не чувствую себя больше рабом. А ночные смены осенью: медитация под звездным небом. Никогда раньше я не ощущал себя так близко к Вселенной, как в эти длинные ночи. И я уже потом понял, что выжить в лагере может только тот, кто не смирился с мыслью о том, что он стал, как это ему внушали, сталинским рабом... Я написал эти воспоминания для того, чтобы сохранить память о том, кто умел жить не покоряясь, сохраняя свое достоинство, свою самобытность *** Из всех суждений Андрея Николаевича Колмогорова самым существенным для меня было, пожалуй, его часто повторявшееся высказывание, звучавшее примерно гак: «Мы имеем по крайней мере одно весьма серьезное преимущество - владеем вероятностным мышлением». Он никогда не эксплицировал эту мысль—ее надо было понимать в зависимости от ситуации, в которой она произносилась. Мне представляется, что разговор о вероятностном мышлении относится не столько к развитию самой математики (теория вероятностей такая же математическая дисциплина, как и все другие), сколько к использованию математики для вероятностного описания внешнего мира, минуя тот жесткий детерминизм, в который западная культура была погружена изначально. Естествоиспытатель, обращенный к вероятностно-статистическим представлениям, начинает мыслить иначе, чем это было традиционно принято. Напомним, что идея случайности обрела познавательное значение сравнительно недавно. Первые толчки этому дали: статистическая физика, прикладная математическая статистика (включая контроль качества, биометрику и пр.), квантовая механика. Вызывающе прозвучала субъективная (бейесовская) статистика (с.283) В.В. Налимов. Канатоходец. Воспоминания. М.: Прогресс, 1994, 457с. https://vk.com/doc385846000_493278594 Развиваемый нами подход к пониманию самоорганизации смыкается, хотя бы в постановке некоторых задач, с темами синергетики. Но здесь есть и принципиальное различие. В отличие от нашего подхода, опирающегося на одухотворенность Универсума, в синергетике, возникшей в среде термодинамиков, доминирует механицизм, обретающий теперь, правда, иной статус, становясь нестабильным, непредсказуемым. Соответственно в этой системе представлений устойчивость и равновесность оказываются тупиками эволюции [Князева, Курдюмов, 1992]. (с.114) В.В. Налимов. В поисках иных смыслов. М.: Прогресс, 1993, 261 + 17с. https://vk.com/doc316403302_500910411 Я обратил внимание на смыслы, организующие наше сознание. Смыслы можно обсуждать. Смыслы нужно обсуждать. Смыслы динамичны. Если смыслы не осмысливать, то они начинают меркнуть (с.162) В чем смысл жизни? Ответ на этот вопрос для меня звучит просто: смысл существования Вселенной - в раскрытии заложенной в ней потенциальности. Смысл нашей жизни - в активном участии в этом процессе, в расширении горизонта нашего существования (с.365 Завершающее слово. Канатоходец) https://web.archive.org/web/20120317134313/http://v-nalimov.ru/books/ Русский провидец - так в одном из американских журналов была названа статья о Василии Васильевиче Налимове - ученом, судьба которого по-русски нелепа, драматична, а порой и фантастична. Не получив возможности закончить физико-математический факультет Московского университета из-за морально-политического конфликта с комсомольской организацией, он много позже стал профессором этого университета, где в течение 10 лет работал первым заместителем крупнейшего математика нашего времени академика А.Н. Колмогорова, руководившего Межфакультетской лабораторией статистических методов. Восемнадцатилетний ГУЛАГовский период его биографии, включающий тюрьмы, лагеря и ссылки, был не просто драматическим недоразумением, но результатом сознательного сопротивления свободного философа тоталитарной идеологии. Василий Васильевич Налимов - математик и мыслитель https://www.facebook.com/vasilynalimov https://web.archive.org/web/20101228105952/http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_840.htm

Ять: Вероятностное проективное мышление Интуиция и искусственный интеллект Пробабилизм (от лат. probabilis – вероятный) — вероятностный стиль мышления, характерный для развития современного научного познания Из Библиотеки Инженера (БИ): ...Часто можно слышать критические высказывания, основанные на попытке противопоставить человека машине с каких-то принципиальных позиций. Утверждается, например, что ЭВМ делает только то, что запрограммировано. На это можно ответить, что и человек делает только то, что запрограммировано в его сознании. Иногда составляются длинные и интересные списки ситуаций, в которых проявляется глубокое и пока не устранимое различие в поведении человека и ЭВМ. Вероятно, одно из самых серьезных различий состоит в том, что человек, в отличие от ЭВМ, может решать плохо сформулированные задачи. Или иначе — машине нужен однозначный математический язык, человеку — естественный, полиморфный, язык. Естественный язык, как раз в силу своей полиморфности, оказывается мощнее любого строго формализованного языка; это почти самоочевидное утверждение, не раз обсуждавшееся и в нашей литературе, очень хорошо сформулировано английской лингвистической философской школой [8]. Но не объясняется ли такое различие результатов тем, что пока еще никто не понял, как в сознании человека работает программа семантического анализа предложений, формулируемых на полиморфном языке. Если бы удалось понять механизм подобного анализа, то это существенно продвинуло бы все работы, направленные на создание искусственного интеллекта. Создание искусственного разума — модели человеческого интеллекта — является сейчас центральной проблемой кибернетики (с.19-20) ...Как уже указывалось выше, одно из принципиальных различий между человеком и ЭВМ состоит в том, что человек, в отличие от машины, может подвергать семантическому анализу вопросы, сформулированные на полиморфном языке. Второе столь же важное различие состоит в том, что человек, наблюдая новые явления и используя имеющиеся у него априорные сведения (здесь следует обратить внимание на многозначность термина «априорные сведения». В статистике априорными называются сведения, полученные на основании предыдущих экспериментов. По отношению к (n + 1)-му эксперименту априорными являются сведения, полученные из n предыдущих экспериментов) может выдвигать новые, подчас даже совсем неожиданные гипотезы, а вычислительная машина этого сделать не в состоянии. Или, может быть, более осторожно нужно было бы сказать так: процесс выдвижения новых гипотез, по крайней мере сегодня, запрограммировать нельзя (c.36-37) ...Вероятно, самым примечательным в современной математической статистике оказывается не только стремление к возможно большему логическому обоснованию выдвигаемых гипотез, но и стремление к самому широкому использованию априорной информации, задаваемой вероятностным образом. Все большее развитие получает так называемый необейесовский подход к проверке гипотез (см., например, [21—25]). Здесь нужно подчеркнуть, что необейесовский подход отнюдь не исчерпывается использованием хорошо известной теоремы Бейеса (математик, живший еще в XVIII веке), которая является тривиальным следствием аксиомы умножения вероятностей. Этот подход характеризуется стремлением включить интуитивную вероятность в обоснование математической статистики. Интуитивную вероятность иногда называют также субъективной, или персональной, вероятностью). Здесь речь идет о некоторой мере персональной уверенности исследователя. Естественно, что статистики-необейесианцы чаще применяют теорему Бейеса, чем противники этого метода. Какой смысл нужно придавать интуитивным оценкам вероятности того или иного события? Этот вопрос вызвал очень острую дискуссию, продолжающуюся до сих пор. В его изучение включились и психологи-экспериментаторы, показавшие на ряде примеров, что интуитивные оценки вероятностей имеют определенный физический смысл. Во всяком случае, ясно, что человек как в своей научной, так и в повседневной деятельности постоянно оценивает субъективные вероятности различных событий. Ему все время приходится принимать решения при неполном знании, основываясь на догадках. Может быть, в наиболее рафинированной форме это проявляется в тех ситуациях, когда заключают пари или, скажем, делают разные ставки на скачках и, таким образом, количественно оценивают вероятность того или иного исхода состязания. Ясно, что персональная вероятность оценивается с большой ошибкой и, более того, оценка всегда остается субъективной, т.е. смещенной. Это смещение определяется интеллектуальной настроенностью субъекта. Впрочем, необейесианцы полагают, что они имеют дело с разумными, настроенными в каком-то смысле одинаково наблюдателями. Как бы там ни было, если субъективная вероятность какого-либо события оценена, то с ней можно поступать так же, как с вероятностью, найденной математическим методом, полагая, что она обладает теми же свойствами и подчиняется тем же аксиомам. Понятие субъективной вероятности не следует рассматривать как некоторую альтернативу к хорошо известным определениям вероятности: «классическому» и «статистическому» (в смысле Мизеса), хотя некоторые крайние представители необейесианства как раз на этом настаивают. Если мы теперь вернемся к принятому нами приему — сопоставлению человека с ЭВМ, то следует указать на третье глубокое различие — человек, в отличие от машины, может интуитивно оценивать вероятность при неполном знании ситуации. Иногда это формулируется даже так: человек может оценить вероятность даже такого события, которое еще никогда не происходило. В виде алгоритма этот процесс записать нельзя — механизм его еще не понят. Здесь мы сталкиваемся с очень интересной проблемой, в которой пересекаются пути гносеологии, математической статистики, психологии, кибернетики. В кибернетике (в ней она является одной из центральных проблем) нельзя задать поведение автомата, не умея написать алгоритм для оценки вероятности еще не произошедшего события в условиях неполного знания ситуации. Работая над машиной-консультантом в области статистики, мы должны пытаться как-то преодолеть эту трудность. Чтобы дать некоторое представление о бейесовском методе, рассмотрим самую простую задачу…(с.39-41) В.В. Налимов. Теория эксперимента. М.: Наука, 1971. 208с. [PDF, 7,5 Mb] https://yadi.sk/i/r1sB_EeWqh3q4 Искусственный интеллект 1 Как возможен исскуственный интеллект? Что принципиально возможно и невозможно в моделировании сознания человека средставами ЭВМ? ...Подчеркнем еще раз, что наш подход везде и всегда остается вероятностно ориентированным. Применяемая нами математика неназойлива. Не доказывая каких-либо новых теорем, мы просто используем некоторые математические структуры как образы, через которые разьясняем интересующие нас философские проблемы. Так вынуждены мы поступать, поскольку понимание всегда дается через образы, а привычные нам образы, заимствованные из сенсорного взаимодействия с окружающим нас миром, исчерпали свой семантический потенциал. Опираясь на них, уже трудно сказать что-либо новое. Заканчивая эту работу, мы не без некоторого удивления обнаружили, что недавно вышла близкая нам по духу книга П. Саппеса [Suppes, 1984], прямо так и называющаяся = Вероятностная метафизика. Вскоре после того, как был закончен первый вариант этой работы, скончался А.Н. Колмогоров. Из жизни ушел гений. Вместе с ним ушла и целая эпоха. Конечно, я не могу считаться его учеником, но вместе с ним я проработал 10 лет, будучи его первым заместителем по межфакультетной Лаборатории статистических методов МГУ. Для меня, пожалуй, самым важным из его суждений было часто повторяемое высказывание, звучавшее примерно так: Мы имеем, по крайней мере, одно весьма серьезное преимущество - владеем вероятностным мышлением. Он никогда не эксплицировал (разьяснял) эту мысль - ее нужно было понимать в зависимости от ситуации, в которой она произносилась. Именно в те годы я начал разрабатывать вероятностную модель языка. Это вызвало раздражение у многих моих коллег, полагавших, что надо нам всем заниматься приложением вероятностно-статистических методов к вполне конкретным, а отнюдь не философски звучащим проблемам. Но Андрей Николаевич дал мне разрешение на самостоятельные мысли - на право самому ставить проблемы, выходящие за привычные рамки официальной науки. Так это право и сохранялось за мной В.В. Налимов. Спонтанность сознания. Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности Москва. Прометей. 1989г. https://web.archive.org/web/20101228152334/http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_958.htm Василий Васильевич Налимов - математик и мыслитель https://web.archive.org/web/20101228105952/http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_840.htm

Ять: Вероятностное проективное мышление Сознание — смыслы — материя А тако пребухомо Слвнi якоже Слвiм Бъзi наше а мълiхомся з телесы омовленi водоу щiстоу А так и пребываем мы славными, поскольку славим Богов наших и молимся с телами, омытыми водою чистою - Завершение молитвы Отче Наше (Влескнига. Дощ.3а) Смыслы и материя 1 Если сознание - действительно функция высокоорганизованной материи, то почему до сих пор не появилось модели, эксплицирующей это утверждение? 2 Возможна ли другая постановка вопроса? Может быть, разумнее исходить из представления о том, что смыслы и материя - это две различные реальности, и искать их единую первооснову? 3 В философской мысли как Запада, так и Востока издревле развивалось представление о том, что первоосновой Мира является Ничто. Можно ли Ничто редуцировать к представлению о Пространстве, геометрию которого можно содержательно обсуждать? § 2. Сознание — смыслы — материя …Мне неизвестны никакие физиологические или нейрофизиологические данные, или теория, которая бы объясняла или хотя бы определила сознание. - [Beahrs, 1982, с. 52] ...Вселенная начинает выглядеть скорее как великая мысль, чем как великая машина - Дж. Джинс [Jeans, 1948, р. 182] Несмотря на все успехи нейрофизиологических исследований, несмотря на попытки физиков обратиться к квантово-механическому пониманию сознания, несмотря на всю убедительность практики Востока, направленной на регулирование состояний сознания через тело, несмотря на хорошо осознаваемую остроту проблемы, проблема материя — сознание остается нерешенной. Эта проблема была поставлена еще в египетской Книге мертвых. С тех пор прошло три с половиной тысячи лет без того, чтобы продвинуться достаточно глубоко в понимании связи материи и сознания. Именно эта проблема расщепила философскую мысль на два враждующих лагеря. Но ни один из них не дал вразумительного раскрытия своих позиций. Если сознание есть функция высокоорганизованной материи, то где же модель, раскрывающая механизм этого функционирования? Почему ее не удалось создать до сих пор? Неумение ответить на эти вопросы свидетельствует о нашем незнании фундаментального в природе человека. И именно здесь со всей очевидностью проявляется вся несостоятельность современной науки, а может быть, даже и всей культуры, и образуется теперь самый большой тормоз для ее гармонического развития. Проблема может выглядеть еще острее, если мы будем говорить не столько о сознании, сколько о самих смыслах, организующих сознание. Само сознание представляется нам скорее всего как некий механизм - процесс, оперирующий смыслами. Отдельные формы функционирования сознания, взятые сами по себе и оторванные от представления о смыслах, наверное, как-то могут быть объяснены на нейрофизиологической основе. Так, по-видимому, во многом можно понять функционирование памяти. Но как быть со смыслами? Как соотнести смыслы с материальными проявлениями тела? Нам представляется, что смыслам надо придать право на самостоятельное существование. Это своя, особая реальность. Так мы, собственно, и поступили в нашей модели, положив, что все смыслы изначально заданы и упорядочены на действительной числовой оси. Приняв это положение, мы сделали некоторый шаг, направленный на понимание взаимодействия смыслов с миром физической материи. У нас раскрытие смыслов происходит посредством бейесовского силлогизма. При этом мы постулировали, что метрика семантически насыщенного пространства остается неизменной — меняется только весовая функция (плотность вероятности), задаваемая на этом метрически устойчивом пространстве. Это описание в какой-то степени напоминает классическое представление о физическом поле, введенном еще Фарадеем и Максвеллом. Но, следуя развитию современной физики, можно пойти дальше — отказаться от постулата о неизменности геометрии и допустить существование семантически насыщенных пространств с локально переменной масштабностью. Тогда текст, задаваемый на таком пространстве некоторым геометрическим образом, будет изменяться при изменении метрических соотношений. Перед нами открывается возможность построения нового — полностью геометризованного языка (эту тему мы уже пытались развивать, см. Nalimov, 1985). Нужно найти аналитическое выражение для калибровочного преобразования (калибровкой называются масштабные отношения), сохраняющего идеи бейесовского силлогизма. Несмотря на незавершенность этого подхода, мы все же будем обсуждать некоторые возможные следствия, вытекающие из него. Вопрос о сложности перевода с одного языка на другой нас не беспокоит, поскольку мы никогда не доведем наши рассуждения до конкретных числовых расчетов. Разные языки именно потому и имеют право на существование, что безусловный перевод с одного из них на другой невозможен. Возможен только пересказ. Теперь хочется думать, и это кажется достаточно правдоподобным, что через пространственно-метрические представления о раскрытии смыслов их можно будет связать с миром физических явлений, который находит свое выражение через поля, т.е. через пространственные проявления. Если была бы создана единая теория физического поля, о которой мечтал Эйнштейн, если бы воплотилась в завершенную теорию программа Уилера, сформулированная как утверждение о том, что «Физика есть геометрия» (подробнее об этом см. Nalimov, 1985), то, наверное, мы подошли бы ближе к пониманию рассматриваемой здесь проблемы. Иными словами, если у нас и есть какая-то надежда на решение самой серьезной проблемы современного Мира, то она замыкается на возможности создания такой — расширенной до предела единой теории поля, которая охватила бы обе реальности: физическую и семантическую. Если бы эту идею, представляющуюся сейчас весьма фантастической, удалось осуществить, то мы связали бы активность физического поля с семантическими проявлениями через соответствующие изменения состояния пространства. Но устроен ли Мир столь геометрично, как это нам хочется видеть? Заложено ли его единство в его геометрической первооснове? Этот кардинальный вопрос все же еще остается открытым. Подчеркнем здесь роль числа. Геометризировать представление о смыслах оказалось возможным только после того, как смыслы — явления качественные по своей природе, удалось связать с числом, введя в рассмотрение распределение меры на смысловом пространстве, или изменение локальных пространственных его масштабов. Качество стало количественно выраженным — пропало традиционно принятое в философии противопоставление этих двух начал. Именно так был сделан первый шаг, направленный на сближение представлений о смыслах с представлениями о свойствах физической материи. Последние не могли бы быть развиты, если бы материальный мир не находил своего числового отображения. Nalimov, V.V. 1985, Space, Time, and Life. The Probabilistic Pathways of Evolution. Philadelphia, Pa.: ISI-Press. 110 p. (реферат этой книги см. Nalimov, 1988). https://vk.com/doc399489626_569403983 Nalimov, V.V. 1988. Geometrization of Fundamental Biological Concepts, 27—33, Lectures in Theoretical Biology (ed.: K. Kull and T. Tvel) Tallinn: Valgus, 180 p. В.В. Налимов. Спонтанность сознания. Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности Москва. Прометей. 1989г. https://vk.com/doc413333456_553884868 doc https://vk.com/doc316403302_500910484 djvu Василий Васильевич Налимов - математик и мыслитель https://vk.com/doc399489626_569405781

Ять: Вероятностное проективное мышление Разбрасываю мысли Я продолжаю разбрасывать мысли. Они разлетаются, как листья осенью. Летят листья навстречу будущей, еще далекой весне. Мы ждем ее. Готовимся к ней - В.В. Налимов Да, я пытаюсь внести математику в философию. Математика делает мысль четкой и, соответственно, сурово требует аксиоматического обоснования при построении концепций... - В.В. Налимов Вглядываясь в будущее, мы касаемся потенциального многообразия и осуществляем выбор, опираясь на ценностные представления прошлого. Это создает настоящее. При этом прошлое в нашей системе представлений – это судьбинная составляющая, а будущее – этическая, поскольку речь идет о выборе и свободе воли. Об этом я много пишу в своих книгах, разрабатывая вероятностный подход [Налимов, 1989], [Налимов, Дрогалина, 1995]. Настоящее – это прошлое, свернутое по будущему, или судьба, преобразованная этикой выбора - В.В. Налимов II. Исходные посылки модели 1 Будем считать, что весь воспринимаемый нами эволюционирующий Мир можно рассматривать как множество текстов. Когда мы говорим о биосфере, то текстами оказываются отдельные особи, виды и другие составляющие биосферы. Когда мы говорим о социальной сфере, то текстами называем все серьезные проявления сознания человека, направленные на коммуникацию с другими, или даже с самим собой. Эго человека рассматривается как особый, живой текст, способный самостоятельно измерять, реинтепретировать самого себя 2 Тексты характеризуются дискретной (семиотической) и континуальной (семантической) составляющими, последняя из которых не видима нами непосредственно 3 Семантика определяется вероятностно задаваемой структурой смыслов. Смыслы - это есть то, что делает знаковую систему текстом 4 Изначально все возможные смыслы Мира как-то соотнесены с линейный континуумом Кантора - числовой осью m, на которой в порядке возрастания их величин расположены все вещественные числа. Иными словами, смыслы Мира спрессованы так, как спрессованы числа на действительной оси 5 Спрессованность смыслов - это нераспакованный (непроявленный) Мир - семантический вакуум 6 Распаковывание (появление текстов) осуществляется вероятностной взвешиваемостью оси m: разным ее участкам приписывается разная мера. Метрика шкалы m предполагается изначально заданной и остающейся неизменной 7 Соответственно, семантика каждого конкретного текста задается своей функцией распределения (плотностью вероятности) - p(m). В общем случае можно говорить о текстах, определяемых функцией распределения вероятности, задаваемой на многомерном пространстве. В тексте смыслы всегда оказываются заданными избирательно. Нам не дано знать все. Напомним английскую пословицу - Знать все, значит не знать ничего. Функция p(m) оказывается тем окном, через которое нам дана возможность всматриваться в семантический мир III. Вероятностная логика Сконструированная нами модель заставила нас разработать соответствующую ей вероятностную логику, которая выглядит несколько необычно. Будем считать, что изменение текста (его эволюция) связано со спонтанным появлением в некоей ситуации y фильтра p(y/m), мультипликативно взаимодействующего с исходной функцией p(m). Положим, что это взаимодействие задается известной в математической статистике формулой Бейеса: p(m/y) = k p(m) p(y/m), где p(m/y) - функция распределения, определяющая семантику нового текста, возникающего после эволюционного толчка y; k - константа нормировки. Формула Бейеса в нашем случае выступает как силлогизм: из двух посылок - p(m) и p(y/m) с необходимостью следует текст с новой семантикой p(m/y). В силлогизме Бейеса, в отличие от категорического силлогизма Аристотеля, как обе посылки, так и возникающее из них следствие носят не атомарный, а вероятностно размытый характер и хотя бы вторая из посылок носит условный (обусловленный ситуацией y), а не категорический характер. Существенным в бейесовской логике оказывается следующее: 1 признается открытость семантической системы - она открыта спонтанному появлению фильтров; 2 признается трансперсональность сознания: спонтанность появления фильтров связывается с существованием трансличностного космического сознания (см. ниже - Карта сознания); 3 бейесовский силлогизм применяется к смыслам, размытым на континууме, - возможность появления атомарных (точечных) смыслов исключена; 4 логические операции носят числовой характер - в правой части формулы Бейеса стоит знак умножения, имеющий числовое раскрытие; 5 исключена возможность сильной дизьюнкции; язык оказывается свободным от закона исключенного третьего, соответственно он свободен от разграничения истинности и ложности. Из сказанного здесь следует, что творческое (дологическое) мышление по своей природе оказывается мифологичным. Отметим здесь еще раз близость нашего подхода к философской позиции Брауэра, настаивающего на несостоятельности формальной логики, опирающейся на закон исключенного третьего. Подчеркнем, что отказ от закона ислючения третьего у нас не постулируется, а вытекает непосредственно из сконструированной модели. Таким образом, мы идем дальше Брауэра в развитии его идеи ...Три модуса времени: Прошлое, Настоящее и Будущее. Хорошо известное высказывание Хайдеггера о неразложимости времени по трем его модусам. Для него Прошлое - это не то, чего уже нет, но то, что постоянно присутствует в Настоящем и определяет собой как Настоящее, так и Будущее. Модус Будущего у него - это забегание вперед, именно сосредоточенность на Будущем дает здесь-бытию подлинность существования. Эти представления Хайдеггера легко эксплицируются на вероятностном языке. Положим, p(m) - ценностная ориентация, порожденная Прошлым; p(y/m) - вопрос, обращенный из Будущего к Прошлому в связи с возникшей в Настоящем проблемой y; p(m/y) - ответ, раскрывающий вновь возникшую ценностную ориентацию. Свобода воли осуществляет выбор из Будущего, существующего только в нереализованной потенциальности. Будущее приобретает возможность действовать на Настоящее через изменение тяготеющего над ним Прошлого. Мы можем говорить о сейчасном существовании Прошлого и Будущего, ибо в нашей модели в Настоящем Прошлое свертывается по Будущему В.В. Налимов. Разбрасываю мысли. В пути и на перепутье. Прогресс-Традиция, Москва, 2000 https://web.archive.org/web/20101228152334/http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_961.htm В.В. Налимов. Разбрасываю мысли. В пути и на перепутье. 2-е изд., испр.: Центр гуманитарных инициатив; Москва; 2015 https://vk.com/doc4605748_453044027 Василий Васильевич Налимов - математик и мыслитель https://vk.com/doc399489626_569744211

Ять: Ф.M. Достоевский. Сон смешного человека Впервые напечатан в апрельском выпуске «Дневника писателя» 1877 Федор Михайлович Достоевский родился 11 ноября 1821 Одинокий молодой человек, окружение которого с малых лет считает его смешным чудаком, решает застрелиться из-за поселившейся в нём идеи. Но совесть из-за сделанного им подлого дела не даёт покоя. В раздумье уже перед револьвером герой засыпает. Во сне он видит мир, который внешне точь-в-точь похож на Землю, но в котором всё идеально: нет злости, зависти, ревности, воровства. Земля являлась идеалом во всём. Постепенно тот мир у него на глазах превращается в падший мир, как на Земле, и причиной этого падения оказывается сам герой рассказа. Просыпается герой совсем другим человеком с осознанием того, что лучше в несовершенном мире сеять любовь и добро, чем наоборот… *** ...Но если это солнце, если это совершенно такое же солнце, как наше, вскричал я, то где же земля? И мой спутник указал мне на звездочку, сверкавшую в темноте изумрудным блеском. Мы неслись прямо к ней. И неужели возможны такие повторения во вселенной, неужели таков природный закон?.. И если это там земля, то неужели она такая же земля, как и наша… совершенно такая же, несчастная, бедная, но дорогая и вечно любимая и такую же мучительную любовь рождающая к себе в самых неблагодарных даже детях своих, как и наша?.. вскрикивал я, сотрясаясь от неудержимой, восторженной любви к той родной прежней земле, которую я покинул. Образ бедной девочки, которую я обидел, промелькнул передо мною. Увидишь все, ответил мой спутник, и какая-то печаль послышалась в его слове. Но мы быстро приближались к планете. Она росла в глазах моих, я уже различал океан, очертания Европы, и вдруг странное чувство какой-то великой, святой ревности возгорелось в сердце моем: «Как может быть подобное повторение и для чего? Я люблю, я могу любить лишь ту землю, которую я оставил, на которой остались брызги крови моей, когда я, неблагодарный, выстрелом в сердце мое погасил мою жизнь. Но никогда, никогда не переставал я любить ту землю, и даже в ту ночь, расставаясь с ней, я, может быть, любил ее мучительнее, чем когда-либо. Есть ли мучение на этой новой земле? На нашей земле мы истинно можем любить лишь с мучением и только через мучение! Мы иначе не умеем любить и не знаем иной любви. Я хочу мучения, чтоб любить. Я хочу, я жажду в сию минуту целовать, обливаясь слезами, лишь одну ту землю, которую я оставил, и не хочу, не принимаю жизни ни на какой иной!..» Но спутник мой уже оставил меня. Я вдруг, совсем как бы для меня незаметно, стал на этой другой земле в ярком свете солнечного, прелестного как рай дня. Я стоял, кажется, на одном из тех островов, которые составляют на нашей земле Греческий архипелаг, или где-нибудь на прибрежье материка, прилегающего к этому архипелагу. О, все было точно так же, как у нас, но, казалось, всюду сияло каким-то праздником и великим, святым и достигнутым наконец торжеством. Ласковое изумрудное море тихо плескало о берега и лобызало их с любовью, явной, видимой, почти сознательной. Высокие, прекрасные деревья стояли во всей роскоши своего цвета, а бесчисленные листочки их, я убежден в том, приветствовали меня тихим, ласковым своим шумом и как бы выговаривали какие-то слова любви. Мурава горела яркими ароматными цветами. Птички стадами перелетали в воздухе и, не боясь меня, садились мне на плечи и на руки и радостно били меня своими милыми, трепетными крылышками. И наконец, я увидел и узнал людей счастливой земли этой. Они пришли ко мне сами, они окружили меня, целовали меня. Дети солнца, дети своего солнца, о, как они были прекрасны! Никогда я не видывал на нашей земле такой красоты в человеке. Разве лишь в детях наших, в самые первые годы их возраста, можно бы было найти отдаленный, хотя и слабый отблеск красоты этой. Глаза этих счастливых людей сверкали ясным блеском. Лица их сияли разумом и каким-то восполнившимся уже до спокойствия сознанием, но лица эти были веселы; в словах и голосах этих людей звучала детская радость. О, я тотчас же, при первом взгляде на их лица, понял все, все! Это была земля, не оскверненная грехопадением, на ней жили люди не согрешившие, жили в таком же раю, в каком жили, по преданиям всего человечества, и наши согрешившие прародители, с тою только разницею, что вся земля здесь была повсюду одним и тем же раем. Эти люди, радостно смеясь, теснились ко мне и ласкали меня; они увели меня к себе, и всякому из них хотелось успокоить меня. О, они не расспрашивали меня ни о чем, но как бы все уже знали, так мне казалось, и им хотелось согнать поскорее страдание с лица моего. IV Видите ли что, опять-таки: ну, пусть это был только сон! Но ощущение любви этих невинных и прекрасных людей осталось во мне навеки, и я чувствую, что их любовь изливается на меня и теперь оттуда. Я видел их сам, их: познал и убедился, я любил их, я страдал за них потом. О, я тотчас же понял, даже тогда, что во многом не пойму их вовсе; мне, как современному русскому прогрессисту и гнусному петербуржцу, казалось неразрешимым то, например, что они, зная столь много, не имеют нашей науки. Но я скоро понял, что знание их восполнялось и питалось иными проникновениями, чем у нас на земле, и что стремления их были тоже совсем иные. Они не желали ничего и были спокойны, они не стремились к познанию жизни так, как мы стремимся сознать ее, потому что жизнь их была восполнена. Но знание их было глубже и высшее, чем у нашей науки; ибо наука наша ищет объяснить, что такое жизнь, сама стремится сознать ее, чтоб научить других жить; они же и без науки знали, как им жить, и это я понял, но я не мог понять их знания. Они указывали мне на деревья свои, и я не мог понять той степени любви, с которою они смотрели на них: точно они говорили с себе подобными существами. И знаете, может быть, я не ошибусь, если скажу, что они говорили с ними! Да, они нашли их язык, и убежден, что те понимали их. Так смотрели они и на всю природу — на животных, которые жили с ними мирно, не нападали на них и любили их, побежденные их же любовью. Они указывали мне на звезды и говорили о них со мною о чем-то, чего я не мог понять, но я убежден, что они как бы чем-то соприкасались с небесными звездами, не мыслию только, а каким-то живым путем. О, эти люди и не добивались, чтоб я понимал их, они любили меня и без того, но зато я знал, что и они никогда не поймут меня, а потому почти и не говорил им о нашей земле. Я лишь целовал при них ту землю, на которой они жили, и без слов обожал их самих, и они видели это и давали себя обожать, но стыдясь, что я их обожаю, потому что много любили сами. Они не страдали за меня, когда я, в слезах, порою целовал их ноги, радостно зная в сердце своем, какою силой любви они мне ответят. Порою я спрашивал себя в удивлении: как могли они, все время, не оскорбить такого как я и ни разу не возбудить в таком как я чувство ревности и зависти? Много раз я спрашивал себя, как мог я, хвастун и лжец, не говорить им о моих познаниях, о которых, конечно, они не имели понятия, не желать удивить их ими, или хотя бы только из любви к ним? Они были резвы и веселы как дети. Они блуждали по своим прекрасным рощам и лесам, они пели свои прекрасные песни, они питались легкою пищею, плодами своих деревьев, медом лесов своих и молоком их любивших животных. Для пищи и для одежды своей они трудились лишь немного и слегка. У них была любовь и рождались дети, но никогда я не замечал в них порывов того жестокого сладострастия, которое постигает почти всех на нашей земле, всех и всякого, и служит единственным источником почти всех грехов нашего человечества. Они радовались являвшимся у них детям как новым участникам в их блаженстве. Между ними не было ссор и не было ревности, и они не понимали даже, что это значит. Их дети были детьми всех, потому что все составляли одну семью. У них почти совсем не было болезней, хоть и была смерть; но старики их умирали тихо, как бы засыпая, окруженные прощавшимися с ними людьми, благословляя их, улыбаясь им и сами напутствуемые их светлыми улыбками. Скорби, слез при этом я не видал, а была лишь умножившаяся как бы до восторга любовь, но до восторга спокойного, восполнившегося, созерцательного. Подумать можно было, что они соприкасались еще с умершими своими даже и после их смерти и что земное единение между ними не прерывалось смертию. Они почти не понимали меня, когда я спрашивал их про вечную жизнь, но, видимо, были в ней до того убеждены безотчетно, что это не составляло для них вопроса. У них не было храмов, но у них было какое-то насущное, живое и беспрерывное единение с Целым вселенной; у них не было веры, зато было твердое знание, что когда восполнится их земная радость до пределов природы земной, тогда наступит для них, и для живущих и для умерших, еще большее расширение соприкосновения с Целым вселенной. Они ждали этого мгновения с радостию, но не торопясь, не страдая по нем, а как бы уже имея его в предчувствиях сердца своего, о которых они сообщали друг другу. По вечерам, отходя ко сну, они любили составлять согласные и стройные хоры. В этих песнях они передавали все ощущения, которые доставил им отходящий день, славили его и прощались с ним. Они славили природу, землю, море, леса. Они любили слагать песни друг о друге и хвалили друг друга как дети, это были самые простые песни, но они выливались из сердца и проницали сердца. Да и не в песнях одних, а, казалось, и всю жизнь свою они проводили лишь в том, что любовались друг другом. Это была какая-то влюбленность друг в друга, всецелая, всеобщая. Иных же их песен, торжественных и восторженных, я почти не понимал вовсе. Понимая слова, я никогда не мог проникнуть во все их значение. Оно оставалось как бы недоступно моему уму, зато сердце мое как бы проникалось им безотчетно и все более и более. Я часто говорил им, что я все это давно уже прежде предчувствовал, что вся эта радость и слава сказывалась мне еще на нашей земле зовущею тоскою, доходившею подчас до нестерпимой скорби; что, я предчувствовал всех их и славу их в снах моего сердца и в мечтах ума моего, что я часто не мог смотреть, на земле нашей, на заходящее солнце без слез… Что в ненависти моей к людям нашей земли заключалась всегда тоска: зачем я не могу ненавидеть их, не любя их, зачем не могу не прощать их, а в любви моей к ним тоска: зачем не могу любить их, не ненавидя их? Они слушали меня, и я видел, что они не могли представить себе то, что я говорю, но я не жалел, что им говорил о том: я знал, что они понимают всю силу тоски моей о тех, кого я покинул. Да, когда они глядели на меня своим милым проникнутым любовью взглядом, когда, я чувствовал, что при них и мое сердце становилось столь же невинным и правдивым, как и их сердца, то и я не жалел, что не понимаю их. От ощущения полноты жизни мне захватывало дух, и я молча молился на них. О, все теперь смеются мне в глаза и уверяют меня, что и во сне нельзя видеть такие подробности, какие я передаю теперь, что во сне моем я видел или прочувствовал лишь одно ощущение, порожденное моим же сердцем в бреду, а подробности уже сам сочинил проснувшись. И когда я открыл им, что, может быть, в самом деле так было, боже, какой смех они подняли мне в глаза и какое я им доставил веселье! О да, конечно, я был побежден лишь одним ощущением того сна, и оно только одно уцелело в до крови раненном сердце моем: но зато действительные образы и формы сна моего, то есть те, которые я в самом деле видел в самый час моего сновидения, были восполнены до такой гармонии, были до того обаятельны и прекрасны, и до того были истинны, что, проснувшись, я, конечно, не в силах был воплотить их в слабые слова наши, так что они должны были как бы стушеваться в уме моем, а стало быть, и действительно, может быть, я сам, бессознательно, принужден был сочинить потом подробности и, уж конечно, исказив их, особенно при таком страстном желании моем поскорее и хоть сколько-нибудь их передать. Но зато как же мне не верить, что все это было? Было, может быть, в тысячу раз лучше, светлее и радостнее, чем я рассказываю? Пусть это сон, но все это не могло не быть. Знаете ли, я скажу вам секрет: все это, быть может, было вовсе не сон! Ибо тут случилось нечто такое, нечто до такого ужаса истинное, что это не могло бы пригрезиться во сне. Пусть сон мой породило сердце мое, но разве одно сердце мое в силах было породить ту ужасную правду, которая потом случилась со мной? Как бы мог я ее один выдумать или пригрозить сердцем? Неужели же мелкое сердце мое и капризный, ничтожный ум мой могли возвыситься до такого откровения правды! О, судите сами: я до сих пор скрывал, но теперь доскажу и эту правду. Дело в том, что я… развратил их всех! V Да, да, кончилось тем, что я развратил их всех! Как это могло совершиться не знаю, не помню ясно. Сон пролетел через тысячелетия и оставил во мне лишь ощущение целого. Знаю только, что причиною грехопадения был я. Как скверная трихина, как атом чумы, заражающий целые государства, так и я заразил собой всю эту счастливую, безгрешную до меня землю. Они научились лгать и полюбили ложь и познали красоту лжи. О, это, может быть, началось невинно, с шутки, с кокетства, с любовной игры, в самом деле, может быть, с атома, но этот атом лжи проник в их сердца и понравился им Затем быстро родилось сладострастие, сладострастие породило ревность, ревность жестокость… О, не знаю, не помню, но скоро, очень скоро брызнула первая кровь: они удивились и ужаснулись, и стали расходиться, разъединяться. Явились союзы, но уже друг против друга. Начались укоры, упреки. Они узнали стыд и стыд возвели в добродетель. Родилось понятие о чести, и в каждом союзе поднялось свое знамя. Они стали мучить животных, и животные удалились от них в леса и стали им врагами. Началась борьба за разъединение, за обособление, за личность, за мое и твое. Они стали говорить на разных языках. Они познали скорбь и полюбили скорбь, они жаждали мучения и говорили, что Истина достигается лишь мучением. Тогда у них явилась наука. Когда они стали злы, то начали говорить о братстве и гуманности и поняли эти идеи. Когда они стали преступны, то изобрели справедливость и предписали себе целые кодексы, чтоб сохранить ее, а для обеспечения кодексов поставили гильотину. Они чуть-чуть лишь помнили о том, что потеряли, даже не хотели верить тому, что были когда-то невинны и счастливы. Они смеялись даже над возможностью этого прежнего их счастья и называли его мечтой. Они не могли даже представить его себе в формах и образах, но, странное и чудесное дело: утратив всякую веру в бывшее счастье, назвав его сказкой, они до того захотели быть невинными и счастливыми вновь, опять, что пали перед желанием сердца своего, как дети, обоготворили это желание, настроили храмов и стали молиться своей же идее, своему же «желанию», в то же время вполне веруя в неисполнимость и неосуществимость его, но со слезами обожая его и поклоняясь ему. И однако, если б только могло так случиться, чтоб они возвратились в то невинное и счастливое состояние, которое они утратили, и если б кто вдруг им показал его вновь и спросил их хотят ли они возвратиться к нему? то они наверно бы отказались. Они отвечали мне: «Пусть мы лживы, злы и несправедливы, мы знаем это и плачем об этом, и мучим себя за это сами, и истязаем себя и наказываем больше, чем даже, может быть, тот милосердый Судья, который будет судить нас и имени которого мы не знаем. Но у нас есть наука, и через нее мы отыщем вновь истину, но примем ее уже сознательно. Знание выше чувства, сознание жизни выше жизни. Наука даст нам премудрость, премудрость откроет законы, а знание законов счастья выше счастья». Вот что говорили они, и после слов таких каждый возлюбил себя больше всех, да и не могли они иначе сделать. Каждый стал столь ревнив к своей личности, что изо всех сил старался лишь унизить и умалить ее в других, и в том жизнь свою полагал. Явилось рабство, явилось даже добровольное рабство: слабые подчинялись охотно сильнейшим, с тем только, чтобы те помогали им давить еще слабейших, чем они сами. Явились праведники, которые приходили к этим людям со слезами и говорили им об их гордости, о потере меры и гармонии, об утрате ими стыда. Над ними смеялись или побивали их каменьями. Святая кровь лилась на порогах храмов. Зато стали появляться люди, которые начали придумывать: как бы всем вновь так соединиться, чтобы каждому, не переставая любить себя больше всех, в то же время не мешать никому другому, и жить таким образом всем вместе как бы и в согласном обществе. Целые войны поднялись из-за этой идеи. Все воюющие твердо верили в то же время, что наука, премудрость и чувство самосохранения заставят наконец человека соединиться в согласное и разумное общество, а потому пока, для ускорения дела, «премудрые» старались поскорее истребить всех «непремудрых» и не понимающих их идею, чтоб они не мешали торжеству ее. Но чувство самосохранения стало быстро ослабевать, явились гордецы и сладострастники, которые прямо потребовали всего иль ничего. Для приобретения всего прибегалось к злодейству, а если оно не удавалось к самоубийству. Явились религии с культом небытия и саморазрушения ради вечного успокоения в ничтожестве. Наконец эти люди устали в бессмысленном труде, и на их лицах появилось страдание, и эти люди провозгласили, что страдание есть красота, ибо в страдании лишь мысль. Они воспели страдание в песнях своих. Я ходил между ними, ломая руки, и плакал над ними, но любил их, может быть, еще больше, чем прежде, когда на лицах их еще не было страдания и когда они были невинны и столь прекрасны. Я полюбил их оскверненную ими землю еще больше, чем когда она была раем, за то лишь, что на ней явилось горе. Увы, я всегда любил горе и скорбь, но лишь для себя, для себя, а об них я плакал, жалея их. Я простирал к ним руки, в отчаянии обвиняя, проклиная и презирая себя. Я говорил им, что все это сделал я, я один, что это я им принес разврат, заразу и ложь! Я умолял их, чтоб они распяли меня на кресте, я учил их, как сделать крест Я не мог, не в силах был убить себя сам, но я хотел принять от них муки, я жаждал мук, жаждал, чтоб в этих муках пролита была моя кровь до капли. Но они лишь смеялись надо мной и стали меня считать под конец за юродивого. Они оправдывали меня, они говорили, что получили лишь то, чего сами желали, и что все то, что есть теперь, не могло не быть. Наконец, они объявили мне, что я становлюсь им опасен и что они посадят меня в сумасшедший дом, если я не замолчу. Тогда скорбь вошла в мою душу с такою силой, что сердце мое стеснилось, и я почувствовал, что умру, и тут… ну, вот тут я и проснулся... Сон смешного человека (1992) мультфильм Александра Петрова https://www.youtube.com/watch?v=-S2bhHIWP3I&feature=emb_logo

Ять: Как возможна математизация философии? Как возможна математизация философии?[1] В этой работе я хочу показать, как возможно использование языка математических представлений в раскрытии философской мысли. Ранее я много лет занимался применением вероятностно ориентированной математики в науке и технике. Теперь - последние 15 лет - я пытаюсь делать то же в философии, развивая вероятностную модель сознания[2]. Мои исходные посылки, как это ни странно, близки к метафизике Платона, и это дает мне возможность показать, что абсолютный идеализм может внести свой вклад не только в современную философию, но также и в науку. Здесь я забегаю вперед и отвечаю на вопрос, который будет включен в программу будущего XVIII Международного конгресса по философии в Брайтоне. 1. Вероятностно ориентированная герменевтика Развиваемая нами модель сознания имеет многоуровневую структуру. Верхний уровень - это уровень логического (Аристотелева) мышления. Второй уровень - это область предмышления. Здесь вырабатываются исходные предпосылки. Это уровень творческой деятельности. Моей задачей является раскрытие вероятностной, или, точнее, бейесовской логики, действующей на этом уровне. Второй уровень поддерживается подвалами сознания, где происходит встреча с архетипами и созерцание образов. Все в целом поддерживается телесным уровнем, где действуют нейропептиды. Математизировать какую-либо область знания - это значит: (1) выбрать некоторые математические структуры; (2) связать с ними некоторые содержательные предпосылки, относящиеся к объекту моделирования; (3) придать структурам, обогащенным дополнительными предпосылками, статус образа. В нашем случае мы выбрали: (1) линейный континуум Кантора (т.е. множество всех действительных чисел, упорядоченных по их возрастанию) и полагаем, что на этом континууме ? изначально упорядочены все возможные смыслы; (2) предложенный выше образ рассматриваем как семантический вакуум - в нем все есть, но ничто не проявлено; (3) полагаем, что проявленность семантического континуума, т.е. превращение его в текст, осуществляется тогда, когда на нем появляется функция p(m), задающая плотность вероятности, - это значит, что различным участкам континуума придается различная мера; (4) изменение смысла текста - его новое прочтение - это появление в некой новой ситуации у фильтра p(y/m) мультипликативно взаимодействующего с исходной функцией: р(m/y) = kp(m)p(y/m). Это хорошо известная в теории вероятностей формула Бейеса. В нашем случае она обретает статус вероятностного силлогизма: из двух размытых посылок p(m) и p(y/m) с необходимостью следует новый текст, порождаемый функцией - р(m/y). Логика оказывается числовой: в ее силлогизме стоит знак умножения, имеющий не логическое, а числовое раскрытие. Числовая логика необычна. Напомним здесь высказывание Витгенштейна о том, что «логические формулы нечисленны» [Витгенштейн, 1958]. Числовая логика оказалась возможной потому, что язык, в котором действует эта логика, существенно случаен - фильтр p(y/m) появляется спонтанно. Но спонтанность - это синоним творческой активности. Числовая логика, в отличие от аристотелевой, оказывается не тривиальной. Она существенно индивидуальна. Вероятностная логика диалектична в широком смысле. Она легко справляется с исключающими друг друга смыслами - им может просто придаваться разный вес. В ней нет сильной дизъюнкции. Закон исключенного третьего не работает. Язык свободен от жесткого разграничения истинности и ложности. Вероятностная логика функционирует на уровне предмышления. Функция p(?/y), возникшая в ситуации y, редуцируется, резко огрубляясь, к дискретам - семантическим атомам - и передается на уровень логического (аристотелева) мышления. Ответственным за логическое переосмысливание текста оказывается опять-таки акт спонтанного появления фильтра p(y/?). Спонтанность обретает статус новой философской категории. Вероятностная логика позволяет моделировать: 1. Понимание смысла текстов обыденного языка, использующего семантически полиморфные слова. Как, скажем, мы понимаем ужасное английское слово set? В большом англо-русском словаре смысл этого слова разъясняется через 1817 русских слов, и это разъяснение, конечно, не является исчерпывающим. Только текст, окружающий слово, позволяет нам выбрать подходящий фильтр, сужающий его смысл. Если, скажем, я читаю текст, относящийся к теории множеств, то смысл слова set редуцируется к представлению о множестве, принятому в математике. Если же я иду на теннисный корт, то слово set приобретает уже совсем иной смысл. А если передо мной психологический текст, то я понимаю, что здесь речь идет о том, что на русском языке называется установкой, а на немецком соответственно - Einstellung. Интересно отметить, что два последних слова: установка и Einstellung ни в каких текстах не несут той смысловой нагрузки, которую несет слово setв первых двух рассмотренных выше примерах. И все это нас никак не смущает. Бейесовский силлогизм позволяет нам понять, как мы раскрываем смысл, строго говоря, бессмысленных предложений. Недавно на двери одного Бюро переводов я прочитал такое объявление: «Ввиду отсутствия переводчиков переводы будут выполняться в минимальный срок: 7-10 дней». Здесь текст, окружающий слово «отсутствие», заставляет нас выбрать фильтр, позволяющий нам понять, что слово «отсутствие» в данном случае обозначает не отсутствие переводчиков, а их недостаточность. Далее мы также начинаем понимать, что словосочетание «минимальный срок»практически не несет никакой смысловой нагрузки - если его заменить на словосочетание «максимальный срок»,то смысл объявления вряд ли изменится. 2. Понимание смыслов научных, религиозных и философских текстов. В нашей системе представлений понимание сказанного - это всегда реинтерпретация, т.е. появление нового текста. Можно, скажем, задать вопрос: был ли Лысенко дарвинистом? Наш ответ будет таким: конечно, был. Он дал учению Дарвина свою - особую интерпретацию. Теория Дарвина не сформулирована как исчисление. В силу ее размытости естественно ее рассматривать в системе вероятностно взвешенных представлений. Лысенко воспринял их через свой - специфический фильтр p(y/?), в котором основная масса плотности вероятности падала на хвостовую часть исходной функции распределения p(?). Попробуем теперь мысленно воспроизвести исторический ход европейской духовной мысли. В течение почти двух тысячелетий шла нескончаемая реинтерпретация исходных христианских текстов. Все время появлялись новые движения, новые секты, а иногда и религиозные войны. В старой России была секта скопцов - ее появление можно связать с возникновением узкого ?-подобного реинтерпретационного фильтра. Если внимательно всмотреться в далекое прошлое европейской культуры, то мы увидим, что и знаменитые, прозвучавшие набатом, слова Маркса и Энгельса - «Призрак бродит по Европе - призрак коммунизма» - были одной из интерпретаций того, что было заложено у истоков европейской мысли. Настоящее всегда содержит в себе прошлое, но далеко не всегда это легко разглядеть, поскольку бейесовская перестройка вероятностной взвешенности смыслов носит мультипликативный характер. 3. Процесс творчества, который всегда можно рассматривать как создание новых текстов на том же семантическом пространстве ?. Все сводится к появлению фильтра, перестраивающего ранее существовавшую систему вероятностной взвешенности смыслов. Часто мы видим, как окончательной формулировке новой теории предшествуют многие, еще робкие попытки поднять из глубин сознания то, что там теплится. Вспомним хотя бы предысторию создания неевклидовых геометрий или общей теории относительности. 4. Биологический эволюционизм. Если биологические особи рассматривать как тексты, построенные на множестве всех морфофизиологических признаков или, другими словами, на множестве всего генофонда мира, то в нашей системе представлений биологическая эволюция оказывается хотя и безличностным, но все же творческим процессом. Отметим, что наше представление об изначальной упорядоченности морфофизиологических признаков поддерживается представлениями генетика Р.Б. Хесина[1984], утверждающего, что элементы генофонда мира объединены в общий генофонд всего живого[3]. 5. Личность человека - будем эго рассматривать как текст, задаваемый функцией распределения p(?).Человек, взаимодействуя с внешним миром, все время изменяет свою систему ценностных представлений. Следовательно, эго человека можно рассматривать как совершенно особый - живой текст, непрестанно реинтерпретирующий самого себя. Таким образом, эго - это скорее не предмет, а процесс; в этом (в большой шкале времени) иллюзорность личности. Можно также говорить и о семантической многомерности личности. В этом случае отдельные составляющие личности оказываются корреляционно связанными между собой. Простейшим примером проявления многомерности личности является непрерывающийся диалог человека с самим собой. Более интересный пример - это широко-обсуждаемое сейчас в психиатрии представление о мультиперсональности, с которой можно связывать как патологические проявления, так и творческую активность [Beahrs, 1982]. II. Эхо платоновской метафизики Развиваемая нами модель раскрывает понимание Мира через природу смыслов. Самым серьезным здесь оказывается то, что почти весь ход классической философской мысли Запада, а также отчасти и Востока, находит отклик в нашей модели. То, что есть параллель с западной мыслью, не удивительно - наши исходные посылки оказались близкими к основным представлениям Платона, философия которого отложила глубокий отпечаток на весь ход европейской мысли. Поясним нашу близость к Платону. (1) Наш исходный постулат об изначальном существовании смыслов, упорядоченных на континууме, можно рассматривать как дальнейшее развитие основного положения Платона об изначальном существовании идей. (2) У Платона в его учении о Едином мы видим попытку подойти (доступными тогда средствами) к пониманию того, что теперь мы называем континуумом[4] (см. знаменитый диалог Парменид). (3) Единое Платон отождествляет с Ничто (см. Парменид).Мы соответственно говорим о семантическом вакууме. (4) Центральным в онтологии Платона является вопрос о том, как Единое может существовать во Многом, а Многое - в Едином, не являясь его частями[5]. Наша интерпретация здесь звучит так: Единым является семантически насыщенный континуум ?, Многим - его вероятностно взвешенные распаковки p1(?), p2(?). Таким образом, у нас, как и у Платона, Многое содержит в себе все целое, а не его части. (5) У Платона Единое находится вне времени. У нас время не является аргументом функции, задающей силлогизм Бейеса. (6) Пытаясь связать Единое с Многим, Платон обращается к числу (см., например, диалоги Парменид и Филеб). В конце своей жизни он придает особенно большое значение числовой мудрости (см. диалог Послезаконие, написанный, видимо, одним из его учеников). Но эта тема у него все же остается не доведенной до отчетливого изложения (позднее к этой теме возвращается Плотин, придающий числу статус особой ипостаси[6]). У нас распаковка семантического пространства ? осуществляется через плотность вероятности p(?), т.е. через число. И все же мы по сравнению с мыслителями древности существенно углубляем числовое видение мира, придавая ему бoльшую динамичность. Если у Платона знание - это только воспоминание идей, то у нас оно выступает как творческая распаковка смыслового континуума, которая каждый раз может быть различной. В нашем понимании изначально существуют не готовые идеи, а только смыслы - ипостаси, аморфные по своей природе. Чтобы возникли новые идеи, нужно, чтобы смыслы были как-то распакованы, а затем логически осмыслены на первом уровне нашей схемы сознания. Но все же, сможет ли философия наших дней, а вслед за ней и наука принять идущее еще от Платона представление об изначальном существовании смыслов, его формулировать в такой смягченной форме, как это делаем мы? Абсолютный идеализм Платона всегда казался противостоящим парадигме научной мысли. Но не слишком ли поверхностно это противостояние? Мы знаем, что и наука должна признать существование некой изначальной заданности в физическом мире. В физике такой изначальной заданностью являются фундаментальные константы и соответственно фундаментальные уравнения. В нашей системе представлений хочется фундаментальные уравнения рассматривать как грамматику Мира, а фундаментальные постоянные[7] - как его семантику. Даже совсем небольшие изменения числовых значений констант будут создавать новые Миры, или, иначе говоря, другие тексты. Но ведь никто почему-то не обвиняет физику в том, что в основе ее лежит абсолютный идеализм. III. Сквозь строй западной философской мысли Теперь нам хотелось бы сопоставить наш подход с развитием некоторых направлений философской мысли Западной Европы. 1. Наш подход мы называем герменевтическим, поскольку он исходит из представления о том, что язык - в широком его понимании - является основой Мироздания. В нашей системе представлений Мир во всех своих проявлениях - физическом, биологическом или психологическом - устроен некоторым одинаковым образом. Его сердцевиной является изначально заданная семантика, раскрывающаяся через число. Таким образом, все в Мире предстает перед нами как тексты, материализуемые различным образом. Онтология Мира оказывается семантической. И если теперь мы обратим взор в далекое прошлое, то найдем герменевтически звучащее высказывание, прежде всего, в Евангелии от Иоанна,которое начинается с утверждения, что в начале было Слово[8]. Если теперь обратиться к Новому времени, то у Декарта находим высказывание о том, что смыслы несчетны. Буквально это звучит так: «Истины... перечислить нельзя, в чем, впрочем, и нет необходимости[9]. У Спинозы мы находим высказывание о первичном начале - Субстанции, которая состоит из «бесконечно многих атрибутов», и о Модусах, в которых субстанция проявляется. Дословно говорится следующее: «3. Под субстанцией я разумею то, что существует само по себе и представляется само через себя, т.е. то, представление чего не нуждается в представлении другой вещи, из которой оно должно было бы образоваться. 5. Под модусом я разумею состояние субстанции.., иными словами, то, что существует в другом и представляется через другое[10]. Все сказанное здесь очень напоминает нашу систему представлений - субстанция, состоящая из бесконечного числа атрибутов, выглядит как семантически насыщенное пространство, а модус - как проявленность этого пространства, или, иначе, как его состояние. Герменевтика (буквально - толкование древних текстов) приобрела отчетливо выраженный философский характер лишь в XIX в. (Ф. Шлейермахер, В. Дильтей) и позднее сомкнулась с экзистенциализмом (в лице М. Хайдеггера) и нашла свою завершенность у Г. Гадамера. У Хайдеггера глубина Бытия - его истоки - запечатлена в языке. Буквально мы читаем: «Язык есть дом Бытия. В этом приюте живет человек. Думающий и творящий является хранителем этого приюта...Язык в своем существе не является ни проявлением человека, ни выражением всего живого. Поэтому он вовсе не тождествен знаковой системе и, пожалуй, даже значению. Язык есть таящая свет колыбель самого Бытия»[11]. У Гадамера мы читаем: «...Мы понимаем язык, переживая его... В нашем исследовании мы руководствуемся идеей, что язык - это центральная точка, где «я» и мир встречаются или, скорее, обнаруживают исходное единство...Отношение человека к миру является абсолютно и фундаментально лингвистическим по своей природе и, следовательно, вразумительным. Таким образом, мы видим, герменевтика представляет собой универсальный аспект философии, а не просто методологическую основу так называемых гуманитарных наук»[12]. 2. Загадочность рассматриваемого нами языкового полиморфизма издревле беспокоила философов. Так, скажем, у Платона в Седьмом письме читаем: «Потому-то всякий, имеющий разум, никогда не осмелится выразить словами то, что является плодом его размышления и особенно в такой негибкой форме, как письменные знаки»[13]. Что-то похожее мы находим и у Бл. Августина. В изложении Э. Жильсона говорится о том, что, следуя Бл. Августину, нам приходится «констатировать в одних случаях очевидную диссоциацию между языком и мышлением, что в других случаях, по-видимому, оборачивается тем, что связь между ними не оказывается столь близкой, как это представляется»[14]. Позднее у Д. Локка читаем: «8. Значение слов совершенно произвольно...слова обозначают только собственные идеи отдельных людей»[15]. Даже у И. Канта мы находим такие слова: «...нередко и в обыденной речи, и в сочинениях путем сравнения мыслей, высказанных автором о своем предмете, мы понимаем его лучше, чем он сам себя»[16]. У Ф. Ницше читаем: «604. «Интерпретация» - введение смысла, не объяснение (в большинстве случаев новая интерпретация вместо старой, которая стала непонятной и превратилась в знак)»[17]. Мы должны были бы упомянуть здесь еще и позднего Витгенштейна, и таких французских мыслителей, как Э. Жильсон[18], Ж. Деррида[19], а также, конечно, и английскую лингвистическую школу, но здесь мы ограничены местом. 3. Теперь остановимся на пресловутой теме противопоставления рационализма иррационализму. В нашей модели это противопоставление снимается. Уровню логического мышления у нас предшествует уровень бейесовской (числовой) логики, в которой проявляется спонтанность, относящаяся уже к иррациональному. Байесовский уровень в свою очередь поддерживается уровнем, на котором происходит созерцание образов. Эта схема попадает опять-таки в резонанс с высказываниями многих философов. У И. Канта читаем: «... Всякое человеческое познание начинается с созерцаний, переходит от них к понятиям и заканчивается идеями». С созерцаниями Кант связывает и математическое творчество: «Геометрия есть наука, определяющая свойства пространства синтетически и тем не менее a priori. Каким же должно быть представление о пространстве, чтобы такое знание о нем было возможно? Оно должно быть первоначально созерцанием, так как из одного только понятия нельзя вывести положения, выходящие за его пределы, между тем мы встречаем это в геометрии...Но это созерцание должно находиться в нас a priori, т.е. до всякого восприятия предмета, следовательно, оно должно быть чистым, не эмпирическим созерцанием»[20]. У Г. Гегеля находим такие слова: «455. Деятельная в этом своем владении интеллигенция есть воспроизводящая сила воображения, заставляющая образы подниматься на поверхность сознания из собственного внутреннего существа ?я?, которое и является, таким образом, господствующей над нами силой...»[21]. Похожие высказывания находим и у Ф. Ницше: «506. Сначала образы, объяснить, как возникают образы в уме, затем слова, отнесенные к образам. Наконец, понятия, возможные лишь, когда существуют слова - соединение многих образов в нечто невидимое, но слышимое (слово)»[22]. Отметим здесь также высказывание К. Ясперса: «Только язык воображения - так это нам представляется - соприкасается с реальностью, которая ускользает от всех объективных исследований»[23]. Наконец, мы обратимся опять к Витгенштейну, который пытался в Трактате, набросать контуры образной теории смыслов: «214. Образ состоит в том, что его элементы соединяются друг с другом определенным способом...221. То, что образ изображает, есть его смысл»[24]. Заканчивая этот раздел, обратимся к Э. Гуссерлю. В знаменитом докладе о кризисе европейского человечества (1935г.) Гуссерль развивал тезис о том, что этот кризис возник не из сущности самого рационализма, доминирующего над западной мыслью, а из той ее дефектной формы развития, которая сложилась еще со времен так называемого Просвещения[25]. Эта дефектность нашла свое проявление в извращении рационализма «натурализмом», «объективизмом», «психофизиологизмом» - исключением из рассмотрения всего субъективного и духовного, не редуцируемого к механистическим, в том числе и физиологическим проявлениям. 4. Столь существенное для нас представление о спонтанном появлении фильтра в силлогизме Бейеса находится также в согласии с высказываниями некоторых философов прошлого. Прежде всего мы опять хотим обратить внимание на учение Бл. Августина, опираясь на упоминавшуюся уже книгу Э. Жильсона. У Бл. Августина мы находим представление о неумолимой спонтанности во взаимодействии души с внешним миром. Он развивает концепцию иллюминации. На современном языке мы сказали бы, что здесь речь идет о связи человеческого сознания со вселенским началом мира. Вот одна, относящаяся сюда цитата, взятая из книги Жильсона: «Божественная иллюминация на самом деле не является сверхъестественной иллюминацией; это, наоборот, является описанием собственной природы интеллекта человека, который оказывается точкой приложения божественной иллюминации»[26]. Перейдем к И. Канту. У него мы читаем: «Поскольку способность воображения есть спонтанность, я называю ее иногда также продуктивной способностью воображения и тем самым отличаю ее от репродуктивной способности воображения, синтез которой подчинен только эмпирическим законам, а именно законам ассоциации...»[27]. Теперь приведем высказывание Ницше: «673. Я открыл активную силу, творческое начало среди случайного: случай сам есть только становление творческих импульсов»[28]. Ж.-П.Сартр в заключение к своей ранней книге пишет следующее: «Мы, следовательно, можем сформулировать наш тезис: трансцендентальное сознание есть безличностная спонтанность...Таким образом, каждый момент нашей сознательной жизни открывает нам творчество из ничто. Не новую установку, а новое существование... Факт существования Я не имеет никакого отношения к этой спонтанности, поскольку воля есть объект, возникающий через эту спонтанность и для нее»[29]. Теперь, наконец, обратимся к А. Уайтхеду. Он пытался решить платоновскую проблему о соотношении Единого и Многого, введя представление о предельности, которую он называет творчеством. Для творчества у Уайтхеда «вневременным изначальным осуществлением является Бог». Мы бы сказали здесь так: творческая спонтанность оказалась возвеличена до представления о Боге. Вот одна из цитат, характеризующая стиль автора: «Творчество» - это наиболее универсальная из универсальных сущностей, характеризующая конечную природу факта. Это тот самый основной принцип, в соответствии с которым множество, на которое распадается универсум в дизъюнкции, становится одним действительным событием, составляющим универсум в конъюнкции. То, что множество входит в сплошное единство, соответствует природе вещей»[30]. 5. Обратим внимание на то, как некоторые философы пытались разъяснить природу личности и сознания. У Ницше, в упоминавшейся выше его работе, находим такие, близкие нам высказывания: «485...Субъект есть фикция, будто многие одинаковые суть действия одного субстрата; но мы же сами создали «одинаковость» этих состояний; на деле одинаковость нам не дана, а мы сами предполагаем эти состояния равными и приспосабливаем их друг к другу...489. Все, что выступает в сознании как «единство», уже само по себе чрезвычайно сложно: мы имеем всегда лишь видимость единства...490...Мои гипотезы: Субъект как множественность». Все сказанное здесь становится легко понимаемым, если личность описывать через плотность вероятности, задаваемой на многомерном семантическом пространстве. Личность сохраняет единство через корреляционную связанность множественного. У Мерло-Понти, французского феноменолога-экзистенциалиста, дается такое определение: «Сознание есть открытость миру»[31]. Наше представление о сознании как о способности порождать новые фильтры в каждой новой ситуации можно, если хотите, рассматривать как экспликацию приведенного выше определения. IV. Немного о философской мысли Дальнего Востока Буддизм - это прежде всего отрицание существования личности [Collins, 1982]. Если личность отождествлять с эго, то наше представление о его непрестанной изменчивости перекликается с основной идеей буддизма. Мы, правда, склонны полагать, что скорее надо отождествлять личность не с эго, а с метаэго, задающим способность к нескончаемому порождению фильтров перестройки. Но представление о метаэго чуждо буддизму, поскольку буддизм выступает против всех привязанностей, включая и привязанность к смыслам. Буддизм - это не столько философия, сколько терапия, направленная на освобождение от страданий, порождаемых привязанностями. Учение о нирване - состоянии освобожденное от всех привязанностей - крайне трудно для понимания мыслителями Запада. В нашей системе представлений все легко разъясняется. Непрестанное стремление к отказу от привязанностей приводит к тому, что функция p(?) сглаживается, превращаясь в конце концов в прямоугольное распределение. Если теперь устремить аргумент в бесконечность, то в силу условия нормировки отрезок, отсекаемый по оси ординат, устремится к нулю. Порождение фильтров станет бесплодной задачей - личность выходит из мира смыслов. Сравнению христианства с буддизмом посвящена большая литература (см., например, [Abe Masao, 1985]). В нашей системе представлений главное различие этих двух великих мировоззрений заключается в их отношениях к смыслам. Буддизм противостоит смыслам, как привязанностям, порождающим страдание. Христианство, впитавшее в себя и неоплатонизм, идет навстречу смыслам, понимая всю таящуюся в них опасность. Так было порождено две культуры, одна - устремленная к успокоенности, другая - к бунту. С Востоком нас связывает и понимание роли спонтанности в мироздании, развитой особенно в философии даосизма. Дао есть не поддающийся описанию путь жизни. Вот слова Лао-Цзы, приведенные в книге Уоттса [Watts, 1975]: Дао есть нечто неясное и неопределенное. Столь неопределенное! Столь неясное! И все же оно содержит образы. Столь неясное! Столь неопределенное! И все же оно содержит события. Столь туманное, столь неясное! И все же в нем есть ментальная сила. И так как эта сила наиболее истинна, В Дао есть достоверность (p. 36). V. Проблема человека в философии наших дней Каждая культура имеет свой уровень знания и свой уровень незнания. В наши дни самым большим и, пожалуй, даже зловещим является незнание человека. Попыткой понять природу человека был озабочен еще и древний Египет. Это нашло свое отражение в знаменитой Египетской Книге Мертвых [Budge, 1967]. С тех пор прошло примерно 3500 лет и, кажется, существенного прогресса не было достигнуто, хотя этой проблемой занимались и психологи, мало чего добившиеся, и нейрофизиологи, и философы, а в последнее время - и физики, работающие в области квантовой механики. На только что проходившем VIII Международном конгрессе по логике, методологии и философии науки проводился «круглый стол», посвященный проблеме человека. Там был задан вопрос: что является главным в проблеме человека? Никто из участников «круглого стола» (жестко отделенного от слушающей аудитории) не мог дать ответа на этот вопрос. Хотя ответ здесь может прозвучать совсем просто: надо понять природу смыслов, ибо человек выступает перед нами прежде всего как активный носитель смыслов. Современная наука с ее преимущественно механистической настроенностью блокировала пути подхода к этой проблеме. И еще есть одна проблема - надо понять, как смысловая реальность мира связана с физической реальностью[32]. Наша модель позволяет хотя бы слегка осветить этот вопрос. Развиваемая нами бейесовская логика в какой-то степени эквивалентна метрической логике. Это значит, что изменение функции распределения p(?) можно рассматривать как результат нелинейных (в общем случае) и локальных изменений в метрике семантически насыщенного пространства ?[33]. Иными словами, перед нами раскрывается чисто геометрическая картина мира[34]. Текст - любой текст начинает выступать перед нами как возбужденное (метрически неоднородное) состояние семантически насыщенного пространства[35]. Оказывается возможным говорить о построении единой теории поля в более широком понимании, чем это было у Эйнштейна и позднее у Дж.Уилера. Здесь наша мысль в какой-то степени перекликается с представлениями английского физика Д. Бома [Weber, 1981]. Из всего сказанного выше следует, что обращение к математическим структурам позволяет построить оператор, упорядочивающий философскую мысль. Пользуясь этим оператором, оказывается возможным увидеть в едином ракурсе как различные проявления западной философской мысли, так и некоторые проявления мысли Дальнего Востока. Оказывается возможным найти путь к пониманию природы смыслов[36]. В.В. Налимов. 1991. Как возможна математизация философии? Вестник Московского Университета. Серия 7, Философия, № 5, c. 7 —17 (на англ. – 1989. Can philosophy be mathematized? Probabilistical theory of meanings and semantic architectonics of personality. Philosophia Mathematica. An International J. for the Philosophy of Modern Mathematics, II, vol. 4, p. 129–148.; на польск. – 1990. W jaki sposób można zmatematyzować filozofię? Prakseologia, № 1–2 (106–107), s. 133–148). https://web.archive.org/web/20180131145330/http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_774.htm

Ять: [1] Расширенный текст доклада, прочитанного на VIII Международном конгрессе по логике, методологии и философии науки (Москва, 1987). Позднее на эту тему был прочитан доклад на II Всесоюзном симпозиуме «Закономерности и современные тенденции развития математики» (Обнинск, 1987). [2] Ранее эта тема освещалась в следующих публикациях В.В. Налимова: Непрерывность против дискретности в языке и мышлении. Тбилиси, 1978; Вероятностная модель языка. Второе расширенное издание. М., 1979 (первое - 1974); Природа смыслов в вероятностно ориентированной философии. В сб.: Язык. Наука. Философия. Вильнюс, 1986; Вероятностный подход к описанию явлений, происходящих на глубинных уровнях сознания. Труды семинара, посвященного 75-летию со дня рождения Д.И. Блохинцева. Дубна, 1986; Вероятностная модель бессознательного. Бессознательное как проявление семантической вселенной. Психологический журнал. 1984, н.5-6 (соавтор Ж.А. Дрогалина); Как возможно построение модели бессознательного. Бессознателъное, т. IV. Тбилиси, 1985 (соавтор Ж.А. Дрогалина); на польском языке - Probabilistyczny model jezyka. Warszawa, 1976; на английском языке - In the Labyrinths of Language. A Mathematician's Journey. Philadelphia, 1981; Faces of Science. Philadelphia, 1981; Realms of the Unconscious. The Enchanted Frontier. Philadelphia: 1982; Space, Time and Life. The Probabilistic Pathway of Evolution. Philadelphia, 1985. [3] Обращение к общему генофонду осуществляется с помощью так называемых перемещающихся организмов (плазмидов и вирусов), переносящих чужеродные гены между организмами. Есть даже намек на то, что происходит перенос генов между растениями и животными. [4] Так, например, хочется интерпретировать такой отрывок из Парменида [Платон, 1970]: Но если все части находятся в целом и если все они составляют единое и само целое и все охватывается целым, то не значит ли это, что единое охватывается единым и, таким образом, единое уже находится в себе самом? (с. 435). [5] Вот один из относящихся сюда отрывков из диалога Парменид: ...единое присутствует в каждой отдельной части бытия, не исключая ни меньшей, ни большей части, ни какой-либо другой (с.433). [6] Философию числа Плотина мы подробно рассмотрели в нашей книге, придав ей новую интерпретацию [Nа1imоv, 1982]. [7] О роли и значении фундаментальных постоянных см. книгу Дж. Барроу, Ф. Типлер [Barrow, Tipler, 1986] и обзорную статью Ю.В. Балашова и В.В. Казютинского [1987]. [8] Обратим здесь внимание на то, что в оригинале, написанном на греческом языке, здесь стояло слово Логос. В большом Древнегреческо-русском словаре первое значение слова Логос - Слово, а где-то в конце находим и такие его значения как счет, исчисление и число. Эти значения, естественные для эллинской культуры, для нас оказываются уже утерянными. Мы снова пытаемся связать слово с числом. [9] Декарт Р. 1950. Начала философии. Избранные произведения. М.: c.447. [10] Спиноза Б. 1957. Этика. Избранные произведения, т. 1. М.: с.361-362. [11] Heidegger M. 1947. Platons Lehre von der Wahrheit. Mit einem Brief uber den «Humanismus». Berlin: S.53,70. [12] Gadamer H.-G. 1975. Truth and Method. N.Y.: A Continuum book: The Seabury Press, p.346,431,433. [13] Платон. 1972. Сочинения в трех томах, т. 3 (2). М.: Мысль, с.433. [14]. Gilson E. 1931. Introduction a 1'etude de Saint Augustin. Paris: Librairie philosophique J. Vrin, p.90. [15]. Локк Д. 1985. Опыт о человеческом разумении. Сочинения в трех томах, т. 1. М.: Мысль, с.465. [16]. Кант И. 1964. Критика чистого разума. Сочинения в шести томах, т. 3. М.: Мысль, с.350. [17] Ницше Ф. 1910. Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей. Полное собрание сочинений, т. 9. М.: Московское книгоиздательство, 362с. [18] Gilson E. 1969. Linguistique et Philosophie. Essai sur les Сonstantes Philosophique du Langage. Paris: Librairie philosophique J. Vrin, 311. [19] Компактное изложение его идей см. в статье: Atkins G.D. 1981.The sign as a structure of difference. Derridian deconstruction and some of its implications. Semiotic Themes. Lawrence: University of Kansas Publications, p. 133-147. [20] Кант И. 1964. Критика чистого разума. Сочинения в шести томах, т. 3. М.: Мысль, с.591,132. [21] Гегель Г.В.Ф. 1977.Философия духа. Энциклопедия философских наук, т.3. М.: Мысль, 1977. [22] Ницше Ф. 1910. Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей. Полное собрание сочинений, т. 9. М.: Московское книгоиздательство, 362с. [23] Jaspers К. 1972. Philosophy of Existence. Philadelphia: University of Pennsylvania Press, p.83. [24] Витгенштейн Л. 1958. Логико-философский трактат, М.: ИЛ, 134с. [25] Гуссерль Э. 1986. Кризис европейского человечества и философия. Вопросы философии, н.3, с.101-116. [26] Gilson E. 1931. Introduction a 1'etude de Saint Augustin. Paris: Librairie philosophique J. Vrin, p.109. [27] Кант И. 1964. Критика чистого разума. Сочинения в шести томах, т.3. М.: Мысль, с.205. [28] Ницше Ф. 1910. Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей. Полное собрание сочинений, т.9. М.: Московское книгоиздательство, 362с. [29]. Sartre J.-P. 1978. La Transcendance de L'Ego. Esquisse d'un Description Phenomenologique. Paris: Librairie philosophique J. Vrin, p.79. [30] Whitehead A.N. 1929. Process and Reality. An Essays in Cosmology. Cambridge: Cambridge University Press, p.9,28. [31] Moss D., Keen E. 1981.The nature of consciousness. The existential-phenomenological approach. The Metaphors of Consciousness. N.Y.-London: Plenum Press, p.153-166. [32] Знаменитое высказывание о том, что «Сознание есть функция высокоорганизованной материи», так ведь и не было никем эксплицировано за прошедшие десятилетия. А ведь в век моделирования мы были вправе ожидать появления моделей, разъясняющих смысл этого утверждения. [33] Здесь речь идет о правомерности существования двух языков, описывающих одно и то же явление. Нас отнюдь не беспокоит вопрос о точном переводе с одного языка на другой. [34] О программе геометризации физики см., например, обзор: [Эрекаев, 1987], а также книгу [Nalimov, 1985]. [35] Здесь наш подход перекликается с хорошо известной попыткой Г. Вейля построить единую теорию поля, охватывающую как гравитационные, так и электромагнитные взаимодействия. Последнее связывалось с изменением масштабности в окрестности точки [Вейль, 1981]. [36] Настоящая статья отражает некоторые аспекты рукописи нашей книги Спонтанность сознания. Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности. Она была ранее опубликована в журналах: Philosophie Mathematica II, 1989, v.4, н.2, p.129-145; Prakseologia, 1990, н.1-2, p.106-107, p.13З-149

Ять: В поисках иных смыслов С давних пор звучит эсхатологическое отчаяние - человечество предчувствовало возможность мировой катастрофы, но не знало, когда и откуда она придет. Теперь мы знаем, что наша культура находится на изломе (см. часть III). Она должна будет радикально трансформироваться, иначе тонкий живой покров нашей гостиницы-Земли - иссякнет вместе с нашей гибелью. Да, цивилизация должна измениться, но это станет возможным, когда изменится сама культура - ее смысловое содержание. Изменение смыслов - это творческий процесс. Никто не может предсказать, как он будет совершаться. Ясно одно - сейчас смыслы человека носят по преимуществу личностный характер. Но, расширяясь, охватывают еще и семейную сферу, и сферу общенациональную, и даже общегосударственную. Так рождается национальный патриотизм и его герои. Так привыкли мы видеть мир. Но забота о продлении жизни на Земле требует иного мирочувствования. Человек теперь должен обрести смыслы, которые позволяли бы ему стать гражданином Земли, стать ее патриотом. Нужно будет склониться перед Геей - древней богиней Земли. ...Но возможно ли осознание соборности всего человечества? В наши дни еще нигде не удалось этого достигнуть, хотя в далеком прошлом имел место положительный опыт общинности. В.В. Налимов. В поисках иных смыслов. М., Прогресс, 1993, 280с. https://vk.com/doc316403302_500910411 Как было встарь Заканчивая первую - критическую - часть этой работы, мне хочется обратить внимание на то, что было встарь - совсем недавно, когда вольно существовали еще малые народности, непричастные или почти непричастные к серьезной технике. Я хочу напомнить об этом отнюдь не для того, чтобы призвать современное общество идти вспять. Дорога вспять нам всегда закрыта. Накопленный опыт, пусть даже тяжелый, никогда не перечеркнуть. Он - в нас, мы стали им. Идти всегда приходится в новое, неведомое. Но идти в новое легче, зная прошлое, оценивая его и пройденный от него путь. Мне хочется обратить внимание на то, какой малый отрезок времени отделяет нас от совсем иного бытия. Прежде всего, я приведу отрывок из работы моего отца - этнографа, профессора, вышедшего из глубин северных лесов. В этом отрывке он описывает близость к природе одной малой угро-финской народности, жившей еще в политеистическом миропонимании, несмотря на формальное признание христианства (В.П. Налимов. Пермяки, с. 172-192, в кн.: Великая Россия, Поволжье, Приуралье. М., Дело, 1912, с.180): Ссоры, дрязги влияют, по мнению пермяков, на вырождение всей природы, и в частности человека. Распри из-за земельных наделов влияют на качество урожая, хлебные злаки чахнут. Сильные же распри, сопровождающиеся неоднократным проклятием и иного рода руганью, влияют и на саму природу: красота ее меркнет. Нарушение прав живого существа не проходит безнаказанно. Виновник так или иначе должен пострадать. Собака, обиженная своим хозяином, может вызвать на него своим воем ряд бедствий. Лошадь, у которой после смерти сняли шкуру, преследует хозяина на том свете, требуя одеть себя. Вор, нарушитель прав других, делается более восприимчивым к заболеваниям. Зараза вырабатывается при совершении преступления и затем усиливается воплями и жалобами обиженного. Вор, преступник иногда долгое время может оставаться ненаказанным, особенно когда потерпевшим является человек, не желающий преследовать своего обидчика. Пермяк же часто отказывается от преследований. Хлебные злаки, пушной зверь, дичь, рыба не могут, по его воззрению, быть предметами спора и раздора, от этого они чахнут, вырождаются. Затем пермяк, терпеливо переносящий обиды, приобретает лучшие способности, счастье, здоровье, делается менее восприимчивым к заразе, заболеваниям (с.180). Второй, может быть даже более выразительный, текст мы получили из США. Это письмо вождя Сиэтла из племени Дуанов на территории штата Вашингтон президенту США Франклину Пирсу, написанное в 1854 г. по поводу передачи земли предков правительству США (1990, «Solstice», issue N 34, p.72). Где орел? Президент в Вашингтоне посылает нам весть, что он хочет купить нашу землю. Но разве можно купить или продать небо? Тепло земли? Эта мысль нам чужда Если мы не владеем свежим воздухом и искрящейся водой, как же можно их купить? Каждая частица Земли священна для моего народа Каждая блестящая сосновая иголка, каждый песчаный берег, каждый туман в темном лесу, каждая лужайка, каждое жужжащее насекомое. Все они святы в памяти и опыте моего народа. Мы Знаем сок деревьев, как кровь, текущую в наших жилах. Мы - часть Земли, а она - часть нас. Пахучие цветы - наши сестры. Медведь, олень, великий орел - все они наши братья. Каменистые перевалы, нектар лужаек, тепло тела пони и человек - все принадлежат к одной семье. Искрящаяся вода, текущая в ручьях и реках, не простая вода, но кровь наших предков. Если мы продадим вам землю, помните, что она священна. Каждое призрачное отражение в чистых водах озер рассказывает о событиях и воспоминаниях в жизни моего народа. Журчание воды - это голос отца моего отца. Реки - наши братья. Они утоляют нашу жажду Они несут наши каноэ и кормят наших детей. Поэтому вы должны относиться к рекам с такой же добротой, как к брату. Мы знаем, что Белый человек не понимает наших обычаев Один участок земли похож для него на другой, ибо он - чужак, приходящий ночью и забирающий у земли, что ему надо. Земля - не брат ему, а враг, и, покорив ее, он идет дальше. Он оставляет могилы своих отцов и забывает место, где родились его дети. В городах белого человека нет тихих уголков. Нет места, где можно услышать весенние листья или шуршание крыльев насекомых. Может быть, я не понимаю, потому что дикарь, но грохот лишь оскорбляет слух. И что остается в жизни, если человек не может слышать восхитительный вскрик водоворота или рассуждения лягушки ночью около пруда? Если мы продадим вам землю, помните, что воздух для нас драгоценен, что воздух дает свой дух всей жизни, держащейся на нем. Ветер, давший нашему деду первое дыхание, принимает и его последний вздох. Ветер также дает нашим детям дух жизни. Поэтому, если мы продадим вам нашу землю, держите ее отдельно и неприкосновенно, и пусть она остается священной, как место, где человек может попробовать вкус ветра, напоенного луговыми цветами. Вот что мы знаем: Земля не принадлежит человеку; это человек принадлежит Земле. Вот что мы знаем: все вещи взаимосвязаны, как кровь, объединяющая нас всех в одну семью. Будете ли вы учить ваших детей тому, чему мы учим своих? Что Земля - наша мать. Что ни выпадает на долю Земли, то выпадает и на долю человека. Не человек плетет паутину жизни, он лишь ниточка в ней. Что он сделает паутине, то сделает и себе. Когда последний Краснокожий исчезнет вместе со своей дикой природной жизнью и его память будет лишь тенью облака, несущейся над прерией, будут ли еще существовать прибрежья и леса? Останется ли хоть что-нибудь от духа моего народа? Даже Белого человека не минует общая судьба. Мы знаем одно, и Белый человек тоже поймет это однажды: наш Бог - один и тот же. Вы можете думать, что владеете им, как владеете этой землей; но это не в ваших силах. Это Бог людей, и его сострадание одинаково и для белых и для краснокожих. Эта Земля дорога Ему, и приносить ей вред - значит громоздить презрение к ее Создателю. Исчезнут и белые люди, может быть, раньше, чем наши племена. Если будете и дальше гадить в свою постель, то захлебнетесь в собственных нечистотах. Ваша судьба для нас тайна. Что будет, когда перебьют всех бизонов? Приручат всех диких лошадей? Что будет, когда все тайные уголки леса пропитаются запахом многих людей, а вид на округлые холмы испортят говорящие провода? Куда уйдет чаща? Она исчезнет! Где будет орел? Исчезнет! А каково распрощаться с быстрыми пони и с охотой? Это будет конец жизни и начало выживания. Мы любим эту Землю, как новорожденный любит биение сердца матери. Поэтому, если мы продадим вам нашу землю, любите ее, как мы ее любили. Заботьтесь о ней, как мы заботились. Сохраните память о том, какая она была, когда вы ее получили. И изо всех сил, со всем разумом и сердцем сохраните ее для своих детей и любите ее, как Бог любит всех нас. Мы - часть земли, и вы тоже - часть земли. Эта Земля дорога нам. Но она дорога и вам. Мы знаем одно: есть только один Бог. Ни один человек, ни Краснокожий, ни Белый, не может существовать сам по себе. В конце концов, все мы братья Два приведенных выше текста свидетельствуют о существовании в прошлом представлений о трансличностном сознании, связывающем духовно человека с Землей и всем обитающим на ней... В.В. Налимов. В поисках иных смыслов. Часть III. На изломе культуры: некоторые наблюдения и вольные размышления о них https://5-bal.ru/kultura/106014/index.html?page=3 Василий Васильевич Налимов - математик и мыслитель https://web.archive.org/web/20180212160153/http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_840.htm

Ять: Конструктивные аспекты математической модели сознания Теория смыслов Я продолжаю разбрасывать мысли. Они разлетаются, как листья осенью. Летят листья навстречу будущей, еще далекой весне. Мы ждем ее. Готовимся к ней - В.В. Налимов Я обратил внимание на смыслы, организующие наше сознание. Смыслы можно обсуждать. Смыслы нужно обсуждать. Смыслы динамичны. Если смыслы не осмысливать, то они начинают меркнуть... В чем смысл жизни? Ответ на этот вопрос для меня звучит просто: смысл существования Вселенной - в раскрытии заложенной в ней потенциальности. Смысл нашей жизни - в активном участии в этом процессе, в расширении горизонта нашего существования - В.В. Налимов Вглядываясь в будущее, мы касаемся потенциального многообразия и осуществляем выбор, опираясь на ценностные представления прошлого. Это создает настоящее. При этом прошлое в нашей системе представлений – это судьбинная составляющая, а будущее – этическая, поскольку речь идет о выборе и свободе воли. Об этом я много пишу в своих книгах, разрабатывая вероятностный подход [Налимов, 1989], [Налимов, Дрогалина, 1995]. Настоящее – это прошлое, свернутое по будущему, или судьба, преобразованная этикой выбора - В.В. Налимов Глава 1. Теория смыслов Конструктивные аспекты математической модели сознания (впервые: Вопросы философии, 1997, 10, с. 59-70) I. Идея конструктивизма в вероятностной модели сознания Естественно, что, излагая свои мысли, мы пользуемся Аристотелевой логикой. Но в моем представлении формальная логика - это лишь средство общения между людьми. Не более. Сам процесс мышления (обретения новых смыслов) интуитивен. Исходные посылки порождаются спонтанно на смысловом континууме. Затем они редуцируются к семантическим дискретам и раскрываются через логически формулируемые тексты. Несмотря на всю свою внешнюю логичность, текст воспринимается нами как некий процесс переживания. Каждый из нас один и тот же текст может понимать по-разному и, может быть, совсем не так, как он был задуман. Вот что я хочу зафиксировать в своей модели сознания. Я понимаю, что процесс мышления может выражаться на разных языках, например, на языке музыки, танца и других. Но этой темы я здесь не буду касаться. Моя исходная позиция состоит в утверждении, что смыслы изначально заданы в своей потенциальной, непроявленной форме. Это платонизм. Но надо ли понимать платонизм как наивный реализм (а это принято в высказываниях конструктивистов [Панов, 1984])? Человек не механически считывает, а творчески распаковывает континуум смыслов, обращаясь к неформальной, вероятностной, то есть числовой логике (вспомним здесь платоновское пристрастие к числу). Обратим здесь внимание и на то, что наш физический мир задан изначальным набором фундаментальных числовых констант. Но посмотрите, как многообразен ландшафт нашей земли. Другой пример - цветовое восприятие. Оно исходно задано человеку умением воспринимать короткий отрезок электромагнитной волновой шкалы, но как велико многообразие цветовых образов у человека, особенно у художника. Строя модель сознания, я обращаюсь к смысловому континууму, то есть к пространству, в котором нет пустых мест. Смысловой континуум, гипотетический по своей природе, обретает актуальность, когда человек, активный наблюдатель, задает на нем некую систему предпочтения, обращаясь к вероятностной мере (плотности вероятностей). Так происходит квантование - создание текста (одного из множества возможных, поскольку по-разному можно задавать вероятностную меру). Здесь возникает аналогия с кванто-механистическими представлениями: наблюдатель не воспринимает в микромире частицу, размазанную в пространстве-времени; она становится осязаемой только после редукции волнового пакета. Мы могли бы, следуя Уиллеру [Wheeler, 1988], сказать, что в наблюдаемом нами физическом мире нет континуума, - есть только дискреты. В нашей модели заданы аксиомы, но они не используются для доказательства каких-либо теорем. Они, аксиомы, сами по себе создают модель сознания. В соответствии с методологией конструктивизма, мы не провозглашаем предварительно приверженность к вероятностной логике - она возникает непосредственно из построенной модели. Отказ от закона исключенного третьего (одна из основных идей Брауэра) не постулируется заранее - он естественным образом следует из возникшего у нас бейесовского варианта логики. Мы не формулируем каких-либо законов сознания, полагая, что порядок в изучаемой системе создается вероятностным характером глубинного мышления, опирающегося на регулирующую роль смыслов в функционировании сознания. Не делается также какой-либо попытки доказать истинность модели. Модель имеем статус метафоры. Мы считаем возможным предлагать ее для рассмотрения, поскольку она, как нам представляется, выглядит достаточно элегантно и обладает большой разьясняющей силой II. Исходные посылки модели 1 Будем считать, что весь воспринимаемый нами эволюционирующий Мир можно рассматривать как множество текстов. Когда мы говорим о биосфере, то текстами оказываются отдельные особи, виды и другие составляющие биосферы. Когда мы говорим о социальной сфере, то текстами называем все серьезные проявления сознания человека, направленные на коммуникацию с другими, или даже с самим собой. Эго человека рассматривается как особый, живой текст, способный самостоятельно измерять, реинтепретировать самого себя 2 Тексты характеризуются дискретной (семиотической) и континуальной (семантической) составляющими, последняя из которых не видима нами непосредственно 3 Семантика определяется вероятностно задаваемой структурой смыслов. Смыслы - это есть то, что делает знаковую систему текстом 4 Изначально все возможные смыслы Мира как-то соотнесены с линейный континуумом Кантора - числовой осью m, на которой в порядке возрастания их величин расположены все вещественные числа. Иными словами, смыслы Мира спрессованы так, как спрессованы числа на действительной оси 5 Спрессованность смыслов - это нераспакованный (непроявленный) Мир - семантический вакуум 6 Распаковывание (появление текстов) осуществляется вероятностной взвешиваемостью оси m: разным ее участкам приписывается разная мера. Метрика шкалы m предполагается изначально заданной и остающейся неизменной 7 Соответственно, семантика каждого конкретного текста задается своей функцией распределения (плотностью вероятности) - p(m). В общем случае можно говорить о текстах, определяемых функцией распределения вероятности, задаваемой на многомерном пространстве. В тексте смыслы всегда оказываются заданными избирательно. Нам не дано знать все. Напомним английскую пословицу - Знать все, значит не знать ничего. Функция p(m) оказывается тем окном, через которое нам дана возможность всматриваться в семантический мир III. Вероятностная логика Сконструированная нами модель заставила нас разработать соответствующую ей вероятностную логику, которая выглядит несколько необычно. Будем считать, что изменение текста (его эволюция) связано со спонтанным появлением в некоей ситуации y фильтра p(y/m), мультипликативно взаимодействующего с исходной функцией p(m). Положим, что это взаимодействие задается известной в математической статистике формулой Бейеса: p(m/y) = k p(m) p(y/m), где p(m/y) - функция распределения, определяющая семантику нового текста, возникающего после эволюционного толчка y; k - константа нормировки. Формула Бейеса в нашем случае выступает как силлогизм: из двух посылок - p(m) и p(y/m) с необходимостью следует текст с новой семантикой p(m/y). В силлогизме Бейеса, в отличие от категорического силлогизма Аристотеля, как обе посылки, так и возникающее из них следствие носят не атомарный, а вероятностно размытый характер и хотя бы вторая из посылок носит условный (обусловленный ситуацией y), а не категорический характер. Существенным в бейесовской логике оказывается следующее: 1 признается открытость семантической системы - она открыта спонтанному появлению фильтров; 2 признается трансперсональность сознания: спонтанность появления фильтров связывается с существованием трансличностного космического сознания (см. ниже - Карта сознания); 3 бейесовский силлогизм применяется к смыслам, размытым на континууме, - возможность появления атомарных (точечных) смыслов исключена; 4 логические операции носят числовой характер - в правой части формулы Бейеса стоит знак умножения, имеющий числовое раскрытие; 5 исключена возможность сильной дизьюнкции; язык оказывается свободным от закона исключенного третьего, соответственно он свободен от разграничения истинности и ложности. Из сказанного здесь следует, что творческое (дологическое) мышление по своей природе оказывается мифологичным. Отметим здесь еще раз близость нашего подхода к философской позиции Брауэра, настаивающего на несостоятельности формальной логики, опирающейся на закон исключенного третьего. Подчеркнем, что отказ от закона ислючения третьего у нас не постулируется, а вытекает непосредственно из сконструированной модели. Таким образом, мы идем дальше Брауэра в развитии его идеи IV Карта сознания Природа сознания, в нашей системе представлений, имеет многоуровневую структуру 1 Уровень мышления (Аристотелева логика) 2 Уровень предмышления <---> 5 Метауровень (Бейесова логика) (космическое сознание) 3 Подвалы сознания <---> 6 Подвалы (Созерцание образов) Космическое сознание 4 Телесность человека, (коллективное бессознательное) поддерживающая сознание Верхний уровень - это уровень логического (Аристотелева) мышления, выполняющего разьяснительную функцию в процессе коммуникации. Второй уровень - уровень предлогического мышления. Здесь вырабатываются исходные посылки, которые потом (на верхнем уровне) осмысливаются Аристотелевой логикой. Этот уровень творческой активности. Нашей задачей является раскрытие вероятностной, или, точнее, бейесовской логики, действующей на этом - втором уровне. Второй уровень поддерживается подвалами сознания, где мы встречаемся с архетипами и созерцаем образы. Вся структура в целом опирается на телесный уровень, где действуют нейропептиды. Таким образом, мы полагаем, что не только мозг, но и само тело является частью сознания. На карте показано, что сознание является открытой системой: оно открыто трансперсональному уровню - космическому сознанию (или ноосфере, иначе - гностической Плероме), поддерживаемому защитным слоем коллективного бессознательного, где, в терминах Юнга, архетипы действуют как ключи. Имен на этом космическом уровне происходит спонтанное порождение импульсов, несущих творческую искру ...VI. Смысловая природа человека Здесь уместно рассмотреть структурные составляющие личности: 1 Эго человека Когда мы встречаем человека и в общении узнаем его, то перед нашим внутренним взором возникает образ, определяемый прежде всего системой исповедуемых им смыслов, и мы оказываемся готовыми отождествлять его Эго с текстом, задаваемым плотностью вероятности p(m). Эта функция может быть многовершинной, иглоподобной, размытой или резко асимметричной - в зависимости от индивидуальных особенностей психики. Эго - не стабильное состояние, а процесс, ибо система смысловых (ценностных) представлений непрестанно меняется, особенно в острых жизненных ситуациях; если Эго рассматривать как текст, то это особый, живой текст, способный к нескончаемой реинтерпретации самого себя. Здесь мы приближаемся к буддистским представлениям об иллюзорности видимого личностного начала 2 Метаэго - это непосредственно не схватываемая нами способность к генерированию фильтров, перестраивающих нашу систему ценностных предпочтений. Это, пожалуй, самая сильная характеристика личности: человек остается самим собой до тех пор, пока сохраняет способность к генерированию нетривиальных фильтров, особенно в критических ситуациях. Нужно признать, что личность раскрывается в трагизме ситуаций, провоцирующих появление неординарных фильтров. Здесь мы перекликаемся с тем направлением западноевропейской мысли, которое известно как французский персонализм (Основные положения этого направления были сформулированы Э. Мунье еще перед Второй мировой войной). Там вводится понятие интегрального героизма, и трагизм рассматривается как изначальная, недоступная рациональному познанию предельность, расширяющая границы личности. Трагизм собственного жизненного опыта, а не логика школьного обучения, раскрывает личность 3 Многомерность личности Пристально всматриваясь в самих себя, мы видим, что каждый из нас в действительности оказывается хотя бы двухмерной личностью, ибо иначе был бы бессмысленным тот внутренний диалог, который мы непрестанно ведем с самим собой. Эго двумерной личности задается плотностью вероятности z = p(m1, m2). Личность оказывается состоящей из двойниковой пары m1 и m2, связанной коэффициентом корреляции r = p(m1, m2). С появлением в модели нового параметра распаковка семантического континуума становится более изощренной - веса придаются теперь уже не участкам семантической оси, а участкам плоскости, задаваемой осями m1 и m2. С увеличением размерности личности изощренность распаковки увеличивается. Мы начинаем всматриваться в семантический мир через несколько связанных между собой окон, каждое из которых раскрывает перед нами свой текст. Через текст мы видим семантический мир и самих себя в этом мире. Мультиперсональность сейчас широко обсуждается в американской психиатрии [Beahrs, 1982], оказываясь связанной как с патологическими проявлениями (расщепление личности, когда коэффициент корреляции приближается к нулю), так и с творческой активностью; в плане социальном гармоническая мультиперсональность - это преодоление отчужденности и агрессии. Один из ярких примеров многомерной личности - Ф.М. Достоевский: его герои удивительно различны, и в то же время в них мы всегда узнаем самого автора 4 Гиперличность - это представление о личности как о многомерной семантической структуре, воплощенной в различных телах: здесь речь идет о гипнозе, о феномене трансфера в психоанализе, о возникновении коллективного сознания у возбужденной толпы, о коллективном экстазе в религиозных мистериях или даже о состояниях глубокой влюбленности и о специальной практике сексуального слияния в тантризме ...Три модуса времени: Прошлое, Настоящее и Будущее. Хорошо известное высказывание Хайдеггера о неразложимости времени по трем его модусам. Для него Прошлое - это не то, чего уже нет, но то, что постоянно присутствует в Настоящем и определяет собой как Настоящее, так и Будущее. Модус Будущего у него - это забегание вперед, именно сосредоточенность на Будущем дает здесь-бытию подлинность существования. Эти представления Хайдеггера легко эксплицируются на вероятностном языке. Положим, p(m) - ценностная ориентация, порожденная Прошлым; p(y/m) - вопрос, обращенный из Будущего к Прошлому в связи с возникшей в Настоящем проблемой y; p(m/y) - ответ, раскрывающий вновь возникшую ценностную ориентацию. Свобода воли осуществляет выбор из Будущего, существующего только в нереализованной потенциальности. Будущее приобретает возможность действовать на Настоящее через изменение тяготеющего над ним Прошлого. Мы можем говорить о сейчасном существовании Прошлого и Будущего, ибо в нашей модели в Настоящем Прошлое свертывается по Будущему В.В. Налимов. Разбрасываю мысли. В пути и на перепутье. Прогресс-Традиция, Москва, 2000 (Сборник. Подготовка текстов была начата еще в 1996 году, незадолго до смерти 19 января 1997 года). https://web.archive.org/web/20101228152334/http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_961.htm В.В. Налимов. Разбрасываю мысли. В пути и на перепутье. 2-е изд., испр.: Центр гуманитарных инициатив; Москва; 2015 https://vk.com/doc4605748_453044027 Василий Васильевич Налимов - математик и мыслитель https://vk.com/doc399489626_577978409

Ять: Учение о перспективе в эпоху Возрождения «Брак в Кане Галилейской» Паоло Веронезе, Лувр. Картина написана по мотиву одноимённого евангельского сюжета в 1562—1563 гг. На картине изображено около 130 фигур, среди которых портреты известных правителей эпохи Возрождения. “Свадьба в Кане”, также известная как “пир в Кане” изображает библейскую историю о брачном пире, описанным в Евангелии от Иоанна, на котором Иисус превратил воду в вино. Обратите внимание на каменные водоносы у подножия стола: Веронезе рассказывает этим о первом чуде Христа. Иисус превратил воду в вино во время свадьбы в Кане. https://www.liveinternet.ru/users/5679659/post467335208/ Талантливый архитектор и ученый Альберти (1402—1472) первый написал книгу о перспективе (как предполагают, около 1446 г.), которая была издана на латинском языке в 1511 г. под названием «De Pittura». В этом сочинении Альберти описывает способ построения перспективы при помощи сетки, имеющей большое практическое значение. Он применяет в своих построениях также масштабные точки, в которых должны сходиться диагонали квадратов. Доказательства этого свойства масштабных точек он не дает, много раз замечая, что тем, которые не понимают справедливости его построении с первого взгляда, никакое красноречие не поможет. Разносторонний гений Леонардо да Винчи (1452—1519) проявил себя и в области перспективы. Леонардо написал систематическое, превосходное для своего времени изложение законов перспективы под заглавием «Trattato del la Pittura». Величайшие мастера итальянской живописи, как Рафаэль, Микеланджело, Тициан, Веронезе и другие, применяют в своем искусстве правила перспективы. При этом Рафаэль и Микеланджело придерживаются их особенно строго, в то время как, например, Веронезе допускает значительные отступления, т.к. в его картине «Брак в Кане» имеется семь точек зрения и пять линий горизонта. ...Каждая из построенных геометрий определяется своей группой (Клейн). Получается следующая групповая классификация проективных преобразований: {К} <- {А} <- {М} <- {W} K - Проективная Группа. А – Аффинная Группа. М – Метрическая Группа. W – Группа движений ...Так можно построить геометрию Лобачевского, если в качестве «абсолюта» выбрать невырожденную кривую второго порядка (или так называемую «овальную» кривую второго порядка). Н.Ф. Четверухин. Проективная геометрия. Курс для педагогических институтов. М. Учпедгиз, 1953, 1961 (7 из-ие) https://vk.com/doc399489626_451518476 Метрическая геометрия есть таким образом часть дескриптивной (проективной), а дескриптивная (проективная) геометрия - вся геометрия. Metrical geometry is thus a part of descriptive geometry and descriptive geometry is all geometry - Артур Кэли

Ять: Ять пишет: Оум. Основные понятия проективной геометрии на плоскости и восьмеричный путь РигВеда X, 72. К Богам Тема - боги (по анукрамани, devah). Размер - ануштубх. Темой данного гимна является, собственно, космогония. В РВ немного космогонических гимнов. Они принадлежат к наиболее позднему слою этого памятника - мандале X. Наиболее распространенная точка зрения на этот гимн состоит в том, что это - конгломерат противоречивых взглядов на космогонию без какой-либо попытки соотнесения их друг с другом (Ольденберг, Гельднер, Рену, Донигер ОФлаэрти). Тиме считает этот гимн отражением своего рода философского спора между участниками, придерживающимися разных взглядов. Новую оригинальную трактовку этого гимна дает Х. Фальк 1994г. В этом гимне Фальк видит единство и формы, и содержания. Формально гимн построен так, что в каждом последующем стихе подхватывается и разрабатывается слово или выражение из предыдущего, а самый последний стих перекликается с первым. Теогония, по Фальку, предстает здесь как единая система взглядов: бытие sat возникает из небытия asat. В конце процесса творения создается солнце, от которого происходят многие поколения богов и людей. Адити порождает нечто безжизненное - Мартанду, боги же приводят его в действие с тем, чтобы он жил и умирал 3d…от (существа) с ногами, простертыми кверху tad uttanapadas pari. Фальк отождествляет его с Пурушей - космическим гигантом X, 90 или/и с космическим перевернутым деревом с корнями кверху (I, 24, 7) и видит в стихе 3 парадокс: от sat рождаются стороны света, от сторон света - sat 4c-d…От Адити…от Дакши…Ср. тот же тип отношений между Пурушей и Вирадж в X, 90, 5 7а…как Яти (yatayo yatha)…- Слово yati - не имеет точно установленной этимологии: его связывают с корнем yat - выстраивать в правильном порядке, и с корнем yam - удерживать, править. Отсюда проблематичность его значения во многих контекстах. Бесспорным является значение nom. pr. - название некоего мифического племени, связанного с Бхригу. Большинство западных интерпретаторов переводят yati - в этом месте как - волшебники 8а Восьмеро сыновей у Адити...Число Адитьи (Единицы) в ранних текстах обычно семь (РВ IX 114, 3 и др.), хотя в гимне II Ригведы (27, 1) их шесть: Митра, Арьяман, Бхага, Варуна, Дакша, Анша...Адитьи призываются при восходе солнца, VII 66, 12; более близкая связь отдельных Адитьи с солнцем, напр. Митры); ср. эпитеты Адитьи - золотой, блестящий, далековидящий, многоглазый, бессонный и т.п. Космологические функции Адитьи - удерживание трёх земель и трёх небес (РВ II 27, 8-9; V 29, 1 и др.); всего, что покоится и движется (II 27, 3-4); Адитьи видят всё насквозь; они хранители вселенной (VII 51, 2). Адитьи наполняют воздушное пространство (X 66, 1-2). Они обладают небесной силой и именуются всевладыками, царями, повелителями неба. К людям они благосклонны и милосердны (I 106, 1 и др.); они предохраняют от всего злого, помогают при опасности, в нужде, наказывают и прощают грехи, предоставляют убежище, награждают благочестивых, дают долгую жизнь. Адитьи - хранители риты (РВ VI 51, 3) и враги лжи (II 27, 2, 9; VIII 19, 34 и др.). Для ведийского периода характерно также указание на поэтическую функцию Адитьи (VII 66, 12), на их молодость (юные всевладыки), асурские качества (см. Асуры) 8d…Мартанда - martanda. По словарю Бетлинга, это значит птица, птица на небе. Майрхофер дает значение последний сын Адити. Фальк настаивает на том, что это плацента. В данном контексте (стихи 8-9) это имя обозначает солнце на небе, которое восходит и заходит, т.е. возрождается и умирает 1 Сейчас мы хотим провозгласить С воодушевлением рождения богов В виде произносимых гимнов - Чтобы увидели (это) в будущем поколении. 2 Брахманаспати их Выплавил, как кузнец. В первом поколении богов Из небытия бытие родилось. 3 В первом поколении богов Из небытия бытие родилось. Следом за ним стороны света родились. Это (бытие родилось) от (существа) с ногами, простертыми кверху. 4 Земля родилась от (существа) с ногами, простертыми кверху. От земли родились стороны света. От Адити родился Дакша, От Дакши же Адити. 5 Ведь (это) Адити родилась, О Дакша, которая дочь твоя. Вслед за ней родились боги, Счастливые, бессмертию сродни. 6 Когда, о боги, там в воде Вы стояли, крепко держась друг за другу, То от вас, как от танцующих, Исходила густая пыль. 7 Когда, о боги, как Яти, Вы сделали набухшими (все) миры, То спрятанное в море Солнце вы извлекли наружу. 8 Восьмеро сыновей у Адити, Которые рождены из (ее) тела. С семерыми она присоединилась к богам, Мартанду отбросила прочь. 9 С семерыми сыновьями Адити Присоединилась к первому поколению. К потомству, как и к смерти, Она снова привела Мартанду. Проективная геометрия была модной в 1800-х годах, когда в неё внесли значительный вклад такие знаменитости, как Понселе, Брайансон, Штайнер и фон Штаудт. Позже она была оставлена в тени другими формами геометрии. Однако, работа над этой темой продолжалась, и в 1933 Рут Муфанг сконструировала замечательный пример недезарговой проективной плоскости, используя октонионы. Как мы увидим, эта проективная плоскость заслуживает наименования OP^2. Тридцатые годы ХХ столетия выявили другую причину интереса к проективной геометрии: квантовая механика! Квантовая механика мучительно отлична от классической ньютоновой механики, которую мы приучились любить. В классической механике, наблюдаемые величины описываются вещественнозначными функциями. В квантовой механике они часто описываются эрмитовыми n × n комплексными матрицами. В обоих случаях, наблюдаемые величины замкнуты относительно сложения и умножения на действительные скаляры. Однако, в квантовой механике наблюдаемые величины не образуют ассоциативной алгебры. ...Однако, все еще не существует доказательства, что октонионы пригодны для понимания реального мира. Можно только надеяться, что этот вопрос в конце концов будет разрешен тем или иным путем. Кроме их возможной роли в физике, октонионы важны еще потому, что они связывают друг с другом некоторые алгебраические структуры, кажущиеся в противном случае изолированными и необъяснимыми исключениями. Как будет объяснено далее, концепция октонионного проективного пространства OP^n имеет смысл только для n ≤ 2, в силу неассоциативности O. Это означает, что различные структуры, связанные с действительными, комплексными и кватернионными проективными пространствами, имеют октонионные аналоги только для n ≤ 2 Баэз Джон С. Октонионы (Baez, John (2002), "The Octonions", Bull. Amer. Math. Soc. Т. 39: 145–205). Сб.:Гиперкомплексные числа в геометрии и физике N1(5), Vol 3(2006) с.120-176 http://hypercomplex.xpsweb.com/articles/286/ru/pdf/main-05.pdf А наше Бзiе соуте выразе - напр.: основным инвариантом проективной геометрии является сложное отношение четырех точек на прямой (ABCD) = (ABC)/(ABD)=(AC/BC)/(AD/BD) Установим прежде всего некоторые свойства сложного отношения, вытекающие из его определения. 1. Сложное отношение не изменяется от перестановки обеих пар составляющих его точек. т.е. если базисная пара сделана делящей, а делящая — базисной. Докажем, что (ABCD) =(СDAB)… 2. Сложное отношение не изменяется от одновременной перестановки букв внутри каждой пары. Докажем, что (ABCD) =(BADC)… 3. Поставим следующий вопрос: сколько различных значений сложного отношения можно получить из четырех данных точек А, В, С, D? Четыре элемента образуют всего 24 перестановки. Но среди этих перестановок найдутся такие, которые дают равные сложные отношения. Из выведенных выше свойств сложного отношения получим, что для каждой перестановки имеются еще три, сложные отношения которых равны сложному отношению данной перестановки. Эти перестановки следующие: (ABCD)=(CDAB) = (DCВА) = (ВADC). Таким образом, все перестановки образуют 6 групп по 4 перестановки с равным сложным отношением. Следовательно, будем иметь всего 6 различных значений сложного отношения четырех данных точек прямой. Обозначим значение сложного отношения (ABCD) буквой v: (ABCD)=v. Разыщем остальные 5 значений сложного отношения четырех точек А, В, С, D, соответствующих различным перестановкам. Докажем, что: Перестановка букв в одной паре изменяет величину сложного отношения на обратную… Докажем теперь что: Перестановка двух крайних или двух средних букв четверки изменяет значение сложного отношения на новое, равное (1—v)… Теперь уже нетрудно получить все шесть значений сложного отношения для четырех точек А, В, С и D. Эти значения следующие: 1) (ABCD)=v, 2) (ABDC)= 1/v, 3) (ACBD)=1 — v, 4) (ACDB)= 1/(1-v), 5) (ADBС)=l-1/v = (v-1)/v, 6) (ADCB)= v/(v-1). Н.Ф. Четверухин. Проективная геометрия. Курс для педагогических институтов. М. Учпедгиз, 1953, 1961(7 из-ие) https://vk.com/doc399489626_451518476 Оум. От восприятия к мысли https://vk.com/doc399489626_490835126 Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть

Ять: Оум. Три шага четверукого Вишну Кажется, трудность понятий увеличивается по мере их приближения к начальным истинам в природе: так же как она возрастает в другом направлении, к той границе, куда стремится ум за новыми познаниями ...Первые понятия, с которых начинается какая-нибудь наука, должны быть ясны и приведены к самому меньшему числу. Тогда только они могут служить прочным и достаточным основанием учения. Такие понятия приобретаются чувствами; врожденным - не должно верить ...Новая (неэвклидова) Геометрия, основание которой уже здесь положено, если и не существует в природе, тем не менее может существовать в нашем вооображении и, оставаясь без употребления для измерений на самом деле, открывает новое, обширное поле для взаимных применений Геометрии и Аналитики Н.И. Лобачевский. О началах геометрии Атхарваведа IX,10.21 21 Вот корова замычала (gаur in mimaya), создавая потоки воды (Наложение друг на друга образов коровы и грозовой тучи, из которой хлынул дождь). Она одноногая, двуногая, четырехногая. Она стала восьминогой, девятиногой, С тысячей слогов, множеством существований (bhuvanasya panktim - слово pankti - означает: число пять, группа из пяти; толпа, множество). Из нее моря вытекают. РигВеда I, 164. Гимн-загадка Группа гимнов I, 140-164 приписывается Диргхатамаса (dirghatamas - букв. погруженный в глубокий мрак, т.е. слепой), сына Учатхьи (aucathya) Знаменитый гимн представляет собой собрание так называемых брахмодья (brahmodya) - аллегорий и загадок о происхождении вселенной, об удивительных явлениях природы, о времени, богах, человеческой жизни, ритуале, поэтической речи и пр. Отгадки, как правило, не даются. Вопросы оставляются без ответа. Аллегории туманны и допускают различные толкования. Хотя толкованию этого гимна посвящена целая литература: от Саяны до современных работ, многое в его содержании остается неясным. Заслуживает внимание концепция Н. Брауна, который считает, что гимн - не случайное собрание загадок, а связанное изложение риши Диргхатамасом своего вИдения 41 Буйволица замычала, создавая потоки воды, - (Наложение друг на друга образов буйволицы; грозовой тучи, из которой хлынул дождь; божественной Речи) Став одноногой, двуногой, четырехногой, Восьминогой, девятиногой, Тысячесложной на высшем небе. 42 Из нее моря вытекают. - (Из нее...- т.е, из божественной Речи...вытекает непреходящее - ksaraty aksаram - Звукопись, содержащая намек на слово слог - aksаra) Этим живут четыре стороны света. Оттуда вытекает непреходящее. Им живет все. РигВеда I, 154. К Вишну 1 Я хочу сейчас провозгласить героические деяния Вишну (как отмечалось исследователями, в гимнах Вишну обыгрывается слог vi — звуковой намек на имя этого бога: visnor…viryani…vimame…vicakrama nas) Который измерил земные пространства, Который укрепил верхнее общее жилище, Трижды шагнув, (он,) далеко идущий (шагать - vi kram- характерное действие Вишну…далеко идущий - urugaya- постоянный эпитет Вишну) 2 Вот прославляется Вишну за героическую силу, Страшный (ugra - обычно эпитет Индры), как зверь, бродящий (неизвестно) где, живущий в горах, В трех широких шагах которого (Эпитет широкий - uru- вообще характерен для всех действий и атрибутов Вишну) Обитают все существа. 3 Пусть к Вишну идет (этот) гимн-молитва, К поселившемуся в горах, далеко шагающему быку, Который это обширное, протянувшееся общее жилище Измерил один тремя шагами (основная космогоническая функция Вишну). 4 (Он тот,) три следа которого, полные меда, Неиссякающие, опьяняются по своему обычаю, Кто триедино землю и небо Один поддерживал - все существа... 5 Я хотел бы достигнуть этого милого убежища его, Где опьяняются мужи, преданные богам: В самом деле, ведь там родство широко шагающего. В высшем следе (parama pada) Вишну - источник меда. 6 Мы хотим отправиться в эти ваши обители, (ваши - vam- двойственное число, обозначающее Вишну и Индру) Где (находятся) многорогие неутомимые коровы (gava - корова, говенда - бык и по руски, по польски, по чешски. По Саяне, это лучи; по Гельдеру - звезды). Ведь именно оттуда мощно сверкает вниз Высший след далеко идущего быка. Бог Вишну меряющий пространство тремя шагами, упорядочивает вселенную, создавая ее. Три шага четверукого Вишну: 3. Основным инвариантом метрической геометрии является отношение (расстояние) двух точек прямой (AB) 2. Основным инвариантом аффинной геометрии является простое отношение трех точек на прямой (ABC) = (AC)/(BC) 1. Основным инвариантом проективной геометрии является сложное отношение четырех точек на прямой (ABCD) = (ABC)/(ABD)=(AC/BC)/(AD/BD) ...Так можно построить геометрию Лобачевского, если в качестве «абсолюта» выбрать невырожденную кривую второго порядка (или так называемую «овальную» кривую второго порядка). Н.Ф. Четверухин. Проективная геометрия. Курс для педагогических институтов. М. Учпедгиз, 1953, 1961 (7 из-ие) https://vk.com/doc399489626_451518476 Оум. От восприятия к мысли https://vk.com/doc399489626_495537883 Се ТрГлаве молiхомь Влiце а Мале https://vk.com/doc399489626_587777019

Ять: Оум. Проективное мышление. Трита в колодце наблюдает за звездами 09 февраля 2021, утро - Начало утреннего парада планет (Меркурий, Венера, Юпитер и Сатурн). на древне-ведийском: Ади - Один; Пурва - Первый Два, дви, двая - Два; две - двое Эторон - Второй Двандва - Двойственный Три - Три; Трая - Трое Трита - Третий; Трика - Тройка; Трис - Трижды; Траяс - Трое Чатур, чатвар - Четыре, четверо Чатуртха - Четвертый Дашан - Десять; Дашатара - Десятеро Шат, шата - Сто, сотый Шатакрату - Стократный - свойство Индры - экое случайное совпадение сампадана – идти по своему следу) *** Назовём функцию y = f (x1, x2, … , xn) функцией трёхзначной логики, если все её переменные принимают значения из множества {0,1,2} и сама функция принимает значения из этого же множества. Примеры функций: max(x,y), min(x,y), x+1 (mod 3). Обозначим P 3 множество всех функций трёхзначной логики. Под операцией над функциями будем понимать суперпозицию. Класс функций K из P 3 назовём замкнутым, если любая суперпозиция функций из K принадлежит K. Система функций класса K называется полной, если любая функция из K может быть представлена суперпозицией функций этой системы. Полная система называется базисом, если никакая функция из этой системы не может быть представлена суперпозицией остальных функций этой системы. Доказано, что в P 3 существует конечный базис (в частности, состоящий из одной функции). Замкнутый класс K называется предполным, если он не совпадает с P 3, но добавление любой функции, ему не принадлежащей, порождает P 3. С.В. Яблонским доказано[2], что в P 3 существует 18 предполных классов. Также доказано, что все они имеют конечные базисы, в частности, состоящие из функций, зависящих не более чем от двух переменных[3]. Ю.И. Янов и А.А. Мучник доказали[4], что в P 3 существуют классы функций, не имеющие базиса, и классы функций, имеющие бесконечный базис. Отсюда следует, что множество замкнутых классов в P 3 имеет мощность континуума. Этим трёхзначная (и любая многозначная) логика существенно отличается от двухзначной, где, как доказано Постом[5], все замкнутые классы имеют конечный базис и множество замкнутых классов счётно. 2. Яблонский С.И. Функциональные построения в k-значной логике, Труды Математического института им. В.А.Стеклова, 51, 1958 3. Гниденко В.М., Нахождение порядков предполных классов в трёхзначной логике, сб. Проблемы кибернетики, вып 8, М., 1962 4. Янов Ю.И., Мучник А.А., О существовании k-значных замкнутых классов, не имеющих конечного базиса, ДАН СССР, 127, №1, 1959 5. Post E.L. Two-valued iterative systems, Аnn Math. Studies, 5, №1, 1941 см. Троичная логика Рис. 20. Небесный глобус, изготовленный в Персии в XIV в. На глобусе, сделанном из меди, выгравированы рисунки созвездий, к нему прикреплены серебряные звезды РигВеда I, 105. Ко Всем-Богам - Трита в колодце Автор - согласно ортодоксальной традиции, божество Трита Аптья или риши Кутса. Размер - панкти, стих 19 - триштубх. Трита (Trita — на ведийском этимологически «третий» - прообраз жреца, совершающего первое жертвоприношение, в IX книге Ригведы Трита является в роли изготовителя Сомы) и Трита (зендавеста Trita, буквально третий), в иранской мифологии третий человек, приготовивший напиток хаому (Ясна 9,10, Видевдат 20,2). Хотя в туземном комментарии посвящен Всем-Богам, реально в нем в темной и неясной форме отражена история Триты (которая в дальнейшем разработана в Махабхарате 9, 36, 8 и сл.). Сюжет таков. Некто по имени Трита был брошен в колодец своими жадными братьями. Из глубины колодца он обращается к богам с мольбой о спасении и, когда ему удается мысленно совершить жертвоприношение сомы, боги спасают его. В колодце Трита проводит, скорее всего, одну ночь. Существует интерпретация этого гимна как отражение катаклизма в природе (Luders H. Varuna, с. 576 сл.). Согласно этой интерпретации, в гимне описано солнечное затмение, произошедшее потому, что жертвоприношение и истина вдруг утратили свою магическую силу. Космический порядок вновь восстанавливается с помощью молитвы, данной Варуной - охранителем этого порядка. История Триты представляет собой лишь одну из иллюстраций этого общего положения. Стихи 1-17 произносятся от лица Триты, 18-19 - от лица автора гимна, т.е. Кутсы 1 В воде колодца Трита видит отражение ночного неба: месяц и звезды 2 Жена притягивает к себе мужа - Идея стиха: другие, а не я, вкушают ночные утехи 3 Да не упадет…солнце - По Саяне, под солнцем подразумевается род Триты, его умершие предки, находящиеся на небе. Род прекратится, если погибнет Трита, не имеющий сына, который мог бы совершать поминание предков, т.е. быть достойным сомы (somya в 3d). Это толкование обьясняет и содержание предыдущего стиха. Оно находит также поддержку в стихе 9, где упоминается божество Трита Аптья (trita aptya букв. Трита водяной), от которого герой данного гимна ведет свое происхождение: Трита Аптья - это скорее всего деификация какой-то разновидности небесного света и огня. В эпоху РВ это божество стало весьма неясным и оказалось оттесненным на задний план Индрой 4 Я спрашиваю о (моей) последней жертве - В этом и следующих стихах Трита требует вознаграждения от богов за его прежние вознаграждения 4b…вестник (богов) - Агни, отвозивший языками пламени жертву от людей к богам. Трита опасается, что Агни не передал его прежние жертвы, если боги могли его так покарать 4c-d kva rtam purvyam gatam / kas tad bibharti nutano 5c Что справедливо, а что несправедливо - kad va rtam kad anrtam - Оппозию rta - anrta можно интерпретировать и как закон - беззаконие, порядок - хаос, благочестивость - неблагочестивость 6в…надзор Варуны - Варуна здесь упоминается как бог, связанный с моральными ценностями и наблюдающий за исполнением вселенского закона 6d…по пути…Арьямана - Путь Арьямана здесь употребляется в той же функции, что и путь Адитьев (Арьяман - один из Адитьев) в стихе 16, т.е. имеется в виду путь божественной истины и справедливости 7 Я кто…раньше Произносил нечто - Вновь выражается надежда на справедливое воздаяние за прежние жертвы 8…обжигают меня болью Ребра - В стихе употребляются сравнения - штампы 9a…те семь лучей - Подразумеваются лучи восходящего солнца или какое-то созвездие. Если это солнце, то, значит, наступила предрассветная пора 10…пятеро быков…стояли посреди…неба…- Описание предрассветного неба. Пятеро быков - видимо, какое-то созвездие 11…прекраснокрылые сидят Посреди подьема на небо - Описание рассвета. Прекраснокрылые - солнечные лучи 11…прогонят с дороги волка - Под волком, по-видимому, подразумевается какой-то ночной демон, враждебный свету 12a-b…укреплено…достойное…восхваления (светило) - Описание восхода солнца 12c-d Закон струят реки. Правду протянуло солнце - Вывод из этих фактов таков: закон rta и правда satya должны распространиться и на Триту. Закон и правда здесь фактически синонимичны 14 (Пригласи) сюда богов - Трита совершает утреннее жертвоприношение, видимо, мысленно, сидя в колодце 16…путь Адитьев…Его вас не обойти, о боги - Трита призывает богов к справедливости. Истина, т.е. несправедливость по отношению к Трите, богам виднее, чем смертным 17 Трита…взывает к богам о помощи. Это услышал Брихаспати - Брихаспати спасает Триту. Этим стихом заверщается история Триты 18 Однажды меня увидел…волк - Эти стихи не связаны непосредственно с историей Триты. Смысл стиха 18 темен 19 = I, 94, 16 c-d 1 Месяц в глубине вод: Прекраснокрылый мчится по небу. Не находят себе места Златообручные, сверкающие (звезды). О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 2 Ведь те, у кого есть цель, (стремятся) к цели. Жена притягивает к себе мужа. Они оба изливают страстную влагу. Отдав (свой) сок, она выдаивает (мужа). О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 3 Да не упадет, о боги, Вот то солнце вниз! Да не лишимся мы никогда Благословенной (влаги) сомы! О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 4 Я спрашиваю о (моей) последней жертве. Пусть объяснит это вестник (богов): Куда девался прежний закон? Кто теперь соблюдает его? О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 5 Вы, боги, те, что находитесь В трех светлых пространствах неба: Что справедливо, а что несправедливо? Где же (мое) прежнее жертвенное возлияние? О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 6 Что же (это) за поддержка справедливого? Что за надзор Варуны? Можем ли мы обойти злоумышленника, (Идя) по пути великого Арьямана? О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 7 Я - тот самый, кто раньше Произносил нечто над выжатым (сомой). (И вот) меня преследуют заботы, Как волк - дичь, мучимую жаждой. О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 8 Повсюду обжигают меня болью Ребра, как жены мучают одного мужа. Как крысы вгрызаются в (свои) хвосты, Так заботы - в меня, твоего певца, о стоумный. О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 9 Вот те семь лучей - Дотуда протянулась моя родословная. Трита Аптья ведает это. Он поднимает голос в пользу родства. О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 10 Вот те пятеро быков, Которые стояли посреди великого неба - (Явление,) достойное восхваления среди богов - Вернулись назад (все) вместе. О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 11 Эти прекраснокрылые сидят Посреди подъема на небо. Они прогоняют с дороги волка, Переправляющегося через юные воды. О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 12 Снова укреплено это достойное воспевания, Заслуживающее лучшего восхваления (светило), о боги. Закон струят реки. Правду протянуло солнце. О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 13 О Агни, ведь у тебя дружба С богами, достойная воспевания. Сев у нас, подобно Манусу, Принеси жертву богам, как самый сведущий! О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 14 Сев как хотар, подобно Манусу, (Пригласи) сюда богов, как самый сведущий! Агни делает вкусными жертвенные возлияния, Бог, мудрый среди богов. О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 15 Варуна создает молитву. К нему, ведающему путь, мы обращаемся. Он открывает сердцем мысль! Пусть снова возникнет закон! О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 16 Вот тот путь Адитьев, Созданный на небе, как (творение,) достойное восхваления, - Его вам не обойти, о боги! Вы, смертные, не видите его. О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 17 Трита, посаженный в колодец, Взывает к богам о помощи. Это услышал Брихаспати, Создающий широкий простор из узости. О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 18 Однажды меня увидел рыжий волк, Когда я шел (своим) путем. Заметив меня, он распрямляется, Как плотник, у которого боль в ребрах. О Небо и Земля, узнайте обо мне (в таком положении)! 19 С помощью этой хвалы с Индрой на нашей стороне, Со всеми мужами пусть превзойдем мы (всех в этой) общине! Пусть нам это щедро даруют Митра, Варуна, Адити, Синдху, Земля и Небо! Се ТрГлаве молiхомь Влiце а Мале https://vk.com/doc399489626_588018955

Ять: Оум. Древо жизни и свобода В бездонном (пространстве) царь Варуна с чистой силой действия Держит прямо вершину дерева. (Ветви) направлены вниз. Их основание - наверху Да укоренятся в нас лучи! (РигВеда I, 24) Конец полотенца. XIX в. Калужская губерния Свободные группы и только они действуют свободно и без инверсий ребер на деревьях. Идеальное Древо жизни - древо без инверсий ребер, т.е. без петель, безконечно открытое и свободное во всех направлениях для дальнейшего развития. Но к сожалению такого в обыкновенной жизни не бывает, как и не бывает абсолютной свободы. Встречаются и периодические и апериодические и иные циклы. А вот у насекомых - древо жизни - содержит множественные замкнутые циклы. И поэтому сильно ограничено и много раз замкнуто. У них нет позвоночника, и обычно хитиновая оболочка. Твёрдый наружный скелет создаёт ряд технических преимуществ, но для развития во вне иногда требуется линька. И хотя видов насекомых на несколько порядков больше (от 2 до 4 миллионов различных видов у насекомых, а у позвоночных всего 40-45 тысяч), а вот с умом у насекомых - проблемы - алгоритмическая работа не требует больших усилий. …Посмотрите теперь на эту шумерскую картину (рис. 4). Два человека с орлиными головами почти симметричны, однако их симметрия не полная. Почему? В геометрии на плоскости отражение от вертикальной прямой l можно осуществить также и поворотом плоскости в пространстве вокруг оси l на 180°. Если вы посмотрите на руки чудовищ, которые изображены на рисунке, то увидите, что чудовища получаются одно из другого с помощью такого поворота; эта особенность изображения, характеризующая их положение в пространстве, нарушает зеркальную симметрию плоского изображения. Все же художник имел в виду симметрию, придавая обеим фигурам полуоборот по отношению к зрителю, а также располагая соответствующим образом их ноги и крылья: у левой фигуры опущено правое крыло, а у правой — левое... Вейль Герман. Симметрия. М.: Наука, 1968. 192с. (Эта последняя книга одного из крупнейших математиков XX века Германа Вейля (1885—1955), которую он сам назвал своей лебединой песнью. Она излагает содержание общедоступных лекций, прочитанных автором в 1951г. в Принстоне (США), и предназначена для самого широкого круга читателей). https://vk.com/doc399489626_488500625 Древо жизни у народов мира - геометрический архетип - не только у шумеров, а и в Индии, и в Австралии и у нанайцев. Вот родовое древо нанайцев

Ять: Неевклидова геометрия и неаристотелева логика Н.А. Васильев – студент Казанского университета Основные даты жизни и деятельности Н.А. Васильева 1880, 29 июня – в семье известного казанского математика родился Николай Александрович Васильев. 1898 – окончил гимназию и поступил на медицинский факультет Казанского университета. 1904 – окончил медицинский факультет Казанского университета. 1904 – женитьба на Екатерине Степановне Завьяловой. 1904 – выход книги стихов «Тоска по вечности». 1906 – окончил историко филологический факультет Казанского университета. 1906–1909 – преподавал психологию на Казанских высших женских курсах. 1908 – научная командировка в Германию с целью совершенствования в области логики и философии. 1908 – рождение идеи, положенной в основу воображаемой логики. 1910, 18 мая – в пробной лекции впервые изложены основные положения неаристотелевой (воображаемой) логики. 1910, октябрь – приват доцент Казанского университета. 1911, 13 января – доклад на 150 м заседании Казанского физико математического общества на тему «Неевклидова геометрия и неаристотелева логика». 1910–1913 – интенсивное развитие идей воображаемой логики. 1914 – чтение вместе с профессором Н.Н. Парфентьевым курса «Пограничные области логики и философии математики». 1914 – мобилизация в армию. 1916 – увольнение из армии в связи с болезнью. 1917, декабрь – доцент Казанского университета. 1918, октябрь – профессор Казанского университета. 1922 – резкое ухудшение течения серьезной болезни. 1925 – публикация в материалах Пятого Международного философского конгресса в Неаполе последней научной работы ученого «Воображаемая (неаристотелева) логика». 1927 – Н.Н. Лузин высоко оценивает логические исследования Н.А. Васильева. 1940, 31 декабря – скончался в Казани. *** Некоторые разделы современной алгебры посвящены изучению алгебраических структур, возникших в математической логике. Работы этого рода в России были начаты в Казанском университете, сохранявшем долгое время новаторские традиции Лобачевского. Здесь Платон Сергеевич Порецкий (1846-1907), в частности, прочитал в 1887/88 г. первый в нашей стране курс математической логики. Работы П.С. Порецкого были посвящены в основном алгебре логики, т.е. алгебрам Буля. Уже после смерти П.С. Порецкого, Казанский университет снова стал родиной яркой новой идеи - идеи многозначных логик, выдвинутой Н.А. Васильевым. Николай Александрович Васильев (1880-1940) родился в семье известного казанского математика А.В. Васильева, впоследствии избранного членом Государственного Совета и переехавшего в Петербург. 22 мая 1904 года после сдачи госэкзаменов Н.А. Васильев получил степень лекаря с отличием, но уже в 1906 году он держал экзамены в Историко-филологической испытательной комиссии Казанского университета, представив сочинение "Вопрос о падении Западной Римской Империи в историографической литературе и истории философии в связи с теорией истощения народов и человечества". В 1910г, он был зачислен приват-доцентом по кафедре философии и получил разрешение читать на историческом факультете курс "Основные проблемы логики с их кратким историческим обзором". 12 января 1911г. в газете "Казанский Телеграф" было помещено объявление: "Председатель физико-математического общества при Императорском университете просит гг. членов общества пожаловать на заседание, имеющее быть в четверг 13 января в 8 ч. вечера в 5 аудитории нового Университетского пристроя. Предметом заседания послужат: 1) Доклад Н.А. Васильева - Неевклидова геометрия и неаристотелева логика. 2) Текущие дела". По-видимому, доклад (пишет В.В. Морозов) носил характер сенсации, ибо если обычно на заседаниях Общества присутствовало 8-9 человек, то здесь было 20 членов Общества и 100 посторонних лиц. В протоколе заседания (Известия КФМО, 17, N 1(1911)) отмечается, что "доклад вызвал необыкновенно оживленные прения и обмен мнений, как со стороны членов общества, так и со стороны посторонних лиц". Газета "Камско-Волжская речь" в NN от 16, 19 и 22 янв. 1911г. поместила весьма подробное изложение доклада Н.А. Васильева и последовавших прений. Вот некоторые выдержки из этого изложения, довольно правильно отражающие (не всегда точно разработанные) положения докладчика. Изыскания докладчика о частных суждениях "... подсказали ему сомнение вообще в абсолютной достоверности и необходимости для всякого мыслящего существа аристотелевой логики. И он решил подвергнуть проверке господствующие представления об аристотелевой логике, воспользовавшись для этого методом Лобачевского. Лобачевский отверг 5-й постулат Евклида...и попробовал построить геометрию без этого постулата. Оказалось, что и без 5-го евклидова постулата возможна геометрия иная, чем геометрия евклидова, но столь же чуждая противоречий. Оказалось таким образом, что евклидова геометрия является (лишь) одной из возможных геометрий, которые все имеют такие же, как и евклидова, права на признание их "истинности". Таким же образом Н.А. Васильев попробовал устранить один из аристотелевых законов, а именно закон противоречия, принимавшийся за логическую аксиому, - оказалось, что возможны вполне стройные и замкнутые логические системы без этого закона, т.е. точно так же, что аристотелева логика является одной из возможных равно "истинных" логик..." Как в геометрии Лобачевского прямые могут быть (1) пересекающиеся, (2) расходящиеся, (3) параллельные, так и в неаристотелевой логике "суждения" могут быть (1) утвердительные, (2) отрицательные, (3) индифферентные. Отсюда видно, что логика Васильева была вариантом трехзначной логики, хотя и без достаточно разработанной ее "алгебры". Это дает Н.А. Васильеву почетное место в истории науки в ряду основателей многозначных логик. Заметим, что почти одновременно с докладами Н.А. Васильева была опубликована знаменитая критика закона исключенного третьего Л.Е. Броувера (1908), проложившая пути для ряда новых математико-логических концепций. Эта критика, по-видимому, была неизвестна Н.А. Васильеву, а работы Н.А. Васильева, в свою очередь, остались неизвестными Лукасевичу (J. Lukasiewiez, O logicе trojwartosciowe, Ruch Filozoficzny, 5(1920), 170-171) и Посту ( E.Post, Intr. to general theory of dementary propositions, Am. J. Math. 43(1921), 163-185), когда они строили систематическую теорию алгебр многозначных логик. А.И. Мальцев. К истории алгебры в СССР за первые 25 лет. - Алгебра и логика, 10:1 (1971), c.103–118 http://www.mathnet.ru/php/archive.phtml?wshow=paper&jrnid=al&paperid=1288&option_lang=rus От автора Время – гениальный скульптор. От неоформленной массы разноречивых мнений, суждений и оценок, высказываемых людьми в тот или иной момент истории, оно безжалостно отсекает скороспелые, необъективные, пустые, не содержащие в себе зерно творческой уникальности, мощный заряд новаторских идей, способных осветить путь к новым высотам знания, к новым техническим решениям. Порой только время дает потомкам возможность оценить силу предвидения, масштабность идей и их направленность в будущее, роль и место ученого в интеллектуальной истории человечества. Как утверждается в одном афоризме, «у времени бывают трудные роды, но не бывает выкидышей» (Ф.Р. Ламенне). Сейчас все отчетливее видится значение логических работ (всего несколько статей!) профессора кафедры философии Казанского университета Николая Александровича Васильева. Роль Н.А. Васильева в логике, по видимому, в некотором смысле можно сравнить с ролью Н.И. Лобачевского в геометрии: идеи Лобачевского положили начало неевклидовой – и в этом плане неклассической – геометрии, а идеи Васильева лежат у истоков неаристотелевой – и в этом плане также неклассической – логики. Лобачевский свою геометрию называл «воображаемой»; Васильев также считал, что создал «воображаемую логику». Лобачевский открыл новые горизонты развития математического знания; Васильев же обозначил принципиально новые перспективы развития формальной логики [* См. примечания в конце книги.]{1}. Им были высказаны идеи, которые современными логиками и математиками расцениваются как предвосхищение краеугольных положений ныне интенсивно развивающихся, можно далее сказать, новаторских, разделов неклассической математической логики. Более пристальный взгляд на творческий путь этого выдающегося ученого позволяет со всем основанием сказать, что в его лице можно найти не только идейного предтечу ряда оригинальных систем современной неклассической формальной логики, но и мыслителя с весьма широкими интересами – философа, этика, психолога, историка, поэта и даже искусного переводчика. Если как логик Н.А. Васильев теперь достаточно популярен, то другие стороны его деятельности долго оставались в тени, а тем более почти ничего не было известно о нем как человеке, о вехах его жизненного пути, о его исследовательской программе, которая была сформулирована им в исходной точке научной деятельности, – программе, даже в логической своей части в значительной степени подчиненной стратегическим, весьма обширным научным и философским интересам ученого. Долгое время казалось, что все биографические материалы, касающиеся Н.А. Васильева, безвозвратно утеряны. Все биографические сведения о нем, по сути дела, ограничивались данными, приведенными в очень краткой заметке «Васильев Николай Александрович» в Философской энциклопедии [89, с. 228]. Достаточно продолжительный период – почти полвека – работы Васильева не находили должного резонанса в среде логиков и математиков, их объективная ценность не замечалась. Тем более никого не интересовала личность ученого. Время безжалостно разметало то, что некогда им было написано, но не увидело свет, развеяло в разные концы планеты когда то тщательно собранную богатейшую библиотеку, переписку, исторические документы. Многое было уничтожено в вихре исторических перемен. Между тем личность Н.А. Васильева не могла не привлекать к себе внимание тех ученых логиков и математиков, которые самостоятельно пришли к некогда высказанным Васильевым идеям, тех, кому эти идеи были близки по духу, кто развивал теории, предвосхищенные Васильевым, наконец, тех, кто был знаком с историей психологии, этики или кого интересовало творчество русских поэтов начала XX в. Предпринимались поиски архива Н.А. Васильева. В частности, этим занимался выдающийся советский математик алгебраист и логик академик А.И. Мальцев, но безвременная смерть прервала эти поиски (см.: [58, с. 320 321]). Автор данной работы начиная с 1981 г. также делал попытки разыскать хотя бы некоторые материалы Н. А. Васильева. В 1982 г. поиск дал первые плоды: были найдены два рукописных «Отчета» ученого [27, 28], а чуть позже часть его архива (дневник, письма, фотографии, книги с пометками и выписками, некоторые документы и т.д.) {2}. Все это собиралось буквально по крупицам. Найденные материалы в совокупности с архивными документами позволяют уточнить многие факты жизни Н.А. Васильева, обнаруживают ранее неизвестные события, дают им объяснение. Таким образом, возникла возможность воссоздать реальный облик ученого, проследить становление и развитие его научных идей, увидеть ступени реализации научной программы и понять роль каждой из них в формировании мировоззрения и методологических установок ученого (см. также: [41]). Внимание автора к творчеству Н.А. Васильева привлек В.А. Смирнов, которому он фактически обязан решимостью написать эту книгу. Книга во многом основывается на неопубликованных и неизвестных ранее материалах и отчасти на беседах с теми, кому посчастливилось знать Николая Александровича Васильева, кто был близок семье Васильевых... Н.А. Васильев с отцом и сыном Первая страница работы Н. А. Васильева «Воображаемая (неаристотелева) логика» В.А. Бажанов. Николай Александрович Васильев (1880–1940). - Научно биографическая литература. М.: Наука, 1988. 144с. https://litvek.com/books/383468-kniga-valentin-aleksandrovich-bazhanov-nikolay-aleksandrovich-vasilev-1880-1940

Ять: Неевклидова геометрия и неаристотелева логика Идейное богатство воображаемой логики раскрывалось постепенно. Сначала привлекло внимание то ее содержание, которое было связано с расширением числа значений истинности. "Некоторые разделы современной алгебры, - писал академик А.И. Мальцев, - посвящены изучению алгебраических структур, возникающих в математической логике. Работа этого рода в России была начата в Казанском университете... Здесь Платон Сергеевич Порецкий прочитал в 1887/88 г. первый в нашей стране курс математической логики... Уже после смерти П.С. Порецкого Казанский университет снова стал родиной новой яркой идеи - идеи многозначных логик, выдвинутой Н.А. Васильевым... А.И. Мальцев. К истории алгебры в СССР за первые 50 лет. - Алгебра и логика, 10:1 (1971), c.103–118 http://www.mathnet.ru/php/archive.phtml?wshow=paper&jrnid=al&paperid=1288&option_lang=rus Вручение Ленинской премии. Слева направо: А.И. Мальцев, М.В. Келдыш. 1964 ...впрочем, я предоставляю слово самому Анатолию Ивановичу (даты писем указаны в конце цитат). ...В начале 1967 года мне довелось выполнить одну просьбу Анатолия Ивановича, связанную с юбилейной датой: Мне выпало на долю писать краткую статью по истории алгебры в СССР к 50-летию. Возможно, что это будет просто 5-й выпуск «Алгебры и логики» за 1967г. В связи с этим я хотел бы обратиться к Вам с просьбами: 1. Сообщить, как звали Н.А. Васильева полностью. Может быть, сообщите несколько ярких фактов из его преподавания? Как была встречена его «Воображаемая логика»? Может быть, можно получить ее фотокопию и фотопортрет самого Васильева? 2. Не сможете ли Вы написать страницы 2—3 о Н.Г. Чеботареве? Каким способом (и где) он привлек Вас и Aдо к работе? Почему не оставил в Казани учеников по алгебраическим числам? Опишите, как проходили семинары Н.Г. Чеботарева. Не надо писать о значении работ его и т.д. Это все известно, а надо страничку воспоминаний. Я просто ее включу в текст статьи со ссылкой на Вас... ...Простите за просьбу. Мне хотелось бы сделать статью чуть-чуть интереснее, чем обычные перечисления результатов (16. I. 1967). Все требуемое я выполнил, тем более, что мне очень импонировала идея сделать статью чуть-чуть интересной. Юстин Николаевич, сын Н.А. Васильева, сообщил мне о статье в одной из казанских газет, комментировавшей выступление Николая Александровича на заседании Казанского физико-математического общества 13 января 1913 года. Мне удалось разыскать эту статью, а также собрать ряд биографических материалов. Анатолий Иванович писал позже: ...благодарю также за копии газетных статей, которые я прочитал с очень большим удивлением. Провинциальная газета, а сочла возможным уделить так много места таким абстрактным вопросам! Несмотря на экзотичность и, прямо скажу, недоработанность, доклад Васильева, несомненно, — одно из замечательных событий того времени. Жаль, что проф. Васильев был страшно оторван от большой математической жизни того времени, но и то, что он сделал, замечательно (26. III. 1967). B.В. Морозов. Взгляд назад (несколько страниц воспоминаний) - Воспоминания об А.И. Мальцеве. Из выступлении на открытии Десятого Всесоюзного алгебраического коллоквиума, посвященного памяти академика А.И. Мальцева. Из книги "Избранные вопросы алгебры и логики: Сб., посвящ. памяти А.И. Мальцева. Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1973, с.320-321 https://web.archive.org/web/20160304063343/http://mmfd.nsu.ru/mmf/kaf/aml/malcev-k.html Титульный лист работы Н. А. Васильева «О частных суждениях, о треугольнике противоположностей, о законе исключенного четвертого» Продолжительный период - почти полвека - работы Васильева фактически не замечались научным сообществом. Тем более никого не интересовала личность учёного. Лишь единицы, которые размышляли в том же направлении, что и Н.А. Васильев, обращали внимание на его оригинальные работы. Личность Васильева не могла не привлекать к себе внимания тех ученых - логиков и математиков, которые самостоятельно пришли к некогда высказанным Васильевым идеям, тех, кому эти идеи были близки по духу, кто развивал теории, предвосхищенные Васильевым, наконец, тех, кто был знаком с историей психологии, этики или кого интересовало творчество русских поэтов-символистов начала ХХ в. Предпринимались попытки поиска архива Васильева. В частности, этим занимался выдающийся советский алгебраист и логик академик А.И. Мальцев. Обнаруженный мною архив семьи Васильевых (включая рукописные труды) позволил под редакцией В.А. Смирнова издать книгу избранных трудов и воспроизвести научную биографию Н.А. Васильева [Васильев 1989], [Бажанов 1988], [Бажанов 2009]. ...Впервые центральные пункты новой логики были изложены Н.А. Васильевым в лекции 18 мая 1910 г., составившей основу для статьи и брошюры "О частных суждениях, о треугольнике противоположностей, и законе исключенного четвертого", увидевших свет в том же году [О частных суждениях, о треугольнике противоположностей, о законе исключенного четвертого // Учен. зап. имп. Казан. ун та. 1910. Октябрь. с.1–47.] . Васильев начинает изложение своей концепции с констатации того, что уже в логике ХIХ в. замечается глухая оппозиция против традиционного деления суждений по количеству на общие, частные и единичные, занимавшего в аристотелевой логике исключительно важное положение. Все попытки усовершенствовать это деление выливались лишь в придание ему новой формы. Камень преткновения между тем, согласно Васильеву, лежал в истолковании частных суждений. Ученый показывает, что фактически частные суждения относительно понятий ("правил") суть общие, а вот суждения относительно вещей[2], подчиняются обычному делению, и суждения о понятиях и суждения о вещах требуют различной логики. Для суждений о вещах остается справедливым закон исключенного третьего - один из основных законов аристотелевой логики; для суждений же о понятиях необходим закон исключенного четвертого. Поэтому "закон исключенного третьего должен быть совершенно удален из скрижали законов мысли", - провозглашает Васильев. И продолжает: "Я, конечно, рискую, утверждая это, подпасть под обвинение в логической ереси или даже в чем-то более худшем, что, конечно, страшно для всякого, а тем более для начинающего, но моя логическая совесть не позволяет мне мириться с этим "законом мысли" [Васильев 1910, 41]. В.А. Бажанов. Н.А. Васильев как мыслитель. К 100-летию открытия воображаемой логики. - 27.07.2010 http://vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=159 ...23 декабря 1910 г. Н. А. Васильев обратился в историко филологический факультет с прошением, в котором, в частности, писал, что «занят исследованием некоторых вопросов формальной и гносеологической логики (главным образом в области теории суждения и так называемых законов мысли) в тесной связи с теми мыслями, которые. . . были изложены в брошюре «О частных суждениях, о треугольнике противоположностей, о законе исключенного четвертого». Один из этих вопросов – вопрос об отрицательных суждениях и законе противоречия исследован мною во время заграничной командировки летом 1910 г. . . .Для решения остальных интересующих меня проблем и для приведения всего исследования в стройный вид мне необходимо двухлетнее пребывание за границей по следующим соображениям. Я должен пользоваться богатством заграничных книгохранилищ, которые мне необходимы особенно ввиду того, что мне приходится иметь дело со средневековой литературой по логике. Только за границей я буду в состоянии уделять все свои силы научной работе и сосредоточиться на ней, что необходимо для всякой работы, а в особенности для работы в области отвлеченного мышления. Ход моей работы требует от меня повторения и изучения вновь некоторых разделов математики, для чего опять таки необходимо много свободного времени. Я предполагал бы пользоваться советами и руководством некоторых иностранных логиков, как, например, Russell, Husserl, Poincare и др. Если бы у меня осталось свободное время в период заграничной командировки, то я предполагал употребить его на занятия психологией. . . В конце марта 1911 г. состоится IV Международный философский конгресс в Болонье, на котором я предполагал бы сделать доклад по логике» [33, ф. 733, оп. 154, д. 567, л. 169– 170]. ...Пробная лекция 18 мая 1910 г. в сжатом виде воспроизводила результаты исследований Н. А. Васильева. Возможность сделать обстоятельный доклад о далеко продвинутых вперед исследованиях представилась 13 января 1911 г. на 150 м заседании Казанского физико математического общества {1} В тот день газета «Казанский телеграф» сообщала: «Предметом заседания послужит доклад Н. А. Васильева „Неевклидова геометрия и неаристотелева логика“». Современники Васильева вспоминали, что заседания Казанского физико математического общества, как правило, собирали весьма узкий круг заинтересованных членов общества. Но 13 января 1911 г. на нем присутствовало непривычно большое число слушателей: 20 членов общества и 100 «посторонних лиц» [59, с. 4]. В отчете об этом заседании подчеркивалось, что «доклад вызвал необыкновенно оживленные прения и обмен мнений как со стороны членов общества, так и со стороны посторонних лиц» [59, с. 4]. Газета «Камско Волжская речь» от 16 января 1911 г. подчеркивала, что ситуация, с которой столкнулся докладчик по ходу прений, сильно напоминала ситуацию, в которой Н. И. Лобачевский открыл неевклидову геометрию. Как известно, Лобачевский отверг знаменитый пятый постулат Евклида и построил геометрию без этого постулата, причем в результате получилась внутренне непротиворечивая геометрическая система. Н. А. Васильев предпринял аналогичную попытку отбросить один из основных законов аристотелевой логики – закон противоречия, всегда принимавшийся за своего рода аксиому. Оказалось, отмечала эта газета, что без закона противоречия также получаются «вполне стройные и замкнутые системы, т. е. аристотелева логика является одной из возможных, равно „истинных" логик» [с. 5]. С одной стороны, говорил Н. А. Васильев в докладе, закон противоречия есть логическая тавтология, но с другой – он обладает глубоким смыслом как эмпирическое обобщение. Действительно, в нашем повседневном опыте мы привыкли различать противоположные утверждения. Закон противоречия и закрепляет несовместимость утверждения и отрицания для одного и того же объекта в один и тот же момент тех или иных признаков. Таким образом, подобно тому как евклидова геометрия имеет эмпирическое обоснование через, казалось бы, чувственно «очевидный» пятый постулат, так и логика получает свое эмпирическое обоснование посредством закона противоречия. Если отбросить закон противоречия, то наряду с утвердительными и отрицательными по качеству суждениями становится возможным ввести еще один, отличный от упомянутых, вид суждения, который Васильев назвал индифферентным (неопределенным). Для логики, которая оперировала бы тремя видами суждений, нужен уже не закон исключенного третьего, а закон исключенного четвертого. В том случае, если представить себе выполнимость еще какого нибудь варианта отношения между субъектом и предикатом суждения, то можно получить логику с четырьмя качественно различными видами суждений, а в этой логике будет иметь силу уже закон исключенного пятого. Таким образом, делал заключение Васильев, возможны логики двух, трех, четырех и т. д. измерений, как, впрочем, вполне мыслима и логика с одними лишь утвердительными суждениями. В своем докладе Николай Александрович обсуждал и особенности воображаемого мира, в котором в отличие от того мира, к которому мы привыкли, действует логика не двух, а трех измерений. В нашем мире допустимы только «положительные» ощущения, но если вообразить наличие еще и «отрицательных» ощущений, то такой мир потребует логики уже трех измерений. В «Камско волжской речи» от 16 января 1911 г. отмечается, что доклад Н. А. Васильева был выслушан «с глубочайшим вниманием». Вместе с тем «при общем сочувствии сообщение докладчика вызвало у слушателей и целый ряд сомнений, недоумений и „благодаря некоторым недостаткам изложения – недоразумений". Все это вылилось в оживленные, затянувшиеся почти до полночи прения, в которых приняли участие Д. Н. Зейлигер (председательствовавший на собрании), В. Н. Ивановский, А. В. Васильев, А. П. Котельников, М. Э. Ноинский, А. О. Маковельский, С. М. Юрьев и др.». После доклада Н. А. Васильева развернулась дискуссия, которая во многом подогревалась тем, что в докладе содержались необычные с точки зрения норм рассуждений и доказательности, принятых не только в традиционной (классической) формальной логике, но и во всей классической науке, положения. Обладают ли эти положения какой либо познавательной ценностью, или же они представляют собой всего лишь плод логически изощренного ума? Вот какой вопрос волновал собравшихся, «призрак» этого вопроса так или иначе, в явной или неявной форме находился на заднем плане чуть ли не всех выступлений, в которых порой проскальзывало то удивление, то недоумение, то недопонимание или даже скрытый протест. В изложении доклада Н. А. Васильева в «Камско волжской речи» от 19 января между тем подчеркивалось, что слушатели если и не смогли живо представить, то во всяком случае сумели почувствовать глубину выводов докладчика. Большинство слушателей ясно отдавали отчет в том, что, в сущности, Н. А. Васильев является автором «логического открытия». Идея о логике без закона противоречия показалась им в то же время настолько простой и очевидной, что дискуссия развивалась не столько вокруг факта логического открытия, сколько «о частностях или оценке выводов докладчика». Известный философ профессор В. Н. Ивановский, открывший прения, высоко оценил тонкий и остроумный анализ Васильевым закона противоречия. Этот анализ, по его мнению, стал возможен только в контексте особого – в известном смысле психологического – подхода к истолкованию природы логического знания, которая рассматривалась докладчиком в одном ряду с другими естественными науками, покоящимися на некотором эмпирическом базисе. Подобно тому, замечал Ивановский, как Лобачевский вскрыл эмпирическое происхождение геометрических аксиом, которые интерпретируются ныне как далеко идущее обобщение опытных данных, так и исследования Н. А. Васильева проливают новый свет на эмпирическую природу законов логики. Мысль о том, что Николай Александрович руководствуется психологическими соображениями в своих логических изысканиях, вполне естественная, поскольку ранее его знали именно как психолога, всего несколько лет минуло с момента чтения им лекций по психологии на Высших женских курсах, с момента публикации этих лекций. Эта мысль была поддержана профессором А. В. Васильевым, который выразил убеждение, что докладчик, по сути дела, говорил даже не о «воображаемых логиках, а о воображаемых психологиях». Н. А. Васильев на выступление отца поспешил возразить, что логика изменяется как система определенных правил мышления, хотя при этом некоторая часть содержания логики остается неизменной. Эта часть имеет общее значение, она сохраняется для всех разновидностей логик. Она, эта часть, внеопытна, и по аналогии с метафизикой (понимавшейся тогда как учение о внеопытном бытии. – В. Б.) Н. А. Васильев предлагает назвать ее металогикой. В то же время изменение логики все же связано с изменениями психологии (при условии признания, разумеется, наряду с «положительными» ощущениями и «отрицательных»), а не исключено, делает предположение Н. А. Васильев, что и физики. Крупный механик и математик профессор Д. Н. Зейлигер возразил против термина «воображаемая логика», применяемого по отношению к логике неаристотелевой. Аристотелева и неаристотелева, да и вообще все мыслимые, возможные логики должны быть равноправными, равно реальными либо же, очевидно, нереальными. Следовательно, или обе логики – аристотелева и неаристотелева – воображаемы, или же обе они «реальны». Аудитория оказалась единодушной в том, что кардинальное возражение идее Н. А. Васильева сделал видный математик и механик профессор А. П. Котельников, который рассуждал следующим образом. Докладчик, говорил А. П. Котельников, переходит от привычной нам логики двух измерений к логикам иных измерений, в которых законы нашей, аристотелевой логики теряют силу. Тем не менее он судит об этих необычных логиках с позиций привычной нам логики, он излагал не нашу логику, а ведь мы его поняли. Как же это объяснить? Данное замечание, по видимому, было вызвано в первую очередь тем, что Н. А. Васильев в своем выступлении недостаточно заострил вопрос о значении металогики, аккумулирующей в себе то общее, которое присуще всем без исключения логикам, недостаточно его осветил. А. О. Маковельский, приват доцент кафедры философии, внес в ход прений новый элемент, связанный с тем обстоятельством, что если допустима логика с одними утвердительными по качеству суждениями, то должна быть и логика с одними только отрицательными суждениями. Н. А. Васильев разъяснил, что всякое отрицание предполагает наличие утверждения, что отрицание, по сути дела, уже является следствием, так как устанавливает несовместимость с определенным объектом утверждения. И утверждение, и отрицание являются альтернативами по отношению к некоторому объекту, и в процессе рассуждения между ними совершается выбор. В. Н. Ивановский эту мысль Н. А. Васильева поддержал: из одних отрицательных суждений нельзя сделать какое либо заключение и тем более невозможно составить какую либо новую логику. В заключительном слове Д. Н. Зейлигер не удержался, чтобы еще раз не провести аналогию между результатами Н. И. Лобачевского и Н. А. Васильева, особо обратив внимание на тот факт, что метод Лобачевского, доказавший свою исключительную плодотворность в математике, в новой области – в логике – вновь продемонстрировал свою мощь. Н.А. Васильев с отцом и сыном Первая страница работы Н. А. Васильева «Воображаемая (неаристотелева) логика» В.А. Бажанов. Николай Александрович Васильев (1880–1940). - Научно биографическая литература. М.: Наука, 1988. 144с. https://litvek.com/books/383468-kniga-valentin-aleksandrovich-bazhanov-nikolay-aleksandrovich-vasilev-1880-1940

Ять: Теория истощения народов и человечества Своеобразная концепция была создана логиком и философом, профессором Казанского университета Николаем Александровичем Васильевым (1880 — 1940). Она была изложена в работе «Вопрос о падении Западной Римской империи и античной культуры в историографической литературе и в истории философии в связи с теорий истощения народов и человечества» (Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. Т. 31. Выпуск 2 — 3. Казань, 1921). Как указывает Н.А. Васильев, историки от изучения политических и правовых учреждений перешли к исследованию экономических отношений как фундамента общественного строя. В свою очередь, природа экономического строя детерминируется уровнем развития производительных сил. Но самый важный вопрос состоит в том, чем же определяется развитие самих производительных сил. Ответ, по мнению H.A. Васильева, состоит в том, что развитие производительных сил объясняется ростом населения. «Когда народонаселение возрастает, — пишет он, — его производительные силы должны неминуемо возрастать в силу известной биологической необходимости, т.к. иначе это возрастающее население не найдет средств к существованию. Левассер вычислил для различных ступеней культуры (охотничьей, кочевнической, земледельческой и промышленной) предельную плотность населения. Раз эта плотность превзойдена, производительные силы должны непременно развиться, а общество должно перейти на следующую стадию культуры» (с.195-196). Однако на демографическом детерминизме, как ранее на экономическом, H.A. Васильев не задерживается. «Но рост населения, — продолжает он, — есть факт биологический, зависящий от состояния расы» (с.196. По мнению H.A. Васильева, судьба конкретного отдельного общества есть не что иное, как судьба одного определенного народа, одной определенной нации, а каждая такая нация представляет собой особую биологическую породу, особую расу. Поэтому на первый план выдвигается «национальная энергия — здоровье и жизнеспособность расы». Причиной упадка обществ является падение национальной энергии, вырождение, истощение народа, которое прежде всего проявляется в сокращении рождаемости и, соответственно, «в отсутствии прироста населения». Самая глубокая причина исторического развития, таким образом, заключена в биологии. «История, — пишет он, — сначала была историей войн и правителей, потом она стала политической, потом социальной, потом экономической и, наконец, должна стать биологической. Такая эволюция есть постепенное углубление ее содержания». https://litlife.club/books/240405/read?page=168 Н.А. Васильев стремился объяснить падение Римской империи физическим вырождением ее правящих классов. Автор приводит взгляды крупнейших историков и философов XIX - XX вв.: Г.В.Ф. Гегеля, О. Тьерри, Г. Шиллера, Ч. Мериваля, В. Дюрюи, Н.Д. Фюстель де Куланжа, Э.Ж. Ренана, Ф. Ницше, О. Зеека, К. Брейзига. Результатом проведенной работы по систематизации различных теорий (Н. Васильев упоминает помимо немецких и французских также английских, итальянских и отечественных исследователей), явилось оригинальное разделение их на следующие группы: теории философские, эклектические, романтические, социальные, экономические, естественнонаучные, идеологические (с.189). https://www.dissercat.com/content/padenie-rimskoi-imperii-v-istoricheskoi-mysli-germanii-i-frantsii-xix-xx-vv Васильев (1880-1940) родился в семье известного казанского математика А.В. Васильева, впоследствии избранного членом Государственного Совета и переехавшего в Петербург. 22 мая 1904 года после сдачи госэкзаменов Н.А. Васильев получил степень лекаря с отличием, но уже в 1906 году он держал экзамены в Историко-филологической испытательной комиссии Казанского университета, представив сочинение "Вопрос о падении Западной Римской Империи в исто¬риографической литературе и истории философии в связи с теорией истощения народов и человечества". ... Врачом Н. А. Васильев работал недолго. Интересы, связанные с логикой, психологией и философией, пересилили сознание важности врачебной деятельности. Николай Александрович решает получить гуманитарное образование и с разрешения Министерства народного просвещения в феврале и марте 1906 г. сдает в Казанском университете экзамены за историко филологический факультет. Под руководством М.М. Хвостова он завершает студенческую работу на тему «Вопрос о падении Западной Римской империи и античной культуры в историографической литературе и в истории философии в связи с теорией истощения народов и человечества» и 30 июля 1906г. получает диплом I степени об окончании историко филологического факультета [30, ф. 977, он. 619, д. 5, л. 33]. ... В 1921 г., уже будучи профессором, Н.А. Васильев решил опубликовать свою кандидатскую студенческую работу «Вопрос о падении Западной Римской империи и античной культуры в историографической литературе и в истории философии в связи с теорией истощения народов и человечества», правда написав к ней заново обширное «Послесловие» [24]. ...В «Послесловии» он попытался назвать внутреннюю причину, которая препятствовала ранее публикации работы, сомнение в ее выводах. «Признание их полной истинности – подчеркивал Н. А. Васильев, – бросало бы такой мрачный свет на всю историю и прогресс человечества...что мне, как автору...теории о неизбежном вырождении и истощении человечества, приходилось испытывать нестерпимый душевный гнет и почти нравственные муки и колебания...Разум неудержимо влек меня к этой теории, а сердце отказывалось ей верить и требовало больших доказательств, чем какие мог дать рассудок» [24, с. 231]. Однако, продолжает Н.А. Васильев, дальнейшие события в России и весь ход последующего исторического периода укрепили убеждение в правильности сделанных выводов. Намеченные в 1906г. только тонкими штрихами параллели между характером упадка, загнивания Римской империи и царской России к моменту русских революционных событий стали настолько отчетливыми, что появилась возможность констатировать «замечательное сходство между русским и римским развитием. И там и здесь великодержавное государство, созданное земельной аристократией, с резко выраженными империалистическими тенденциями подчинить целый orbis terrarum {7}. И там и здесь при крайней слабости среднего сословия государство в политической форме императорского абсолютизма с некоторыми демократическими тенденциями сохраняет социальное преобладание земельной аристократии и отчасти крупного торговопромышленного капитала. Достигши апогея своего развития, государство быстро начинает хиреть, ибо в самых причинах успеха оно таит зародыши грядущей гибели, и в катастрофе 1917 года Русская Империя гибнет» [24, с. 232]. В основе методологии данной работы Н.А. Васильева лежит биологическое толкование общественных явлений и развития истории. Автор под углом зрения своей «теории истощения» прочитывает Монтескье, Гердера, Гегеля, Ницше. «Рассматривая историю человечества как историю человеческого вида, историческую эволюцию, как отражение эволюции биологической, – подытоживал Н. А. Васильев, – мне пришлось прийти к выводу, что историческая эволюция (культура) есть накопление вредоносных биологических вариаций, ведущих к вырождению» [24, с. 231 ]. Однако в социальной революции Н. А. Васильев видел естественный процесс обновления социального организма. Именно в этом плане он оценивал коренные социальные преобразования, которые совершались в России: «В биологическом движении свежих слоев народа к культуре – главный смысл февральской и октябрьской революций» [24, с. 236]. В одной из рецензий на эту работу, помещенной в «Казанском библиофиле», отмечалось, что «книга ярка, красива, талантлива, как все, что выходит из под пера ее автора». Однако, говорилось в рецензии, печатать студенческую работу, написанную 15 лет назад (за эти годы в мире, в науке, в истории произошли кардинальные изменения), конечно, опрометчиво и естественно, что, «с точки зрения историка специалиста, она может вызвать немало нареканий» [57, с. 170]. К тому же, подчеркивал рецензент, «тезис об истощении не доказан и произведена подмена социальной истории биологической» [57, с. 173]. С этим выводом следует полностью согласиться. Видный историк Н.И. Кареев в своей рецензии характеризовал Н.А. Васильева как человека «несомненно вдумчивого и искреннего», который в своем историческом труде показывает себя еще и человеком «широко образованным и ученым». Н. И. Кареев также считал, что некоторые положения работы более чем спорны, многое принять нельзя, хотя в то же время «многое...верно» [61, с.240]. Для нас, ценящих Н.А. Васильева прежде всего как логика, важен, впрочем, не столько анализ принципиальных недостатков его кандидатской работы по истории, сколько указание в работе на тот момент, когда у него произошел резкий поворот от исторических к логико философским интересам. «Вскоре после написания этого сочинения...все мое время, – писал в «Послесловии» Н.А. Васильев, – брали чисто философские студии, и разработка системы воображаемой (неаристотелевой) логики» [24, с. 230]. Действительно, первые идеи в направлении создания воображаемой логики, идеи, обессмертившие имя ученого, начали созревать и оформляться именно тогда, в 1907г., но были заслонены его интересом к психологии. К такому выводу, между прочим, подводит и анализ поэтического творчества Н. А. Васильева. Мы быстро меркнущее пламя И вновь пылающий пожар Вся жизнь проносится над нами Полна тоски и новых чар. Мы никогда не перестанем Любить, стремиться и мечтать, Себя никак мы не обманем, Душа не может не желать; Душа не может не взвиваться Над тиной мелочных забот И будет вечно домогаться Недосягаемых высот. Она стремиться будет вечно К тому, чего на свете нет: Ее желанье бесконечно, Как бесконечен этот свет. Всякая вещь в мире скорее разрушается и не так легко может быть восстановлена. Лукреций. О природе вещей Сочинение мое распадается на 3 части. Первая часть не относится прямо ко взятой мной теме, но она существенно необходима для тех выводов и сопоставлений, которые мне пришлось сделать в третьей части. Она заключает в себе некоторые доказательства изменчивости человеческой природы и некоторые соображения в пользу теории истощения народов и человечества, каковая теория потом применяется к римской истории. К сожалению, в этой части мне пришлось быт очень кратким и схематичным, так как она прямо к теме не относится. Кроме общих соображений об изменчивости человеческой природы и о вырождении, я коснѵлся только вопроса о деревне и городе, как таком, которому я придаю значение и в римской истории. Я не счел возможным поместить сюда уже написанную главу о противоположных теориях относительно будущности человечества. Далее должны бы были следовать главы „О вымирании народов нецивилизованных при соприкосновении с культурой" и „О психике вырождения", но это бы совершенно удалило меня от темы, и поэтому я должен был оставить эту мысль и помириться с тем, что этот очерк вышел и неполным и незаконченным. Н.А. Васильев. Вопрос о падении Западной Римской империи и античной культуры в историографии, литературе и в истории философии в связи с теорией истощения народов и человечества // Изв. Об-ва археол., ист. и этногр. при Казан, ун-те. Т. 31. Вып. 2-3. - Казань, 1921, с.115-248 https://rusneb.ru/catalog/000199_000009_008099392/

Ять: Теория соотношения деградации и самоорганизации, хаоса и порядка Нет ничего более практически ценного, чем хорошая теория Людвиг Больцман Суха теория, мой друг, А древо жизни пышно зеленеет! Иоганн Гете Отрывки из работ Норберта Винера, Ю.Л. Климонтовича, Б.Б. Кадомцева Мы плывем вверх по течению, борясь с огромным потоком дезорганизованности, который в соответствии со вторым законом термодинамики, стремится все свести к тепловой смерти - всеобщему равновесию и одинаковости. То, что Максвелл, Больцман и Гиббс в своих физических работах называли тепловой смертью, нашло своего двойника в этике Киркегора, утверждавшего, что мы живем в мире хаотической морали. В этом мире наша первая обязанность состоит в том, чтобы устраивать произвольные островки порядка и системы (Норберт Винер. Из книги Я - математик. 1950г.)…В мире, где энтропия в целом стремится к возрастанию, существуют местные и временные островки уменьшающейся энтропии, и наличие этих островков дает возможность некоторым из нас доказывать наличие прогресса. (Норберт Винер. Из книги Кибернетика и общество. 1950г.). Из статьи Норберта Винера Машина умнее своего создателя - 1953г.): Главная идея естественного отбора, примененная Дарвином к теории эволюции, заключается в том, что земная флора и фауна состоят из форм, которые дошли до нас просто как остаточные формы, а не в силу какого-либо прямого процесса стремления к совершенству. Это не кусок мрамора, превращающийся в совершенное изваяние под руками художника-творца, а скорее один из тех изваянных ветром столбов песчаника, которые украшают каньоны штата Юта…Следует помнить, что в явлениях жизни и поведения, нас интересуют относительно устойчивые, а не абсолютно устойчивые состояния. Абсолютная устойчивость достижима лишь при очень больших значениях энтропии и по существу равносильна тепловой смерти. Если же система ограждена от тепловой смерти условиями, которым она подчинена, то она будет проводить большую часть своего существования в состояниях, которые не являются состояниями полного равновесия, но подобны равновесным. Иными словами, энтропия здесь не абсолютный, а относительный максимум или, по крайней мере, изменяется очень медленно в окрестностях данных состояний. Именно такие квазиравновесные - не истинно равновесные - состояния связаны с жизнью и мышлением и со всеми другими органическими процессами *** Из статьи Ю.Л. Климонтовича (физ-фак МГУ): Введение в физику открытых систем Эволюция - это процесс изменения, развития в природе и обществе. Такое понятие является очень общим. В физических замкнутых системах эволюция во времени приводит к равновесному состоянию. Ему отвечает, как показал впервые Больцман на примере разреженного газа, максимальная степень хаотичности. В открытых же системах можно выделить два класса эволюционых процессов: 1. Временная эволюция к равновесному (неравновесному, но стационарному) состоянию; 2. Эволюция, через последовательность неравновесных стационарных состояний открытой системы. Смена стационарных состояний происходит благодаря медленному изменению так называемых управляющих параметров (здесь же лишь отметим разнообразие этих параметров. Так, например, управляющим служит параметр обратной связи в генераторе, накачка в лазере, число Рейнольдса при гидродинамических течениях, стрессовое воздействие на биологические системы). Теория эволюции Дарвина основана на принципе естественного отбора. При этом эволюция может вести либо к деградации, либо представлять собой процесс самоорганизации, в ходе которого возможно образование более сложных и более совершенных структур...Самоорганизация является, таким образом, не единственным результатом эволюции. Ни в физических, ни даже в биологических системах не заложено внутреннее стремление к самоорганизации. Физическим примером деградации может служить временная эволюция к равновесному состоянию замкнутой системы *** Из книги Б.Б. Кадомцева Динамика и информация Не только жизнь на Земле, но и многие другие неравновесные процессы на нашей планете в существенной мере определяются потоком излучения от Солнца. Солнечная постоянная, т.е. поток энергии на среднем расстоянии Земли от Солнца, составляет величину 1.4 * 10^6 эрг см ^(-2) c^(-2). Если не учитывать альбедо, то вся эта энергия в конце концов превратится в тепловую энергии при температуре Т около 300 К. Нетрудно оценить соответствующий темп рождения энтропии, приходящийся на 1 см^2 в секунду: S' ~ 3 * 10^(19) см ^(-2) c^(-1). Если учесть, что температура Солнца составляет около 6 * 10^(3) K, т.е. в двадцать раз превышает температуру поверхности Земли, и тот факт, что солнечная радиация заключена в очень малом телесном угле, то легко оценить, что доля солнечной энтропии в величине S' составляет не более одного процента. Другими словами, солнечная энергия имеет очень высокую степень упорядоченности и до превращения в тепло она несет с собой поток информации I' того же порядка величины, что и S'. Поток информации I' составляет гиганскую величину масштаба ~ 4 * 10^(19) бит см ^(-2) c^(-1). Она не сопоставима ни с одним из искусственных потоков информации, созданных человеком. Разумеется, если этот поток информации отнести к тому числу молекул, которым этот поток передается, то в расчете на одну молекулу получаются гораздо более скромные числа. Например, если разделить поток I' на число молекул атмосферы Земли, отнесенное к 1 см^(2) поверхности, то поток информации, приходящийся на одну молекулу, не превысит одного бита в неделю. Но все же и это число не так уж мало. Следует еще учесть, что не вся энергия переходит в тепло. А именно, часть солнечной энергии перехватывается атмосферой и служит источником формирования воздушных потоков, ветров, облаков, осадков и т.д. Другая часть энергии идет на фотосинтез белков растительным миром, которые в свою очередь служат питанием и поддерживают жизнь животного мира. Таким образом, наряду с деградацией упорядоченной солнечной энергии и превращением ее в тепло, идет одновременный процесс самоорганизации и усложнения структур окружающей нас Природы. Все процессы развития только поэтому и происходят, что они сопровождаются мощным процессом роста энтропии за счет уменьшения степени порядка энергии, поступающей от Солнца. В целом атмосфера и биосфера Земли представляет собой сложную открытую систему. Стационарный баланс потоков энергии устанавливается за счет теплового излучения Земли в космическое пространство: на Землю приходится энергия с малой энтропией, а уходит с энтропией намного большей. Но нельзя сказать, что необратимый процесс возрастания энтропии идет совершенно монотонно во всех составных частях сложной системы. Напротив, общий рост энтропии сопровождается процессом создания упорядоченных структур с уменьшением локальных величин энтропии. Именно за счет глобального роста энтропии и возникает возможность противоположного процесса локальной организации и развития порядка. Ситуация здесь сходна с ирригационной системой, использующей механизмы для перекачки воды с нижнего уровня на более высокий: сама падающая вниз вода приводит в действие водяное колесо, перекачивающее часть воды вверх. Большой поток вниз создает малый поток вверх…Можно сказать, что не только в общей открытой системе, через которую протекает упорядочная энергия с рождением энтропии, но и в отдельных открытых частях такой системы идут сразу два процесса: деградации по пути к хаотическому тепловому движению молекул и самоорганизации с усложнением структур и роста относящейся к ним доли информации (т.е. уменьшение энтропии). Для полного понимания необратимости следует учитывать сразу оба процесса: самоорганизацию с небольшим уменьшением энтропии и деградацию порядка с термализацией энергии и рождением энтропии в гораздо более мощном темпе Деградация и Самоорганизация. Отрывки из работ Норберта Винера, Ю.Л. Климонтовича, Б.Б. Кадомцева https://web.archive.org/web/20101228042025/http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_139.htm Я умер и засмеялся. Просто большое стало малым, малое большим. Просто во всех членах уравнения бытия знак «да» заменился знаком «нет». Таинственная нить уводила меня в мир бытия, и я узнавал вселенную внутри моего кровяного шарика. Я узнавал главное ядро своей мысли как величественное небо, в котором я нахожусь. Запах времени соединял меня с той работой, которой я <не верил> перед тем как потонул, увлеченный ее ничтожеством. Теперь она висела, пересеченная тучей, как громадная полоса неба, заключавшая <текучие> туманы и воздух и звездные кучи. Одна звездная куча светила, как открытый глаз атома. И я понял, что все остается по-старому, но только я смотрю на мир против течения. Я вишу, как нетопырь своего собственного «я». Я полетел к родным. Я бросал в них лоскуты бумаги, звенел по струнам. Заметив колокольчики, привязанные к ниткам, я дергал за нитку. Я настойчиво кричал «ау» из-под блюдечка, но никто мне не отвечал; тогда закрыл глаза крыльями и умер второй раз, прорыдав: как скорбен этот мир! 1922 Велимир Хлебников (одно из последних стихотворений, впервые опубл. Утес. 1988, по рукописи РГАЛИ). *** Десять лет жизни замечательного русского советского поэта Велимира Хлебникова (1885–1922) прошли в Казани. Здесь он окончил гимназию, учился в университете, написал первые научные работы и первые стихи. Казанский период (1898–1908) оказал огромное влияние на становление поэта, его творчество. Поскольку специальных или общих работ, касающихся этих лет жизни Хлебникова, до сих пор фактически нет, наш рассказ о нем более подробен, чем остальные, включенные в данный раздел. * * * Гимназия окончена. Нельзя сказать, что Виктор Хлебников особенно любил ее, но за пять лет он привык к уютному светлому двухэтажному зданию, стоящему на косогоре оврага в самом конце узенького, тихого и извилистого Гимназического переулка (ныне — школа № 4 им. В.И. Ленина в Школьном переулке), огромному саду, окружавшему его. Запомнились и некоторые уроки, их Виктор ждал с нетерпением, они помогали постоянно работавшей мысли этого замкнутого, углубленного в себя юноши. Например, уроки увлекавшей его математики, которую в старших классах преподавал только что окончивший Казанский университет Николай Николаевич Парфентьев (1877–1943). Николай Николаевич обладал поразительным даром — привлекать к себе способную молодежь, будить ее мысль, направлять ее поиск, бережно пестовать и выращивать таланты. Уроки молодого учителя математики сразу же стали для гимназистов приобщением к настоящей науке. Скорее всего, именно на них Виктор Хлебников впервые познакомился с основными положениями неевклидовой (воображаемой) геометрии Лобачевского, так поразившей его и глубоко запавшей в душу. Парфентьев заметил несомненную математическую одаренность молчаливого и застенчивого гимназиста и выделял его среди одноклассников. Учителя гимназии хорошо относились к Хлебникову, об этом свидетельствует аттестат, выданный ему 27 июня 1903 года. Помимо оценок, аттестат сообщает, что „поведение его вообще было отличное, в посещении уроков был исправен, в приготовлении уроков аккуратен, в исполнении письменных работ — исправен в классе внимателен и занимался с большим интересом математикой ‹...›” (аттестат хранится в «Личном деле студента Виктора Хлебникова», в ЦГА ТАССР). „Занимался с большим интересом математикой”...Вполне естественно, что будущий великий поэт решил продолжить эти занятия и подал заявление о зачислении его на первый курс математического отделения физико-математического факультета Казанского университета, куда и был принят 13 августа 1903 года. Началась студенческая жизнь: новые товарищи, первые лекции и практические занятия. „Помню, радостный он поступал в университет. Все с любопытством смотрели на этого голубоглазого мальчика в новеньком студенческом костюмчике”, — пишет об этих днях младшая сестра поэта Вера. Первые два месяца Хлебников увлеченно занимается любимой математикой. Среди профессоров, читавших лекции на первом курсе, были ученые с мировым именем. Так, введение в математический анализ преподавал А.В. Васильев (1853–1929) — блестящий математик, 20 лет возглавлявший физико-математическое общество, организатор первого студенческого научного математического кружка, воспитатель целой плеяды выдающихся ученых (Н.Н. Парфентьев — тоже его ученик), страстный исследователь и пропагандист научного наследия Лобачевского. Лекции по аналитической геометрии читал Ф.М. Суворов (1845–1911), отдавший всю жизнь изучению геометрии римановых пространств, являющейся обобщением пространств Лобачевского, по неорганической химии — ученик знаменитого Бутлерова, тонкий исследователь-аналитик Ф.М. Флавицкий (1848–1907). Особенно успешными были занятия Виктора Хлебникова по физике у профессора Д.А. Гольдгаммера (1860–1922), прославившегося своими трудами в области электромагнитной теории света и метеорологии. Для студентов (и не только для них!) профессор был “героем дня”: только что под его руководством (1899–1902) была закончена установка электроосвещения в главном здании университета. И теперь во всех аудиториях горели такие непривычные электрические лампочки. Любили студенты послушать и рассказы Гольдгаммера о его экспедиции на Новую Землю... Вячеслав Васильевич Аристов. Велимир Хлебников. Казанский университет (Воспроизведено по: Страницы славной истории: Рассказы о Казанском университете. Казань, 1987. с.184–200) https://www.ka2.ru/nauka/aristov_kazan.html Хлебниковские игры. Дилогия (Путешествие с двойником. Доски судьбы). Режиссер: Елена Саканян. 1992-1994 https://vk.com/id399489626?z=video-35021859_164357226

Ять: Радивое Пешич. Трактат о письме, Заговор молчания и к Богини Речи Как нельзя пространство отделить от времени, так и письмо нельзя отделить от слова (языка). Ибо пространство - это выражение формы, а время - звука. Движение пространства и времени задает ритм, из которого возникает число. Число, которое доминирует над всеобщим равновесием, формирует знак, ибо оно само есть и знак, и владыка формы. Индийская традиция подсказывает нам, что мы окружены формами и должны их распознавать, а не исследовать. Ибо они и продукт творения, и вездесущи. Как и природа, которая одновременно и такой же продукт творения, и творец. Формы, следовательно, - это логос, который и перед нашим взором, и внутри нас. Поэтому и язык, и письмо изначально присущи нам как единая универсальная система различных знаков. Они опосредуют друг друга и тогда, когда не следуют друг за другом. Но одно выражение бывает субститутом другого как его идентификация, и наоборот. По Платону, письмо - это хипомнезис и мнеме. Но письмо - это не только мнемотехническое средство, но и интуитивное чувство истины. Непрерывное повторение акта возникновения мира. Прорыв в трансцедентальное и трансцедентальное присутствие бытия. Письмо не повторяет лишь "внешнее" значение буквы (фонемы). Будучи знаком, оно и само способствует рождению буквы. В соответствие с этим, оно есть не только метафора, но и реальность. Афинские академики очень живо обсуждали сущность огня, воды, земли и воздуха как элементов первоначала. Они видели в них и первые буквы. Но они, элементы, возникли не после присвоения им имени (языка), а получили название при своем явлении миру, следовательно, в момент появления знака (буквы). Поэтому этрусское письмо носит название элементы. В санскрите это devanagari, что означает блестящий, святой (deva), город, место (nagari). В представлении человека рефлектирование элементов первоначала в буквы было логичным процессом. И нет ничего удивительного в том, что человек принял этот акт близко к сердцу и оберегал его как святыню. Человек всегда владел умением писать. Ибо он от природы обладал даром письменности. Он всегда обладал чувством распознавания знаков и способностью к обозначению явлений и вещей. Знак-буква появилась как его врожденная эманация. Петроглифы на Кавказе, в Австралии, Эфиопии, Корее, Индии и в Европе, которые относятся к эпохе палеолита, порождены состоянием сознания этой эпохи. Знаки на Карибах, острове Пасхи и на Мальдивских островах - также отражение того же состояния сознания. Такое состояние сознания встречается часто (интуиция), отчего неизбежны общие закономерности развития, происхождение которых нельзя объяснить предварительным сговором каких-то сторон или передачей информации. Поэтому нас не удивляет ни типологическое родство букв, которыми испещрены каменчицы в пещере Мае д'Азил (Франция), - наука считает последние финальным эхом дилувиального периода (10.000 лет до н.э.), ни типологическое родство зарубок на камне {Азбука Бела Вода) из Югославии (Бела Вода близ Крушеваца), которые нанесены не позднее 30.000г. до н.э., и зарубок на камнях из Ики, провинция Окукаха (Перу), возраст которых исчисляется 250.000 лет - согласно экспертизам перуанских, западногерманских и американских институтов. Праисторический человек был человеком сильных эмоций и незамутненного сознания. Ему не требовалось слово превращать в рисунок и он отличал слово от рисунка. Пиктографическое письмо возникло в гораздо более поздний период - точно так же, как иероглифическое, клинописное и какое-либо другое. Это подтверждает и большой фонд знаков-букв, открытый в районе винчанской культуры (и родственных ей культур) - на территории Балкан и в Подунавье (в Югославии, Болгарии, Румынии, Венгрии); они датируются 8.000 - 5.500 г.г. до н.э. На основе этрусских элементов, аналогий и математических экспертиз и с опорой на большой фонд письменного материала винчанской культуры нам удалось провести систематизацию винчанской азбуки (1985г.). Плодом этой систематизации стали новые знания о первом известном человеческом элементе (азбуке), что позволяет сегодня отвергнуть прежние теории развития письма. Человек писал буквы и числа, не испытывая тени стеснения, - и было это в не доступных и не постижимых для нашего разума глубинах прошлого. Это значит, что канувшие в Лету времена вовсе не были убогими. Человек в глубоком прошлом жил в вертикальной духовной закономерности, обладая способностью обнаружить и разгадать все загадки жизни, с которыми он встречался на своем пути, но он не занимался их разгадыванием, поскольку чувствовал себя частицей всеобщих закономерностей идеального всеединства. Весь свой опыт он запечатлел в своих письменных наказах грядущим временам, может быть, предчувствуя нарушение равновесия чистой структуры. В состоянии ли нынешняя самоубийственная атомная цивилизация достигнуть уровня его грамотности, чтобы открыть истинное, может быть, спасительное для себя содержание его наказов? Ответ на этот вопрос зависит только от того, насколько велики остатки нашей духовной энергии. Преклонение перед письмом как вместилищем неизреченных тайн было свойственно синкретизму. Для Франциска Ассизского всякий исписанный лист был святыней, ибо и буква была для него святыней. Человек глубокой праистории выписывал букву. Археологическая документация доказывает, что этот акт был для него святым, поскольку он открывал новые чертоги истории. Постоянные встряски человеческого сообщества, разногласия, игра самолюбий, бегство от закономерностей естественного развития в иллюзорную благодать - все это свидетельство балансирования человечества на краю пропасти, свидетельство бегства от истины в безнадежность, поскольку, помимо прочего, нарастает отчуждение языка, который становится языком механической коммуникации, а в человеке подавляется волнующее ощущение любви и радости жизни, чувство гармонии и разумения прекрасного. Хотим ли мы предать себя буйству стихии, которая ведет к неминуемой и конечной катастрофе, предвестники чего уже видны нашему повседневному взгляду на отнюдь не мирном небесном своде, или же еще есть надежда на то, что на пороге третьего тысячелетия мы, наконец, вспомним о заветах давно ушедших эпох, в которых сокрыта сокровищница духовного опыта? Нам дан в наследство истинный язык и родниковое слово - та единственно возвышенная и святая истина, перед которой нужно преклоняться; не обладая этой истиной, нельзя ни по-настоящему жить, ни осмыслить свое место в этом мире. Пешич Радивое. Винчанское письмо и другие грамматологические очерки. Шестое издание. — Краснодар: Издательский дом Дедкофф, 2010. 129с. https://cloud.mail.ru/public/8rDo/s42XPUXS6 Word http://www.padaread.com/?book=34356&pg=1 по-странично на серб. и англ. RADIVOJE PEŠIĆ. VINĆANSKO PISMO i drugi gramatološki ogledi. PEŠIĆ I SINOVI - BEOGRAD, 1999 (IZDANJE OVE KNJIGE POMOGLA JE FONDACIJA GOSPODE JOHANE VAJDERS – MIROLJUBOV), з.121-126 https://cloud.mail.ru/public/5TA2/do9hXVqtC 22Мб Заговор молчания НА ПОРОГЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ БЕЗ МИЛОСЕРДИЯ Исследования по истории болезней нашей цивилизации ведутся давно. Вот и само исследование превращаются в болезнь, которое с самого начала парализует ее устремления. Универсальные системы заброшены. Перенасыщение искусственных знаков очень сильно привело к отравлению мозга, который трудно вылечить или уже неизлечим. Мир не может примирить все свои силы. Использование чувств заторможенно. Функция языка настолько изношена, настолько нереальна, что больше не существует. Мы стремимся к новым формам, которые самим своим стремлением становятся антиформами, потому что мы не замечаем окружающих нас форм. Используем существенные аналогии, которые втягивают нас в зацикливаемые круги. Давно устаревшие модели школы также запятнали то немногое, что осталось. Восточная цивилизация переживает новый духовный подьем и материальное разрушение. Западная цивилизация устроена так хаотично, так странно, а главная цель - забрать душу человека. Пространство между востоком и западом слишком узкое. То пространство сужается не в смысле приближения, а в смысле непризнания. Это есть трещина, которая в конечном итоге должна быть заполнена радиоактивными отходами Европы, а не святой землей, на которой можно примирить только разъяренные страсти так называемой новой цивилизации, или еще неопределенного, но жестоко предложенного нового мирового порядка... Пешић Радивоjе. Завера порицања. Predavanja i zapisi 1982-I992. Пешич и синови, Београд, 1996, 49с. https://pdfslide.tips/education/radivoje-pesic-predavanja-i-zapisi.html Я обвиняю в молчании О языке и письме Первые предположения о происхождении языка возникли еще в далеком прошлом. Многих беспокоил вопрос, возник ли язык сам по себе, или был ли он создан, или, как его сформулировал древний мир, посредством "по установлению" (thesei) или "по природе" (physei) вещей. Также известно библейское определение «В начале было слово», которое мы находим в Евангелии от Иоанна. Таким образом, происхождение мира неотделимо от слов. Но давайте более четко дополним это определение, сформулированное в Евангелии от Иоанна, когда речь идет о слове: «Все возникло через нее, и без нее не возникло ничего из того, что стало». Однако предположения о языке восходят к дохристианским временам. Священные индийские книги Вед, хронология которых восходит к 25-15 векам нашей эры, содержат, среди прочего, гимн Вачи (гимн Слова) (himnu Vači (himnu Reči)), в котором Вака (Слово, богиня Слова, означающее Само Слово как богиня) напоминает нам, что она творец всего и судья всего. Подобные определения мы найдем в Упанишадах (9-6 века до нашей эры). Интересны также мысли китайских древних философов 6-5 веков до нашей эры, Лао-цзы и Конфуция. А именно, Лао-цзы в своей книге Дао дэ цзин «Книга пути и достоинства») формулирует, что определение имени тесно связано с Дао. Он дал реальную, но неопределенную творческую силу, которая предшествует всему существенному (в данном случае также богам) и не зависит от нее, потому что: «Человек следует законам земли. Земля следует законам неба. Небеса следует законам Дао, а Дао следует себе». Соответственно, одна сторона Дао безымянна и не может быть выражена словами. Другая сторона имеет имена, это «мать всего сущего». Однако Конфуций, считает, что слова исходят не от независимого Дао, а уже от коммуникации между мастером и испытуемыми (gospodara i podanika), то есть между заказчиком и исполнителем заказа. Согласно греческой мифологии создателем языка является бог Гермес. Но для греческой философии этот миф не пользовался особой популярностью. Софисты (с 5 по 4 век до н.э.) считали, что все человеческие законы были установлены и вытекают из общественного согласия. Для Парменида у вещей нет ни рождения, ни конца. Согласно Гераклиту, природа создала имена, слова, язык. В огне как процессе, корневая причина законодательной и разумной власти, лежит в логосе; по его словам, основе вечного движения. Он душа природы и сама природа. Поэтому нужно приспосабливаться к логосу, а не к условиям государства и народа. Следовательно, язык - это сама природа. Отсюда и наименование (означивание, знак), и действие... RADIVOJE PEŠIĆ. OPTUŽUJEM ĆUTANJE. XX. O jeziku i pismu. BEOGRAD, 2001, с.163-175 https://vk.com/doc399489626_458078512?hash=28ae1c3e289e4bec4f&dl=c544af8bc0d826be18 Речь в РигВеде (имеется в виду метрическая речь гимнов) была священна. Ее персонифицирует богиня Вач (Vac - от глагола vac - говорить, т.е. речь, естественно, могла быть только устной), которая в мифологической системе этого памятника ставилась выше всех богов, как явствует из гимна РигВеда X, 125. К Священной Речи - Вач Автор, по анукрамани, - Вач, дочь (риши) Амбхрины (Vac букв. Речь Ambhrni). Размер - триштубх, стих 2 - джагати. В РВ богине Вач посвящен этот единственный гимн. Никаких мифологических сюжетов с ней не связано. Она - персонификация абстрактного принципа, возвеличенная до уровня космогонической силы в духе гимнов АВ. Последовательность мыслей в гимне такова. Священная Речь как хвалебная песня сопровождает богов, но она выше их: она их несет (стихи 1-2). Она распределена по многим местам, притом, что едина (3). Она дает силу жизни всем существам (4), возвеличивает людей и богов (5), вызывает словесные состязания (6), пронизывает собой все мироздание (7), увлекает всех за собой (8). Гимн отличается крайней формальной изощренностью 1с Я несу обоих (ubha bibharmi)…- Глагол bhar - один из тех, которые кодируют элементарный космогонический акт 1 Я двигаюсь с Рудрами, с Васу, Я - с Адитьями и со Всеми-Богами. Я несу обоих; Митру и Варуну, Я - Индру и Агни, я - обоих Ашвинов. 2 Я несу сому, бьющего через край, Я - Тваштара, а также Пушана, Бхагу. Я создаю богатство возливающему жертвенный напиток, Очень ревностному жертвователю, выжимающему (сому). 3 Я - повелительница, собирательница сокровищ, Сведущая, первая из достойных жертв. Меня такую распределили боги по многим местам, (Меня,) имеющую много пристанищ, дающую многому войти (в жизнь). 4 Благодаря мне ест пищу тот, кто смотрит, Кто дышит и кто слышит сказанное. Не отдавая себе отчета, они живут мною, Внимай, о прославленный, глаголю тебе достойное веры! 5 Я ведь сама глаголю то, (Что) радует богов и людей. Кого возлюблю, того делаю могучим, Того - брахманом, того - риши, того - мудрым. 6 Я натягиваю лук для Рудры, Чтобы (его) стрела убила ненавистника священного слова. Я вызываю состязание среди народа. Я пропитала (собой) небо и землю. 7 Я рождаю отца на вершине этого (мира) Мое лоно в водах, в океане. Оттуда расхожусь я по всем существам И касаюсь теменем того неба. 8 Я ведь вею, как ветер, Охватывая все миры: По ту сторону неба, по ту сторону этой земли - Такая стала я величием. Имя Вач в тексте гимна прямо нигде не названо, но весь гимн состоит из звуковых намеков на Vac Ambhrni. См. об этом: Топоров В.Н. Об одном примере звукового символизма - Ригведа X, 125. Подобное место Вач явно идеалогично, поскольку никакие мифы с этим абстрактным божеством не были связаны, и имя ее редко встречается в РВ. Ключом к пониманию роли Вач в системе взглядов ведийских риши является гимн-самовосхваление этой богини, замечательный во многих отношениях. На уровне содержания она прямо названа повелительницей (rastri) (как повелительница богов она определяется и в VIII, 100, 10) и ей приписывается космогоническое действие; несет богов, т.е служит опорой, заполняет пространство, охватывает все мироздание. С богами ее связывают рефлективные отношения: она им предшествует, вводя их в мир слова, а они распределяют ее по многим местам (ср. мотив расчленения Вритры или Пуруши). Таким образом, Вач - одновременно и обьект, создатель текста и сам текст. На уровне формы этот принцип расчленения изображается иконически: имя богини Vac Ambhrni (Вач, дочь риши Ambhrna) разделяется на составные звуки и слоги, которые настойчиво повторяются на протяжении всего гимна. Можно сказать, что гимн выдержан в ключе имени богини, а в самом центре его в стихе 4 содержится призыв вслушаться) - указание на то, что сокровенное спрятано внутри, непроявлено, и стремление вовлечь слушателя в постижение тайного смысла этого текста. Представление о том, что высшее знание, как и сокровенная суть Речи, непроявлены и недоступны простым смертным, было глубоко укорененным в РВ. ...Основой для РВ является та система воззрений, которая получила название мифопоэтической модели мира. Суть ее сводится к тому, что природа в ней представлена не как результат переработки первичных данных органами чувств, а как результат их вторичной перекодировки с помощью знаковых систем. Это бывают разные семиотические системы, так или иначе связанные между собой и образующие единую универсальную систему ...По глубокому убеждению переводчика, при переводе с ведийского на другие языки русский язык обладает рядом несомненных преимуществ перед западноевропейскими языками. Это преимущества определяются как большей степенью соответствия между ведийским и русским в силу лучшей сохранности в нем архаизмов, чем в западных языках, так и большей близостью русской (славянской) мифо-поэтической традиции к индо-иранской РигВеда и АтхарваВеда. Избранное (Перевод, комментарии и вступ. статьи Т.Я. Елизаренковой) ф https://web.archive.org/web/20101228053638/http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_863.htm http://www.bolesmir.ru/index.php?content=books&name=dictionary_item&dictionary=author&item_id=32&PHPSESSID=83aed074a2dc7f150d17b44899a48216 Се ТрГлаве молiхомь Влiце а Мале

Ять: Оум. Гармония - созвучие частей с целым В вещах художника был обнаружен полуобгоревший листок с записанными его рукой словами: Художник испытывает наслаждение от соразмерности частей, наслаждение при правильных пропорциях, неудовлетворение при диспропорциях. Эти понятия построены по закону чисел. Воззрения, представляющие из себя красивые числовые соотношения, — прекрасны. Человек науки выражает в числах законы природы, художник созерцает их, делая предметом своего творчества. Там — закономерность. Здесь — красота. Искусство постоянно возвращается к своим истокам, пересоздавая все сызнова, и в этом новом вновь возрождая жизнь. Наследное как спасающая сила https://zhiznteatr.mirtesen.ru/blog/43703415865/ZHizn-i-tvorchestvo-Konstantina-Vasileva-ch.1 Атхарваведа XIII,1.42 42 Одноногая, двуногая она, четырехногая. Став восьминогой, девятиногой, (Она) - пятичастный поэтический размер мироздания из тысячи слогов. Из нее моря вытекают RP^1 "= S^1 CP^1 "= S^2 HP^1 "= S^4 OP^1 "= S^8 ... PSL(2;R) "= SO(2;1) PSL(2;C) "= SO(3;1) PSL(2;H) "= SO(5;1) PSL(2;O) "= SO(9;1)

Светлаока: Ять пишет: RP^1 "= S^1 CP^1 "= S^2 HP^1 "= S^4 OP^1 "= S^8 ... PSL(2;R) "= SO(2;1) PSL(2;C) "= SO(3;1) PSL(2;H) "= SO(5;1) PSL(2;O) "= SO(9;1) А это можно каким-нибудь образом описать словесно? Или описание то, что предшествует этим уравнениям?

Ять: Талантливый архитектор и ученый Альберти (1402—1472) первый написал книгу о перспективе (как предполагают, около 1446 г.), которая была издана на латинском языке в 1511 г. под названием «De Pittura». В этом сочинении Альберти описывает способ построения перспективы при помощи сетки, имеющей большое практическое значение. Он применяет в своих построениях также масштабные точки, в которых должны сходиться диагонали квадратов. Доказательства этого свойства масштабных точек он не дает, много раз замечая, что тем, которые не понимают справедливости его построении с первого взгляда, никакое красноречие не поможет. Разносторонний гений Леонардо да Винчи (1452—1519) проявил себя и в области перспективы. Леонардо написал систематическое, превосходное для своего времени изложение законов перспективы под заглавием «Trattato del la Pittura». Величайшие мастера итальянской живописи, как Рафаэль, Микеланджело, Тициан, Веронезе и другие, применяют в своем искусстве правила перспективы. При этом Рафаэль и Микеланджело придерживаются их особенно строго, в то время как, например, Веронезе допускает значительные отступления, т.к. в его картине «Брак в Кане» имеется семь точек зрения и пять линий горизонта. ...Каждая из построенных геометрий определяется своей группой (Клейн). Получается следующая групповая классификация проективных преобразований: {К} <- {А} <- {М} <- {W} K - Проективная Группа. А – Аффинная Группа. М – Метрическая Группа. W – Группа движений ...Так можно построить геометрию Лобачевского, если в качестве «абсолюта» выбрать невырожденную кривую второго порядка (или так называемую «овальную» кривую второго порядка). Н.Ф. Четверухин. Проективная геометрия. Курс для педагогических институтов. М. Учпедгиз, 1953, 1961 (7 из-ие) https://vk.com/doc399489626_451518476 Метрическая геометрия есть таким образом часть дескриптивной (проективной), а дескриптивная (проективная) геометрия - вся геометрия. Metrical geometry is thus a part of descriptive geometry and descriptive geometry is all geometry - Артур Кэли Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть

Ять: Оум. Проективное мышление. Былины как исторический источник Под славным городом, под Киевом, На тех на степях на Цицарских, Стояла застава богатырская: На заставе атаман был Илья Муромец; Податаманье был Добрыня Никитич млад; Есаул -- Алеша, поповский сын... ...Былины очень редко привлекаются в качестве исторического источника. Этому отчасти способствовало то, что с историческим подходом к былинам у нас невольно ассоциировались воспоминания о буржуазной исторической школе в фольклористике, отрицавшей народность былин. По мере углубления в былинные сюжеты и сопоставления их с реальными событиями, записанными в летописях, выяснялась их бесспорная народность и историчность, конкретность эпических героев и событий. Несмотря на поэтических образов, метафор, обобщенных эпических ситуаций, несмотря на нарушенность хронологии и смещенность ряда событий, былины все же являются превосходным и единственным в своем роде историческим источником. Только былины, сложенные самим народом, могут указать нам на оценку родной истории народом, творцом ее. Только из былин, из рассмотрения всего былинного фонда в целом можем мы установить, какие периоды истории воспевались народом и о каких умалчивалось... Из Предисловия к книге: Б.А. Рыбаков. Древняя Русь: Сказания, былины, летописи. АН СССР. 1963, 361с. Только одна картина - Виктор Михайлович Васнецов «Богатыри» (1881—1898) https://www.youtube.com/watch?v=z4uey4zZwD0 Богатыри Добрыня, Илья и Алёшка Попович на богатырском выезде — примечают в поле, нет ли где ворога, не обижают ли где кого? Фигуры почти в натуру — удачнее других кажется мне Илья. Хотелось бы Вам показать начало — исполнять такую картину — ох, дело не легкое! Хотелось бы делать дело добросовестно, а удастся ли? – из письма В.М. Васнецова к П.П. Чистякову от 25 апр. 1882 *** Некоторые известия о роде Мала, отпрыски которого были князьями в Древлянской земле …А это взято из Будинского изборника… …Род Мала начался и происходит от Воина, третьего сына Белояра, который был первым князем в Древлянской земле, а его праправнук Яртур много воевал с полянами и еще с варягами, и с Олегом, и еще с хазарами. Дочь же Яртура вышла замуж в 889 году за ловчего, будущего отца Мала… …А воспитал Мала дед Яртур, так как отец Мала погиб во время охоты на медведя… …Когда же Мал был еще отроком, то упал с коня и повредил себе шею и поэтому был мал ростом, но очень широк в плечах и обладал огромной силой, а имел прозвище от людей - Низкиня из-за своего роста, а еще говорили, что его мать, дочь Яртура, прозывалась Дубравкой, а отец его есть Добран, но он был не их рода, которые имеют веру в Перуна, но запрещают написания слов, так как можно написанием потерять свою душу… …Так говорили в людях…Дети же Мала - это сын Добран по деду и дочь Малуша, или Милуша…Князь же Мал много воевал с полянами и с варягами Ингвара и дани им не платил, а в 945 году победил и убил Ингвара, который хотел многие дани и поборы иметь от древлян и в течение года не один раз приходил со Свенельдом к древлянам, и за один год многое имел… И в год 946-й пришла к Искоростеню княгиня полянская Ольга и привела множество воинов из полян и вятичей, и кривичей, и варягов со Свенельдом, сыном Асмунда, и пришли мстить за Ингвара, и город окружили, и победили древлян хитростью княгини Ольги, и поймали Мала и убили его, отомстив за гибель мужа Ольги Ингвара на холме, где могила Ингвара. И возложила Ольга на древлян тяжелую дань, и многих мужей древлянских Ольга пленила и увела в Киев, и в тот же 946 год пришли к древлянам княжить и управлять ими воеводы из Киева, и они до сих пор живут в Древлянской земле,…и это род Владимира… *** …В год 889-й родилась в Плескове у Олега от княгини Людмилы дочь Олёна и наречена Пребраной, очень красива эта девица, как и мать ее Людмила, и живет в Выбутовой деревне, около Плескова, в имении матери; а отец ее Олег назвал дочь свою Хельгой, потому что она дочь Хельга, а на Руси она зовется Ольгой, или Олёной. В год 890-й родился у древлян, у дочери князя Яртура, первенец, названный Малом. Яртур же заключил мир с Олегом и дань заплатил, как прежде платил Асмунду из рода Фарлофа. Яртур начал строить оборонительные укрепления на реке Горыни против дулебов, которые хотят древлян поработить, чтобы дань от них иметь... …В год 911-й родился у Мала, князя древлянского, в городе Овруче первенец, которого назвали Добраном; говорят, что назван он в честь деда, отца Мала… …А этот Добран, как и дед его и прадед Яромир, весьма дородный, широкоплечий и сильный, и когда возмужал, то стал княжить в Искоростене… …И первыми пошли с отцом на полян, потому что хотели… …В тот же год 913-й затворились от Ингвара древляне с князем Малом и не стали больше платить дань, потому что боялись только великого Олега, но Олег уже умер…; и по приказу Ингвара пошел Асмунд на древлян, а он был сын Фарлофа, и случилась битва с Малом, и ранил он Асмунда прямо в единственный глаз стрелой и чуть не убил Асмунда, и вернулись варяги без победы. ...В тот же 1001 год снова пришли на Русь печенеги с огромной силой, и с ними был некий печенежин огромного роста (и злобный), как разъяренный тур, и он кричал русам: О кто здесь смелый и пойдет на меня смерть принять? …И думал, безбожный, что испугаются русы его смелости и буйству, но вышел на поле против него некий рус, которого звали Ян Усмошвец, ростом Ян невелик, зато очень широк в плечах и силу в руках имеет, и стал печенежин смеяться над русом, а рус подошел к печенежину и внезапно схватил того левой рукой за шею, а правой за бок и содрал кожу на теле печенежина, и заревел печенежин, как гром в небесах, и упал на землю, и истек кровью, и вскоре умер… И, увидев это, побежали печенеги, но Алеша Попович с дружиной стал убивать множество печенегов и поймал их князя Родомана с тремя сыновьями, и привели их в Киев и повергли к ногам князя Владимира, который приказал сотворить великое и светлое торжество по поводу победы и раздать нищим и убогим милостыню от князя в церквах и монастырях, и в Киеве был великий праздник, и приказал Владимир раздавать людям и воинам вина и медов, и квасов, и всякой еды: и мяса, и рыбы, и овощей раздать всем русским людям, и так было семь дней… Будинский изборник IX-XIV вв.: Арамейская Библия и Аскольдова летопись: (текст, перевод, комментарии, статьи). 2014. 343с. https://vk.com/doc399489626_464573375 18Мб pdf http://history-fiction.ru/books/all_1/section_0_1/book_4912/

Ять: Проективное мышление и русские былины Географическое распространение русских былин - вопрос очень сложный и почти не исследованный фольклористами. Разработка этого вопроса поможет решению одной из центральных проблем фольклористики - проблемы происхождения былин и их последующей истории. Литература, посвященная былинам, огромна, однако их географическое распространение почти не нашло в ней отражения. В настоящей статье сделана попытка наследовать, используя метод картографирования, географическое распространение былин на территории России в конце XIX - начале ХХ в., т.е. в период, известный как классический в истории собирания былин. В работе использованы следующие сборники былин: Песни, собранные П.В. Киреевским, вып. 1-5, М., 1860-1863; Песни, собранные П.Н. Рыбниковым, под ред. А.Е. Грузинского, т. I-II, М., 1909-1910; Онежские былины, записанные А.Ф. Гильфердингом летом 1871г. Т. I-III, М.- Л., 1949-1951; Фольклорные записи А.А. Шахматова в Прионежье. Петрозаводск, 1948; А.В. Марков. Беломорские былины, М., 1901; Архангельские былины и исторические песни. собранные А.Д. Григорьевым в 1899-1901гг., т. I - М., 1904; т. II - Прага, 1939; т. III - СПб., 1910; Н.Е. Ончуков, Печорские былины, СПб., 1904; Материалы, собранные в Архангельской губернии летом 1901г. А.В. Марковым, А.Л. Масловым и Б.А. Богословским, Труды музыкально-этнографической комиссии, М., ч.I, 1905; ч.II, 1911… …Большинство использованных сборников относятся примерно к одному периоду, охватывающему 35 лет (от 1867г., когда начал собирать былины П.Н. Рыбников, до 1902г., когда собирал былины Н.Е. Ончуков). Это дает возможность говорить об единовременности эпических традиций сравниваемых районов. Следует подчеркнуть, что собирание былин в этот период носило стихийный характер. Картина распространения эпической поэзии была неясна собирателям, и каждый из них, в каком бы районе России он ни работал, стремился найти там былины. В последующее же время (1920-1930-е годы), когда выявились основные очаги былин, поездки предпринимались в основном по маршрутам прежних собирателей. Это соответствовало и задачам советских исследователей - изучить судьбы былинной традиции и сказительских школ, раскрыть идейное содержание эпических произведений. Поэтому в рассматриваемый период (конец XIX - начало ХХ в.) можно с большим правом сопоставлять распространение былин в различных районах. Ограничиться этим периодом позволяет и то обстоятельство, что собирательская работа последующего времени не выявила таких очагов былинной традиции, которые бы существенно меняли картину распространения эпоса. …На основе отобранного и систематизированного таким образом материала мною составлены таблица, показывающая число записей былин, приходящихся на уезд, и карта распространения былин в Европейской части России. Былины, как видно из карты, сосредоточены в основном на Европейском Севере, в Архангельской и Олонецкой губерниях. На большинство уездов этих губерний приходилось по несколько десятков записей былин, а в Мезенском уезде число их достигает 170. Ничего подобного нет в других губерниях России. Там былины либо вовсе отсутствуют, либо их очень мало… …Таким образом, в рассматриваемый период на всем огромном пространстве Европейской России эпическая традиция сохранялась только в Архангельской и Олонецкой губерниях, где число записей былин достигает 676. Во всех же остальных губерниях сделано всего 105 записей… …Поразительны различия и в качестве былинных текстов. Если в большинстве губерний, где произведены записи, тексты сохранились в сокращенном и скомканном виде, зачастую в отрывках, то на Севере, напротив, записаны превосходные художественные тексты, многие из которых содержат до 500 стихов. Именно в северных губерниях собиратели в конце XIX в. обнаружили живую творческую традицию и услышали первоклассных мастеров былинного сказительства. В других губерниях картина совершенно иная. Скудные, случайные записи былин, произведенные там, свидетельствуют об отсутствии эпической традиции, во всяком случае в рассматриваемый период. Тот факт, что былинная традиция отсутствует в большинстве средне- и южнорусских губерний, а также на Украине и в Белоруссии, давно привлекал внимание исследователей… С.И. Дмитриева. Географическое распространение русских былин (по материалам конца XIX - начала XX в.). Советская этнография. 1969(4). с.28-39 https://vk.com/doc399489626_452059572 …Остается сказать несколько слов об украинцах. Эта ветвь старых руссов Прикарпатья и Поднепровья в силу исторических причин утеряла русские традиции. Раз их нет, нечего им их навязывать и делать их насильно русскими. Но, с другой стороны, если народ забыл своих древних князей, не сохранил о них ни былин, ни исторических песен, ни даже письменности вроде Слова о полку Игореве, - вряд-ли он имеет моральное право считать прошлое Киевской земли украинским. Тот, кто отрекся от имени своих предков, именно русинов, не имеет морального права претендовать на их наследие. Почему неграмотные русские крестьяне до самого последнего времени в Прионежье, по берегам Белого моря, на Урале и в Сибири передают от дедов к внукам устную священную память о Киеве, о Владимире Красном Солнышке, а на Киевщине, Полтавщине, Волыни или в Галиции, т.е. там, где ступали ноги киевских князей, в памяти народа не осталось ровно ничего? Ответ прост, - живут теперь в указанных местах те, кто кровно, языково, и духовно уже далеко отошел от древних русов. Однако, это нисколько не умаляет их качеств или прав, как людей. Если кто-то предпочитает считать себя окраинцем, т.е. признавать, что он не принадлежит к каким-то коренным землям, зачем ему это возбранять? У украинцев есть хорошая поговорка: кому нравится поп, а кому попова наймычка, - дело вкуса. Нам думается, что всякий спор можно решить, если уважать и себя, и другого. Самое лучшее, если право самоопределения будет дано каждому, а свободное научное слово разъяснит всем откуда мы, тогда самоопределение будет основано не на чувствах, развитых и воспитанных политикой, а на исторических фактах Путями истории: Общерусское национальное, духовное и культурное единство на основании данных науки и жизни. Под ред. Олега Алексеевича Грабаря. Нью-Йорк: Изд-во Свободного слова Карпатской Руси, Т.1, 1977. Сергей Лесной. Карпаторус или украинец? с.80-83 https://vk.com/doc399489626_451343467 http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_662.htm https://web.archive.org/web/20171114221516/http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_662.htm Проективное мышление https://web.archive.org/web/20171114221516/http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_802.htm

Ять: Проективное мышление и русские былины Ишша що жа в этой книги-то написано? То бо жречiе о ВЪдЪ сен гобзяншетi рЪкоста а тую украде одо не а не iмахом нынi Колбо не iмахом бранды наша а боянi так бЪхом сте невЪглаcie до конце i окуду сме Дощ.6д Вот, жрецы о Веде заботиться рекли, а ту украли у них, и не имеем ныне. Если бы не имели мы брандов (военных певцов) наших и боянов (песнотворцев), так были бы мы с вами невеждами (невЪглаcie) до конца и (не знали бы мы) https://web.archive.org/web/20171215051515/http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_1.htm О Влескниге: Волотоман царь да Волотоновиць: Ты бери ету книгу на белы руки, Ты цитай ету книгу з доски на доску Голубиная книга (от Степаниды Евграфовны Кропивиной. Записано 27 июня 1901г. Сояны) Да со ту-де со востосьнюю сторону Подымаицьсе да туця грозная, Туця грозная да немилослива; И на ту-де на гору да на Фаорскую Выпадала книга Голубиная. В долину ета книга сорока локот, В ширину ета книга тритцати локот, В вышину ета книга дватцати локоть. Собиралосе да соежжалосе Ишша сорок-де царей, сорок царевицей, Ишша сорок королей, сорок королевицей. Приежжаёт тут да Волотоман-царь, Волотоман-царь да Волотоновиць; Тут примудрой царь-от Евсеевиць. Говорит ему да Волотоман царь, Волотоман царь да Волотоновиць: Ты бери ету книгу на белы руки, Ты цитай ету книгу з доски на доску -. ...Былины очень редко привлекаются в качестве исторического источника. Этому отчасти способствовало то, что с историческим подходом к былинам у нас невольно ассоциировались воспоминания о буржуазной исторической школе в фольклористике, отрицавшей народность былин. По мере углубления в былинные сюжеты и сопоставления их с реальными событиями, записанными в летописях, выяснялась их бесспорная народность и историчность, конкретность эпических героев и событий. Несмотря на поэтических образов, метафор, обобщенных эпических ситуаций, несмотря на нарушенность хронологии и смещенность ряда событий, былины все же являются превосходным и единственным в своем роде историческим источником. Только былины, сложенные самим народом, могут указать нам на оценку родной истории народом, творцом ее. Только из былин, из рассмотрения всего былинного фонда в целом можем мы установить, какие периоды истории воспевались народом и о каких умалчивалось... Из Предисловия к книге: Б.А. Рыбаков. Древняя Русь: Сказания, былины, летописи. АН СССР. 1963 https://web.archive.org/web/20171114221516/http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_666.htm Эта статья представляет мою первую лекцию в московском университете, читанную 24 сентября 1903-го года и повторенную потом в 1905г. в Вене и в 1206г. в Львове в местных русских студенческих обществах, а также в Русском кружке в Праге... Русския былины - это песни, повествующие о военных или житейских делах разных героев. В народе эти песни называются не былинами, как называет их русская наука по почину Сахарова в 1839г., а старинАми или стАринами. ...Всех былинных сюжетов известно теперь до 80; из них около 40 сделались известными лишь в последнее время, при чем более 30 сюжетов доставили, приблизительно пополам, записи А.В. Маркова и мои. Большинство этих сюжетов записано не один, а много раз, так что число вариянтов всех сюжетов доходит уже до 1600 номеров, при чем наибольшее число приходится на собрания Кирши Данилова (около 70), Киреевского (около 200), Рыбникова (около 230), Гильфердинга (322), Тихонравова и В.Ф. Миллера (85, а со старыми зап. 97), А.В. Маркова (около 205), мое (424), Ончукова (101). ...Былины поют теперь простые крестьяне и крестьянки, обыкновенно более зажиточные; большинство их неграмотно, но умно и памятливо...Знают и поют былины люди, главным образом, средних и преклонных лет; малолетние среди певцов встречаются очень редко. Редко былины поются каликами, т.е. нищими. ...Певцы былин обыкновенно поют их, не мудрствуя лукаво, а стараясь передать их так, как они их слышали. Если же они чего не помнят, то пропускают или передают это разсказом, и только редкий из них решится возстановить забытое место стихами. Большинство певцов поет так, как слыхало, даже и в том случае, если какое-нибудь место или слово испорчено или непонятно им; в ответе на замечание, что тут что-то испорчено, или на вопрос о значении непонятного им слова они обыкновенно отвечают: так поетсе, - а это значит, что дальше разсуждать нечего. Благодаря такой консервативности певцов в былинах удержалась масса слов и оборотов, чуждых и даже непонятных нынешним певцам; сохранились бытовые черты совершенно иной эпохи, не имеющей ничего общего с окружающим современного певца: удержаны подробности вооружения, которого он никогда не видал, и чуждые ему картины природы. ...В настоящее время былины оказались почти на всей территории, заселенной великоруссами в Европейской России с Доном и Тереком и в Сибири. Наиболее былин известно из Архангельской и Олонецкой губерний; затем идут по численности былины Приуралья и Сибири; в западных, южных и центральных великорусских губерниях былины слабо распространены, а в некоторых из них они совсем не известны, хотя это указывает, может быть, не на их отсутствие. а неизследовательность этих мест; таким образом, былины наиболее распространены на территории северно-великороссов. В Малороссии и Белоруссии былины даже Киевского цикла теперь не известны, но есть доказательства в виде сказок, дум и песен о богатырях на то, что былины были там известны, но постепенно вымерли. ...Главными условиями сохранения былин являются глушь и досуг. Крестьянин Севера живет в глуши, иногда в труднодоступных местах; Это обстоятельство охраняло его от влияний, разлагающих и убивающих первобытную эпическую поэзию; к нему не проникали ни солдатский постой, ни крупная фабричная промышленность, ни мода; его едва коснулась и грамотность, так что даже в настоящее время грамотный человек между крестьянами Севера - редкое исключение. Таким образом, здесь могли удержаться в полной силе стихии, составляющие необходимое условие для сохранения эпической поэзии: верность старине и вера в чудесное. Когда человек усомнится в том, что богатырь мог носить палицу в сорок пуд или один положить на месте целое войско - эпическая поэзия в нем убита. А множество признаков убеждает собирателей былин в том, что певцы былин и огромное большинство их слушателей безусловно верят в истину чудес, изображающихся в былине Лекция - Общие результаты работ собирателей и исследователей русских былин, прочитанная в феврале 1906г. во Львове, а месяц спустя в пражском Русском кружке, - А.Д. Григорьевым. Научно-литературный сборник. Повременное издание Галицко-русской Матицы. Под редакцией Б.А. Дедицкого. 1906, т.5, книга вторая, Львов. с.73-86 https://web.archive.org/web/20171223192503/http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_346.htm

Ять: Собиратель русских былин А.Д. Григорьев, и былина о Дюке Степановиче Известный в ученом мире доцент московского Университета А.Д. Григорьев в третью свою поездку на север России в 1901г. записал от тамошних русских крестьян в числе многих других былин, также былину о Дюке Степановиче в шести вариантах. Из них пока напечатан только один. Былина о Дюке Степановиче в высшей степени интересна для нас, русских галичан, так как содержание ея относится к нашему престольному городу Галичу, конечно, в княжеский период его существования. Былина представляет город Галич богатым, лучше Киева и прославляет богатство и гордость его бояр, даже по отношению к великому князю. Хотя содержание былины действительно заимствовано, но тот факт, что ея богатый и гордый герой Дюк Степанович, приурочен к Галичу и что былина отдает предпочтение Галичу пред Киевом в богатстве, имеет свои исторические основания. Кто знает бедность и малость нынешнего Галича, тот увидит разницу между прежним и теперешним состоянием. А.Д. Григорьев записал эту былину от жителя Долгой Щели, села мезенского уезда архангельской губернии, Павла Никифоровича Широкого Было во городе во Галичи, Жил был тут Дюк да фсё Стёпанович. А было у Дюка приустроено, А было у Дюка приуделано: Широкой был двор да на семи вёрстах; Было у Дюка ф широком дворе Триста-то столбикоф серебреных, Четыреста было позолоченых, А медным, железным числа-смету нет; Домики были белокаменны, Во домиках пецьки фсё муравлёны; Крыты-то домы фсё красной медью, Котора ровняицьсэ со золотом. Кузьници, бани были медныя; О.А. Мончаловский. Собиратель русских былин А.Д. Григорьев, и былина о Дюке Степановиче. - Научно-литературный сборник. Повременное издание Галицко-русской Матицы. Под редакцией Б.А. Дедицкого. 1906, т.5, книга первая, Львов, . с.65-71 https://web.archive.org/web/20180130142959/http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_707.htm Галицко-Русская Матица (ГРМ) во Львове. Перечень https://web.archive.org/web/20180121035647/http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_676.htm https://vk.com/wall-48536705_18007

Ять: Проективное мышление Б.В. Раушенбах. Пристрастие. - 2-е изд. - М.: Издательство. Аграф, 2000. - 432 с., илл. ...Посещая памятники русской старины, я не сразу, но зато основательно заинтересовался иконами. Прежде всего, меня смутило то, как в них передавалось пространство. В иконописи повсеместно используется странная “обратная перспектива”, которая кажется абсолютно алогичной, противоречащей очевидным правилам, известным сегодня всем и подтвержденным практикой фотографии. Неужели это результат “неумения”, как об этом писали многие? Почему вообще художники пишут так, а не иначе? Какие-то странные, дикие вещи — имеют ли они рациональные корни или все это совершенно нерационально? Я пытался найти рациональные корни, для этого пришлось учесть работу не только глаза, но и мозга при зрительном восприятии. А это, в свою очередь, потребовало математического описания работы мозга. Оказалось, что “обратная перспектива” и многие другие странности совершенно естественны и даже неизбежны. Первая моя книга “Пространственные построения в древнерусской живописи” вышла в 1975 году, вторая, включающая уже примеры из мировой живописи,— в 1980, третья, где дана общая теория перспективы, — в 1986 году, четвертая, в которой я счел возможным и целесообразным изложить вопросы, не имеющие прямого отношения к учению о перспективе, но без которых понять историю изобразительного искусства невозможно, — в 1994 году. В четвертой книге я как бы суммирую свои выводы о теории перспективы в живописи. Главным выводом из проделанной работы можно считать следующее. До сих пор утверждалось, что изобразительное искусство постепенно развивалось, переходя от более примитивных форм к совершенным. В Древнем Египте еще не умели пользоваться перспективой, в античности этому научились, хотя “освоили” только весьма примитивный ее вид — аксонометрию, и лишь в эпоху Возрождения научились правильно перспективно передавать пространство. В целом происходило как бы постепенное восхождение на некую вершину законченного совершенства. С моей точки зрения, древнеегипетское искусство (в смысле передачи пространства на плоскости картины) столь же совершенно, как и искусство эпохи Возрождения, а использовавшиеся во времена античности аксонометрические изображения вовсе не свидетельствуют о примитивности художников. За эти столетия происходило не постепенное улучшение способа изображения пространственных объектов на плоскости картины, а изменение задач, решавшихся художником, причем всякий раз они решались им оптимальным образом ГАРМОНИЯ И АЛГЕБРА "Поверил я алгеброй гармонию". А.С.Пушкин Искусством, как это ни странно, я раньше никогда особенно не интересовался. В детстве, конечно, ходил со школой на экскурсии, с родителями по музеям — мы жили тогда в Ленинграде, — в Эрмитаж ходил, в Русский музей. Картины мне нравились, но не сказал бы, что меня очень увлекал мир изобразительного искусства. Тем не менее, уже в техническом институте меня “зацепила” одна идея: как картины изображаются “научно”? “Зацепила” по делу — в институте преподавали ряд предметов, в том числе черчение и техническое рисование, а техническое рисование — это все-таки рисование. Мы проходили что-то наподобие теории перспективы в сокращенном объеме, и я понял, что за вроде бы свободными деяниями художника иногда скрывается некая математическая основа, что показалось любопытным. Передо мной возник вопрос: как наложить тени в одном рисунке? Хотя для учебного курса это было не обязательно, я соответственно взял книжку о перспективе, даже на немецком языке, увлекся, выполнил рисунок с тенями, а потом все умерло, и я после первого курса уже к этому не возвращался и напрочь забыл о своем наивном юношеском интересе. Возродился он позже, когда я был уже совсем взрослым, доктором наук и все прочее, возродился из-за проблемы передачи объемных предметов на плоскости экрана. Дело в том, что при стыковке космических кораблей — об этом уже несколько раз упоминалось, — космонавт в нашей конструкции космического корабля не может наблюдать за процессом непосредственно, а наблюдает на экране. Так можно ли на экране хорошо передать пространство? И тут у меня вновь проснулся юношеский интерес к тому, как это происходит, особенно когда выяснилось, что управлять стыковкой по экрану, строго говоря, нельзя, что он дает искаженное изображение. И можно ли получить не искаженное, правильное изображение, и что для этого нужно придумать. Я имел в виду науку, но она, естественно, потянула за собою искусство: ведь художник тоже изображает пространство на плоскости. В результате всех этих размышлений была разработана соответствующая математическая теория, о которой здесь говорить ни к чему, она, так или иначе, опубликована в моих книгах, напечатанных по этому поводу, ну, а суть дела сводится к следующему. До сих пор теория перспективы опиралась на работу глаза (если угодно, фотоаппарата), а на самом деле видимая человеком картина пространства создается мозгом. Изображение на сетчатке глаза всего лишь “полуфабрикат”. Почему возникло желание в этом разобраться? Потому что когда смотришь, как это делалось художниками античности, средних веков, нового времени, сегодня, то видишь, что делалось все и делается по-другому, по-разному. Скажем, в античности и в средние века основой для художника была параллельная перспектива, когда никаких изменений размеров предметов при удалении нет. Почему же художники так рисовали, они что — плохо соображали? А может быть, здесь кроется нечто большее? Говорят, что они не знали учения о перспективе, но это совершенно неправильно, потому что китайцы вообще не имели никакого понятия о системе перспективы, но за шестьсот-семьсот лет до Ренессанса рисовали прекрасные перспективные изображения, у них есть чудеснейшие альбомные листы, где написаны настоящие, реалистические, как мы сказали бы, картины, пейзажи с уменьшением предметов по мере удаления, с воздушной перспективой и так далее; то есть никакой теории для этого им не понадобилось. Меня это смущало и побуждало подробнее размышлять, почему же после того, как было создано учение о перспективе, с которым я столкнулся еще студентом, такое строгое, красивое учение, художники им все-таки сейчас практически не пользуются? Пользовались с XVI века по XIX, там были периоды, когда они более активно пользовались, менее активно, отклонялись от него, но оставалось непонятным, почему же это так? Я обратился к книгам по искусству и по психологии зрительного восприятия, и тут-то мне и открылось, что надо учитывать не то изображение, которое получается на сетчатке глаза, а то, что преобразовано мозгом, и очень сильно преобразовано. Стало понятно, почему классическая система перспективы времен Ренессанса — ее уместно называть “ренессансной системой перспективы”, — почему она не удовлетворяла художников поздних эпох... https://pravbeseda.ru/library/index.php?page=book&id=631

Ять: Проективное мышление Б.В. Раушенбах. Системы перспективы в изобразительном искусстве Обратная перспектива и геометрия Лобачевского https://vk.com/doc13292282_587033097 Введение Проблема изображения трехмерного пространства на двумерной плоскости картины постоянно занимала художников. Впервые вполне научное решение этой задачи дала эпоха Возрождения. Разработанная тогда система перспективы, предложив определенные правила, казалось бы, полностью «закрыла вопрос», однако очень скоро стало ясно, что эпоха Возрождения скорее поставила, чем решила проблему. Нередко изображение, полученное путем строгого следования умозрительной системе перспективы, не соответствовало зрительному восприятию. Это породило две тенденции. С одной стороны, стали разрабатываться приемы, позволявшие как-то замаскировать это досадное обстоятельство, а с другой — начались поиски причин, по которым система перспективы, казалось бы столь строго обоснованная, явно не оправдывает возлагавшихся на нее надежд. В начале XX в. постепенно стало ясно, что нельзя игнорировать преобразующую деятельность мозга при зрительном восприятии пространства, которое характерно для ренессансной системы перспективы. Многочисленные работы психологов позволили указать на основные закономерности, которые свойственны естественному зрительному восприятию, и эти закономерности давали возможность качественного объяснения некоторых особенностей бросавшихся в глаза недостатков ренессансного способа передачи пространственности. В книгах, посвященных изобразительному искусству, начали появляться общие рассуждения на эту тему, а ренессансный способ перспективных построений стали иногда объявлять некоторой условностью, с помощью которой зритель и художник могут понять друг друга, опираясь на законы математической дисциплины — проективной геометрии. При этом дальше общих и довольно неопределенных рассуждений дело не шло. Между тем следовало сделать иное — дать новую теорию научной перспективы, учитывающую работу мозга. Следует отметить две работы, в которых этот подход в какой-то мере начал проявляться. В 1934г. вышла небольшая работа Г. Баравалле (Baravalle H. von. Erweiterung der Perspektive: Kriimmung des Sehraumes. Stuttgart,1934)в которой было обращено внимание на то, что зрительное восприятие меняющейся удаленности не совпадает с фактическим ее изменением, и сделана попытка уточнить теорию научной перспективы, основываясь на этом факте. При этом Баравалле воспользовался известным в психологии законом Вебера—Фехнера, но по непонятным причинам не стал учитывать аналогичные эффекты при восприятии ширины и высоты изображаемого объекта. Неудивительно, что его работа не привлекла внимания и не стала исходным пунктом развития новой теории перспективы. В 1960 г. появилась монографии М.В. Федорова (Федоров М.В. Рисунок и перспектива. М., 1960), который, сделав правильное предположение, что отклонения от законов ренессансной системы перспективы в картинах художников связаны с интуитивным учетом ими преобразующей деятельности мозга, проанализировал огромный фактический материал и предложил свои поправки к теории перспективы. Эти поправки должны были позволить художникам писать более «естественно». К сожалению, М.В. Федоров, несмотря на многие точные и глубокие наблюдения, не смог на этой основе развить новую теорию научной перспективы. Вероятно, ему мешало отсутствие математического образования. В силу принятого им метода (идти от картины, а не от психологии восприятия) он не смог заметить, что такие перспективные системы, как аксонометрия и даже обратная перспектива, в известных условиях столь же естественны, как системы, применявшиеся художниками XIX в., картины и рисунки которых он изучал. Автор настоящей работы первоначально пытался понять пространственные построения, использовавшиеся в древнерусской живописи. В своей следующей работе им был привлечен и материал искусства рубежа XIX и XX вв. (Раушенбах Б.В. Пространственные построения в древнерусской живописи. М., 1975; Он же. Пространственные построения в живописи. Мм 1980). Математическое обоснование помещалось в разделе «Наброски теории пространственных построений в изобразительном искусстве», носившем характер приложения. Хотя все положения новой теории научной перспективы были там представлены, они носили фрагментарный характер. Многие важные вопросы затрагивались мимоходом, многие лишь подразумевались. Интерес, проявленный читателями к предыдущим книгам автора, побудил к систематизации изложения новой научной системы перспективы наподобие того, как это делается в привычных книгах по перспективе. Правда, в отличие от них здесь не только дается общая теория перспективы (ренессансная входит в нес в качестве одного из частных случаев), но приводится анализ изобразительного материала, показывающий, какие варианты такой научной системы перспективы предпочитаются художниками и почему. Обнаруженная многовариантность научной системы перспективы, учитывающей преобразующую деятельность мозга, позволяет по-новому взглянуть и на историю изобразительного искусства. До сих пор считалось, что ренессансная система перспективы остается тем незыблемым фундаментом, математически наиболее точно передающим естественное зрительное восприятие, относительно которого все иные способы изображения являются отклонениями от научной системы. Эти отклонения можно хвалить или порицать, но они не имеют столь строгого обоснования, как ренессансный способ передачи пространственности. Между тем оказывается, что сама ренессансная система перспективы (как и любая другая система) является отклонением от естественного зрительного восприятия. В истории искусств надо сравнивать используемые перспективные построения с естественным видением человека, а не с каким-либо методом, условно принимаемым за правильный, ибо абсолютно правильных методов не существует. Этот подход тоже представлен в книге. *** …Теория научной перспективы с неизбежностью приводит к тому, что при известных условиях небольшие и близкие предметы надо изображать, опираясь на вариант параллельной перспективы. Что произойдет, если предмет будет по-прежнему находиться близко, будет достаточно мал, но его размеры станут несколько больше тех, которые приводят к аксонометрическому изображению? Вопрос этот подробно изучается в § 9, здесь же достаточно привести окончательный вывод. Если такой близкий предмет (для наглядности будем считать его вытянутым горизонтальным прямоугольником), находящийся в области полной константности, будет к тому же виден в ракурсе, то его длинные стороны перестанут казаться параллельными, а будут видны слегка расходящимися в глубину. Таково естественное возникновение так называемой обратной перспективы. Обратная перспектива является, следовательно, как и аксонометрия, одним из вариантов единой научной системы перспективы. Чтобы избежать возможных недоумений, опишем естественное видение в обратной перспективе несколько подробнее. Феномен видения в обратной перспективе имеет место при соблюдении уже упоминавшихся условий — малых расстояний от художника и наблюдения небольших протяженных предметов в ракурсе. В зависимости от величины ракурса и ширины наблюдаемого протяженного предмета угол кажущегося расхождения объективно параллельных прямых будет изменяться. Он будет увеличиваться с увеличением ширины наблюдаемого предмета (но слишком большая ширина, выводящая предмет из сравнительно небольшой зоны четкого видения, недопустима) и достигать наибольшего значения при ракурсе около 45°. Расчеты показывают (см. § 9), что наибольшая возможная величина обратной перспективы при естественном зрительном восприятии равна приблизительно 10°. Следовательно, научная система перспективы допускает в известных случаях изображения, построенные по законам обратной перспективы, при этом она не может быть выражена сильнее, чем 10°. Сказанное здесь может вызвать у читателя естественное недоумение: ведь тогда и он должен видеть в некоторых условиях небольшие предметы в обратной перспективе. Надо сказать, что он их такими и видит, но в силу слабой выраженности обратной перспективы и в силу известной «дрессировки», которую испытывает сегодня каждый человек (усиленное внушение истинности обычной прямой перспективы в школе, семье, «подтверждение» этой истинности фотографией, кино, телевидением), он просто не замечает этого феномена. Как только имеешь дело с людьми. не подвергавшимися подобной «дрессировке» (например, при анализе изображений народного искусства), немедленно обнаруживаешь элементы обратной перспективы в их произведениях. Особенно впечатляющими являются научные эксперименты (их ставили как в СССР, так и за рубежом), посвященные проблемам детского рисунка. Все авторы, которые исследовали эту проблему, единодушны в одном: дети обычно предпочитают обратную перспективу, и эта их склонность не может быть объяснена одним лишь «детским неумением». Дети всегда искренни — они рисуют как видят. Лишь постепенно, с возрастом и после «дрессировки», о которой выше шла речь, они оставляют этот «ненаучный» с точки зрения учителей способ изображения. Эту естественную тягу человека к легкой обратной перспективе счел необходимым отметить и К.Ф. Юон. Он пишет: «Не знающий законов теории перспективы почти обязательно изобразит предметы в обратном виде, как это делалось систематически во всех случаях восточного древнего народного искусства» (Юон К.Ф. Об искусстве. М. 1959, т.1. с.47). В приведенном высказывании четко прослеживается примат «дрессировки» над естественным зрительным восприятием. Не следует упрекать К.Ф. Юона за эти строки, в его время существовала только одна система научной перспективы — ренессансная, «непогрешимость» которой держалась на солидном математическом фундаменте проективной геометрии. Нет сомнения, что, если бы К.Ф. Юон знал о многовариантности научной системы перспективы, он нашел бы другие слова для описания наблюдавшегося им явления. Сегодня можно лишь поблагодарить К.Ф. Юона за это тонкое наблюдение. В.А. Фаворский тоже умел видеть в обратной перспективе. По рассказам его учеников, он любит демонстрировать им этот феномен. … Здесь надо еще раз подчеркнуть, что видение в обратной перспективе ограничено сравнительно малой областью четкого вИдения. Все остальное пространство будет видно менее четко, но в обычной прямой перспективе (с.97-98). …Обратную перспективу очень часто связывают с иконами, с религиозными импульсами, ее объявляют специфической особенностью, присущей только церковному искусству, и т.п. Эти утверждения глубоко ошибочны. Если встать на эту позицию, то абсолютно невозможно объяснить появление обратной перспективы в детском рисунке, светской живописи Ирана, Индии, Китая, Кореи, Японии и т.д. Применяя легкую обратную перспективу, художник прежде всего, не мудрствуя лукаво, искренне и непосредственно передает свое зрительное восприятие материального мира. …Следует подчеркнуть локальный характер рассмотренных в настоящей главе вариантов перспективных построений. И аксонометрия и обратная перспектива уместны (при следовании закономерностям естественного видения) лишь при изображении отдельных предметов, а не всего пространства в целом (с.100-107). …В свое время вывод о том, что всякий человек видит при определенных условиях предметы в легкой обратной перспективе, был настолько неожиданным, что нуждался в дополнительном обосновании. Для этой цели оказалось возможным привлечь геометрию Лобачевского. Исследования, проведенные Лунебургом и рядом других ученых, позволили заключить, что близкие области пространства человек воспринимает как подчиняющиеся закономерностям геометрии Лобачевского (Сводку современных представлений по этой проблеме см. в ст.: Kinle G. Experiments concerning the non-euclidian structure of the visual space.— In: Bioastronautics. N. Y.; L., 1964, p. 386-400). Если исходить из этого экспериментально подтвержденного представления, то можно поставить и решить следующую задачу. Пусть в объективном пространстве на предметной плоскости изображен прямоугольник. Какова будет зрительно воспринимаемая форма этого прямоугольника? Поставив в соответствие предметную плоскость и некоторую плоскость Лобачевского, возникшую как образ предметной плоскости в восприятии человека, можно показать, что прямоугольник будет восприниматься как так называемый четырехугольник Ламберта. Из всех свойств этого четырехугольника здесь важно лишь одно — удаленная его сторона больше близкой, т.е. прямоугольник будет виден в обратной перспективе (Более подробное изложение вопроса и математические выкладки см. в книге: Раушенбах Б.В. Пространственные построения в живописи. М., 1980, с. 271—274. См. также Приложение III) (c.232)

Ять: Проективное мышление Б.В. Раушенбах. Пространственные построения в живописи. Обратная перспектива и геометрия Лобачевского https://vk.com/doc370716055_607701448 Предисловие Настоящая книга посвящена проблеме геометрии пространственных построений в изобразительном искусстве. Термин «пространственные построения» требует некоторого уточнения. Как известно, передавая трехмерный мир на плоскости картины, художник стоит перед задачей отображения объемно-пластических качеств изображаемых объектов и задачей построения пространства картины. Обе эти задачи не сводятся только к геометрии, здесь не менее важны и светотень, и цвет, и органически слитый с ними духовно-культурный опыт, дающие в синтезе то, что называют «пространством в живописи». Вычленение геометрических особенностей всегда условно и всегда суживает проблему пространства в живописи, однако это оказывается полезным и позволяет обращаться к математическому аппарату исследования. Содержанием книги является геометрический аспект пространственных построений, включающий как методы изображения отдельных предметов, так и геометрические методы построения пространства в целом, т.е. проблемы, нередко охватываемые понятием «системы перспективы». Подлежащая изучению задача ставится следующим образом: каковы должны быть, исходя из 1) законов восприятия и 2) геометрии, применяемые художником пространственные построения, чтобы изобразить на плоскости реально воспринимаемое пространство по возможности неискаженным. Такая постановка проблемы позволяет применять строгие математические методы исследования. Конечно, художник вовсе не обязан рабски следовать за натурой, его задачи много шире, однако понимание того, как надо было бы изобразить пространство по правилам геометрии, позволит искусствоведу более четко осознать методы и приемы художника, дать более тонкий анализ творчества отдельных мастеров и более глубокую характеристику художественных особенностей целых эпох. Использование достижений современной психологии зрительного восприятия с привлечением методов математического анализа выявило, что существует более полная, чем до сих пор считалось, система научной перспективы (названная ниже перцептивной), в которую входит система линейной перспективы эпохи Возрождения как частный случай, справедливый только для изолированного изображения удаленных областей пространства. Эта более полная система «реабилитирует» (если это вообще необходимо) такие особенности живописи, как обратная перспектива средневековья или пространство Сезанна, не только в связи со своеобразием художественного образа, но и с позиций строгой логики геометрии. Кроме того, было обнаружено, что во многих случаях художник вовсе не ставит себе целью перспективное изображение видимого пространства, а считает необходимым изображать геометрические свойства объективного пространства. Эта задача тоже подверглась рассмотрению с позиции математики. Такое рассмотрение привело к выводу о поразительном совершенстве использовавшихся художниками изобразительных средств. Следует подчеркнуть, что автор всюду подходил к произведениям живописи как к примерам, иллюстрирующим те или иные геометрические свойства изображений, и никоим образом не берется судить об их художественных особенностях, достоинствах или недостатках. Если автор и дает оценки, и говорит о прогрессе или регрессе исторического развития искусства, то это лишь с точки зрения соблюдения или нарушения строгой геометрической логики, чего, конечно, совершенно недостаточно для анализа художественного образа. Автор счел целесообразным поставить во взаимное соответствие наиболее типичные геометрические закономерности, обнаруженные в процессе математического анализа, с соответствующим изобразительным материалом. При выделении таких наиболее типичных систем геометрических построений выявилось, что (если исключить из рассмотрения новейшее искусство) история знает всего четыре основных метода пространственных построений на плоскости изображения. Ими являются: чертежные методы (изображение объективного пространства, свойственное, например, искусству Древнего Египта), метод локальных аксонометрий и их трансформаций (ему соответствует античное и средневековое искусство), центральная линейная перспектива эпохи Возрождения и центральная криволинейная перспектива, появившаяся на рубеже XIX и XX столетий. Каждый из названных четырех основных типов пространственных построений мог проявляться в разное время, в разных регионах и в различных модификациях, дающих огромное разнообразие изобразительных средств. Это разнообразие дополнительно усиливалось тем, что упомянутые выше основные типы пространственных построений нередко сочетались друг с другом в художественных произведениях той или иной культуры. Изучение всего этого разнообразия, процессов последовательной смены одних способов пространственных построений другими, причин, приводивших к таким сменам, проблем взаимных влияний художественных культур и других аналогичных вопросов, не является содержанием настоящей книги. Это область истории искусства. Основным содержанием настоящей книги является, как уже говорилось, изучение принципиальных возможностей передачи пространственных образований на плоскости изображения, исходя из объективных закономерностей восприятия пространства, свойственных человеку. Чтобы полученные на этом пути сухие формальные результаты приобрели наглядность и убедительность, они прилагаются к анализу особенностей пространственных построений в живописи тех эпох и регионов, где эти особенности наиболее полно и четко отражают полученные на пути математического исследования результаты. Само собою разумеется, что аналогичному анализу может быть подвергнута и иная живопись, не рассматриваемая в настоящей книге, однако представляется, что основные обнаруженные закономерности, по-видимому, исчерпывают способы передачи пространства на плоскости в изобразительном искусстве и они достаточно полно отражены в предлагаемом вниманию читателя материале. Сказанное объясняет странный на первый взгляд выбор тем — в книге обсуждается живопись Древнего Египта, средневековья (Византия, Русь, Индия, Иран) и творчество Сезанна. Строго говоря, следовало бы рассматривать и живопись, рожденную эпохой Возрождения, однако этого не делается, поскольку ее геометрический строй общеизвестен. Основное внимание уделено в книге средневековому искусству. Это объясняется тем, что его геометрический строй наиболее сложен, что в нем встречаются и плодотворно используются разные подходы и методы и что в некотором смысле это геометрически наиболее многообразнее искусство. Настоящая книга возникла как развитие идей, изложенных в предыдущей работе автора, посвященной древнерусской живописи (см.: Б.В. Раушенбах. Пространственные построения в древнерусской живописи. М., 1975. Расширение области приложения теории пространственных построений было стимулировано устными и письменными отзывами, полученными автором, и в частности статьей В.Н. Прокофьева «О «перцептивной перспективе» и перспективах в живописи», помещенной в этой книге). Дополнено и уточнено изложение проблем, связанных с древнерусской живописью; разделы, посвященные теории двух систем перспективы, существенно переработаны и дано строгое изложение теории обратной перспективы. Учитывая многочисленные пожелания читателей, некоторые факты и соображения, содержавшиеся в Приложениях, перенесены в основной текст. Материалы математического характера собраны в разделе «Наброски теории пространственных построений в изобразительном искусстве». Основной текст книги общедоступен, приводятся поясняющие примеры, достаточные для понимания сути обсуждаемых проблем, и обращение к математическим материалам вовсе не обязательно. Однако математические разделы нельзя рассматривать в качестве малосущественных примечаний к основному тексту, ибо они являются тем строгим основанием, на котором держится аргументация автора. Стремление сделать этот раздел более доступным читателю вынудило автора прибегнуть здесь к математически элементарному изложению, предполагающему знание математики, соответствующее подготовке современного инженера. С той же целью составляющие этот раздел Приложения скомпонованы так, что могут читаться независимо от основного текста книги, давая в основной своей массе (Приложения 1—9) связное изложение вопроса. Указанный раздел соответственно разбит не на главы, а на Приложения также потому, что они могут читаться и независимо друг от друга как математические обоснования соответствующих разделов основного текста книги. Следует заметить, что в настоящей книге решается «прямая» задача — как следует изображать пространство на плоскости при условии возможно близкого следования натуре. В принципе существует и «обратная» задача — как будет воспринимать зритель то или иное созданное художником на полотне произвольное пространственное построение? Какие пространственные представления у него возникнут? Трудность решения этой задачи связана не только с тем, что «обратные» задачи почти всегда сложнее «прямых», но и с тем, что восприятие художественного произведения не есть функция лишь психологии зрительного восприятия и геометрии. В не меньшей, а скорее в большей степени оно является функцией опыта восприятия художественных произведений человеком. Но последнее обстоятельство выводит эту проблему из области естественнонаучных представлений в область собственно искусствознания. *** … Неевклидовый характер геометрии пространства зрительного восприятия был обнаружен в середине настоящего столетия. Обрабатывая численные характеристики зрительного восприятия человека, Лунебург интерпретировал его особенности в терминах неевклидовой геометрии. Оказалось, что в отличие от объективного пространства, которое описывается обычной, школьной геометрией Евклида, пространство зрительного восприятия (точнее, его близкой от человека области, где определяющими являются закономерности бинокулярного зрения) обладает свойствами пространства Лобачевского. (Более подробное изложение вопроса и ссылки на литературу см. Приложение 7.) Если принять это экспериментально подтвержденное положение за исходный пункт рассуждения, то можно, в частности, поставить и решить следующую геометрическую задачу (см. Приложение 7). Пусть на некоторой плоскости, например на полу, изображен прямоугольник. Какими свойствами будет обладать начертанная по полу фигура в зрительном восприятии человека? Приведя должным образом в соответствие евклидову плоскость пола и плоскость Лобачевского, возникшую в качестве образа пола в сознании человека, можно убедиться, что изображенный прямоугольник в зрительном восприятии человека приобретет вид так называемого четырехугольника Ламберта. Не описывая всех свойств такого четырехугольника, укажем лишь, что его дальняя от человека сторона будет больше ближней. Но это и есть «обратная перспектива», ведь реально ближняя и дальняя стороны прямоугольника равновелики, а в зрительном восприятии он оказался расширяющимся в глубину (с.102). ОБРАТНАЯ ПЕРСПЕКТИВА И ГЕОМЕТРИЯ ЛОБАЧЕВСКОГО Как известно, объективное внешнее пространство (подразумевая те объекты, с которыми имеет дело художник) можно считать евклидовым. В процессе преобразования этого пространства в перцептивное оно претерпевает существенные трансформации, и поэтому его геометрия не является очевидной. В 1947г. Лунебург показал, что по своим свойствам перцептивное пространство можно считать пространством Лобачевского. Этот вывод Лунебург основывал на известных опытах Блуменфельда, в которых была выявлено, что если испытуемому, наблюдающему два ряда точек на горизонтальной плоскости, предложить расположить их так, чтобы ряды казались параллельными, а затем предложить ему же расположить точки так, чтобы расстояние между ними было постоянным, то испытуемый расположит точки в этих двух опытах по-разному. В евклидовом пространстве параллельные прямые и прямые, всюду равноудаленные друг от друга, должны совпадать, и поэтому зафиксированное Блуменфельдом несовпадение может быть истолковано в том смысле, что перцептивное пространство не является евклидовым. Как опыты Блуменфельда, так и ряд специальных опытов, поставленных для подтверждения теории Лунебурга, показали, что для участков горизонтальной плоскости, находящихся в непосредственной близости от наблюдателя, свойства перцептивного пространства действительно могут быть описаны как свойства пространства Лобачевского (с.271-272). Если обратиться к повседневному человеческому опыту, то ряд фактов наводит на мысль, что свойства перцептивного пространства, описываемые геометрией Лобачевского, характерны лишь для сравнительно малой области окружающего человека пространства, а более далекие его области должны описываться геометрией пространства Римана положительной кривизны. На это указывает известный всем факт пространственного зрительного восприятия — все параллельные в объективном пространстве прямые воспринимаются как линии, сходящиеся на горизонте в точку. Поскольку повседневный человеческий опыт заставляет предполагать, что удаленные области перцептивного пространства обладают положительной кривизной, а эксперименты, связанные с обоснованием теории Лунебурга, говорят о том, что непосредственно окружающее человека перцептивное пространство является пространством отрицательной кривизны, то можно высказать предположение о переменности кривизны перцептивного пространства. Поэтому модель соответствующего пространства Римана должна иметь некоторую положительную кривизну на больших удалениях от наблюдателя, которая постепенно уменьшается по мере приближения к нему, а в непосредственной близости к наблюдателю (при бинокулярном зрении) становится отрицательной. Не ставя себе целью уточнить здесь только намеченные выше свойства риманова пространства переменной кривизны, укажем лишь, что на самом деле геометрия перцептивного пространства еще сложнее. Ближайшей аналогией перцептивного пространства является пространство Эйнштейна. В общей теории относительности Эйнштейна пространство имеет переменную кривизну, зависящую от расположенных в нем масс. Вспомним, однако, что в конце главы III при обсуждении илл. 26 было показано, что геометрические свойства перцептивного пространства зависят от отображенных в нем предметов. Если в этой связи говорить об аналогии между пространством Эйнштейна и перцептивным пространством, то в последнем априорная информация играет роль, похожую на роль массы в общей теории относительности: точно так же, как увеличение количества массы в некоторой области физического пространства вызывает увеличение его кривизны, увеличение априорной информации о предметах некоторой области перцептивного пространства вызывает увеличение его деформации. Все затронутые здесь вопросы еще совершенно не разработаны и могут быть развиты лишь в результате математической обработки и истолкования серии тщательно поставленных экспериментов (с.274).

Ять: Композиционные требования. Анализируя геометрические загадки древнерусской живописи, нельзя забывать, что средневековый иконописец был не только и не столько повествователем, стремящимся наиболее правдиво и наиболее информативно поведать о своем предмете, но прежде всего художником. Не только мера - геометрия, но и красота - искусство двигает рукою всякого истинного художника. В попытках наилучшим образом построить композицию картины, художник не по геометрическим или информативным, а по чисто художественным причинам мог обратиться к обратной перспективе, которая так или иначе становилась идейно-эстетической системой художественного языка древнерусской живописи. Таковы основные причины возникновения обратной перспективы в древнерусской живописи, названные Б. В. Раушенбахом. Именно так часто и воспринимал близкое пространство древнерусский художник: левую часть иконы он показывал с правой точки зрения, а правую - с левой. Так поступил Андрей Рублев в своей "Троице". Так поступали и многие другие безвестные иконописцы. В результате изображение становилось более "объемным": оно как бы разворачивалось перед зрителем, переводя его взгляд с одной точки зрения на другую. Однако неизбежной была и плата за такую геометрическую вольность: там, где сходились две аксонометрии - левая и правая, возникала сильная обратная перспектива. Такую перспективу мы видим в изображении престола на иконе "Новозаветная Троица". Такая же сильная обратная перспектива угадывается и в рублевской "Троице". Однако Рублев мудро задрапировал этот геометрический дефект одеждами ангелов, и он явно не бросается в глаза. Итак, "склейка" левой и правой аксонометрий являлась источником сильной обратной перспективы. http://mathemlib.ru/books/item/f00/s00/z0000011/st028.shtml

Ять: Проективное мышление Б.В. Раушенбах. Пространственные построения в древнерусской живописи. Обратная перспектива и геометрия Лобачевского https://vk.com/doc370716055_607701307 В этой книге рассматривается проблема пространственных построений в изобразительном искусстве. Термин «пространственные построения» позволяет более широко охватить предмет исследования, чем обычно применяемое понятие «перспективы», для выяснения геометрических особенностей передачи пространства на плоскости изображения. Если обратиться к живописи эпохи Возрождения, то основой характерных для нее пространственных построений является хорошо известная и рационально обоснованная система линейной перспективы. Совершенно иную картину дает средневековая живопись. Здесь проявляется другой тип перспективных построений и существует ряд приемов, которые вообще не могут быть отнесены к какой-либо перспективной системе. Возникает вопрос о том, не имеют ли средневековые способы пространственных построений столь же рациональное объяснение, как и перспективная система эпохи Возрождения? Нет ли здесь объективных закономерностей, связанных с геометрией пространства и с психологией зрительного восприятия, которые оправдывали бы «странности» средневековой живописи также с точки зрения естественнонаучных и точных наук? В предлагаемой вниманию читателя книге делается попытка раскрыть естественнонаучные корни геометрических особенностей средневековой живописи. При анализе этого вопроса оказалось, что как линейная перспектива эпохи Возрождения, так и средневековые методы пространственных построений являются следствием одних и тех же естественных законов психологии зрительного восприятия и геометрии. Это позволяет говорить о существовании некоторой единой основы пространственных построений в изобразительном искусстве. Рассмотрение такого единства не входит в задачу настоящей книги. Исходя из того, что теория линейной перспективы хорошо известна и эта перспективная система широко используется, автор счел возможным не рассматривать детально связанные с нею вопросы. Геометрические особенности пространственных построений в средневековой живописи раскрываются путем изучения геометрического строя древнерусского и византийского искусства. Непредвзятый, объективный естественнонаучный анализ неожиданно позволил установить четкость и свободу пространственных решений средневекового мастера. Усложненная по своим целям и художественным мотивам, религиозная средневековая живопись парадоксально обнаружила свою близость к естественному зрительному восприятию, которому интуитивно доверялся художник. В книге сделана попытка дать «геометрическую анатомию» средневекового изобразительного искусства, а не художественный или историко-художественный анализ его существа. Следовательно, содержанием книги является анализ изобразительных средств, а отнюдь не художественного образа. В этой связи следует подчеркнуть, что автор всюду подходил к образцам древнерусского искусства как к примерам, иллюстрирующим те или иные геометрические свойства изображений, и никоим образом не берется судить об их художественных особенностях, достоинствах или недостатках. Если автор и дает произведениям оценки, говорит о прогрессе или регрессе в ходе исторического развития искусства, то это лишь с точки зрения соблюдения или нарушения строгой геометрической логики, чего, конечно, совершенно недостаточно для идейно-эстетического анализа (c.5) …Встречающееся повсеместно в литературе наименование системы линейной перспективы, созданной в эпоху Возрождения, научной невольно наводит на мысль, что другие возможные системы перспективы, в частности средневековая, являются ненаучными. Это глубокое заблуждение. С точки зрения математического обоснования линейной и перцептивной систем перспективы разница между ними сводится к тому, что для математического описания системы линейной перспективы достаточно школьных знаний по алгебре и геометрии, в то время как для описания системы перцептивной перспективы необходимо привлекать значительно более мощный математический аппарат — она описывается дифференциальными уравнениями, усложненными для однозначного решения наложением ряда ограничивающих условий, а ее геометрической основой является неевклидова геометрия. Таким образом, если за меру «научности» принять степень сложности математического аппарата, то система перцептивной перспективы «научней» линейной. С точки зрения необходимости знания художником теории этих систем перспективы положение несколько меняется. Работа в системе перцептивной перспективы может вестись интуитивно, без знания ее сложной математической теории, в то время как система линейной перспективы требует от художника предварительного знания ее математического обоснования, поскольку построенное с ее помощью изображение переднего плана может резко отличаться от видимой картины, и компенсация возникших искажений по произволу художника недопустима. Если поэтому вкладывать в термин «научная перспектива» тот смысл, что перед тем, как сесть за работу, надо знать хотя бы основы соответствующей геометрической теории, то только в этом ограниченном смысле линейную перспективу и можно называть более научной, чем перцептивная. Как известно, художники практически никогда не следуют во всем до мельчайших деталей какой-либо одной системе перспективы. Это вполне закономерно, так как любая математически обоснованная система является в конечном итоге результатом некоторой идеализации бесконечно сложной картины мира. Отклонения от такого рода идеализированных схем не только естественны, но, скорее, даже необходимы, особенно в художественном творчестве. Анализируя художественное произведение, надо всегда понимать, какой из двух теоретически возможных систем перспективы художник придерживается и к чему сводятся отклонения от нее (c.126-127) …Как было показано, сама система перцептивной перспективы (в отличие от линейной) является многозначной, т. е. допускает разные изображения одного и того же предмета, причем, как правило, любое из этих изображений будет содержать «ошибку»— явное отклонение от видимой картины, поскольку перцептивное пространство принципиально невозможно изобразить на плоскости картины без искажений. «Свобода» средневекового художника проявляется, в частности, в том, что он сам решает, какие элементы изображения давать без искажений и какие подвергнуть неизбежным искажениям. Поскольку художник не понимал математической неизбежности искажений видимой картины, а просто ощущал, что «иначе нельзя», то это породило у него чувство, которое можно было бы назвать «правом на искажения видимой картины». Это чувство приводило его к явным отклонениям от схем, допускаемых системой перцептивной перспективы, если он считал, что таким образом удастся усилить идейно-художественный уровень произведения (c.128) …Перцептивная система перспективы — результат непосредственного перенесения на плоскость картины видимой геометрии внешнего мира с соблюдением видимых геометрических соотношений, т. е. соотношений, возникающих в сознании после переработки сетчаточного образа системой восприятия человека. Геометрически противоречивые изображения возможны и оправданны лишь постольку, поскольку система восприятия человека «отсекает» огромное большинство зрительной информации, содержащейся в сетчаточном образе, «пропуская» лишь ту, которая существенна в данной ситуации (c.129) Приложение 5 ОБРАТНАЯ ПЕРСПЕКТИВА И ГЕОМЕТРИЯ ЛОБАЧЕВСКОГО Как уже говорилось, образование перцептивного пространства происходит по следующей схеме: объективное пространство->сетчаточный образ־>пер- цептивное пространство. Поскольку задачей художника в конечном итоге является изображение перцептивного пространства, постольку следует кратко остановиться на его геометрических свойствах. Как известно, объективное внешнее пространство (имея в виду те объекты, с которыми имеет дело художник) можно считать евклидовым. В процессе преобразования этого пространства в перцептивное оно претерпевает существенные трансформации, и поэтому его геометрия не является очевидной. В 1947 г. Лунебург показал, что по своим свойствам перцептивное пространство можно считать пространством Римана. Этот свой вывод Лунебург основывал на известных опытах Блуменфельда, в которых было выявлено, что если испытуемому, наблюдающему из неподвижной точки два ряда точек на горизонтальной плоскости, предложить расположить их так, чтобы ряды казались параллельными, а затем предложить ему же расположить их так, чтобы расстояние между рядами было постоянным, то испытуемый расположит точки в этих двух опытах по-разному. В евклидовом пространстве параллельные прямые и прямые, всюду равноудаленные друг от друга, должны совпадать, и поэтому зафиксированное Блуменфельдом несовпадение может быть истолковано в том смысле, что перцептивное пространство не является евклидовым. Лунебург ввел риманову метрику для перцептивного пространства, однако интересные сами по себе работы Лунеберга, продолженные затем Бланком, не привели к каким-либо существенным результатам в теории психологии зрительного восприятия. Зто отчасти связано с тем, что работы Лунебурга исходили из опытов на плоскости (т. е. в двумерном пространстве) для областей, малоудаленных от наблюдателя, и фактически описывали лишь особенности, свойственные подобной ограниченной задаче. Распространение полученных теоретических результатов на трехмерное пространство затруднено по той причине, что не существует подробных количественных данных об особенностях зрительного восприятия человека в вертикальной плоскости. Что касается более ограниченной задачи геометрического описания отображения горизонтальной плоскости в человеческом сознании, то как упоминавшиеся выше опыты Блуменфельда, так и ряд специальных опытов, поставленных для подтверждения теории Лунебурга, показали, что для участков горизонтальной плоскости, находящихся в непосредственной близости от наблюдателя, свойства перцептивного пространства могут быть формально описаны как свойства риманова пространства постоянной отрицательной кривизны, т. е. как свойства пространства Лобачевского. Если признать, что экспериментальным фактом является возможность описания свойств близкого от наблюдателя перцептивного пространства через геометрию Лобачевского, то открывается возможность объяснения на этом пути причин появления обратной перспективы в средневековом (и вообще в древнем) искусстве.

Ять: Проективное мышление Предположение о переменности кривизны перцептивного пространства Новая (неэвклидова) Геометрия, основание которой уже здесь положено, если и не существует в природе, тем не менее может существовать в нашем вооображении и, оставаясь без употребления для измерений на самом деле, открывает новое, обширное поле для взаимных применений Геометрии и Аналитики Н.И. Лобачевский. О началах геометрии ОБРАТНАЯ ПЕРСПЕКТИВА И ГЕОМЕТРИЯ ЛОБАЧЕВСКОГО Как известно, объективное внешнее пространство (подразумевая те объекты, с которыми имеет дело художник) можно считать евклидовым. В процессе преобразования этого пространства в перцептивное оно претерпевает существенные трансформации, и поэтому его геометрия не является очевидной. В 1947г. Лунебург показал, что по своим свойствам перцептивное пространство можно считать пространством Лобачевского. Этот вывод Лунебург основывал на известных опытах Блуменфельда, в которых была выявлено, что если испытуемому, наблюдающему два ряда точек на горизонтальной плоскости, предложить расположить их так, чтобы ряды казались параллельными, а затем предложить ему же расположить точки так, чтобы расстояние между ними было постоянным, то испытуемый расположит точки в этих двух опытах по-разному. В евклидовом пространстве параллельные прямые и прямые, всюду равноудаленные друг от друга, должны совпадать, и поэтому зафиксированное Блуменфельдом несовпадение может быть истолковано в том смысле, что перцептивное пространство не является евклидовым. Как опыты Блуменфельда, так и ряд специальных опытов, поставленных для подтверждения теории Лунебурга, показали, что для участков горизонтальной плоскости, находящихся в непосредственной близости от наблюдателя, свойства перцептивного пространства действительно могут быть описаны как свойства пространства Лобачевского (с.271-272). Если обратиться к повседневному человеческому опыту, то ряд фактов наводит на мысль, что свойства перцептивного пространства, описываемые геометрией Лобачевского, характерны лишь для сравнительно малой области окружающего человека пространства, а более далекие его области должны описываться геометрией пространства Римана положительной кривизны. На это указывает известный всем факт пространственного зрительного восприятия — все параллельные в объективном пространстве прямые воспринимаются как линии, сходящиеся на горизонте в точку. Поскольку повседневный человеческий опыт заставляет предполагать, что удаленные области перцептивного пространства обладают положительной кривизной, а эксперименты, связанные с обоснованием теории Лунебурга, говорят о том, что непосредственно окружающее человека перцептивное пространство является пространством отрицательной кривизны, то можно высказать предположение о переменности кривизны перцептивного пространства. Поэтому модель соответствующего пространства Римана должна иметь некоторую положительную кривизну на больших удалениях от наблюдателя, которая постепенно уменьшается по мере приближения к нему, а в непосредственной близости к наблюдателю (при бинокулярном зрении) становится отрицательной. Не ставя себе целью уточнить здесь только намеченные выше свойства риманова пространства переменной кривизны, укажем лишь, что на самом деле геометрия перцептивного пространства еще сложнее. Ближайшей аналогией перцептивного пространства является пространство Эйнштейна. В общей теории относительности Эйнштейна пространство имеет переменную кривизну, зависящую от расположенных в нем масс. Вспомним, однако, что в конце главы III при обсуждении илл. 26 было показано, что геометрические свойства перцептивного пространства зависят от отображенных в нем предметов. Если в этой связи говорить об аналогии между пространством Эйнштейна и перцептивным пространством, то в последнем априорная информация играет роль, похожую на роль массы в общей теории относительности: точно так же, как увеличение количества массы в некоторой области физического пространства вызывает увеличение его кривизны, увеличение априорной информации о предметах некоторой области перцептивного пространства вызывает увеличение его деформации. Все затронутые здесь вопросы еще совершенно не разработаны и могут быть развиты лишь в результате математической обработки и истолкования серии тщательно поставленных экспериментов (с.274). Б.В. Раушенхбах. Пространственные построения в живописи Обратная перспектива и геометрия Лобачевского https://vk.com/doc370716055_607701448 Все мы знаем, что геодезические линии на сфере (большие окружности), выпущенные из одной точки, вскоре начинают снова сходиться (рис. 18, а). Такая же ситуация имеет место и в пространствах переменной положительной кривизны. В геометрии Лобачевского, напротив, две геодезические, выпущенные из одной точки, начинают очень быстро расходиться. В самом деле, как следует из теоремы косинусов Лобачевского (гл.1,§2), расхождение таких геодезических при достаточно большом удалении от исходной точки становится пропорциональным степенной функции от расстояния до этой точки (рис. 18,б). Оказывается, что аналогичная ситуация имеет место во всех пространствах отрицательной кривизны. Отметим, что исследование поведения геодезических линий в различных римановых пространствах представляет очень большой интерес не только для математиков, но и для физиков. В этой связи уместно упомянуть задачу, поставленную и решенную русским математиком Д.Д. Соколовым: а как ведут себя две геодезические, выпушенные из одной точки, в римановом пространстве, кривизна которого является случайно заданной величиной (т.е. она случайным образом меняется от точки к точке, становясь то положительной, то отрицательной, то равной нулю)? Оказывается, что геодезические расходятся, причем приблизительно с такой же скоростью, как в римановом пространстве отрицательной кривизны. Теорема Соколова, тем самым, показывает, что в круге задач, связанных с поведением геодезических, геометрия Лобачевского оказывается типичным представителем не только пространств отрицательной кривизны, но и, в значительной мере, всех римановых пространств (с.35-36). Сергей Борисович Кадомцев (род. 1 окт. 1952. Отличник народного просвещения. Геометрия. 7-9 классы). Геометрия Лобачевского и физика. 3 – е издание 2009г. 72с. https://vk.com/doc399489626_451545664

Ять: Обратная перспектива 7 октября 1959 года — спустя трое суток после успешного старта, станция «Луна-3» оказалась в заданной точке траектории ее движения на расстоянии 65200 километров от обратной стороны Луны. *** Перед коллективом ученых и инженеров, возглавляемым Борисом Викторовичем Раушенбахом, была поставлена задача управления ориентацией станции: получением нужного положения корпуса корабля относительно внешних ориентиров, в данном случае Луны. Благодаря их усилиям к середине пятидесятых годов прошлого столетия была разработана теория управления ориентацией космических аппаратов, в которой в четкой форме математических выражений описаны принципы управления положением корпуса аппарата в космическом пространстве, коррекции траектории его движения и гравитационных маневров, предложены инженерные решения этих непростых задач. К 1958 году лаборатория Раушенбаха создала действующий прототип автономной системы ориентации, названный «Чайка». 5 мая 1959 года на исследовательском полигоне Тюратам (будущий Байконур) были проведены автономные испытания новой системы ориентации. Вот как их описывает один из участников: "После этого для полной проверки «Чайки» будущий спутник поднимается краном на гибкой подвеске, раскачивается и закручивается вручную относительно трёх осей. Микродвигатели, к всеобщей радости, «фыркают», подтверждая, что при последних перепайках на борту адреса команд не перепутаны". В проектной документации межпланентная станция «Луна-3» именовалась «объект E2-A2» Что до испытания в боевых условиях, то его «Чайка» проходила на межпланетной космической станции-фотографе «Луна-3». Система ориентации «Чайка». Анатомия и физиология Как Раушенбаху и его сотрудникам удалось четко зафиксировать объетивы фотокамер мчащейся во весь опор «Луны-3» за сотни тысяч километров от Земли? Компоненты автономной системы стабилизации «Чайка» Вот так компоненты «Чайки» размещались на борту «Луны-3» Автономная система ориентации «Чайка» имела в своем составе следующие, взаимодействующие между собой, компоненты: восемь сенсоров солнечного света — по четыре на днище станции (на рисунках обозначены "S") и вокруг объектива окна объективов фотокамер (на рисунках обозначены "В"), три гироскопических сенсора-стабилизатора (на рисунках обозначены "d"), непрерывно измеряющих угловую скорость «Луны-3» в трех плоскостях. Один серсор лунного света (на рисунках обозначен "m"), находившийся между объективами фотокамер, четыре реактивных микродвигателя (на рисунке обозначены «V1-V4»), крестообразно расположенные перпендикулярно центральной оси станции и две пары реактивных микродвигателей (на рисунке обозначены «V5» и «V6»), крестообразно расположенные по касательной к центральной оси станции. Солнечные сенсоры «Чайки» вокруг фотоиллюминатора станции Солнечные сенсоры и микродвигатели «Чайки» на днище станции Информацию от сенсоров получал и обрабатывал электромеханический компьютер, логика работы единственной программы которого базировалась на уравнениях управления ориентацией, разработанных коллективом Раушенбаха. Этот же компьютер управлял моментами запуска и продолжительностью работы восьми реактивных микродвигателей. В качестве топлива в них использовался сжатый азот, хранящийся в специальном баке под давлением 150 атмосфер и подающийся в сопла через редуктор под давлением четыре атмосферы. Компьютер был связан с программно-временным устройством, в котором была заложена циклограмма всего полета «Луны-3». Миссия «Луна-3» 7 октября 1959 года — спустя трое суток после успешного старта, станция «Луна-3» оказалась в заданной точке траектории ее движения на расстоянии 65200 километров от обратной стороны Луны. Местоположение станции для съемки было выбрано не случайно. Во-первых, она размещалась так, что Луна перед ней и Солнце позади неё находились примерно на одной прямой, а вот Земля, свет которой мог помешать системе ориентации, оказывалась далеко в стороне. Во-вторых, по условиям съемки, «Луна-3» должна была захватить в объективы небольшой участок видимой с Земли поверхности нашего спутника, чтобы у ученых появилась возможность выполнить топографическую привязку местности к известны ориентирам. В процессе фотографирования система ориентации «Чайка» постоянно удерживала движущуюся станцию кормой к Солнцу Корпус станции при подлете к точке съемки вращался вокруг ее центра масс с периодом 165 секунд. Эти измерения, выполненные гироскопическими сенсорами "d", позволили задействовать все восемь микродвигателей, практически остановив (погрешность 0,15 градуса в секунду) кувыркание станции по всем трем осям. Гироскопы при этом выполняли роль балансиров, демпфирующих в отсутствии трения действие двигателей ориентации. Этот маневр занял около десяти минут. После остановки вращения в дело вступили солнечные сенсоры на днище «Луны-3» и вокруг ее объективов. Компьютер, начал подавать управление двигателям V1-V4 таким образом, чтобы максимизировать сигналы сенсоров "S" на днище, и одновременно минимизировать сигналы сенсоров "В" возле объективов. Этот маневр, длившийся около тридцати минут, развернул станцию объективом в сторону Луны, а днищем — к Солнцу. Точно направить объективы камер на Луну «Чайке» позволила дружная работа гироскопов, солнечных и лунного сенсоров Нужная ориентация корпуса была получена и постоянно корректировалась с учетом траектории движения центра масс станции. Точно нацелиться на Луну объективам фотоаппаратов позволила информация от сенсора, улавливавшего лунный. Максимизируя его сигналы, компьютер скорректировал положение люка, скрывающего фотоаппаратуру «Луны-3» с погрешностью в 0,5 градуса. Такое положение по отоношению к Луне заняла станция после завершения маневров ориентации Так выглядит Луна, пойманная в объектив фотокатеры «Луны-3» Кроме того, непосредственно перед съемкой «Чайка» придала станции кратковременное вращательное движение вдоль оси съемки, чтобы солнечные лучи равномерно прогрели ее корпус, и процессы химической обработки полученных снимков прошли без проблем. Как сделали первые снимки тёмной стороны Луны Евгений Лебеденко 05.07.2011 https://coollib.net/b/154200/read https://old.computerra.ru/vision/620218/ Богатов Г.Б. Как было получено изображение обратной стороны Луны. — М—Л: Госэнергоиздат, 1961. 64 с. http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/bogatov/kak-byli/01.html Раушенбах Б.В. Управление движением космических аппаратов. – М.: Знание, 1986. – 64с. https://epizodsspace.airbase.ru/bibl/znan/1986/3/3-rau-upr.html

Ять: https://rostec.ru/news/fotografii-s-toy-storony-luny/ Отечественная пленка, которую использовали для аэрофотосъемки, не годилась для космоса, где требовалась гораздо большая чувствительность. И тогда Брацлавец с коллегой идут на риск, который мог стоить им если не жизни, то, совершенно точно, профессии: под видом советской фотопленки они используют в проекте американскую пленку нужного качества, добытую из сбитых шаров-разведчиков. Луна-3 летит к Луне 7 октября 1959 года, спустя трое суток после успешного старта, станция «Луна-3» оказалась в заданной точке траектории. Обратная сторона Луны находилась прямо перед ней на расстоянии 65 200 километров, Солнце было позади, а Земля, свет которой мог помешать системе ориентации, оказалась далеко в стороне. Непосредственно перед съемкой «Чайка» придала станции кратковременное вращательное движение, чтобы солнечные лучи равномерно прогрели ее корпус и процессы химической обработки полученных снимков прошли без проблем, а в ходе самого фотографирования постоянно удерживала движущуюся станцию кормой к Солнцу. В 6 часов 30 минут по московскому времени «Енисей» начал фотосъемку Луны. Фотографирование двумя аппаратами с разными объективами длилось 40 минут, после чего прямо на борту фотопленка была автоматически проявлена.

Ять: Обратный троичный каскад VIII. 3. ХАРАКТЕРИСТИКИ ХАОСА VIII. 3.1. За субгармоническим каскадом при возрастании параметра М и его стремлении к М_безкон появляются аттракторы со все большим периодом 2^l. Следовательно, для того чтобы установить соответствующую периодичность, за явлением требуется наблюдать в течение все более продолжительного (бесконечно большого в точке М_безкон) времени. Но что происходит за точкой накопления? Численное моделирование показывает, что за критическим значением М = 0,892486418 ... начинается очень сложная область. На графике, представленном на рис. VIII. 7, появляются различные зоны, одни более светлые, другие более темные. Подробный анализ обнаруживает, что в закритической области периодические аттракторы чередуются с режимом, который теперь принято называть хаосом. В последнем случае итерации функции f порождают последовательность таких значений х, которые а) не повторяются, б) зависят от начального условия х0. В частности, две первоначально близкие точки порождают две последовательности итераций (или траекторий), которые расходятся друг от друга. ... VIII. 3.3. Обратный каскад Рис. VIII.10. Прямой и обратный каскады. Этот схематический рисунок приведен для того, чтобы привлечь внимание читателя к одной детали, которая не видна на рис VIII.7: обратный каскад — своего рода нечеткое отражение прямого каскада относительно вертикали, соответствующей значению параметра М_безкон. Сказанное выше позволяет полагать, что хаотический режим при М > М_безкон не полностью лишен определенного порядка, хотя этот порядок на первый взгляд, возможно, и не виден. Другим элементом порядка, свидетельствующим о том же, являются «окна периодичности» (разд. VIII.3.4) — периодические аттракторы в интервале (М_безкон, 1). Некоторые из них можно наблюдать в виде более светлых зон) на рис. VIII. 7. Периодические и апериодические аттракторы тесно взаимосвязаны. Действительно, как показывает тщательный анализ апериодических аттракторов, они являются своего рода «шумовыми предельными циклами» с периодом 2^l, где l — целое число, неограниченно возрастающее, когда М стремится к М_безкон сверху. Более точно, образ точки последовательно посещает множество, состоящее из 2^l непересекающихся отрезков из интервала (0, 1). После 2^l итераций мы возвращаемся на исходный отрезок: это позволяет говорить о цикле. Вместе с тем поведение внутри каждого отрезка полностью хаотическое: отсюда прилагательное «шумовой». Короче говоря, все итерации порядка 2^l содержатся внутри малого отрезка, но там они полностью неупорядочены. Аналогичное утверждение справедливо относительно каждого из 2^l отрезков. При возрастании М мы видим, что при некоторых значениях этого параметра отрезки расщепляются на два. Вместо шумового цикла с периодом 2^l возникает другой шумовой цикл с вдвое меньшим периодом, т.е. с периодом 2^(l-1). При дальнейшем возрастании процесс повторяется до тех пор, пока не будет достигнут «период» 2^0 = 1. На рис. VIII. 10 схематично показана серия изменений периода. Мы видим, что наряду с субгармоническим каскадом существует другой каскад с близкой структурой, но ведущий в противоположном направлении по оси М. Обычно первый каскад принято называть прямым, а второй обратным. Результат, который но самым скромным оценкам может быть назван замечательным, состоит в том, что значения параметра М, при которых происходят бифуркации обратного каскада, также сходятся к М_безкон с тем же масштабным множителем Б = 4.669 ..., что и прямой каскад. В этом еще одно подтверждение того, что в хаосе существует некоторый порядок (если это утверждение нуждается в подтверждении)! Берже П., Помо И,, Видаль К. Порядок в хаосе. О детерминистском подходе к турбулентности. Пер. с франц. Юлия Данилова. М.: Мир, 1991. 366с. https://www.litprichal.ru/work/406702/ https://bookree.org/reader?file=467082&pg=4

Ять: https://docviewer.yandex.ru/view/1395283133/?page=6&*=DPGIClOCJgGBVVtV7lvJuD2F5TZ7InVybCI6Imh0dHA6Ly9zcGt1cmR5dW1vdi5ydS91cGxvYWRzLzIwMTgvMDcvdGFqbnktdm9zcHJpeWF0aXlhLnBkZiIsInRpdGxlIjoidGFqbnktdm9zcHJpeWF0aXlhLnBkZiIsIm5vaWZyYW1lIjp0cnVlLCJ1aWQiOiIxMzk1MjgzMTMzIiwidHMiOjE2MzM2OTUxNDY4MDksInl1IjoiMzk3MTU2MzQ4MTYzMzQzMzM3MiIsInNlcnBQYXJhbXMiOiJ0bT0xNjMzNjk1MDcxJnRsZD1ydSZsYW5nPXJ1Jm5hbWU9dGFqbnktdm9zcHJpeWF0aXlhLnBkZiZ0ZXh0PSVEMSU4NSVEMCVCMCVEMCVCQSVEMCVCNSVEMCVCRCslRDAlQjMlRDAlQjUlRDElODAlRDAlQkMlRDAlQjAlRDAlQkQmdXJsPWh0dHAlM0EvL3Nwa3VyZHl1bW92LnJ1L3VwbG9hZHMvMjAxOC8wNy90YWpueS12b3Nwcml5YXRpeWEucGRmJmxyPTEyNzE4MiZtaW1lPXBkZiZsMTBuPXJ1JnR5cGU9dG91Y2gmc2lnbj1iYzg4NjBiMjRlOGE1ODlmNmNkNDg2NGFmN2MyYWZkZSZrZXlubz0wIn0%3D&lang=ru

Ять: Хакен Г., Хакен-Крелль М. Тайны восприятия.- Москва: Институт компьютерных исследований, 2002, 272 с. Зрительное восприятие пространства Почему правая фигура на рис. 9.1 кажется нам значительно больше, нежели левые — ведь если измерить их высоту, то обнаружится, что они абсолютно одинаковы? Ответ, если вдуматься, совершенно очевиден: из-за линий, обозначающих перспективу, нам кажется, что правая фигура находится гораздо «дальше». ...Как нам уже известно, падающая на сетчатку полоса света возбуждает определенные нейроны, находящиеся в зрительной коре головного мозга; эти нейроны генерируют затем собственные нервные импульсы, причем отдельные нейроны избирательно реагируют наопределенным образом ориентированные и в определенном направлении движущиеся световые полосы. Зингер и его сотрудники проводили замеры двумя разными способами одновременно: во- первых, с помощью электрода был измерен электрический потенциал одной группы нейронов, а кроме того, была получена картина совокупного изменения потенциалов многих нейронов, находящихся в определенной области коры. ...Рис. 29.1. Нарушение симметрии при восприятии. Картина была изначально задумана так, чтобы две изображенные на ней женщины выглядели по отношению одна к другой подчеркнуто нейтрально. Интерпретация взаимоотношений этих женщин целиком зависит от внутренних установок испытуемого ...Глубину пространства мы воспринимаем благодаря тому, что у нас два глаза, видящие мир несколько по-разному. Основываясь на этой разнице (на профессиональном жаргоне именуемой диспропорцией), мозг может воспринимать глубину и оценивать расстояние до различных объектов. Последние исследования, проведенные в нашем (Г. X.) институте, показывают, что такое восприятие глубины пространства способен продемонстрировать и синергетический компьютер: из двух двумерных картинок ему удается реконструировать трехмерный образ https://zakon.today/psihologiya-psihiatriya/taynyi-vospriyatiya-moskva-institut.html

Ять: 14. Когерентность в мозге С термином «когерентность» мы в этой книге уже встречались — хотя и безотносительно к мозгу — во второй главе при рассмотрении лазера. Лазерный источник света испускает именно когерентный свет, и происходит это благодаря тому, что колебания электронов отдельных атомов рабочего вещества лазера полностью совпадают по фазе. Однако какое же отношение все это может иметь к мозгу? В предыдущих главах мы почти вплотную подошли к убеждению, что какое бы то ни было восприятие возможно толь- ко благодаря взаимодействию многих — а то и очень многих — нейронов мозга. Для того чтобы понять механизмы взаимодействия нейронов, необходимо изучить их свойства — например, произвести одновременные замеры их электрических потенциалов. Американский психолог Уолтер Фримен, проводя электрические измерения на обонятельных луковицах подопытных крыс, обнаружил, что в них целые группы нейронов демонстрируют совершенно единообразное поведение, т.е. являются, в некотором роде, когерентными. Что же может означать это одинаковое поведение, и как это связано со внешним раздражением? Значительный вклад в отыскание ответов на эти вопросы удалось внести команде исследователей из Франкфурта (Вольф Зингер, К. М. Грей и др.), изучавшей группы нейронов зрительной области коры головного мозга кошки, а точнее — нейроны, расположенные в поле 17. Как нам уже известно, падающая на сетчатку полоса света возбуждает определенные нейроны, находящиеся в зрительной коре головного мозга; эти нейроны генерируют затем собственные нервные импульсы, причем отдельные нейроны избирательно реагируют наопределенным образом ориентированные и в определенном направлении движущиеся световые полосы. Зингер и его сотрудники проводили замеры двумя разными способами одновременно: во- первых, с помощью электрода был измерен электрический потенциал одной группы нейронов, а кроме того, была получена картина совокупного изменения потенциалов многих нейронов, находящихся в определенной области коры. При сопоставлении результатов было сделано потрясающее открытие: обе кривые превосходно коррелировали друг с другом (см. рис. 14.1, горизонтальная ось отражает течение времени). В верхней части рисунка представлены совокупные колебания электрических потенциалов очень многих нейронов; выражаясь научным языком, локальный потенциал поля. Кривая демонстрирует довольно равномерные колебания потенциала, как в отношении амплитуды, так и в отношении периода колебаний. В нижней части рисунка, с соблюдением того же временного масштаба, помещена кривая, описывающая соответствующую последовательность нервных импульсов отдельной группы нейронов. Видно, что обе кривые хорошо коррелируют и имеют достаточно равномерные интервалы между минимумами. Интересно, что нервные импульсы возникают всякий раз именно тогда, когда электрический потенциал поля минимален. Полученные в ходе эксперимента данные являются очевидным свидетельством существования весьма сильной корреляции между деятельностью отдельных нейронов в группе и электрическим потенциалом поля очень большой совокупности нейронов. Отсюда можно сделать вывод, что строго коррелированными яв- ляются нервные импульсы очень большого количества нейронов коры (а не только тех, что «принимали участие» в эксперименте), т.е. нейроны производят совершенно равномерные когерентные колебания, аналогичные тем, что мы наблюдаем в атомах лазера. Рис. 14.1. Результаты электрических измерений группы нейронов. Горизонтальная ось отражает течение времени. Верхняя кривая — локальный потенциал поля; нижняя — последовательность нервных импульсов отдельной группы нейронов. Расстояния между минимумами верхней кривой или группами импульсов нижней кривой соответствуют временным интервалам порядка 20 мс. Обратите внимание на совпадение во времени групп нервных импульсов и минимумов локального потенциала поля

Ять: Основы стереозрения ...Здесь же, в краткой форме изложены базовые сведения о том, как работает стерео зрение и основные связанные с ним необходимые понятия: проективная геометрия и однородные координаты модель камеры эпиполярная геометрия (epiporal geomerty), фундаментальная и существенная матрицы (fundamental matrix, essential matrix) триангуляция стереопары точек карта глубины(depth map), карта смещений(disparity map) и идея, лежащая в основе ее вычисления Практически весь материал статьи основан на книге "Multiple View Geometry in Computer Vision" by Hartley, R. I. and Zisserman, A., а раздел про построение карты глубины описан на основе материала из "Learning OpenCV" by Gary Bradski, Adrian Kaehler. https://habr.com/ru/post/130300/?fbclid=IwAR3DPbMkf16h9j4AOPtmPXQEMW4RO3VyA30gQbRgLxvoE-KP0_3IbX_y8yE

Ять: Оум. Проективное мышление. От восприятия к мысли При исследовании восприятия могут проявиться объединяющие факторы. Именно, неупорядоченные в начале сенсорные стимулы, начинают коррелировать и организуются в мозгу в упорядоченные когерентные структуры, которые затем и превращаются в мысль - Caglioti G. Dynamics of Ambiguity. Berlin, Springer Verlag, 1992 *** Популярная книга Джузеппе Кальоти - Динамика неоднозначности - издана уже на итальянском (1982,1986), немецком (1990) и английском (1992) языках. Проф. В.А. Копцик подготовил перевод этой книги на русский язык. Английскому изданию предпослано предисловие проф. Г. Хакена - основателя и страстного пропагандиста нового междисциплинарного направления Синергетика. Его книги изданы на русском языке и хорошо известны многим специалистам. К готовящемуся русскому изданию предисловие написал проф. И. Пригожин - один из основателей теории самоорганизации. Он в частности ввел столь популярный ныне термин диссипативные структуры, подчеркивающий конструктивную роль диссипации в процессах самоорганизации. Его имя уже в течение многих лет хорошо известно нашим читателям. И тот, и другой высоко оценивают книгу Джузеппе Кальоти и горячо рекомендуют ее читателям. О чем же эта книга, заслужившая столь высокую оценку? Эта книга прежде всего о связи и соотношении в современном мире науки и искусства или, как теперь говорят, о связи двух культур. Богатство ее содержания иллюстрируют название глав и отдельных разделов. Вот лишь некоторые на них: Неоднозначности во взаимоотношениях человека и природы; Симметрия, простота и порядок; Симметрия, информация и неоднозначность в квантовой физике и в дизайне; Симметрия и ее нарушения в науке, восприятии и в искусстве; Энтропия и информация. Dynamics of Ambiguity. (Для русского издания переводчик предлагает термин динамика неоднозначности, однако содержание авторского названия значительно шире. Оно подчеркивает и двусмысленность (неоднозначность) и неясность многих наших суждений и выводов, наши сомнения перед выбором того или иного решения). Роль нарушения симметрии в поэзии, музыке и в изобразительном искусстве. Музыкальность стихов Виргилия. Неоднозначность суждений самого автора проявляется в частности в эволюции заголовков одной и той же книги. На итальянском языке книга выходила с названием - Нарушения симметрии в науке и искусстве, на английском языке - Dynamics of Ambiguity. Для издания на русском языке переводчик предлагает название - От восприятия к мысли - с подзаголовком - О динамике неоднозначности и нарушениях симметрии в науке и искусстве. Нет сомнений, что книги подобного рода, особенно написанные специалистом столь высокого уровня и прекрасно иллюстрированные, вызывают широкий отклик у многочисленных читателей. Это, разумеется, не снимает многочисленные вопросы, которые возникают при ее чтении. Какой же смысл вкладывает автор в термины - неоднозначность, от восприятия к мысли? Он иллюстрирует этот термин на примерах фазовых переходов, когда по мере приближения к точке бифуркации, в частности при фазовых переходах второго рода, стоит выбор пути дальнейшей эволюции. Следует, однако, отметить, что при наличии достаточной информации о структуре системы, такого рода неоднозначность может быть снята путем соответствующего выбора начальных условий - направить лошадь по желаемому пути. В сложных случаях на первый план может выступить не неоднозначность, а непредсказуемость, т.е.отсутствие достаточной информации. Как же автор трактует переход от восприятия к мысли. На с. 2-3 перевода читаем: При исследовании восприятия могут проявиться объединяющие факторы. Именно, неупорядоченные в начале сенсорные стимулы, начинают коррелировать и организуются в мозгу в упорядоченные когерентные структуры, которые затем и превращаются в мысль. Короче это можно выразить словами: переход от восприятия к мысли - это переход от менее упорядоченного состояния мозга к более упорядоченному его состоянию. Это, разумеется, очень красивая схема. Остается, однако, открытым вопрос, насколько эта картина отвечает реальности. На него нет ответа в книге, поскольку в ней не рассматриваются объективные критерии относительной степени упорядоченности, позволяющие отличить более упорядоченное состояние от менее упорядоченного - отличить порядок от хаоса. Без таких критериев в процессе эволюции сложных систем затруднительно отличить процесс деградации от процесса самоорганизации. Это, конечно, не упрек автору книги, так как вопрос о критериях самоорганизации возник сравнительно недавно. В частности, еще нет достаточно полного анализа сравнительной эффективности различных критериев. Ясно, однако, что использование такого рода объективных критериев может значительно уменьшить многозначность наших суждений о сложных процессах связи восприятия и мысли, связи науки и искусства в частности в вопросе оценки влияния искусства на человека. Среди известных критериев самоорганизации в последнее время все большую роль начинает играть критерий, предложенный в работах [1-4] (см. также [5-8]). Этот критерий в [1] был назван S теорема. Буква S происходит от слова Selforganization. В работе [1] он был сформулирован на примере самоорганизации в генераторе Ван дер Поля в процессе перехода от равновесного состояния к режиму развитой генерации. В работе [2] на его основе была продемонстрирована большая упорядоченность стационарного турбулентного течения в трубе по сравнению со степенью упорядоченности соответствующего ламинарного течения Пуазейля (см.также [6,9]). В работе [3] было показано, что по критерию S теорема возможно сравнение относительной степени упорядоченности непосредственно по экспериментальным данным. После этого последовала серия работ различных групп исследователей с целью определения по этому критерию относительной степени упорядоченности работы различных органов человека: дыхательных органов при введении факторов, нарушающих ритм дыхания; при нарушении перистальтики вследствие тех или иных воздействий; при нарушениях равновесия человека; различий в откликах на стрессы по анализу кардиограмм мужчин и женщин и, наконец, анализ изменений относительной степени хаотичности состояний организма на основе анализа энцeфалограмм. Последняя возможность анализа относительной степени упорядоченности состояний организма имеет прямое отношение к вопросу о процессах перехода от восприятия к мысли. Именно, на основе анализа энцифалограмм в различных этапах этого процесса по этому критерию можно проверить справедливость утверждения Джузеппе Кальоти об увеличении степени упорядоченности при рождении мысли. При этом возможен целый комплекс экспериментальных исследований скорости рождения мысли, различия этого процесса для мужчин и женщин, о различиях воздействий искусства на состояния организма людей и т.д. Естественно, что решение такой сложной проблемы возможно лишь при объединении усилий разных групп исследователей. Нет сомнения, что книга Джузеппе Кальоти будет способствовать такому объединению усилий. Уже одно это оправдывает ее публикацию на русском языке Юрий Львович Климонтович. Динамика неоднозначности. УФН 163 (11) 97–98 (1993) https://ufn.ru/ru/articles/1993/11/h/ Гл. 5. Динамика неоднозначного. Параметрами порядка в конечном счете являются мысли - Г. Хакен Джузеппе Кальоти. От восприятия к мысли. О динамике неоднозначного и нарушениях симметрии в науке и искусстве. М.: Мир, 1998. 221с. Ю.Л. Климонтович и Г. Хакен во время прогулки на пароходе. Конференция Синергетика-83 в Пущино

Ять: Основные концепции самоорганизации: И. Пригожин и Г. Хакен» Челябинск, 2007 г Содержание: 1. Введение в теорию самоорганизации 2. Основные концепции самоорганизации Г. Хакена 3. Основные концепции самоорганизации И. Пригожина 15 Вывод… 22 Список литературы 23 Введение в теорию самоорганизации Постулат о способности материи к саморазвитию в философию был введен достаточно давно. А вот его необходимость в фундаментальных естественных науках (физике, химии) начали осознавать только сейчас. На этой волне и возникла теория самоорганизации. Ее разработка началась несколько десятилетий назад. Самоорганизация — в самом общем понимании означает самодвижение, самоструктурирование, самодетерминацию природных, естественных систем и процессов. В отношении самоорганизации Г. Хакен пишет: «Полезно иметь какое–нибудь подходящее определение самоорганизации. Мы называем систему самоорганизующейся, если она без специфического воздействия извне обретает какую–то пространственную, временную и функциональную структуру. Под специфическим воздействием мы понимаем такое, которое навязывает системе структуру или функционирование. В случае же самоорганизации система испытывает неспецифическое воздействие. Например, жидкость, подогреваемая снизу, совершенно равномерно обретает в результате самоорганизации макроструктуру, образуя шестиугольные ячейки». Источник: https://forpsy.ru/works/osnovnyie-kontseptsii-samoorganizatsii-i-prigojin-i-g-haken/

Ять: Основные концепции самоорганизации Г. Хакена Синергетика (греч. synergetikos – совместный, согласовано действующий) – научное направление, изучающее связи между элементами структуры (подсистемами), которые образуются в открытых системах (биологических, физико-химических и др.) благодаря процессам самоорганизации в природе и обществе, т.е. интенсивному (потоковому) обмену веществами и энергией с окружающей средой в неравновесных условиях; в таких системах наблюдается согласованное поведение подсистем, в результате чего возрастает степень ее упорядоченности, т.е. уменьшается энтропия (т.н. самоорганизация). Синергетика возникла на стыке физики и химии в 70-е гг. XX в основоположником является Г. Хакен, профессор Института синергетики и теоретической физики в Штудтгарте. Современная синергетика стала признанным междисциплинарным направлением научных исследований, которое занимается изучением сложных систем, состоящих из многих элементов, частей, компонентов, которые взаимодействуют между собой сложным (нелинейным) образом. Исследует механизмы возникновения новых структур за счет разрушения старых, а синергетические системы функционируют в соответствии с принципом положительной обратной связи. Термин «синергетика» введен Г. Хакеном для обозначения междисциплинарного направления, в котором результаты его исследований по теории лазеров и неравновесным фазовым переходам должны были (и это произошло) дать идейную основу для плодотворного взаимосотрудничества исследователей из различных областей знания. Разнообразие научных школ, направлений, идей свидетельствует о том, что синергетика представляет собой скорее парадигму, чем теорию. Это значит, что она олицетворяет определенные достаточно общие концептуальные рамки, немногочисленные фундаментальные идеи, общепринятые в научном сообществе, и методы (образцы) научного исследования. Свой выбор термина «синергетика» проф. Г. Хакен объясняет следующим образом. «Я выбрал тогда слово «синергетика», потому что за многими дисциплинами в науке были закреплены греческие термины. Я искал такое слово, которое выражало бы совместную деятельность, общую энергию что-то сделать, так как системы самоорганизуются, и поэтому может показаться, что они стремятся порождать новые структуры. Я обратился тогда за советом к моему школьному другу Гауссу Кристофу Вольфу, который хорошо разбирался в греческом, и мы с ним обсуждали различные понятия. Я преследовал цель привести в движение новую область науки, которая занимается вышеуказанными проблемами. Уже тогда я видел, что существует поразительное сходство между совершенно различными явлениями, например, между излучением лазера и социологическими процессами или эволюцией, что это должно быть только вершиной айсберга. Правда, в то время я не подозревал, что эта область может оказать влияние на столь многие и отдаленные области исследования, как, например, психология и философия» Синергетика является наиболее общей на данный момент теорией самоорганизации и изучает закономерности этих явлений во всех типах материальных систем. Как пишет Г. Хакен, принципы самоорганизации распространяются «от морфогенеза в биологии, некоторых аспектов функционирования мозга до флаттера крыла самолета, от молекулярной физики до космических масштабов эволюции звезд, от мышечного сокращения до вспучивания конструкций». Синергетика претендует на открытие универсальных механизмов самоорганизации как в живой, так и в неживой природе. Теоретической основой синергетики выступает термодинамика нелинейных систем, или неравновесная термодинамика. Исходным принципом синергетической концепции является различие процессов в открытых и закрытых системах. Синергетика в качестве предмета изучения выбирает открытые системы. По мнению ее создателей, именно открытые системы являются универсальными, а протекающие в них процессы способствуют самоорганизации мира. Система называется самоорганизирующейся, если она без специального воздействия извне обретает новую пространственную, временную или иную структуру. Главные свойства открытых самоорганизирующихся систем – неустойчивость и нелинейность. Опираясь на это знание, синергетика предлагает следующее объяснение механизма возникновения порядка из хаоса. Пока система находится в состоянии термодинамического равновесия, все ее элементы ведут себя независимо друг от друга и на создание упорядоченных структур неспособны. В какой-то момент поведение открытой системы становится неоднозначным. Та точка, в которой проявляется неоднозначность процессов, называется точкой бифуркации (разветвления). В точке бифуркации изменяется роль внешних для системы влияний: ничтожно малое воздействие приводит к значительным и даже непредсказуемым последствиям. Между системой и средой устанавливается отношение положительной обратной связи, т.е. система начинает влиять на окружающую среду таким образом, что формирует условия, способствующие изменениям в ней самой. Т.е. система противостоит разрушительным влияниям среды, меняя условия своего существования. Под влиянием энергетических взаимодействий с окружающей средой в открытых системах возникают так называемые эффекты согласования и кооперации, когда различные элементы начинают действовать в унисон. Такое согласованное поведение синергетика называет когерентным. После возникновения новая структура, называемая диссипативной, включается в дальнейший процесс самоорганизации материи. Таким образом, внешние взаимодействия оказываются фактором внутренней самоорганизации систем, которые в свою очередь способствуют самоорганизации других систем и т.д. Взаимодействие системы со средой оказывается существенным условием ее эволюции. Направление развития системы после прохождения точки бифуркации оказывается непредсказуемым. Однозначно спрогнозировать будущее открытой неравновесной системы оказывается невозможным. Таким образом, ключевую роль в процессах самоорганизации играют случайные факторы. Синергетический подход позволяет ответить на вопрос: почему вопреки действию закона энтропии мир демонстрирует высокую степень организованности и порядка? Синергетика последовательно опровергает теорию тепловой смерти Вселенной. Хаос понимается, как особый вид регулярной нерегулярности и более не рассматривается как разрушительное состояние. Источник: https://forpsy.ru/works/osnovnyie-kontseptsii-samoorganizatsii-i-prigojin-i-g-haken/

Ять: как пишет Г. Хакен: «возникает в некотором смысле новый тип информации, связанный с коллективными переменными или параметрами порядка. Это навело нас на мысль, назвать ту часть информации, которая относится к параметрам порядка и отражает коллективные свойства системы, синергетической информацией». Что же касается самих параметров порядка, то они обретают новый смысл, превращаясь в носителей информации — «информаторов». Синергетика является теорией эволюции и самоорганизации сложных систем мира, выступая в качестве современной (постдарвиновской) парадигмы эволюции. Источник: https://forpsy.ru/works/osnovnyie-kontseptsii-samoorganizatsii-i-prigojin-i-g-haken/

Ять: 7. Возникновение и эволюция понятия самоорганизация Понятие самоорганизация возникло в 1970-х годах - первоначально как собирательное название многочисленных явлений, наблюдавшихся в сложных системах, изучением которых занимается синергетика. Осознание центральной роли самоорганизации в круге проблем, изучаемых синергетикой, равно как и понимание того, что и как происходит в системе при возникновении новых пространственных, временных и пространственно-временных структур, пришло позже. Первоначально исследователи ограничивались комплектованием зоопарка - составлением более или менее подробных перечней явлений самоорганизации в системах различной природы. И лишь по завершении периода первоначального накопления синергетику стали называть направлением, занимающимся изучением самоорганизации [2]. На начальном этапе внимание исследователей было почти всецело сосредоточено на том обстоятельстве, что самоорганизация, как о том свидетельствует само название этого явления, происходит без какого бы то ни было воздействия извне. Предыдущее состояние системы утрачивает устойчивость, и вместо него появляется (самоорганизуется) новое, первоначально устойчивое состояние, которое в ходе дальнейшей эволюции также может потерять устойчивость и, в свою очередь, уступить место новому состоянию. Важная особенность самоорганизации - сжатие информации - оставалась незамеченной. Между тем сжатие информации при самоорганизации происходит весьма специфическим образом. Множество параметров состояния отходит на задний план, уступая место гораздо более малочисленным параметрам порядка, характеризующим самообразовавшиеся новые структуры. Можно сказать, что самоорганизация основополагающих принципов синергетики - принцип подчинения. Анализ обширного эмпирического материала позволил сделать неожиданное открытие - обнаружить своего рода структурный базис эволюции - набор простейших структур, или паттернов, из которых по определённым сценариям система синтезирует более сложные структуры. Это открытие оказалось тем более неожиданным, что самоорганизующиеся системы нелинейные, и принцип суперпозиции - принципиальная отличительная особенность линейных систем - в них не действует. Разумеется, этим неожиданности, подстерегавшие исследователей нелинейных систем, не исчерпывались. Выяснилось, что вопреки традиционным представлениям о хаосе как о синониме беспорядка хаос может обладать тонкой и сложной организацией. Юлий Александрович Данилов. Синергетика https://web.archive.org/web/20141106174505/http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_748.htm

Ять: Новые тенденции в научном мировоззрении ...Закон коэволюции гласит, что все системы, которые мы построили, содержат в себе структуры разного возраста, и те, что из прошлого, развиваются медленно, а из будущего - очень быстро. ...Среди большого количества процессов надо выделить только те, у которых наиболее высокая скорость. В целом система может так развиваться, если согласовано развитие ее параметров, установлен консенсус между подсистемами, развивающимися с разными скоростями. При этом существенны быстрые процессы, они определяют развитие, и по ним создается модель. <...> Общий результат таков: <…> вначале увеличение доли хаоса, а затем создание нового мировидения, новой культуры, новых социальных структур – ноосферной философии. https://lib.icr.su/node/873 Из выступления С.П. Курдюмова 9 октября 2003г. на Международной научной конференции «Космическое мировоззрение - новое мышление XXI века». *** И понял вдруг: нет времени. На крыльях поднят как орел, я видел. сразу, что было и что будет Кто на высоте, у того нет времени. Он видит прошлое и будущее. Не следует забывать, что если отдельные люди движутся по времени на несколько лет впереди остального человечества, они достигают этого вершиной мысли. В. Хлебников. Доски Судьбы. Лист V. Глашатай. Починка мозгов. 1922 Человек живет на - белом свете - с его предельной скоростью 300 000 километров и мечтает о - том свете - со скоростью большей скорости света В. Хлебников. Наша основа. 1919 Учитель. Но дальше что нашел ты? Ученик. Видишь ли, я думаю о действии будущего на прошлое. Но разве можно с таким грузом книг, какой есть у старого человечества, думать о таких вещах! Нет, смертный, смиренно потупи взгляд. Где великие уничтожители книг? По их волнам нельзя ходить, как по материку незнания! В. Хлебников. Учитель и ученик. 1912.г

Ять: Модель эволюционной динамики С.П. Курдюмова В последнее время стало ясно, что режимы с обострением, описывающие развитие во взрывном режиме, являются промежуточными асимптотиками очень многих реальных процессов, и уравнение (1) обладает большой общностью. Доказано, что оно является асимптотикой многих уравнений с другими зависимостями к(Т) и Q(Т) [10]. В режиме с обострением происходила химическая эволюция во Вселенной, биологическая эволюция, глобальная эволюция общества, а также развитие многих крупных и мелких физико-химических, биологических, социальных, экономических и других систем. Для эволюции систем, развивающихся в режиме с обострением, характерен ускоренный рост общей мощности рассматриваемого процесса, который выражается в сокращении периодов, или циклов развития [27-30]; усиление процессов концентрации вещества или информации в некоторых центральных местах [31]; формирование, развитие структур разной сложности и их гибель на заключительных этапах циклов. Все это имеет место в LS-режиме с обострением и адекватно описывается уравнением (1). Многие общие законы пространственно-временной эволюции систем могут быть выведены из динамики режимов с обострением и описаны с точки зрения развития сложных структур. Именно динамика режимов с обострением была положена С.П. Курдюмовым в основания синергетики [1-3]. Поэтому уравнение (1) мы назвали моделью эволюционной динамики С.П. Курдюмова. С.П. Курдюмову принадлежит идея применения этого уравнения и для моделирования эволюции человеческого сообщества. Он увидел глубокую аналогию между процессами горения нелинейной среды, ведущими к образованию и распаду сложных пространственно-временных структур, и историческими процессами, сопровождающимися образованием, ростом и распадом империй [8,9]. Новые результаты по моделированию глобальных исторических процессов получены в работах учеников и продолжателей дела Курдюмова [33-38]. В этих работах были исследованы основные тренды и исторические циклы развития, проанализированы особенности расселения людей и развития пространственных структур: городов, государств, империй, геополитических и экономических сообществ на каждом историческом этапе, сопоставленным с этапом развития в режиме с обострением, определены некоторые черты будущей цивилизации. Важнейшими следствиями анализа эволюционной динамики в режиме с обострением являются следующие выводы: • о метастабильной устойчивости структур социального мира; • об усилении неустойчивости в моменты максимального развития, расцвета (приближении к моменту обострения); • о периодическом распаде сложных структур и формировании новых структур, возникновении социальных и культурных инноваций; • об усилении дифференциации, расслоения в социальных структурах и выпадения самых слабых звеньев из общей развивающейся структуры. Понимание законов эволюции и коэволюции, а также синергетических принципов управления сложными системами позволяет оказывать влияние на выбор благоприятных путей развития в точках бифуркации или вблизи обострения, формирование предпочтительных сложных структур и поддержании их метастабильной устойчивости. Поиск конструктивных принципов коэволюции сложных структур мира - главное дело жизни Сергея Павловича. Почему открываемые синергетикой принципы коэволюции Курдюмов называл конструктивными? Потому что они могут использоваться для эффективной управленческой деятельности в социуме, для стратегического видения будущего и планирования на долгосрочную историческую перспективу, для выработки разумной национальной и государственной политики в глобализирующемся мире. Потому что синергетические принципы коэволюции глубоко содержательны и ориентированы на отдаленное будущее, которое практически невозможно предсказывать традиционными методами. Потому что глубокое понимание синергетических принципов коэволюции, нелинейного синтеза частей в устойчиво эволюционирующее целое может и должно лечь в основу современного «искусства жить вместе», содействуя утверждению толерантности и сохранению разнообразия в глобализирующихся сообществах. Коэволюция, как учил Курдюмов, есть «искусство жить в одном темпомире», не свертывая, а поддерживая и развивая разнообразие на уровнях элементов и отдельных подсистем. https://docviewer.yandex.ru/view/1395283133/?page=17&*=kk0IP4ofxucdYaaLZEkGLMRU8A57InVybCI6Imh0dHA6Ly9zcGt1cmR5dW1vdi5ydS91cGxvYWRzLzIwMTMvMTEva3Vya2luYWtueWF6ZXZhMjAxMy5wZGYiLCJ0aXRsZSI6Imt1cmtpbmFrbnlhemV2YTIwMTMucGRmIiwibm9pZnJhbWUiOnRydWUsInVpZCI6IjEzOTUyODMxMzMiLCJ0cyI6MTYzNDA5MDA5MDM3NiwieXUiOiIyNjI1MDg0ODkxNjMzODI2NDc5Iiwic2VycFBhcmFtcyI6InRtPTE2MzQwODk5MDImdGxkPXJ1Jmxhbmc9cnUmbmFtZT1rdXJraW5ha255YXpldmEyMDEzLnBkZiZ0ZXh0PS4rJUQwJUJGLislRDAlQkElRDElODMlRDElODAlRDAlQjQlRDElOEUlRDAlQkMlRDAlQkUlRDAlQjIrJUQwJUI4KyVEMCVCNSVEMCVCMyVEMCVCRSslRDElOEQlRDAlQjIlRDAlQkUlRDAlQkIlRDElOEUlRDElODYlRDAlQjglRDAlQkUlRDAlQkQlRDAlQkQlRDAlQjAlRDElOEYrJUQwJUJDJUQwJUJFJUQwJUI0JUQwJUI1JUQwJUJCJUQxJThDKyVEMCVCNCVEMCVCOCVEMCVCRCVEMCVCMCVEMCVCQyVEMCVCOCVEMCVCQSVEMCVCOCslRDElODElRDAlQkIlRDAlQkUlRDAlQjYlRDAlQkQlRDElOEIlRDElODUrJUQxJTgxJUQwJUI4JUQxJTgxJUQxJTgyJUQwJUI1JUQwJUJDKyVEMCVCMCZ1cmw9aHR0cCUzQS8vc3BrdXJkeXVtb3YucnUvdXBsb2Fkcy8yMDEzLzExL2t1cmtpbmFrbnlhemV2YTIwMTMucGRmJmxyPTEyNzE4MiZtaW1lPXBkZiZsMTBuPXJ1JnR5cGU9dG91Y2gmc2lnbj01YmRjNmRkZGJkNWM2OGViYTAzYjRlMTgzZTI1MjlkOCZrZXlubz0wIn0%3D&lang=ru

Ять: ...Принципы коэволюции, устанавливающие правила объединения простых структур в сложные, или правила нелинейного синтеза, — один из наиболее важных исследовательских результатов научной школы Курдюмова. Под коэволюцией он понимал не просто коэволюцию человека и природы (экологическим смыслом часто и ограничивают это понятие), а правила совместной жизни и взаимосогласованного устойчивого развития сложных структур в мире вообще. Определяющим параметром при объединении простого в сложное служит темп развития структур. Простые структуры, становясь единым целым, начинают жить в одном темпомире, что позволяет им синхронно развиваться достаточно долго, почти до момента обострения. Исследования показали, что максимумы в сложной СФ могут заметно отличаться, что свидетельствует о возможности сосуществования в единой структуре элементов прошлого, которые еще недоразвиты или уже можно считать недоразвитыми, и будущего, которые ушли вперед уже достаточно далеко и могут полностью оторваться от структуры, «забыв» ее как неразличимый фон. Чтобы возникла единая сложная структура, должна быть определенная степень перекрытия входящих в нее более простых структур. Должна быть соблюдена определенная топология, или «архитектура перекрытия». Необходимо определенное «чувство меры». Если область перекрытия недостаточна, то структуры будут развиваться, «не чувствуя» друг друга, жить в разных темпомирах. Если же перекрытие слишком сильно, то структуры быстро сольются, выродятся в одну быстроразвивающуюся структуру. При объединении структур величина максимумов интенсивности происходящих в них процессов должна быть определенным образом согласована с расстоянием от центра. Структуры с разными мощностями интенсивности можно объединить, располагая их на разных расстояниях от центра и соблюдая определенные формы организации. Здесь Курдюмов фактически вводит понятие параметров порядка по пространству и времени одновременно — ими являются СФ нелинейной среды. В синергетике хорошо известно выделение параметров порядка по времени, когда разделяют быстрые и медленные процессы; и медленные переменные, подчиняющие себе быстрые, становятся параметрами порядка (процедура Хакена). Курдюмов же впервые вскрывает механизмы отбора структур (параметров порядка) в пространстве. Интересная особенность режимов с обострением состоит в том, что самые быстрые процессы с наименьшим временем обострения становятся параметрами порядка. https://studme.org/315376/filosofiya/vklad_kurdyumova_razvitie_universalnogo_evolyutsionizma

Ять: ...Эволюция системы определяется не ее прошлым, не ее начальными условиями, которые «забыты», а будущим, правильной, часто симметричной структурой-аттрактором. Будущее состояние системы как бы притягивает, организует, формирует наличное ее состояние. Если произошло событие выхода на структуру-аттрактор (событие попадания внешнего или внутреннего, спонтанного воздействия в сферу его притяжения), то в открытой нелинейной среде имеет место процесс самодостраивания, самовыстраивания структуры-аттрактора. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Интуиция как самодостраивание // Вопросы философии. 1994. № 2. с.110-122 https://www.academia.edu/4126639/%D0%98%D0%BD%D1%82%D1%83%D0%B8%D1%86%D0%B8%D1%8F_%D0%BA%D0%B0%D0%BA_%D1%81%D0%B0%D0%BC%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5_1994_Intuition_as_a_Self_Completing_In_Voprosy_Filosofii_1994_N_12_P_110_122_in_Russian_

Ять: Влияние будущего Учитель. Но дальше что нашел ты? Ученик. Видишь ли, я думаю о действии будущего на прошлое. Но разве можно с таким грузом книг, какой есть у старого человечества, думать о таких вещах! Нет, смертный, смиренно потупи взгляд. Где великие уничтожители книг? По их волнам нельзя ходить, как по материку незнания! В. Хлебников. Учитель и ученик. 1912.г https://web.archive.org/web/20171122065102/http://www.kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_986.htm Заключение. Идеи должны принадлежать миру. Слово об Учителе ...Одна из центральных проблем, которая повторяется рефреном в научном творчестве Сергея Павловича Курдюмова с 1970-х гг., — это проблема времени в синергетике. В своих глубоких, мировоззренческих выводах он опирался на математические модели режимов с обострением в сложных системах. В этих системах есть особые стадии процессов, на которых устанавливаются автомодельные режимы, для которых есть связь пространства и времени через инварианты. Значит, анализируя пространственную конфигурации такого рода сложной эволюционирующей структуры сегодня, можно узнать, как она развивалась в прошлом и что будет происходить с этой структурой в будущем. Это — замечательное свойство! Изучая сегодняшний день, мы можем проникать в историю и предвидеть будущее. Эту глубинную связь пространства и времени в структурах-аттракторах эволюции можно представить через образ ландшафтов времени (Этот неологизм «ландшафт времени» ("timescape", что аналогично "landscape") употребляет П. Дэвис (P. Davies) в статье в журнале "Scientific American" (2002. Vol. 287. № 3. P.26). Это топологическое представление времени, в котором все прошлые и все будущие события рядоположены в настоящий момент, как-то конфигурационно расположены все вместе по отношению друг к другу сейчас (с.233-34) Во Введении к книге в центр внимания попадает нелинейный образ времени, вводимый синергетикой. В синергетике возникает целый ряд парадоксальных представлений, таких как "влияние будущего на настоящее", "возможность касания отдаленного будущего сегодня", "представленность прошлого и будущего в настоящем", необратимость и элементы обратимости хода времени, в основе которых лежит нетрадиционное, нелинейное представление о времени. Наилучшим наглядным представлением нелинейного времени является, пожалуй, древо эволюции или древо жизни, представляющее собой один из архетипов в психике человека. Этот образ широко представлен в мифах и религиях народов мира, используется в науке (древо эволюции языков из некоего единого праязыка или древо эволюции биологических видов), часто рисуется детьми, возникает в сознании человека во сне и т.д. В восьмой главе "Загадка человека: человеческая особенность коэволюционных процессов" представлены результаты философского осмысления курдюмовской идеи коэволюции, полученные нами совместно в 2001-2004 гг. Здесь обсуждаются конструктивные правила нелинейного синтеза, устойчивого коэволюционного развития структур, развивающихся в разном темпе, сборки сложного эволюционного целого из частей, когда необходимо включение элементов прошлого -- элементов "памяти" (биологической памяти -- ДНК, памяти культуры - культурно-исторических традиций и т.д.). Какова роль топологии при объединении простого в сложное? Почему можно соединить не что угодно с чем угодно и отнюдь не произвольно? И что означает резонансное объединение? Как научиться читать топологическую карту сложных структур-аттракторов, описываемых на автомодельных стадиях инвариантно-групповыми методами, как видеть в ней элементы прошлого и элементы будущего развития структуры в целом? Как и когда можно существовать как бы в параллельных мирах -- в темпомирах, не чувствующих друг друга? Что означает попадание в один темпомир? Почему объединение выгодно не только слабым элементам системы, но и ее сильным элементам? Зачем сильному "тащить на себе" слабого, что это дает в исторической перспективе? Глава 8. Загадка человека: человеческая особенность коэволюционных процессов 8.1. Сложное целое как синтез предыдущих стадий развития 8.2. Волна конструктивизма в философии, науке и искусстве 8.3. Человек в цепи циклической причинности 8.4. Человек как микрокосм. Его высокая нелинейность 8.5. Построение сложного целого как попадание в один темпомир 8.6. Доля хаоса и доля внешнего управления: место человека в универсальном процессе коэволюции 8.7. Влияние будущего. Темпоральные особенности структур-аттракторов 8.8. Коэволюция, сотрудничество, соучастие 8.7. Влияние будущего. Темпоральные особенности структур-аттракторов Известно, что тот, кто не может извлечь уроки из истории, должен пережить ее снова. Конечно, учиться на историческом опыте — одна из основ текущей деятельности. Но, оказывается, сегодняшняя деятельность не только определяется прошлым, но и строится из будущего. Она должна строиться с ориентацией (сознательной или неосознаваемой, интуитивной) на одну из возможных (и осуществимых!) в данной социальной среде структур-аттракторов развития. Считается, что лишь настоящее нам более или менее доступно, будущее достижимо лишь через сложную работу по прогнозированию и конструированию, тогда как прошлое — через не менее трудоемкую работу по реконструированию и описанию. И то, и другое неизбежно связано с неточностями, аберрациями в наших толкованиях и интерпретациях. Подход синергетики принципиально отличается от традиционных исследовательских стратегий. Сама пространственная конфигурация сегодняшних сложившихся и метастабильно развивающихся структур информативна. Анализ развитых, установившихся стадий эволюции, т.е. структур-аттракторов, позволяет обнаружить те их локальные области, где процессы сегодня протекают так, как они будут идти во всей структуре в будущем, а также те области, где процессы сегодня протекают как в прошлом. Эта удивительная особенность вытекает из того факта, что структуры-аттракторы эволюции описываются инвариантно-групповыми решениями, в которых пространство и время не свободны, но определенным образом связаны друг с другом. Значит, научившись «читать» пространственные конфигурации сложных эволюционирующих структур, можно усматривать в них элементы готового, не прогнозируемого, а того, как оно в действительности будет, будущего и готового, свободного от истолкований прошлого. Дело предстает таким образом, будто синергетика дает нам ключ к машине времени, и с этим ключом нам удается проникать в подлинное прошлое и в реальное, а не гипотетическое будущее. Е.Н. Князева. С.П. Курдюмов. Синергетика: Нелинейность времени и ландшафты коэволюции, Изд. 2-е. М.: КомКнига, 2011. 272с. https://obuchalka.org/2014072379139/sinergetika-nelineinost-vremeni-i-landshafti-koevolucii-knyazeva-e-n-kurdumov-s-p-2011.html https://cyberleninka.ru/article/n/mezhdu-vremenem-i-vechnostyu-s-p-kurdyumov-o-temporalnyh-svoystvah-slozhnyh-struktur В синергетике ставятся, как видно, проблемы целого и сложных систем, общества, психики, тех систем, которые помогут нам решить вот эти проблемы, которые мы сейчас обсуждаем. Оказывается, что поведение сложного не есть сумма поведения частей. Из того, что мы знаем всё огромное количество деталей поведения клеток человека, не следует поведение человека как целого. Значит в синергетике есть новые приемы, новые конструктивные подходы, которые сводят, синхронизируют поведение многих элементов, согласованное поведение небольшого количества параметров, описывающих целое. Это надежда, что не надо знать бесконечное многообразие всего, всех клеток, всех атомов из которых состоит. Она должна знать все общие свойства целого. Но это сверхсложная задача. Это задача, которую мы называем – задача нелинейного мира, когда сумма частей не приводит к появлению целого. У целого появляются новые свойства, причем их ограниченное количество в силу координации этих частей. Части так согласовываются в процессе эволюции, что на самом деле управлять целым, например – движением руки, можно одной мыслью, что я хочу поднять руку. А включается синхронизм, синергизм, от слова синергетика, когда все мышцы, участвующие в движении, – может быть десятки и сотни мышц, – согласованно выполняют одну функцию. Для этого управляющее действие только одно – «я хочу двинуть рукой». Это новая надежда – уметь оценивать ограниченные определяющие параметры целого. https://www.youtube.com/watch?v=zwFAfpfGH0M&feature=emb_logo Сверхзадача — новый интерес к обнаружению закономерностей исторического развития. Мы привыкли, в старом социалистическом обществе, что будущее определено – социализм потом коммунизм, и какая-то для этого есть достаточно серьёзная основа, научная основа. И теперь мы уже страшно растерянны, а как жить дальше, что с нами будет. Да тут ещё отсутствие инициативы, интереса, такой какой-то задавленности старой идеологией. Конечно, есть элементы. Но это научная задача. Нет времени! Сейчас так сжата история, так быстро происходит события катастрофического характера, связанные с огромными энергиями, с чудовищными вооружениями, быстрыми изменениями, что необходимо знать, что и как делать. Нужно выбирать путь. А есть он или нет? У большинства зрителей ощущение такое, что разные случайности, движения, политические движения, катастрофы, весь сложный мир предугадать нельзя. Мир куда-то несет, в одну сторону, другую. Но с точки зрения синергетики это неверно. Есть будущее, оно неоднозначно, в отличии от Карла Маркса, Фридриха Энгельса, Ленина и Сталина. Оно имеет пути развития, определенные пути, каналы, внутренние цели развития. И не только в обществе, но и в мертвой, неравновесной природе, той, которую мы называем мертвой, есть внутренние цели развития. Я хочу подчеркнуть парадоксы нового синергетического мировоззрения. Вот я три назову парадокса. Один – это знание путей развития, внутренних целей развития, в том числе истории. И мало того, еще тех структур, которые возникнут при данном направлении развития. И сознательный выбор, с помощью науки, культуры, воздействия воспитания людей на выбор, правильного этически применимого для человечества пути. Вот задача. А второе, говорилось о человеке. Сложная система. Оказалось, что модели общества, которые нам кажутся такими сложными, непредсказуемыми, они относительно просты по сравнению с поведением, психикой, процессами описания человека. Это любопытно, что элемент общества – человек, гораздо сложнее в некотором смысле, чем общество, которое имеет жесткие каналы, не один – несколько, и не какие угодно, и ведущие к определенным структурам – аттракторам. Они определенным образом организованы – не как хочется вам и как хочется человеку, или группе людей, а все равно, если вы попали в канал развития общества, вы выйдете на тот аттрактор, который свойственен самому обществу, а не вовсе отдельным интересам. Те, кто идет против этого, будут сметены. Или надо перейти в другой канал. …Это верно. Вот я хочу это поддержать. Но еще сказать о некоторых особенностях. Это все паллиатив. На ближайшее время нужно знать, где кризисы, нужно строить сейсмически устойчивые здания. Нужно уметь предсказывать, чтобы потратить в десять раз меньше на восстановление, – лучше на предупреждение. Нужно сберечь людей, нужно лечить их более правильно. Но есть еще более глубокие задачи, которые всегда, где-то в глубине души у наших зрителей, да и у нас тоже таятся. – Ну ладно, все-таки мы всех сверхсложных проблем, которые за всем этим прячутся, не решим. Все равно не известно, как мы будем жить с природой. Мы же ее уничтожаем. За год мы уничтожаем то, что природа накопила в виде угля, нефти газа за несколько миллионов лет. Разве можно так долго существовать?! Есть такие вопросы, которые отодвигаются, а не решаются. Мы говорим об экологии, что нужны очистные сооружения. И все понимают, что это нужно делать. Сложно добиться этого, особенно в развивающихся странах. Но в конце концов при мощном воздействии средств массовой информации, образования, выравнивания уровня жизни, которое происходит, во всем мире видно, что это происходит. Сейчас, правда, – золотой миллиард, но он долго не продержится, он будет выровнен – это определенная стадия развития. И все-таки останутся нерешенными сверхкардинальные вопросы – как жить вместе устойчиво? Устойчиво, это не означает – без кризисов. Это пустяковое утверждение наших горе-политологов, что больше революции не будет, что больше кризисов не будет. Мир – это сложный нелинейный объект и здесь — обязательный кризис, обязательно бифуркация, обязательно выбор! Психологи говорят о человеке, как сверхсложном объекте, который все время делает выбор – куда пойти, что сделать, как поступить, и это непрерывно. Непрерывно в другом темпе времени идет в человеческом разуме. Без выбора сложное не существует. Как найти эту нить Ариадны, которая дала бы далекое будущее, а не чуть-чуть отодвинутое дальше? Но, конечно, гадать далеко вперед это опасно. Мы в Институте прикладной математики занимались управляемым термоядерным синтезом. Сначала он управляемый, потом неуправляем. Оттуда, кстати, и пошли многие нелинейные задачи, которые ищут новые принципы, новый необычный подход, – роль хаоса, скажем, в системах, способ прохождения особенностей. Обязательно. Объясняет, кстати, очень много явлений в современной культуре, в современной стадии развития. Это не означает, что дальше все погибнет, что будет всеобщая катастрофа. Погибнуть можно, – всякое сложное смертно. Но это не железный непреодолимый барьер. На самом деле есть пути в будущее и после этой хаотической стадии. Есть еще более поразительные вещи, связанные с оценкой будущего. Они такой же мощности, как специальная теория относительности. Вот я просто привожу пример. В свое время во всех гостиных европейских многих государств дамы в кринолинах интересовались новым понятием о времени, о том, как можно попасть в будущее. Помните? – Близнецы, один из них очень ускорен до скоростей, близких к скорости света. Он возвращается. У брата прошли десятилетия, а у него несколько часов. Так можно попасть в свое будущее. Но эти и другие вещи проявляются, правда, вблизи больших скоростей. Оказалось, что есть общая особенность в развитии нелинейных систем. Специальная теория относительности – это нелинейная система. Например, масса ускоряемой частицы так возрастает, что при изменении скорости до скорости света она увеличивается до бесконечности. Приблизительно также, как растет население в течение сотен тысяч лет – это доклады Капицы (Сергея Петровича). Ну конечно, никаких бесконечностей не бывает. Вот это и есть та особенность, которую человечество сейчас проходит – демографический кризис. Очень сильный рост населения, сопровождающийся ростом науки, культуры, потому что население нужно кормить и обеспечивать. Это единая системная система. Система – общество. Мы знаем, что пройти его можно, но это кризисное состояние, это срыв, увеличение доли хаоса на разравнивание, как мы говорили. И мало того, при этом проявляется совершено замечательное особенность вблизи вот этих резких процессов, резких изменений. Оказывается, модели, которые описывают эти процессы колоссально упрощаются. Всегда стоит вопрос, как прогнозировать развитие общества? Откуда вы возьмете модель для того, чтобы предсказать пути, правильные структуры? Не единичные структуры, а несколько, выбор структур. Оказывается, вблизи моментов обострения колоссально упрощаются модели. В специальной теории относительности есть связь, особая связь пространства и времени. Что нового появляется в сложных системах, таких, как общество и человечества в смысле связи пространства и времени? Один из интереснейших вопросов. Синергетика показывает, пока на частных случаях – термодинамика режимов с обострением, что появляется связь с будущим. Мы привыкли думать, что развитие системы определяется только прошлым, и то не всем прошлым, а тем прошлым, которое в том или ином виде воздействует на нас, помнится, а не стирается. Что-то из прошлого исчезает, конечно, – есть задний фронт воспоминаний. Хотя психика человека содержит и видовые всякие рефлексы, так сказать – половые, пищевые и так далее, уходящие в глубину эволюции. Вот оказывается в сложных системах, таких как человечество и человек, проявляется влияние будущего. Самый простой пример – это то, что разные страны находятся на разном уровне развития и на разных стадиях развития. Есть аборигены, которые относятся к почти родовому обществу где-нибудь в Африке, а есть посткапитализм в Америке, есть постсоциализм в Китае или европейский постсоциализм, и они действуют друг на друга. Но в человеке, показано сейчас, целая серия вышедших сейчас статей показывают странную вещь, что только в человеке, есть в моделях, описывающих, очень грубо, но описывающих основные особенности человека по сравнению с обществом, например работающая модель Капицы (С.П.), оказывается, что в человеке есть влияние абсолютного будущего. В каких-то участках сложной структуры процессы сегодня происходят как в прошлом, а в других участках сегодня, при определенных условиях – автомодальных, установления, сегодня происходят как в будущем, как будут по всей структуре происходить в будущем. Это есть то принципиальное отличие, которое отличает от специальной теории относительности, в ней — другие варианты. Но оно такое же мощное, оно позволяет думать, что мы не только управляемся прошлым процессом развития, но есть влияние будущего! Что это такое, – одна из интереснейших тайн. Стенограмма фрагментов передачи «Ночной эфир Александра Гордона», НТВ. 17 марта 2003 г. http://spkurdyumov.ru/video/o-budushhem-fragmenty-peredachi-nochnoj-efir-aleksandra-gordona/ Якоже вiдЪтi не да Бгъ Даждь будоущяя смртным такъ да възхвалiмо премоудросте iу Дощ.38а Потому как видеть не дает Бог Даждь будущее смертным, так восхвалим Премудрость ту! Влескнига, Жар-Птица и историческая память https://vk.com/doc399489626_580302029

Ять: В пятой главе «Путь самоорганизации в природе и обществе: детерминация из будущего» обсуждается одна из ключевых и наиболее парадоксальных синергетических идей — идея преддетерминации, влияния будущего, структур-аттракторов эволюции. Синергетические представления о влиянии будущего обсуждаются в контексте соответствующих воззрений философов, взглядов писателей и поэтов на окружающий мир и словесное творчество. ...Структура в открытой и нелинейной среде не есть нечто данное раз и навсегда. Она не есть нечто собранное из жестких элементов, «кубиков», «кирпичей» мироздания. Согласно нелинейно эволюционному, синергетическому видению мира, структура — это процесс. Это процесс, локализованный на определенных участках сплошной открытой среды, процесс, имеющий определенную геометрическую форму, способный перемещаться по среде с сохранением формы (как, например, вихрь в жидкости или солитон в плазме), а также как-то перестраиваться, эволюционировать, распадаться или достраиваться, интегрироваться с другими структурами в этой среде. https://uch.click/sinergetika_1441/put-samoorganizatsii-prirode-obschestve-54359.html Классической наукой — наукой Ньютона и Лапласа — была построена жестко детерминистическая картина мира. Развитие понималось как линейное, монотонное, без альтернатив. А если и допускались альтернативы, то они рассматривались как всецело подчиненные магистральному течению событий. Предполагалось, что по причинно-следственным цепям ход развития может быть просчитан неограниченно и в прошлое, и в будущее. Развитие ретросказуемо и предсказуемо. Настоящее определяется прошлым, а будущее — настоящим и прошлым. Представления о направленности развития, его необратимости, стреле времени возникли еще в классической (равновесной) термодинамике (Р. Клаузиус, Л. Больцман). В соответствии с картиной мира, построенной на базе равновесной термодинамики, все процессы в закрытых системах (т. е. существующих без обмена веществом и энергией с окружающей средой) идут со временем к наиболее вероятному состоянию. Таковым, согласно второму началу термодинамики, является состояние с наибольшей энтропией. А поскольку энтропия есть мера беспорядка в системе, то процессы в закрытых системах идут к наиболее хаотическому, дезорганизованному состоянию. Но в строгом смысле слова изолированные, закрытые системы существуют только в моделях науки. Закрытость и линейность есть исключение из правила, чрезмерное, часто неправомерное, упрощение действительного положения дел. Важно понять, что все реальные системы, как правило, а) открыты, т. е. существуют за счет обмена веществом, энергией и/или информацией с окружающей средой, б) нелинейны, т. е. описываются нелинейными уравнениями, моделями, имеют несколько возможных путей эволюции. Нелинейный мир — это мир с иными, отличающимися от привычных для классической науки закономерностями. Это — закономерности вырастания сложных структур из малых флуктуаций (хаоса), сборки сложного эволюционного целого из частей и его устойчивого, самоподдерживающегося развития, коэволюции разного типа систем, необратимости и частичной обратимости течения эволюционных процессов в открытых нелинейных системах. ...Итак, возникает фундаментальный вопрос: куда идут процессы в неравновесных открытых и нелинейных системах? Согласно новой, неравновесной термодинамике, аналогами второго начала для систем такого типа являются аттракторы. Обсуждая вопрос о происхождении стрелы времени, И. Пригожин и И.Стенгерс говорят о существовании двух типов становления: Идеальной обратимости классической динамики противопоставляются два типа становления, которые позволяют ввести необратимость, требуемую нашим восприятием. Один такой тип связан с прошлым, все принадлежащее ему стремится — с большой долей вероятности — к равновесию. Другой — с будущим; и именно в этой диссипативной структуре может образоваться некое, зависящее от случая особенное[104]. Первый выделенный Пригожиным и Стенгерс тип становления — термодинамическая ветвь, то направление эволюции к состоянию теплового хаоса, которое определяется вторым началом термодинамики для закрытых систем. Открытые системы имеют несколько альтернативных путей эволюции, причем путь, описываемый вторым началом, — термодинамическая ветвь — как правило, остается как один из возможных путей эволюции. Дальнейшее наше обсуждение в данной главе строится вокруг второго типа становления, связанного с преддетерминацией хода эволюционных процессов. Это направленность течения процессов к структурам-аттракторам эволюции. Мы опираемся при этом на результаты вычислительного эксперимента и ряд строгих математических выводов аналитического характера, которые получены в течение последних 20-30 лет в Институте прикладной математики им. М. В. Келдыша РАН совместно с учеными из Института математического моделирования РАН и факультета ВМК МГУ[105]. В исследуемых относительно простых моделях (при изучении уравнения теплопроводности с источником) возникает идея, фундаментальная по своему характеру: сплошная нелинейная диссипативная среда потенциально содержит в себе разные виды локализации процессов (разные виды структур). Среда представляет собой некое единое начало, выступающее в качестве носителя различных форм будущей организации, в качестве поля, на котором ветвятся различные пути эволюции. https://uch.click/sinergetika_1441/kuda-idut-protsessyi-54360.html

Ять: Симфония горения Сему БгуОгнiкуСьмурьглЪ рцемо показатiсе а восташетiсе небесi а се взетi ож до мудра свЪта ...нарцемо Му iме iе ОгнеБъже а iдемосе трудiтi акi вск ден мъленiа утврша тЪлесы Огоньку сему, Семургле42 Богу говорим мы появиться и обьявиться в небе, и приняться за дело свое до самого до синего до света43...называем Ему имя Его: Огнебоже!44 и идем трудиться, как и всякий день, омовенья телу сотворя; 42 сьмурьгль/семарьглоi (Семаргл) - другое имя (эпитет) Бога огня Агни, часто выступающего как Солнце, т.е., фактически, еще один эпитет Солнца 43 Т.е. до рассветных сумерек 44 Т.е. обращаемся к нему по имени: Огнебоже! Агни Боже Семаргл, тж. Семургло, Семерог(о)л(ов)ы, древнерусск. СЕМАРЬГЛЫ, СЬМУРЬГЛЪ, СЕМЬОРЕГЕЛЬИ - имя (эпитет), иранского происхождения, Бога огня Агни, часто выступающего как Солнце, т.е., фактически, еще один эпитет Солнца. Во Влескниге Семаргл наделен эпитетом "общий" - ведийский эпитет Агни Вайшванара, "принадлежащий всем людям", т.е. "общий для всех людей". См. тж. Агни. Агни, древнерусск. АГЕНЬ - огонь; Агни, Божество Огня (ср. санскр. agni огонь). Во многих однокоренных с санскритом русских словах звук "а" стал позже произноситься как "о", поэтому русское "акание", того типа, что мн. ч. "огни" произносится именно как древнее санскритское "агни" (кроме того, пожалуй, что "н" в такой позиции в русском произносится мягко), можно рассматривать как некое возвращение к старым произносительным особенностям. – Н.В. Слатин Агни (agni) - один из основных богов Ригведы; бог огня во всех во всех его проявлениях: на небе (солнце) и в воде, но прежде всего бог жертвенного костра, возящий жертву к богам, откуда его названия жрец-хотар и вестник; убийца ночных демонов-ракшасов, бог домашнего очага, гость - в доме жертвователя; с А. связаны мифы о разных местах его рождения, его формах и о его бегстве в воды Вайшванара (vaicvanara букв. принадлежащий всем людям) - имя Агни, обозначающее огонь во всех его проявлениях: прежде всего на небе (солнце, молния), но также и на земле (жертвенный костер и домашний очаг), огонь вдохновения, свет среди людей, свет мысли и т.д. – Т.Я. Елизаренкова ОГНЕБОГ - древнiй АГНИ /божественный огонь/, принесенный с небес по приказанiю Сварога вЪщей птицей Регла или Симарегла /лЪтописей/. Благодаря тому, что предки наши вЪрили, что первый огонь был принесен с неба от Сварога, огонь бы священен, его берегли, вЪря, что в нем заключается сила божiя, очищающая человЪка от всего злого. Вот почему в глубокой древности, умершаго сжигали, что-бы очистить его душу от земных грЪхов /грЪхов Яви/. Предки вЪрели, что сжигая покойника, сжигали его грЪховное прошлое, огонь очищал и подымал душу в Ирiй /в рай/ - А.А. Кур заключение и словно в продолжение сказанных слов — читаем в «Мире Огненном» (ч. I, § 311): «cоветую молодому ученому собрать из всех древнейших Учений все относящееся до Огня. <...> Заветы дадут щедрый материал. Также и утверждения новейших времен прибавит ценные определения Агни. Такой сборник никогда не был составлен. Но можно ли двигаться в будущее, не собрав знаки тысячелетий? *** В третьей главе "Атом как структура горения среды" обсуждается возможное применение синергетического подхода в квантовой механике и новые подходы к объяснению известных квантово-механических эффектов. Глава написана на основе совместной статьи, опубликованной в сборнике "Самоорганизация и наука" (1994) и вызвавшей интерес со стороны коллег и дискуссии. С того времени она ни разу не была переиздана. Сама идея о связи собственных функций горения нелинейной среды с волновыми Psi-функциями уравнения Шредингера была высказана Курдюмовым в 1970гг. В изучении этой проблематики Сергеем Павловичем Курдюмовым совместно с его ученицей, доктором физико-математических наук Еленой Сергеевной Куркиной были осуществлены в 2001-2004гг. новые важные продвижения. Проведенные исследования, опирающиеся на методы продолжения по параметру и бифуркационный анализ, позволили построить и изучить спектры двумерных и трехмерных структур - метастабильно устойчивых сложных собственных функций нелинейного уравнения теплопроводности. Принципиально важный вывод состоит в том, что в линейном приближении автомодельное уравнение теплопроводности сводится к уравнению Шредингера для стационарных состояний, в частности для атома водорода, а собственные функции играют роль функций распределения плотности вероятности. А значит дискретность, квантовость (возможных состояний) - это не специфическое свойство микромира, а свойство нелинейных сложных диссипативных систем, каковыми являются большинство систем окружающего нас мезомира. Глава 3. Атом как структура горения среды 3.1. Симфония горения 3.2. Трансдисциплинарный перенос модели режимов с обострением 3.3. Нелинейность как ключевой понятийный узел новой парадигмы 3.4. Атом как структура горения 3.4.1. Основная идея 3.4.2. Вывод уравнения Шрёдингера. Естественное происхождение квантовости 3.4.3. Устойчивость квантовых состояний 3.4.4. Естественное происхождение квантовости 3.4.5. Объяснение радиоактивного распада 3.4.6. Атом как сходящиеся волны горения. Определение константы красного смещения 3.4.7. Корпускулярно-волновой дуализм как смена LS- и HS-режимов с обострением 3.4.8. Выход в микромир через нелинейные задачи 3.5. Режимы с обострением в социальной среде ...Отличительные черты проблемного поля, по которому проходят изыскания научной школы в ИПМ им. М.В. Келдыша РАН, — это исследование спектров структур-аттракторов как метастабильно устойчивых образований, к которым эволюционируют процессы в открытых и нелинейных средах; выявление причин локализации процессов в нелинейной среде, особенно при наличии нелинейной положительной обратной связи; исследование феномена инерции тепла, условий локализации термоядерного горения на определенной стадии. Эти научные результаты получены при изучении процессов в плазме. Здесь теоретически и экспериментально обнаружен Т-слой и изучено его применение в МГД-преобразователях энергии. Предложено другое объяснение хромосферных вспышек на Солнце. Проводится исследование процессов кумуляции, в частности, в ЛТС (лазерном теомоядерном синтезе)... Е.Н. Князева. С.П. Курдюмов. Синергетика: Нелинейность времени и ландшафты коэволюции, Изд. 2-е. М.: КомКнига, 2011. 272с. https://vk.com/doc57144397_177238171 ...В условиях нарастающих темпов изменений в мире, свидетелями которых мы являемся, трудно говорить о стационарных структурах, об устойчивых, неизменных образованиях, как о чем-то, лежащем в основе мироздания. Стационарные структуры самоорганизации, возникающие на стоках открытой системы, изучаемые в большинстве моделей синергетики, являются, строго говоря, тупиками эволюции! Устойчивость, хотя бы метастабильную, следует искать в динамике, а не в неподвижности во времени. В чем заключается, например, устойчивость положения велосипедиста? Оно надежно благодаря движению: пока он едет, он не падает; увеличение скорости (разумеется, до некоторого предела) ведет к повышению устойчивости его движения. В картину эволюционирующего мира вписывается представление о динамической устойчивости. Внимание исследователей нацелено на варианты стабильного развертывания нестационарных (эволюционирующих) структур, возникающих за счет нелинейных источников энергии и благодаря колоссальному ускорению процесса — обострению. Основная используемая модель, претендующая на объяснение процессов самоорганизации, образования структур и их сверхбыстрого развития, — это математические закономерности процессов горения и теплопроводности (диффузии) в открытых нелинейных средах. На активной горючей среде (с нелинейными источниками энергии), несмотря на наличие диссипативных, рассасывающих неоднородности, факторов (теплопроводности, диффузии, дисперсии, гидродинамики и т.д.), возникают и самоподдерживаются очаги горения, метастабильные структуры горения. Эта модель представляет собой одну из наиболее простых, но глубокосодержательных на современном этапе моделирования процессов самоорганизации. Огонь (или горение) справедливо рассматривать вкачестве типичного процесса, который может самовозобновляться, саморегулироваться и увеличиваться по интенсивности с драматической быстротой. Не менее впечатляющ символический и метафорический смысл образа огня. Глубокие корни метафоры горения находим в истории культуры. В Ригведе, в наиболее древнем источнике из всей ведической литературы, многочисленные гимны посвящены Агни — Богу огня. Агни — это и свет небес, разгоняющий мрак, и свет жертвенного костра, уносящего жертву к богам (как связующее звено между людьми и богами), и свет вдохновения внутри нас. Образ огня в самых различных ипостасях присутствует в буддизме, в картине космоса Гераклита, в Агни Йоге, в научно-фантастических произведениях. Однако огонь предстает в своей двуликой, внутренне противоречивой сущности. Он одновременно — неопаляющий и жгущий, спокойный и бушующий, творящий и разрушающий, концентрирующийся и растекающийся. Огонь вездесущ. А образ горения глубоко метафизичен. Человеческое тело, по сути, тоже процесс горения на открытой среде — непрерывное окисление и воссоздание. Впрочем, любой живой организм являет пример более или менее длительного горения, уничтожения, хотя бы частичного выгорания среды и ее самовозобновления, самоподдержания, роста... С.П. Курдюмов. Симфония горения http://spkurdyumov.ru/what/simfoniya-goreniya/ https://uch.click/sinergetika_1441/simfoniya-goreniya-54334.html https://www.litprichal.ru/work/398896/

Ять: Симфония горения Слвiхом ОгнеБга Семьiрьгла древо грызуща а сламу а огнекуде лiце розвiяштя во утiе в ден а вчерi А Тому быхом дiащi за соутворене брашно а пiтiя яко есь едiне хранiм во попелi А Того вздыiмо а горiтi... ...Славим Огнебога Семьирегла, дерево грызущего и солому, и огнекудрое лицо развивающего утром, днем и вечером. И Ему даем для сотворение кушанье и питье, потому как Единый храним есть в пепле. И Его вздуваем, и горит... Влескнига. Жар-Птица и историческая память https://vk.com/doc399489626_582345311 Семаргл, тж. Семургло, Семерог(о)л(ов)ы, древнерусск. СЕМАРЬГЛЫ, СЬМУРЬГЛЪ, СЕМЬОРЕГЕЛЬИ - имя (эпитет), иранского происхождения, Бога огня Агни, часто выступающего как Солнце, т.е., фактически, еще один эпитет Солнца. Во Влескниге Семаргл наделен эпитетом "общий" - ведийский эпитет Агни Вайшванара, "принадлежащий всем людям", т.е. "общий для всех людей". - Н.В. Слатин Вайшванара (vaicvanara букв. принадлежащий всем людям) - имя Агни, обозначающее огонь во всех его проявлениях: прежде всего на небе (солнце, молния), но также и на земле (жертвенный костер и домашний очаг), огонь вдохновения, свет среди людей, свет мысли и т.д. – Т.Я. Елизаренкова Огонь лежит в основании каждого творения. Бог есть Огонь - Е.И. Рерих *** Князева Елена Николаевна, Курдюмов Сергей Павлович Моделирование процессов самоорганизации на основе изучения процессов горения ...Как правило, вызывает недоверие или даже шок то обстоятельство, что простые математические модели, причем модели определенного, ограниченного типа, могут содержать фундаментальные результаты, что заложенные в эти модели идеи могут выходить далеко за пределы их конкретного содержания. Разъясняя большую общность и фундаментальность данных результатов, стоит особо подчеркнуть прежде всего глубинную метафоричность образа горения. Это типичный образ быстроразвиваю-щегося процесса вообще. Горение (или огонь) можно рассматривать, пожалуй, в качестве одного из архетипических символов - символа самовозобновляющегося и саморегулирующегося начала в универсуме. Архетипический образ горения развертывает перед нами американский филолог Ф.Уилрайт. Он обращает внимание на то «свойство огня, которое всегда будоражило людское воображение и не поддавалось рациональному объяснению: его кажущаяся способность к самопроизвольному зарождению и быстрому самовоспроизведению. С древнейших времен люди замечали с благоговейным ужасом, что огонь может возникать в результате внезапного воспламенения и что его размер и интенсивность могут увеличиваться с драматической быстротой [выделено нами. - Авт.]» [34. С. 102]. В Ригведе, самой древней из всех Вед, многочисленные гимны посвящены Агни - богу огня. Агни - это небесный огонь, связанный с бесчисленными огнями на Земле. Агни-Вайшванара, то есть «принадлежащий всем людям», - это огонь во всех своих проявлениях: это свет небес, разгоняющий мрак; свет жертвенного костра, уносящего жертву к богам; свет среди людей; свет вдохновения внутри нас [см. 28. С. 278-279]. Рождения и превращения Агни самообусловлены. Агни, «(своими) силами заполнивший мир» [28. С. 109], - это, по сути, не вполне явное, но уже присутствующее выражение субстанциального начала как causa sui. В 14-томной Агни Йоге, созданной Е.И.Рерих и Н.К.Рерихом и оставленной ими безымянно принадлежать культуре, образ огня, пожалуй, центральный. «Стихия Огня, самая вездесущая, самая творящая, самая жизненосная, менее всего замечается и оценивается, - читаем мы в первых строках «Мира Огненного». - <...> От обычных световых образований, доступных открытому глазу, до сложных огней сердца - все вводит нас в область Огненного Мира» [Мир Огненный. I, 1]. Причем огонь предстает в философии Агни Йоги в своей амбивалентной сущности: он одновременно неопаляющий и жгучий, спокойный и бушующий, творящий и разрушающий, концентрирующийся и растекающийся. 1. Стихия Огня, самая вездесущая, самая творящая, самая жизненосная менее всего замечается и оценивается. Множество пустых, ничтожных соображений занимает человеческое сознание, но наиболее чудесное ускользает. Люди спорят о пайсе на базаре, но не желают протянуть руку к сокровищу. Многое сказанное о сердце должно быть приложено и к Огненному Миру, но в особом обострении. Огонь стремительный, как мощь строения кристаллов. Шары, сферы кристаллов не случайно употреблялись ясновидцами. Угли горящие нужны для очищения сознания, пламя радужное утверждает стремление духа. Множества приложений работы Огня явлены, как самые поразительные условия Бытия. От обычных световых образований, доступных открытому глазу, до сложных огней сердца, все вводит нас в область Огненного Мира. 2. При наблюдении за огненными знаками можно заметить подразделение людей. Одни вечно стремятся и не могут существовать без этих возвышающих движений – будьте уверены, что они принадлежат к стихии Огня. Даже при заблуждениях они не могут оставаться в бездействии. Присмотритесь к ним, и всегда найдете мощь пламенную. Но среди неподвижности земной, среди качаний водных и понуждений воздуха не ищите Огня творящего. Мы не желаем превозносить особенно огненных людей, но должны, поистине, сказать, что они двигают мир. Нужно не забыть, что этим людям вовсе не легко среди прочих сочетаний. Справедливо сказано об Огненном Ангеле с опаленными крылами. Когда он устремляется на спасение мира, его фосфорные крылья черкают о скалы земные, и опаляются и обессиливают Ангела. Так показано разительное различие между миром земным и Огненным. Глаз земной, будучи очень утонченным, тем не менее, обычно не воспринимает даже тонкие явления. Но Мир Тонкий, в свою очередь, не зрит огненных жителей, куда может вести сердце пламенное. Так можно понять почитание Огня. У нужных человеческих устремлений есть естественное явление Мира Огненного. От ранних лет они как бы носят на себе отблеск Высшего Огня. Эти искры заставляют их как бы удаляться от соприкосновения с другими элементами, и те не любят этих огненных очей. Но не пройти путь земной без прикасания к Огню, потому лучше знать его сущность. 4. Казалось бы ясно сказано об Огненном Крещении. Указаны огненные языки над головами, но люди не желают принять действительность, как она есть. Они будут как бы почитать Писания, но не принимать в жизни. Не все могут принять и спокойно наблюдать нежгучее пламя, как вы видели его, хотя оно было вполне действительным со всеми свойствами огня, кроме жгучести. Но нужно было иметь открытое сердце, чтобы стоять перед этим пламенем [3]. Люди уловили грубое проявление в виде электричества, но, без применения огненных свойств человеческого организма, они не могут продвинуться к утончению проявления. Утро человечества наступит, когда явление понимания Огня войдет в жизнь. Мир Огненный. Часть первая. – М.: Международный Центр Рерихов, 2016, 504 с. – (Учение Живой Этики). https://vk.com/doc336868379_608477903 https://vk.com/doc336868379_609285343 https://vk.com/doc336868379_609285349

Ять: Симфония горения О тройной природе бога Агни Моделирование процессов самоорганизации на основе изучения процессов горения ...Как правило, вызывает недоверие или даже шок то обстоятельство, что простые математические модели, причем модели определенного, ограниченного типа, могут содержать фундаментальные результаты, что заложенные в эти модели идеи могут выходить далеко за пределы их конкретного содержания. Разъясняя большую общность и фундаментальность данных результатов, стоит особо подчеркнуть прежде всего глубинную метафоричность образа горения. Это типичный образ быстроразвивающегося процесса вообще. Горение (или огонь) можно рассматривать, пожалуй, в качестве одного из архетипических символов - символа самовозобновляющегося и саморегулирующегося начала в универсуме. …В Ригведе, самой древней из всех Вед, многочисленные гимны посвящены Агни - богу огня. Агни - это небесный огонь, связанный с бесчисленными огнями на Земле. Агни-Вайшванара, то есть «принадлежащий всем людям», - это огонь во всех своих проявлениях: это свет небес, разгоняющий мрак; свет жертвенного костра, уносящего жертву к богам; свет среди людей; свет вдохновения внутри нас [см. 28. С. 278-279]. Рождения и превращения Агни самообусловлены. Агни, «(своими) силами заполнивший мир» [28. С. 109], - это, по сути, не вполне явное, но уже присутствующее выражение субстанциального начала как causa sui. Князева Елена Николаевна, Курдюмов Сергей Павлович https://cyberleninka.ru/article/n/sinergeticheskaya-paradigma-osnovnye-ponyatiya-v-kontekste-istorii-kultury Агни (agni) - один из основных богов Ригведы; бог огня во всех во всех его проявлениях: на небе (солнце) и в воде, но прежде всего бог жертвенного костра, возящий жертву к богам, откуда его названия жрец-хотар и вестник; убийца ночных демонов-ракшасов, бог домашнего очага, гость - в доме жертвователя; с А. связаны мифы о разных местах его рождения, его формах и о его бегстве в воды Вайшванара (vaicvanara букв. принадлежащий всем людям) - имя Агни, обозначающее огонь во всех его проявлениях: прежде всего на небе (солнце, молния), но также и на земле (жертвенный костер и домашний очаг), огонь вдохновения, свет среди людей, свет мысли и т.д. – Т.Я. Елизаренкова Ригведа X, 45. К Агни-Вайшванаре Группа гимнов X, 45-47 Ватсапри (Vatsapri). Размер - триштубх. В гимне рассматривается вопрос о тройной природе бога Агни. Он родился в трех местах: на небе, среди людей и в водах (стих 1). В РВ этот бог часто определяется эпитетом trisadhastha - имеющий три жилища. Число три и его мультипликации обыгрываются в связи с Агни (2, 3). Это мистическое представление в троице, трех ипостасях одного божества, отражено и в ритуале зажигания трех жертвенных костров. В остальном гимн содержит обычные восхваления Агни и просьбы к нему 1a…с неба родился Агни…- подразумевается Солнце 1b…от нас…- Т.е. на земле. Подразумевается огонь домашнего очага и жертвенного костра 1c…в водах - Это та форма Агни, которая называется Апам Напат - Отпрыск вод. Его, неослабевающего tritiym apsu nrmana ajasram 3b…в вымени неба divo…udhan…- Как поясняет Гельднер, в грозовой туче 3d…вырастили буйволы - Т.е. боги и первые жрецы 5a Поощритель наград crinam udaro - Имя udara - hap. leg. в РВ, в эпическом санскрите это употребитедьное прилагательное со значением благородный 5b…хранитель сомы somagopah 6c…твердую скалу расколол - Намек на миф Вала. См. примеч. I, 6 7a…с венцом из спиц aratih…См. примеч. к I, 58, 7 9b…лепешку, Пропитанную жиром apupam…ghrtavantam…- Вид жертвенной пищи, называемой пуродаш purodac 10d…в рожденном…в тех, кто должен родиться jatena…janitvaih - Имеются в виду сыновья 11d…открыли загон с коровами - Исполнение желаний изображается как повторение событий мифа Вала, с участниками которого отождествляется современные поэту жрецы 1 В первый раз с неба родился Агни, Во второй раз - от нас, знаток (всех) существ, В третий раз - в водах. Его, неослабевающего, Воспевает, зажигая, тот, чья мысль мужественна, чьи намерения прекрасны. 2 Мы знаем, о Агни, твои трижды троякие (жилища). Мы знаем твои жилища, распределенные по многим местам. Мы знаем твое высшее имя, которое в тайне. Мы знаем тот источник, откуда ты пришел. 3 Тебя в океане, в водах, в вымени неба Зажег, о Агни, тот, чья мысль мужественна, чей взор мужествен. Тебя, находящегося в третьем пространстве, В лоне вод вырастили буйволы. 4 Взревел Агни, как гремящее небо, Облизывая почву, смазывая растения. Едва лишь родившись, зажженный, он стал их высматривать. (Своим) светом сияет он между двух миров. 5 Поощритель наград, основа богатств, Возбудитель мыслей, хранитель сомы, Добрый сын силы, царь вод, Ярко сверкает он, зажигаемый перед утренними зорями. 6 Знамя всего, зародыш вселенной, Рождаясь, он заполнил оба мира. Даже твердую скалу расколол он, уходя вдаль, Когда пять народов почтили Агни. 7 Ревностный, чистый, с венцом из спиц, мудрый, Среди смертных помещен бессмертный Агни. Он гонит алый дым, вздымая вихрь, Светлым пламенем стремясь подняться к небу. 8 Выглядя как золотое украшение, он далеко засверкал, Незабываемым образом даруя светом срок жизни для блеска. Агни стал бессмертным благодаря жизненным силам, Когда его породило небо, имея прекрасное семя. 9 Кто тебе сегодня приготовил лепешку, Пропитанную жиром, о бог Агни с благородным пламенем, Поведи того дальше к счастью, К благосклонности, дарованной богами, о самый юный! 10 Дай ему волю в славных делах, о Агни! Дай ему долю в каждом произносимом восхвалении! Любимым у Сурьи, любимым у Агни пусть будет он! Пусть он бурно проявиться в рожденном (потомстве) и в тех, кто должен родиться! 11 Почитающие тебя, о Агни, изо дня в день Приобрели все желанные блага. Стремясь с тобою к богатству, Ревностные открыли загон с коровами. 12 Агни прославлен певцами, очень милый людям Вайшванара, хранитель сомы. Мы хотим призвать невраждебные Небо и Землю. О Боги, дайте нам богатство, состоящее из героев! https://web.archive.org/web/20160425101624/http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_863.htm *** Семаргл, тж. Семургло, Семерог(о)л(ов)ы, древнерусск. СЕМАРЬГЛЫ, СЬМУРЬГЛЪ, СЕМЬОРЕГЕЛЬИ - имя (эпитет), иранского происхождения, Бога огня Агни, часто выступающего как Солнце, т.е., фактически, еще один эпитет Солнца. Во Влескниге Семаргл наделен эпитетом "общий" - ведийский эпитет Агни Вайшванара, "принадлежащий всем людям", т.е. "общий для всех людей". См. тж. Агни. Агни, древнерусск. АГЕНЬ - огонь; Агни, Божество Огня (ср. санскр. agni огонь). Во многих однокоренных с санскритом русских словах звук "а" стал позже произноситься как "о", поэтому русское "акание", того типа, что мн. ч. "огни" произносится именно как древнее санскритское "агни" (кроме того, пожалуй, что "н" в такой позиции в русском произносится мягко), можно рассматривать как некое возвращение к старым произносительным особенностям. Огнебог, древнерусск. ОГНЕБЪГЪ (зват. п. ОГНЕБЪЖЕ) - эпитет Агни Бога, Бога Огня с огнекудрым ликом. Позже Огнебог назывался "Семаргл/ Семаргел" (см.). Агни-Огонь во всем, - и в небе, и в воде, и в очаге. Огнищанин, древнерусск. ОГНИЩАН - огнищан/ огнищанин, букв. "тот, у кого есть огнище", "хозяин/ владелец огнища". Огнище, древнерусск. ОГНИЩЕ - домашний очаг и Священный очаг; в отсутствие храмов или других нарочитых святилищ, обе эти функции совмещались в одном очаге. – Н.В. Слатин Проективное мышление. Прославление Триглава и Семерегла Се бо ящете первiе ТрiГлву покланяшете Вот, возьмитесь, первое, Триглаву поклонитесь Дощечка N 11 важна для нас тем, что в ней, видимо, поучение ученику, п.ч. начало ее текста начиналось с восхваления Богу, которого автор считает троичным; он обращается к отроку, которого посвящает в великую тайну - А. Кур В февральском номере Жар Птицы 1959 А. Кур опубликовал тексты дощечек 11 (цельная), 12 (отрывок) и 13 (отрывок) (с.15-17). Всё разбито на слова и снабжено примечаниями Дощ.11а,б Се бо ящете первiе ТрiГлву покланяшете Се яхом a i Тму влiкоу Слву поящехом Хвалiхом i Сварга Дiда Бжiа якожде Тено есе Родоу Божьску Нщельнiко а всенску рдоу студiц вещен яково тецЪ во лЪтЪ од крыне сва а во зме нiколеже не взмрзе А тоя воде жiвенце пiуще жiвiхомся доконе не преiдехом якожде све ко Нему убендехом до луце Егоiех раяiстiех А i Бгу Перневi ГрмоВрзецу а Бгу Пре а Боренiа ОрцЪхом Жiвента Явлены а не преставате Колiе врщате а Кii ны венде стезеоу правоу до бранiе а до Трiзнене Влiка о вся павщiа якове же iдоут ве жiвенте вЪщнiе по пълку Пруноiу А Бгу СвентоВiдiу Слву рцЪхом Се бо ста Бг Правiе a Явiе А Тому поiема песынiема яко Свт есе А чрезь Оне вiдяхом Свiет Зрящете а Яве быте А i Тоi нас о Навiе убрежешет А Тму хвлу пъiемо Пъехом плясасще Тему а взывахом Бгу нашiему якожде Тоi Земе СлонцеСуне нашiу а Звiздiа Дрезац а Свт КрiепцЪ Творяцете Слву СвiентоВiдiеве влку Слва Бгу нашiему То бо скрыбецете сердiе нашiе а се смехом одркохом сен одо злыа дЪянiа нашiа а добру тецехомсте Се бо отрце пущенiемо обыiмесе А рЪщете Се утворяiще Се бо Нь вiедЪте оуме ръзтргнещешi А по цо iсте Се бо те умiемо Се бо таiна влiка есе якожде i Сврг Перуно есе а СвентоВенд Тые Два есьва одържены о Сврзi а обаполы iа БiелоБг а ЦрнъБг сен пероутесе I Тоiе i Сврг држещете абые она Свнту не обыте пъврзещену По тоiе обасва Хърс Вльс Стрыб держетесе По за нь Вышень Леле Лiетiц Радогщ Колендо а Крышень I се о тва Удрзец Сывыi Яръ а ДажБо Се бо iны суте БiелоЯре Ладо Коупало СЪнiц Жiтнец ВЪнiц Зрнiц ОвсЪнiц Просiц Студец Ледiц а Лютец I по та Птiцец Зверенц Мiлiц Доздец Плдец Ягондец Пщелiц Тръстiц Кленчiц Езеренц Вiетрiц Сломiц Грiбiц Ловiщ Бесiедiц Снiезiц Странiц Свентiц Радiц Свiетiц Крвiц Красiц Травiц Стеблiц А за се соуте Родiц Маслiенц Жiвiц Вiедiц Лiствiц Квiецiц Водiщ ЗвЪздiц Грмiч СЪмiщ Лiпец Рыбiц Брезiч Зелiнц Горiц Страдiц Спасiц Лiствеврзiц Мыслiц Гостiц Ратiц Странiц Чурц Ръдiц А ту бо о сва ОгнБг Семьарегельi овщi а яро брзо роздено а щiстъ А то соуте ТрiГлвы обцi А се сва Онiе оде а тужде отроще одевЪрзещешi врата онiа а веiдешi во нь То бо есе красiен Раi Славьсекi А тамо Ра рiека тенце якова одЪлящешеть Сврьгу одо Яве Iа ЧенслоБг уцте дне нашiя а рещеть Бъговi ченсла сва А быте дне Сврзенiу нiже боте ноще а оусноуте Тоi бо се есе Явскi а Сыi есте во дне Бжьстiем А в носще нiкii есь iножде Бг ДiдДубСноп наш Слва Бгу Перуну ОгнКудру iже стрЪлiе на врзi вьрзе а верна предведе во стьзЪ поневжде есе Тоiе въiньм щест а соуд а яко ЗлтРоун Млств ВсПрвдьн ест Вот, возьмитесь, первое, Триглаву поклонитесь. Вот взялись мы, а и Тому великую Славу поём мы. Восхваляем и Сварга, Дида Божия, потому как Тот есть роду божьему начельник и всяческому роду родник вечный, который течет летом из крыниц (источников) своих, а зимой же никогда не замерзает. И эту воду живую пьюще, оживотворяемся, доколе не прейдем, потому как все к Нему убудем в луга Его райские. Да и Богу Перуну Громовержцу и Богу Битвы и Борения. Нарицаем (Его) Живящим Явленным, и (речем Ему) не переставать Колы (колесницы) вращать, и Который нас ведет стезею правою на брани и на тризны вликие о всех павших, кие же идут к жизни вечной по полку Перунову. И Богу Святовиду Славу речем мы. Вот, восстает (Он), Бог Прави и Яви. И Тому поем песни мы, потому как Свет есть (Он). И чрез Него видем мы Свет. Зрите - и Яви быти. А и Тот нас от Нави убережет, и Ему хвалу поем. Поем мы, пляшем Ему и взываем к Богу нашему, потому как Он Земле, Солнцу-Суне нашему и Звездам - Держатель и Света Крепитель. Творите Славу Святовиду великую. Слава Богу нашему! То ведь скорбит (скрыбецете) сердце наше, и вот мы отреклись от злых деяний наших и к Добру пришли мы с вами. Вот, отроки, с прощением (Велике Пущіння) обнимемся! И скажем: То сотворим. Вот ведь Его ведать - ум расторгнешь. А почто, воистину? Это ведь разумеем мы. Это ведь тайна великая есть, потому как и Сварог Перун есть и Святовид. (А) эти Два удерживаются во Сварге, и с обеих ее сторон Белобог и Чернобог борются. И Тех и Сварог держит, чтобы тому Свету не быть повержену. За теми Двумя - Хорс, Влес, Стрибог держатся. За ними - Вышень, Лель, Летиц, Радогощ, Колендо и Крышень. И вот за ними - Держатель Сивый, Яр и Даждьбог. Это по другому (по) суте - Белояр (март), Ладо, Купало, Сениц, Житнец, Вениц; Зерниц, Овсениц, Просиц, Студец, Ледиц и Лютец. И за теми - Птичиц, Зверенц, Милиц; Дождец, Плодец, Ягоднец; Пчелиц, Тростиц, Кленчиц; Езериц, Ветриц, Соломиц; Грибиц, Ловиц, Беседиц; Снежич, Страниц, Святиц; Радиц, Светиц, Коровиц; Красиц, Травиц, Стеблиц; А за теми - Родиц, Маслениц, Живиц; Ведиц, Листвиц, Кветиц (Цветиц); Водищ, Звездиц, Громич; Семищ, Липец, Рыбиц; Березич, Зелениц, Гориц; Страдиц, Спасиц, Листеверзиц; Мыслиц, Гостиц, Ратиц; Страниц, Чуриц, Родиц. И вот для всех Огнебог Семерегл - общий и ярый, быстро рожденный и чистый. А то (по) суте - Триглавы общие. И со всеми Ними иди. И тут-же, отроче, отворишь врата те и войдешь в них. То ведь есть прекрасный Рай Славянский. А там Ра река течет, которая отделяет Сваргу от Яви. И Числобог считает дни наши и речет Богу числа все - да быть дню небесному или же быть ночи, и уснуть. Те ведь есть Явские, и Сей есть во дне божеском. А в ночи никого нет, лишь бог Дед-Дуб-Сноп наш. Слава Богу Перуну Огнекудрому, который стрелы на врагов вержет, и верных вперед ведет по стезе, ибо есть Он воинам честь и суд, и, как Златорун, Милостлив и Всеправеден есть Влескнига, Жар-Птица и историческая память https://vk.com/doc399489626_501345325 https://www.litprichal.ru/work/332786/ *** ОгнБг Семьiрьгл Дощ.11 А ту бо о сва ОгнБг Семарегел овщi а яро брзо роздено а щiстъ Дощ.3а Сему БгуОгнiкуСьмурьглЪ рцемо показатiсе а восташетiсе небесi а се взетi ож до мудра свЪта...нарцемо Му iме iе ОгнеБъже а iдемосе трудiтi акi вск ден мъленiа утврша тЪлесы Дощ.31 Слвiхом ОгнеБга Семьiрьгла древо грызуща а сламу а огнекуде лiце розвiяштя во утiе в ден а вчерi А Тому быхом дiащi за соутворене брашно а пiтiя яко есь едiне хранiм во попелi А Того вздыiмо а горiтi Дощ.12 iаг Аще Сурi сiашетi поемо хвлу Бгом а Огнiщу Перунiу iже есь рЪком Потятiщ на врзi А рцемо влiка Слву ОцЪм ншiм ДЪдом яковi соуте бе Сврзе Прщемо тако трiще а iдемо стд ншiх ведмо iа на трвiе Колiбо вестi iа на iнь ступе iдемо Ъстi по дроузе хвлу Бзем вознсяще Слву пьяхом а тако до плдне а рщемо Слву влiку Хрсу ЗльтРнoi КолоВртящу a сурiану пiемо а тажде до вщере А по вщере колiбо ожде огнщi сльжена заждiемо а Слву вьщернiу пьiемо ДажБу нашоi Дощ.6е ОгнБг а дому томуа одеврате лiк свен од она Дощ.38б ДаждьБогъ на струзЪ своемъ бiяшетъ въ СварзЪ премоудрЪi якова есте сiня А струго тоii сiяшетъ А сряще то яко злато ОгнеБогом роспаленесть се бящеть ова щасе оседень огнщано, огнiщаны, огнiщанама статi а бытi земетрудiцi, нЪсть оуспокоенiя огнiщаномъ, огненьчы слузоi, i грдi i селы огнiщьсте, мужь iдяшеть о градоу до селы огнещенсьтi i кiем земе мiре, i грады i селы i огнiце о земiе оутворящете, градiе i селiа огнiц дубнех дымь огнь, огнкудр, огень смарь, огне в оiблаце, огiнь утворджiхом, палiм огнь вЪщень в градi НовЪ на Влховi, есь тамо i Пероуньiе нашь i земiе i добiхомься за огнiще племы нашiа, огнiца повсуде роскладаятi, два огнiща, блестще огнема многа, оставiсе ноще о вогнiще све, i твърiтi сосудi пецене во огнiщЪх а соуте бЪ гонцарi доблi, до огнiцы, тому врезмо д огнiца травы а клечвi Влеса славiтi, iма усЪдiтiся родъ Слвенъ а тоii бя огнiщанi якоже iма кiiждыi дiроу земну а огнiще Сварогу слвiтi а ДажьБгу кii же суть во СврзЪ ПрчстЪi Перуну, а ставете Снопа до огнiща а цтеть Го яко Оце Божска, такожьде пiiмо суре пытвоу о славоу ту пентекраты дено i огнiцы узгнехомь о доубы I тако Снопа влецiемо а рацiемо хвлу о Не, i огнiще твряе Дубу i Сънпоу якевь есе Сврг ПраЩоурь наше, i тахомь оселещетесе огне свеа палюще до Сврзе а жьртвы твряце благодарчете Бземь Молiхомь Патаре Дiаiе яко Тоi iзведе огнь iждеть МатырьСваСлава прiесеть на крыдлiех све ПраОцем нашiем i клiщеть МатрСва до Вшнiего яковье даял есе еiе огень до огнiцы нашiе Пiсне хвалы а Матыря спЪваще Тоя красна Птыцiя яква несе ПраЩурем нашем огнь до домы iа... Се бо се верзждехомь онiе дроу i то дiеяхомь брвне опросще I рiецiехомь яко iе iздiе... а по тiем заждiехомь огены сыльныа i верждiехомь до не брвене тое якожде агень быеть до небесы i тамо язень iе се трзещеть i се двоiа i трiе сен дiелыте I те iес знаце од Бозе яко любiсце жерьтва теа Дощ.30…Вот, бросаем то в яму и приговляем бревна ровные. И говорим, что есть iздiе, а после того зажигаем огонь сильный и бросаем в него бревна те, а огонь бьет до небес, и там язык его трепещет и раздваивается и натрое делится. И то есть знак от Богов, что любится жертва та Им и хотят Они ее https://web.archive.org/web/20101118215218/http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_196.htm

Ять: Матерь Всеслава, Танунапат, Нарашанса, Матаришван Молiхомь Патаре Дiаiе яко Тоi iзведе огнь iждеть МатырьСваСлава прiесеть на крыдлiех све ПраОцем нашiем Дощ.19 Молимся мы Питару Дию, потому как Он низвел Огонь, который Матерь Всех Слава приносит на крыльях своих Праотцам нашим. Матерь Всех, древнерусск. МАТЕР СВА - Матерь Всех (тж. МАТЕР/ МАТРЕ/ МАТР, МАТЫРЕ/ МАТЫРЬ/ МАТЫРЯ, ПТЫЦЯ МАТРЕ СВА; СВА - 1. в роли возвратно-притяжат местоимения свой, ~я, ~ё, ~и, ~их, ~ими и т.п. (ср. санскр. sva свой, собственный; мой, твой, его; n. собственное "я", родственник; собственность 2. все, всё, ~я, притяжат. всех); тж. МАТЫРЕ СВА НЩЕХ - Матерь Всех наших; МАТЫРЬ СЛВА - Матерь Слава; ПТЫЦЯ МАТРЕ СВА - Птица Матерь Всех; МАТЕР СВА СЛАВА - Матерь Всеслава (Всех Слава или Своя Слава). Упоминается только во Влескниге, сорок раз. "Та прекрасная Птица, которая несла огонь Пращурам нашим в дома их - Тоя красна Птыцiя яква несе ПраЩурем нашем огнь до домы iа", "Матерь Всех поет во Сварге о подвигах ратных". Указывает Русам как поступать. Словарь имен и терминов Влескниги. Н.В. Слатин https://web.archive.org/web/20171122065102/http://www.kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_424.htm Танунапат (tanunapat букв. отпрыск самого себя) - эпитет Агни Нарашанса (naracamsa букв. хвала мужей) - эпитет Агни (редко Пушана) Матаришван (mataricvan) - мифологический персонаж, похитивший в изначальном мире огонь для богов и для Ману Ригведа. Из словаря основных мифологических персонажей и ритуальных понятий. Составила Т.Я. Елизаренкова https://web.archive.org/web/20171122065102/http://www.kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_877.htm РВ III, 29. К Агни 11 Танунапат - зовется отпрыск Асуров; Нарашансой становится он, когда рождается; Матаришваном - когда сформировался в матери; Порывом ветра он стал в (своей) стремительности. РВ III, 5. К Агни Размер - триштубх. 3с…он взошел на вершину - Рену добавляет: de laire sacrale 4a-b Митрой становится Агни…Варуной…- Саяна отождествляет здесь Митру с солнцем (которое, в свою очередь является одной из форм Агни). Идентификация с Митрой, по мнению Гельднера, влечет за собой и идентификацию с Варуной. 5 Он наблюдал за…следом птицы…- Как отмечает в комментариях Гельднер, здесь употребляются выражения (кстати, не всегда ясные) символизирующие различные загадки мироздания. След птицы обозначает след солнца, пуп земли - место жертвоприношения, семиглавый - неясно, под веселием богов (devanam upamadam) подразумевается сома. 6c Кожаный мешок с пищей, полный жира (sasasya carma ghrtavat)…- Символическое обозначение мистического источника питания, наряду с вершиной земли, выменем неба. 7d…(своих) родителей - Т.е. Небо и Землю. 9b…вспыхнул…На вершине неба…пупе земли. - Солнце - на небе, костер - на небе жертвоприношения. 10b…Агни, становящийся высшим из источников света (uttamo rocananam) - Подразумевается солнце на небе. 11 = III, 1, 23 1 Пробужден Агни, красующийся навстречу утренним зорям, Вдохновенный пролагатель путей для поэтов. Широкогрудый, зажженный почитателями богов, Возница (жертвы), он растворил врата мрака. 2 Агни сильно возрос благодаря восхвалениям, Песням восхвалителей, гимнам, (он,) достойный поклонения, Любя многие проявления закона, Он вспыхнул как вестник при свете Ушас. 3 Агни был установлен среди племен человеческих, Зародыш вод, Митра, прямо идущий к цели благодаря закону. Желанный, достойный жертв, он взошел на вершину. Вот стал вдохновенный достойным призывов молитв. 4 Митрой становится Агни, когда зажжен, Митрой - (когда) хотар, Варуной - (когда) Джатаведас, Митрой- (когда) бодрый адхварью, домашний (бог), Митрой - в связи с реками и горами. 5 Он наблюдает за милой вершиной земли, следом птицы: Юный наблюдает за движением солнца. Агни наблюдает за семиглавым на пупе (земли). Он, возвышающийся, наблюдает за веселием богов. 6 Он создал себе достойное призывов милое имя Рибху, Бог, знающий все вехи. Кожаный мешок с пищей, полный жира, след птицы - Вот что Агни стережет неослабно. 7 Агни взошел на лоно, полное жира, С широким доступом, жаждущее (этого), (он,) жаждущий, Сверкающий, прозрачный, вздымающийся, чистый, Опять и опять он делает новыми {своих) родителей. 8 Едва родившись, он увеличивается благодаря растениям, Когда (они,) дающие побеги, укрепляют (его своим) жиром. Словно воды, низвергающиеся вниз, украшающие (себя), Рвется на простор Агни в лоне родителей. 9 И вот прославленный, юный (Агни) вспыхнул благодаря дровам, На вершине неба, на пупе земли. Как Митра Агни достоин призывов, (он,) Матаришван. Как вестник пусть привезет он богов на жертвоприношение! 10 Благодаря дровам, он укрепил небосвод, (он,) вздымающийся. (Этот) Агни, становящийся высшим из источников света, Когда Матаришван для Бхригу Зажег Агни, скрывавшегося возницу жертвы. 11 Приведи прямо к цели, о Агни, жертвенный напиток (и) многообещанную награду В виде коровы для того, кто постоянно призывает (богов)! Да будет нам сын, продолжающий род, плоть от плоти! О Агни, да будет нам твое благоволение! https://web.archive.org/web/20171122065102/http://www.kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_863.htm Есть при всем том некоторая часть гимнов РВ, ритуальный характер которых не вызывает сомнений, из них надо прежде всего назвать небольшую группу гимнов-апри (apri букв. умилостивление). Содержание их банально: оно сводится к просьбам к определенным божествам и приглашением их на жертвоприношение. Они неинтересны также в художественном отношении. Смысл их заключается в ином. Формально они примыкают к гимнам Агни, к которому обращены первые три стиха. Апри - название определенного типа литургических гимнов - приглашений ряда божеств на жертвоприношение. Гимны-апри связаны с древним обрядом жертвоприношения животных, который может составлять самостоятельный ритуал или начинать обряд жертвоприношения сомы. В РВ встречается 10 гимнов-апри, причем некоторые стихи и строки переходят из одного гимна в другой. Все эти гимны построены по одной модели. Для каждого стиха задано ключевое слово, набор которых является для данного жанра постоянным. Допустимы лишь очень незначительные варианты ключевого слова в каждом стихе. По этим вариантам, согласно туземной традиции, можно судить о различиях в ритуале у отдельных родов ведийских певцов. Так, в первых трех стихах гимна-апри обращаются к богу огня Агни, который во втором стихе должен быть назван одним из двух священных имен: Нарашанса (naracamsa букв. хвала людей) или Танунапат (tanunapat - сын себя самого). В первом случае в туземном оглавлении гимн называется apram, во втором - apriyah. Лишь изредка могут быть названы оба имени Агни одновременно. По числу ключевых слов гимны-апри могут состоять из 11-ти или 12-ти стихов (Т. Елизаренкова) II, 3. Гимн-апри Размер - триштубх, стих 7 - джагати 2d Да умастит он всех богов - sаm anaktu devаn - Букв, да соединит он богов, умащая (их) 3d Принесите жертву...о мужи! - Обращение к жрецам 4Ь...несущая прекрасное бремя - subhаram - т.е. несущая на себе богов 5Ь врата - dvаro 5d Очищая славную варну - varna - букв. цвет - обозначение социальной группы людей (первоначально по цвету их кожи) 6c-d Ткут они...нить. Украшение жертвы... - Как поясняет Гельднер, натянутая нить - это время, а пестрый узор, который ткут на основе, украшение - это само жертвоприношение 7d На пупе земли nabha prthivyah - На месте жертвоприношения…На трех вершинах! - На трех жертвенных кострах 9b Во исполнение...(молитв) рождается сын - Сын vira - основное значение этого слова муж, мужчина, герой 10a…дерево vanaspati - Подразумевается жертвенный столб, к которому привязано жертвенное животное 11 - СваГа! - svаha - возглас, приглашающий богов явиться на жертвоприношение 1 Зажженный, помещенный на землю, Агни Стоит, обращенный ко всем существам. Чистый хотар, (существующий) от века, очень мудрый Бог Агни пусть принесет жертву богам, (он,) достойный! 2 Нарашанса, смазывающий (все) места (жертвы), (Своим) величием уравновешивает три неба, (он,) прекрасно-пламенный, Орошающий жертву мыслью, кропящею жиром, - Да умастит он всех богов во главе жертвы! 3 Призванный, о Агни, нашей мыслью как достойный, Принеси сегодня жертву богам, (находясь) впереди человеческого (хотара)! Привези несотрясаемую толпу Марутов! Принесите жертву Индре, восседающему на соломе, о мужи! 4 О божественная жертвенная солома, возрастающая, дающая богатство из мужей, Разостланная для богатства на этом алтаре, несущая прекрасное бремя, - О Васу, сядьте на нее, умащенную жиром, О Все-Боги, Адитьи, достойные жертв! 5 Широко растворитесь, призываемые Божественные врата, дарующие приятный вход благодаря (нашим) поклонам! Да расступятся, (чтобы быть) просторными, нестареющие (врата), Очищая славную варну, богатую прекрасными мужами! 6 Ушас и Ночь, возросшие от века, (творят) для нас (Свои) благие деяния: словно две радостные ткачихи Ткут они вместе натянутую нить, Украшение жертвы, (они,) две дойные коровы, полные молока. 7 Два первых божественных хотара, более сведущих, Пусть правильно принесут жертву вместе с гимном, (они,) более прекрасные! Принося жертвы богам в урочное время, пусть они вместе умастят (жертву) На пупе земли, на трех вершинах! 8 Сарасвати, приводящая к успеху нашу поэтическую мысль, Богиня Ида, Бхарати, все преодолевающая, - Три богини, усевшись по своему желанию на эту жертвенную солому, Пусть охраняют нас надежною защитой! 9 Коричневатый, которого легко носить, наделяющий жизненной силой, - Во исполнение (наших молитв) рождается сын, любящий богов. Да развяжет у нас Тваштар пуповину - потомство! Да отправится также (жертвенное животное) на попечение богов! 10 Пусть присутствует дерево, (легко) отпускающее (жертвенное животное)! Пусть Агни под воздействием поэтических мыслей сделает жертву вкусной! Пусть божественный разделыватель туши, зная путь, Приведет к богам жертву, трижды умащенную! 11 Жир присущ (Агни), жир - его лоно, В жире он пребывает, жир - его место. По своему желанию привези богов! Опьяняйся! О бык, увези жертву, над которой возгласили: Свага! РигВеда. Инвариантность. Гимн-апри https://web.archive.org/web/20171122065102/http://www.kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_881.htm

Ять: Проективная математическая гармоника Созданная Птолемеем (II в. н.э.) и откомментированная Порфирием (III в. н.э.) «Гармоника» представляет собой фундаментальный труд, в котором изложена одна из наиболее значительных и оригинальных музыкально-теоретических концепций, возникших за два с половиной тысячелетия существования науки о музыке. Главные темы книги — происхождение гармонии, ее сущность и критерии; обнаружение ее в звуках, интервалах и системах; параллелизм музыкальной гармонии и гармонии физического мира («космоса»), а также внутреннего мира человека («души»). Оба трактата переведены с древнегреческого языка на русский впервые. *** III.4. О том, что гармоническая сила присутствует в любой высшей природе, но проявляется более всего посредством человеческих душ и небесных круговращений Итак, установлено в общих чертах, что гармоническая сила есть вид причины от разума — тот именно, который состоит в соразмерности движений; что созерцательная наука о ней есть вид математической науки — об отношениях воспринимаемых на слух различий (Т.е. математическая гармоника есть наука о числовых отношениях, в которых выражаются звуковые (воспринимаемые на слух) различия); что эта наука, приучая к созерцанию и размышлению, гармонизует тех, кто ею занимается. Надо еще добавить, что гармоническая сила, наряду с другими, по необходимости должна присутствовать во всем, что хоть сколько-нибудь содержит в себе начало движения, но особенно полно — в том, что приобщилось к природе более совершенной и разумной, будучи родственным ей; только тут и может проявляться такая сила, сохраняя целиком и в чистоте — насколько это достижимо — близость к тем отношениям, что производят должное и гармоничное в различных видах. Ведь и вообще все, что устроено природой, причастно некоторому разуму как в движениях, так и в материальных субстратах: где он способен сохраняться в надлежащей мере — там рождение, питание, спасение и все, что утверждается о лучшем, а где он лишается своей силы, там все противоположно сказанному и тяготеет к худшему. При этом он едва ли видится в изменчивых движениях самой материи, где, вследствие непостоянства, не определяется ни качество того, что от нее зависит, ни количество, в отличие от тех движений, которые совершаются по преимуществу среди эйдосов. И вот, к более совершенным и разумным по природе мы отнесли движения небесных тел — в том, что касается божественного; а что касается смертного — движения человеческих (в особенности) душ, поскольку лишь им присуще, наряду с первым, совершеннейшим движением — перемещением, — еще и свойство быть разумными. Рассматривая те и другие поочередно, мы увидим, насколько доступно человеку уразуметь, что они устроены согласно тем же гармоническим отношениям, что и звуки. Начнем с человеческих душ. 5. О соответствии консонансов главным различиям души (со всеми их видами) Главных частей души — три: мыслящая, чувствующая, опытная. Также и главных гомофонов и консонансов — три вида: октавный гомофон и консонансы квинты и кварты. Так что октава согласуется с мыслящей частью души, поскольку в них обеих больше простоты и равенства, меньше же различия, квинта — с чувствующей, а кварта — с опытной. В самом деле, как квинта ближе к октаве по сравнению с квартой, потому что квинта консонантнее (ее избыток ближе к равенству), так и чувствующая часть души ближе к мыслящей по сравнению с опытной, потому что и та причастна в некоторой мере разумению. И еще: в чем есть опыт, в том не обязательно есть чувство, а в чем чувство — не обязательно ум, но наоборот: в чем чувство — в том непременно и опыт, а в чем ум — в том непременно и опыт, и чувство; так же и там, где кварта, не обязательно будет квинта, а где квинта — не обязательно октава, но где октава, там непременно и кварта, и квинта, потому что [консонансы] состоят из весьма несовершенных эммелий и их сочетаний, а [гомофоны] — из более совершенных (консонансов). Далее, можно назвать три вида опытной части души, равночисленные видам кварты: возрастание, расцвет, убывание; таковы ведь ее главные способности. У чувствующей части — четыре вида, равночисленные видам квинтового консонанса: зрение, слух, обоняние, вкус (если считать осязание как бы их общим достоянием, ибо все чувства формируют восприятия так или иначе прикасаясь к чувственному). Наконец, у особенно разветвленной мыслящей части — семь видов, равночисленных видам октавы: представление, связанное с восприятием чувственного; ум, связанный с первичным впечатлением; понимание, связанное с фиксацией отпечатков в памяти; размышление, связанное с отысканием и извлечением из памяти; мнение, связанное с поверхностным предположением; разум, связанный с верным суждением; научное познание, связанное с постижением истины. Затем, при ином разделении нашей души — на разумную часть, яростную и вожделеющую, разумную все из-за того же равенства мы бы, естественно, сопоставляли с октавой; яростную, приближающуюся отчасти к той, — с квинтой; а вожделеющую, расположенную в самом низу, — с квартой. Все остальное, что касается их достоинств и величины, может быть получено примерно так же и из этих [главных частей], причем наиболее значимые разновидности их добродетелей окажутся опять же равночисленными видам первых консонансов, ибо и в звуках эммелика есть некая их добродетель, а экмелика — порочное! Применительно же к душам, добродетель — некоторым образом их эммелика, а порочность — экмелика. И наконец, еще одно, что общее в обоих родах, гармония частей — в их согласии с природой, и негармоничность — в несогласии... Клавдий Птолемей. Гармоника в трех книгах; Порфирий. Комментарий к «Гармонике» Птолемея / Издание подготовил В. Г. Цыпин. — М.: Научно- издательский центр «Московская консерватория», 2013. 456с. https://vk.com/doc271202244_512694207?hash=b82b1b258f750faa37&dl=123170d1720e71ef32 Худ. Юстус ван Гент (1410 - 1480). Птолемей Одним из крупнейших теоретиков музыки эпохи эллинизма был известный древнегреческий астроном, астролог, математик, механик, оптик и географ Клавдий Птолемей (83 -161). Птолемей жил и работал в Александрии, в Римском Египте (достоверно — в период 127—151 гг.), где проводил астрономические наблюдения. Птолемей является автором классической античной монографии «Альмагест», которая стала итогом развития античной небесной механики и содержала практически полное собрание астрономических знаний Греции и Ближнего Востока того времени. Он оставил глубокий след и в других областях науки — в оптике, географии, математике. Клавдий Птолемей — одна из крупнейших фигур эллинизма. В астрономии Птолемею не было равных на протяжении целого тысячелетия. *** «Гармоника» состоит из трёх книг. В первой рассматриваются цели и задачи науки о гармонии, говорится о звуках, интервалах, родах и т.д. Во второй книге разбираются структура и обозначения ладов, в третьей говорится о космическом значении музыки, проводятся параллели между движениями светил и музыкальными интервалами. В "Гармонике" Птолемея отражается и борьба различных художественных направлений, в ней довольно остро сталкивается эстетика Аристоксена и музыкальная теория пифагорейцев. Поэтому трактат Птолемея нуждается в пристальном изучении, так как он даёт весьма полное представление об основных тенденциях развития позднеантичной музыкальной эстетики. Прежде всего Птолемей ставит вопрос о том, каковы способы познания и изучения гармонии. Этому посвящена первая глава его трактата "О критериях гармонии". Здесь Птолемей называет два средства, с помощью которых познаётся гармония: слух и разум. Он, следовательно, не отвергает значение слуха в познании музыки. Но при этом Птолемей недвусмысленно заявляет, что главенствующее положение должен занимать разум, а не слух. Как и всякое чувство, говорит Птолемей, слух может познавать только частное и особенное, его показания не являются отчетливыми и постоянными. По словам Птолемея, слух всегда нуждается в "регулятивном действии разума - вроде бы как бы в палке надсмотрщика". Поэтому, заключает Птолемей, на слух можно полагаться только до определённой степени, когда нужно обнаружить грубую, явную ошибку в исполнении; для более точного суждения следует прибегать к измерению и логическому анализу. Птолемей ищет золотую середину между рациональной и слуховой теорией музыкального восприятия и, как кажется на первый взгляд, занимает среднее, нейтральное положение в споре между последователями Пифагора и Аристоксена. Но как только дело касается серьёзных, узловых проблем музыкальной теории, он без колебаний переходит на сторону пифагорейцев. Птолемей ставит вопрос об отношении гармонии к трём самым необходимым, по его словам, началам: материи, движению и виду (эйдосу). К кому из них относится гармония? "Материя является субстратом и отвечает на вопрос - "из чего?". Движение является причиной и отвечает на вопрос - "почему?". Вид является конечной целью и отвечает на вопрос - "для чего?". Можно показать, что гармония не является субстратом, ибо она обладает активно-творческой, а не пассивной природой. Не является она и целью, поскольку, напротив, она сама служит некоторым целям, каковы мелодизация, ритмизация, соразмерность и упорядоченность. Однако она может быть понята в качестве причины, по которой субъект принимает характерный вид". Но все причины можно разделить на три вида: природное, логическое и божественное. Гармония не относится ни к природе, ни к божеству. Её можно отнести к логическому началу, которое занимает промежуточное положение между первыми двумя, и как логическая причина гармония может выступать в трёх формах: в качестве разума, искусства и в качестве нравственного качества (этоса). "Гармония выявляет среди слышимого особый порядок, который мы называем мелодическим, поскольку при теоретическом рассмотрении она обнаруживает соразмерность, то есть выступает в качестве разумного начала; с точки зрения исполнительской музыки выступает как искусство, а с точки зрения постигаемого опыта она выступает как этос". Из всего этого обширного теоретического рассуждения можно сделать следующие выводы. Во-первых, гармония, как её понимает Птолемей, не является материальной, она относится к области движения. Во-вторых, гармония является причиной, так как в ней всегда имеется достижение определённой цели. И, в-третьих, как особый вид логической причины, гармония осуществляется в виде определённого порядка, мастерства и этоса. Такова структура понятия гармонии в интерпретации Птолемея. У Птолемея также можно заметить отзвуки учения о "гармонии сфер". Он находит соответствие между различными видами музыкальных созвучий с движениями планет и Солнца. Движение звуков от высоких к низким и обратно соответствует, по его мнению, движению светил к зениту и от зенита. Движениям небесных сфер соответствуют и лады. Так дорийский лад, как самый основной, подобен движению светил по экватору, а миксолидийский и гиподорийский лады сравниваются с северным и южным тропиками. Наконец, каждая планета при своём движении издаёт определённый, характерный для неё звук. Так музыкальная космология сочетается у Птолемея с астрологией, с фантазиями о положении звёзд и их музыкальном настрое. Чтобы найти наглядные соответствия музыкальных созвучий математическим и геометрическим величинам, Птолемей брал круг, разбивал его на 12 частей, а затем сравнивал музыкальные системы с этими частями. Он говорил, что диапазон квинты соответствует треугольнику, вписанному в круг, так как при этом круг делится на три части по 120 градусов, диапазон кварты - вписанному квадрату, разделяющему круг на четыре части по 90 градусов и т.д. Тон соответствует 1/12 части круга, то есть 30 градусам. Наряду с этим, мы находим у Птолемея параллели между музыкальной гармонией и способностями человеческой души или различными добродетелями. Так, три диапазона - октава, пентада и тетрада - соответствуют трём способностям души: разуму, чувству и воле. В свою очередь, три диапазона тетрады соответствуют трём волевым способностям: умеренности, сдержанности, совести. Четыре созвучия пентады соответствуют четырём способностям чувства: кротости, бесстрашию и др., а семь диапазонов октавы - семи добродетелям разума - остроте ума, развитости, сообразительности, мудрости, опытности, проницательности и высшей добродетели - справедливости. Ей соответствует в целом вся гармоническая система. Таким образом, музыкальная гармония у Птолемея трактуется в духе космической и нравственной символики. В этом виде музыкальная теория Птолемея была унаследована средневековой теорией музыки. По материалам: Шестаков В.П. История музыкальной эстетики https://zen.yandex.ru/media/id/5ac690d8f0317343e9d4e168/ptolemei-o-garmonii-muzyke-i-dushe-5da34ded5d636200b0e8ed41?utm_

Ять: Интересным примером применения наилучших приближений, получаемых с помощью непрерывных дробей, служит математическое объяснение того, почему со времен Баха используется равномерно темперированная шкала, содержащая 12 полутонов в каждой октаве. Наряду с основным тоном музыкального инструмента (вызываемого, например, колебанием струны) звуковое колебание содержит ряд обертонов, создающих тембровую окраску звука. Если, например, длина струны L такова, что (при заданном натяжении) она издает звук До первой октавы, соответствующий (например) w = 512 колебаниям в секунду, то струна длиной 2/3 L (на струнных инструментах эта длина получается нажатием пальца в соответствующем месте) издает звук, имеющий частоту 3/2w (натуральная квинта), а струна длиной L/2 издает звук, имеющий частоту 2w (октава). Эти обертоны, прежде всего, присутствуют в основном тоне. Наше ухо улавливает при сравненни высоты двух звуков не отношение их частот, а логарифм этого отношения. Если принять интервал в одну октаву (переход от звука До первой октавы к звуку До второй октавы) за единицу, то основание логарифмов надо выбрать так, чтобы было loga(2w/w) = 1, т.е. loga2 = 1 Отсюда видно, что а = 2. Натуральная же квинта воспринимается слухом как интервал, меньший октавы, - а именно, как ее часть, равная log2(3/2w:w) = log23 - 1 В своем классическом произведении - Хорошо темперированный клавир - Иоганн Себастиан Бах написал 24 фуги для клавира, у которого произведена равномерная темперация, т.е. деление октавы на 12 равных (по слуху) интервалов (полутонов). Почему исторически возникло деление октавы именно на 12 интервалов? Ответ дает теория непрерывных дробей. Наш слух естественно воспринимает именно натуральную квинту, и делить октаву надо на столько частей, чтобы число log23 - 1 хорошо приближалось дробью с выбранным знаменателем (иначе слух будет отмечать диссонанс звуков). Разложив это число в непрерывную дробь, находим (это легко сделать с помощью калькулятора) log23 - 1 = 0,5849625 = 1/ (1 + 1/ (1+ (2 + 1/ (2 + 1/ (3 + …))))) Подходящими дробями будут 1; 1/2; 3/5; 7/12; 24/41; … Приближения 1 и 1/2 слишком грубые (первое из них означает, что мы приравниваем натуральную квинту к октаве!). Приближение 3/5 соответствует пентатонике, существующей у народов Востока, а приближение 7/12 самое удачное. Оно соответствует делению октавы на 12 частей (полутонов), и 7 таких полутонов соответствуют квинте. Сравнение числа log23 - 1 с числом 7/12 = 0,5833… показывает качество приближения: разница высот натуральной квинты и темперированной квинты (7 полутонов) не улавливается даже профессиональными музыкантами. Заметим, что, кроме звука Соль (семь полутонов от звука До), важную роль играют следующие звуки, входящие в основные трезвучья: фа: длина струны 3/4L, частота 4/3w; log2 (4/3w:w) = 2 - log23 ~~ 5/12 (где знак ~~ означает - приближенно равно) ми: длина струны 4/5L, частота 5/4w; log2 (5/4w:w) = log25 - 2 ~~ 4/12 ми бемоль: длина струны 5/6L, частота 6/5w; log2 (6/5w:w) = 1 + log23 - log25 ~~ 3/12 Отметим, что приближение для натурального звука Ми (4 интервала от основного тона) является не таким хорошим, как для натуральной квинты, и скрипачи различают звуки Ми диез и Фа Из примечаний В.Г. Болтянского к книге Феликса Клейна (1849-1925) Элементарная математика с точки зрения высшей. Т.1. Пер. с нем. (Под ред. В.Г. Болтянского. - 4-е изд. - М., Наука. Гл.ред.физ-мат. лит. 1987) https://web.archive.org/web/20180328102957/http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_165.htm

Ять: Математику изобретают или открывают? Рафаэль. Афинская школа. 1510-1511. Фреска Ватиканского дворца в Риме. Это величайшее творение Рафаэля является торжественным гимном науке. В центре фрески изображены Платон и Аристотель, внизу слева - Пифагор, справа - Евклид (или Архимед) из книги Александра Волошинова «Математика и искусство» (2-е издание, доработанное и дополненное. Москва: Просвещение, 2000, 400c.) https://vk.com/doc65183_437352619 …До недавнего времени у нас непререкаемым считалось определение математики Ф. Энгельса: «Чистая математика имеет своим объектом пространственные формы и количественные отношения действительного мира». Это определение указывало не только на предмет математики, но и на его происхождение — реальный мир. Неудивительно, что воинствующий материалист Энгельс подчеркивал именно это свойство математики: «Но совершенно неверно, будто в чистой математике разум имеет дело только с продуктами своего собственного творчества и воображения. Понятия числа и фигуры взяты не откуда-нибудь, а только из действительного мира». Земным происхождением объяснялась и эффективность математики в естествознании. …Однако гораздо больше, нежели определение математики, и математиков, и физиков, и философов волнует другая животрепещущая философская проблема математики — проблема отношения математики и реальности. Математику изобретают или открывают? Действительность создает математику или математика творит реальность? Откуда у математики чудесный дар описывать и даже предсказывать законы природы? Первый вариант ответа на эти вопросы нам уже дал Энгельс. Разумеется, он не был оригинален в своем ответе. За сто лет до него французский философ-просветитель Дени Дидро (1713—1784) в работе «Мысли об интерпретации природы» высказал мысль о том, что математики выбирают аксиомы так, чтобы их следствия — теоремы — согласовывались с опытом. Потому-то и выпало столько желчного неприятия и насмешек на долю создателя «воображаемой» геометрии Н.И. Лобачевского (1792—1856), что теоремы его геометрии не согласовывались с чувственным опытом. Второй вариант ответа восходит к Пифагору, считавшему, что числа правят миром. Эту мысль развил Платон в философско-художественной теории анамнезиса (греч. воспоминание). Платон считал абсолютные математические идеи объективно существующими на небе. Душа человека первоначально также обреталась на небе и впитывала эти идеи. Затем, когда начинается земной цикл жизни души, она «припоминает» эти божественные идеи и воплощает их в математических аксиомах и философских учениях. Понятно, что все эти «воспоминания» человека только жалкая тень того божественного великолепия идей, что царит на небе. Несмотря на сказочную форму, идеи Платона несут в себе глубочайшее философское содержание и их разделяют самые крупные ученые. В подтверждение на полях приведены слова современного американского историка математики Мориса Клайна, «припоминающие» Платона не только по существу, но и по силе выразительности: Бог вложил в мир строгую математическую необходимость, которую люди постигают лишь с большим трудом, хотя их разум устроен по образу и подобию божественного разума. Следовательно, математическое знание не только представляет собой абсолютную истину, но и священно, как любая строка Священного Писания. Исследование природы — занятие столь же благочестивое, как и изучение Библии. Между этими двумя полюсами есть много других философских воззрений на соотношение математики и действительности. Среди них и знаменитое учение Канта о том, что мы не знаем и не можем знать природу, ибо наши чувства искажают ее и формируют наши представления о природе в соответствии с врожденными интуитивными представлениями о пространстве и времени…

Ять: Числобог - бог времени Пусть несколько искр больших искусств упадет в умы современников - Велемир Хлебников Числобог Художник Виктор Корольков *** Iа ЧенслоБг уцте дне нашiя а рещеть Бъговi ченсла сва А быте дне Сврзенiу нiже боте ноще а оусноуте Тоi бо се есе Явскi а Сыi есте во дне Бжьстiем А в носще нiкii есь iножде Бг ДiдДубСноп наш И Числобог считает дни наши и речет Богу числа все - да быть дню небесному или же быть ночи, и уснуть. Те ведь есть Явские, и Сей есть во дне божеском. А в ночи никого нет, лишь бог Дед-Дуб-Сноп наш Влескнига. Дощ.11 - перевод Николая Слатина *** Вот я, например, уверен, что в каком-то смысле, если бы материального мира не существовало, математика все равно была бы Игорь Ростиславович Шафаревич. О наболевшем в вопросах и ответах. - Записки русского экстремиста. http://liv.piramidin.com/politica/shafarevich_i_r/shafarevich_i_r_zapiski_rus_ekstr/shafarevich_i_r_zapiski_rus_ekstr.htm ...Один мой друг, геолог, высказал следующую мысль. Многие виды гибли из-за гипертрофированного развития признаков, первоначально очень полезных для их выживания (например, громадная броня гигантских третичных ящеров). Для Homo sapiens эту роль может сыграть его интеллект: способность к холодному рациональному мышлению, не ограниченному моралью и жалостью. Математика, несомненно, как-то связана со способностью к такому алгоритмическому, машинообразному мышлению. С другой стороны, она глубоко связана с эстетическим чувством, которое способно служить противоядием для этой тенденции. И математик имеет свободу выбора принять участие в том или другом направлении развития человечества Игорь Шафаревич. Математическое мышление и Природа https://www.mathedu.ru/text/mo_1998_2/p75/ Все сведения, которыми мы располагаем, находятся в работе А.Г. Маша «Богослужебные древности ободритов из храма Ретры на Толенцском озере». Точнейшим образом скопированные с оригинала в виде гравюр Даниелем Вогеном, придворным живописцем Стрелица герцогства Мекленбургского вместе с разъяснениями господина Андреаса Готтлиба Маша, придворного священника, консистория, советника и суперинтенданта Мекленбургского Стрелица». Готтлиба Маша описывает в этой книге свою часть коллекции из храма Ретры. Вот как Маш описывает эту статуэтку: «Цислбог. Статуэтка весит 1 фунт 12 и 1/2 лотов, высота без подставки составляет 6 и 1/2 дюйма. Внутри она полая и отлита таким образом, что стержень, на котором она крепилась, проходит сзади между ног, ничем не прикрытый. Благородная патина свидетельствует о подлинной древности предмета. Лицо на этой статуэтке человеческое, несколько искажённое, без бороды, на голове спереди неряшливые всклокоченные курчавые волосы. Грудь серьёзно повреждена огнем, руки неразличимы и слабо выражены. Нижняя часть туловища прикрыта одеянием со складками». Вот что Маш пишет об атрибутивной составляющей статуэтки: «Луна, из которой на расстоянии в 4 дюйма торчат рога, представлена расколотой, так что изображение как бы проникает через луну. На передней стороне месяц проходит поперёк груди, а на обратной стороне – поперёк спины. На левой стороне висит четырёхугольный колчан, в который вложены четыре стрелы. С оборотной стороны на голове что-то вроде шлема, который на затылке выше, чем спереди и складки которого сходятся ко лбу. Руки здесь едва заметны. Под месяцем идёт фалда со складками. Левая нога на этой стороне отсутствует, и её место занимает стержень». Надписи на статуэтке Маш прочитал следующим образом: «На колчане с передней стороны КРИККИ111 , а с обратной на месяце – РЪЕТРА, а внизу рядом со стержнем – ЦИСЛБОГ. Первое слово, как кажется, на греческом языке что-то вроде КРИГ – возможно, это означает кольцо на руке, а вообще вещь, которую навешивают, то есть амулет. Второе слово определяет место, где почитался этот идол – Ретра. Третье составлено из двух частей – Цисл и Бог. Мне оно неизвестно». Сам же Маш делает следующие выводы: «Конечно, венды знали о римской или греческой Диане. Месяц и колчан со стрелами свидетельствуют об этом. Вместе с вендами жили и греки, от которых они могли получить сведения о ней». Отчасти дополняет и развивает идеи А.Г. Маша Н.М. Карамзин. Карамзин пишет в «Истории государства Российского. Том 1. Глава III. О ФИЗИЧЕСКОМ И НРАВСТВЕННОМ ХАРАКТЕРЕ СЛАВЯН ДРЕВНИХ» «…Венды Мекленбургские доныне сохранили некоторые обряды веры Одиновой. — Прусские надписи на истуканах Перкуна, бога молнии, и Парстуков или Берстуков, доказывают, что они были Латышские идолы; но Славяне молились им в Ретрском храме, так же как и Греческим статуям Любви, брачного Гения и Осени, без сомнения отнятым или купленным ими в Греции. — Кроме сих богов чужеземных, там стояли еще кумиры Числобога, Ипабога, Зибога или Зембога, и Немизы. Первый изображался в виде женщины с луною и знаменовал, кажется, месяц, на котором основывалось исчисление времени». Числобога мы встречаем и у Велимира Хлебникова в «Скуфья Скифа», автор придерживается выдвинутой концепции Карамзина, что Числобог – Бог времени: « — Числобог? — спросила Подага.- Он стал где-то королем государства времени». http://slaviy.ru/slavyanskie-bogi/bog-chislobog/ Велимир Хлебников. СКУФЬЯ СКИФА - Идем сюда,- сказал Ка,- где Скифы из Сфинкса по утрам бегают по золотистому песку. ... Я помнил слова седого жреца: "У вас три осады: осада времени, слова и множеств". Да, государство людей, родившихся в одном году. Да, таможенные границы между поколениями, чтобы за каждым было право на творчество. Правда, их тела нам не нужны. Но ведь отдельные тела - листья, и остается еще дуб. Пусть он воет от наших ударов - что нам до листьев? - их много, и на смену одному вырастет другой. ... - Где Числобог? - спросил я его. Он вынул змею и сказал: - Ветер знает, моя бог не знает. - Стрибог, ты синий и могучий, ты, верно, знаешь, где Числобог? - Нет,- ответил,- я должен сейчас как буря погнать над морем стадо ласточек. Спроси Ладу - она среди лебедей и лелек. Лада направила к Подаге. Подага холодно убивала зайца о ружье и в белой шубке стояла на поляне. Знакомые серо-голубые глаза удивили меня. - Числобог? - спросила Подага.- Он стал где-то королем государства времени. Две гончие своим зовом прервали разговор. Это меня удивило. Как? Он собирал подписи своих первых подданных? Числобог мог стать королем времени? Легкий вздох вырвался вслед навсегда исчезнувшей Подаге. Привыкший везде на земле искать небо, я и во вздохе заметил и солнце, и месяц, и землю. В нем малые вздохи, цак земли, кружились кругом большого. Что ж, от этого Подага не вернется. И даже лай ее гончих становится -все тише и тише. Я стал думать про власть чисел земного шара. Еще уравнение вздохов, потом уравнение смерти. И всё. На этом государстве не будет алой крови, а только голубая кровь неба. Даже среди животных различают виды не только по внешнему виду, но и по нравам. Да, мы искусные и опасные враги и не скрываем этого. Я был у озера среди сосен. Вдруг Лада на белоструй-ном лебеде с его гордым черным клювом подплыла ко мне и сказала: - Вот Числобог, он купается. Я посмотрел в озеро и увидел высокого человека с темной бородкой, с синими глазами в белой рубахе и в серой шляпе с широкими полями. - Так вот кто Числобог,- протянул я разочарованно.- Я думал, что (что-нибудь) другое! - Здравствуй же, старый приятель по зеркалу,- сказал (я, протягивая) мокрые пальцы, Но тень отдернула руку и сказала: - Не я твое отражение, а ты мое. Я понял это и быстрыми шагами удалился в лес. Море призраков снова окружило меня. Я этим не смущался. Я знал, что - 1 нисколько не менее вещественно, чем 1; там где есть 1, 2, 3, 4, там есть и -1, и -2, -3, и -1, и -2 , и -3 . Где есть один человек и другой естественный ряд чисел людей, там, конечно, есть и -человека, и ; -2 людей и -3 людей и n людей = -m людей. Я сейчас, окруженный призраками, был 1 = -человека. Пора научить людей извлекать вторичные корни из себя и из отрицательных людей. Пусть несколько искр больших искусств упадет в умы современников. А очаровательные искусства дробей, постигаемые внутренним опытом! http://poesias.ru/proza/hlebnikov-velimir/hlebnikov1022.shtml

Ять: Платон. ТИМЕЙ (Сократ, Тимей, Критий, Гермократ) Сократ. Один, два, три – а где же четвертый из тех, что вчера были нашими гостями, любезный Тимей, а сегодня взялись нам устраивать трапезу? Тимей. С ним приключилась, Сократ, какая-то хворь, уж по доброй воле он ни за что не отказался бы от нашей беседы. Сократ. Если так, не на тебя ли и вот на них ложится долг восполнить и его долю? Тимей. О, разумеется, и мы сделаем все, что в наших силах! После того как вчера ты как подобает исполнил по отношению к нам долг гостеприимства, с нашей стороны было бы просто нечестно не приложить усердия, чтобы отплатить тебе тем же. Сократ. Так. Но помните ли вы, сколько предметов и какие именно я предложил вам для рассуждения? Тимей. Кое-что помним, а если что и забыли, ты здесь, чтобы напомнить нам; а еще лучше, если это тебя не затруднит, повтори вкратце все с самого начала, чтобы оно тверже укрепилось у нас в памяти. Сократ. Будь по-твоему! Если я не ошибаюсь, главным предметом моих рассуждений вчера было государственное устройство – каким должно оно быть и каких граждан требует для своего совершенства. Тимей. Так, Сократ; и описанное тобой государство всем нам очень по сердцу. Сократ. Не правда ли, мы начали с того, что отделили искусство землепашцев и прочие ремесла от сословия, предназначенного защищать государство на войне? [1] Тимей. Да. Сократ. И, определив, что каждый будет иметь сообразно своей природе подходящий лишь ему род занятий и лишь одно искусство, мы решили: те, кому придется сражаться за всех, не должны быть никем иным, как только стражами города против любой обиды, чинимой извне или изнутри; им должно кротко творить справедливость по отношению к своим подчиненным, их друзьям по природе, но быть суровыми в битве против любого, кто поведет себя как враг. Тимей. Совершенно верно. Сократ. Притом мы рассудили, что по природе душа этих стражей должна быть и пылкой, и в то же время по преимуществу философической, чтобы они могли в надлежащую меру вести себя и кротко, и сурово по отношению к тем и другим. [2] Тимей. Да. Сократ. А как быть с воспитанием? Их нужно упражнять в гимнастических, мусических и прочих науках, которые им приличествуют, не правда ли? [3] Тимей. Еще бы! Сократ. А еще мы говорили, что, когда они пройдут все эти упражнения, они не должны считать своей собственностью ни золота, ни серебра, ни чего-либо иного. Вместо этого они будут получать от тех, кого они охраняют, содержание, соразмерное их скромным нуждам, и тратить его сообща, кормясь вместе от общего стола. Они должны непрерывно соревноваться в добродетели, а от прочих трудов их надо избавить [4]. Тимей. Именно так и было сказано. Сократ. Речь зашла и о женщинах, и мы решили, что их природные задатки следует развивать примерно так же, как и природные задатки мужчин, и что они должны делить все мужские занятия как на войне, так и в прочем житейском обиходе. [5] Тимей. Да, так было решено. Сократ. А как с произведением потомства? Это уж, наверно, хорошо запомнилось по своей необычности. Не правда ли, речь шла о том, что все относящееся к браку и деторождению должно быть общим, и мы хотели добиться того, чтобы никто и никогда не мог знать, какой младенец родился именно от него, но каждый почитал бы каждого родным себе: тех, кто родился недалеко по времени от него самого, – за братьев и сестер, а старших и младших соответственно либо за родителей и родителей родителей, либо же за детей и внуков? [6] Тимей. Да, это в самом деле легко запомнить, как ты говоришь. Сократ. Затем мы сказали, как ты, может быть, помнишь, что ради обеспечения возможно лучшего потомства на должностных лиц обоего пола возлагается обязанность устраивать браки посредством хитрости со жребием, так, чтобы лучшие и худшие сочетались бы е с равными себе и в то же время никто не испытывал бы неудовольствия, но все полагали бы, что этим распорядилась судьба. [7] Тимей. Да, я припоминаю. Сократ. Далее, дети лучших родителей подлежат воспитанию, а дети худших должны быть тайно отданы в другие сословия; когда же они войдут в возраст, правителям надлежит следить и за теми, и за другими и достойных возвращать на прежнее место, а недостойных отправлять на место тех, кто возвращен. Не так ли? [8] Тимей. Да. Сократ. Что же, любезный Тимей, удалось нам вкратце восстановить ход наших вчерашних рассуждений, или мы что-нибудь упустили? Тимей. Да нет, Сократ, ты перечислил все, о чем мы говорили. Сократ. Тогда послушайте, какое чувство вызывает у меня наш набросок государственного устройства. Это чувство похоже на то, что испытываешь, увидев каких-нибудь благородных, красивых зверей, изображенных на картине, а то и живых, но неподвижных: непременно захочется поглядеть, каковы они в движении и как они при борьбе выявляют те силы, о которых с позволяет догадываться склад их тел. В точности то же самое испытываю я относительно изображенного нами государства: мне было бы приятно послушать описание того, как это государство ведет себя в борьбе с другими государствами, как оно достойным его образом вступает в войну, как в ходе войны его граждане совершают то, что им подобает, сообразно своему обучению и воспитанию, будь то на поле брани или в переговорах с каждым из других государств. Так вот, Критий и Гермократ, мне ясно, что сам я не справлюсь с задачей прочесть подобающее похвальное слово мужам и государству. И в моей неспособности нет ничего странного: мне кажется, что этого не могут и поэты, будь то древние или новейшие. Не то чтобы я хотел обидеть род поэтов, но ведь всякому ясно, что племя подражателей легче и лучше всего будет воссоздавать то, к чему каждый из них привык с ранних лет, а то, что лежит за пределом привычного, для них еще труднее хорошо воссоздать в речи, нежели на деле. Что касается рода софистов [9] я, разумеется, всегда считал его весьма искушенным в составлении разнообразных речей и в других прекрасных вещах, но из-за того, что эти софисты привыкли странствовать из города в город и нигде не заводят собственного дома, у меня есть подозрение, что им не под силу те дела и слова, которые свершили и сказали бы в обстоятельствах войны, сражений или переговоров как философы, так и государственные люди. Итак, остается только род людей вашего склада, по природе и по воспитанию равно причастный философским и государственным занятиям. Вот перед нами Тимей: будучи гражданином государства со столь прекрасными законами, как Локры Италийские [10], и не уступая никому из тамошних уроженцев по богатству и родовитости, он достиг высших должностей и почестей, какие только может предложить ему город, но в то же время поднялся, как мне кажется, и на самую вершину философии. Что касается Крития, то уж о нем-то все в Афинах знают, что он не невежда ни в одном из обсуждаемых нами предметов. Наконец, Гермократ, по множеству достоверных свидетельств, подготовлен ко всем этим рассуждениям и природой, и выучкой. Потому-то и я вчера по зрелом размышлении охотно согласился, вняв вашей просьбе, изложить свои мысли о государственном устройстве, ибо знал, что, если только вы согласитесь продолжать, никто лучше вас этого не сделает; вы так способны представить наше государство вовлеченным в достойную его войну и действующим сообразно своим свойствам, как никто из ныне живущих людей. Сказав все, что от меня требовалось, я в свою очередь обратил к вам то требование, о котором сейчас вам напоминаю. Посовещавшись между собой, вы согласились отдарить меня словесным угощением сегодня; и сейчас я, как видите, приготовился к нему и с нетерпением его ожидаю. Гермократ. Конечно же, Сократ, как сказал наш Тимей, у нас не будет недостатка в усердии, да мы и не нашли бы никакого себе извинения, если бы отказались. Ведь и вчера, едва только мы вошли к Критию, в тот покой для гостей, где и сейчас проводим время, и даже на пути туда, мы рассуждали об этом самом предмете. Критий тогда еще сообщил нам одно сказание, слышанное им в давнее время. Расскажи-ка его теперь и Сократу, чтобы он помог нам решить, соответствует ли оно возложенной на нас задаче или не соответствует. Критий. Так и надо будет сделать, если согласится Тимей, третий соучастник беседы. Тимей. Конечно, я согласен. Критий. Послушай же, Сократ, сказание хоть и весьма странное, но, безусловно, правдивое, как засвидетельствовал некогда Солон, мудрейший из семи мудрецов [11]. Он был родственником и большим другом прадеда нашего Дропида, о чем сам неоднократно упоминает в своих стихотворениях [12]; и он говорил деду нашему Критию – а старик в свою очередь повторял это нам, – что нашим городом в древности были свершены великие и достойные удивления дела, которые были потом забыты по причине бега времени и гибели людей; величайшее из них то, которое сейчас нам будет кстати припомнить, чтобы сразу и отдарить тебя, и почтить богиню в ее праздник [13] достойным и правдивым хвалебным гимном. Сократ. Прекрасно. Однако что же это за подвиг, о котором Критий со слов Солона рассказывал как о замалчиваемом, но действительно совершенном нашим городом? Критий. Я расскажу то, что слышал как древнее сказание из уст человека, который сам был далеко не молод. Да, в те времена нашему деду было, по собственным его словам, около девяноста лет, а мне – самое большее десять. [14] Мы справляли тогда как раз праздник Куреотис на Апатуриях [15], и по установленному обряду для нас, мальчиков, наши отцы предложили награды за чтение стихов. Читались различные творения разных поэтов, и в том числе многие мальчики исполняли стихи Солона, которые в то время были еще новинкой. И вот один из членов фратрии [16], то ли впрямь по убеждению, то ли думая сделать приятное Критию, заявил, что считает Солона не только мудрейшим во всех о прочих отношениях, но и в поэтическом своем творчестве благороднейшим из поэтов. А старик – помню это, как сейчас, – очень обрадовался и сказал, улыбнувшись: «Если бы, Аминандр, он занимался поэзией не урывками, но всерьез, как другие, и если бы он довел до конца сказание, привезенное им сюда из Египта, а не был вынужден забросить его из-за смут и прочих бед, которые встретили его по возвращении на родину [17], я полагаю, что тогда ни Гесиод, ни Гомер, ни какой-либо иной поэт не мог бы превзойти его славой». «А что это было за сказание, Критий?» – спросил тот. «Оно касалось, – ответил наш дед, – величайшего из деяний, когда-либо совершенных нашим городом, которое заслуживало бы стать и самым известным из всех, но по причине времени и гибели совершивших это деяние рассказ о нем до нас не дошел». «Расскажи с самого начала, – попросил Аминандр, – в чем дело, при каких обстоятельствах и от кого слышал Солон то, что рассказывал как истинную правду?» «Есть в Египте, – начал наш дед, – у вершины Дельты, где Hил расходится на отдельные потоки, ном, именуемый Саисским; главный город этого нома – Саис, откуда, между прочим, был родом царь Амасис [18]. Покровительница города некая богиня, которая по-египетски зовется Hейт, а по-эллински, как утверждают местные жители, это Афина: они весьма дружественно расположены к афинянам и притязают на некое родство с последними [19]. Солон рассказывал, что, когда он в своих странствиях прибыл туда, его приняли с большим почетом; когда же он стал расспрашивать о древних временах самых сведущих среди жрецов, ему пришлось убедиться, что ни сам он, ни вообще кто-либо из эллинов, можно сказать, почти ничего об этих предметах не знает. Однажды, вознамерившись перевести разговор на старые предания, он попробовал рассказать им наши мифы о древнейших событиях – о Форонее, почитаемом за первого человека, о Ниобе и о том, как Девкалион и Пирра пережили потоп; при этом он пытался вывести родословную их потомков, а также исчислить по количеству поколений сроки, истекшие с тех времен [20]. И тогда воскликнул один из жрецов, человек весьма преклонных лет [21]: «Ах, Солон, Солон! Вы, эллины, вечно остаетесь детьми, и нет среди эллинов старца!» «Почему ты так говоришь?» – спросил Солон. «Все вы юны умом, – ответил тот, – ибо умы ваши не сохраняют в себе никакого предания, искони переходившего из рода в род, и никакого учения, поседевшего от времени. Причина же тому вот какая. Уже были и еще будут многократные и различные случаи погибели людей, и притом самые страшные – из-за огня и воды, а другие, менее значительные, – из-за тысяч других бедствий. Отсюда и распространенное у вас сказание о Фаэтоне, сыне Гелиоса, который будто бы некогда запряг отцовскую колесницу, но не смог направить ее по отцовскому пути, а потому спалил все на Земле и сам погиб, испепеленный молнией [22]. Положим, у этого сказания облик мифа, но в нем содержится и правда: в самом деле, тела, вращающиеся по небосводу вокруг Земли, отклоняются от своих путей, и потому через известные промежутки времени все на Земле гибнет от великого пожара. В такие времена обитатели гор и возвышенных либо сухих мест подвержены более полному истреблению, нежели те, кто живет возле рек или моря; а потому постоянный наш благодетель Hил избавляет нас и от этой беды, разливаясь [23]. Когда же боги, творя над Землей очищение, затопляют ее водами, уцелеть могут волопасы и скотоводы в горах, между тем как обитатели ваших городов оказываются унесены потоками в море, но в нашей стране вода ни в такое время, ни в какое-либо иное не падает на поля сверху, а, напротив, по природе своей поднимается снизу. По этой причине сохраняющиеся у нас предания древнее всех, хотя и верно, что во всех землях, где тому не препятствует чрезмерный холод или жар, род человеческий неизменно существует в большем или меньшем числе. Какое бы славное или великое деяние или вообще замечательное событие ни произошло, будь то в нашем краю или в любой стране, о которой мы получаем известия, все это с древних времен запечатлевается в записях, которые мы храним в наших храмах; между тем у вас и прочих народов всякий раз, как только успеет выработаться письменность и все прочее, что необходимо для городской жизни, вновь и вновь в урочное время с небес низвергаются потоки, словно мор, оставляя из всех вас лишь неграмотных и неученых. И вы снова начинаете все сначала, словно только что родились, ничего не зная о том, что совершалось в древние времена в нашей стране или у вас самих. Взять хотя бы те ваши родословные. Солон, которые ты только что излагал, ведь они почти ничем не отличаются от детских сказок. Так, вы храните память только об одном потопе, а ведь их было много до этого; более того, вы даже не знаете, что прекраснейший и благороднейший род людей жил некогда в вашей стране. Ты сам и весь твой город происходите от тех немногих, кто остался из этого рода, с но вы ничего о нем не ведаете, ибо их потомки на протяжении многих поколений умирали, не оставляя никаких записей и потому как бы немотствуя. Между тем, Солон, перед самым большим и разрушительным наводнением государство, ныне известное под именем Афин, было и в делах военной доблести первым, и по совершенству своих законов стояло превыше сравнения; предание приписывает ему такие деяния и установления, которые прекраснее всего, что нам известно под небом». Услышав это, Солон, по собственному его признанию, был поражен и горячо упрашивал жрецов со всей обстоятельностью и по порядку рассказать об этих древних афинских гражданах. – Жрец ответил ему: «Мне не жаль, Солон; я все расскажу ради тебя и вашего государства, но прежде всего ради той богини [24], что получила в удел, взрастила и воспитала как ваш, так и наш город. Однако Афины она основала на целое тысячелетие раньше, восприняв ваше семя от Геи и Гефеста [25], а этот наш город – позднее. Между тем древность наших городских установлений определяется по священным записям в восемь тысячелетий. Итак, девять тысяч лет назад жили эти твои сограждане, и чьих законах и о чьем величайшем подвиге мне предстоит вкратце тебе рассказать; позднее, на досуге, мы с письменами в руках выясним все обстоятельнее и по порядку. Законы твоих предков ты можешь представить себе по здешним: ты найдешь ныне в Египте множество установлений, принятых в те времена у вас, и прежде всего сословие жрецов, обособленное от всех прочих, затем сословие ремесленников, в котором каждый занимается своим ремеслом, ни во что больше не вмешиваясь, и, наконец, сословия пастухов, охотников и земледельцев; да и воинское сословие, как ты, должно быть, заметил сам, отделено от прочих, и членам его закон предписывает не заботиться ни о чем, кроме войны. Добавь к этому, что снаряжены наши воины щитами и копьями, этот род вооружения был явлен богиней, и мы ввели его у себя первыми в Азии [26], как вы – первыми в ваших землях. Что касается умственных занятий, ты и сам видишь, какую заботу о них проявил с самого начала наш закон, исследуя космос и из наук божественных выводя науки человеческие, вплоть до искусства гадания и пекущегося о здоровье искусства врачевания, а равно и всех прочих видов знания, которые стоят в связи с упомянутыми. Но весь этот порядок и строй богиня еще раньше ввела у вас, устрояя ваше государство, а начала она с того, что отыскала для вашего рождения такое место, где под действием мягкого климата вы рождались бы разумнейшими на Земле людьми. Любя брани и любя мудрость, богиня избрала и первым заселила такой край, который обещал порождать мужей, более кого бы то ни было похожих на нее самое. И вот вы стали обитать там, обладая прекрасными законами, которые были тогда еще более совершенны, и превосходя всех людей во всех видах добродетели, как это и естественно для отпрысков и питомцев богов. Из великих деяний вашего государства немало таких, которые известны по нашим записям и служат предметом восхищения; однако между ними есть одно, которое превышает величием и доблестью все остальные. Ведь по свидетельству наших с записей, государство ваше положило предел дерзости несметных воинских сил, отправлявшихся на завоевание всей Европы и Азии, а путь державших от Атлантического моря. Через море это в те времена возможно было переправиться, ибо еще существовал остров, лежавший перед тем проливом, который называется на вашем языке Геракловыми столпами [27]. Этот остров превышал своими размерами Ливию [28] и Азию, вместе взятые, и с него тогдашним путешественникам легко было перебраться на другие острова, а с островов – на весь противолежащий материк, который охватывал то море, что и впрямь заслуживает такое название (ведь море по эту сторону упомянутого пролива является всего лишь заливом с узким проходом в него, тогда как море по ту сторону пролива есть море в собственном смысле слова, равно как и окружающая его земля воистину и вполне справедливо может быть названа материком). На этом-то острове, именовавшемся Атлантидой, возникло удивительное по величине и могуществу царство, чья власть простиралась на весь остров, на многие другие острова в на часть материка, а сверх того, по эту сторону пролива они овладели Ливией вплоть до Египта и Европой вплоть до Тиррении [29]. И вот вся эта сплоченная мощь была брошена на то, чтобы одним ударом ввергнуть в рабство и ваши и паши земли и все вообще страны по эту сторону пролива. Именно тогда, Солон, государство ваше явило всему миру блистательное доказательство своей доблести и силы: всех превосходя твердостью духа и опытностью в военном деле, оно сначала встало во главе эллинов, по из-за измены союзников оказалось предоставленным самому себе, в одиночестве встретилось с крайними опасностями и все же одолело завоевателей и воздвигло победные трофеи [30]. Тех, кто еще не был порабощен, оно спасло от угрозы рабства; всех же остальных, сколько ни обитало нас по эту сторону Геракловых столпов, оно великодушно сделало свободными. Hо позднее, когда пришел срок для невиданных землетрясений и наводнений, за одни ужасные сутки вся ваша воинская сила была поглощена разверзнувшейся землей; равным образом и Атлантида исчезла, погрузившись в пучину [31]. После этого море в тех местах стало вплоть до сего дня несудоходным и недоступным по причине обмеления, вызванного огромным количеством ила [32], который оставил после себя осевший остров». Ну, вот я и пересказал тебе, Сократ, возможно короче то, что передавал со слов Солона старик Критий. Когда ты вчера говорил о твоем государстве и его гражданах, мне вспомнился этот рассказ, и я с удивлением заметил, как многие твои слова по какой-то поразительной случайности совпадают со словами Солона. Но тогда мне не хотелось ничего говорить, ибо по прошествии столь долгого времени я недостаточно помнил содержание рассказа; поэтому я решил, что мне не следует говорить до тех пор, пока я не припомню всего с достаточной обстоятельностью. И вот почему я так охотно принял на себя те обязанности, которые ты вчера мне предложил: мне представилось, что если в таком деле важнее всего положить в основу речи согласный с нашим замыслом предмет, то нам беспокоиться не о чем. Как уже заметил Гермократ, я начал в беседе с ними припоминать суть дела, едва только вчера ушел отсюда, а потом, оставшись один, восстанавливал в памяти подробности всю ночь напролет и вспомнил почти все. Справедливо изречение, что затверженное в детстве куда как хорошо держится в памяти. Я совсем не уверен, что мне удалось бы полностью восстановить в памяти то, что я слышал вчера; но вот если из этого рассказа, слышанного мною давным-давно, от меня хоть что-то ускользнет, мне это покажется странным. Ведь в свое время я выслушивал все это с таким истинно мальчишеским удовольствием, а старик так охотно давал разъяснения в ответ на мои всегдашние расспросы, что рассказ неизгладимо запечатлелся в моей памяти, словно выжженная огнем по воску картина. А сегодня рано поутру я поделился рассказом вот с ними, чтобы им тоже, как и мне, было о чем поговорить. Итак, чтобы наконец-то дойти до сути дела, я согласен, Сократ, повторить мое повествование уже не в сокращенном виде, но со всеми подробностями, с которыми я сам его слышал. Граждан и государство, что были тобою вчера нам представлены как в некоем мифе [33], мы перенесем в действительность и будем исходить из того, что твое государство и есть вот эта наша родина, а граждане, о которых ты размышлял, суть вправду жившие наши предки из рассказов жреца. Соответствие будет полное, и мы не погрешим против истины, утверждая, что в те-то времена они и жили. Что же, поделим между собой обязанности и попытаемся сообща должным образом справиться с той задачей, что ты нам поставил. Остается поразмыслить, Сократ, по сердцу ли нам такой предмет или вместо него нужно искать какой-либо иной. Сократ. Да что ты, Критий, какой же предмет мы могли бы предпочесть этому? Ведь он как нельзя лучше подходит к священнодействиям в честь богини, ибо сродни ей самой; притом важно, что мы имеем дело не с вымышленным мифом, но с правдивым сказанием. Если мы его отвергнем, где и как найдем мы что-нибудь лучше? Это невозможно. Так в добрый час! Начинайте, а я в отплату за мои вчерашние речи буду молча вас слушать. Критий. Если так, узнай же, Сократ, в каком порядке будем мы тебя угощать. Мы решили, что, коль скоро Тимей являет собою среди нас самого глубокого знатока астрономии и главнейшим своим занятием сделал познание природы всех вещей, он и будет говорить первым, начав с возникновения космоса и закончив природой человека. После него – мой черед; я как бы приму из его рук людей, которые в его речи претерпят рождение, а от тебя некоторых из них получу еще и с превосходным воспитанием. Затем в соответствии с Солоновым рассказом и законоположением я представлю их на наш суд, чтобы добиться для них права гражданства, исходя из того что они и есть те самые афиняне былых времен, о которых после долгого забвения возвестили нам священные записи, и в дальнейшем нам придется говорить о них уже как о наших согражданах и подлинных афинянах. Сократ. Я вижу, вы собираетесь отблагодарить меня сполна и щедро! Что ж, Тимей, тебе, кажется, пора говорить, по обычаю сотворив молитву богам. Тимей. Еще бы, Сократ! Все, в ком есть хоть малая толика рассудительности, перед любым неважным или важным начинанием непременно призывают на помощь божество. Но ведь мы приступаем к рассуждениям о Вселенной, намереваясь выяснить, возникла ли она и каким именно образом или пребывает невозникшей; значит, нам просто необходимо, если только мы не впали в совершенное помрачение, воззвать к богам и богиням и испросить у них, чтобы речи наши были угодны им, а вместе с тем удовлетворяли бы нас самих. Таким да будет наше воззвание к богам! Но и к самим себе нам следует воззвать, дабы вы наилучшим образом меня понимали, а я возможно более правильным образом развивал свои мысли о предложенном предмете. Представляется мне, что для начала должно разграничить вот какие две вещи: что есть вечное, не имеющее возникновения бытие и что есть вечно возникающее, но никогда не сущее. То, что постигается с помощью размышления и рассуждения, очевидно, и есть вечно тождественное бытие; а то, что подвластно мнению и неразумному ощущению, возникает и гибнет, но никогда не существует на самом деле. Однако все возникающее должно иметь какую-то причину для своего возникновения, ибо возникнуть без причины совершенно невозможно. Далее, если демиург любой вещи взирает на неизменно сущее и берет его в качестве первообраза при создании идеи и свойств данной вещи, все необходимо выйдет прекрасным; если же он взирает на нечто возникшее и пользуется им как первообразом, произведение его выйдет дурным. А как же всеобъемлющее небо? Назовем ли мы его космосом или иным именем [34], которое окажется для него самым подходящим, мы во всяком случае обязаны поставить относительно него вопрос, с которого должно начинать рассмотрение любой вещи: было ли оно всегда, не имея начала своего возникновения, или же оно возникло, выйдя из некоего начала? Оно возникло, ведь оно зримо, осязаемо, телесно, а все вещи такого рода ощутимы и, воспринимаясь в результате ощущения мнением, оказываются возникающими и порождаемыми. Но мы говорим, что все возникшее нуждается для своего возникновения в некоей причине. Конечно, творца и родителя [35] этой Вселенной нелегко отыскать, а если мы его и найдем, о нем нельзя будет всем рассказывать. И все же поставим еще один вопрос относительно космоса: взирая на какой первого образ работал тот, кто его устроял, – на тождественный и неизменный или на имевший возникновение? Если космос прекрасен, а его демиург благ, ясно, что он взирал на вечное; если же дело обстояло так, что и выговорить-то запретно, значит, он взирал на возникшее. Но для всякого очевидно, что первообраз был вечным: ведь космос – прекраснейшая из возникших вещей, а его демиург – наилучшая из причин. Возникши таким, космос был создан по тождественному и неизменному [образцу], постижимому с помощью рассудка и разума. Если это так, то в высшей степени необходимо, чтобы этот космос был образом чего-то. Но в каждом рассуждении важно избрать сообразное с природой начало. Поэтому относительно изображения и первообраза надо принять вот какое различение: слово о каждом из них сродни тому предмету, который оно изъясняет. О непреложном, устойчивом и мыслимом предмете и слово должно быть непреложным и устойчивым; в той мере, в какой оно может обладать неопровержимостью и бесспорностью, ни одно из этих свойств не может отсутствовать. Но о том, что лишь воспроизводит первообраз и являет собой лишь подобие настоящего образа, и говорить можно не более как правдоподобно. Ведь как бытие относится к рождению, так истина относится к вере [36]. А потому не удивляйся, Сократ, что мы, рассматривая во многих отношениях много вещей, таких, как боги и рождение Вселенной, не достигнем в наших рассуждениях полной точности и непротиворечивости. Напротив, мы должны радоваться, если наше рассуждение окажется не менее правдоподобным, чем любое другое, и притом помнить, что и я, рассуждающий, и вы, мои судьи, всего лишь люди, а потому нам приходится довольствоваться в таких вопросах правдоподобным мифом, не требуя большего.

Ять: Сократ. Отлично, Тимей! Мы так и поступим, как ты предлагаешь. Запев твой мы выслушали с восторгом, а теперь поскорее переходи к самой песне [37]. Тимей. Рассмотрим же, по какой причине устроил возникновение и эту Вселенную тот, кто их устроил. Он был благ [38], а тот, кто благ, никогда и ни в каком деле не испытывает зависти. Будучи чужд зависти, он пожелал, чтобы все вещи стали как можно более подобны ему самому. Усмотреть в этом вслед за разумными мужами подлинное и наиглавнейшее начало рождения и космоса было бы, пожалуй, вернее всего. Итак, пожелавши, чтобы все было хорошо и чтобы ничто по возможности не было дурно, бог позаботился обо всех видимых вещах, которые пребывали не в покое, но в нестройном и беспорядочном движении; он привел их из беспорядка в порядок [39], полагая, что второе, безусловно, лучше первого. Невозможно ныне и было невозможно издревле, чтобы тот, кто есть высшее благо, произвел нечто, что не было бы прекраснейшим; между тем размышление явило ему, что из всех вещей, по природе своей видимых, ни одно творение, лишенное ума, не может быть прекраснее такого, которое наделено умом, если сравнивать то и другое как целое; а ум отдельно от души ни в ком обитать не может. Руководясь этим рассуждением, он устроил ум в душе, а душу в теле и таким образом построил Вселенную, имея в виду создать творение прекраснейшее и по природе своей наилучшее. Итак, согласно правдоподобному рассуждению, следует признать, что наш космос есть живое существо, наделенное душой и умом, и родился он поистине с помощью божественного провидения. Коль скоро это так, мы сейчас же должны поставить другой вопрос: что же это за живое существо, по образцу которого устроитель устроил космос? Мы не должны унижать космос, полагая, что дело идет о существе некоего частного вида, ибо подражание неполному никоим образом не может быть прекрасным. Но предположим, что было такое [живое существо], которое объемлет все остальное живое по особям и родам как свои части, и что оно было тем образцом, которому более всего уподобляется космос, ведь как оно вмещает в себе все умопостигаемые живые существа, так космос дает в себе место нам и всем прочим видимым существам. Ведь бог, пожелавши возможно более уподобить мир прекраснейшему и вполне совершенному среди мыслимых предметов, устроил его как единое видимое живое существо, содержащее все сродные ему по природе живые существа в себе самом [40]. Однако правы ли мы, говоря об одном небе, или вернее было бы говорить о многих, пожалуй, даже неисчислимо многих? Нет, оно одно, коль скоро оно создано в соответствии с первообразом. Ведь то, что объемлет все умопостигаемые живые существа, не допускает рядом с собою иного; в противном случае потребовалось бы еще одно существо, которое охватывало бы эти два и частями которого бы они оказались, и уже не их, но его, их вместившего, вернее было бы считать образцом для космоса. Итак, дабы произведение было подобно всесовершенному живому существу в его единственности, творящий не сотворил ни двух, ни бесчисленного множества космосов, лишь одно это единородное небо, возникши, пребывает и будет пребывать [41]. Итак, телесным, а потому видимым и осязаемым – вот каким надлежало быть тому, что рождалось. Однако видимым ничто не может стать без участия огня, а осязаемым – без чего-то твердого, твердым же ничто не может стать без земли. По этой причине бог, приступая к составлению тела Вселенной, сотворил его из огня и земли [42]. Однако два члена сами по себе не могут быть хорошо сопряжены без третьего, ибо необходимо, чтобы между одним и другим родилась некая объединяющая их связь. Прекраснейшая же из связей такая, которая в наибольшей степени единит себя и связуемое, и задачу эту наилучшим образом выполняет пропорция, ибо, когда из трех чисел – как кубических, так и квадратных – при любом среднем числе первое так относится к среднему, как среднее к последнему, и соответственно последнее к среднему, как среднее к первому, тогда при перемещении средних чисел на первое и последнее место, а последнего и первого, напротив, на средние места выяснится, что отношение необходимо остается прежним, а коль скоро это так, значит, все эти числа образуют между собой единство. При этом, если бы телу Вселенной надлежало стать простой плоскостью без глубины, было бы достаточно одного среднего члена для сопряжения его самого с крайними. Однако оно должно было стать трехмерным, а трехмерные предметы никогда не сопрягаются через один средний член, но всегда через два. Поэтому бог поместил между огнем и землей воду и воздух, после чего установил между ними возможно более точные соотношения, дабы воздух относился к воде, как огонь к воздуху, и вода относилась к земле, как воздух к воде. Так он сопряг их, построяя из них небо, видимое и осязаемое. На таких основаниях и из таких составных частей числом четыре родилось тело космоса, упорядоченное благодаря пропорции, и благодаря этому в нем возникла дружба, так что разрушить его самотождественность не может никто, кроме лишь того, кто сам его сплотил [43]. При этом каждая из четырех частей вошла в состав космоса целиком: устроитель составил его из всего огня, из всей воды, и воздуха, и земли, не оставив за пределами космоса ни единой их части или силы. Он имел в виду, во-первых, чтобы космос был целостным и совершеннейшим живым существом с совершенными же частями; далее, чтобы космос оставался единственным и чтобы не было никаких остатков, из которых мог бы родиться другой, подобный, и, наконец, чтобы он был недряхлеющим и непричастным недугам. Устроителю пришло на ум, что, если тело со сложным составом будет извне окружено теплом, холодом и другими могучими силами, то, в недобрый час на него обрушиваясь, они его подточат, ввергнут в недуги и дряхление и принудят погибнуть. По такой причине и согласно такому усмотрению он построил космос как единое целое, составленное из целостных же частей, совершенное и непричастное дряхлению и недугам. Очертания же он сообщил Вселенной такие, какие были бы для нее пристойны и ей сродны. В самом деле, живому существу, которое должно содержать в себе все живые существа, подобают такие очертания, которые содержат в себе все другие. Итак, он путем вращения округлил космос до состояния сферы [44], поверхность которой повсюду равно отстоит от центра, то есть сообщил Вселенной очертания, из всех очертаний наиболее совершенные и подобные самим себе, а подобное он нашел в мириады раз более прекрасным, чем неподобное. Всю поверхность сферы он вывел совершенно ровной, и притом по различным соображениям. Так, космос не имел никакой потребности ни в глазах, ни в слухе, ибо вне его не осталось ничего такого, что можно было бы видеть или слышать. Далее, его не окружал воздух, который надо было бы вдыхать. Равным образом ему не было нужды в каком-либо органе, посредством которого он принимал бы пищу или извергал обратно уже переваренную: ничто не выходило за его пределы и не входило в него откуда бы то ни было, ибо входить было нечему. [Тело космоса] было искусно устроено так, чтобы получать пищу от своего собственного тления, осуществляя все свои действия и состояния в себе самом и само через себя. Ибо построявший его нашел, что пребывать самодовлеющим [45] много лучше, нежели нуждаться в чем-либо. Что касается рук, то не было никакой надобности что-то брать ими или против кого-то обороняться, и потому он счел излишним прилаживать их к телу, равно как и ноги или другое устройство для хождения. Ибо такому телу из семи родов движения он уделил соответствующий род, а именно тот, который ближе всего к уму и разумению. Поэтому он заставил его единообразно вращаться в одном и том же месте, в самом себе, совершая круг за кругом, а остальные шесть родов движения были устранены, чтобы не сбивать первое [46]. Поскольку же для такого круговращения не требовалось ног, он породил [это существо] без голеней и без стоп. Весь этот замысел вечносущего бога относительно бога, которому только предстояло быть, требовал, чтобы тело [космоса] было сотворено гладким, повсюду равномерным, одинаково распространенным во все стороны от центра, целостным, совершенным и составленным из совершенных тел. В его центре построявший дал место душе [47], откуда распространил ее по всему протяжению и в придачу облек ею тело извне. Так он создал небо, кругообразное и вращающееся, одно единственное, но благодаря своему совершенству способное пребывать в общении с самим собою, не нуждающееся ни в ком другом и довольствующееся познанием самого себя и содружеством с самим собой. Предоставив космосу все эти преимущества, [демиург] дал ему жизнь блаженного бога. Если мы в этом нашем рассуждении только позднее попытаемся перейти к душе, то это отнюдь не означает, будто и бог построил ее после [тела], ведь при сопряжении их он не дал бы младшему [началу] главенства над старшим [48]. Это лишь мы, столь подверженные власти случайного и приблизительного, и в речах наших руководимся этим, но бог сотворил душу первенствующей и старейшей по своему рождению и совершенству, как госпожу и повелительницу тела, а составил он ее вот из каких частей и вот каким образом: из той сущности, которая неделима и вечно тождественна, и той, которая претерпевает разделение в телах, он создал путем смешения третий, средний вид сущности, причастный природе тождественного и природе иного, и подобным же образом поставил его между тем, что неделимо, и тем, что претерпевает разделение в телах. Затем, взяв эти три [начала], он слил их все в единую идею, силой принудив не поддающуюся смешению природу иного к сопряжению с тождественным. Слив их таким образом при участии сущности и сделав из трех одно, он это целое в свою очередь разделил на нужное число частей, каждая из которых являла собою смесь тождественного, иного и сущности [49]. Делить же он начал следующим образом: прежде всего отнял от целого одну долю, затем вторую, вдвое большую, третью – в полтора раза больше второй и в три раза больше первой, четвертую – вдвое больше второй, пятую – втрое больше третьей, шестую – в восемь раз больше первой, а седьмую – больше первой в двадцать семь раз. После этого он стал заполнять образовавшиеся двойные и тройные промежутки, отсекая от той же смеси все новые доли и помещая их между прежними долями таким образом, чтобы в каждом промежутке было по два средних члена, из которых один превышал бы меньший из крайних членов на такую же его часть, на какую часть превышал бы его больший, а другой превышал бы меньший крайний член и уступал большему на одинаковое число. Благодаря этим скрепам возникли новые промежутки, по 3/2, 4/3 и 9/8, внутри прежних промежутков. Тогда он заполнил все промежутки по 4/3 промежутками по 9/8, оставляя от каждого промежутка частицу такой протяженности, чтобы числа, разделенные этими оставшимися промежутками, всякий раз относились друг к другу как 256 к 243. При этом смесь, от которой бог брал упомянутые доли, была истрачена до конца [50]. Затем, рассекши весь образовавшийся состав по длине на две части, он сложил обе части крест-накрест наподобие буквы Х и согнул каждую из них в круг, заставив концы сойтись в точке, противоположной точке их пересечения. После этого он принудил их единообразно и в одном и том же месте двигаться по кругу, причем сделал один из кругов внешним, а другой – внутренним. Внешнее вращение он нарек природой тождественного, а внутреннее – природой иного. Круг тождественного он заставил вращаться слева направо, вдоль стороны [прямоугольника], а круг иного – справа налево, вдоль диагонали [того же прямоугольника], но перевес он даровал движению тождественного и подобного, ибо оставил его единым и неделимым, в то время как внутреннее движение шестикратно разделил на семь неравных кругов, сохраняя число двойных и тройных промежутков, а тех и других было по три. Вращаться этим кругам он определил в противоположных друг другу направлениях, притом так, чтобы скорость у трех кругов была одинаковая, а у остальных четырех – неодинаковая сравнительно друг с другом и с теми тремя, однако отмеренная в правильном соотношении [51]. Когда весь состав души был рожден в согласии с замыслом того, кто его составлял, этот последний начал устроять внутри души все телесное и приладил то и другое друг к другу в их центральных точках [52]. И вот душа, простертая от центра до пределов неба и окутывающая небо по кругу извне, сама в себе вращаясь, вступила в божественное начало непреходящей и разумной жизни на все времена. Притом тело неба родилось видимым, а душа – невидимой, и, как причастная рассуждению и гармонии, рожденная совершеннейшим из всего мыслимого и вечно пребывающего, она сама совершеннее всего рожденного. Она являет собою трехчастное смешение природ тождественного и иного с сущностью, которое пропорционально разделено и слито снова и неизменно вращается вокруг себя самого, а потому при всяком соприкосновении с вещью, чья сущность разделена или, напротив, неделима, она всем своим существом приходит в движение и выражает в слове, чему данная вещь тождественна и для чего она иное, а также в каком преимущественно отношении, где, как и когда каждое находится с каждым, как в становлении, так и в вечной тождественности, будь то бытие или страдательное состояние. Это слово, безгласно и беззвучно изрекаемое в самодвижущемся [космосе], одинаково истинно, имеет ли оно отношение к иному или к тождественному. Но если оно изрекается о том, что ощутимо, и о нем по всей душе космоса возвещает правильно движущийся круг иного, тогда возникают истинные и прочные мнения и убеждения; если же, напротив, оно изрекается о мыслимом предмете и о нем о подает весть в своем легком беге круг тождественного, тогда необходимо осуществляют себя ум и знание. Если же кто на вопрос, внутри чего же возникает то и другое, назовет какое-либо иное вместилище, кроме души, слова его будут всем чем угодно, только не истиной [53]. И вот когда Отец усмотрел, что порожденное им, это изваяние вечных богов, движется и живет, он возрадовался и в ликовании замыслил еще больше уподобить [творение] образцу. Поскольку же образец являет собой вечно живое существо, он положил в меру возможного и здесь добиться сходства, но дело обстояло так, что природа того живого существа вечна, а этого нельзя полностью передать ничему рожденному. Поэтому он замыслил сотворить некое движущееся подобие вечности; устрояя небо, он вместе с ним творит для вечности, пребывающей в едином, вечный же образ, движущийся от числа к числу, который мы назвали временем. Ведь не было ни дней, ни ночей, ни месяцев, ни годов, пока не было рождено небо, но он уготовил для них возникновение лишь тогда, когда небо было устроено. Все это – части времени, а «было» и «будет» суть виды возникшего времени, и, перенося их на вечную сущность, мы незаметно для себя делаем ошибку. Ведь мы говорим об этой сущности, что она «была», «есть» и «будет», но, если рассудить правильно, ей подобает одно только «есть», между тем как «было» и «будет» приложимы лишь к возникновению, становящемуся во времени, ибо и то и другое суть движения. Но тому, что вечно пребывает тождественным и неподвижным, не пристало становиться со временем старше или моложе [54], либо стать таким когда-то, теперь или в будущем, либо вообще претерпевать что бы то ни было из того, чем возникновение наделило несущиеся и данные в ощущении вещи. Нет, все это – виды времени, подражающего вечности и бегущего по кругу согласно [законам] числа. К тому же мы еще говорим, будто возникшее есть возникшее и возникающее есть возникающее, а имеющее возникнуть есть имеющее возникнуть и небытие есть небытие; во всем этом нет никакой точности. Но сейчас нам недосуг все это выяснять. Итак, время возникло вместе с небом, дабы, одновременно рожденные, они и распались бы одновременно, если наступит для них распад; первообразом же для времени послужила вечная природа, чтобы оно уподобилось ей, насколько возможно. Ибо первообраз есть то, что пребывает целую вечность, между тем как [отображение] возникло, есть и будет в продолжение целокупного времени. Такими были замысел и намерение бога относительно рождения времени

Ять: Но сейчас нам недосуг все это выяснять. Итак, время возникло вместе с небом, дабы, одновременно рожденные, они и распались бы одновременно, если наступит для них распад; первообразом же для времени послужила вечная природа, чтобы оно уподобилось ей, насколько возможно. Ибо первообраз есть то, что пребывает целую вечность, между тем как [отображение] возникло, есть и будет в продолжение целокупного времени. Такими были замысел и намерение бога относительно рождения времени; и вот, чтобы время родилось из разума и мысли бога, возникли Солнце, Луна и пять других светил, именуемых планетами, дабы определять и блюсти числа времени. Сотворив одно за другим их тела, бог поместил их, числом семь, на семь кругов, по которым совершалось круговращение иного: Луну – на ближайший к Земле круг, Солнце – на второй от Земли, Утреннюю звезду и ту звезду, что посвящена Гермесу и по нему именуется, – на тот круг, который бежит равномерно с Солнцем, но в обратном направлении. Оттого-то Солнце, Гермесова звезда и Утренняя звезда поочередно и взаимно догоняют друг друга [55]. Что касается прочих [планет] итого, где именно и по каким именно причинам были они там утверждены, то все это принудило бы нас уделить второстепенным вещам больше внимания, чем в того требует предмет нашего рассуждения. Быть может, когда-нибудь позднее мы займемся как следует и этим, если представится досуг. Итак, после того как все [эти звезды], назначенные участвовать в устроении времени, получили подобающее каждой из них движение, после того как они, являя собою тела, связанные одушевленными узами, стали живыми существами и уразумели порученное им дело, они начали вращаться вдоль движения иного, которое наискось пересекает движение тождественного [56] и ему подчиняется; одни из них описывали больший круг, другие меньший, притом по меньшим кругам они шли быстрее, по большим – медленнее. Однако под действием движения тождественного кажется, будто звезды, которые идут быстрее, нагоняемы теми, которые идут медленнее, в то время как в действительности дело обстоит наоборот, ведь движение тождественного сообщает всем звездным кругам спиралеобразный изгиб по причине противоположной устремленности двух [главных движений], а потому как раз та [звезда], которая больше всего отстает от самого быстрого движения, по видимости больше всего приближается к его скорости. Для того чтобы была дана некая точная мера соотношений медленности и быстроты, с которыми движутся они по своим восьми кругам, бог на второй от Земли окружности возжег свет, который ныне мы называем Солнцем [57], дабы он осветил возможно дальше все небо, а все живые существа, которым это подобает, стали бы причастны числу, научаясь ему из вращения тождественного и подобного. Таким образом и по таким причинам возникли ночь и день [58], этот круговорот единого и наиразумнейшего обращения; месяц же – это когда Луна совершает свой оборот и нагоняет Солнце, а год – когда Солнце обходит свой круг. Что касается круговоротов прочих светил, то люди, за исключением немногих, не замечают их, не дают им имен и не измеряют их взаимных числовых отношений, так что, можно сказать, они и не догадываются, что эти необозримо многочисленные и несказанно многообразные блуждания также суть время. Однако же возможно усмотреть, что полное число времени полного года завершается тогда, когда все восемь кругов, различных по скорости, одновременно придут к своей исходной точке, соотносясь с мерой единообразно бегущего круга тождественного. Вот как и ради чего рождены все звезды, которые блуждают по небу и снова возвращаются на свои пути, дабы [космос] как можно более уподобился совершенному и умопостигаемому живому существу, подражая его вечносущей природе. Итак, во всем вплоть до возникновения времени [космос] имел сходство с тем, что отображал, кроме одного: он еще не содержал в себе всех живых существ, которым должно было в нем возникнуть, и этим являл несоответствие вечносущей природе. Hо и это недостававшее бог решил восполнить, чеканя его соответственно природе первообраза. Сколько и каких [основных] видов [59] усматривает ум в живом как оно есть, столько же и таких же он счел нужным осуществить в космосе. Всего же их четыре: из них первый – небесный род богов, второй пернатый, плывущий по воздуху род, третий – водный, четвертый – пеший и сухопутный род. Идею божественного рода бог в большей части образовал из огня [60], дабы она являла взору высшую блистательность и красоту, сотворил ее безупречно округлой, уподобляя Вселенной, и отвел ей место при высшем разумении, велев следовать за этим последним; притом он распределил этот род кругом по всему небу, все его изукрасив и тем создав истинный космос. Из движений он даровал каждому [богу] по два: во-первых, единообразное движение на одном и том же месте, дабы о тождественном они всегда мыслили тождественно, а вовторых, поступательное движение, дабы они были подчинены круговращению тождественного и подобного. Но остальных пяти движений он им не придал, сделав этот род неподвижным и покоящимся, так чтобы каждый из богов был, сколь возможно, совершенен. По этой причине возникли все неподвижные звезды, являющие собой вечносущие божественные существа, которые всегда тождественно и единообразно вращаются в одном и том же месте; а меняющие свое место и, таким образом, блуждающие звезды возникли как это было сказано раньше [61]. Земле же, кормилице нашей, он определил вращаться вокруг оси, проходящей через Вселенную, и поставил ее блюстительницей и устроительницей дня и ночи как старейшее и почтеннейшее из божеств, рожденных внутри неба. Что касается хороводов этих божеств, их взаимных сближений, обратного вращения их кругов и забеганий вперед, а также того, какие из них сходятся или противостоят друг другу и какие становятся друг перед другом в таком положении по отношению к нам, что через определенные промежутки времени они то скрываются, то вновь появляются, устрашая тех, кто не умеет расчислить сроки, и посылая им знамения грядущего, говорить обо всем этом, не имея перед глазами наглядного изображения [62], было бы тщетным трудом. Пусть поэтому с нас будет достаточно сказанного, и рассуждение о природе видимых и рожденных богов пусть на этом окончится. Повествовать о прочих божествах и выяснять их рождение – дело для нас непосильное. Здесь остается только довериться тем, кто говорил об этом прежде нас; раз говорившие сами были, по их словам, потомками богов, они должны были отлично знать своих прародителей. Детям богов отказать в доверии никак нельзя, даже если говорят они без правдоподобных и убедительных доказательств, ибо, если они выдают свой рассказ за семейное предание, приходится им верить, чтобы не ослушаться закона. Итак, мы примем и повторим их свидетельство о родословной этих богов: от Геи и Урана родились Океан и Тефия, от этих двух Форкий, Кронос с Реей и все их поколение, от Кроноса и Реи – Зевс с Герой и все те, кого мы знаем как их братьев и сестер, а уже от них – новое потомство [63]. Когда же все боги – как те, чье движение совершается на наших глазах, так и те, что являются нам, лишь когда сами того пожелают, – получили свое рождение, родитель Вселенной обращается к ним с такой речью: «Боги богов! Я – ваш демиург и отец вещей, а возникшее от меня пребудет неразрушимым, ибо такова моя воля. Разумеется, все то, что составлено из частей, может быть разрушено, однако пожелать разрушить прекрасно слаженное и совершенное было бы злым делом. А потому, хотя вы, однажды возникнув, уже не будете совершенно бессмертны и неразрушимы, все же вам не придется претерпеть разрушение и получить в удел смерть, ибо мой приговор будет для вас еще более мощной и неодолимой связью, нежели те, что соединили при возникновении каждого из вас. Теперь выслушайте, чему наставит вас мое слово. Доселе еще пребывают нерожденными три смертных рода [64], а покуда они не возникли, небо не получит полного завершения: ведь оно не будет содержать в себе все роды живых существ, а это для него необходимо, дабы оказаться достаточно завершенным. Однако, если эти существа возникнут и получат жизнь от меня, они будут равны богам. Итак, чтобы они были смертными и Вселенная воистину стала бы Всем, обратитесь в соответствии с вашей природой к образованию живых существ, подражая моему могуществу [65], через которое совершилось ваше собственное возникновение. Впрочем, поскольку подобает, чтобы в них присутствовало нечто соименное бессмертным, называемое божественным [началом], и чтобы оно вело тех, кто всегда и с охотой будет следовать справедливости и вам, я вручу вам семена и начатки созидания, но в остальном вы сами довершайте созидание живых существ, сопрягая смертное с бессмертным, затем готовьте для них пропитание, кормите и взращивайте их, а после смерти принимайте обратно к себе». Так он молвил, а затем налил в тот самый сосуд, в котором смешивал состав для вселенской души, остатки прежней смеси и смешал их снова примерно таким же образом, но чистота этой смеси была уже второго или третьего порядка; всю эту новую смесь он разделил на число душ, равное числу звезд, и распределил их по е одной на каждую звезду. Возведя души на звезды как на некие колесницы, он явил им природу Вселенной и возвестил законы рока, а именно что первое рождение будет для всех душ установлено одно и то же, дабы ни одна из них не была им унижена, и что теперь им предстоит, рассеявшись, перенестись на подобающее каждой душе орудие времени [66] и стать теми живыми существами, которые из всех созданий наиболее благочестивы; поскольку же природа человеческая двойственна, лучшим будет тот род, который некогда получит наименование мужей. Когда же души будут по необходимости укоренены в телах, а каждое тело станет что-то принимать в себя, а что-то извергать, необходимо, во-первых, чтобы в душах зародилось ощущение, общее им всем и соответствующее вынужденным впечатлениям; во-вторых, чтобы зародился эрос, смешанный с удовольствием и страданием, а кроме того, страх, гнев и все прочие [чувства], либо связанные с названными, либо противоположные им; если души будут над этими страстями властвовать, их жизнь будет справедлива, если же окажутся в их власти, то несправедлива. Тот, кто проживет отмеренный ему срок должным образом, возвратится в обитель соименной ему звезды и будет вести блаженную, обычную для него жизнь, а тот, кто этого не сумеет, во втором рождении сменит свою природу на женскую. Если же он и тогда не перестанет творить зло, ему придется каждый раз перерождаться в такую животную природу, которая будет соответствовать его порочному складу, и конец его мучениям наступит лишь тогда, когда он, решившись последовать вращению тождества и подобия в себе самом, победит рассудком многообразную, имеющую присоединиться к его природе смуту огня и воды, воздуха и земли, одолеет их неразумное буйство и снова придет к идее прежнего и лучшего состояния [67]. Распорядившись таким образом, чтобы впредь не оказаться виновником ничьей порочности, он перенес посев [душ] отчасти на Землю, отчасти на Луну, отчасти на прочие орудия времени [68]. После этого посева он передоверил новым богам изваять смертные тела и притом еще добавить то, чего недоставало человеческой душе, а после, приготовив все к этому относящееся, е осуществлять правление и возможно лучше и совершеннее вести смертное существо, чтобы оно не стало само для себя причиной зол. Сделав все эти распоряжения, он пребывал в обычном своем состоянии. Между тем его дети, уразумев приказ отца, принялись его исполнять: они взяли бессмертное начало смертного существа, а затем, подражая своему демиургу, заняли у космоса частицы огня и земли, а также воды и воздуха [69], обещав впоследствии вернуть их. Эти частицы они принялись скреплять воедино, однако не теми нерушимыми скрепами, которыми были соединены их тела, но частыми и по малости своей неприметными и таким образом сообщали каждому собранному телу целостность и единство; а круговращения бессмертной души они сопрягли с притоком и убылью в теле. И вот эти круговращения, вовлеченные в мощный поток, не могли ни до конца одолеть его, ни до конца ему уступить, но временами насильственно сообщали ему свое направление, а временами получали направление от него. Поэтому все это существо было подвижно, однако устремлялось куда придется, беспорядочно и безрассудно [70]; к тому же, обладая возможностью всех шести движений: вперед – назад, направо – налево и вверх – вниз, оно продвигалось в шести направлениях и на все лады блуждало. Если уже поток пищи, переполнявший тело и затем снова из него уходивший, был достаточно мощен, то еще более мощную смуту вызывали внешние воздействия, когда, например, чье-нибудь тело натыкалось на чужой, поджидавший его извне огонь, или на твердость земли, или на влажную зыбкость воды, или было охвачено воздушными волнениями ветров. Все эти движения, пройдя сквозь тело, настигали душу и обрушивались на нее, отчего все они тогда получили и доныне сохраняют наименование ощущений. Незамедлительно вызвав сильнейшее и величайшее движение и к тому же соединившись с непрестанно текущим водоворотом, ощущения стали воздействовать на круговращения души и мощно их сотрясать. Движение тождественного они вконец сковали, изливаясь ему навстречу и мешая как его правлению, так и продолжению, а бег иного расстроили до такой степени, что три двойных и три тройных промежутка, а также связующие члены (три вторых, четыре третьих и девять восьмых), которые не могут быть до конца разрушены никем, кроме того, кто их сопряг, все же пошли вкривь и вкось, всемерно нарушая круговое движение; они, все еще с трудом, неслись вместе, но движение это было беспорядочным: они то сталкивались, то двигались наискосок, то опрокидывались. В последнем случае дело обстояло так, как если бы некто уперся головой в землю, а ноги вытянул вверх, прислонив их к чему-то; в таком положении и ему самому, и всем тем, кто на него смотрит, все померещится перевернутым: правое станет левым, а левое – правым. Таким же и подобным состояниям очень сильно подвержены круговращения души: когда же вовне они встречаются с родом тождественного или иного, они всякий раз изрекают как о тождественном чему-либо, так и об отличном от чего-то такое суждение, которое противоположно истине, и выказывают себя лживыми и неразумными; при этом ни одно из круговращений не в силах властвовать и править: когда несущиеся ощущения извне овладевают кругами, вовлекая в это движение и все вместилище души, круги лишь по видимости господствуют, на деле же подчиняются. По причине всех этих состояний душа и теперь, вступив в смертное тело, поначалу лишается ума; когда же, однако, поток роста и питания ослабевает и круговращения, дождавшись затишья, возвращаются на свои стези и со временем все более выравниваются, тогда каждый из кругов направляет свой бег согласно природным очертаниям и все они изрекают справедливое суждение и об ином, и о тождественном, так что носитель их окончательно становится разумным существом. Если же к этому добавится правильное воспитание, он будет цел, невредим и здоров, избегнув наихудшего из недугов; а если он проявит нерадивость, то, идя по своей жизненной стезе, он будет хромать и сойдет обратно в Аид [71] несовершенным и неразумным.

Ять: Hо об этом позднее; сейчас мы обязаны самым обстоятельным образом рассмотреть более близкий предмет, то есть прежде всего возникновение тела во всех его частях, затем возникновение души – по каким причинам и по каким предначертаниям богов оно совершилось. Наше исследование должно идти таким образом, чтобы добиться наибольшей степени вероятности. Итак, боги, подражая очертаниям Вселенной, со всех сторон округлой, включили оба божественных круговращения в сферовидное тело, то самое, которое мы ныне именуем головой и которое являет собою божественнейшую нашу часть, владычествующую над остальными частями. Ей в помощь они придали все устроенное ими же тело, позаботившись, чтобы оно было причастно всем движениям сколько их ни есть; так вот, чтобы голова не катилась по земле, всюду покрытой буграми и ямами, затрудняясь, как тут перескочить, а там выбраться, они даровали ей эту вездеходную колесницу. Поэтому тело стало продолговатым и, по замыслу бога, сделавшего его подвижным, произрастило из себя четыре конечности, которые можно вытягивать и сгибать; цепляясь ими и опираясь на них, оно приобрело способность всюду продвигаться, высоко неся вместилище того, что в нас божественнее всего и святее. Таким образом и по такой причине у всех людей возникли руки и ноги. Hайдя, что передняя сторона у нас благороднее и важнее задней, они уделили ей главное место в нашем передвижении. Сообразно с этим нужно было, чтобы передняя сторона человеческого тела получила особое и необычное устройство; потому-то боги именно на этой стороне головной сферы поместили лицо, сопрягши с ним все орудия промыслительной способности души, и определили, чтобы именно передняя по своей природе часть была причастна руководительству [72]. Из орудий они прежде всего устроили те, что несут с собой свет, то есть глаза, и сопрягли их [с лицом] вот по какой причине: они замыслили, чтобы явилось тело, которое несло бы огонь, не имеющий свойства жечь, но изливающий мягкое свечение, и искусно сделали его подобным обычному дневному свету. Дело в том, что внутри нас обитает особенно чистый огонь, родственный свету дня, его-то они заставили ровным и плотным потоком изливаться через глаза; при этом они уплотнили как следует глазную ткань, но особенно в середине, чтобы она не пропускала ничего более грубого, а только этот чистый огонь. И вот когда полуденный свет обволакивает это зрительное истечение и подобное устремляется к подобному, они сливаются, образуя единое и однородное тело в прямом направлении от глаз, и притом в месте, где огонь, устремляющийся изнутри, сталкивается с внешним потоком света. А поскольку это тело благодаря своей однородности претерпевает все, что с ним ни случится, однородно, то стоит ему коснуться чего-либо или, наоборот, испытать какое-либо прикосновение, и движения эти передаются уже ему всему, доходя до души: отсюда возникает тот вид ощущения, который мы именуем зрением. Когда же ночь скроет родственный ему огонь дня, внутренний огонь как бы отсекается: наталкиваясь на то, что ему не подобно, он терпит изменения и гаснет, ибо не может слиться с близлежащим воздухом, не имеющим в себе огня. Зрение бездействует и тем самым наводит сон. Дело в том, что, когда мы при помощи устроенных богами природных укрытий для глаз, то есть век, запираем внутри себя силу огня, последняя рассеивает и уравновешивает внутренние движения, отчего приходит покой. Если покой достаточно глубок, то сон почти не нарушается грезами, но если внутри остались еще сильные движения, то они сообразно своей природе и месту порождают соответствующие по свойствам и числу изображения, отражающиеся внутри нас и вспоминающиеся после пробуждения как совершившееся вне нас. Теперь не составит труда уразуметь и то, как рождаются образы на глади зеркал и других блестящих предметов. Ведь если внутренний и внешний огонь вступают в общение и сливаются воедино возле зеркальной глади, многообразно перестраиваясь, то отражение по необходимости возникнет, как только огонь, исходящий от лица, сольется возле гладкого и блестящего предмета с огнем зрения. При этом левое будет казаться правым, ибо каждая часть зрительного потока соприкоснется не с той частью [встречного света], как это бывает обычно, а с противоположной. Однако стоит только свету при сопряжении с другим светом повернуть в противоположную сторону, и правое будет казаться правым, а левое левым. Именно так происходит, если гладкая поверхность вогнутого зеркала направляет свет, идущий справа, в левую сторону глаза, и наоборот. Если же такое зеркало повернуть в направлении длины лица, почудится, будто человек опрокинут вниз головой, ибо оно будет опять-таки отбрасывать свет снизу к верхней части зрительного луча, а сверху – к нижней [73]. Все это принадлежит к разряду вспомогательных причин, которыми бог пользуется как средством, дабы в меру возможности осуществить идею высшего совершенства. Однако большинству людей кажется, будто это не вспомогательные, но основные причины всего, коль скоро они производят охлаждение и нагревание, сгущение и разрежение и так далее. Между тем все подобные причины ни в каком отношении не могут обладать ни рассудком, ни умом. Должно признать, что из всего сущего стяжать ум подобает одной лишь душе, но душа невидима, в то время как огонь, вода, земля и воздух – это видимые тела. Итак, почитатель ума и знания должен рассматривать прежде всего причины, в которые связаны с разумной природой, и лишь во вторую очередь те, которые связаны с вещами, движимыми извне и потому с необходимостью движущими другие вещи. Так надо поступать и нам, а потому будем разграничивать причины двух родов: одаренные умом, которые производят прекрасное и доброе, и лишенные разума, которые вызывают все случайное и беспорядочное. О вспомогательных причинах, послуживших к тому, чтобы глаза обрели свою нынешнюю способность, мы уже сказали; теперь осталось ответить, какова же высшая польза от глаз, ради которой бог их нам даровал. По моему разумению, зрение – это источник величайшей для нас пользы; вот и в нынешнем нашем рассуждении мы не смогли бы сказать ни единого слова о природе Вселенной, если бы никогда не видели ни звезд, ни Солнца, ни неба. Поскольку же день и ночь, круговороты месяцев и годов, равноденствия и солнцестояния зримы, глаза открыли нам число, дали понятие о времени и побудили исследовать природу Вселенной, а из этого возникло то, что называется философией и лучше чего не было и не будет подарка смертному роду от богов. Я утверждаю, что именно в этом высшая польза очей. Стоит ли воспевать иные, маловажные блага? Ведь даже и чуждый философии человек, ослепнув, примется «Стенаньями напрасными оплакивать» [74] потерю глаз. Как бы то ни было, нам следует считать, что причина, по которой бог изобрел и даровал нам зрение, именно эта: чтобы мы, наблюдая круговращения ума в небе, извлекли пользу для круговращения нашего мышления, которое сродни тем, небесным, хотя в отличие от их невозмутимости оно подвержено возмущению; а потому, уразумев и усвоив природную правильность рассуждений, мы должны, подражая безупречным круговращениям бога, упорядочить непостоянные круговращения внутри нас. О голосе и слухе должно сказать то же самое – они дарованы богами по тем же причинам и с такой же целью. Ради этой цели устроена речь, она сильно способствует ее осуществлению; так и в музыке: все, что с помощью звука приносит пользу слуху, даровано ради гармонии. Между тем гармонию, пути которой сродны круговращениям души, Музы даровали каждому рассудительному своему почитателю не для бессмысленного удовольствия – хотя в нем только и видят нынче толк, – но как средство против разлада в круговращении души, долженствующее привести ее к строю и согласованности с самой собой [75]. Равным образом, дабы побороть неумеренность и недостаток изящества, которые проступают в поведении большинства из нас, мы из тех же рук и с той же целью получили ритм. Все до сих пор нами сказанное, за незначительными исключениями, описывало вещи как они были созданы умом-демиургом. Однако рассуждение паше должно перейти к тому, что возникло силой необходимости, ибо из сочетания ума и необходимости произошло смешанное рождение нашего космоса. Правда, ум одержал верх над необходимостью, убедив ее обратить к наилучшему большую часть того, что рождалось. Таким-то образом и по таким-то причинам путем победы разумного убеждения над необходимостью [76] была вначале построена эта Вселенная; и, если мы намерены представить ее рождение так, как оно совершалось на деле, нам следует привнести также и вид беспорядочной причины вместе со способом действия, который по природе этой причине принадлежит. Поэтому мы должны вернуться вспять и, приняв в свой черед для тех же самых вещей другое, подходящее им начало, еще раз, от начала, вести о них речь, как мы это уже делали раньше. Нам необходимо рассмотреть, какова была сама природа огня, воды, воздуха и земли до рождения неба и каково было их тогдашнее состояние. Ибо доныне еще никто не объяснил их рождения, по мы называем их началами и принимаем за стихии Вселенной [77], как если бы мы знали, что такое огонь и все остальное; между тем каждому мало-мальски разумному человеку должно с быть ясно, что нет никакого основания сравнивать их даже с каким-либо видом слогов. Вот что мы думаем по этому поводу: мы не будем сейчас высказываться ни о начале всего, ни о началах или как там это еще называется, и притом только по той причине, что при избранном нами способе исследования затруднительно было бы привести наши мысли об этом предмете в должную ясность. Поэтому ни вы не должны требовать от меня последнего слова на этот счет, ни я не могу убедить себя, что поступлю правильно, если взвалю на себя такую задачу. Напротив, я намерен и здесь придерживаться того, что обещал в самом начале, а именно пределов вероятного, и попытаюсь, идя от начала, сказать обо всем в отдельности и обо всем вместе такое слово, которое было бы не менее, а более правдоподобным, нежели любое иное. Итак, приступая к речам, еще раз обратимся с молитвой к богу-спасителю, дабы он указал нам счастливый путь от странного и необычного повествования к правдоподобному выводу, и затем начнем с сызнова. Начало же наших новых речей о Вселенной подвергнется на сей раз более полному, чем прежде, различению, ибо тогда мы обособляли два вида, а теперь придется выделить еще и третий. Прежде достаточно было говорить о двух вещах: во-первых, об основополагающем первообразе, который обладает мыслимым и тождественным бытием, а во-вторых, о подражании этому первообразу [78], которое имеет рождение и зримо. В то время мы но выделяли третьего вида, найдя, что достанет и двух; однако теперь мне сдается, что сам ход наших рассуждений принуждает нас попытаться пролить свет на тот вид, который темен и труден для понимания. Какую же силу и какую природу припишем мы ему? Прежде всего вот какую: это – восприемница и как бы кормилица [79] всякого рождения. Сколь ни верны, однако, эти слова, нужно определить предмет с большей ясностью, а это весьма затруднительно по разным причинам, и особенно потому, что ради этого необходимо наперед разрешить сомнение относительно огня и всего того, что стоит с ним в одном ряду. Нелегко сказать о каждом из них, что в самом деле лучше назвать водой, чем огнем, и не правильнее ли к чему-то одному приложить какое-нибудь из наименований, чем все наименования, вместе взятые, к каждому, ведь надо употреблять слова в их надежном и достоверном смысле. Что, собственно, желаем мы этим сказать, чем вызваны и оправданы паши недоумения? Но возьмем для начала хотя бы то, что мы теперь называем водой: когда она сгущается, мы полагаем, что видим рождение камней и земли, когда же она растекается и разрежается, соответственно рождаются ветер и воздух, а последний, возгораясь, становится огнем, затем начинается обратный путь, так что огонь, сгустившись и угаснув, снова приходит к виду воздуха, а воздух опять собирается и сгущается в облака и тучи, из которых при дальнейшем уплотнении изливается вода, чтобы в свой черед дать начало земле и камням. Так рождаются они, переходя по кругу одно в другое [80]. Если, стало быть, ни одно вещество не предстает всякий раз одним и тем же, отважимся ли мы, не испытывая стыда перед самими собой, настойчиво утверждать, что какое-либо из них именно это, а не иное? Конечно, нет, и куда безопаснее будет выражаться так: когда мы видим, как нечто – хотя бы огонь – постоянно являет себя то одним, то другим, надо говорить не об «этом», но о «таком» огне и также воду именовать не «этой», но «такой», да и вообще не надо приписывать всем подобным вещам устойчивости, выражаемой словами «то» и «это», посредством которых мы обозначаем нечто определенное. Hе дожидаясь, покуда мы успеем приложить к ним слова «то», «это», «нечто» или любое другое речение, описывающее их как пребывающие на одном и том же месте сущности, они от нас ускользают. Значит, таких слов мы и употреблять не будем, а станем описывать вещи словом «такой», одинаково приложимым ко всем им вместе и к каждой порознь, – говоря, например, об огне как о вечно «таком» и соответственно обо всех вещах, которые имеют рождение. Только сущность, внутри которой они получают рождение и в которую возвращаются, погибая, мы назовем «то» и «это»; но 50 любые качества, будь то теплота, белизна или то, что им противоположно либо из них слагается, ни в коем случае не заслуживают такого наименования [81]. Hадо, однако, постараться сказать о том же самом еще яснее. Положим, некто, отлив из золота всевозможные фигуры, без конца бросает их в переливку, превращая каждую во все остальные; если указать на одну из фигур и спросить, что же это такое, то будет куда осмотрительнее и ближе к истине, если он ответит «золото» и не станет говорить о треугольнике и прочих рождающихся фигурах как о чем-то сущем, ибо в то мгновение [82], когда их именуют, они уже готовы перейти во что-то иное, и надо быть довольным, если хотя бы с некоторой долей уверенности можно допустить выражение «такое». Вот так обстоит дело и с той природой, которая приемлет все тела. Ее следует всегда именовать тождественной, ибо она никогда не выходит за пределы своих возможностей; всегда воспринимая все, она никогда и никоим образом не усваивает никакой формы, которая была бы подобна формам входящих в нее вещей. Природа эта по сути своей такова, что принимает любые оттиски, находясь в движении и меняя формы под действием того, что в нее входит, и потому кажется, будто она в разное время бывает разной; а входящие в нее и выходящие из нее вещи – это подражания вечносущему, отпечатки по его образцам, снятые удивительным и неизъяснимым способом, к которому мы еще вернемся. Теперь же нам следует мысленно обособить три рода: то, что рождается, то, внутри чего совершается рождение, и то, по образцу чего возрастает рождающееся. Воспринимающее начало можно уподобить матери, образец – отцу, а промежуточную природу – ребенку. Помыслим при этом, что, если отпечаток должен явить взору пестрейшее разнообразие, тогда то, что его приемлет, окажется лучше всего подготовленным к своему делу в случае, если оно будет чуждо всех форм, которые ему предстоит воспринять, ведь если бы оно было подобно чему-либо привходящему, то всякий раз, когда на него накладывалась бы противоположная или совершенно иная природа, оно давало бы искаженный отпечаток, через который проглядывали бы собственные черты этой природы. Hачало, которому предстояло вобрать в себя все роды вещей, само должно было быть лишено каких-либо форм, как при выделывании благовонных притираний прежде всего заботятся о том, чтобы жидкость, в которой должны растворяться благовония, по возможности не имела своего запаха. Или это можно сравнить с тем, как при вычерчивании фигур на каких-либо мягких поверхностях не допускают, чтобы на них уже заранее виднелась та или иная фигура, но для начала делают все возможно более гладким. Подобно этому и начало, назначение которого состоит в том, чтобы во всем своем объеме хорошо воспринимать отпечатки всех вечно сущих вещей, само должно быть по природе своей чуждо каким бы то ни было формам. А потому мы не скажем, будто мать и восприемница [83] всего, что рождено видимым и вообще чувственным, – это земля, воздух, огонь, вода или какой-либо другой [вид], который родился из этих четырех [стихий] либо из которого сами они родились. Hапротив, обозначив его как незримый, бесформенный и всевосприемлющий вид (эйдос) чрезвычайно странным путем участвующий в мыслимом и до крайности неуловимый, мы не очень ошибемся. Если только предыдущие паши рассуждения помогают нам напасть на след этой природы, справедливее всего было бы, пожалуй, сказать о ней так: огнем всякий раз является ее воспламеняющаяся часть, водой – ее увлажняющаяся часть, землей же и воздухом – те ее части, которые подражают этим [стихиям]. Однако нам следует определить наш предмет еще более точно и для этого рассмотреть, есть ли такая вещь, как огонь сам по себе, и обстоит ли дело таким же образом с прочими вещами, о каждой из которых мы привыкли говорить как о существующей самой по себе? Или же только то, что мы видим либо вообще воспринимаем телесными ощущениями, обладает подобной истинностью, а помимо этого вообще ничего и нигде нет? Может быть, мы понапрасну говорим об умопостигаемой идее каждой вещи, и идея эта нс более чем слово? Нехорошо было бы оставить такой вопрос неисследованным и нерешенным, ограничившись простым утверждением, что дело-де обстоит так и не иначе; с другой стороны, не стоит отягощать нашу и так пространную речь еще и пространным отступлением. Поэтому, если бы удалось в немногих словах определить многое, это было бы наилучшим выходом. Итак, вот каков мой приговор. Если ум и истинное мнение – два разных рода, в таком случае идеи, недоступные нашим ощущениям и постигаемые одним лишь умом, безусловно, существуют сами по себе; если же, как представляется некоторым, истинное мнение ничем не отличается от ума, тогда следует приписать наибольшую достоверность тому, что воспринимается телесными ощущениями. Hо следует признать, что это – два различных [рода]: они и рождены порознь, и осуществляют себя неодинаково. Так, ум рождается в нас от наставления, а истинное мнение – от убеждения; первый всегда способен отдать себе во всем правильный отчет, второе – безотчетно; первый не может быть сдвинут с места убеждением, второе подвластно переубеждению; наконец, истинное мнение, как приходится признать, дано любому человеку, ум же есть достояние богов и лишь малой горстки людей [84].

Ять: Если все это так, приходится признать, во-первых, что есть тождественная идея, нерожденная и негибнущая, ничего не воспринимающая в себя откуда бы то ни было и сама ни во что не входящая, незримая и никак иначе не ощущаемая, но отданная на попечение мысли. Во-вторых, есть нечто подобное этой идее и носящее то же имя ощутимое, рожденное, вечно движущееся, возникающее в некоем месте и вновь из него исчезающее, и оно воспринимается посредством мнения, соединенного с ощущением. В-третьих, есть еще один род, а именно пространство: оно вечно, не приемлет разрушения, дарует обитель всему рождающемуся, но само воспринимается вне ощущения, посредством некоего незаконного умозаключения, и поверить в него почти невозможно. Мы видим его как бы в грезах и утверждаем, будто всякому бытию непременно должно быть где-то, в каком-то месте и занимать какоето пространство, а то, что не находится ни на земле, ни на небесах, будто бы и не существует. Эти и родственные им понятия мы в сонном забытьи переносим и на непричастную сну природу истинного бытия, а пробудившись, оказываемся не в силах сделать разграничение и молвить истину, а именно что, поскольку образ не в себе самом носит причину собственного рождения, по неизменно являет собою призрак чего-то иного, ему и должно родиться внутри чего-то иного, как бы прилепившись к сущности, или вообще не быть ничем. Между тем на подмогу истинному бытию выступает тот безупречно истинный довод, согласно которому, если некая вещь представляется то чем-то одним, то другим, причем ни то, ни другое взаимно друг друга не порождает, то вещь эта будет одновременно единой и раздельной. Итак, согласно моему приговору, краткий вывод таков: есть бытие, есть пространство и есть возникновение, и эти три [рода] возникли порознь еще до рождения неба. А о Кормилице рождения скажем вот что: поскольку она и растекается влагой, и пламенеет огнем, и принимает формы земли и воздуха, и претерпевает всю чреду подобных состояний, являя многообразный лик, и поскольку наполнявшие ее силы не были ни взаимно подобны, ни взаимно уравновешены и сама она ни в одной своей части не имела равновесия, она повсюду была неравномерно сотрясаема и колеблема этими силами и в свою очередь сама колебала их своим движением. То, что приводилось в движение, все время дробилось, и образовавшиеся части неслись в различных направлениях точно так, как это бывает при провеивании зерна и отсеивании мякины: плотное и тяжелое ложится в одном месте, рыхлое и легкое отлетает в сторону и находит для себя иное пристанище. Вот наподобие этого и четыре упомянутых рода [стихии] были тогда колеблемы Восприемницей, которая в движении своем являла собой как бы сито: то, что наименее сходно между собой, она разбрасывала дальше всего друг от друга, а то, что более всего сходно, просеивала ближе всего друг к другу; таким образом, четыре рода обособились в пространстве еще до того, как пришло время рождаться устрояемой из них Вселенной. Ранее в них не было ни разума, ни меры: хотя огонь и вода, земля и воздух являли кое-какие приметы присущей им своеобычности, однако они пребывали всецело в таком состоянии, в котором свойственно находиться всему, чего еще не коснулся бог. Поэтому последний, приступая к построению космоса, начал с того, что упорядочил эти четыре рода с помощью образов и чисел [85]. То, что они были приведены богом к наивысшей возможной для них красоте и к наивысшему совершенству из совсем иного состояния, пусть останется для нас преимущественным и незыблемым утверждением; но теперь мне следует попытаться пояснить вам устройство и рождение каждого из четырех родов. Рассказ мой будет непривычен, но, раз вы сроднились с теми путями научения, без которых но обойтись моим речам, вы последуете за мной. Во-первых, каждому, разумеется, ясно, что огонь и земля, вода и воздух суть тела, а всякое тело имеет глубину. Между тем любая глубина по необходимости должна быть ограничена некоторыми поверхностями; притом всякая прямолинейная поверхность состоит из треугольников. Однако все вообще треугольники восходят к двум, из которых каждый имеет по одному прямому углу и по два острых, но при этом у одного по обе стороны от прямого угла лежат равные углы величиной в одну и ту же долю прямого угла, ограниченные равными сторонами, а у другого – неравные углы, ограниченные неравными сторонами. Здесь-то мы и полагаем начало огня и всех прочих тел, следуя в этом вероятности, соединенной с необходимостью; те же начала, что лежат еще ближе к истоку, ведает бог, а из людей разве что тот, кто друг богу. Теперь должно сказать, каковы же те четыре рожденных тела, прекраснейшие из всех, которые не подобны друг другу, однако способны, разрушаясь, друг в друга перерождаться. Если нам удастся попасть в точку, у нас в руках будет истина о рождении земли и огня, а равно и тех [стихий], что стоят между ними как средние члены пропорции. Тогда мы никому не уступили бы в том, что нет видимых тел более прекрасных, чем эти, притом каждое из них прекрасно в своем роде. Поэтому надо приложить старания к тому, чтобы привести в соответствие четыре отличающихся красотой рода тел и доказать, что мы достаточно уразумели их природу. Из двух названных раньше треугольников равнобедренный получил в удел одну природу, тогда как неравнобедренный – бесчисленное их множество. Из этого множества нам должно избрать наилучшее, если мы хотим приступить к делу надлежащим образом. Что ж, если кто-нибудь выберет и назовет нечто еще более прекрасное, предназначенное для того, чтобы создавать эти [четыре тела], мы подчинимся ему не как неприятелю, но как другу; нам же представляется, что между множеством треугольников есть один, прекраснейший, ради которого мы оставим все прочие, а именно тот, который в соединении с подобным ему образует третий треугольник – равносторонний. Обосновывать это было бы слишком долго (впрочем, если бы кто изобличил нас и доказал обратное, мы охотно признали бы его победителем). Итак, нам приходится отдать предпочтение двум треугольникам как таким, из которых составлено тело огня и [трех] прочих тел: один из них равнобедренный, а другой таков, что в нем квадрат большей стороны в три раза больше квадрата меньшей. Hо мы обязаны более четко определить одну вещь, о которой прежде говорилось неясно. В самом деле, нам казалось, будто все четыре рода могут последовательно перерождаться друг в друга, но такая видимость была неправильной. Ведь четыре рода действительно рождаются из выбранных нами треугольников: три рода слагаются из одного и того же неравнобедренного треугольника и только четвертый род – из равнобедренного, а значит, не все роды могут разрешаться друг в друга и рождаться один из другого путем соединения большого количества малых [величин] в малое количество больших, и обратно. Если это и возможно, то лишь для вышеназванных первых трех [родов], ведь коль скоро все они произошли из единой [основы], то при разрушении более крупных [тел] из их [частей] составится множество малых, принимающих свойственные им очертания; и, напротив, если разъять много малых [тел] на отдельные треугольники, они образуют единое количество однородной массы, из которой возникнет единое большое [тело] иного вида. Вот как обстоит дело с их переходом друг в друга. Следующей нашей задачей будет изложить, какой вид имеет каждое тело и из сочетания каких чисел оно рождается. Начнем с первого вида, состоящего из самых малых частей: его первоначало треугольник, у которого гипотенуза вдвое длиннее меньшего катета. Если такие треугольники сложить, совмещая их гипотенузы, и повторить такое действие трижды, притом так, чтобы меньшие катеты и гипотенузы сошлись в одной точке как в своем центре, то из шестикратного числа треугольников будет рожден один, и он будет равносторонним. Когда же четыре равносторонних треугольника окажутся соединенными в три двугранных угла, они образуют один объемный угол, а именно такой, который занимает место вслед за самым тупым из плоских углов. Завершив построение четырех таких углов, мы получаем первый объемный вид, имеющий свойство делить всю описанную около него сферу на равные и подобные части. Второй вид строится из таких же исходных треугольников, соединившихся в восемь равносторонних треугольников и образующих каждый раз из четырех плоских углов по одному объемному; когда таких объемных углов шесть, второе тело получает завершенность. Третий вид образуется из сложения ста двадцати исходных треугольников и двенадцати объемных углов, каждый из которых охвачен пятью равносторонними треугольными плоскостями, так что все тело имеет двадцать граней, являющих собой равносторонние треугольники. На этом порождении и кончилась задача первого из первоначал. Но равнобедренный треугольник породил природу четвертого [вида], и притом так, что четыре треугольника, прямые углы которых встречались в одном центре, образовывали квадрат; а из сложения шести квадратов возникало восемь объемных углов, каждый из которых гармонично охватывается тремя плоскими прямыми углами. Составившееся таким образом тело имело очертания куба, наделенного шестью квадратными плоскими гранями. В запасе оставалось еще пятое многогранное построение, его бог определил для Вселенной и прибегнул к нему в качестве образца. Если бы теперь кто-нибудь, тщательно обдумывая все сказанное, задался вопросом, следует ли допустить бесчисленные космосы или ограниченное их число, ему пришлось бы заключить, что вывод относительно неограниченности этого числа позволительно делать разве что тому, кто сам очень ограничен, и притом в вопросах, которые следовало бы знать. Если, однако, поставить иной вопрос существует ли один космос или их на самом деле пять, то здесь, естественно, причин для затруднения было бы куда больше. Что касается нас, то мы, согласно правдоподобным словам и указаниям бога, утверждаем, что существует один космос; но другой, взглянув на вещи иначе, составит себе, пожалуй, иное мнение. Как бы то ни было, оставим этот вопрос и начнем разделять роды, только что рожденные в нашем слове, на огонь, землю, воду и воздух. Земле мы, конечно, припишем вид куба, ведь из всех четырех родов наиболее неподвижна и пригодна к образованию тел именно земля, а потому ей необходимо иметь самые устойчивые основания. Между тем не только из наших исходных треугольников равнобедренный, если взять его как основание, по природе устойчивее неравностороннего, но и образующийся из сложения двух равнобедренных треугольников квадрат с необходимостью более устойчив, нежели равносторонний треугольник, причем соотношение это сохраняет силу как для частей, так и для целого. Значит, мы не нарушим правдоподобия, если назначим этот удел земле, а равно и в том случае, если наименее подвижный из остальных видов отведем воде, наиболее подвижный – огню, а средний – воздуху; далее, наименьшее тело огню, наибольшее – воде, а среднее – воздуху, и, наконец, самое остроугольное тело – огню, следующее за ним – воздуху, а третье – воде. Hо из всех вышеназванных тел наиболее подвижно по природе своей и по необходимости то, у которого наименьшее число оснований, ибо оно со всех сторон имеет наиболее режущие грани и колющие углы, а к тому же оно и самое легкое, коль скоро в его состав входит наименьшее число исходных частей. То тело, которое обладает такими же свойствами, по второго порядка, и место займет второе, а то, которое обладает третьим порядком этих свойств, – третье. Пусть же объемный образ пирамиды и будет, в согласии со справедливым рассуждением и с правдоподобием, первоначалом и семенем огня; второе по рождению тело мы назовем воздухом, третье же – водой. Но при этом мы должны представить себе, что все эти [тела] до такой степени малы, что единичное [тело] каждого из перечисленных родов по причине своей малости для нас невидимо, и лишь складывающиеся из их множеств массы бросаются нам в глаза [86]. Что же касается их количественных соотношений, их движений и вообще их сил, то бог привел все это в правильную соразмерность, упорядочивая все тщательно и пропорционально, насколько это допускала позволившая себя переубедить природа необходимости. Исходя из всего того, что было сказано выше об этих четырех родах, дело наиболее правдоподобно можно описать следующим образом. Когда земля встречается с огнем и бывает рассеяна его остротой, она несется, распадаясь либо в самом огне, либо в толще воздуха или воды, если ей придется там оказаться, покуда ее частицы, повстречавшись друг с другом, не соединятся сызнова, чтобы она опять стала землей: ведь она не может принять иную форму. Напротив, вода, дробимая огнем или воздухом, позволяет образоваться одному телу огня и двум воздушным телам, равно как и осколки одной рассеченной части воздуха могут породить из себя два тела огня. Hо и наоборот, когда малая толика огня, оказавшись в больших толщах воздуха, воды или земли, подхватывается их движением, сокрушается в борьбе и дробится, два тела огня сплачиваются в единый вид воздуха; или когда воздух претерпевает насилие и разрушение, из двух его тел с половиной оказывается составлен один цельный вид воды. И вот что еще нам нужно принять в расчет: когда какой-либо иной род, охваченный огнем, рассекается лезвиями его граней и остриями его углов, этому роду достаточно принять природу огня, чтобы его дробление прекратилось, ибо никакой подобный и тождественный самому себе род не может ни понудить к изменениям такой же род, ни принять от него какие-либо изменения. Hо до тех пор пока нечто, оказавшись слабее чего-то иного, ведет с этим иным неравную борьбу, оно продолжает разрушаться. Поэтому, если немногочисленные и меньшие тела, окруженные многочисленными и большими, дробятся и уничтожаются ими и в то же время готовы соединиться в вид возобладавшего [тела], их уничтожение прекратится, с тем чтобы либо из огня родился воздух, либо из воздуха – вода; но, если они сойдутся вместе и схватятся с каким-либо из остальных родов, они не перестанут разрушаться, пока не произойдет одно из двух: либо они, вконец теснимые и разрушающиеся, спасутся бегством к тому, что им сродно, либо, уступив в борьбе, начнут сплачиваться воедино, уподобляясь возобладавшему роду, и останутся вместе с ним [87]. Претерпевая это, все роды, без сомнения, меняются местами, ибо, если их массы в силу движения Восприемницы распределяются в пространстве отдельно друг от друга, тогда то, что утратило собственное подобие и восприняло чужое, при каждом сотрясении отбрасывается в область того, чему эти роды уподобились. Таковы причины, определившие собой рождение тел беспримесных и первичных. Hо если внутри этих [основных] видов выявились еще дальнейшие родовые различия, виной этому способ построения обоих исходных [треугольников]: дело в том, что последние первоначально являлись на свет не с единообразными для каждого рода размерами, но то меньшими, то более крупными, и разных по величине треугольников было ровно столько, сколько родов различается ныне внутри [основных] видов. Сочетание их между собой и с другими треугольниками дало беспредельное многообразие, созерцателем которого надлежит стать любому, кто вознамерится изречь о природе правдоподобное слово. Что касается движения и покоя, точнее, того, как и при каких условиях они возникают, то, не придя здесь к согласию, мы встретим в дальнейшем нашем рассуждении немало помех. Кое-какие замечания тут уже были сделаны, но сейчас нам необходимо добавить к сказанному вот что: внутри того, что однородно, движения быть не может. Ведь трудно, вернее сказать, невозможно представить себе движимое без движущего или, напротив, движущее без движимого, а движение немыслимо без того и другого; между тем никак нельзя движущему и движимому быть однородным. Итак, раз и навсегда отнесем покой к однородному, а движение – к тому, что совсем не однородно. Причина же отклонений – это неравенство; а как родилось это неравенство, мы уже описали [88]. Остается необъясненным, почему тела, распределившись по родам, не прекращают взаимопересекающегося движения и перемещения? Скажем же и об этом. Дело в том, что круговращение Вселенной, включающее в себя эти роды, по причине своей закругленности и природного стремления замкнуться на себе все сжимает и не позволяет ни одной части пространства остаться пустой. Огонь имеет наибольшую способность во все внедряться, воздух непосредственно за ним следует, ибо занимает второе место по тонкости своих частиц, и так далее; ведь то, что образовалось из самых крупных частиц, имеет в своем составе больше всего оставшегося между частями пустого места, а то, что возникло из самых мелких частиц, – меньше всего. Значит, когда происходит сжимание, меньшие тела втискиваются в промежутки между большими; и вот когда они оказываются рядом, так что меньшие силятся расторгнуть связь между большими, а большие сводят воедино меньшие, происходит перемещение их всех либо вверх, либо вниз к своим местам. Ведь каждое тело, меняя свою величину, меняет и свое местоположение. Таким-то образом и под действием таких-то причин обеспечивается беспрестанное воспроизведение неоднородности, а уж она в свою очередь поддерживает и постоянно будет поддерживать вечное движение тел. Кроме того, должно принять во внимание, что существует много родов огня, из которых можно назвать пламя, затем истечение пламени, которое не жжет, но доставляет глазам свет, и, наконец, то, что после угасания пламени остается в тлеющих угольях. Так обстоит дело и с воздухом, прозрачнейшая разновидность которого зовется эфиром, а более мутная – туманом и мглой, притом существуют у него и безымянные виды, рожденные из неравенства [исходных] треугольников. Что касается воды, то она делится прежде всего на два рода: жидкий и плавкий. Первый жидок потому, что содержит в себе исходные тела воды, которые малы и притом имеют разную величину; благодаря своей неоднородности и форме своих очертаний он легко приходит в движение как сам по себе, так и под воздействием иного. Напротив, второй род состоит из крупных и однородных тел; он устойчивее первого и тяжел, ибо однородные частицы крепко сплачиваются между собою. Однако от вторжения огня и его разрушительного действия он теряет свою однородность, вследствие чего обретает большую причастность к движению; а раз став подвижной, эта вода под давлением окружающего воздуха распространяется по земле. Каждое из этих состояний получило свое имя: когда твердая масса разрушается, о ней говорят, что она плавится, а когда она затем расходится по земле – что она течет. Hо если огонь снова извергнут наружу, он уходит, разумеется, не в пустоту, а потому окружающий воздух оказывается сдавлен и сам давит на влажную и пока еще подвижную массу; последняя вынуждена заполнить промежутки, оставленные огнем, и плотно сосредоточиться в себе. Сдавленная таким образом, она сызнова становится однородной – ведь огонь, этот виновник неоднородности, ушел – и возвращается к самотождественному состоянию. Уход огня мы именуем охлаждением, а чтобы обозначить наступившее после него уплотнение, мы говорим, что масса отвердевает. Среди всего того, чему только что было дано название плавких жидкостей, есть и то, что родилось из самых тонких и самых однородных частиц, а потому плотнее всего; эта единственная в своем роде разновидность, причастная блеску и желтизне, – самое высокочтимое из сокровищ, золото, которое застыло, просочась сквозь камень. У золота есть и производное: по причине своей плотности оно твердо и отливает чернотой, а наречено оно адамантом [89]. По свойствам своих частиц к золоту ближе всего [род], который, однако, имеет не одну разновидность, и притом он в некоторых местах плотнее золота; вдобавок он еще и тверже, ибо в нем есть небольшая примесь тонкой земли, но легче по причине больших промежутков в его недрах: это – один из составных родов блестящих и твердых вод, а именно медь. Когда содержащаяся в меди примесь земли под действием дряхления снова отделяется и выступает на свет, она именуется ржавчиной. Было бы не слишком сложным делом перебрать таким образом все прочие примеры этого рода, продолжая следовать идее правдоподобного сказания. Тот, кто отдыха ради отложит на время беседу о непреходящих вещах ради этого безобидного удовольствия – рассматривать по законам правдоподобия происхождение [вещей], обретет в этом скромную и разумную забаву на всю жизнь. Поскольку же мы сейчас предаемся именно такой забаве, остановимся по порядку еще на нескольких вероятностях. Пока вода смешана с огнем, она тонка и текуча – а текучей она именуется как за свою подвижность, так и за то, что она как бы катится по земле; притом она еще и размягчена, ибо ее грани менее устойчивы, чем у частиц земли, а значит, податливы. Hо когда она покинута огнем и отделена от воздуха, она становится более однородной и уплотняется под давлением вышедших из нее частиц огня. Если она претерпевает сильное уплотнение над землей, она становится градом, а если на земле – льдом. Если же давление слабее и она уплотняется лишь наполовину, то над землей она образует снег, в то время как роса на земле застывает в иней. Hо самые многочисленные виды вод, смешиваясь друг с другом, сочатся в произращенных землей растениях, и оттого их род получил имя соков. Поскольку же от смешений вышло большое многообразие, то большинство родов осталось без особого названия; однако четыре вида, таящие в себе огонь, получили, как особенно примечательные, свои имена. Первый из них имеет свойство разогревать душу и вместе с ней тело: он наречен вином. Второй – гладкий и вызывает рассеивание зрительного огня, а потому явлен глазу прозрачным, блестящим и лоснящимся, это вид подобных елею масел; к нему относятся смола, касторовое масло, а также сам елей и то, что имеет его свойства. Третий обладает способностью расширять суженные поры рта до их естественного состояния, вызывая этим ощущение сладости: он получил родовое наименование меда. Hаконец, четвертый имеет силу разлагать плоть жжением и пениться; он отличается от прочих соков и назван щелочью. Что касается видов земли, тот из них, который пропитан водой, претворяется в каменистое тело, и притом вот каким образом. Примешавшаяся вода как раз по причине смешения дробится и принимает вид воздуха, а став воздухом, отходит в отведенное ей место. Hо вокруг нет пустого пространства, значит, вновь возникший воздух оказывает давление на окружающий. Последний под действием давления тяжело налегает отовсюду на толщу земли, сильно сжимает ее и вдавливает в те помещения, которые только что были покинуты вновь образовавшимся воздухом. Когда земля сдавлена воздухом до такой степени, что уже не может быть разрушена водой, она уплотняется в камень, красивая разновидность которого состоит из равных и однородных частиц и потому прозрачна, а некрасивая отличается противоположными свойствами. Далее, та разновидность земли, которая стремительным действием огня избавлена от влаги и потому еще суше, чем вышеназванная, наречена горшечной глиной; однако подчас немного влаги все же остается, и тогда рождается земля, расплавленная огнем, которая по охлаждении превращается в особый камень с черной окраской [90]. Есть еще две разновидности, из которых точно таким же образом удалена большая часть примешанной воды, однако частицы земли в их составе тоньше; обе они отличаются соленым вкусом и затвердели лишь наполовину, так что вода снова может их разрушить. Первая разновидность пригодна, чтобы отчищать масляные и земляные пятна; это щелок. Вторая же разновидность весьма хорошо включается во вкусовые ощущения рта и представляет собой соль; это любезное богам тело, как именуют ее по обычаю[91]. То, что состоит из соединения обеих последних разновидностей, может быть разрушено огнем, но не водой, а основывается эта связь вот на чем: прежде всего земляные толщи не расторжимы ни для огня, ни для воздуха, ибо частицы последних меньше, нежели пустоты в этой толще, так что они могут свободно проходить насквозь, не прибегая к насилию, и по этой причине не разлагают и не разрушают землю. Hо частицы воды крупнее, а значит, они прокладывают себе дорогу насилием, рушат землю и разлагают ее. Поэтому земля, если она не подвергнута насильственному сжатию, может быть разрушена только водой, а если подвергнута – только огнем, ибо тогда в нее не остается доступа ни для чего, кроме огня. Воду же, если она с особой силой уплотнена, может разрушить один лишь огонь, по если уплотнена слабее, то оба рода – как огонь, так и воздух; при этом воздух вторгается в пустоты, а огонь также и в треугольники. Наконец, воздух, если он испытал насильственное сжатие, не может быть разрушен ничем, разве что только может быть сведен к своему первоначалу; но, если он не претерпел сжатия, его разлагает один лишь огонь. С телами же, возникшими из смешения земли и воды, происходит следующее: до тех пор пока вода заполняет все пустоты в уплотненной с большой силой земле, частицы воды, подступающие извне, не находят доступа внутрь, обтекают вокруг всей этой массы и не могут ее разложить, в то время как частицы огня, напротив, внедряются между частицами воды и, воздействуя на воду точно так же, как вода воздействует на землю, одни оказываются в состоянии принудить смесь земли с водой расплавиться и растечься. Заметим, что из этих смесей некоторые содержат меньше воды, нежели земли; таковы все виды, родственные стеклу, а также все так называемые плавящиеся камни. Другие, напротив, содержат больше воды; таковы все тела из разряда восков и благовонных курений. Пожалуй, мы с достаточной полнотой показали разнообразие видов, вытекающее из сочетаний и взаимопереходов фигур. Теперь попытаемся выяснить причины воздействий, производимых всем этим на нас. Прежде всего надо приписать вещам, о которых идет речь, одно свойство – постоянно быть ощущаемыми, а ведь мы еще не дошли до рождения плоти и всего того, что к ней относится, а также до рождения смертной части души. Между тем и об этих предметах немыслимо с должной основательностью рассуждать, отвлекаясь от воздействия ощущений, и говорить об ощущениях, отвлекаясь от вопросов о плоти и смертной части души, но вести речь о том и другом сразу едва ли посильно. Значит, нам придется принять одно из двух в качестве предпосылки, а потом еще раз вернуться к этому. Так вот, чтобы нам сразу перейти от родов [тел] к оказываемым этими родами воздействиям, пусть нашей предпосылкой и будет все относящееся к телу и душе. Для начала посмотрим, почему это об огне говорят, что он горяч? На этот вопрос мы должны ответить, приняв во внимание режущее и разлагающее воздействие его на наши тела. Едва ли не все согласятся, что ощущение от огня – пронзительное; при этом нам следует вспомнить о тонкости его граней и остроте его углов, затем о малости его частиц и о быстроте их бега, ибо все эти свойства таковы, что сообщают огню напор и проворство, и потому ничто не может противостоять его режущей силе. Достаточно вспомнить и принять в расчет его очертания и то, как они были рождены, чтобы уразуметь: эта природа, как никакая другая, способна проникать наши тела, тончайшим образом расщеплять их и доставлять тому, что мы соответственно зовем теплом, и его свойства и его имя [92].

Ять: Противоположное [воздействие] довольно ясно, по все же и его мы не оставим без объяснения. Когда окружающая тело и состоящая из более крупных частиц влага проникает внутрь, она вытесняет находящиеся там меньшие частицы, однако оказывается не в состоянии утвердиться на их местах и только сжимает все, что ни есть в нас влажного, доводя его до такой плотности, что оно из неоднородного и подвижного становится однородным, неподвижным и закоченевшим. Поскольку же это происходит против природы [нашего тела], то оно в согласии со своей природой вступает в борьбу и силится отвоевать себе прежнее состояние. Эту борьбу и эти сотрясения нарекли дрожью и ознобом, в то время как все состояние в целом, а равно и то, чем оно вызывается, именуют холодом. Твердым зовется то, что заставляет податься нашу плоть, мягким – то, что под воздействием последней подается само; и вообще названия эти употребляются соотносительно. Hо податливо все то, что имеет малые основания; напротив, вид [тела], покоящегося на квадратных основаниях и потому особо устойчивого, оказывается самым неподатливым, причем его высокая способность к отпору объясняется и тем, что как раз он плотнее всех прочих. Что касается тяжелого и легкого, то эти два состояния могут быть наилучшим образом выяснены лишь в связи с природой того, что известно под именами «верх» и «низ». Дело в том, что представление, согласно которому и впрямь от природы существуют две противоположные области, разделяющие надвое Вселенную, – низ, куда устремляется все наделенное телесной массой, и верх, куда любая вещь может направиться лишь по принуждению, – оказывается неправильным. Ведь коль скоро небо в своей целостности имеет вид сферы, значит, все крайние точки, равно удаленные от центра, по своей природе одинаково крайние, между тем как центр, на одну и ту же меру отстоящий от них, должен считаться пребывающим прямо напротив каждой из них. Но если космос действительно имеет такую природу, какую же из этих точек можно назвать верхом или низом, не навлекая на себя справедливой укоризны за неуместное употребление слов? Ибо центр космоса, строго говоря, по природе лежит не внизу и не вверху, но именно в центре, в то время как поверхность сферы и центром быть не может, и не имеет в себе части, как-либо отличной от других, скажем более близкой к центру, нежели противоположная ему часть. И коль скоро космос во всех направлениях по природе своей совершенно единообразен, какую пару противоположных наименований можно к нему приложить, не погрешая против правильного словоупотребления? Допустим, что в центре Вселенной покоится некое равномерно взвешенное твердое тело; оно не могло бы продвинуться ни к одной из крайних точек, поскольку находится со всеми в совершенно одинаковом отношении, а если бы кто-нибудь принялся обходить это тело по кругу, вновь и вновь оказываясь собственным антиподом, ему пришлось бы обозначать одно и то же направление попеременно то как верх, то как низ. Да, поскольку целое, как только что было сказано, имеет вид сферы, значит, обозначать одно место как верх, а другое как низ но имеет смысла. Но откуда же пошли эти обозначения и как мы настолько свыклись с ними, что перенесли их на небо в целом, разделяя последнее надвое? Прийти к согласию относительно этого мы сможем, если предварительно сделаем одно допущение. Вообразим, что некто находится в том месте Вселенной, которое преимущественно отведено природе огня, сосредоточенного там в огромном количестве и отовсюду туда устремляющегося; пусть для этого человека оказалось возможным встать там и отделять части огня, кладя их на чаши весов. Допустим далее, что он поднимает весы, насильственно водворяя отторгнутый огонь в несродный ему воздух; очевидно, что в таком случае меньшие части окажутся податливее к насилию, нежели большие. Когда одна и та же сила поднимает в высоту две вещи, меньшая вещь по необходимости больше повинуется принуждению, а большая – меньше, и отсюда большое именуется тяжелым и стремящимся вниз, а малое – легким и стремящимся вверх. На том же самом мы можем поймать и самих себя, когда мы действуем в отведенной нам части Вселенной. В самом деле, если мы стоим на земле и отделяем части землеподобных тел, а то и самой земли, чтобы насильственно и наперекор природе ввести их в чуждую среду воздуха, то обе [стихии] проявят тяготение к тому, что им сродно, однако меньшие части все же легче, нежели большие, уступят насилию и дадут водворить себя в чужеродную среду; именно поэтому мы называем их самих легкими и место, в которое мы принуждаем их направляться, – верхним, а то, что противоположно тому и другому, – соответственно тяжелым и нижним. Но все это необходимо должно разнообразиться, коль скоро главные скопления тел каждого рода занимают в пространстве различные места, лежащие одно против другого: то, что легко или тяжело, высоко или низко в одном месте, может быть соотнесено с легким и тяжелым, высоким и низким в другом месте, противоположном первому, и оказаться ему противоположным, несоответствующим и полностью от него отличным как с точки зрения возникновения, так и с точки зрения существования. Hо одно остается верным для всех случаев: стремление каждой вещи к своему роду есть то, что делает ее тяжелой, а направление, по которому она устремляется, есть низ, между тем как противоположное тому и другому и наименования носит противоположные. Таковы причины этих состояний. Что касается причины состояний гладкости и шероховатости, то ее каждый сможет усмотреть сам и разъяснить другому: твердость в соединении с неоднородностью дает шероховатое, однородность в соединении с плотностью – гладкое. После того как мы рассмотрели воздействия, распространяющиеся на все тело, нам осталось обсудить самое важное – причину приятных и болезненных впечатлений, да и вообще все то, что через посредство частей тела способствует ощущениям, вызывая страдание или удовольствие. Hо причины любых воздействий – ощущаемых или неощущаемых – мы поймем, если для начала припомним произведенное нами раньше различение между тем, что по природе своей очень подвижно или, напротив, малоподвижно; именно по этой тропе следует продвигаться, чтобы изловить выслеживаемую добычу. Так вот, если хотя бы мимолетное воздействие приходится на то, что по природе своей очень подвижно, это воздействие разносится по кругу от одних частиц к другим, пока не дойдет до разумного [начала] и не поведает ему о свойствах воздействующего предмета; напротив, то, что малоподвижно, слишком устойчиво, чтобы передавать воздействие по кругу, а потому вынуждено принять его лишь на себя и не приводить в движение то, что находится по соседству. Hо раз первое воздействие не переходит от одних частиц к другим, живое существо в целом так и не воспринимает его и остается к нему нечувствительным. Это верно применительно к костям, волосам и прочим частям нашего тела, которые состоят главным образом из земли, в то время как первый случай наиболее характерен для слуха и зрения, ибо в них действеннее всего проявляет себя сила огня и воздуха. Итак, обо всем, что относится к удовольствию и страданию, должно мыслить следующим образом. Всякое противное природе воздействие, оказываемое на нас с большой силой, болезненно, в то время как полное возвращение к естественному состоянию приятно; то, что совершается тихо и постепенно, остается неощутимым, в противном же случае дело обстоит наоборот; наконец, все то, что совершается без труда, может быть весьма ощутимо, но не сопровождается ни страданием, ни удовольствием. Примером последнего может служить зрительное впечатление, ведь зрительный луч, как было сказано прежде, во время дня являет собою сросшееся с нами тело: ни рассечения, ни ожоги, ни прочие воздействия такого же рода не причиняют ему боли, а возврат к прежнему состоянию – удовольствия, но при этом он дает самые полные и ясные ощущения всякий раз, когда испытывает на себе воздействие [тел] или сам к ним направляется и к ним прикасается. Все дело в том, что его расщепления и воссоединения чужды насильственности. Hапротив, тела, состоящие из более крупных частиц, сопротивляются воздействию, но при этом передают толчок всему живому существу в целом, испытывая удовольствие и страдание: страдание – при изменении, удовольствие – при возврате в прежнее состояние. Hо те [органы], в которых опорожнение и опустошение совершаются постепенно, а наполнение – сразу и с большой силой, к опустошению нечувствительны, к наполнению же, напротив, чувствительны и потому не доставляют смертной части души ощущения боли, по служат источником сильного удовольствия; очевидный пример тому – приятные запахи. Hапротив, когда отход от естественного состояния происходит быстро, а восстановление мало-помалу и с трудом, перед нами прямо противоположный случай: его можно наблюдать при ожогах и порезах. Итак, что касается воздействий, общих для всего тела, и имен, прилагаемых к тому, что эти воздействия вызывает, то об этих вещах мы сказали почти все. Теперь попытаемся в меру наших сил сказать что-нибудь об ощущениях, связанных с определенными частями [тела], а также о причинах воздействий. Во-первых, нам следует разъяснить, насколько это с возможно, тот предмет, который мы обошли молчанием во время наших прежних рассуждений о соках, а именно производимые ими воздействия на язык. По всей видимости, эти воздействия, как и многие другие, порождены особого рода сжатиями и расширениями, но они более других зависят от состояний шероховатости и гладкости. Например, когда частицы земли входят в те жилки, которые служат языку как бы чувствительными волокнами, протянутыми до самого сердца, они соприкасаются там с влажной, мягкой плотью и на ней растекаются, отчего жилки сжимаются и как бы высушиваются; если эти частицы земли более шероховаты, они дают едкий вкус, если менее – терпкий. Далее, те вещества, что прочищают вышеназванные жилки и прополаскивают всю область языка, проделывая свою работу не в меру бурно и доводя дело до разрушения самой плоти языка, именуются горькими, таково свойство щелочи. Hо другие вещества, уступающие щелочи в силе и прочищающие язык лишь умеренно, имеют соленый вкус, чуждый той жесткости, которая присуща всему горькому, и кажущийся скорее приятным. Вещества еще одного разряда, приобщившись к теплоте рта и разжижаясь от нее, становятся от этого огнистыми и в свой черед обжигают то, что их разогрело, а по своей легкости несутся вверх, к органам ощущения головы, и прорезают все, что ни попадется на их пути; благодаря этой своей способности они именуются острыми. Hо когда те же самые вещества утончаются от гниения и находят доступ в тесные жилки, то они застают там земляные частицы и частицы воздуха в правильном соотношении, приводят эти последние в движение, заставляют перемешиваться друг с другом и пениться, а вспенившись, образовывать около вторгшихся частиц полости. И вот при этом влага, иногда землистая, а иногда чистая, обволакивает воздух, создавая для него как бы жидкие вместилища – водяные шары с пустотами внутри; из них одни образованы чистой влагой и потому прозрачны, и называются они пузырями, между тем как другие возникли из землистой влаги, которая при этом подвижна и стремится кверху, и они-то дают так называемое брожение и закисание. Вещество, повинное во всех этих состояниях, соответственно называется кислым. Но то воздействие, которое противоположно всем только что описанным, и причину имеет противоположную: когда состав влаги входящих [в тело] веществ по природе своей родствен составу языка, эта влага смазывает и размягчает огрубевшее, стягивает или, напротив, расправляет все неестественно раздутое или сведенное и вообще возвращает все к распорядку природы. Каждое подобное зелье, врачующее насильственные состояния, для всех приятно и желанно, почему и зовется сладким [93]. Итак, об этом достаточно. Что касается того рода воздействий, которые относятся к ноздрям, то здесь нет определенных разновидностей. Всякий запах имеет половинчатую природу, ибо нет такой формы, которая по своему строению могла бы возбуждать определенный запах. Те жилы в нашем теле, которые для этого предназначены, слишком тесны для частиц земли и воды, но слишком просторны для частиц огня и воздуха, а потому никто и никогда не мог обонять собственного запаха какой-либо из этих [стихий]; запахи рождаются лишь от таких веществ, которые либо разжижены, либо загнивают, либо плавятся, либо испаряются. Им дает жизнь то переходное состояние, которое возникает, когда вода претворяется в воздух либо, напротив, воздух в воду Все запахи являют собой либо пар, либо туман, ведь туман лежит на полпути от воздуха к воде, а пар – на полпути от воды к воздуху. Поэтому они тоньше воды, но грубее воздуха; это становится очевидным, если с усилием вдыхать воздух сквозь перекрывшую дыхание преграду и наблюдать, как все пахнущее отсеивается и воздух доходит очищенным от запахов. Понятно, что многообразие запахов остается безымянным, ибо оно не сводится к большому числу простых форм. Здесь существует только одно четкое двучленное разделение – на запахи приятный и неприятный. Последний оказывает насильственное и огрубляющее действие на всю полость, простирающуюся от макушки до пупа, между тем как первый смягчает загрубевшее и с приятностью возвращает его к первоначальному состоянию. Третья область наших ощущений – слух, и для получаемых им воздействий нам тоже следует отыскать обусловливающие причины. В общих чертах скажем, что звук – это толчок, производимый воздухом через уши на мозг и кровь и доходящий до самой души, между тем как вызванное этим толчком движение, которое начинается с головы и оканчивается в области печени, есть слышание. Если движение быстро, звук высок; чем оно медленнее, тем ниже звук. Равномерное движение дает ровный и нежный звук, неравномерное – грубый, сильное – громкий, слабое – тихий. Что касается созвучий, то необходимость понуждает нас отложить этот предмет напоследок. Теперь остался только четвертый род ощущений, но он являет большое многообразие, требующее расчлененного подхода. Многообразие это имеет общее имя цвета; а цвет – это пламя, струящееся от каждого отдельного тела и состоящее из частиц, соразмерных способности нашего зрения ощущать. О причинах зрения мы уже говорили прежде, а сейчас уместнее и нужнее всего как можно правдоподобнее объяснить цвета. Те частицы, которые несутся от других тел и сталкиваются со зрительным лучом, бывают либо меньше, чем частицы последнего, либо крупнее, либо такой же величины. Те, что имеют такую же величину, неощутимы, и мы называем их прозрачными. Напротив, те, что больше, сжимают зрительный луч, а те, что меньше, расширяют его, и действие их можно сравнить с действием холодного и горячего на нашу плоть, а также с действием терпкого и обжигающего (или «острого», как мы выражаемся) на наш язык. Это – белое и черное, то есть впечатления, рожденные в иной области чувств, чем только что перечисленные, и потому кажущиеся иными, по на самом дело тождественные им. Так мы и назовем их: «белое» то, что расширяет зрительный луч, «черное» – то, что его сужает. Когда же огонь иного рода, несущийся более порывисто, ударяет в зрительный луч, проникает его до самых глаз, насильственно разверзает глазные проходы и разжижает их вещество, он заставляет излиться оттуда весь тот огонь и воду, что мы называем слезами. Поскольку же с двух сторон встречаются два огня, причем один с молниеносной силой бьет из глаз, а другой входит в глаза и там угасает от влаги, из их смешения рождаются всевозможнейшие цвета; это называют переливами, а тому, чем вызвано такое состояние, дали имена блестящего и сверкающего. Есть и такой род огня, который стоит посередине между двумя вышеназванными; он достигает глазной влаги и смешивается с ней, но не сияет. Мерцание этого огня сквозь растворившую его жидкость дает кровавый цвет, который мы нарекли красным. От смешения сверкающего огня с красным и белым возник желтый цвет; но о соотношении, в котором они были смешаны, не имело бы смысла толковать даже в том случае, если бы кто-нибудь его знал, ибо здесь невозможно привести не только необходимые, но даже вероятные и правдоподобные доводы. Далее, красный цвет, смешанный с черным и белым, дает пурпурный или темно-лиловый, если все части смеси сильнее обожжены, а черного цвета примешано больше. Желтое в смешении с серым дает коричневое, серое же само есть смесь белого и черного; желтое в смешении с белым дает цвет охры. Когда же белое, сойдясь с блестящим, ложится на густо-черную основу, тогда возникает синий цвет, между тем как сочетание синего с белым дает голубой, а коричневого с черным – зеленый цвет [94]. Из этих примеров достаточно ясно, к каким смешениям можно свести все остальные цвета, не нарушая при этом правдоподобия. Hо тот, кто попытался бы строго проверить все это на деле, доказал бы, что не разумеет различия между человеческой и божественной природой, ведь если у бога достанет и знания, и мощи, дабы смесить множество в единство и сызнова разрешить единство в множество, то нот и никогда не будет такого человека, которому обе эти задачи оказались бы по силам. Все вышеназванные вещи, рожденные в то время под воздействием необходимости, взял в свои руки демиург самой прекрасной и лучшей из возникших вещей, вознамерившись породить самодовлеющего и совершеннейшего бога; причинами, которые присущи самим вещам, он пользовался как вспомогательными, но при этом сам направлял каждую из возникших вещей ко благу. Поэтому должно различать два вида причин – необходимые и божественные – и отыскивать во всем причины второго рода, дабы стяжать через это для себя блаженную жизнь, насколько природа наша это допускает, а уже ради них нам следует заниматься и причинами первого рода, поняв, что при забвении необходимости немыслимо ни уразуметь, ни схватить, ни вообще как-либо приблизить к себе то единственное, о чем мы печемся. Теперь заготовленные причины разложены у нас по родам, как строительные припасы у плотников, и нам остается только выложить из них дальнейшую часть нашего рассуждения; вернемся, однако, к исходной точке и повторим вкратце весь наш путь вплоть до того места, которого мы только что достигли, а уже потом попытаемся дать нашему сказанию подобающее заключение. Как было упомянуто вначале, все вещи являли состояние полной неупорядоченности, и только бог привел каждую из них к согласию с самой собою и со всеми другими вещами во всех отношениях, в каких только они могли быть причастны соотносительности и соразмерности. Ведь доселе в них не было ничего подобного, разве что по какому-нибудь случайному совпадению, и вовсе не к чему было применить те имена, которыми мы ныне именуем огонь и воду, а равно и прочие вещи; бог впервые все это упорядочил, а затем составил из этого нашу Вселенную – единое живое существо, заключающее в себе все остальные живые существа, как смертные, так и бессмертные. При этом божественные существа создал сам демиург, а порождение смертных он доверил тем, кого сам породил. И вот они, подражая ему, приняли из его рук бессмертное начало души и заключили в смертное тело, подарив все это тело душе вместо колесницы, но, кроме того, они приладили к нему еще один, смертный, вид души, вложив в него опасные и зависящие от необходимости состояния: для начала – удовольствие, эту сильнейшую приманку зла, затем страдание, отпугивающее нас от блага, а в придачу двух неразумных советчиц – дерзость и боязнь – и, наконец, гнев, который не внемлет уговорам, и надежду, которая не в меру легко внемлет обольщениям. Все это они смешали с неразумным ощущением и с готовой на все любовью и так довершили по законам необходимости смертный род души. Однако они, несомненно, страшились без всякой необходимости осквернить таким образом божественное начало и потому удалили от него смертную душу, устроив для нее обитель в другой части тела, а между головой и грудью, дабы их разобщить, воздвигли шею как некий перешеек и рубеж. Ибо именно в грудь и в так называемое туловище вложили они смертную душу; поскольку одна часть души имеет более благородную природу, а другая – более низкую, они разделили полость этого туловища надвое, как бы обособляя мужскую половину дома от женской, а в качестве средостения поставили грудобрюшную преграду. Ту часть души, что причаства мужественному духу и возлюбила победу, они водворили поближе к голове, между грудобрюшной преградой и шеей, дабы она внимала приказам рассудка и силой помогала ему сдерживать род вожделений, едва только те не пожелают добровольно подчиниться властному слову, исходящему из верховной твердыни акрополя. Сердцу же, этому средоточию сосудов и роднику бурно гонимой по всем членам крови, они отвели помещение стража; всякий раз, когда дух закипит гневом, приняв от рассудка весть о некоей несправедливости, совершающейся извне или, может статься, со стороны своих же вожделений, незамедлительно по всем тесным протокам, идущим от сердца к каждому органу ощущения, должны устремиться увещевания и угрозы, дабы все они оказали безусловную покорность и уступили руководство наилучшему из начал.

Ять: Однако боги предвидели наперед, что при ожидании опасностей и возбуждении духа сердце будет колотиться и что каждое такое вскипание страстей сопряжено с действием огня. И чтобы оказать сердцу помощь, они произрастили вид легких, который, во-первых, мягок и бескровен, а к тому же, наподобие губки, наделен порами, так что может вбирать в себя дыхание и питье, охлаждать сердце и тем самым доставлять ему в жару отдых и свежесть. Для этой цели они прорубили к легким проходы от дыхательного горла и легкими, словно бы подушками, обложили сердце, дабы всякий раз, как в нем взыграет дух, оно глушило свои удары о податливую толщу и при этом получало охлаждение, чтобы мучения его уменьшались, а помощь, которую дух оказывает рассудку, возрастала. Другую часть смертной души, которая несет в себе вожделение к еде, питью и ко всему прочему, в чем она нуждается по самой природе тела, они водворили между грудобрюшной преградой и областью пупа, превратив всю эту область в подобие кормушки для питания тела; там они и посадили эту часть души на цепь, как дикого зверя, которого невозможно укротить, но приходится питать ради его связи с целым, раз уж суждено возникнуть смертному роду [95]. Они устроили так, чтобы этот зверь вечно стоял у своей кормушки и обитал подальше от разумной души, возможно менее досаждая ей своим шумом и ревом, дабы та могла без помехи принимать свои решения на благо всем частям тела вместе и каждой из них в отдельности. Они знали, что он не будет понимать рассуждения, а даже если что-то из них и дойдет до него через ощущение, не в его природе будет об этом заботиться; он обречен в ночи и во время дня обольщаться игрой подобий и призраков. И вот бог, вознамерясь найти на него управу, построил вид печени и водворил в логово к зверю [96], постаравшись, чтобы печень вышла плотной, гладкой, лоснящейся и на вкус сладкой, однако не без горечи. Цель бога состояла в том, чтобы исходящее из ума мыслительное воздействие оказалось отражено печенью, словно зеркалом, которое улавливает напечатления и являет взору призраки, и таким образом на зверя находил бы страх, когда это воздействие дойдет до него с суровыми угрозами и прибегнет к горькой части, стремительно разливая ее по всей печени, вызывая появление желчного оттенка и заставляя печень всю сморщиться и отвердеть; вдобавок это воздействие выводит всю долю печени из прямого положения, искривляет и гнет ее, зажимает ее сосуды и сдавливает воротную вену, что приводит к болям и тошноте. Когда же, напротив, от мыслящей части души повеет дыханием кротости, которое вызовет к жизни видения совсем иного рода, это дыхание не только не взволнует горькой части печени, но и но прикоснется к этой противоположной себе природе; напротив, оно прибегнет к прирожденному печени свойству сладости, дабы распрямить, разгладить и высвободить все ее части. Благодаря этому обитающая в области печени часть души должна стать просветленной и радостной, ночью же вести себя спокойно, предаваясь пророческим снам, коль скоро она уже непричастна рассудку и мышлению. Ведь боги, построявшие нас, помнили о заповеди своего отца, которая повелевала создать человеческий род настолько совершенным, насколько это возможно; во исполнение этого они постарались приобщить к истине даже низменную часть нашего существа и потому учредили в ней прорицалище. То, что бог уделил пророческий дар человеческому умопомрачению, может быть бесспорно доказано: никто, находясь в своем уме, не бывает причастен боговдохновенному и истинному пророчеству, но лишь тогда, когда мыслительная способность связана сном, недугом либо неким приступом одержимости [97]. Напротив, дело неповрежденного в уме человека – припомнить и восстановить то, что изрекла во сне либо наяву эта пророческая и вдохновленная природа, расчленить все видения с помощью мысли и уразуметь, что же они знаменуют – зло или добро – и относятся ли они к будущим, к минувшим или к настоящим временам. Не тому же, кто обезумел и еще пребывает в безумии, судить о собственных видениях и речениях! Правду говорит старая пословица, что лишь рассудительный в силах понять сам себя и то, что он делает [98]. Отсюда и возник обычай, чтобы обо всех боговдохновенных прорицаниях изрекало свой суд приставленное к тому племя истолкователей; правда, их и самих подчас называют пророками, но только по неведению, ибо они лишь разгадывают таинственные речения и видения, а потому должны быть по всей справедливости названы никак не пророками, но толкователями при тех, кто прорицает. Таковы причины, по которым печень получила вышеописанное устройство и местоположение; целью было пророчество. И в самом деле, покуда тело живет, печень дает весьма внятные знамения, с уходом же жизни она становится слепой, и тогда ее вещания слишком туманны, чтобы заключать в себе ясный смысл. Соседствующий с печенью орган был создан и помещен налево от нее ради ее блага, дабы сохранять ее неизменно лоснящейся и чистой, служа ей наподобие губки, которая всегда лежит наготове подле зеркала. Стоит только каким-либо загрязнениям, порождаемым недугами тела, появиться близ печени, как их тотчас устраняет селезенка, вбирая их в свои бескровные полости. Так и получается, что, когда она наполнена этими отбросами, ее пучит и раздувает, но, когда тело очищено, она опадает и возвращается к прежним размерам. Вот что мы думаем о душе, о ее смертной и божественной частях, а равно и о том, как, в каком соседстве и по каким причинам каждая из этих частей получила свое отдельное местожительство. Настаивать на том, что сказанное нами – истина, мы отважились бы разве что с прямого дозволения бога; но правдоподобие нами соблюдено, это мы можем смело сказать уже сейчас, а тем более имея в виду наше дальнейшее рассуждение. Так скажем же это! Переходя к следующему вопросу, мы будем держаться прежнего нашего пути; вопрос же состоит в том, как возникли остальные части тела. Их устройство правильнее всего объяснить путем следующего умозаключения, Творившие наш род знали заранее, какая безудержность в еде и питье будет обуревать нас; они предвидели, что по своей жадности мы станем поглощать и того и другого больше, чем велят умеренность и необходимость. Опасаясь поэтому, как бы не разразился свирепый мор и еще не завершенный род смертных не исчез навсегда, они предусмотрительно соорудила для приема излишков питья и еды ту кладовую, что именуют нижней полостью, и наполнили ее извивами кишок, дабы пища не слишком быстро покидала тело, принуждая его требовать новой пищи и тем склоняя к ненасытности, и дабы род человеческий из-за чревоугодия не стал чужд философии и Музам, явив непослушание самому божественному, что в нас есть. Что касается костей, мышц и вообще всей подобной природы, то с ней дело обстоит вот как: начало всего этого – рождение мозга; в нем укоренены те узы жизни, которые связуют душу с телом, в нем лежат корни рода человеческого. Hо сам мозг рожден из другого. Дело было так: среди всех исходных треугольников бог выбрал и обособил наиболее правильные и ровные, которые способны были в наибольшей чистоте представлять огонь и воду, воздух и землю; затем, отделив каждое от своего рода, он соразмерно смесил их, приготовляя общее семя для всего смертного рода, и устроил из этого мозг. В нем он насадил все роды душ, а утвердив их, разъял мозг уже при самом первом рассечении на такое множество тел, чтобы они своим числом и устройством соответствовали вышеназванным родам. Ту долю, которой суждено было, как некоей пашне, воспринять семя божественного начала, он сделал со всех сторон округлой и нарек эту долю головным мозгом, предвидя, что вместивший ее сосуд по завершении каждого живого существа станет головой. Другая доля должна была получить оставшуюся, то есть смертную, часть души; ее он разъял на округлые, и притом продолговатые, тела, также наименовав их все в целом мозгом, хоть и не в прямом смысле. От них, как от якорей, он протянул узы, долженствующие скрепить всю душу, а вокруг этой основы начал сооружать все наше тело, прежде всего одев мозг твердым костным покровом. Вот как он построял кость. Отобрав просеиванием чистую и гладкую землю, он замесил ее и увлажнил мозгом; после этого он ставит смесь в огонь, затем окунает в воду, потом снова в огонь и снова в воду. Закалив ее так по нескольку раз в огне и воде, он сделал ее неразрушимой и для того, и для другого. В дело он употребил ее прежде всего затем, чтобы выточить из нее костную сферу вокруг головного мозга, оставив в этой сфере узкий проход; а для прикрытия затылочного и спинного мозга он изваял из этой же смеси позвонки, которые наложил друг на друга, как складывают дверные петли, протянув этот ряд от головы через все туловище. Так он замкнул все семя в защитную камнеподобную ограду и в последней построил суставы, прибегнув к посредствующей силе иного, дабы обеспечить подвижность и гибкость. Далее он усмотрел, что природа кости сверх должного хрупка и несгибаема и что, если ей к тому же придется терпеть жар, а после охлаждаться, она не устоит против костоеды, которая загубит заключенное в ней семя; поэтому он измыслил род сухожилий и плоти. Сухожилия, связав друг с другом все члены, должны были своими сокращениями и растяжениями доставить возможность телу сгибаться и разгибаться в суставах; что до плотя, то ей назначено было служить защитой от жара и укрытием от холода, а равно и как бы войлочной подушкой, предохраняющей от ушибов, ибо напору тел она может противопоставить упругую податливость. К тому же в пей таится теплая влага, которая летом выступает в виде пота и увлажняет кожу, уготовляя всему телу приятное охлаждение, а зимой, напротив, наилучшим образом разгоняет подступающую и обнимающую тело стужу сплои скрытого в ней огня. Таков был замысел Ваятеля, и вот он соединил в должных количествах воду, огонь и землю, а после замесил их на острой и соленой закваске – так получилась мягкая и насыщенная соками плоть. Что касается природы сухожилий, то ее он образовал, смешав кость с еще не заквашенной плотью, и этой промежуточной смеси дал желтый цвет. Вот почему сухожилия получились более крепкими и тягучими, чем плоть, но более мягкими и влажными, чем кость. Итак, всем этим он покрыл кости вместе с лежащим в них мозгом, связуя их посредством сухожилий, а сверху окутывая одеянием плоти. При этом кости, в которых больше всего души [99], он окутал наименее толстой плотью, а самые бездушные – наибольшей и особенно плотной; что касается костных сочленений, то, когда особые соображения не требовали чего-то иного, он взращивал на них опять-таки лишь скудную плоть, чтобы она не стеснила сгибание суставов и не обрекла тело на малоподвижность и беспомощность. Не желал он и того, чтобы обильные и плотные толщи мышц, налегая друг на друга и грубея от этого, притупили ощущение, отчего последовало бы угасание памяти и расслабление умственных способностей. Вот почему бедренные и берцовые, тазовые, плечевые и локтевые кости, а также и вообще все кости, которые не имеют сочленений и в своем мозгу содержат мало души, а значит, лишены мышления, – все это было щедро покрыто плотью; напротив, то, что несет в себе разум, покрыто ею куда меньше, кроме тех случаев, когда плоть сама по себе служит носителем ощущений: таково устройство языка. Но большей частью дело обстояло так, как сказано выше, ибо в природе, рожденной и живущей в силу необходимости, плотная кость и обильная плоть никак не могут ужиться с тонким и отчетливым ощущением. Если бы то и другое было совместимо, строение головы было бы наделено всем этим в преизбытке, и тогда род человеческий, нося на плечах столь мясистую, жилистую и крепкую голову, получил бы вдвое, а то и во много крат более долгую, а притом и более здоровую и беспечальную жизнь. И вот, когда демиурги нашего рождения оказались перед выбором, сообщить ли созидаемому роду больше долговечности, но меньше совершенства или меньше долговечности, но больше совершенства, они единодушно решили, что более короткую, но зато лучшую жизнь каждый, безусловно, должен предпочесть более долгой, но худшей. В соответствии с этим они покрыли голову рыхлой костью, не наложив сверху плоти и даже не дав ей сухожилий, ибо суставов здесь все равно не было. Поэтому голова являет собой самую чувствительную и самую разумную, но также и намного слабейшую часть каждого мужчины. По тем же причинам бог прикрепил сухожилия лишь к самому низу головы, однородно обвив ими шею и соединив с ними края челюстных костей под лицом; весь остальной запас сухожилий он распределил между прочими членами, связуя суставы. Что касается нашего рта, то строители снабдили его нынешним его оснащением – зубами, языком и губами, имея в виду как необходимое, так и наилучшее: вход они созидали ради необходимого, а выход – ради наилучшего. В самом деле, все, что входит в тело и питает его, относится к необходимому, между тем как изливающийся наружу поток речей, служа мысли, являет собою прекраснейший и наилучший из всех потоков. И все же голову нельзя было оставить при одном голом костяном покрове, без защиты против годовых чередований жары и стужи, так же как нельзя было допустить, чтобы от обилия плоти она стала тупой и бесчувственной. Между тем от еще не засохшей плоти отслоилась довольно толстая пленка, которая ныне известна под названием кожи. Благодаря мозговой влаге она прирастала и разрасталась дальше, так что окружала всю голову, а влага, поднимаясь кверху через швы, орошала ее и понудила сомкнуться на макушке как бы в узел. Что касается швов, то различия в их формах обусловлены силой круговращений мысли и питанием: если противоборство того и другого сильнее, швов больше, а если оно слабее, швов меньше. Всю эту кожу божество искололо кругом пронизывающей силой огня, и когда через эти проколы выступала наружу влага, то все беспримесные и теплые части испарялись; но примесь, состоявшая из тех же веществ, что и кожа, хотя и устремлялась в высоту, вытягиваясь в протяженное тело, по тонкости равное проколу, однако из-за медлительности оказывалась отброшенной окружающим воздухом обратно, врастала в кожу и пускала в ней корни. Так возник род волос, произрастающих из кожи; по своей ремнеобразной природе они близки к коже, но жестче и плотнее, что объясняется сжимающим воздействием холода на каждый отдельный, обособившийся от кожи волос. Когда Устроитель делал нашу голову такой косматой, он руководствовался названными причинами, и умысел его состоял в том, чтобы это был легкий покров мозга взамен плоти, затеняющий его летом и утепляющий зимой, но при этом не служил бы – помехой его чувствительности. Что касается переплетения сухожилий, кожи и кости на концах пальцев, то там, когда все было перемешано, а смесь высушена, родилась жесткая кожа. Таковы были вспомогательные причины, участвовавшие в ее создании, но самой подлинной из причин была забота о существах, имеющих возникнуть в будущем. Те, кто устроил нас, ведали, что некогда от мужчин народятся женщины, а также и звери и что многие твари по многим причинам ощутят нужду в употреблении ногтей; вот почему уже при самом рождении человечества они наметили их зачатки. Таковы, стало быть, те соображения и замыслы, которыми руководились боги, когда создавали кожу, волосы и ногти на оконечностях членов. Теперь все части и члены смертного живого существа срослись в единое целое, которому, однако, по необходимости предстояло жить среди огня и воздуха, а значит, терпеть от них распад и опустошение и потому погибнуть. Но боги пришли ему на помощь: они произрастили некую природу, родственную человеческой, но составленную из иных видов и ощущений и потому являющую собой иной род существ; это были те самые деревья, травы и вообще растения, которые ныне облагорожены трудами земледельцев и служат нашей пользе, но изначально существовали только в виде диких пород, более древних, чем ухоженные. Все, что причастно жизни, по всей справедливости и правде может быть названо живым существом; так, и предмет этого нашего рассуждения причастен третьему виду души, который, согласно сказанному прежде, водворен между грудобрюшной преградой и пупом и притом не имеет в себе ни мнения, ни рассудка, ни ума, а только ощущение удовольствия и боли, а также вожделения. В самом деле, растение проходит свой жизненный путь чисто страдательным образом, оно движется лишь в самом себе и в отношении себя и противостоит воздействию внешнего движения, пользуясь собственным, так что оно не видит и не понимает своего состояния и природы. Поэтому, безусловно, оно живет и являет собой не что иное, как живое существо, однако прикреплено к своему месту и укоренено в нем, ибо способности двигаться [вовне] своей силой ему не дано. Итак, все эти породы растительного царства произрастили они, мощные, нам, менее сильным, для пропитания. Затем они же прорубили в самом нашем теле протоки, как прорубают в саду водоотводные канавы, дабы оно орошалось притоком влаги [100]. Прежде всего они провели два скрытых протока между кожей и сросшейся с нею плотью – две спинные жилы, соответствующие делению тела на правую и левую стороны; эти жилы они направили вниз по обе стороны от позвоночного столба, заключив между ними детородный мозг так, чтобы и он поддерживался в самом цветущем состоянии, и другие части получали равномерный приток легко разливающейся книзу крови. После этого они разделили жилы в области головы и переплели их таким образом, чтобы концы жил пересекали друг друга в противоположных направлениях; те, которые шли от правой стороны тела, они направили к левой, а те, которые шли от левой, – соответственно к правой. Это было сделано, чтобы голова получила помимо кожи лишнюю связь с туловищем, поскольку она не имеет идущих по кругу до макушки сухожилий; другая цель состояла в том, чтобы ощущения, исходящие от обеих сторон, отчетливо получало все тело в целом. Затем они начали устраивать водоснабжение таким способом, который станет нам понятнее, если мы наперед согласимся, что все тела, составленные из меньших частиц, непроходимы для больших, между тем как тела, составленные из больших частиц, проходимы для меньших. Поскольку же из всех родов самые малые частицы имеет огонь, значит, он прорывается сквозь воду, землю, воздух, а равно и сквозь все, что состоит из этих трех родов, так что для него нет ничего непроходимого. Если мы это будем иметь в виду применительно к нашей брюшной полости, обнаружится следующее: когда в нее входят яства и напитки, они там и остаются, но воздух и огонь не могут быть ею удержаны, поскольку имеют меньшие сравнительно с нею частицы. К этим веществам и прибег бог, вознамерившись наладить отток влаги из брюшной полости в жилы. Он соткал из воздуха и огня особое плетение, похожее на рыболовную вершу и у входов имевшее две вставленные воронки, одна из которых в свой черед разделялась на два рукава; от этих воронок он протянул кругом во все стороны подобия канатиков, доведенные до самых краев плетения; при этом всю внутренность верши он составил из огня, а воронки и оболочку – из воздушных частиц. Затем он взял свое изделие и снабдил им то существо, что было им изваяно, а действовал при этом вот как: отверстия воронок он утвердил во рту, поскольку же их было две, то одну из них он вывел через дыхательные пути в легкие, а другую – мимо дыхательных путей в брюшную полость; при этом первую он рассек на две части, проведя к обеим общий проход через отверстия носа, так что, если проход через рот оказывается закрытым, приток воздуха восполняется по другому проходу. Далее, всю оболочку верши он прикрепил вокруг полости тела и устроил так, чтобы все это попеременно то втекало в воронки – притом мягко, ибо последние состоят из воздуха, – то вытекало из воронок, при этом плетение утопало бы в глубине тела, которое пористо, а затем сызнова выходило наружу, между тем как огнистые лучи, заключенные в теле, следовали бы за движением воздуха в том и другом направлении. Все это должно непрестанно продолжаться, пока не распадутся жизненные связи смертного существа; и мы беремся утверждать, что именно это учредитель имен нарек вдыханием и выдыханием. Благодаря всей этой череде действий и состояний орошаемое и охлаждаемое тело наше получает питание и жизнь, ибо всякий раз, как дыхание совершает свой путь внутрь и наружу, сопряженный с ним внутренний огонь следует за ним, вновь и вновь проходит через брюшную полость, охватывает находящиеся там еду и питье, разрушает их, разнимая на малые доли, затем гонит по тем порам, сквозь которые проходит сам, направляя их в жилы, как воду из родника направляют в протоки, и таким образом понуждает струиться через тело, словно по водоносному рву, струи, текущие по жилам. Но рассмотрим еще раз причины, по которым устройство дыхания возникло именно таким, каким остается поныне. Дело обстоит следующим образом. Поскольку не существует пустоты, куда могло бы устремиться движущееся тело, а выдыхаемый нами воздух движется наружу, для всякого должно быть ясно, что идет он отнюдь не в пустоту, но выталкивает со своего места соседний воздух; тот в свою очередь гонит с места воздух, который окажется рядом, а тот передает толчок дальше, так что весь окружающий воздух оказывается перемещенным в то место, откуда вышло дыхание, а войдя туда и наполнив эту полость, воздух следует по тому же пути. Все это происходит одновременно, как поворот колеса, ведь пустоты не существует. Поэтому пространство груди и легких, откуда вышло дыхание, снова наполняется обступившим тело воздухом, который погружается в поры плоти и совершает свой круговорот; когда же этот воздух обращается вспять и идет сквозь тело наружу, он в свою очередь становится виновником кругового толчка, загоняющего дыхание в проходы рта и ноздрей. Следует предположить, что начало всего этого имеет вот какую причину: всякое живое существо обладает очень большим внутренним теплом в крови и в жилах, являющих собою как бы источник телесного огня; именно его мы уподобляли плетению нашей верши, когда говорили, что внутренняя ее часть соткана целиком из огня, в то время как внешние части – из воздуха. Между тем должно признать, что все горячее от природы стремится наружу, в соответствующее ему по природе место; поскольку же у него есть лишь два выхода, один из которых ведет наружу сквозь тело, а другой через рот и ноздри, то стоит горячему устремиться в какой-либо один выход, как оно круговым толчком гонит воздух в другой, причем вдавленный [воздух] попадает в огонь и разогревается, а вышедший – охлаждается. И вот когда соотношение теплоты изменится и [воздух] станет более горячим у другого выхода, он в свою очередь сильнее устремится туда, куда повлечет его природа, а круговой толчок погонит [воздух] к противоположному выходу. Бесконечная череда этих действий и противодействий образует круговорот, направленный то туда, то сюда, который и дал начало входу и выходу.

Ять: Здесь же следует искать объяснение тому, что происходит, когда ставят банки, а равно и при глотании или при метании предметов несутся ли они высоко над землей или по ее поверхности. Сюда относятся также звуки, которые в зависимости от своей быстроты или медленности представляются высокими или низкими, причем иногда они несозвучны между собой, ибо производимое ими в нас движение лишено подобия, иногда же, напротив, дают созвучие благодаря согласованности движения. Все дело в том, что, когда более медленные звуки настигают движения более быстрых, ранее дошедших до нашего слуха, те оказываются уже обессилевшими, а их движения – подобными движениям, которые вносят при своем запоздалом прибытии более медленные звуки; таким образом, последние не становятся причиной разлада, но вместо этого начало медленного и конец быстрого движения уподобляются друг другу, и так возникает единое состояние, в котором высокое и низкое звучания смешаны [101]. При этом неразумные получают удовольствие, а разумные – светлую радость от того, что и смертные движения через подражание причастны божественной гармонии. Подобным образом следует объяснять также все, что случается при струении вод и падении молний, а равно и пресловутое притяжение, будто бы исходящее от янтарей и гераклейских камней [102]. На деле ничто не обладает притяжением, но по причине отсутствия пустоты все вещи передают друг другу круговой толчок, то разделяясь при этом, то сплачиваясь и постоянно меняясь местами; в переплетениях всех этих состояний истинному исследователю природы и откроются причины всего чудесного. Ведь и дыхание, с которого у нас началась речь, совершается, как уже было сказано, таким же образом и в силу тех же причин: огонь рассекает пищу, следует за дыханием внутрь тела; при этом своем следовании он наполняет жилы, черпая для этого из брюшной полости вещества, им же разложенные, и таким образом у любого живого существа происходит обильное орошение питательной влагой. Поскольку же эти вещества только что претерпели рассечение и притом сродны нам, ибо взяты от плодов и зелени, произращенных богом нам в пищу, они принимают от перемешивания всевозможные цвета, но безусловно преобладающим оказывается красный цвет, обязанный своим возникновением секущему действию огня, запечатленному и на жидкости. Отсюда цвет струящейся по телу влаги таков, как мы только что сказали, а влагу эту мы зовем кровью, и от нее плоть и все тело получают свое пропитание, причем всякая истощившаяся часть восполняет свою убыль из орошенных частей. Способ, которым осуществляет себя это восполнение и опустошение, соответствует общему движению во Вселенной, где все движется по направлению к тому. что ему родственно. В самом деле, вещества, окружающие наше тело, непрестанно разлагают его и распределяют разложившееся таким образом, что каждая частица отходит к родственному виду; с другой стороны, составные части крови, которые претерпели в нашем нутре дробление и теперь замкнуты в теле любого существа как в своем собственном небе, принуждены подражать вселенскому движению: каждая отделившаяся внутри тела частица устремляется к тому, что ей сродно, и заново восполняет образовавшуюся пустоту. Если отток частиц превышает приток, любое существо хиреет, в противном случае оно набирает силы. Соответственно когда строение всего существа еще юно и треугольники составляющих его родов новенькие, словно только из мастерской, связь членов обнаруживает большую прочность [103], в то время как все тело в целом нежное, ведь оно недавно родилось из мозга и было вскормлено молоком. Когда это тело принимает в себя входящие извне треугольники, из которых состоят еда и питье, то его собственные треугольники оказываются свежее и сильнее появившихся, а потому одолевают и рассекают их, благодаря чему живое существо увеличивается от изобилия частиц, подобных его собственным. Hо стоит корням треугольников расслабиться от нескончаемой и многолетней борьбы с неисчислимыми противникам, как тело уже не способно рассекать треугольники пищи, доводя их до подобия своим собственным; напротив, последние сами легко дробятся под напором пришлых. Тогда всякое живое существо, изнемогши, впадает в то состояние, которое мы именуем старостью. В конце концов и те узы, что связуют треугольники мозга, не справляются с напором, размыкаются и в свою очередь дают распуститься узам души, которая обретает свою природную свободу и отлетает с радостью, ибо все противное природе тягостно, а все происходящее сообразно с природой приятно. Значит, и смерть тягостна и насильственна лишь тогда, когда приходит от недугов и ран, когда же она в согласии с природой замыкает течение старости, это самая безболезненная из всех смертей, которая совершается скорее с удовольствием, нежели с мукой [104]. Что касается недугов, то их происхождение, пожалуй, ясно каждому. Поскольку тело наше сплотилось из четырех родов – земли, огня, воды и воздуха, стоит одному из них оказаться в избытке или в недостатке или перейти со своего места на чужое, стоит какой-либо части (вспомнив, что как огонь, так и прочие роды являют не одну разновидность) воспринять в себя не то, что нужно, тут же, как и в случае других подобных нарушений, возникают смуты и недуги; от этих несообразных с природой событий и перемещений прохладные части тела разгорячаются, сухие – набухают влагой, легкие – тяжелеют и вообще все тело претерпевает всяческие изменения. Лишь тогда, утверждаем мы, может что-либо сохранить самотождественность и оставаться целым и невредимым, когда тождественное приближается к тождественному и удаляется от него тождественно, единообразно и в должном соотношении; но все, что нарушает это своим притоком или оттоком, становится причиной неисчислимых и многообразных перемен, недугов и пагуб. Однако в природе есть и другие соединения; с ними связан второй разряд недугов, и для нашей любознательности находится и другое объяснение болезней. Правда, поскольку мозг, кости, мышцы и сухожилия построены из вышеупомянутых [родов] (да и кровь родилась из них же, хотя и иным способом), недуги поражают все это большей частью именно так, как мы раньше сказали, однако самые тяжелые из них становятся особо опасными вот по какой причине: стоит образованию этих частей принять обратный ход, и они обречены на распад, ведь при естественном порядке вещей мышцы и сухожилия возникают из крови (причем сухожилия возникают из сродных им кровяных волокон, а плоть – из сгустков той крови, которая не имеет волокон); далее, от сухожилий и плоти в свою очередь отделяется клейкое и жирное вещество, которое приклеивает плоть к кости и одновременно способствует росту последней, заключающей в себе мозг, между тем как чистейшая его часть, составленная из самых гладких и скользких треугольников, просачивается сквозь плотную костяную толщу, по капле льется из кости и орошает мозг; когда рождение каждого из этих веществ происходит в таком порядке, следствием, как правило, бывает здоровье, но извращение порядка порождает недуги. Так, стоит плоти снова растечься и выпустить жижу обратно в жилы, как последние оказываются переполнены как воздухом, так и самой разнообразной кровью, различного цвета и степени горечи, а также остроты и солености, несущей в себе множество видов желчи, сыворотки и флегмы [105]. Поскольку все эти вещества возникли в обратном порядке и таят в себе порчу, они губительно действуют прежде всего на саму кровь; они не доставляют телу никакого питания, а только носятся по жилам туда и сюда, не сообразуясь с порядком естественного круговорота. Между собою они в разладе, ибо не могут получить друг от друга никакой пользы, а всему, что осталось в теле устойчивого и блюдущего свое место, они враждебны и несут ему пагубу и распад. Притом та часть разлагаемой плоти, которая достаточно стара, плохо поддается размягчению; от продолжительного перегорания она чернеет; поскольку же она насквозь разъедена, ее вкус горек и близость с нею опасна для любой еще не поврежденной части тела. Иногда же, если горечь поубавится, черному цвету сопутствует уже не горький, а острый вкус; в других случаях горькая гниль, погружаясь в кровь, краснеют, и от смешения красноты с чернотой получается зеленоватый цвет, наконец, если воспалительный огонь разлагает молодую плоть, с горькой гнилью смешивается желтый цвет. Общее наименование для всех этих вещей – «желчь»; быть может, оно измышлено врачами или просто кем-то, кто сумел увидеть за множеством различий родовое единство, требующее для себя одного имени. Что касается разновидностей желчи, то они получили особые названия сообразно своему цвету. Так, сыворотка черной и острой желчи в отличие от безвредной кровяной сыворотки опасна, если под действием теплоты восприняла свойство быть соленой; тогда она именуется едкой флегмой. Другая разновидность образуется из распада молодой и нежной плоти, происходящего под воздействием воздуха; она настолько вздута воздушными веяниями и объята влагой, что образует пузырьки, по отдельности невидимые из-за малого размера, но в совокупности создающие зримое глазу скопление, которое состоит из пены и потому на взгляд белое; это пронизанное воздухом разжижение нежной плоти мы именуем белой флегмой. Водянистая часть новообразовавшейся флегмы – это в свой черед пот, слезы и сколько ни есть прочих жидкостей, отделяющихся при повседневном очищении тела. Все они служат орудием недугов, когда кровь пополняется не из еды и питья, как того требует природа, но возмещает свою убыль вопреки естественным законам. Впрочем, покуда какая-либо часть плоти, распадаясь под действием недуга, сохраняет свои основы, это лишь полбеды, можно с легкостью восстановить разрушенное. Hо стоит недугу поразить то, что связует мышцы с костями, стоит выделениям плоти и сухожилий перестать питать кости и сращивать их с плотью, стоит плоти под действием недостаточного, вызывающего сухость питания сменить свою жирность, гладкость и клейкость на грубость и соленый вкус – и все это вещество, претерпевая описанные несчастья, отпадает от костей, сызнова распадается на плоть и сухожилия, между тем как плоть, отделяясь от своих основ, оставляет сухожилия оголенными и наполненными соленой влагой, а сама вновь подхватывается током крови и умножает недуги, которые мы уже называли. Hо сколь ни тяжелы подобные страдания тела, тяжелее те, которые имеют еще более глубокую причину и обусловлены чрезмерной плотностью мышц, не дающей костям дышать и вызывающей в них гнилостный перегрев, а из-за этого – костоеду; больная кость не только перестает принимать питание, но и сама распадается и в обратной последовательности переходов разжижается в долженствующую ее питать влагу; та в свой черед становится плотью, между тем как плоть, возвращаясь в кровь, уготовляет такие недуги, которые еще злее, чем названные. Но всего хуже, если из-за недостаточного или чрезмерного притока каких-либо веществ будет поражена природа мозга; из этого проистекают тяжелейшие заболевания, самым верным путем ведущие к смерти, ибо тут уже все совокупное строение тела обречено перерождаться. Для третьего рода недугов должно предположить троякое происхождение: либо от дыхания, либо от флегмы, либо от желчи. Так, когда легкое, являющее собою как бы распределителя дыхания в теле, засоряется истекающими мокротами и потому не может дать воздуху свободных проходов, дыхание до одних мест вообще не доходит, а к другим приходит в избытке; и вот в первом случае неохлаждаемые части загнивают, между тем как во втором дыхание насильственно прорывается сквозь жилы, искривляет их, разлагает тело и застревает в его середине, у грудобрюшной преграды. Из этого возникает множество мучительных недугов, чаще всего сопровождающихся обильным потом. Весьма часто также воздух возникает внутри тела от разложения плоти; не находя пути наружу, оно доставляет такие же муки, как и воздух, вошедший извне с дыханием. Эти муки бывают особенно сильны, когда воздух, скопляясь и разбухая возле сухожилий и окружающих жилок, принуждает суставные связки и прилежащие к ним сухожилия сгибаться в противоположном направлении. От такого судорожного натяжения эти недуги и получили свои имена: «тетан» и «опистотон» [106]. Лечить их трудно, чаще всего они проходят под действием лихорадки. Что касается белой флегмы, то содержащийся в ее пузырьках воздух опасен, когда она заперта внутри тела; отыскав сквозь отдушины путь наружу, она становится безвредней, но разукрашивает тело белыми лишаями и другими подобными недугами. Порой она смешивается с черной желчью и тогда тревожит своими вторжениями самое божественное, что мы имеем, – круговращения, происходящие в нашей голове; если такой припадок схватывает во сне, он еще не так страшен, но вот если он нападает на бодрствующего, бороться с ним куда тяжелее. Поскольку природа поражаемой им части священна, он по справедливости именуется священной болезнью [107]. Едкая и соленая флегмы являют собою источник всех недугов катарального свойства; от множества различных мест, куда может устремиться истечение, недуги эти получили много разных имен. Напротив, так называемые воспаления различных частей тела, именуемые так от горения и опаливания, все обязаны своим возникновением желчи. Если желчь обретает через отдушины тела путь наружу, она в своем кипении порождает всевозможные нарывы; заключенная внутри, она производит множество воспалительных недугов, и притом самый тяжелый из них тогда, когда примешивается к чистой крови и нарушает правильное соотношение кровяных волокон. Эти волокна рассеяны по крови для того, чтобы поддерживать равновесие между разреженностью и плотностью: кровь не должна ни разжижаться от горячего настолько, чтобы просочиться через вены, ни сгущаться сверх должного и этим мешать собственному бегу по жилам. К тому, чтобы блюсти эту меру, волокна предназначены уже самым своим рождением. Если извлечь их даже из холодеющей крови мертвеца, весь остаток крови разлагается; напротив, если оставить их, они быстро свертывают кровь, оказавшись в союзе с обступившим ее холодом. Таково действие кровяных волокон; они оказывают его и на желчь, которая по своему происхождению являет собой старую кровь, а потом снова становится кровью из плоти. Когда теплая и разжиженная желчь сначала лишь понемногу поступает в жилы, она терпит под действием волокон свертывание и насильственное охлаждение, производя в недрах тела озноб и дрожь. Но стоит ей нахлынуть обильнее, она одолевает волокна своим жаром и, вскипев, приводит их в полный беспорядок; если же сил ее достанет на окончательную победу, она проникает до самого мозга и палит его, как бы сжигая корабельные канаты отчаливающей на волю души. Когда же, напротив, она оказывается слабее, а тело в достаточной мере сопротивляется ее разлагающему действию, поражение достается ей, и тогда она либо распространяется по всему телу, либо бывает отброшена по жилам в верхнюю или нижнюю часть брюшной полости и затем извергнута вон из тела, словно изгнанник из волнуемого смутой города. При своем удалении она производит кишечные расстройства, кровавые поносы и прочие недуги этого рода. Заметим, что, если тело заболевает в основном от избытка огня, оно подвержено непрерывной лихорадке; если от избытка воздуха – лихорадка повторяется каждый день; если от избытка воды – она бывает трехдневной, ибо вода являет больше косности, нежели воздух и тем более огонь; если от избытка земли, четвертого по счету и самого косного рода, требующего для своего изгнания вчетверо больше времени, – тело подвержено четырехдневной лихорадке и выздоравливает с большим трудом.

Ять: Так возникают телесные недуги; что касается недугов души, то они проистекают из телесных следующим образом. Нельзя не согласиться, что неразумие есть недуг души, но существуют два вида неразумия – сумасшествие и невежество. Значит, все, что сродно любому из двух названных состояний, заслуживает имени недуга, и тогда к самым тяжелым среди этих недугов души придется причислить нарушающие меру удовольствия и страдания. Когда человек упоен радостью или, напротив, терзается огорчением, он в своей неуемной жажде несвоевременно получить одно и освободиться от другого не может ничего правильно видеть и слышать; его ум помрачен, и он в такое время менее всего способен рассуждать. Между тем, если у кого-нибудь, словно у особо плодоносного дерева, мозг рождает в избытке струящееся семя, такой человек по различным поводам испытывает много терзаний, но и много удовольствий, то вожделея, то насыщая вожделение; обуреваемый сильнейшими удовольствиями и неудовольствиями, он живет в состоянии безумия большую часть жизни. Итак, душа его больна и безумна по вине тела, однако все видят в нем не больного, но добровольно порочного человека. На деле же любовная необузданность есть недуг души, чаще всего рождающийся по вине одного единственного вещества, которое сочится сквозь поры костей и разливается по всему телу. Когда так называемую невоздержность в удовольствиях хулят как добровольную порочность, хула эта почти всегда несправедлива: никто не порочен по доброй воле, но лишь дурные свойства тела или неудавшееся воспитание делают порочного человека порочным, притом всегда к его же несчастью и против его воли. Что касается области страданий, то и здесь тело зачастую оказывается повинным в пороках души. Так, когда острая и соленая флегма, а также горькие желчные соки, блуждая по телу, не находят себе выхода наружу, но скапливаются внутри и возмущают примесью своих паров движения души, они вызывают всевозможные душевные недуги разной силы и длительности. Поскольку же они могут вторгаться в любую из трех обителей души, то в зависимости от места, в которое они попадают, рождаются многообразные виды подавленности и уныния, дерзости и трусости, забытья и тупоумия. Если же к такой предрасположенности прибавляются порочные государственные установления, а равно и дурные речи, наполняющие как частную, так и общественную жизнь, и если при этом не изучаются уже с юных лет те науки, чья целительная сила могла бы противостоять этому злу, то под воздействием этих двух причин, совершенно неподвластных нашей воле, и становятся порочными все те из нас, кто порочен. Ответственность за это лежит скорее на зачавших, нежели на зачатых, и скорее на воспитателях, нежели на воспитуемых; и все же каждый обязан напрягать свои силы, дабы с помощью воспитания, упражнений и занятий избегнуть порока и обрести то, что ему противоположно. Впрочем, это относится уже к иному роду рассуждений. Напротив, весьма уместно и ко времени противопоставить всему вышесказанному повествование о средствах, силой которых поддерживается здоровье тела и здравомыслие; сама справедливость требует уделять больше внимания доброму, нежели злому. Между тем все доброе, без сомнения, прекрасно, а прекрасное не может быть чуждо меры. Значит, приходится признать, что и живое существо, долженствующее оказаться прекрасным, соразмерно [108]. Hо что касается соразмерности, здесь мы привыкли принимать в расчет мелочи, а самое важное и существенное упускаем из виду. Когда стоит вопрос о здоровье и болезни, о добродетели и пороке, нет ничего важнее, нежели соразмерность или несоразмерность между душой и телом как таковыми. Hо мы не задумываемся над этим и не понимаем, что, когда могучая и во всех отношениях великая душа восседает как бы на колеснице слишком слабого и хилого тела или когда равновесие нарушено в противоположную сторону, живое существо в целом не прекрасно, ибо ему не хватает соразмерности как раз в самом существенном; однако, когда в нем есть эта соразмерность, оно являет собою для каждого, кто умеет видеть, самое прекрасное и отрадное из всех зрелищ. Ведь и тело, в котором либо длина ног, либо величина других членов нарушает меру, не просто безобразно: когда всем его частям приходится работать сообща, оно то и дело подпадает утомлению или судорогам, делается неустойчивым, падает, оказываясь само же для себя причиной нескончаемых бед. То же самое следует предположить и о том двухчастном соединении, которое мы именуем живым существом. Когда входящая в его состав душа слишком сильна для тела и притом яростна, она расшатывает тело и наполняет его изнутри недугами; самозабвенно предаваясь исследованиям и наукам, она его истощает; если же ее распаляют задором и честолюбием труды учительства и публичные или частные словопрения, тогда она перегревает тело, сотрясает его устои, вызывает истечения и притом вводит в обман большинство так называемых врачей, понуждая их винить в происходящем неповинное тело. Напротив, когда большое, превосходящее душу тело соединяется со скудными и немощными мыслительными способностями, то, поскольку людям от природы даны два вида вожделений – телесное вожделение к еде и божественнейшее в нас вожделение к разуму, – порывы более сильной стороны побеждают и умножают собственную силу, а душу между тем делают тупой, непонятливой и забывчивой, навлекая на человека невежество, этот злейший из всех недугов. От того и другого есть лишь одно спасение – не возбуждать ни души в ущерб телу, ни тела в ущерб душе, но давать обеим сторонам состязаться между собой, дабы они пребывали в равновесии и здравии. Скажем, тот, кто занимается математикой или другим делом, требующим сильного напряжения мысли, должен давать и телу необходимое упражнение, прибегая к гимнастике; напротив, тому, кто преимущественно трудится над развитием своего тела, следует в свой черед упражнять душу, занимаясь музыкой и всем тем, что относится к философии [109], если только он хочет по праву именоваться не только прекрасным, но и добрым. Сообразно с этим должно заботиться и об отдельных частях [тела], подражая примеру Вселенной. Ведь если то, что входит в тело, изнутри горячит его и охлаждает, а то, что обступает его извне, сушит и увлажняет и в придачу ему приходится терпеть последствия и того и другого воздействия, значит, тело, пребывающее в неподвижности, станет игрушкой этих воздействий, будет ими осилено и погибнет. Напротив, тот, кто, взяв за пример кормилицу и пестунью [110]. Вселенной, как мы ее в свое время назвали, не дает своему телу оставаться праздным, но без устали упражняет его и так или иначе заставляет расшевелиться, сообразно природе поддерживает равновесие между внутренними и внешними движениями и посредством умеренных толчков принуждает беспорядочно блуждающие по телу состояния и частицы стройно располагаться в зависимости от взаимного сродства, как мы об этом говорили раньше применительно ко Вселенной, – тот, кто все это делает, не допустит враждебное соединиться с враждебным для порождения в теле раздоров и недугов, но дружественное сочетает с дружественным во имя собственного здоровья. Что касается движений, наилучшее из них то, которое совершается [телом] внутри себя и самим по себе, ибо оно более всего сродно движению мысли, а также Вселенной; менее совершенно то, которое вызвано посторонней силой, но хуже всего то, при котором тело покоится в бездействии, между тем как посторонняя сила движет отдельные его части. Соответственно из всех видов очищения [111] и укрепления тела наиболее предпочтительна гимнастика; на втором месте стоит колебательное движение при морских или иных поездках, если только они не приносят усталости; а третье место занимает такой род воздействий, который, правда, приносит пользу в случаях крайней необходимости, но в остальное время, безусловно, неприемлем для разумного человека: речь идет о врачебном очищении тела силой лекарств. Если только недуг не представляет чрезвычайной опасности, не нужно дразнить его лекарствами. Дело в том, что строение любого недуга некоторым образом сходно с природой живого существа; между тем последняя устроена так, что должна пройти определенную последовательность жизненных сроков, причем как весь род в целом, так и каждое существо в отдельности имеет строго положенный ему предел времени, которого и достигает, если не вмешается сила необходимости. Сами составляющие это существо треугольники при своем соединении наделены способностью держаться только до назначенного срока и не могут продлить свою жизнь долее. Таким же образом устроены и недуги, и потому обрывать их течение прежде положенного предела силой лекарств может лишь тот, кто хочет, чтобы из легких расстройств проистекли тяжелые, а из немногих – бесчисленные. Следовательно, лучше руководить недугом с помощью упорядоченного образа жизни, насколько это позволяют нам обстоятельства, нежели дразнить его лекарствами, делая тем самым беду закоренелой.

Ять: На этом мы кончим наши рассуждения о живом существе в целом и о частях его тела, а равно и о том, как жить сообразно с рассудком, в одно и то же время осуществляя руководство самим собой и оказывая себе послушание. Hо что касается того [начала], которому предстоит быть руководящим, то его чрезвычайно важно наперед снабдить силой, дабы оно смогло наипрекраснейшим и наилучшим образом осуществить свое руководительство. Впрочем, обстоятельный разбор этого предмета сам по себе составил бы особую задачу; если же коснуться дела лишь попутно, то имело бы смысл в связи с предшествующим заметить вот что: как мы уже не раз повторяли, в нас обитают три различных между собой вида души, каждый из которых имеет собственные движения. В соответствии с этим мы должны сейчас совсем вкратце сказать, что тот вид души, который пребывает в праздности и забрасывает присущие ему движения, по необходимости оказывается слабейшим, а тот, который предается упражнениям, становится сильнейшим; поэтому надо строго следить за тем, чтобы движения их сохраняли должную соразмерность. Что касается главнейшего вида нашей души, то ее должно мыслить себе как демона, приставленного к каждому из нас богом; это тот вид, который, как мы говорили, обитает на вершине нашего тела и устремляет нас от земли к родному небу как небесное, а не земное порождение; и эти наши слова были совершенно справедливы [112], ибо голову, являющую собою наш корень, божество простерло туда, где изначально была рождена душа, а через это оно сообщило всему телу прямую осанку. Правда, у того, кто погряз в вожделениях или тщеславии и самозабвенно им служит, все мысли могут быть только смертными, и он не упустит случая, чтобы стать, насколько это возможно, еще более смертным и приумножить в себе смертное начало. Но если человек отдается любви к учению, стремится к истинно разумному и упражняет соответствующую способность души преимущественно перед всеми прочими, он, прикоснувшись к истине, обретает бессмертные и божественные мысли, а значит, обладает бессмертием в такой полноте, в какой его может вместить человеческая природа [113] поскольку же он неизменно в себе самом пестует божественное начало и должным образом ублажает сопутствующего ему демона, сам он не может не быть в высшей степени блаженным. Вообще говоря, есть только один способ пестовать что бы то ни было – нужно доставлять этому именно то питание и то движение, которые ему подобают. Между тем если есть движения, обнаруживающие сродство с божественным началом внутри нас, то это мыслительные круговращения Вселенной; им и должен следовать каждый из нас, дабы через усмотрение гармоний и круговоротов мира исправить круговороты в собственной голове, нарушенные уже при рождении, иначе говоря, добиться, чтобы созерцающее, как и требует изначальная его природа, стало подобно созерцаемому, и таким образом стяжать ту совершеннейшую жизнь, которую боги предложили нам как цель на эти и будущие времена. Вот мы, кажется, и покончили с той задачей, которую взяли на себя в самом начале: довести рассказ о Вселенной до возникновения человека. Что касается вопроса о том, как возникли прочие живые существа, его можно рассмотреть вкратце, не вдаваясь без особой нужды в многословие, чтобы сохранить в этих наших речах должную меру. Вот что скажем мы об этом: среди произошедших на свет мужей были и такие, которые оказывались трусами или проводили свою жизнь в неправде, и мы не отступим от правдоподобия, если предположим, что они при следующем рождении сменили свою природу на женскую, между тем как боги, воспользовавшись этим, как раз тогда создали влекущий к соитию эрос и образовали по одному одушевленному существу внутри наших и женских [тел], построив каждое из них следующим образом. В том месте, где проток для выпитой влаги, миновав легкие, подходит пониже почек к мочевому пузырю, чтобы извергнуть оттуда под напором воздушного давления воспринятое, они открыли вывод для спинного мозга, который непрерывно тянется от головы через шею вдоль позвоночного столба и который мы ранее нарекли семенем. Поскольку же мозг этот одушевлен, он, получив себе выход, не преминул возжечь в области своего выхода животворную жажду излияний, породив таким образом детородный эрос. Вот почему природа срамных частей мужа строптива и своевольна, словно зверь, неподвластный рассудку, и под стрекалом непереносимого вожделения способна на все. Подобным же образом и у женщин та их часть, что именуется маткой, или утробой, есть не что иное, как поселившийся внутри них зверь, исполненный детородного вожделения; когда зверь этот в поре, а ему долго нет случая зачать, он приходит в бешенство, рыщет по всему телу, стесняет дыхательные пути и не дает женщине вздохнуть, доводя ее до последней крайности и до всевозможных недугов, пока наконец женское вожделение и мужской эрос не сведут чету вместе и не снимут как бы урожай с деревьев, чтобы засеять пашню утробы посевом живых существ, которые по малости своей пока невидимы и бесформенны, однако затем обретают расчлененный вид, вскармливаются в чреве матери до изрядной величины и после того выходят на свет, чем и завершается рождение живого существа. Итак, вот откуда пошли женщины и все, что принадлежит к женскому полу. Растить на себе перья вместо волос и дать начало племени птиц пришлось мужам незлобивым, однако легкомысленным, а именно таким, которые любили умствовать о том, что находится над землей, но в простоте душевной полагали, будто наивысшая достоверность в таких вопросах принадлежит зрению. А вот племя сухопутных животных произошло из тех, кто был вовсе чужд философии и не помышлял о небесном, поскольку утратил потребность в присущих голове круговращениях и предоставил руководительство над собой тем частям души, которые обитают в груди. За то, что они вели себя так, их передние конечности и головы протянулись к сродной им земле и уперлись в нее, а череп вытянулся или исказил свой облик каким-либо иным способом, в зависимости от того, насколько совершающиеся в черепе круговращения сплющились под действием праздности. Вот причина, почему род их имеет по четыре ноги или даже более того: чем неразумнее существо, тем щедрее бог давал ему опоры, ибо его сильнее тянуло к земле. Те, которые были еще неразумнее и всем телом прямо-таки распластывались по земле, уже не имели нужды в ногах, и потому бог породил их безногими и пресмыкающимися. Четвертый, или водный, род существ произошел от самых скудоумных неучей, души которых были так нечисты из-за всевозможных заблуждений, что ваятелям тел стало жалко для них даже чистого воздуха, и потому их отправили в глубины – вдыхать мутную воду, позабыв о тонком и чистом воздушном дыхании. Отсюда ведет начало порода рыб, устриц и вообще всех водяных животных, глубинные жилища которых являют собою возмездие за глубину их невежества. Сообразно этому все живые существа и поныне перерождаются друг в друга, меняя облик по мере убывания или возрастания своего ума или глупости. Теперь мы скажем, что наше рассуждение пришло к концу. Ибо, восприняв в себя смертные и бессмертные живые существа и пополнившись ими, наш космос стал видимым живым существом, объемлющим все видимое, чувственным богом, образом бога умопостигаемого, величайшим и наилучшим, прекраснейшим и совершеннейшим, единородным небом [114]. Платон. ТИМЕЙ.

Ять: Карпов В. Н. Платон. Тимей ВВЕДЕНИЕ. «Тимей» представляет исследование о природе мира и происхождении вещей. Это одно из наиболее богатых содержанием и вместе с тем наименее обработанных критикой произведений Платона. «Тимей» мало находил толкователей, которые бы обработкой его в полном составе занялись специально; весьма немного было и таких, которые не без успеха разъясняли отдельные его части. Причину этой холодности к «Тимею», на которую жаловались еще древние философы, и между прочим Цицерон, надо, кажется, полагать в особенной его трудности и темноте. Между древними комментаторами «Тимея» более других выдаются Плутарх и Прокл. Из новейших мы особенно обязаны Штальбауму. Разделяя вполне общие воззрения и многие частные критические мнения этого писателя, мы руководствовались им более или менее в объяснении всех предшествующих диалогов, и ему же будем следовать теперь, в объяснении «Тимея». При этом мы позволяем себе нередко перелагать его мысли почти буквально, избегая только так свойственной ему растянутости и утомительного эпизодизма. И так, следуя этому руководителю, в видах более полного изъяснения «Тимея», раскроем сперва, в общих чертах, его содержание; затем покажем идею и цель диалога, связь его с другими сочинениями Платона, преобладающий в нем метод исследования и источники развиваемого в нем учения; наконец, коснемся отдельно некоторых наиболее трудных и темных сторон этого учения, выяснение которых совершенно необходимо для того, чтобы составить себе правильное понятие о духе и идее целого сочинения. http://www.odinblago.ru/platon_6/5

Ять: Квазикристаллы и метрика РигВеды РигВеда I, 164. Гимн-загадка Тема - Все-Боги (1-41), далее отдельные боги или деифицированные понятия. Размер - триштубх; стихи 12, 15, 23, 29, 36, 41 - джагати, 42 - прастара-панкти, 51 - ануштубх. Знаменитый гимн представляет собой собрание так называемых брахмодья (brahmodya) - аллегорий и загадок о происхождении вселенной, об удивительных явлениях природы, о времени, богах, человеческой жизни, ритуале, поэтической речи и пр. Отгадки, как правило, не даются. Вопросы оставляются без ответа. Аллегории туманны и допускают различные толкования... 24 (Размером) гаятри он меряет песнь, Песнью - напев, (размером) триштубх - произносимую строфу, Двустопной, четырехстопной произносимой строфой - гимн. Слогом они меряют семь голосов *** На сегодняшний день число квазикристаллов искусственных (созданных человеком) и природных (обнаруженных в природе) более ста. Реализуются квазикристаллы только в сплавах (т.е. состоящих из двух или более хим. элементов, т.е. не существует моноквазикристаллов). Если кристаллы имеют оси симметрии 2,3,4,6 порядка, то квазикристаллы обладают осями симметрии 5,10,8,12 порядка ...Теория квазикристаллов начала бурно развиваться после открытия в 1984 году физиками материалов с икосаэдрической группой симметрии, которая не может быть группой симметрии никакого кристалла, так как не переводит в себя никакую решетку в трехмерном пространстве. К этому времени уже было известно знаменитое покрытие Пенроуза плоскоси двумя типами ромбов (с точностью до сдвига и вращения на углы, кратные 72°) с углами 72° и 108°, и 144° и 36° соответственно. Это покрытие не является периодическим, но любой конечный кусок встречается в нем бесконечное число раз и обязательно появляется в круге достаточно большого радиуса (с любым центром на этой плоскости) ...В дальнейшем физиками были обнаружены материалы с осями симметрии восьмого, десятого и двенадцатого порядков, являющиеся квазикристаллами. https://web.archive.org/web/20120428133546/http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_743.htm РигВеда является стихотворным текстом. В основе лежит силлабический принцип (деления стиха на ритмические единицы, равные между собой по числу слогов, а не числу ударений и месту их расположения). Ее метрика (chandas) крайне архаична. Метрической единицей служит стихотворная строка, содержащая определенное число слогов, которое и является различительным признаком. Такая строка называется падой (pada m. нога, стопа, четверть [= нога четвероногого животного]). Комбинации одинаковых или различных пад образуют ведийские стихи разных размеров. Из стихов складываются более крупные метрические единицы: строфы и гимны (В Ригведе 1028 гимнов, в общей сложности 10 552 стиха, или 39 831 пад). Структура ведийской пады определяется квантитативным ритмом - последовательностью долгих и кратких слогов (Долгим считается слог (сплав), содержащий долгий гласный или краткий гласный, за которым следуют два согласных. Остальные слоги считаются краткими)...В РВ пада состоит из 5-ти (редко), 8-ми, 11-ти и 12-ти слогов. В падах из 11-ти и 12-ти слогов после 4-го или 5-го слога бывает цезура (ритмическая пауза). В падах из 5-ти и 8-ми слогов ее нет. Ведийские стихи состоят чаще всего из комбинации одинаковых пад. Размеры таких стихов называются простыми. Четыре 11-тисложные пады, разделенные на 2 полустишия, образуют триштубх (tristubh). Триштубх - самый распространенный размер в РВ. Он засвидетельствован приблизительно у 2/5 всех гимнов. Три восьмисложные пады дают размер гаятри (gayatri). Гаятри - второй по употребительности размер в РВ. Приблизительно четверть всех гимнов выдержана в этом размере. Четыре двенадцатисложные пады, разделенные на 2 полустишия, образуют размер джагати (jagati), третий по употребительности в РВ. Четыре восьмисложные пады дают размер ануштубх (anustubh). Ануштубх в РВ в 2 раза менее употребителен, чем гаятри. В Атхарваведе (Веде заклинаний) он становится основным стихотворным размером... Для этой системы рифма не характерна, она может встречаться иногда как одна из разновидностей повторов в определенных отмеченной местах метрической схемы. То же можно сказать и о месте ударения в слове как элементе стиховой строки. Необходимо подчеркнуть, что гимны с самого начала были связаны с музыкальным исполнением. Они пелись (рецитировались), и каждому ведийскому размеру соответствовала определенная мелодия Ригведа. Мандалы I-IV (перевод Т.Я. Елизаренковой). О метрике (с.531-537). Москва, Наука, 1999 http://www.bolesmir.ru/index.php?content=text&name;=o284 19.6Мб Среди исследований, выполненных А.Н. Колмогоровым в шестидесятые годы, особое место занимают его работы в области лингвистики и филологии, посвященные анализу статистики речи и стиховедению. Замыслы Андрея Николаевича в этом направлении тесно связаны, с одной стороны, с вероятностным и алгоритмическим подходами к теории информации и, с другой стороны, отражают его давний интерес к анализу закономерностей, свойственных форме и языку художественных литературных произведений. (По имеющимся свидетельствам, А. Н. Колмогоров интересовался проблемами стиховедения еще в 40-е годы.) Глобальная идея, высказанная Андреем Николаевичем и объясняющая направление этих исследований, заключается в том, что «энтропия речи» (т.е. мера количества информации, передаваемой речью) может быть разложена на две компоненты: 1) внеречевую (смысловую, семантическую) информацию и 2) собственно речевую (лингвистическую) информацию. Первая из этих компонент характеризует разнообразие, позволяющее передавать различную смысловую информацию. Вторая компонента, названная Колмогоровым «остаточной энтропией», характеризует разнообразие возможных способов выражения одной и той же или равносильной смысловой информации. Иначе можно сказать, что эта компонента призвана характеризовать «гибкость» речи, «гибкость» выражения. Наличие «остаточной энтропии» обеспечивает возможность придания речи особой художественной, в частности, звуковой выразительности при передаче задуманной смысловой информации. В свете этой общей идеи были поставлены и решены конкретные задачи по вычислению полной «энтропии речи» и «остаточной» энтропии. Участниками этих работ вместе с А.Н. Колмогоровым были А.В. Прохоров, Н.Г. Рычкова-Химченко, Н.Д. Светлова, А.П. Савчук и другие. В 1960-61 годах А.Н. Колмогоровым был разработан новый метод состоятельного оценивания «энтропии речи». Этот метод, возникший как результат усовершенствования метода К. Шеннона ([X — 113], стр. 669— 686) определения энтропии при помощи опытов по угадыванию (предсказанию) продолжений, был свободен от принципиальной неопределенности последнего метода. Именно, при условии оптимальной стратегии угадывателя метод Колмогорова приводил к точной состоятельной оценке энтропии вместо верхних и нижних шенноновских оценок. Практика проведения экспериментов по угадыванию продолжений позволила получить для истинной энтропии лишь оценку сверху. Однако и эта оценка оказалась точнее оценки К. Шеннона. (При отступлении от оптимальной стратегии все оценки могут быть завышены и при этом нижние оценки оказываются ненадежными; см. [X — 93], [X — 80], [X — 92], [X — 120].) (с.66-67) А.Н. Ширяев. Андрей Николаевич Колмогоров (25.IV.1903–20.X.1987): In Memoriam. - Теория вероятн. и ее примен., 1989, том 34, вып. 1, с.5-118 http://m.mathnet.ru/php/archive.phtml?wshow=paper&jrnid=tvp&paperid=1237&option_lang=rus

Ять: "Космическая музыка": от Платона до Кеплера ...Заключительные аккорды "космической музыки" прозвучали в работах Иоганна Кеплера (1571-1630) - выдающегося немецкого математика, физика, астронома. Следуя пифагорейско-платоновской традиции, Кеплер верил, что в основе мироздания лежат простые числовые соотношения и совершенные геометрические формы. Но Кеплер поставил и вопросы, достойные отца современного естествознания: почему планет (известных в то время) только шесть? Почему их орбиты имеют те, а не иные параметры? Сначала молодой учитель математики Иоганн Кеплер тщетно ищет между параметрами планетных орбит простые числовые отношения. Но вдруг...Решая с учениками какую-то геометрическую задачу, он начертил на классной доске равносторонний треугольник со вписанной и описанной окружностями. Внезапно его озарила мысль, что планетные орбиты связаны между собой посредством геометрических фигур. Однако расчеты показали, что плоские геометрические фигуры не удовлетворяли этой идее. Новые разочарования... "И вот я снова устремился вперед. Зачем рассматривать фигуры двух измерений для пригонки орбит в пространстве? Следует рассмотреть формы трех измерений...",- вспоминал впоследствии Кеплер. Новые поиски и новое озарение: существует только шесть планет и, следовательно, пять промежутков между ними. Но и Платоновых тел только пять! Как трудно было допустить, что это простое совпадение!.. "Я еще не имел ясной идеи о порядке, в котором следует расположить правильные тела... День и ночь я проводил за расчетами... Через несколько дней все стало на свои места." Какой накал страстей в этих записях Кеплера! Вскоре двадцатичетырехлетний учитель издает маленькую книжку с вычур ным названием, как требовала мода того времени,- "Предвестник космографических исследований, содержащий тайну мироздания относительно чудесных пр°" порций между небесными кругами и истинных причин числа и размеров небесных сфер, а также периодических движений, изложенный с помощью пяти правильных тел Иоганном Кеплером из Вюртемберга, математиком достославной провинции Штирии", или "Mysterium Сosniographicum" ("Тайна мироздания"), как любил называть ее сам Кеплер. Книга эта содержала формулу открытия Кеплера: в сферу орбиты Сатурна Кеплер вписывает куб, в куб - сферу Юпитера, в сферу Юпитера - тетраэдр, и так далее последовательно вписываются друг в друга сферы Марса - додекаэдр, сфера Земля - икосаэдр, сфера Венеры - октаэдр и сфера Меркурия. В центре всей системы коперниканец Кеплер помещает Солнце*. Тайна мироздания кажется раскрытой! Вселенная устроена на основе единого геометрического принципа! * (Для каждого правильного многогранника существует вписанная сфера, касающаяся центров каждой грани, и описанная сфера, проходящая через все вершины, причем центры этих сФер совпадают. Таким образом, все построенные Кеплером сферы имеют общий центр.) Что же показали математические расчеты? Конечно, совпадение с данными Коперника по радиусам планетных орбит было поразительным, но все-таки не столь точным, как того хотелось бы педантичному Кеплеру.Особенно много хлопот доставила Кеплеру сфера Меркурия, которую в конце концов пришлось вписать в октаэдр так, чтобы она касалась не граней, а середины ребер последнего. Остальные незначительные расхождения между теорией и опытными данными Кеплер объяснил тем, что реальные планетные сферы имеют некоторую толщину, что и позволило "выбрать" эти расхождения. Однако червь сомнения поселился в Душе Кеплера. Можно сказать, что оставшиеся тридцать лет жизни Кеплер посвятил "спасению" своей теории от самого себя. Эта работа привела к открытию истинных астрономических законов - трех знаменитых законов Кеплера, на базе которых Ньютон построил свою теорию тяготения. Сам же Кеплер в полной мере не осознал своих настоящих открытий и до конца жизни более всего любил свою первую работу. Космический кубок Кеплера, Иллюстрация Иоганна Кеплера из его книги 'Тайна мироздания'. Тюбинген. 1596 Не забыл Кеплер и о самой "музыке" сфер. Поискам гармонических соотношений посвящена одна из глав книги "Гармония мира" (1619), которую он считал своей вершиной: "жребий брошен. Я написал книгу либо для современников, либо для потомков..." Кеплер установил семь основных гармонических интервалов (консонансов): октаву (2/1), большую сексту (5/3), малую сексту (8/5), чистую квинту (3/2), чистую кварту (4/3), большую терцию (5/4) и малую терцию (6/5), из которых он выводит весь звукоряд как мажорного, так и минорного наклонения. После долгих поисков гармонических соотношений "на небе", проделав огромную вычислительную работу, Кеплер наконец установил, что отношения экстремальных (наибольших и наименьших) угловых скоростей* для некоторых планет близки к гармоническим: Марс - 3/2, Юпитер - 6/5, Сатурн - 5/4. "Солнце гармонии засияло во всем блеске... Небесные движения есть не что иное, как ни на миг не прекращающаяся многоголосая музыка". И здесь Кеплера не оставляет буйная фантазия. Небольшие расхождения теории и эксперимента он объясняет тем, что небесный секстет должен звучать одинаково согласованно и в миноре, и в мажоре, а для этого ему необходимо иметь возможность перестраивать свои инструменты. Далее Кеплер утверждает, что Сатурн и Юпитер "поют" басом, Марс - тенором, Земля и Венера - альтом, а Меркурий - дискантом. Никаких математических "доказательств" здесь он не приводит. Да и сам Кеплер устал в поисках всеобщей гармонии: "Мой мозг устает, когда я пытаюсь понять, что я написал, и мне уже трудно восстановить связь между рисунками и текстом, которую я сам когда-то нашел..." Занималась заря нового естествознания: на смену фантазиям Кеплера шли уравнения Ньютона. Красивая сказка о музыке сфер доживала свой век, и работы Кеплера были ее лебединой песней. Я, как древний Коперник, разрушил Пифагорово пенье светил И в основе его обнаружил Только лепет и музыку крыл. (Н. Заболоцкий) Не следует спешить обвинять Кеплера в мистицизме, богоискательстве, числовых спекуляциях и увлечении отжившими античными теориями. Правильнее видимо, вспомнить о времени, в которое он жил и творил: XVI век закончился костром на площади Цветов в Риме, где 17 февраля 1600г. был сожжен Джордано Бруно. Следует вспомнить трагическую историю матери Кеплера, Катерины Кеплер, которую публично объявил ведьмой и процесс над которой тянулся долгие 6 лет. Обвиняемую заковывали в цепи, ставили перед палачом с орудиями пыток, и только искусные действия ее сына Иоганна, который сам вел защиту, позволили выиграть процесс у церковных мракобесов. "Арестованную, к сожалению, защищает ее сын, господин Иоганн Кеплер, математик",- свидетельствовал судебный писец. Только в родном городе Кеплера Вейле с 1615 по 1629г. ужасная смерть постигла 38 "колдуний". Вот в какое время рождалось современное естествознание! "Мы имели дело с человеком тонких чувств, всецело и страстно увлеченным поиском пути к более глубокому проникновению в сущность явлений природы, с человеком, который, несмотря на внутренние и внешние трудности, сумел достичь поставленной перед собой возвышенной цели" - так характеризовал личность Кеплера Альберт Эйнштейн, Кеплер XX века, по справедливому определению физиков наших дней. Заканчивая наше необычное "музыкальное обозрение", перенесемся в 20-е гг. XX века, когда вновь неожиданно зазвучало "пифагорово пенье светил". Согласно теории Нильса Бора, развитой им в 1913г., движение электрона вокруг атомного ядра возможно только по избранным "разрешенным" орбитам, двигаясь по которым электрон вопреки законам классической электродинамики не излучает энергии, но может скачком переходить с одной орбиты с энергией Ei на другую "дозволенную" орбиту с энергией Еk, испуская (i>k) или поглощая (i<k) при этом порцию ("квант") электромагнитной энергии с частотой (7.2) h - постоянная Планка. В простейшем случае атома водорода, содержащего один электрон, энергия n-го энергетического уровня равна (7.3) R - постоянная Ридберга. Здесь n = 1, 2, 3,... называется главным квантовым числом. Тогда совокупность частот, излучаемых атомом водорода при переходе с верхнего энергетического уровня на нижний (i>k), определяет спектр испускания данного атома и каждому такому переходу соответствует своя спектральная линия. Для атома водорода согласно формулам 7.2, 7.3 получаем совокупность спектральных линий с частотами При переходе со второго, третьего и т. д. энергетических уровней ni = 2, 3, 4... на первый nk = 1 получается так называемая "спектральная серия Лаймана", для которой α21=3/4, α31=8/9, α41 = 15/16. Но ведь это кварта (3/4), тон (8/9) и полутон в чистом строе (15/16)! "Таким образом,- писал А. Эйнштейн,- мы открыли некоторое подобие между колебанием струны и атомом, испускающим излучение". "То, что нам сегодня удается понять на языке спектров,- это истинная музыка атомных сфер, созвучие целочисленных отношений, все возрастающие порядок и гармония при всем их многообразии - так восторженно отзывался о квантовой теории немецкий физик и математик Арнольд Зоммерфельд (1868-1951).- ... Она представляет собой тот полный таинства инструмент, на котором природа исполняет спектральную музыку и ритмом которого она управляет строением атома и атомных ядер"... А.В. Волошинов. 'Математика и искусство' - Москва: Просвещение, 1992 - 335с. http://mathemlib.ru/books/item/f00/s00/z0000011/st010.shtml из книги Александра Волошинова «Математика и искусство» (2-е издание, доработанное и дополненное. Москва: Просвещение, 2000, 400c.) https://vk.com/doc65183_437352619

Ять: Оум. Гармония - созвучие частей с целым Идут небесные Бараны, Шагают Кони и Быки, Пылают звездные Колчаны, Блестят астральные Клинки. Там тот же бой и стужа та же, Там тот же общий интерес. Земля -- лишь клок небес и даже, Быть может, лучший клок небес. …Идут небесные Бараны, Плывут астральные Ковши, Пылают реки, горы, страны, Дворцы, кибитки, шалаши. Ревет медведь в своей берлоге, Кричит стервятница-лиса, Приходят боги, гибнут боги, Но вечно светят небеса! Николай Заболоцкий. Рубрук наблюдает небесные светила. 1957-59 К понятию группы — одному из старейших и наиболее глубоких математических понятий — пришли путем абстрагирования понятия группы преобразований [1]. …Согласно Эрлангенской программе Ф. Клейна [2] любая геометрия точечного многообразия базируется на некоторой конкретной группе преобразований @ этого многообразия; фигуры, эквивалентные относительно @, которые поэтому можно переводить одну в другую преобразованием из @ должны рассматриваться как одинаковые. В евклидовой геометрии эту роль играет группа преобразований конгруэнтности, состоящая из движений, упомянутых выше, а в аффинной геометрии — группа аффинных преобразований и т.д. /пропущена наиболее свободная проективная геометрия, включающая все предыдущие/. Такая группа выражает специфическую изотропность или однородность пространства; она состоит из всех взаимно однозначных «изоморфных отображений» пространства на себя, т.е. преобразований, которые не затрагивают такие объективные отношения между точками пространства, которые можно выразить геометрически. Симметрия конкретной фигуры в таком пространстве описывается подгруппой из @, состоящей из всех преобразований группы @, которые переводят эту фигуру в себя. Искусство орнаментальной фрески, созданное египтянами, явно содержит значительные знания о теоретико-групповой природе; здесь мы находим, возможно, старейшие в человеческой культуре фрагменты математики. Но лишь недавно мы сумели ясно сформулировать формальные принципы этого искусства; попытки в этом направлении делались уже Леонардо да Винчи, который пытался дать общий и систематический обзор различных типов симметрий, возможных в строительстве. Однако наиболее замечательные симметричные структуры проявляются в кристаллах, симметрия которых описывается теми преобразованиями конгруэнтности евклидова пространства, которые переводят атомные решетки кристаллов в совпадающие с ними. Прежде именно в этой области было самое важное применение теории групп в естественных науках. Вейль Г. Теория групп и квантовая механика. М.: Наука, Гл. ред. физ.-мат. лит., 1986. 496с. (Настоящее издание является переводом первой в мировой литературе монографии по теории групп в квантовой механике (первое издание вышло в 1928г., второе в 1931г.). Герман Вейль одним из первых осознал фундаментальное значение симметрии для квантовой механики, поэтому в книге с теоретико-групповой точки зрения рассматривается вся структура квантовой теории. Подробно изучается группа вращений, группа Лоренца, группа перестановок и их применение к атомным спектрам и к релятивистской теории электронов и фотонов. Для студентов, преподавателей и научных работников, специализирующихся в области теоретической, математической и экспериментальной физики. Определенный интерес книга представляет также для математиков). https://vk.com/doc399489626_486329731 Предисловие: Эти четыре лекции посвящены понятию симметрии, сначала, исходя из несколько смутного представления о симметрии — симметрии как гармонии пропорции — в них рассматривается геометрическое понятие симметрии в различных формах,- таких как зеркальная, переносная, поворотная симметрия, симметрия орнаментов кристаллов и т.д.; это рассмотрение постепенно приводит к общей идее, лежащей в основе всех этих частных видов симметрии, — к идее инвариантности некоторой конфигурации относительно определенной группы преобразований (группы автоморфизмов), анализом которой и завершается изложение. Я ставил перед собой две задачи. С одной стороны, я хотел показать огромное разнообразие приложений принципа симметрии в искусстве в живой и неживой природе. С другой стороны, я стремился к тому, чтобы постепенно, шаг за шагом, раскрыть философско-математическое значение идеи симметрии… Первая лекция: Если я не ошибаюсь, в нашем повседневном языке слово симметрия употребляется в двух значениях. В одном смысле симметричное означает нечто, обладающее хорошим соотношением пропорций, уравновешенное, а симметрия обозначает тот вид согласованности отдельных частей, который объединяет их в единое целое. Красота тесно связана с симметрией. Об этом говорит, например, в своей книге о пропорциях Поликлет — ваятель, скульптуры которого служили предметом восхищения древних за их гармоническое совершенство, и Дюрер следует за ним при установлении канона пропорций человеческого тела. В этом смысле идея симметрии никоим образом не ограничивается пространственными объектами; ее синоним «гармония» в гораздо большей степени указывает на акустические и музыкальные приложения идеи симметрии, чем на геометрические. «...нечто зловещее, антиорганическое, враждебное жизни» Но не только материалом для характеристики героя и иронии автора служит «ясноглазая богиня» в романе «Волшебная гора». Математика используется и в обсуждении важнейшей для Томаса Манна темы противопоставления живой и неживой природы. Во время лыжной прогулки в горах Ганс Касторп рассматривает снежинки, опустившиеся на его рукав. «Да, с этими пушинками, бременем ложившимися на деревья и устилавшими просторы, по которым он носился на лыжах, дело все-таки обстояло иначе, чем с детства ему привычным морским песком, который они напоминали: они, как известно, состояли не из мельчайших каменных крупинок, а из мириадов водяных частиц, в процессе замерзания откристаллизовавшихся в симметрическое многообразие, частиц той неорганической субстанции, которая струится в жизненной плазме, в растениях, в человеческом теле, и среди мириадов волшебных звездочек, с их недоступной зрению, не предназначенной для глаз человеческих, тайной микророскошью ни одна не была похожа на другую. Здесь наличествовала беспредельная изобретательность, нескончаемое рвение видоизменять, скрупулезно разрабатывать одну и ту же основную схему - равносторонний и равноугольный шестиугольник» (IV, 193). Это мастерское описание структуры водяных кристаллов цитирует в известной монографии «Симметрия» один из крупнейших математиков двадцатого века Герман Вейль (Hermann Weyl, 1885-1955)[12]. Томас Манн не ограничивается простым описанием симметрии, далее идет оценка этой «зловещей антиорганики»: «Но каждое из этих студеных творений было в себе безусловно пропорционально, холодно симметрично, и в этом-то и заключалось нечто зловещее, антиорганическое, враждебное жизни; слишком они были симметричны, такою не могла быть предназначенная для жизни субстанция, ибо жизнь содрогается перед лицом этой точности, этой абсолютной правильности, воспринимает ее как смертоносное начало, как тайну самой смерти. И Гансу Касторпу показалось, что он понял, отчего древние зодчие, воздвигая храмы, сознательно, хотя и втихомолку, нарушали симметрию в распорядке колонн» (IV, 193-194). Когда же разразился страшный снегопад, и жизни Ганса стала угрожать реальная опасность, он определил главного врага: «Но надо что-то предпринять, сидеть и ждать невозможно. Меня засыплет эта шестиугольная симметрия» (IV, 199). Рискованное приключение закончилось для Касторпа благополучно, он преодолел «шестиугольное неистовство» и благополучно добрался до санатория «Берггоф», где «ужин он уписывал за обе щеки» (IV, 218). Эпизод с пургой в горах - поворотный пункт сюжета: после успешной борьбы со «смертоносной» симметрией жизненные установки Ганса Касторпа радикально изменились: место смерти в его мыслях заняла предстоящая жизнь. https://7iskusstv.com/2015/Nomer8/Berkovich1.php Оум. Древо жизни …Посмотрите теперь на эту шумерскую картину (рис. 4). Два человека с орлиными головами почти симметричны, однако их симметрия не полная. Почему? В геометрии на плоскости отражение от вертикальной прямой l можно осуществить также и поворотом плоскости в пространстве вокруг оси l на 180°. Если вы посмотрите на руки чудовищ, которые изображены на рисунке, то увидите, что чудовища получаются одно из другого с помощью такого поворота; эта особенность изображения, характеризующая их положение в пространстве, нарушает зеркальную симметрию плоского изображения. Все же художник имел в виду симметрию, придавая обеим фигурам полуоборот по отношению к зрителю, а также располагая соответствующим образом их ноги и крылья: у левой фигуры опущено правое крыло, а у правой — левое... Вейль Герман. Симметрия. М.: Наука, 1968. 192с. (Эта последняя книга одного из крупнейших математиков XX века Германа Вейля (1885—1955), которую он сам назвал своей лебединой песнью. Она излагает содержание общедоступных лекций, прочитанных автором в 1951г. в Принстоне (США), и предназначена для самого широкого круга читателей). https://vk.com/doc399489626_488500625 Конец полотенца. XIX в. Калужская губерния Свободная группа G действует свободно на некотором дереве без инверсий ребер. Древо жизни - древо без инверсий ребер (т.е. свободно для дальнейшего развития. А вот у насекомых - древо жизни - содержит замкнутые циклы. И поэтому ограничено и много раз замкнуто. У них нет позвоночника, и обычно хитиновая оболочка. Твёрдый наружный скелет создаёт ряд преимуществ, но для развития во вне требуется линька. Хотя видов насекомых на несколько порядков больше (от 2 до 4 миллионов различных видов у насекомых, а у позвоночных 40-45 тысяч), а вот с умом у насекомых - проблемы). Древо жизни у народов мира - геометрический архетип - не только у шумеров, а и в Индии, и в Австралии и у нанайцев. Вот родовое древо нанайцев

Ять: Шестиугольное бесчинство и древо жизни ...Хотя поворотная симметрия пятого порядка особенно часто встречается в органическом мире, она не обнаружена среди наиболее совершенных по своей симметрии творений неорганической природы, среди кристаллов. В мире кристаллов невозможны никакие иные типы поворотной симметрии, кроме симметрии порядков 2,3,4 и 6. Наиболее известными образцами кристаллов с симметрией шестого порядка являются снежинки. На рис. 38 представлены некоторые из этих маленьких чудес из замерзшей воды. В годы моей юности, когда они падали с неба во время рождества, устилая все вокруг белым покровом, им радовались и стар, и млад. Теперь они приносят радость только лыжникам, автомобилисты же шлют им свои проклятия. Знакомые с английской литературой помнят ту своеобразную оценку значения шестиугольной и «квинкунциалыюй» симметрии, которую дает сэр Томас Браун (Thomas Browne) в «Саде Кира» (Garden of Cyrus, 1658); эта симметрия, говорит он, «ясно показывает, как геометризует природа и как она наблюдает за порядком во всем». Те, кому ближе немецкая литература, смогут припомнить, как Томас Манн в «Волшебной горе» описывает «шестиугольное бесчинство» (hexagonale Unwesen) снежной метели, от которой едва не погиб его герой Ганс Касторп, когда он заснул от усталости, прислонясь к конюшне, и увидел сон о смерти и любви. За час до того, как Ганс отправился в свою рискованную лыжную экспедицию, он радовался игре снежинок. «Среди мириадов волшебных звездочек, — философствовал он, — с их недоступной зрению, не предназначенной для глаз человеческих, тайной микророскошью, ни одна не была похожа на другую. Здесь наличествовала беспредельная изобретательность, нескончаемое рвение видоизменять, скрупулезно разрабатывать одну и ту же основную схему — равносторонний и равноугольный шестиугольник. Но каждое из этих студеных творений было в себе безусловно пропорционально, холодно симметрично, и в этом-то и заключалось нечто зловещее, антиорганическое, враждебное жизни; слишком они были симметричны. Такою не могла быть предназначенная для жизни субстанция, ибо жизнь содрогается перед лицом этой точности, этой абсолютной правильности, воспринимает ее как смертоносное начало, как тайну самой смерти. И Гансу Касторпу показалось, что он понял, отчего древние зодчие, воздвигая храмы, сознательно, хотя и втихомолку, нарушали симметрию в распорядке колонн» (с.90-91) ...Посмотрите теперь на эту шумерскую картину (рис. 4). Два человека с орлиными головами почти симметричны, однако их симметрия не полная. Почему? В геометрии на плоскости отражение от вертикальной прямой l можно осуществить также и поворотом плоскости в пространстве вокруг оси l на 180°. Если вы посмотрите на руки чудовищ, которые изображены на рисунке, то увидите, что чудовища получаются одно из другого с помощью такого поворота; эта особенность изображения, характеризующая их положение в пространстве, нарушает зеркальную симметрию плоского изображения. Все же художник имел в виду симметрию, придавая обеим фигурам полуоборот по отношению к зрителю, а также располагая соответствующим образом их ноги и крылья: у левой фигуры опущено правое крыло, а у правой — левое... Вейль Герман. Симметрия. М.: Наука, 1968. 192с. (Эта последняя книга одного из крупнейших математиков XX века Германа Вейля (1885—1955), которую он сам назвал своей лебединой песнью. Она излагает содержание общедоступных лекций, прочитанных автором в 1951г. в Принстоне (США), и предназначена для самого широкого круга читателей). https://vk.com/doc399489626_488500625 ...Но не только материалом для характеристики героя и иронии автора служит «ясноглазая богиня» в романе «Волшебная гора». Математика используется и в обсуждении важнейшей для Томаса Манна темы противопоставления живой и неживой природы. Во время лыжной прогулки в горах Ганс Касторп рассматривает снежинки, опустившиеся на его рукав. «Да, с этими пушинками, бременем ложившимися на деревья и устилавшими просторы, по которым он носился на лыжах, дело все-таки обстояло иначе, чем с детства ему привычным морским песком, который они напоминали: они, как известно, состояли не из мельчайших каменных крупинок, а из мириадов водяных частиц, в процессе замерзания откристаллизовавшихся в симметрическое многообразие, частиц той неорганической субстанции, которая струится в жизненной плазме, в растениях, в человеческом теле, и среди мириадов волшебных звездочек, с их недоступной зрению, не предназначенной для глаз человеческих, тайной микророскошью ни одна не была похожа на другую. Здесь наличествовала беспредельная изобретательность, нескончаемое рвение видоизменять, скрупулезно разрабатывать одну и ту же основную схему - равносторонний и равноугольный шестиугольник» (IV, 193). Это мастерское описание структуры водяных кристаллов цитирует в известной монографии «Симметрия» один из крупнейших математиков двадцатого века Герман Вейль (Hermann Weyl, 1885-1955). Томас Манн не ограничивается простым описанием симметрии, далее идет оценка этой «зловещей антиорганики»: «Но каждое из этих студеных творений было в себе безусловно пропорционально, холодно симметрично, и в этом-то и заключалось нечто зловещее, антиорганическое, враждебное жизни; слишком они были симметричны, такою не могла быть предназначенная для жизни субстанция, ибо жизнь содрогается перед лицом этой точности, этой абсолютной правильности, воспринимает ее как смертоносное начало, как тайну самой смерти. И Гансу Касторпу показалось, что он понял, отчего древние зодчие, воздвигая храмы, сознательно, хотя и втихомолку, нарушали симметрию в распорядке колонн» (IV, 193-194). Когда же разразился страшный снегопад, и жизни Ганса стала угрожать реальная опасность, он определил главного врага: «Но надо что-то предпринять, сидеть и ждать невозможно. Меня засыплет эта шестиугольная симметрия» (IV, 199). Рискованное приключение закончилось для Касторпа благополучно, он преодолел «шестиугольное неистовство» и благополучно добрался до санатория «Берггоф», где «ужин он уписывал за обе щеки» (IV, 218). Эпизод с пургой в горах - поворотный пункт сюжета: после успешной борьбы со «смертоносной» симметрией жизненные установки Ганса Касторпа радикально изменились: место смерти в его мыслях заняла предстоящая жизнь. Е. Беркович. Томас Манн глазами математика https://7iskusstv.com/2015/Nomer8/Berkovich1.php Конец полотенца. XIX в. Калужская губерния Свободная группа G действует свободно на некотором дереве без инверсий ребер. Древо жизни - древо без инверсий ребер (т.е. свободно для дальнейшего развития. А вот у насекомых - древо жизни - содержит замкнутые циклы. И поэтому ограничено и много раз замкнуто. У них нет позвоночника, и обычно хитиновая оболочка. Твёрдый наружный скелет создаёт ряд преимуществ, но для развития во вне требуется линька. Хотя видов насекомых на несколько порядков больше (от 2 до 4 миллионов различных видов у насекомых, а у позвоночных 40-45 тысяч), а вот с умом у насекомых - проблемы). Древо жизни у народов мира - геометрический архетип - не только у шумеров, а и в Индии, и в Австралии и у нанайцев. Вот родовое древо нанайцев Ѣ ‒ буквица Ять, звучит как ие, образный смысл - Истинно Есть

Светлаока: Ять пишет: В одном смысле симметричное означает нечто, обладающее хорошим соотношением пропорций, уравновешенное, а симметрия обозначает тот вид согласованности отдельных частей, который объединяет их в единое целое. И тогда симметрична сама жизнь человека, раз есть понятие весы: рождение уравновешивается смертью. Но весы ведь не статичны?

Ять: Жизнь избегает статичности

Ять: Хиральность жизни на Земле объяснили потоками космических частиц Доминирование одних оптических изомеров над другими, характерное для всех живых организмов, могло возникнуть на Земле еще до возникновения самой жизни, под действием поляризованных мюонов. Молекулы аминокислот и сахаров могут складываться в две зеркально симметричные структуры — похожие друг на друга, как наши левая и правая рука. Никакой разницы в химических свойствах между ними нет, и если синтезировать их искусственно, мы получим смесь тех и других изомеров. Однако все живые организмы на Земле используют лишь одну из этих форм — только L-аминокислоты и только D-сахара; исключения из этого существуют, но они единичны. Впервые это фундаментальное свойство жизни обнаружил еще Луи Пастер, и с тех пор оно остается одной из главных загадок биологии. Различить L- и D-молекулы можно по их взаимодействию со светом. При прохождении сквозь раствор чистого изомера плоскость поляризованного света вращается по часовой стрелке или против нее. Поэтому предполагается, что не химические, а именно физические свойства оптических изомеров привели к тому, что одни из них доминируют в биосфере. Следующий шаг к объяснению загадки сделали Ноэми Глобус (Noemie Globus) и Роджер Блэндфорд (Roger Blandford) из Стэнфордского университета, статья которых опубликована в The Astrophysical Journal Letters. По мнению ученых, хиральность возникла еще на первых этапах зарождения жизни, во время химической эволюции молекул-предшественников, которая происходила в условиях постоянной бомбардировки космическими лучами. Такие высокоэнергетические частицы прилетают к нам и от Солнца, и от более далеких источников. К счастью, поверхности Земли они почти не достигают, сталкиваясь с молекулами еще в атмосфере и порождая потоки вторичных частиц, таких как мюоны. Мюоны также существуют лишь непродолжительное время, однако, с учетом околосветовой скорости, успевают проникнуть намного ниже поверхности: эти частицы удавалось зарегистрировать на глубинах более 700 метров. Сталкиваясь с биологическими полимерами аминокислот (белками) и сахаров (которые входят в состав РНК и ДНК), высокоэнергетические мюоны вызывают их мутации. Однако в силу того, что это излучение поляризовано, с молекулами разной хиральности они взаимодействуют с чуть разной интенсивностью. По мнению ученых, именно это различие — слабое, но действовавшее на протяжении очень долгого времени — сделало одни изомеры более стабильными, а отбор закрепил эту «склонность» жизни. https://naked-science.ru/article/biology/hiralnost-zhizni-na-zemle-obyasnili-potokami-kosmicheskih-chastits

Светлаока: Ять пишет: Жизнь избегает статичности А в ином размере можно сказать - Вселенная/космос избегает статичности?

Ять: Жизнь явление чрезвычайно редкое

Светлаока: Ять пишет: Жизнь явление чрезвычайно редкое Иными словами - космос безжизнен? Пример Луны, Венеры, и т.д. тому? Но по их канонам, бм это ИХ такая "жизнь безжизненная "

Слатин Н.В.: по их канонам, это их такая жизнь безжизненная Да, это так…

Ять: ЧАСТЬ 4. ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ Временной аспект - Физическое и социальное время - Устремленность во времени. - Отношение к ретрологии. - Логическое и историческое - Социологическое и историческое. - Два подхода к реальности. - Ретросфера - Фальсификация прошлого. - Ретрология. - Проблема будущего. - «Научный коммунизм». - Западная футурология. - Прогнозы будущего - Проекты будущего. - Делание будущего. - Есть ли будущее у человечества. - Победа Запада - Интеллектуальное состояние человечества - Кому принадлежит будущее - Разделение времени. - Производство будущего - Удар по феномену жизни Заключение ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У ЧЕЛОВЕЧЕСТВА? Конечно, есть. Более того, оно уже родилось. Не сразу в готовом виде. Не раз и навсегда. Родилась эпоха будущего. Огромная. Могучая. Родилась на века, а может быть, на тысячелетия. А может быть, до конца бытия человечества. Другое дело — что из себя представляет это новорожденное будущее? Какое оно? Конечно, судить об этом в начале двадцать первого века вроде бы рановато. Тем не менее, я хочу высказать некоторые суждения на этот счет в качестве специалиста по теории социальных явлений и по методологии научных исследований. Победа Запада Да, Запад одержал победу в войне конца XX столетия. Но в чем именно заключается эта победа? Ситуация в мире благодаря ей, не только не прояснилась, но и еще более запуталась. Причем — умышленно, с огромными усилиями и затратами. И дело обстоит не так, будто творцы истории имеют необычайно высокий интеллект в понимании того, что творили и творят. Именно этого-то они не понимают на должном интеллектуальном уровне, активно не хотят понимать и делают все для того, чтобы не понимали другие. Средства научного понимания реальности, как они могли быть созданы выдающимися умами, были просто не допущены до существования. Победило нечто иное. Что именно? Победило нечто противоположное тому, что творили. Последствия вышли за рамки намерений победителей. Побежденному миру стал навязываться насильственно определенный способ понимания реальности, который стал изображаться как единственно допустимый, тотальный, абсолютный для всех прочих. Хозяевами интеллекта человечества стали не некие мудрейшие боги понимания, не некие светлые бескорыстные умы, а существа совсем иного рода. Боги познания буквально растворились в океане тотального оболванивания масс людей. Их место заняли расчетливые, бездушные и в массе своей тупоумные дельцы. Это был не просто некий злой замысел глупцов. Это было нечто неизмеримо более громадное: это была интеллектуальная лавина, поглотившая все прочее. Это было начало одной из величайших трагедий истории. Это сделали новые хозяева мирового интеллекта. Они им овладели и творят с ним то, что соответствует их интересам и силе. Даже самые умные и образованные поборники прогресса человечества в интеллектуальном отношении еще не представляют себе конкретных последствий происходящего. В предлагаемых вниманию читателя фрагментах моих мыслей на эту тему я хочу весьма лаконично рассказать о переменах в мире именно в интеллектуальном плане. Интеллектуальное состояние человечества Ситуация с интеллектуальным состоянием человечества особенно трудна потому, что всем кажется, будто тут вообще нет никаких особых проблем, будто проблемы успешно решаются по мере возникновения, а число решенных уже не счесть. Ими занимаются миллионы квалифицированных специалистов. Траться огромные средства. Течет непрерывный поток информации, открытий, изобретений. Так что же еще нужно? Дело в том, что именно изобилие такого интеллекта, рост его практического могущества, чрезмерное захламление им жизненного пространства человека, его безудержное извращение и распространение стало мощной социальной основой колоссального занижения суммарного уровня человеческого интеллекта, тотального оглупления огромных масс людей, формирования масс людей отнюдь не по законам формирования лучших умов, талантов, гениев и вообще лучших представителей рода человеческого. Этот статус эти люди уже утратили. С социальной точки зрения один человек, несколько человек, группа, сравнительно небольшое объединение людей могут быть умными (обладать высоко развитыми интеллектами) в высшем смысле слова. Но многие тысячи и миллионы всесильных владельцев (хозяев) интеллекта, обладающих огромными средствами, властью и влиянием на людей таковыми быть не могут. У них основная жизненная функция заключается не в познании реальности, а в том, чтобы жить за счет использования этой функции в своих эгоистических интересах. Они суть подлинные хозяева и распорядители функции интеллекта и тем самым — самого интеллекта. Интеллект так или иначе является владением этой огромной армии производителей и распорядителей им. В эту среду допускаются далеко не все, а лишь те, кто лучше других служит хозяевам среды, придает ей более приличный вид и более умело эксплуатирует ее для себя. Но всему есть пределы. Ситуация в мире уже сложилась такая, что хозяева интеллекта оказались просто не способными подняться на более высокий (на высший) его уровень, удержаться на его высотах и сохранить такое состояние по своему произволу достаточно долго и устойчиво. Они уже не умеют это делать, если вообще когда-то были на это способны. Сейчас можно констатировать как факт сильную тенденцию человечества к тотальной деградации именно самых утонченных проявлений интеллекта. Интеллект — что это такое? Слов об этом наговорено — невозможно измерить. Я за свою жизнь просматривал буквально тысячи разного рода разъяснений, истолкований, описаний, определений. Я стремился понять авторов, извинить им преходящие недоделки. Но за всю долгую жизнь я так и не встретил ни разу (ни разу!!) ни одного достаточно вразумительного, ясного, логически точного определения самого понятия «интеллект». Оно просто не существует в том состоянии, в каком я хотел его видеть в сочинениях других авторов. Тут похоже на то, что специальное запутывание мозгов людей стало принципом их поведения. Конечно, и обычная неспособность решения проблемы внесла сюда свою лепту. Я не буду здесь излагать мою теорию интеллекта, — думаю, что в моих многочисленных сочинениях на эту тему я сделал достаточно много хотя бы для первичного ознакомления читателей (сошлюсь хотя бы на книгу «Логический интеллект», изданную в Московском гуманитарном университете в 2005 году, а ранее — в книге «Очерки комплексной логики», изданной в Москве в издательстве «Эдиториал УРСС» в 2000 году). Многочисленные ссылки на мои работы встречаются и в других моих работах. Трудность понимания моих текстов заключается в том, что для понимания их требуются долгие годы обучения, причем — не любого, а особого, какого в специальных программах просто нет, и вряд ли оно появится в обозримом будущем. Требуются многие годы кропотливой научной работы и, само собой, способности, встречающиеся крайне редко. Так что если будет напечатана книга автора «Фактор понимания», тут может появиться некоторое облегчение для возможного читателя. Но вернемся к теме. На вопрос о том, что такое интеллект, интересующемуся, естественно, указывают на бесчисленные учебники, на монографии, на кафедры, на факультеты, на институты, на докторов наук, на профессоров, на академиков, на лауреатов премий и прочих представителей ученого мира. Все это производит впечатление очевидности и бесспорности. Однако, реальная ученая среда не сводится к этому. В ней вырастает и гигантское число явлений, которые тоже вливаются в океан явлений, относящихся к интеллекту. Они вносят в него свою долю. И какую! По моим предположениям, эта доля уже давно перевалила за половину хлама, загрязнившего мировую интеллектуальную атмосферу. И весь этот хлам активно участвует в обработке интеллектуального состояния человечества совместно с упомянутыми достижениями. И разделить их уже практически невозможно. Это есть также реальность интеллекта человечества, как и физика, химия, биология, история, психология, математика, космонавтика и все прочее, чему обучаются миллионы и миллионы людей. Мне неизвестны попытки хотя бы первичных измерений коэффициента полезного действия интеллектуальной сферы человечества. По всей вероятности, практически это вообще вряд ли возможно. Человечество вообще не заинтересовано в истине насчет своих способностей, выходящих за рамки своих частных примеров и приложений. А между тем, бытие человечества в самых его основах имеет вполне определенные закономерности. Они могут быть познаны и в значительной мере познавались и познают¬ ся. Но в большей степени их уже игнорируют, фальсифицируют, мистифицируют, делают непонятными и даже запретными для научного понимания. Линия западноевропейской цивилизации, начатая мыслителями прошлых веков оказалась просто оборванной как один из определяющих факторов социальной эволюции. Из эволюционного процесса человечества выпадает его значительная часть. Нелепость эволюции состоит в том, что сейчас легче подготовить тысячи специалистов в самых различных сферах науки, чем одного единственного, действительного свободного от предрассудков в понимании основ познания мироздания и способного развить достаточно высоко результаты своих исследований. Думаю, что наступит просто фактически запрет на сам фактор понимания. Интеллектуальная среда загрязнена, отравлена, изуродована еще больше, чем среда природная. И это не вызывает никакой тревоги ни у кого, вообще не замечается и не воспринимается как явление катастрофическое. Интеллектуальный материал, который мог бы хотя бы осознать и поставить самое проблему, вообще не допускается к жизни в качестве ее значащего компонента. А тот, который поддерживается, распространяется и заполняет интеллектуальное пространство, производит впечатление величайших достижений прогресса. Интеллектуальный материал, о котором я говорю как о недопускаемом к жизни, не имеет шансов успешно конкурировать с господствующими силами в соагветствующих сферах бытия. Говорят о некоем интеллекте вообще, вроде бы одинаковом для всех мыслящих существ. Но реальный интеллект различных людей неодинаков. Он может быть сильным или примитивным, как в подавляющем большинстве случаев. Такой универсальный, одинаковый для всех и пригодный для большинства интеллект существует в жизни масс людей лишь как примитивизированный и стандартизированный компонент американизированной технологии, доминирующей сейчас на планете в системе управления человечеством как ее главный компонент. Кому принадлежит будущее? Не думайте, будто будущее есть нечто ничейное, будто им может распоряжаться кто угодно и как попало. Конечно, будущее не вещь. Что это такое, в моих работах описано более или менее подробно. Пожалуй, только в моих. Все то, что мне приходилось читать на эту тему, это все логическая бессмыслица, — характерный пример состояния интеллекта человечества в наше время. Одно только то, сколько людей и каких людей всерьез говорят о путешествиях во времени, достаточно красноречиво свидетельствуют о степени идиотизма, в который способно впасть образованное человечество. Но вернемся к нашей теме. Проблема будущего, интересующая нас, есть не просто проблема физического хода времени. Это — проблема социального статуса будущего, отношения к нему людей, их пове дения в их социальном пространстве. И в этом смысле будущее человечества не валяется как попало. Оно уже прибрано, в основном — захвачено, поделено, упорядочено. Оно уже приготовлено для определенного способа использования. Запас будущего еще велик, но не бесконечен. Он скоро будет исчерпан. Проблема не праздная. Если бы не было различия физического и социального будущего, не было бы никакой проблемы. Просто проходило бы физическое время, шло бы физическое будущее, просто имело бы место прохождение физического времени, просто длительность. Между прочим, опросите хоть миллиарды людей, и они вам ничего, кроме этой невнятной и никому непонятной длительности и сказать не смогут, будь они академики, профессора, лауреаты. Но вот вклинился фактор социального времени. На несколько столетий он спутал карты в расчетах людей. Как именно он вмешался? Что с ним стало? Почему он начал истощаться и буквально исчезать из обихода людей? В мире происходит незамечаемый людьми и полностью игнорируемый (вообще не понимаемый ими) грандиозный эволюционный перелом, в результате которого стало просто сокращаться и просто исчезать то, что я называю резервным социальным временем. Более того, люди стали жить даже в долг, заранее растрачивая некие неприкосновенные запасы социального времени; Возьмем простой пример. Вот летит самолет. Он наметил сбросить атомную бомбу на Хиросиму. Зачем? Война закончена. Бомба лишена смысла как оружие. Но она будет сброшена — так решили люди, не понимающие самого смысла человеческого бытия. Они фактически в состоянии психической ненормальности. Их акция играет огромную роль в человеческой эволюции как трата времени, причем, — невосполнимая. Огромный кусок времени просто выбрасывается из бытия. Выбрасывается в никуда. Люди исключили часть бытия из реальности. Они «распылили» часть мироздания. А таких случаев теперь не счесть. Они стали привычными буднями бытия. Более того, они стали доминирующими в жизни людей. Человечество развило и все более усиливают свою деловую активность. Оно уже неспособно даже приостановиться на миг. Большая часть того, что люди делают, есть производство ненужностей, бесполезностей, вредностей, бессмысленностей. Они давно не понимают этого и никогда уже не поймут. Им не до этого. Они действуют, действуют и действуют. Но они при этом тратят время, — время социальное. Его уже почти не остается в наличии. Недалеко то время, когда фактор, формирующий социальное время, исчезнет как компонент социальной эволюции человечества. Социальное будущее никем и нечем не планируется. Творчески оно должно быть свободным. Оно — резерв эволюции. Но таким ли оно остается теперь? Оно все более сокращается. Оно заполняется планами, проектами, делами, делами, делами. У людей не остается того, что еще не так давно было обычным для праздного творчества, для неожиданных открытий, для случайностей. Мир запрактизирован сверх всяких пределов. Практическая детерминация заполняет все, куда она неограниченно проникает. Глядя на копо-шащиеся скопища людей, что-то делающих, трудно представить себе, что в них еще шевелятся мозговые извилины. Творческий компонент заменяется механическим. Жизнь людей запрактизирована настолько, что людям оставляется в основном то пространство, где ими могут манипулировать другие. Манипулирование стало, можно сказать, второй натурой человека. Люди уже не могут нормально жить, не будучи так или иначе манипулируемы. Люди вообще утрачивают контроль за атмосферой манипулирования. В двух словах сказанное могу резюмировать так. Для современной американизации (по всей вероятности, побеждающей) ее подлинным умом стала самая примитивная часть человеческого интеллекта — компьютер. Это и есть реальный материализованы ее ум. И никакого другого специфически американского ума просто нет. Он хозяевам нового мира не нужен. Они обожествили свой интеллектуальный примитивизм. Другого ума они не знают и не понимают. При этом они вообразили себя самым умным народом в мире. Реальный интеллект, господствующий в человечестве, на самом деле интеллект дебилов, которые могут делать все, не понимая ничего. Самый примитивный компьютерный интеллект возведен в ранг святости и вершины прогресса. Даже самая образованная часть людей являет картину почти стопроцентной логической безграмотности. Тотальное помутнение умов и тотальная дебилизация с точки зрения перспектив будущего человечества — вот его наиболее вероятный путь в будущее. Разделение времени Я уже говорил о различии социального и физического времени. Оно произошло, по всей вероятности, не так уж давно, скорее всего — в эпоху возникновения письменнос ти. До этого такое разделение делали от случая к случаю, хаотически, кустарно, произвольно. Высшего уровня это разделение достигло в эпоху расцвета западноевропейской цивилизации. И имело оно прежде всего социальные причины, а не физические. Те были достаточно ясны. Там возни-кали проблемы измерения времени. Их основательно запутали, в значительной мере умышленно. Теперь этой сферой завладели всякие шарлатаны, мистики, невежды, заведомые жулики. Я уже писал на эту тему во многих моих работах. Не хочу здесь повторяться. Остановлюсь лишь на теме особенно важной в этом контексте — на теме сокращения роли социального времени вплоть до полной потери его в будущем. Изложу кратко только основные соображения. Разделение времени на физическое и социальное не вечно. Оно есть продукт социальных условий жизни людей. Наступила эпоха, когда оно начало терять смысл. Дело в том, что история человечества стала творимой (а не стихийной), проектируемой, не просто предсказуемой, но задаваемой заранее. Все становится не просто предсказуемым, но детерминированным и даже канонизированным (легитимированным, узакониваевым, нормируемым). Основные социальные события стали происходить в физическом времени, сливаясь с социальным в единый поток. Люди не успевают и не умеют произвести должные различия. Мир превращается сплошной поток настоящего. Физический порядок замещает порядок социальный. Мир как социальное бытие утрачивает прежнюю роль, замещается быстротекущим, мелькающим физическим бытием. Наступает состояние социо-механичес¬ кого бытия. Люди не замечают этого и все более живут по законам не социального организма, а по законам социального механизма. Происходит механизация бытия. Я об этом писал в книге «Глобальный человейник», но — слишком мало. Уже сейчас физически детерминированные события социальной жизни в огромной мере доминируют над социальным. Оглянитесь вокруг себя! Попробуйте подсчитать, сколько поступков вы совершаете как механически детерминированные существа и сколько как социально свободные. А ведь это входит в плоть и кровь людей. Работа транспорта, производственные процессы, обучение, бюрократия, финансовые операции, одежда, поведение в конторах и т.д. и т.п. Деловые операции, не подчиняющиеся воле людей, стали основными факторами деловой жизни людей. Что остается на нашу долю? Главным образом — исполнение воли вещей и всякие незначительные бытовые мелочи. От людей часто зависит, делать что-то или нет. Но если приходится делать, то это надо делать по законам вещей. Наступает диктатура мира делового и вещного. Основная масса людей превращается в роботов нового типа. Я не сгущаю краски. Это — лишь картинка начала апокалипсиса, самого страшного по последствиям. Но люди, конечно, приспособятся. И для них изобретут средства, чтобы они чувствовали себя довольными. Это — не проблема. И механизмы могут испытывать удовлетворение. Но это будет уже не жизнь нашей (живой!!) материи, а мертвое, механическое бытие, бессмысленное течение физического времени. Жизнь человечества как живого явления просто умрет вместе с последним кусочком живого вещества. Есть ли будущее у человечества. Физическое — да. Социальное же сокращается и, возможно, исчезнет совсем. Человечество будет жить не в социальном, а лишь в физическом времени. Смысл жизни просто пропадет как нечто излишнее. Опосредованность событий их осмысленностью резко сократиться. Произойдет почти полная технизация жизни. Будут жить здоровые, долго и бездумно живущие существа, однообразно автоматизированные. Человечество выродится именно на основе своих баснословных достижений. Всему есть предел. Причины стирания граней между социальным и физическим временем: 1) усиление расчетов физического времени; 2) сокращение расчетов социального времени; 3) сокращение расчетов времени в физическом будущем; 4) дезориентация людей во времени; 5) временной хаос; 6) изменений функций временных операций; 7) совершение поступков без обдумываний, почти одновременно с намерениями, зачастую — автоматически; 8) доминирование механических операций, не требующих интеллекта; 9) ускорение действий во времени; 10) фальсификация событий, обессмысливающая аспект будущего в целом; 11) устремленность в рутину физического времени; 12) невозможность хотя бы частичного обособления в физическом времени; 13) безразличие ко времени; 14) совокупный результат. Производство будущего Будущее человечества создается, делается. Делается в огромных масштабах. Делается систематически. Оно, конечно, и изучается. Но изучение его стало делом второстепенным и производным. Главная роль теперь принадлежит теперь делателям будущего, а не изучателям. Делатели владеют подавляющей долей ресурсов. Они убеждены в том, что понимают все, что им нужно, для делания, что они владеют всеми правилами делания, что делают в основном правильно. Они имеют свои практические планы и намерения. Они делают то, что считают нужным. Они встречают слабое или почти никакое сопротивление в своих деяниях. Они вовлекают в свою деятельность огромные массы людей и огромные ресурсы, вовлекают огромные интеллектуальные силы. Но что это за интеллект? Как и для чего он работает? Во что превращается гигантское скопление владеющих интеллектуальной мощью людей, воображающих, будто им подвластно все, будто они безраздельно распоряжаются силами ума, будто они применяют эти силы наилучшим образом? Вообразить это беспристрастному исследователю, не зараженному манией всезнания, всемогущества и вседоступнос¬ ти, вряд ли возможно. Колоссальный рост интеллектуального могущества человечества имел неизбежным следствием еще более грандиозное помутнение умов, снижение общего интеллектуального уровня человечества, тотальное оглупление, выдаваемое за колоссальный прогресс познания. Бесспорно, какой-то прогресс познания происходил и происходит. Но какой именно и в чем? И как происходит? Прогресс эмпирических открытий, технических изобретений и усовершенствований. Тут творятся буквально сказочные открытия, постоянно потрясающие воображение миллионов и миллионов первооткрывателей, творцов, гениев, первопроходцев. Все это общеизвестно. Все это прославляется, поощряется, вознаграждается. Но к этому фактически и сводится весь основной интеллектуальный прогресс человечества. И в нем исчезает, растворяется, стушевывается, почти пол-ностью поглощается тот аспект интеллектуального процесса жизни человечества, благодаря которому рождался когда-то на свет сам этот феномен человеческого бытия. Возникают миллионы людей, способных решать частичные практические проблемы, но абсолютно лишенных способности интеллекта фундаментального. Будущее человечества не изучается лучшими умами по правилам именно научного познания, как это требовалось бы для бережного отношения к свету разума. Оно захвачено во власть могучими силами, бездумно эксплуатирующими этот источник ума. А он стремительно исчерпывается. Сказанное не следует понимать так, будто интеллект вообще не делается, а собирается по каплям как какой-то нектар в готовом виде. Он создается, производится, сохраняется. Проблема — кем производится, как, для кого, в каком виде? Как он хранится, развивается, распространяется, используется? Вот тут-то и возникает главная и глубочайшая проблема будущего человечества: оно оказалось в состоянии, когда потребовалось пересмотреть всю систему изготовления (производства, сохранения и распространения) интеллекта, адекватного новым условиям бытия людей. Нужны радикальные перемены в самом состоянии и воспитании интеллекта. В том виде, в каком он существует в университетах, на кафедрах, в исследовательских центрах в монографиях, в учебниках, в школах, в фильмах, в газетах, в журналах и вообще в океане слов, он просто непригоден для решения проблем новой эпохи. И именно в этом уродливом состоянии он поддерживается, прославляется, тиражируется в книгах, фильмах, речах. Выглядит это внешне как прогресс. А на деле это — помутнение умов. Для господства над миром не требуется интеллект высокого уровня, соответствующий его критериям, а не иным соображениям. Реальное будущее человечества я представляю как господство высоко техничных, но примитивных существ, не имеющих ни малейшего понятия даже о том, как фактически устроены и функционируют самые фундаментальные закономерности человеческого сознания. Удар по феномену жизни Больше всего в результате потрясений прошедшего и наступившего столетия пострадал сам феномен человеческой жизни. Он был разрушен почти до основания. Люди теперь даже представить себе не могут масштабов потерь и вообще не думают о них. Слова всякие произносятся в изобилии. Слов много. Но все, что люди говорят на эту тему, лишено смысла. Я хочу кратко пояснить читателю, в чем именно заключается суть феномена жизни. На более или менее детальное описание потребовалась бы разработанная в деталях научная теория. Сделать ее сейчас мне уже не по силам. Прежде всего, феномен жизни, в моем понимании, это не просто какие-то кусочки живого вещества, это — сложнейшая живая структура. Самое сложное в перспективе эволюции вообще. Это не означает, что она (теория) уже существует в готовом виде. То, что я в свое время успел тут что-то сделать, это — лишь незначительный первоначальный мизер. В году молодости, когда я увлекался этой проблемой всерьез, я представлял себе структуры жизни, включавшие в себя огромное число логически необходимых компонентов. Подчеркиваю: логически необходимых, т.е. таких, без которых эти структуры не могли бы жить без ошибок. Повторяю и подчеркиваю, феномен жизни я мыслю как самое сложное в перспективе живое образование. Я не исключаю, что оно со временем может стать всеобъемлющей живой структурой, охватывающей весь объем бытия когда-нибудь в его будущем виде. Ничего нереального в этой фантазии я не нахожу. Феномен жизни не есть всего лишь нагромождение каких-то структур. Это — логически организованное, внутренне дифференцированное, систематизированное построение. Он не вырастает сам по себе. Он может быть создан только искусственно, изобретен усилиями выдающихся творческих умов. И на создание его могут уйти многие годы, возможно даже столетия и даже тысячелетия. Это может быть творение человечества, возможно — последнее, заключительное, окончательное. Одно из важнейших последствий наступившей эпохи (если не самое важное) является утрата смысла социального бытия людей. Поясню само понятие смысла жизни, поскольку все то, что как-то попадало мне на глаза в этом отношении, оказалось совершенно бессмысленным. В самом деле, попробуйте установить точно, что вы имеете в виду, говоря о смысле жизни? Сейчас широко используется такой метод: опрашивают множество как-то отобранных людей и фиксируют их ответы как истины. Собирают мнения большого числа невежественных в данной сфере людей и надеются, что они совместно натолкнутся на некую истину. Это — вполне в духе «достижений» века! Говорят об интеллекте вообще. Можно подумать, будто он у всех более или менее одинаков. Рождаются люди, учатся чему-то и кое-как и готово. Любой чиновник, предприниматель, руководитель, начальник и т.п., начиная с некоторого примитивного уровня, считает себя достаточно умным. И на самом деле того, что он заимел, для него и достаточно. Большим он все равно не овладеет. Сказанное касается почти всего человечества. Бывают редкие исключения. Но и они остаются в этих рамках. Так что рассчитывать на какой-то интеллектуальный взлет в обозримом будущем бессмысленно. Высоко развитый интеллект хозяевам нового мира не нужен. Они вообще не знают и не понимают, что это такое. Частные (отрывочные, частичные) использования интеллекта — дело в жизни людей самое обычное. Но они не выходят за узкие рамки частностей и существенным образом не влияют на суммарное состояние интеллекта человечества. Интеллект в моем понимании фактически не изучался и не изучается научно во всю его мощь. До сих пор это — терра инкогнита, материал для словесных нагромождений и словоблудия. Не знаю, изменится ли ситуация к лучшему или нет. Скорее всего — незначительно и без общественного успеха. В обозримом будущем принципиально важные перемены исключаются. Осуществлять их некому. И они никому не нужны практически. В эпоху Ренессанса распространялось убеждение, будто прогресс познания является неотъемлемым качеством социальной эволюции человечества, будто несмотря на все перипетии человеческой истории в ней так или иначе пробивает себе дорогу тенденция к поумнению человечества. Но с этой иллюзией придется, по-видимому, распрощаться. Если в двух словах подвести итог эволюции человечества за прошедшую историю, он уложится в одну единственную фразу: человечество как целое утратило смысл самого своего социального бытия. Оно убило сам фактор своего понимания. Что касается изобретений интеллекта, сопоставимого с человеческим и даже превосходящим его, то в мире постоянно производятся миллиарды интеллектуально примитивных существ. Воображаемые же супергении в лабораториях суть продукт стопроцентной логической безграмотности и шарлатанства, современного тотального оглупления человечества. Наиболее вероятный конец человечества — воинствующая глупость. Человечество погибнет от своей глупости. Отрывок из книги Александра Зиновьева "Фактор понимания" https://scientifically.info/news/2015-03-08-3089

Ять: «Человейник» Александра Зиновьева Русский философ Александр Зиновьев (1922-2006) внёс большой вклад в разработку социологических теорий. В начале своей научной деятельности Зиновьев занимался методологией науки. В течение нескольких десятилетий он разрабатывал свою логическую теорию. Занимаясь социологическими проблемами, Зиновьев ввёл термин «человейник», под которым он подразумевал: «объединение людей, обладающее следующим комплексом признаков. Члены человейника живут совместно исторической жизнью, т. е. из поколения, в поколение, воспроизводя себе подобных людей. Они живут как целое, вступая в регулярные связи с другими членами человейника. Между ними имеет место разделение функций, они занимают в человейнике разные позиции. Причём эти различия лишь отчасти наследуются биологически (различие полов и возрастов), а главным образом они приобретаются в результате условий человейника. Члены человейника совместными усилиями обеспечивают самосохранение человейника. Человейник занимает и использует определённое пространство (территорию), обладает относительной автономией в своей внутренней жизни, производит или добывает средства существования, защищает себя от внешних явлений, угрожающих его существованию» (Зиновьев А.А. На пути к сверхобществу. – М.: Астрель,2008. – с.78). Социологическая концепция А. А. Зиновьева — плод его многолетних размышлений, анализа социальной реальности, понимания человека в обществе. Окончательную форму она приобрела в последние шесть лет его жизни — в период работы в Московском гуманитарном университете, где Александр Александрович вел занятия в Школе Зиновьева. По материалам читавшегося в МосГУ курса А. А. Зиновьев подготовил и опубликовал (в двух изданиях) свою «Логическую социологию». Ранее оформившееся в рамках зиновьевского учения об обществе понятие «человейник» здесь раскрыто в его главных характеристиках. Автор иногда оговаривает соответствие своего авторского понятия «человейник» принятому в гуманитарных науках понятию общества, но это делается скорее для простоты понимания предмета разговора. В «Логической социологии» и «Факторе понимания» он подчеркивает, что объединениями людей такого типа, которые он называет человейником, являются не все человеческие объединения. Признаки человейника, по Зиновьеву, таковы: а) члены человейника живут совместно исторической жизнью, воспроизводя себе подобных людей; б) вступая в регулярные связи с другими членами человейника, они живут как целое; в) в составе целого их характеризует разделение функций и, соответственно, различие занимаемых позиций (частью — идущих от природных различий, но прежде всего в силу условий человейника); совместными усилиями члены человейника обеспечивают его самосохранение; г) человейник занимает и использует определенное пространство, в пределах которого обладает автономией внутренней жизни, которую поддерживает и защищает от внешних угроз; д) человейник обладает внутренней идентификацией, то есть «его члены осознают себя в качестве таковых, а другие его члены признают их в качестве своих», а также внешней идентификацией, то есть «люди, не принадлежащие к нему, но как-то сталкивающиеся с ним, признают его в качестве объединения, к которому они не принадлежат, а члены человейника осознают их как чужих». Человейник оказывается богат смыслами, которые выдвигаются на передний план там и тогда, где и когда наступает их час. Обратим внимание: когда у Зиновьева в его научных трудах и повестях появляется слово «человейник», то это не просто сращение «человека» и «муравейника» – достаточно естественная связь по аналогии, часто применяемая на бытовом уровне. Придавая неологизму понятийный (а мы бы еще раз уточнили — концептный) характер, Зиновьев закрепляет за ним смысл, который разрушает естественную аналогию. В «Глобальном человейнике» (социологически-футурологической повести, по определению автора) Зиновьев пишет: «…наш человейник отличается от муравейника тем (среди прочих признаков), что в нем во всех частях, во всех сферах, во всех разрезах, во всех подразделениях, на всех уровнях структуры, всегда и во всем идет ожесточенная борьба между “человьями”, прикрываемая и сдерживаемая, но одновременно обнажаемая и поощряемая всеми достижениями цивилизации» (Зиновьев А. А. Глобальный человейник. М.: Алгоритм; ЭКСМО, 2006. С. 19–20). Не без сарказма Зиновьев замечает (глядя глазами героя повести из будущего), что ученые доказали большую устойчивость общества врагов, соблюдающих правила вражды, в сравнении с обществом друзей, нарушающих правила дружбы. Таким образом, согласно Зиновьеву, не всякое объединение людей есть человейник. Скопление людей на стадионе, коллектив на работе, политическая партия не будут являться человейниками. Они будут явлениями внутри человейника. Зиновьев слово «человейник» ввёл по аналогии со словом «муравейник». От объединений насекомых и животных человейники отличаются материалом и его организацией. Материал человейника образуют люди и всё то, что создаётся, используется ими в их жизни, - орудия труда, жилища, одежда, средства транспорта и связи, технические сооружения, домашние животные, культурные растения и прочие материальные явления. Зиновьев называет эти явления материальной культурой. Здесь философ обращает внимание на то, что между народом и материальной культурой есть прямая связь: «Материальная культура должна быть подконтрольной народу, посильной ему и необременительной. Приносимые ею блага должны превышать траты на неё – она должна быть выгодной для народа. Народ должен быть адекватен своей материальной культуре в том смысле, что должен справляться с ней, уметь с ней обращаться, использовать и воспроизводить её в соответствии с её предназначением и её свойствами. Принципы такого рода суть социальные законы. Они нарушаются. Если нарушения выходят за определённые рамки, люди наказываются за это… Наивно думать, будто западная материальная культура способна безнаказанно ассимилировать любые изобретения и сооружения, а незападная материальная культура – любые элементы западной». (Зиновьев А.А. На пути к сверхобществу. – М.: Астрель,2008. – с.94-95). Естественно Зиновьев под материальной культурой подразумевает тип производственных отношений и производительных сил и возникающих социальных и политических институтов, т.е. здесь имеется в виду марксистская концепция. Особое внимание философ обращает на конфликт между материальной культурой и народом. Действительно история конца 20 века показывает, что этот конфликт существует. Западная материальная культура, проникшая в Россию в конце 20 века, привела к конфликту с уже сформировавшейся советской материальной культурой. Зиновьев указывает на то, что человейник существует по определённым законам, при нарушении которых он может распасться. Так единство человейника сохраняется благодаря тому, что происходит: «разделение на управляющий орган и управляемое тело». (Зиновьев А.А. На пути к сверхобществу. – М.: Астрель,2008. – с.95). Управляющий орган должен быть один. Он может быть сложным, расчленённым на части, но он сам должен быть единым объединением. Если в объединении появляются два или более таких органов, возникают конфликты, объединение распадается или образуется какой-то неявный орган единства, подчиняющий себе явные, претендующие на эту роль. Кроме того «управляемое тело» должно быть одно в том смысле, что в нём не должно быть части, которая не подлежит контролю управляющего органа. Если такая часть возникает, то такое отклонение от закона сказывается на состоянии объединения и, в конце концов, как-то преодолевается. Действительно типичным проявлением этого в политике можно считать сепаратизм. Если какая-то часть «управляемого тела» отказывается подчиняться «центру», то происходит конфликт. В человейнике для его успешного функционирования существуют органы, которые управляют процессами в человейнике. Конечно, всё в этом процессе зависит от людей и здесь Зиновьев чётко и правильно подмечает: «Люди, входящие в состав того или иного органа объединения, имеют свои личные цели и интересы. Между ними и функциями органа точно так же имеют место закономерные отношения. Люди функционируют постольку, поскольку исполнение функций органа позволяет удовлетворять их потребности, т.е. соответствует их эгоистическим интересам». (Зиновьев А.А. На пути к сверхобществу. – М.: Астрель,2008. – с.97). Понятно, что человек всегда действует из своей выгоды, в этом и сила человейника, действуя в своих интересах, люди тем самым способствуют жизнедеятельности управленческих органов. Зиновьев в качестве отрицательного в этой системе указывает следующее: «Орган функционирует, поскольку удовлетворение эгоистических интересов его членов вынуждает его к этому. Только в порядке исключения люди жертвуют своими интересами ради интересов органа в целом. Например, представители власти изображают из себя умных и заботливых отцов и матерей своего народа, будучи корыстными и тщеславными хапугами за счёт народа. Но они вынуждены ради своих интересов поступать так, чтобы в какой-то мере соответствовать их функции отцов и матерей народа». (Зиновьев А.А. На пути к сверхобществу. – М.: Астрель,2008. – с.97). Любой человек тщеславен и если он достигает славы, он будет наслаждаться этой славой и действовать в своих корыстных интересах. Конечно, на деле он может быть заступником народа, говорить популистские лозунги, убеждать, что он только и думает о народе. На самом деле это демагогия. В этом Зиновьев абсолютно прав и только лишь редкие люди действительно сохраняют человеческое лицо и служат идеалам справедливости. На формирование человейника оказывают влияние самые разнообразные факторы и все эти факторы практически учесть невозможно. Люди обладают различными природными способностями, которые не наследуются социально, и различным социальным положением, которое получают в силу рождения в определённых социальных категориях (классах, слоях, родственных группах). Фактически значительная часть мест в социальной организации является социально наследственной. Не биологически наследственной, а именно социально, т.е. выходцами из семей членов человейника соответствующих категорий. Поскольку для исполнения функций в большинстве случаев достаточно средних природных способностей и образования, получаемого представителями соответствующих категорий людей, наследование социального положения людей обеспечивает в основном устойчивое воспроизводство социальной организации примерно в том же виде. Но лишь в определённых границах. Постепенно накапливается несоответствие между сложившейся системой распределения людей по местам в социальной организации и потребностями выживания человейника. Оно порождает социальную борьбу. Если такая борьба оказывается безуспешной, человейник ослабляется или даже разрушается. В человейнике Зиновьев различает три аспекта: деловой, коммунальный и менталитетный. Это различие (наряду с различием между "мозгом" и "телом" человейника) является своего рода несущей конструкцией его теории. Первый аспект охватывает действия людей и формы их организации, направленные на обеспечение средств существования, создание материальной культуры. "Во втором аспекте люди совершают поступки в зависимости от того, что их много, что их интересы не совпадают, и они вынуждены с этим считаться". Третий аспект охватывает то, что касается сознания (психики, менталитета) человека. Это - аспекты человейника, но не его части; они всегда существуют в единстве, хотя характер единства может быть различным и колебаться от слияния до достаточно четко дифференцированного, почти автономного функционирования. Зиновьев высказывается против того, чтобы в рамках социологической теории выдвигать какой-то фактор в качестве определяющего, критикуя, в частности, марксизм за преувеличение роли производства материальных благ. Это же, видимо, касается и различных аспектов жизни человейника. И, тем не менее, складывается впечатление, что в авторской концепции удельный вес коммунального аспекта значительно выше удельного веса двух других аспектов. Так, законы социальности реально функционируют как правила коммунального поведения. И оба других аспекта становятся объектом социологии в той мере, в какой они вовлекаются в сферу коммунальности. Человейник в процессе эволюции, считает А.А. Зиновьев, проходит три стадии: предобщество, общество, сверхобщество. Если апеллировать к привычным ассоциациям, то предобщество соответствует рядовому строю первобытной формации; общество - государственно-цивилизационным формам жизни (рабовладельческой, феодальной и капиталистической формациям). Сверхобщество представляет собой постцивилизационную стадию. Переход от общества к сверхобществу является, по мнению Зиновьева, основной тенденцией развития человейника в XX веке. Этот переход протекал в двух эволюционных линиях и в ожесточенной борьбе общества, представлявших эти линии. Обе эти линии сложились в рамках западноевропейской цивилизации, которая уникальна (и в этом смысле отлична от других цивилизаций) в том отношении, что она способна к смене собственных качественных состояний; "она убивает сама себя и делает это на пути баснословного прогресса". Одна линия была представлена человейниками коммунистического типа и наиболее цельно воплотилась в Советском Союзе, ее особенность состояла в том, что она опиралась по преимуществу на коммунальный аспект жизнедеятельности. Вторая линия, именуемая в книге западнистской, воплотилась в наиболее "чистом" виде в США, странах Западной Европы, в ней преимущественное развитие получил деловой аспект жизнедеятельности человейника. "Западный и коммунистический миры стали "точками роста" в эволюции человечества. Между ними шла непримиримая борьба за роль лидеров мирового эволюционного процесса и за мировую гегемонию. Эта борьба образовала основное содержание социальной жизни человечества в XX веке, особенно во второй его половине". В этой борьбе победил Запад, выиграв "холодную войну" против Советского блока. Вопрос о том, является ли эта победа окончательной, автор в целом пока еще оставляет открытым, хотя и признает, что Россия из игры выбыла и деградировала до уровня колониальной демократии. Неизвестно, становится ли благодаря этому переход к сверхобществу более ускоренным, но зато совершенно ясно, что он оказывается более плоским, рискованным и трагичным. Сверхобщество – не будущее, а в значительной мере уже настоящее. Оно складывается после Второй мировой войны и уже не просто сосуществует с обществами, а начинает играть доминирующую роль. Что такое сверхобщество? Оно, как и все другие понятия социологии Зиновьева, является очень строгим, содержит много признаков, охватывающих все аспекты, уровни, формы жизнедеятельности человейника. Об этом - вся книга. Чтобы дать хотя бы приблизительное представление читателю, я ограничусь несколькими признаками, дающими представление о мироустройстве на стадии сверхобщества. Развитие истории переходит из естественно-исторической фазы в планово-управляемую. Сама эволюция становится сознательным актом, ее можно планировать наподобие того, как планируется какое-то сложное, масштабное дело. Но это вовсе не означает, что ход развития становится произвольным и его можно повернуть в любую сторону по желанию людей, представляющих "мозг" сверхобщества. Наоборот, мера объективности и предопределенности эволюционного процесса, его жесткости увеличивается подобно тому, например, как человек с компасом меньше будет отклоняться от направления, ведущего к цели. На стадии сверхобщества складывается единый, глобальный человейник, в отличие от предыдущих стадий, которые представляли собой множество человеческих объединений, миры человейников, и прежде всего в отличие от стадии общества, представленного сотнями обществ, стянутых в ряд цивилизаций. По мнению Зиновьева, в настоящее время исчезли условия для возникновения новых цивилизаций, а те, что сохранились, в том числе западноевропейская, обречены на исчезновение. Они не соответствуют современным условиям жизни в масштабе человечества. "В наше время во всех аспектах человеческой жизни уже не осталось никаких возможностей для автономной эволюции человеческих объединений в течение длительного времени". Сверхобщество, с точки зрения Зиновьева, устанавливается как господство Запада. Этот процесс протекает на основе и в соответствии с законами социальности, в силу которых другие незападные народы и страны будут занимать подчиненное и периферийное положение. Данное выше изложение социологии Зиновьева является общим и выборочным. Это - вводные замечания, чтобы заинтересовать читателя. Сама же эта социология требует внимательного, неспешного, вдумчивого чтения и изучения. Ведь помимо того, что Зиновьев по-своему интерпретирует едва ли не все используемые им общеупотребительные понятия государства, идеологии, власти, общества, экономики, морали, цивилизации и т.д., он еще вводит много новых понятий и терминов типа социальной комбинаторики, исторической паники, феодов, одноклеточных - многоклеточных социальных объединений и т.п. Подводя итог, следует заметить, что как бы ни оценивать научное содержание книги "На пути к сверхобществу", совершенно, несомненно, одно: социология Зиновьева в современной отечественной и мировой науке является уникальной в том отношении, что она предлагает целостную теоретическую концепцию общества и его развития. Зиновьев развивает свою оригинальную концептуальную схему типа тех, которые предлагали Маркс, Конт, Дюркгейм, Вебер, Тойнби, Сорокин, и тем самым стимулирует совсем затухающие исследования и дискуссии по теории общества. Он идет, однако, дальше и предлагает теорию, которая соединяет точность социологического (в узком, эмпирическом смысле слова) знания и широту философско-исторических обобщений, заявляя тем самым претензию на науку об обществе. В коммунальном аспекте существуют законы, которые Зиновьев называет законами экзистенциального эгоизма. Эти законы сводятся к расчётливости. В соответствии с законами социального расчёта поступают все члены человейника. Для регулирования их взаимоотношений во всяком достаточно долго живущем человейнике вырабатывается и передаётся из поколения в поколение совокупность правил поведения его членов, а также совокупность способов принуждения членов человейника к соблюдению этих правил и наказаний за их нарушения. Коммунальный аспект делится на аспект рационального расчёта (экзистенциального эгоизма) и аспект норм поведения. Согласно Зиновьеву законы рационального расчёта сводятся к тому, что человек действует только в интересах своей выгоды. Автор указывает, что в человейнике постоянно ведётся борьба за блага и зачастую конкуренты не скупятся в выборе средств. Правила коммунального поведения сводятся к простому человеческому эгоизму, Зиновьев подчеркивает, что эти правила нормальное явление, так как свойственны человеческой натуре. Поскольку людей в человейнике много и они вынуждены вступать в отношения друг с другом просто из-за того единственного факта, что их много, то они действуют в силу социальных законов, которые автор называет законами экзистенциального эгоизма. Это такие законы, которые заставляют социального индивида действовать, исходя из его собственной социальной позиции, чтобы сохранить ее, по возможности укрепить или занять более высокую позицию. Действовать в своих интересах внутри человейника и в интересах своего человейника в отношениях с другими человейниками - такова основа социальности. Так как люди в социальном поведении действуют сознательно, то законы экзистенциального эгоизма выступают в виде законов рационального расчета. Речь идет, если говорить кратко, об осознанном эгоистическом интересе. В качестве иллюстрации социальных законов Зиновьев часто ссылается на такой пример: если человеку предложить на выбор две работы, из которых одна оплачивается выше, чем другая, то при всех прочих равных условиях он непременно выберет ту, за которую платят больше. Это правило есть следствие законов социальности и действует с такой же неотвратимостью, с какой, например, выпавший из руки предмет падает на землю. В реальности, конечно, не бывает лабораторных условий, предполагаемых этим правилом; помимо величины платы, есть масса других факторов, которые учитываются индивидами при выборе работы и очень часто они выбирают менее оплачиваемую работу. Но это не отменяет само правило в его непререкаемости. Правило не говорит о том, что человек всегда выбирает работу с более высокой платой. Оно говорит о том, что такой выбор неотвратимо совершается только при определенных условиях, а именно при равенстве всех других факторов, влияющих на выбор, или отсутствии таких факторов. Это правило можно было бы разбить на следующие два: если индивид предпочитает менее оплачиваемую работу более оплачиваемой, то это он делает не потому, что она является менее оплачиваемой; если индивид предпочитает более оплачиваемую работу менее оплачиваемой, то это он может делать только по той причине, что она является более оплачиваемой. Третий аспект человейника охватывает всё то, что касается сознания (менталитета, психики) его членов. Собственно, и ментальная сфера у Зиновьева понимается достаточно широко, чтобы захватывать и этот объективный аспект мира. Функции менталитетной сферы Зиновьев классифицирует, выделяя три главных: 1) разработка, хранение и навязывание людям определенного мировоззрения и определенной системы ценностей (оценок); 2) вовлечение людей в определенные действия, касающиеся их сознания, принуждение к этим действиям; 3) контроль за мыслями и чувствами людей и организация их на такой контроль в отношении друг друга». Назначение менталитетной сферы русскому мыслителю видится в том, чтобы контролировать и регулировать внешние влияния, ограничивать или вообще исключать их. Человейник вырабатывает способы формирования сознания у людей. Человейник для самосохранения вырабатывает определённые правила поведения – систему оценок и ценностей. Зиновьев указывает на то, что: «В рамках менталитетного аспекта возникали и развивались верования, культы, религии, философия, наука, искусство». (Зиновьев А.А. На пути к сверхобществу. – М.: Астрель,2008. – с.118). Зиновьев делит человейники на три уровня: микро, макро- и суперуровень. Микроуровень включает в себя отдельно взятых людей и их объединения в группы. Примером микроуровня могут служить: конторы, магазины, школы, банки, университеты. Макроуровень включает в себя те объекты, которые сферой своей деятельности имеют – органы власти, и управления, полиция, армия, церковь, суды, культура. Они выполняют в человейнике различные функции и совместно обеспечивают его жизнедеятельность как единого целого. На суперуровне происходит структурирование членов человейника вне объектов первых двух уровней, но на их основе. Человейники разделяются на одноклеточные и многоклеточные. Последние разделяются на простые и сложные. Сложные образуются либо путём объединения двух или более человейников в один, либо путём внутренней дифференциации человейника на части являющиеся потенциальными человейниками, либо путём комбинации первых двух путей. Упомянутые части являются потенциальными человейниками в том смысле, что сохраняют основные черты человейников в таком состоянии, что в случае распада сложного человейника на части последние могут стать самостоятельными человейниками. В случае слияния двух и более человейников в один они сохраняются точно так же, как потенциальные человейники. Простые человейники не содержат частей, являющшихся потенциальными человейниками. Р.Ю. Фролов. «Человейник» Александра Зиновьева. / Молодой ученый. — 2011. № 1 (24). с.118-122 https://moluch.ru/archive/24/2519/ Часть вторая ЧЕЛОВЕЙНИК Человейник Человеческий материал человейника Социальный атом Сознание Поведение Народ Материальная культура человейника Человеческое объединение Социальная организация человейника Основные аспекты человейника Деловой аспект Коммунальный аспект Законы рационального расчета Нормы поведения Менталитетный аспект Основные уровни человейника Микроуровень Макроуровень Власть Сфера власти человейника Управление Порядок Хозяйство Менталитетная сфера Суперуровень человейника Распределение жизненных благ Социальная борьба Сложные человейники Мир человейников Типы человейников Эволюционные уровни человейников АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ ЗИНОВЬЕВ: НА ПУТИ К СВЕРХОБЩЕСТВУ. ЧАСТЬ II. ЧЕЛОВЕЙНИК https://gtmarket.ru/library/basis/5658/5662

Светлаока: И я там был, мёд-пиво пил... Все помнят эти пушкинские строки из поэмы Руслан и Людмила. И вот что обнаруживается на самом деле, актриса Ольга Будина пишет: Вернёмся к сказкам «И я там был мёд-пиво пил», — фраза, знакомая с детства каждому. А ведь еще в книге «Собрание сочинений Пушкина» за 1938 год данная фраза звучала иначе. Настоящая «реклама» алкоголизма с самых юных лет. И таких диверсий много! А вот как в уртексте, в авторском написании: Там царь Кащей над златом чахнет, Там русский дух...там Русью пахнет И там я был, и мёд я пил, У моря видел дуб зелёный; Под ним сидел, и кот учёный Свои мне сказки говорил. Одну я помню.. .. И там Я был, и мёд Я пил... Совсем иная тональность и высота стиха иная. Не пошлая и не приниженная. 1938 год издания. Не смели править ещё.

Ять: А.А. Зиновьев. Планирование и творение истории В двадцатом веке произошел великий эволюционный перелом в истории человечества. В основе его лежит то, что стали возникать и задавать тон в жизни человечества объединения людей (человейники) более высокого уровня социальной организации, чем привычные общества, — сверхобщества. Описание этого социального феномена дано в моей книге «На пути к сверхобществу» (1999). Одним из важнейших проявлений этого перелома является превращение исторического процесса в планируемый и управляемый. Ниже я изложу некоторые общие соображения на этот счет. Отдельно взятые сознательные действия людей характеризуются наличием цели, плана и управляемости. Разумеется, все это — в той или иной степени. Множества сознательных действий множества людей, как-то связанных в единое целое и совершающихся во временной последовательности, образуют социальные процессы. Эти процессы можно рассматривать с точки зрения целенаправленности, плановости и управляемости. При этом предполагаются какие-то люди или объединения людей, которые определяют цели процессов, строят планы (проекты) достижения целей и предпринимают сознательные действия, имеющие целью управление людьми для осуществления этих планов. Когда такие свойства процессов выражены слабо или отсутствуют совсем, мы говорим, что такие процессы происходят как стихийные или как естественно-исторические. Когда степень целенаправленности, плановости и управляемости процессов оказывается достаточно высокой, мы говорим, что они являются сознательными. Все известные теории социальной эволюции исходили из явного или неявного взгляда на эволюцию человечества как на стихийный, не планируемый, не подконтрольный воле и сознанию людей естественно-исторический процесс. Этот взгляд сложился, когда люди слишком мало знали о закономерностях своей социальной жизни и имели слишком мало средств, чтобы оказывать заметное влияние на ее эволюцию и контролировать эту эволюцию. Силы человечества еще были не настолько велики, чтобы допустить самую мысль о возможности сознательного управления ходом истории. Вернее, такая мысль возникала только в сказках, в религиозных учениях и в головах облеченных властью фанатиков. Человечество было раздроблено на огромное число враждующих объединений, и мысль о мировом единстве выглядела неосуществимой утопией. Существовали регионы с высокой степенью автономности эволюции. На значительные эволюционные перемены требовались века и даже тысячелетия. Даже марксизм, выдвинувший идею переделки социальной организации человеческих объединений в соответствии с заранее построенным проектом, фактически разделял рассматриваемый взгляд на эволюцию человечества. Он лишь приспосабливал идею сознательной переделки мира к некоему естественному ходу истории в соответствии с некими объективными законами, действующими якобы в пользу трудящихся. Эти типы процессов имеют общие черты. Но и различаются с точки зрения социальных законов, доминирующих в них. В отношении планируемых и управляемых процессов доминирующими являются осознаваемые законы постановки целей, планирования и управления действиями множеств людей, вовлекаемых в них. В отношении стихийных (естественно-исторических) процессов доминируют неосознанные социальные законы, имеющие силу в отношении множеств действий людей в пространстве и времени, и в их числе — законы диалектики и социальной комбинаторики. В истории человечества происходило увеличение степени сознательности действий, а также масштабов таких действий. Такой же прогресс имел место в отношении сознательных процессов. Увеличивались масштабы планируемых и управляемых процессов, и возрастала их роль в жизни людей. В наше время прогресс в этом отношении оказался настолько грандиозным, что охватил эволюцию человечества в целом, причем произошел качественный перелом на этот счет. Рассмотренный выше взгляд на социальную эволюцию стал анахронизмом. Человечество вступило в эпоху, когда эволюционный процесс стал происходить в значительной степени не по своему капризу, не стихийно. Сознательный и планомерный элемент в нем приобрел такую силу, что стал доминирующим в комплексе факторов эволюции. В связи с тем, что теперь в эволюционный процесс вовлекаются гигантские массы людей в качестве активных участников событий и гигантские ресурсы, субъективные факторы эволюции приобрели неизмеримо большее значение, чем раньше. Возросла степень запланированности, изученности и осознанности социальных явлений и поведения людей, возросла степень контроля за ходом процессов и следования планам. Неимоверно усилились средства манипулирования массами людей и коммуникации, а также средства решения проблем большого масштаба. Возникли бесчисленные проблемы, которые в принципе не могут быть решены сами по себе, без участия огромных интеллектуальных сил и без использования огромных материальных средств (экологические и демографические проблемы, например). Все это в совокупности дало новое качество в самом характере эволюции человечества. Степень непредвиденности и неожиданности исторических событий резко сократилась сравнительно с резко возросшей степенью предсказуемости и запланированности. «Холодная» война Запада, возглавляемого США, против коммунистического Востока, возглавляемого Советским Союзом, была с самого начала запланированной операцией, а по затратам, размаху и результатам — грандиозной операцией глобального масштаба. В ней было много незапланированного, непредвиденного и неподконтрольного, что неизбежно даже в мелких операциях. Но в целом и в главном, в определяющих ход процесса решениях стратегов войны она была именно такой, как я сказал выше. А самой грандиозной попыткой планируемой и управляемой социальной эволюции был коммунистический эксперимент в Советском Союзе. Чем бы он ни кончился, он оказал неизгладимое влияние на эволюцию всего человечества. Происходящий на наших глазах эволюционный перелом происходит именно как сознательное и планируемое стремление организовать все человечество по принципам западнизма и под эгидой Запада. Он происходит с использованием баснословных ресурсов, какие были немыслимы даже в первой половине прошлого века. Причем происходит настолько успешно, что уже возникла иллюзия полной подвластности хода истории воле и желаниям его вдохновителей и исполнителей. В сознательно проектируемом и делаемом по этому проекту будущем используется наука. Но какая наука и как используется? Научного понимания западнизма нет, и вряд ли когда-либо будет в распоряжении творцов истории. Нет и научного понимания создаваемого человеческого объединения, поскольку оно еще не создано, а то, что строится, научному изображению вообще не подлежит. Но есть совокупность знаний о том, как разрушать те или иные нежелательные социальные системы. Так, во второй половине 20 века развилась советология, сыгравшая большую роль в разрушении СССР и советского коммунизма. В ней не было никакого научного понимания коммунистического социального строя. Но оно и не требовалось. Более того, оно даже мешало. Чтобы убивать китов, не требуется биологическая наука о животных, нужна наука обнаружения, убийства и разделывания китов. В науку о строении и образе жизни китов не входит описание гарпуна и способа оперирования им. Помимо науки разрушения, складываются науки создания человеческих объединений в соответствии с практическими интересами созидателей и с конкретными условиями созидания, скажем практические науки. Так, реальный коммунизм в Советском Союзе был построен не в строгом соответствии с марксистским проектом и с научным подходом к коммунизму, а сообразно с конкретными условиями страны и планами строителей. Пятилетние планы (пятилетки) не были проектами общества и фрагментами науки о нем. Это были конкретные планы деятельности, подобные проектам домов, заводов, каналов и т.п., только более грандиозного масштаба. Они имели конкретные цели. Масштабы и характер их целей придавали им видимость реализации социального проекта. Но при этом создавалось нечто такое, чего не было ни в каком проекте, а то, что напоминало социальный проект, в реальности оказывалось чем-то качественно иным. Опыт практической деятельности, однако, закреплялся как особая наука и использовался в новых планах и их свершениях. В сознательном делании будущего используются, далее, многочисленные науки, касающиеся различных явлений природы, людей и отдельных явлений человеческой жизни. Это общеизвестно и очевидно. Наконец, и отдельные элементы научного понимания социальных явлений используются, так или иначе, в составе всего того интеллектуального материала, который участвует в делании будущего. Можно сказать, что эти элементы научности содержатся в «растворенном» виде в этом материале, в который включается и идеология. Люди «глотают» частички научности, «пожирая» совсем не научную интеллектуальную «пищу», подобно тому, как они поедают витамины в составе привычной пищи, не подозревая об этом или не выделяя витамины из массы еды. Сказанное выше вовсе не означает, будто роль объективных социальных законов становится менее важной или исчезает совсем. Возрастает значение субъективных факторов, имеющих свои объективные законы. И роль последних возрастает. Их действие становится близким к их абстрактному описанию и к действию законов природы. Например, раньше казалось, что чем больше и сложнее объединение людей, тем менее оно контролируемо. Это убеждение сложилось на основе условий своего времени. Тогда не принимали во внимание стремительный прогресс средств сбора, обработки и распространения информации, прогресс средств коммуникации, манипулирования массами людей и других факторов контроля за людьми. А в результате совокупного действия этих факторов степень контролируемости человеческих объединений резко возросла. Но это, повторяю, не означает, будто история стала жертвой произвола каких-то сил. Проектируемая и управляемая история имеет свои объективные законы, отличные от стихийного исторического процесса, но все-таки законы. И следствием этих законов является, как бы парадоксально это ни выглядело на первый взгляд, возрастание степени вынужденности социальных действий людей и степени предопределенности эволюции человечества. Творцы истории оказываются в гораздо большей мере детерминированными в своей деятельности по проектированию истории, чем ранее. Они сами управляются тем рулем истории, с помощью которого они управляют историей, в гораздо большей мере, чем их предшественники. Президенты могущественных стран нашего времени, наделенные колоссальной властью, не могут позволить себе капризы, бывшие обычными для королей и императоров прошлого. Рост сознательно-волевого аспекта социальности вполне уживается с ростом степени принудительности и непослушности исторического процесса в целом ряде его аспектов. Если бы во власти людей было исключить преступность, нищету, инфляцию, безработицу, войны и прочие общеизвестные язвы современного общества, они сделали бы это. Но пока это не в их силах. Приобретая власть над одними явлениями, люди порождают другие не подвластные им явления. Современный человейник есть эмпирическая система из огромного числа различного рода явлений. Для ее нормального существования требуется определенная мера того, что привносится сознательно-волевой деятельностью людей (скажем, искусственности), и того, что складывается само собой, независимо от этой деятельности (скажем, естественным путем). Для элементов системы требуется известная непредопределенность, свобода случайного выбора, достаточно широкий диапазон вариаций и колебаний (скажем, люфт). Это нужно в интересах самоорганизации, для сглаживания ущерба, привносимого сознательно-волевой, но отнюдь не всегда разумной активностью людей. В современном западном мире это условие уже нарушено. Тут происходит нечто, подобное тому, что происходит с мощной рекой, загоняемой в бетонное русло и перегораживаемой плотинами. Какой-то прок от этого, конечно, есть — не зря же это делается. Но и потери неизбежны. Порою потери превосходят приобретения. В отношении проектируемой и управляемой истории потери уже начинают пересиливать приобретения. Не все то, что планируется и делается для осуществления планов, делается к лучшему, на благо людей. Человечество и входящие в него объединения людей не есть нечто однородное. Интересы людей и их объединений различны, зачастую противоположны. Проектируемость и управляемость эволюции в реальности осуществляются в борьбе враждебных сил, в пользу одних и во вред другим, причем с точки зрения интересов и соотношения сил в настоящем, не считаясь с последствиями в будущем. В 1917 году в России начался грандиозный исторический эксперимент по созданию коммунистического общества, во многом оказавшийся успешным. Одновременно становилось все более очевидным, что самые соблазнительные идеалы коммунистического проекта практически невыполнимы, а те, которые оказались выполнимыми, порождали негативные следствия, не предусмотренные в проекте. Если советские коммунисты стремились перестроить весь мир по коммунистическому образцу, то после сокрушительного поражения советского коммунизма западный мир перехватил инициативу и начал преобразование образа жизни народов и стран планеты по своему, западному образцу. Но и он подвластен тем же самым объективным законам социальной эволюции, как бы велика ни была степень ее проектируемости и управляемости. Активные и могущественные творцы современной истории, действуя в своих интересах, упорно загоняют поток истории в ограниченное искусственное русло, всяческими мерами, исключая неподконтрольные ответвления от основного течения. Тем самым, они делают исторический поток предопределенным, а значит, уже не зависящим от их воли. Задача их сознательно-волевой деятельности сводится теперь к тому, чтобы достроить до конца единственное искусственное русло исторического потока, охранять его, следить за тем, чтобы в нем не возникали трещины, чтобы какие-нибудь злоумышленники не проделали дыры в нем. Средства массовой информации запугивают общество последствиями вторжения в биологический механизм наследственности людей и в механизм развития зародышевых клеток зрелых организмов. Но уже произошло нечто более страшное, а именно — люди вторглись в механизм социальной эволюции человечества. Разрушительные последствия этого вторжения дают знать о себе очевидным образом уже теперь, а о причинах их не говорится ни слова. Более того, выяснение этих причин и предание их широкой гласности является фактически запретным или настолько затрудненным, что те сведения, которые как-то доходят до сознания масс, остаются без всяких последствий. Полный текст книги опубликован в издательстве "Элефант" (Зиновьев А.А. Распутье. - М.: Элефант, 2005.).

Ять: Лекция Александра Зиновьева "Псизм" - это термин, который я употребляю в отношении социальной системы, социальной организации сегодняшней России. Разумеется, в шутку. Я ввел этот термин еще тогда, когда никто не помышлял о возможности крушения советской системы. В 1978 или 1979 году мне был задан вопрос о том, что придет на смену советскому коммунизму. Тогда я и ввел этот термин: “Это будет постсоветизм, сокращенно — „псизм“. Поскольку тогда не предполагалось, что псизм станет реальностью, к этому отнеслись вполне нормально. Постсоветскую систему, постсоветизм я в общих чертах описал уже тогда, поскольку спрогнозировать, что будет, если рухнет советская коммунистическая система, для меня — а я к тому времени уже выработал свою социологическую теорию — было нетрудно. Я вообще считаю, что решение такого рода проблем — довольно банальная задача и, если бы вы у меня позанимались хотя бы год, я бы вас научил, как делать такого рода прогнозы. Сегодня я хочу кратко рассказать вам о том, что означают сами выражения “социальная система”, “социальная организация”. Затем: почему рухнула советская система, как появилась постсоветская система, что она из себя представляет, как она функционирует и каковы ее перспективы, а также каковы перспективы нашей страны в рамках этой системы. Конечно, я не смогу изложить вам теорию в полном объеме: время у нас ограничено, так что изложу только в основных чертах. Но этого будет достаточно, для того чтобы у вас появились вопросы. Тогда, в ответах на вопросы, я, может быть, объясню более детально. Я начал заниматься исследованием социальных объектов еще тогда, когда, как я смотрю по лицам, никого из вас еще на свете не было, а может быть, не было на свете и ваших родителей. Это было где-то в 38—39-м году. Я уже тогда отбросил марксизм как учение, непригодное для понимания той реальности, в которой довелось существовать, и встал на путь разработки своей теории. Присутствующие здесь, наверное, имеют представление о том, что в советские годы господствующей идеологией был марксизм, а в марксизме употреблялись такие понятия, как “базис”, “надстройка”, “общественно-экономическая формация” — думаю, вы представляете себе, что это за понятия. Поскольку я уже тогда установил, что эти понятия ненаучные, а идеологические, — при этом я не считаю, что они бесполезны, они сыграли определенную роль — я ввел вместо них свою систему понятий и, прежде всего, понятие социальной организации. Если говорить о том, что образует основу человеческих объединений, человеческой жизни, то в марксистские годы вам сказали бы, что это базис, то есть экономика. От этого представления не отказались до сих пор. Если вы следите за средствами массовой информации, смотрите телевидение, читаете газеты — без конца только и твердят: “Экономика, экономика, экономика, экономика”. Это как бы важнее всего. Я вас уверяю, что это тоже идеология, ложная идеология, и ее специально навязывают, чтобы отвлекать внимание людей от понимания реальности такой, какой она является на самом деле. Я ввел понятие социальной организации и уже тогда установил для себя, что основу человеческой жизни, основу человеческих объединений — их существования, функционирования, эволюции — образует не экономика, не власть, не идеология, но комплекс параметров. Комплекс — это не просто сумма, это такое объединение параметров, когда каждый из них по отдельности необходим и все вместе достаточны для существования чего-то. В этот комплекс входят и экономика, и система власти, и идеология, и правовая система, и многие другие факторы или параметры. Я употребляю эти слова, потому что они вам понятны. Но, в принципе, можно ввести другую систему понятий, чтобы отвязаться от ложной идеологии. Используя этот понятийный аппарат, я в свое время построил теорию коммунистического общества. Кстати, я за эту теорию еще в 1979 или 1980 году получил премию Токвиля по социологии: я являюсь единственным русским ученым, который получил такую премию именно за социологические открытия. Однако здесь, в России, меня в качестве социолога не признают. Если вы посмотрите книжки по социологии, справочники и так далее, вы найдете там всех, кто хотя бы одну-две статейки насочинял о социальных явлениях, — имя Зиновьева вы там не найдете. Я этих людей понимаю, поскольку моя теория начисто отвергает все то, что сочиняют эти люди, а этих людей сейчас на свете больше полумиллиона — социологов и политологов. Исходя из своей теории, я в ряде книг объяснил, почему рухнула советская социальная организация. В двух словах на эту тему я могу сказать следующее. Принято считать, что советская социальная система изжила себя, что она оказалась не жизнеспособной. Это неверно. Она была жизнеспособной, она доказала, что она гораздо эффективнее, чем западные социальные системы. В этом отношении наша страна опередила Запад, по крайней мере, лет на пятьдесят. Как я объяснял в предисловии к моей книге “Запад”, разгромив коммунизм на Востоке, Запад устремился в том же направлении. Не в направлении объединения коммунистического типа, но такого же уровня организации. И сейчас можно проводить полную аналогию. Причиной разрушения советской системы послужил комплекс факторов. Я вам уже объяснил, что такое комплекс: сводить все к одной какой-то причине, одному фактору нельзя, нужно брать комплекс в целом. Все то, что пишется на эту тему, вырывает какой-то отдельный аспект структуры общества и к нему сводит. В этот комплекс причин, обусловивших падение советской системы, входит много факторов. Среди них - факторы внешнего порядка. Например, такие, как Холодная война, которая длилась более полувека. Какой она была, вы все прекрасно знаете, это была идеологическая война. Наряду с внешними - внутренние факторы, как, например, кризис идеологии; это очень важно, имейте в виду, что это один из важнейших факторов. Марксистская идеология была одной из важнейших причин краха советской системы. То есть она полностью исключила научное понимание и советской, и западной реальности. До сих пор она сидит в головах людей и препятствует научному пониманию реальности сегодняшней. В число факторов входили и такие, как назревание кризиса. Лет за десять до Горбачева я построил математическую модель советского общества, с ее помощью я доказал неизбежность кризиса. Я описал этот кризис, и он произошел в горбачевские годы именно таким, как я его описывал за десять лет до этого. Мою работу обсуждали на высоком уровне: в комиссии были представители Президиума Академии наук, из ЦК, из КГБ — работу оценили как клевету на советское общество. Все рукописи были реквизированы, я дал подписку о неразглашении результатов моих исследований. В число этих факторов входил также стремительный прогресс. Брежневские годы совсем не были застойными. Возьмем хотя бы один показатель: число объектов, подлежащих управлению, к брежневским годам увеличилось сравнительно со сталинскими годами в несколько сот раз. Как минимум, в триста раз. Я имею в виду число институтов, школ, лабораторий, кафедр и так далее. Все объединения, в которых имелись какие-либо управляющие органы. Одной из причин краха советской системы стало несоответствие управленческого аппарата и управляемого тела. Если число управляемых объектов увеличилось в триста раз, если не больше, то система власти и управления выросла не более, чем в два раза. Вы можете представить, что управлять таким сложным механизмом было уже невозможно. Сыграл свою роль и фактор предательства. Произошло коллективное грандиозное предательство. Вы можете себе представить: первый коммунист, человек, который готовится стать главой коммунистической партии, Горбачев приезжает в Лондон и не идет на могилу Маркса. Первый коммунист в мире не идет туда, а идет на встречу с Маргарет Тэтчер. Я тогда давал интервью на эту тему, меня спросили, как оценить этот факт, и я сказал, что это начало грандиозного исторического предательства, — так оно и произошло. Этот фактор тоже сыграл свою роль. Наверняка почти всем вам известный факт: почти двадцать миллионов коммунистов, членов партии, вступая в нее, давали клятву до последней капли крови сражаться за идеи марксизма, за коммунизм и т.п. — и ни одной капли крови не было пролито. Люди испарились, как будто их не было. Я впервые ввел в социологию это понятие в качестве социального фактора, социологического фактора, а не просто морального — фактор предательства. Так, в общем - без боя, погибла, была сдана страна, произошла капитуляция, и сразу же, молниеносно, была сконструирована новая социальная система, постсоветская социальная организация. Советское общество складывалось вовсе не по Марксу: не произошло изменения базиса, которое бы повлекло за собой изменение надстройки, никакого коммунистического базиса в дореволюционной России не было. Появилась марксистская идеология, появились революционные организации, появилась партия профессиональных революционеров во главе с Лениным, представился случай, революционеры захватили власть и быстро, в течение кратчайшего срока, создали систему власти, и уже новая система власти стала создавать — если брать марксистскую идеологию — коммунистический базис. Стали создавать не частную, а общественную и государственную индустрию, ликвидировали частное хозяйство в деревнях в ходе коллективизации. Точно так же произошло и с постсоветской системой. В советскую эпоху, перед переворотом, который произошел в горбачевские-ельцинские годы, в советской системе никакого нового экономического базиса в марксистском смысле не было. Была теневая экономика, были какие-то частные предприятия, но это не были капиталистические явления. Все равно и теневая экономика, и частные предприятия функционировали по законам советского общества, а не по законам капиталистического общества. Как возникла постсоветская социальная система, постсоветизм? Больше пятидесяти лет шла Холодная война. Она перешла в “теплую” войну, по моей терминологии, то есть к идеологическим средствам Холодной войны добавились новые, такие, как диверсионные операции, грандиозные диверсионные операции. Результатом одной из них стало проведение Горбачева на пост генерального секретаря. Если кто-то уже был достаточно взрослым в те годы, он может вспомнить, как Горбачев проходил на пост генерального секретаря. Отправили члена Политбюро Щербицкого в Америку, задержали вылет его самолета, Романов — другой член Политбюро, конкурент Горбачева, — был отправлен в отпуск, была оборвана телефонная связь с ним, он даже не знал, что собирается Политбюро. И голос Громыко решил исход голосования в пользу Горбачева. Горбачев никогда за всю партийную карьеру не был в ситуации, когда бы ему приходилось с кем-нибудь конкурировать, — все время проскакивал таким образом. Как однажды проговорился Громыко, когда избирали Горбачева, он согласовал его кандидатуру в Вашингтоне. Отсюда было наблюдать труднее, но мы, живя там, на Западе, видели буквально своими глазами, как происходила подготовка к антикоммунистическому перевороту августа 1991 года, и затем этот переворот завершился в октябре 1993 года расстрелом Белого дома. Все это тоже осуществлялось как диверсионная операция. Буквально на пятачке сосредоточили все события и легко реализовали то, что было задумано, а именно разрушили советскую социальную систему. Группа политических деятелей во главе с Ельциным, если не руководимая Западом, то, во всяком случае, стимулируемая с его стороны, захватывает власть. В августе 1991 года было одновременно два путча. Один путч фиктивный, и реальный путч, который был возглавлен Ельциным. И немедленно, сразу после переворота, стали создавать систему власти. Может быть, многие из вас помнят: первым делом молниеносно сконструировали Конституцию. Уже потом Ельцин, опираясь на нее, говорил, что он “всенародно избранный”, хотя это была, конечно, типичная диверсионная "липа". Быстро сконструировали Конституцию, стали создавать систему власти. Нынешняя система власти, в которой мы сейчас живем, сложилась молниеносно быстро. И эта система власти стала создавать то, что марксисты называли базисом, - экономику. Она стала создавать ее искусственно. В Советском Союзе, как я вам уже сказал, никакого капиталистического экономического базиса не было. Его стали создавать искусственно. Вы сами прекрасно знаете, как — приватизация. Все то, что создавалось трудом населения в течение всего советского периода, было просто разграблено. В результате сложилась та экономическая система, которую вы знаете: частное предпринимательство и олигархическая система наверху. Создали то, что марксисты называют базисом, отбросили советскую марксистско-ленинскую идеологию и стали создавать уже не так быстро (торопиться было некуда) постсоветскую идеологическую систему. Сюда входило то, что открыли полный доступ для идеологической интервенции со стороны Запада. Все, что было худшего в западной идеологии, устремилось в Россию. Вы это можете видеть на телевидении, в литературе. Это сейчас стало общеизвестным: проповедь насилия, порнографии и так далее. Вот так и получилась постсоветская социальная система. Ее создали, она не сложилась естественноисторическим путем. В Советском Союзе не назрело буквально никаких условий для создания такой системы. Ее создали искусственно. И уже она стала создавать новый, постсоветский экономический базис, новую постсоветскую идеологическую сферу и все прочие аспекты социальной организации. Когда я так говорю, мои слова обычно начинают истолковывать в том направлении, что они как будто бы являются апологетикой советизма и коммунизма. Ничего подобного. Может быть, кто-то знает мое прошлое, в двух словах напомню. Я ведь никогда не был марксистом. Я с юношеских лет был антисталинистом, в 39-м был арестован как антисталинист. Я никогда не был апологетом советизма, я всегда был критиком, и когда меня выбрасывали в 1978 году на Запад за мои работы, меня рассматривали как антикоммуниста № 1, хотя я не был антикоммунистом – я был просто исследователь. Сейчас я говорю не как защитник коммунизма. Я никого не защищаю. И я не являюсь противником нынешней социальной системы — просто это не мое дело, я все это говорю как исследователь. Но та истина, которую я получаю в результате моих исследований, вызывает эмоции у моих слушателей и читателей, и они в соответствии с этими эмоциями истолковывают мою позицию. Теперь я коротко расскажу о том, какую же социальную систему с такой быстротой сконструировали. Между прочим, в истории, и это касается не только нашей России, социальная система и социальная организация складываются очень быстро. По отношению к историческому времени срок, в течение которого складывается такая социальная система, — это почти мгновение. В 1917 году в октябре произошла революция, и уже к концу 20-х годов советская система в основных своих чертах сформировалась. И тут, в 1991—1993 годах, произошел антикоммунистический переворот, и уже к концу прошлого века та социальная система, в которой мы сейчас с вами живем, в основных чертах сформировалась. Я на эту тему написал множество книг и статей. В 1985 году Горбачев пришел к власти, а уже в 1987 году была написана моя книжка “Горбачевизм”. Там в основных чертах я уже описал ту социальную систему, которая должна была неизбежно возникнуть в результате такого переворота. Сейчас я вам назову основные характеристики этой новой социальной системы, по тем параметрам, которые я уже упоминал. То есть я беру комплекс факторов, а не один отдельный фактор. В этот комплекс входит и экономика, и система власти, и идеология, и правовая система, тип культуры, тип образования — вся эта совокупность. Эта новая система возникла, повторяю, не как результат естественного исторического развития страны, а искусственно, в результате разгрома нашей страны и ее социальной системы в войне. Была Холодная война, которая перешла в "теплую" войну. Это была война нового типа, и страна была просто разгромлена. Она капитулировала, и ее без боя сдали высшие руководители: сначала Горбачев, а затем Ельцин. Я не знаю, как это оформлялось документально. Для меня как для социолога это несущественно. Но я думаю, что когда договаривались о капитуляции, туда обязательно входили следующие пункты, которые можно установить по последствиям. Наверняка было условие не трогать правящие слои, правящий круг советского периода. Даже когда устраивали путч, его руководители какое-то время посидели, а потом их всех выпустили. Или же расстрел Белого дома — там был Руцкой, который потом стал губернатором и начал грабить страну вместе со всеми. Ни у кого же волос с головы не упал. Пострадал только один человек: говорят, какой-то чиновник из ЦК выбросился из окна, да и то неизвестно, выбросился он или его выбросили. Но это мелочь, а так все остались. За всеми сохранили дачи, квартиры. Все так или иначе устроились на работу. Это поразительное явление, и объяснить его какими-либо факторами, какими в свое время по-марксистки объясняли исторический процесс, невозможно. Посмотрите, как создавался класс частных собственников. Ведь все богатства, которые приобрели известные олигархи... как специалист в этих делах я уверяю вас: можно элементарно доказать, — и так утверждаю не только я, сейчас это общепринято в мировой науке — что такие состояния по законам экономики возникнуть не могли. Они возникли не по законам экономики. Возьмите хотя бы Абрамовича — кто он такой был? В советские годы были очень популярны анекдоты о чукчах, и был даже один, где они обижаются, обращаются в ЦК, и ЦК запрещает рассказывать про них анекдоты; тогда эти будто бы анекдоты стали рассказывать так: “Один еврей-оленевод...” Так вот, этот еврей-оленевод ни по каким законам экономики появиться не мог. Это произошло потому, что в результате искусственного разгрома страны, в результате капитуляции(предательства высшего руководства страны) — я вообще считаю, что КПСС сыграла роль партии предателей — была искусственно сконструирована эта система. Грубо говоря, как это и принято, страну на некоторое время отдали на разграбление мародерам: политическим, экономическим, идеологическим. Так исторически сложилась постсоветская система. Можно на исторический процесс смотреть по-другому, и все, конечно, смотрят по-другому. Можно его облагораживать или же описывать еще резче. Я думаю, что пройдут какие-то десятки лет, и на Западе все будет опубликовано, вряд ли всю эту работу удержат в секрете. Где и когда стали обрабатывать таких людей, как Горбачев, Яковлев, Шеварднадзе, — все это будет предано гласности, и этим будут гордиться: как разгромили сильнейшую страну с таким мощным социальным строем. Это действительно выдающаяся победа Запада. Экономическую олигархию создали искусственно. И что стало потом происходить, вы знаете. Стала разрушаться грандиозная хозяйственная экономическая система, и ей на смену пришло то, что мы имеем. Это все исторический аспект. Теперь чисто структурный аспект. Со мной случилось так, что я имел возможность изучать все практически в лабораторных условиях. Для ученого советская система и то, что стало происходить потом, что происходит сейчас, — это рай. Все процессы обнажены, нужно только смотреть с открытыми глазами, с определенным поворотом мозгов. Все обнажено, все ясно, очевидно, ничто пока не прячется. Пройдет еще немного времени, и все спрячут, отлакируют, и потребуются еще десятки или даже сотни лет, чтобы делать те открытия, которые я сейчас называю банальными. Что из себя представляет новая постсоветская социальная система, со структурной точки зрения? Как она устроена? Она создана искусственно. Те люди, которые ее создавали, имели определенные мозги, определенный моральный, психологический склад. Они вовсе не были гениями, и найти среди них выдающиеся умы в принципе невозможно. Они создавали эту новую систему, имея перед собой определенные образцы, — какие? Громил нашу страну Запад. Его орудием является западнизация завоеванных территорий. Что значит западнизация? Навязывание покоренной стране своей социальной системы. Это очень удобно: они не просто нас разгромили, они нас “освободили от террора”, от “тирании коммунизма” и помогают теперь нам строить “демократическое общество” — они считают свою демократию самым высшим достижением цивилизации. Существуют определенные социальные законы. Строители новой системы, конечно, в этом не понимали ничего, и не понимают, и никогда не будут понимать. Но эти законы работают. Приведу вам только два из них, они объясняют сегодняшнюю структуру. Если социальная система разрушается, но сохраняются человеческий материал и геополитические условия, а это все, в общем, сохранилось, то новая система оказывается по многим важным признакам близкой к разрушенной. И новая система естественно включила в себя многие черты советской социальной системы. Это вы можете наблюдать вокруг себя постоянно. Существуют, например, так называемые бюджетники. Огромное количество учреждений и предприятий работают так, как и было в советские годы. У меня был перерыв в двадцать один год, когда я не был здесь. Теперь я вернулся, когда новая система уже сложилась, и увидел, что везде все то же. Если отвлечься от того, что произошла такая буря, там все то же, что в советские годы, даже люди те же самые, только постарели, сморщились, еще больше поглупели. Но в целом примерно все то же самое. От советизма многое сохранилось. Вся структура чиновничьих организаций, чиновничий аппарат. Более того. В советские годы высшую власть называли “Кремль”: это ЦК КПСС, Политбюро, кто-то во главе. И вновь высшей властью, несмотря ни на что, стал Кремль. Кремль, и он копирует, так или иначе, советскую систему. Он стремится к всевластию, это вы можете постоянно видеть своими глазами. Разница “небольшая”: советский Кремль распоряжался всеми ресурсами страны — нынешний Кремль нищий. Он только обкладывает население налогами, собирает средства, чтобы обеспечить собственное существование, укрепить свое положение. Между прочим, нынешний постсоветский управленческий аппарат превосходит советский, даже не РСФСР, а всего Советского Союза. Даже если вы посмотрите на те помещения, которые они занимают, на число чиновников. К сожалению, я не имею доступа к цифрам и могу делать только чисто теоретические предположения. Он увеличился, по крайней мере, в два раза. Между прочим, напомню вам, что в ЦК КПСС было всего две тысячи функционеров. Во всей КПСС по всему Советскому союзу было всего сто пятьдесят тысяч профессиональных функционеров, партийных управленцев. Это мизер. Один только Международный фонд имеет раза в два больше чиновников, чем вся эта система. По этому закону так или иначе воспроизводятся, регенерируются разрушенные ткани. Этот закон действует и в биологии: если у вас ссадина, то постепенно восстанавливается кожный покров примерно в том же виде, в каком он существовал. Действует и другой социальный закон. Когда разрушается по тем или иным причинам жизнеспособная социальная система, — могли быть природные катастрофы, нападения врагов — то новая система опускается с необходимостью не просто на уровень, скажем, социальной системы захватчика, то есть для нас — на западный уровень, но на уровень ниже. Посмотрите, в нашей стране стали немедленно реанимироваться элементы социальной организации дореволюционной России. Реанимация православия. Православие стало расцветать пышным цветом, и сейчас оно навязывается всем почти как государственная идеология. Посмотрите: бывшие партийные работники, который занимались критикой религии, отъявленные атеисты — все тут же стали учиться, как нужно правильно креститься. Ельцин в первое время, кажется, даже не знал, делать это справа налево или наоборот. Православие — это феодальная дореволюционная дремучая средневековая идеология. Вместо светской гражданской идеологии... каким бы марксизм ни был, — повторяю, я никогда не был марксистом — тем не менее, эта идеология была на несколько порядков выше. И западная идеология. С точки зрения образования людей, просвещения. Все сразу опустилось на очень низкий уровень, на уровень средневековой дремучей философии. Но если бы только это. Вы посмотрите: канонизация царской семьи, восстановление памятников, восстановление храма Христа Спасителя — это символ царизма, символ мракобесия и так далее. В самом центре Москвы. Сюда же дворянское собрание, титулы. Уверяю вас, готов держать пари, что если бы вы сейчас ввели дворянские титулы, если бы это пропустила Дума, сразу бы у нас появилась баронесса Хакамада, князь Жириновский. У Кобзона же есть какой-то дворянский титул, княжеский, что ли. Он пока скрывает, до поры до времени. Ведь к Ельцину всерьез относились как к Борису II, это вполне могло сложиться. Даже коммунисты, даже Зюганов где-то высказывался, что мы должны жить по формуле “самодержавие, православие, народность”. Без конца разные фильмы, передачи по телевидению. Цари так просто интеллигентнейшие, самые благородные люди. Постоянно с придыханием говорят Их Высочество, Их Величество, Сиятельство. На этот более низкий уровень опустили все население. Вся советская история искажена, ее вычеркивают, а все революционное раздувают. Это второй фактор социальной организации: в постсоветскую социальную организацию вошли компоненты дореволюционного феодализма. И само собой разумеется, что в нее вошли компоненты западной социальной организации.

Ять: В чем это проявляется: частная собственность объявлена священной и неприкосновенной, пропагандируется частное предпринимательство, демократия, многопартийная система. Но тут по принципу “заставь дурака Богу молиться...”: сколько у нас тогда партий появилось? Жуть: несколько сотен, если не тысяч. По телевидению идут эти бесконечные западные передачи — такое только в кошмарном сне может присниться. Выходит в мантии судья, они там имитируют процессы. К нему обращаются: “Ваша честь”. Кто эти люди, откуда они вылезли? В последней главе “Зияющих высот” есть Ибанск и Подибанск. Если кто читал, вы помните, что снизу вылезли подибанцы, они все были грязные и волосатые. Один издал физиологический звук в знак приветствия. Откуда они все повылезали? Что ни фильм: благородные княжны, графини. Деться от них некуда. Вот как сложилась постсоветская социальная система: как гибрид остатков советизма, реанимации дореволюционного феодализма и заимствования западнизма. По законам гибридизации, которые плохо изучены в социальной науке (я впервые стал заниматься этими вопросами), они образуют единое целое — это не просто механическое соединение. Это проявляется в каждом компоненте социальной организации: и в экономике, где не только образовались частные предприятия, но также сохранились советские предприятия; образовались также и феоды средневекового периода. Думаю, они вполне очевидны. В системе власти вы найдете все те же компоненты: и следы советизма — сколько угодно, и следы западнизма — выборы (президенты приходят к власти не по наследству — об этом в последнее время поговаривают, что было бы желательно, — а все-таки как-то выбираются, пусть выборы и липовые). В итоге сложился такой социальный ублюдок, какого, по-моему, в истории человечества еще никогда не было. И его еще придется долго изучать. Возникает следующий вопрос. Вот вы говорите, “ублюдок” — жизнеспособен он или нет, эффективен он или нет? Надо различать два вопроса. Может ли он выжить? Может. И может просуществовать сколько угодно. Романовская монархия была таким же социальным ублюдком. Триста лет просуществовала. В наше время, если взять просто биологическое измерение, больные люди живут до девяноста и больше лет. Суслов, секретарь по идеологии, дожил до девяноста лет, при том что с детства болел туберкулезом. И у социальных организмов так же. Подавляющее большинство социальных организаций, социальных схем в современном мире — это социальные ублюдки. Мы вообще живем в такой интересный период, когда во многих странах происходит гибридизация и возникают такого рода чудовища. Я назвал однажды постсоветскую систему выражением “рогатый заяц”: мы с дочерью однажды ходили в охотничий музей, и там есть разные чудовища, сделанные из охотничьих трофеев; в том числе там был заяц с оленьими рогами и копытами. Он может существовать настолько долго, насколько ему позволят существовать те, кто управляет современной историей, кто планирует эволюционные процессы. Если сочтут сильные мира сего, что в этом мире есть что-то нехорошее, что это надо убрать, поломать те или иные рожки, это сделают, причем в кратчайшие сроки. Другое дело, насколько эта социальная система эффективна, с точки зрения задач большого исторического значения и интересов страны. С этой точки зрения, я могу вам сказать следующее: эта социальная система специально сконструирована с таким расчетом, чтобы не дать России подняться и стать великой исторической державой, не допустить этого. Вот с этой задачей наша социальная система справляется прекрасно и будет справляться. Будущее нашей страны с такой социальной системой нетрудно предсказать. Мы живем в XXI веке. Чтобы в этом веке страна выжила как социально значимое большое явление, достаточно суверенное, она должна иметь достаточно большое количество людей. Население же России сокращается, особенно русское население, которое составляет ядро страны и способно к эволюционному прогрессу. Это не мои расчеты, эти расчеты делают западные исследователи: к середине века число русского населения может сократиться до 50 миллионов, а то и того меньше. С таким человеческим материалом страна не может сохранить независимость и остаться суверенным государством. Это невозможно по социальным законам. Не случайно поэтому, что страны Западной Европы сегодня стремятся интегрироваться: ни Франция, ни Италия, ни Германия по отдельности не способны сохранить свой суверенитет в современном мире. Чтобы страна выстояла и стала социально значимым явлением, необходима определенная идеология. С православной идеологией, с религиозной идеологией, с какими-то обломками западных и сектантских идей и такого прочего сохранить и поднять страну невозможно ни в коем случае. Это важнейший фактор, я обращаю на него ваше внимание. Если сформируются благоприятные условия, можно за один год построить систему власти такого уровня, какая была в Советском союзе. Экономику можно исправить за пять-шесть, максимум, за десять лет. Чтобы исправить интеллектуальное состояние, в котором сейчас находится страна, психологическое и моральное состояние, на это нужно несколько поколений. На это нужны десятки лет. Надо выработать новую идеологию, нужно ее каким-то образом пропагандировать, нужно менять систему образования, ведь она тоже разрушена. Я приведу вам очень яркий пример. Чтобы страна в современных условиях могла обеспечивать себя питанием, одеждой, жильем, защищать себя от нападений внешних врагов, поддерживать внутренний порядок, она должна производить как минимум сто тысяч предметов — всяких инструментов, деталей и так далее — высокой технологии. Всего производится таких продуктов материальной культуры миллионы. Чтобы эти сто тысяч производить самостоятельно, в стране должно быть как минимум десять тысяч типов профессий. А каждая профессия — это тысячи и миллионы людей. Чтобы такие ресурсы создавать, нужна система образования. Советская система образования эти потребности покрывала полностью. Нынешняя система образования, в ее разрушенном состоянии, уже не способна покрывать даже одну десятую из тех потребностей, о которых я вам говорил. Так что вы можете судить о том, в какую ситуацию нас ввергли перестройщики, а затем реформаторы. Меня обвиняют всегда в чрезмерном пессимизме, или же говорят, что критиковать умеет всякий, а вы скажите что-нибудь позитивное. Я, между прочим, не критикую. Я даже слова не сказал о том, что плохо и что хорошо. Я вам говорю только факты и объективные закономерности, а как к ним относиться — это другое дело. И потом, я всегда давал советы в высшей степени практические. Приведу вам один пример. Когда Горбачев уже развернулся, началась перестройка, я тогда опубликовал книгу “Горбачевизм”, затем “Катастройка” — я ввел этот термин буквально через год после того, как, по западному выражению, они провели своего человека на русский престол. Мне тогда задавали вопрос: "Вы критикуете, а что позитивное вы можете предложить?" Уж позитивнее не придумаешь. Предложение было такое: надо этих людей — Горбачева, Ельцина, Шеварднадзе и так далее — повесить в двадцать четыре часа как предателей. Китайцы потом извлекли урок и завоевали себе, по крайней мере, пятьдесят лет спокойной жизни. И вы будете иметь как минимум двадцать пять на преодоление кризиса и так далее. В какой-то газете, кажется, в “Известиях”, была статья — “Философ-вешатель”. Я-то еще никого не повесил, а меня уже, как какого-то царского чиновника, назвали вешателем. Другой пример, 1993 год, октябрь. Речь шла о ликвидации остатка советизма в верховной власти, который сконцентрировали в одном месте. Они отказались переехать в Новосибирск, где с ними невозможно было бы справиться. Опять-таки, позитивный совет. Силы тех, которые громили остатки советизма, были ничтожными. Если бы на улицы вышли хотя бы двадцать тысяч простых обывателей, они могли бы босыми ногами втоптать в грязь Ельцина и всю эту банду. Без всякого оружия. Не сделали этого. Когда Путин пришел к власти, у него был шанс — когда я писал об этом статью, я назвал ее “Последний шанс”. Кстати, Запад с этим примирился бы, на Западе ждали, что он это сделает. Очень простой шанс: пересмотреть результаты приватизации. Что он сделал? Он сказал: “Результаты приватизации пересматриваться не будут”. Полностью национализировать все, что имеет стратегическое государственное значение: землю, ресурсы, электростанции. Этого не было сделано. Все это чисто практические предложения. Сейчас тоже передо мной встает вопрос. Время упущено, слишком далеко зашло гниение, нарушение. Что-то позитивное можно делать: теперь мы, Россия, русские люди, которые заинтересованы в сохранении своего народа и в сохранении страны, — все это можем сделать только одним путем. Прежде всего, понять, что произошло. Почему произошло, как произошло. Что получилось и что ждет нашу страну. Понять с беспощадной ясностью. Тут нужно начинать с нуля. Основой нашей социальной организации сегодня — так бывает не всегда — становится фактор понимания, грубо говоря, фактор идеологический. И это вполне позитивное предложение. Но вот опять: люди не вышли, Горбачева, Яковлева и Шеварднадзе не повесили. То же и сегодня. Ведь, казалось бы, люди должны быть заинтересованы в том, чтобы понимать реальность. Я десятки лет работал в этом направлении, думаю, что я достаточно много сделал, но возможности доводить результаты моих исследований до моих соотечественников близки к нулю, они ничтожны. А тут, на этом пути, можно современными средствами быстро создать приличную систему власти, экономику. Но чтобы сделать мозги людей адекватными условиям двадцать первого века, нужно покончить с системой оглупления, которая сейчас стала тотальной. Буквально происходит тотальное помутнение умов. Необходимо разрабатывать фактор понимания, учить людей пониманию реальности. От этого зависит все. Дискуссия Лейбин: Мой первый вопрос касается естественного и искусственного в истории крушения СССР. Правильно ли я Вас понял, что искусственным был сам процесс крушения советской системы, в то время как создание постсоветской системы уже шло не как реализация проектной разработки, а как естественный синтез разных социальных наслоений? РЕКЛАМА Чей анекдот смешнее? Узнай в новом выпуске Смехмашины. Зиновьев: Я могу пояснять только, так сказать, на пальцах. Мне восемьдесят три года. Сколько я еще проживу... обо мне можно будет сказать: умер естественно, от старости. А сколько вам лет? Если вам отрезать голову — это ведь будет искусственная смерть. Точно так же обстоит дело и с Советским Союзом. Я уже не буду входить в логические тонкости. Советская система могла существовать сколько угодно долго. Она была новая, она была жизнеспособная и могла существовать хоть тысячу лет. Ее убили. Страну убили, просто убили, и она находится теперь в таком состоянии. То, что называют естественноисторическим процессом, то, что описывал, в частности, марксизм, — происходит по определенным социальным законам. Но также по ним происходит и искусственный процесс. Просто законы разные. Одно дело, скажем, естественный исторический, когда уходят столетия, десятилетия на какие-то изменения. И другое дело, когда планируемый, управляемый, искусственный процесс, когда буквально дело происходит в считанные годы. Если бы Советскому Союзу сказали: “Живи сколько угодно” — он и жил бы себе, постепенно старея, как люди. Но он бы просуществовал несколько столетий. А тут его пресекли, когда он даже не успел повзрослеть. Лейбин: Если сейчас речь идет о проектировании другой, более развитой системы, может ли эта система включать в себя те советские и досоветские элементы, о которых вы говорили? Я хочу понять вашу критику этого ублюдка. Не значит ли это то, что нельзя использовать разные прототипы и традиции? Зиновьев: Это не критика, повторяю, это анализ. На эту тему говорят сейчас десятки тысяч людей, книги выходят в огромном количестве. Все думают, что можно сесть, что-то сочинить, а потом контролировать ход дел, например, при помощи партийных программ. На этом пути ничего не получится. Если вы даже натолкнетесь на истину, вам никто не поверит. Нужна убедительность. Чтобы установить, даже спроектировать какую-ту новую систему, нужно тщательнейшим образом, на научном уровне изучить общие законы социальной организации, законы эволюции. Ведь и марксизм как идеология возник не просто так, чтобы Маркс и Энгельс встретились, зашли в кабачок и подумали, не сочинить ли манифестик. За плечами было несколько столетий. Были Гоббс, Локк, Смит, были французские социалисты, Кампанелла, Томас Мор. Прошли столетия, выдающиеся умы работали все это время, прежде чем марксизм явился как вершина этого процесса. И он сыграл свою роль. Но он стал неадекватен реальности, реальность изменилась, сейчас с ним ничего сделать нельзя. Чтобы сделать нечто подобное, нужно проделать определенный путь. Представим себе такую ситуацию: я проработал десятки лет, я выработал проект — что я буду с ним делать? Приду в Кремль и скажу: “У меня есть проект”. Да меня туда не пустят! И потом, они сами с усами, они считают себя умнее всего. Считается, что если уж человек поднялся на уровень министра и так далее, так он, конечно, умнее, чем кто-то, у кого ни чинов, ни званий нет. Есть такой психологический феномен. Я расскажу вам одну забавную историю. В свое время ООН обратилась в американский исследовательский центр, крупнейший в мире, с мощнейшими компьютерными системами, с просьбой исследовать, почему бедные страны - бедные и что нужно делать для того, чтобы они перестали быть бедными. Я некоторых людей из этой системы знал: там были привлечены социологи и многие другие. Работа заняла полгода, насочиняли десять или двенадцать толстенных томов, потратили пятьдесят миллионов долларов или что-то в этом роде. Но когда они начинали работать, я предложил им пари: давайте я сейчас за пять минут напишу вывод, который вы в конце концов получите. Кладем в пакет, запечатываем, сдаем в банк. Если я окажусь прав, вы платите мне миллион долларов, а если нет — отдаю вам все, вплоть до пиджака и авторских прав на все мои тексты, уйду от вас голенький. Они отказались, причем один из них сказал (он знал мои работы, приходил ко мне на лекции): “Я знаю, что вы найдете правильный ответ. Но вы сейчас напишете его, и что? Кто такой Зиновьев? Вы думаете, что в ООН прочитают и скажут: „О, какая находка!“? Вот когда мы полгода проработаем, пятьдесят миллионов долларов потратим, томов десять-двенадцать насочиняем, тогда и дадим то, что вы бы написали за пять минут. Но ведь к этому отнесутся иначе. На нас же смотрят как на богов современного интеллектуального мира. Скажут: „Такой центр! Там нобелевские лауреаты, полгода работали и пришли к такому-то выводу”. А знаете, к какому выводу они пришли? Они ввели понятие "индекс демократии" и установили, что бедные страны - бедные, потому что у них низкий индекс демократии. Как сделать их богатыми? Надо повысить им индекс демократии. Вот они и повысили. Например, нам повысили — и вы имеете то, что имеете. Вы можете сейчас сочинить сверхгениальный проект будущего, но вам никто не поверит. И работать он не будет. К этому надо прийти из глубин общества, из оснований. Надо найти, к кому обращаться, с какими людьми работать, что делать. Это эпохальные задачи. Лейбин: И научиться тратить пятьдесят миллионов. Кожеринов: Перед тем как рассуждать о будущем, хочется разобраться в прошлом, поэтому вопрос к вам как к исследователю. В начале лекции вы упомянули о некоем несоответствии, напомню его. Вы сказали, что число объектов, которые ведут самостоятельную деятельность, выросло в триста раз, а аппарат управления остался тем же, возникло некое несоответствие, кризис, который и привел к определенной кризисной ситуации. Далее вы упомянули о том, что в ельцинские годы количество чиновников увеличилось в два раза. И управляемость при этом не выросла. Все равно надо было как-то по-другому поступать с этим несоответствием. У меня следующий вопрос: не могли бы вы перечислить, какие еще несоответствия, которые обусловили кризис, возникли к началу 80-х, что с ними происходит сейчас и что на самом-то деле надо было делать, чтобы мы не упали в яму, а поднимались вверх? Зиновьев: Вопрос такой, что на ответ требуется несколько лекций. Можно ли было ликвидировать это несоответствие? Я употребил слово “комплекс”, нужно брать все факторы в комплексе. Этот фактор сработал не сам по себе, не в одиночку, а с другими и в той системе, которая была. Сейчас, в нынешней ситуации, у нас система власти и управления уже другого типа, и условия управления другие. В советские годы все учреждения, в которых имелся управляющий орган, были государственными. Все они охватывались единой системой государственности. Ректоры университетов, заведующие кафедрами, директора заводов, начальники цехов — все это было частью государственной машины. В нынешней системе государство ушло. В итоге число чиновников выросло, а число объектов, которые подлежали управлению, которыми они, казалось бы, должны были управлять, сократилось. Чиновники занимаются уже другими делами, сложилось несоответствие другого типа. Тот управленческий аппарат, который существует, управлять страной, экономикой и так далее не может. Его туда просто не пускают. Это несоответствие другого рода. Сложилось колоссальное несоответствие между интеллектуальным состоянием страны — колоссальное развитие науки, великолепная система образования — и марксистской идеологией, которая совсем закостенела, омертвела и стала препятствием, стала одним из факторов краха. Сказать что-либо научно правильное о советской системе было невозможно, это было запрещено. В результате, как сказал перед смертью Андропов, прожили семьдесят лет и не поняли этой системы. Понимание системы было запрещено. И советская идеология перестала соответствовать реальности, она стала предметом насмешки. Я был, можно сказать, профессионалом по выдумыванию всяких хохм о марксисткой идеологии. Подавляющее большинство хохм, которые тогда ходили, — это было мое профессиональное дело. Могу привести пример. В ЦК КПСС висит лозунг: “Кто не работает у нас, тот не ест”. Это не сразу доходило. Когда доносчик написал на меня, сотрудников органов, который разбирал его донос, долго не мог понять, в чем дело: “Правильно все...” Или такая хохма. Что такое производственные отношения? — Это отношения между людьми в процессе производства. Я чуточку подправил: производственные отношения — это отношения между людьми в процессе их производства. В аудитории стоял хохот, а преподаватель спрашивал: “А над чем вы смеетесь? Правильно сказал человек”. Марксистская идеология стала предметом насмешек. Начисто утратили веру в идеалы и прочее. Попов: Александр Александрович, большое вам спасибо за ваши исследования. Был один русский историк, Лев Гумилев, который начисто отрицал советский исторический период и называл его исторической химерой. Он вообще отрицал перспективу эволюционного развития этого строя. В связи с этим не могли бы вы назвать своих, скажем так, интеллектуальных оппонентов и своих интеллектуальных единомышленников? Зиновьев: Сначала о Гумилеве. Его концепции совершенно не научные, он социологически был абсолютно безграмотным человеком. Как писатель он очень интересный, как фантазер и так далее. Научной ценности его концепции не имеют никакой. Мои оппоненты. У меня их много. Как я вам уже сказал, их как минимум шестьсот тысяч одних только социологов, а учеников у меня совсем нет. Есть люди, которые разделяют мои взгляды, понимают и принимают их, но я не могу их назвать моими учениками и последователями, потому что сами они делать то, что делаю я, не могут. Что требуется от ученика? Чтобы он понял твою концепцию, сам начал делать лучше, чем ты, и двинулся вперед. Ничего подобного у меня нет. Что касается единомышленников, то есть люди, которые пишут рецензии на мои работы, предисловия к ним и так далее. Они, в общем, понимают то, что я сделал. Что-то понимают, не всё. Формальную аппаратную теорию они не понимают, тут нужно много лет учиться, чтобы суметь этим оперировать. Но назвать их единомышленниками я не могу. Это скорее поклонники. Представьте себе, что я певец, и вот — огромный зал, люди получают удовольствие, считают, что это правильно и хорошо. Такие люди есть — слушатели, их много. Я прочитал сотни лекций во всех уголках мира, иногда у меня собирались аудитории по несколько тысяч человек. Был один случай, когда наводила порядок конная полиция: собралось шесть тысяч человек, это было, когда я оказался на Западе. И здесь на мои лекции приходит много народу. Я думаю, что и вы, кто слушал меня сейчас, вы это понимаете, как если бы я пел и вы считали, что у меня голос какой-то есть и пою я более или менее правильно. Это скорее сопереживание, вот сопереживателей — их много. А единомышленников, которые бы делали то, что я делаю, примерно на таком уровне, на каком делаю я, таких людей нет. Лебедев (“Народная инициатива”): Александр Александрович, во-первых, конечно, большое вам спасибо за лекцию. Это, наверное, одна из немногих трезвых политических лекций, которые можно прослушать в центре Москвы, неподалеку от Кремля. В наше время это уже большая редкость. Второе. Что меня удивило: время проходит, а вы не меняетесь. Если то, что вы сказали, правда от начала до конца, - о той ситуации, которая была в стране, и о том, что сейчас есть, - то Путин — могильщик России. Если это неправда, то вы враг России. Интересная ситуация: вы по-прежнему продолжаете оставаться диссидентом для России, хотя я вас полностью поддерживаю. И в этой связи у меня два вопроса. Первый вопрос. Как вы относитесь к тому, что все наши перипетии последних ста или хотя бы пятидесяти лет, наша неспособность двинуться с места, связаны отчасти с тем, что мы поручаем это одним и тем же? А эти люди носят одно название — номенклатура. Может быть, нам все-таки использовать определенный опыт и закрыть коммунистической номенклатуре путь во власть? И второй вопрос. Как вы относитесь к тому, что мы, жители страны, народ, все время ищем врага? Вам не кажется, что такое понятие как ответственность народа за свою судьбу напрочь исчезло? Мы к этому постоянно не возвращаемся, забыли об этом. Зиновьев: Что касается имен, которые вы употребляете. Я такие сильные выражения не употребляю, потому что, не смотря ни на что, это все-таки дело подсудное. Я употребляю другие выражения. Например, Горбачев — в чем его историческая роль? Он подготовил антикоммунистический переворот. Ельцин — в чем его историческая роль? Под его руководством, хотя бы формальным, произошел антикоммунистический переворот: была разрушена коммунистическая система и открыта дорога к постсоветской системе. В чем историческая роль Путина? У меня в одной статье было сказано, что это Ельцин сегодня. Подобно тому, как о Сталине говорили, что это Ленин сегодня. Путин легитимировал результаты ельцинского переворота. В итоге сложившаяся в ельцинские годы социальная система стала легитимной. И привычной — она надолго вошла в жизнь нашей страны. Как вы это будете оценивать, это уже ваше дело. Теперь насчет людей. Я вам скажу следующее: кого бы вы ни поставили во главе страны, кого бы вы ни позвали в Думу или в другие организации — ситуация от этого существенным образом не изменится. Более того, если бы вы сейчас нашли гениального честнейшего человека, который бы не брал ни копеечки и питался одной картошкой, - он бы день и ночь шевелил мозгами... От этого будет только хуже. Или же набейте Думу академиками — получится такой бред, что можно просто в ужас прийти. Есть закон адекватности: люди, которые приходят во власть, в различные учреждения, адекватны ситуации. Если вы хотите, чтобы гениальный человек руководил страной, сама социальная система должна быть сложена так, чтобы у его гения была возможность сработать. В результате революции 1917 года в первое время к власти пришел действительно гений. Ленин и Сталин — это выдающиеся фигуры, ХХ век — это век Ленина и Сталина. Это два самых гениальных политических и социальных деятеля в эту эпоху. Такое историческое совпадение бывает очень редко. Та система, которая сложилась, исключает на 100% приход на вершины власти, в систему управления людей с выдающимся умом, с высокими моральными качествами и так далее — начисто исключает. Тут ничего не поделаете. Про ответственность. Что такое народ? Употребляют это слово и думают, что эта масса, население — это и есть народ. Народ — это живой организм, он складывается веками и имеет определенный механизм, связывающий людей во единое целое. Может быть, вам это не понравится, но я скажу: русское население как народ, как единое целое уже не существует. Он атомизирован. Масса людей организуется в народ благодаря социальной системе. Та социальная система, которая сложилась, исключает мобилизацию населения в единый народ. Как вы объедините в единый народ человека, который каждую минуту тратит десять миллионов долларов, и людей, которые живут на тысячу рублей в месяц и того меньше? Грабителей и ограбленных, убийц и убиваемых — как вы их объедините? Все эти призывы: мы должны объединиться, нам нужна национальная идея — это все праздное занятие, ничего путного из этого не получится. .

Ять: Александр Александрович Зиновьев Планируемая история (Сборник. 2009) В сборнике представлены три произведения – «Запад», «Посткоммунистическая Россия» и «Гибель русского коммунизма». https://vk.com/doc8157_285956190 11мб Гибель русского коммунизма Предисловие В 1985–1999 годы в нашей стране произошел судьбоносный социальный перелом. Как и почему он произошел? Что мы потеряли вследствие его? Что мы приобрели благодаря ему? Что нас ждет на основе его результатов в обозримом будущем? В моих многочисленных публикациях и публичных выступлениях я высказывал мои суждения на эти темы. Упомяну, в частности, мои публикации «Кризис коммунизма» (1990), «Русский эксперимент» (1995), «Посткоммунистическая Россия» (1996), «На пути к сверхобществу» (2000) и «Глобальное общество и Россия» (2000). Но ряд моих работ до сих пор не опубликован в России, другие рассеяны по газетам и журналам, третьи изданы настолько малыми тиражами, что практически недоступны заинтересованным читателям. Многочисленные читатели и слушатели высказывали мне просьбу изложить мои соображения по упомянутым темам по возможности систематично. Будучи не в состоянии выполнить эту просьбу сейчас, я отобрал наиболее важные из уже опубликованных моих работ и поместил их в этот сборник. Сборник состоит из трех частей. В первую часть вошел очерк «Гибель русского коммунизма», написанный в 1994 году и опубликованный в Италии и затем в Испании. Во вторую часть вошли статьи, написанные в 1997–1999 годы, еще до возвращения в Россию из эмиграции. Эти статьи, как и очерк, относятся к горбачевско-ельцинскому периоду. Они публиковались в различных западных и российских газетах и журналах. В третью часть вошли статьи и публичные выступления, относящиеся к путинскому периоду и опубликованные в различных российских газетах, журналах и сборниках уже после возвращения в Россию из эмиграции, причем уже в 2000 году. В связи с тем, что помещенные в сборник работы создавались для различных аудиторий и изданий, но касались одного и того же круга тем, приходилось одни и те же суждения высказывать многократно. Так что читателю придется примириться с неизбежными повторами. А. Зиновьев Москва, ноябрь 2000 г. http://rulibs.com/ru_zar/nonf_publicism/zinovev/1/j36.html ...Третья часть Третья попытка https://pub.wikireading.ru/55774 Что было, что есть, что будет Феномен Путина http://rulibs.com/ru_zar/sci_politics/zinovev/1/j81.html Последний шанс Вперед, на прорыв! Субъективные факторы Бомба западнизации Русский путь и путь России Крах идеологии Проблема русского народа Молодежь и будущее России Власть На рубеже столетий https://coollib.com/b/103390

Ять: Часть третья Последний шанс Третья попытка В результате горбачевской перестройки, подготовившей контрреволюцию 1991–1993 годов, и деятельности постсоветской власти Россия пережила беспрецедентную в истории человечества социальную катастрофу, была направлена на путь исторической деградации и гибели. Теперь это стало очевидно для подавляющего большинства российского населения. И нет никакой необходимости обосновывать это утверждение. Я хочу здесь коснуться лишь чисто социологического аспекта нынешнего (постсоветского, или посткоммунистического) состояния России и ее будущего. Чтобы понять нынешнее состояние России на научном уровне понимания, необходимо также на научном уровне понять социальный строй (социальную организацию) Советского Союза, социальный строй стран западного мира, социальную сущность «холодной войны» и тот великий перелом в эволюции человечества, который произошел во второй половине XX века. Я очень кратко (в тезисной форме) изложу некоторые важные пункты моего понимания упомянутых явлений. О великом эволюционном переломе, который произошел в истории человечества во второй половине XX века, я писал и говорил неоднократно. В двух словах суть его заключается в следующем. Во-первых, начался переход от эпохи преобладания человеческих объединений (человейников) типа обществ к преобладанию объединений типа сверхобществ. Во-вторых, стали формироваться сложные сверхобщества глобального масштаба, и наметилась тенденция к объединению всего человечества в единое глобальное сверхобщество. Исторически первым сверхобществом огромного масштаба был коммунистический Советский Союз. И первой попыткой построения глобального сверхобщества было стремление его к мировой гегемонии. В результате «холодной войны» Советский Союз и советский (русский) коммунизм были разгромлены, и инициативу в эволюции человечества захватил западный мир. Он уже в ходе «холодной войны» встал на путь развития в направлении сверхобщества западнистского типа (в отличие от коммунистического) фактически, но еще неявно. На основе победы в «холодной войне» он пошел по этому пути явно, демонстративно заявил свою претензию на мировое господство. После Второй мировой войны начался стремительный (с точки зрения исторических временных масштабов) процесс интеграции западного мира – процесс превращения западной цивилизации в сверхцивилизацию западнистского типа. К концу «холодной войны» социальная структура западного мира (интегрирующегося в единое целое Запада, западнистской сверхцивилизации) приняла такой вид. В рамках западных стран («национальных государств») сформировались своего рода «надстройки» над компонентами их социальной организации – сверхгосударство, сверхэкономика, сверхидеология и т.д. Из их взаимодействия образовались «надстроечные» объединения наднационального и межнационального масштаба, а также объединение, охватывающее весь западный мир, скажем – глобальное сверхобщество. Поскольку основной территорией расположения его подразделений стали США и поскольку оно тесно переплелось с «надстроечной» частью сверхобщества самих США, то выражения «США», «Америка» и «Вашингтон» стали двусмысленными: стали обозначать и то, что касается США как одной из западных стран, и то, что касается общезападного и глобального сверхобщества. Эволюционный процесс человечества принял такой вид, который характеризуется в целом понятиями «западнизация», «американизация» и «глобализация». Все эти понятия обозначают один и тот же процесс, лишь рассматриваемый с различных точек зрения. Этот процесс является в реальности покорением всего человечества западным миром как единым целым. С этой точки зрения он может быть назван процессом западнизации человечества. Поскольку в западном мире доминируют США, поскольку они распоряжаются большинством ресурсов Запада и планеты, этот процесс может быть назван американизацией человечества. Поскольку над США и над всеми западными странами господствуют сверхобщественные явления, объединяющиеся в той или иной мере в общезападном сверхобществе, зоной активности которого становится вся планета, этот процесс может быть назван глобализацией человечества. Этот процесс еще только начался. Им будет заполнена вся история человечества в XXI веке. Похоже на то, что это будет история, которая по своей трагичности намного превзойдет все трагедии прошлого. «Холодную войну» против Советского Союза вели не только США, но весь западный мир, организовывавшийся в целое глобальным западнистским сверхобществом, – «Вашингтон» в указанном выше втором смысле. В итоге этой войны Советский Союз был дезинтегрирован, советская (коммунистическая) социальная организация была разгромлена, в России сложилась постсоветская (посткоммунистическая) социальная организация. Она сложилась в горбачевско-ельцинские годы под влиянием комплекса исторических факторов, главными из которых являются следующие два. Первый заключается в том, что постсоветская социальная организация в России возникла не путем некоей естественной, внутренней эволюции советского общества, а была насильственно навязана России силами Запада (извне) и «пятой колонны» Запада в России (сверху) в результате капитуляции Советского Союза перед Западом в «холодной войне», то есть в результате западнизации России. При этом России навязывалась не столько реальная социальная организация западного образца, сколько ее идеологически-пропагандистский образ, какой был выгоден победителю с целью разгрома России и удержания ее под своим контролем. Второй из упомянутых выше факторов заключается в том, что при формировании социальной организации разгромленной России имел силу (и продолжает действовать) объективный социальный закон регенерации, описанный в целом ряде моих работ на эту тему. Закон этот таков: если в человеческом объединении рушится социальная организация и при этом сохраняются человеческий материал и основные условия его жизни (геополитические условия, какие-то компоненты материальной и духовной культуры, традиции, навыки, преемственность поколений и т.д.), то вновь создаваемая социальная организация оказывается близкой в основных чертах к разрушенной. Так что постсоветская система власти как один из важнейших компонентов социальной организации в целом (наряду с экономической системой, идеологической сферой, сферой культуры и др.) формировалась в России не просто из ничего по западным образцам, но из обломков советской системы и под влиянием ее опыта, который вошел в плоть и кровь российского населения. В результате действия этих факторов в постсоветской России сложился политический гибрид из воспоминаний о советской системе и ее опыта, с одной стороны, и из идеологически-пропагандистских представлений о западной политической системе, с другой стороны. Получился своего рода политический ублюдок (политическая дворняжка), да и к тому же в значительной степени лишь имитирующий реальную систему власти, практически не способный должным образом действовать в интересах большинства населения и страны в целом. В последние годы усилились и стали все более очевидным образом ощущаться негативные последствия процесса глобализации (американизации, западнизации) для значительной части человечества, включая народы самих западных стран. Стала обнажаться сущность этого процесса. Это в сильнейшей степени коснулось и России. Сопротивление насильственной западнизации обнаружило себя уже в первые ее годы в Советском Союзе. Можно констатировать две значительные попытки на этот счет. Первая имела место в августе 1991 года. Она кончилась провалом. В результате был разрушен Советский Союз и началось стремительное разрушение советской (коммунистической) социальной организации. Вторая попытка имела место в октябре 1993 года. Она закончилась кровавой расправой над повстанцами и упрочением в России постсоветского (посткоммунистического) режима во главе с Ельциным. К концу 1999 года назрели условия и потребность в третьей попытке. О ней надо сказать несколько подробнее. Многие расценивают отречение Ельцина от власти накануне Нового года и назначение на его место Путина как политический переворот. Слово «переворот» весьма неопределенно. Но если при этом иметь в виду значительность события и совокупность обстоятельств, при которых оно произошло (характер Ельцина, его предыдущие намерения, мизерный срок до намеченных выборов президента и т. д.), то это слово представляется тут вполне уместным. Пусть переворот. Но возникает вопрос: какой именно, в чем его социальная сущность? Ведь не сводится же он к тому, что на место дряхлого и полуживого (практически невменяемого) Ельцина к власти пришел молодой, энергичный и умный Путин, который якобы будет следовать ельцинской линии, так что можно будет сказать, будто «Путин – это Ельцин сегодня». Именно в таком виде пытаются представить этот переворот западные политики, выдающие желаемое за действительное, а точнее говоря, высказывающие своего рода инструкции новому правителю России. Чтобы дать объективную оценку переворота, о котором идет речь (буду для краткости называть его путинским), необходимо исходить из того подхода к современной ситуации в мире и в России, который я очень сжато изложил выше. К концу 90-х годов XX века в России назрела жизненно важная потребность в том, чтобы сделать российскую власть более эффективной с точки зрения интересов большинства населения и интересов России как целого, нормализовать ее, лишить ее вида, в каком она стала посмешищем во всем мире. Путинский переворот объективно (с социологической точки зрения) и явился конкретно-исторической формой реализации этой потребности. Кто бы ни были организаторы переворота и какими бы ни были их субъективные намерения, этот переворот объективно, в сложившихся в России и на Западе условиях, так или иначе содержал в себе элемент сопротивления России гибельным для нее последствиям западнизации, американизации и глобализации. Именно этим главным образом объясняется «чудо» путинского рейтинга. Во всяком случае, широкие слои российского населения именно так восприняли путинский переворот и сфокусировали в личности Путина свои потребности и надежды. Этот переворот не был спланирован в Вашингтоне, так я думаю. Путин появился на исторической арене не как креатура Вашингтона. Скорее всего он «проскочил» по недосмотру, даже по ошибке тех, кто организовывал переворот. Организаторы переворота явно недооценивали личные качества Путина. Уже сейчас можно констатировать, что путинская власть выражает усиление тенденции постсоветской системы власти России к советскому образцу. И это не просто субъективное желание ее руководителей. Дело тут в том, что в современных условиях и в силу объективных социальных законов организации власти сильная государственная власть, способная справиться с нынешними российскими проблемами, может быть лишь властью такого типа, какая сложилась в советское время в России, причем сложилась независимо от лозунгов марксистского коммунизма и даже вопреки им, сложилась в силу необходимости и по законам власти как таковой. Но просто сказать, что в путинском перевороте проявился второй из рассмотренных выше факторов (скажем, тенденция к советизации системы власти), мало. Дело в том, что в самой советской системе власти надо различать два периода: сталинский (вождистский) и брежневский (партаппаратский). Уже в горбачевские годы наметилась тенденция возврата к сталинистскому типу власти, что проявилось в стремлении Горбачева к чрезвычайным полномочиям и к возвышению своей власти над партийным аппаратом (отсюда перенос высшей власти из партийного аппарата в надпартийные государственные органы). В нынешних условиях постсоветской России отсутствует партийный аппарат как орган сверхвласти. И тенденция к советизации власти может быть лишь тенденцией к сверхгосударственной власти, причем сталинистского типа. Так называемая «сильная государственная власть» в современных условиях России и контроля со стороны Запада может быть лишь личной властью президента с его личной канцелярией (администрацией) и лично связанными с ним надежными соратниками («номенклатурой»), опирающимися на широкие слои населения, подконтрольные президентской команде средства массовой информации и, само собой разумеется, армию, силы внутреннего порядка и органы государственной безопасности. Не исключено создание массовой партии, связывающей вождя-президента с массами населения (с «народом»). Но такая партия в условиях западнизации не может стать чем-то наподобие КПСС. Она будет служить подсобным средством вождя-президента, станет президентской партией. Разумеется, этот вариант власти не может быть реализован в открытом, явном и «чистом» (буквальном) виде. Он возможен лишь в тенденции, с какой-то степенью приближения. Но он закономерен. Это значит, что если новая власть на самом деле будет стремиться действовать в интересах самосохранения (выживания) России и российского населения (русского народа в первую очередь), то она в силу социальной необходимости должна будет действовать в рассмотренном духе. Усиление тенденции к советизации не означает ослабления западнизации. Наоборот, последняя усиливается и будет усиливаться. Не противоречит ли это сказанному выше? Если рассматривать западные страны в привычных понятиях, выработанных применительно к эпохе обществ, противоречие несомненно. Но западный мир уже вступил в эпоху сверхобществ. И в западнистской социальной организации уже сложилась сверхгосударственная власть, важнейшим компонентом которой является механизм денежного тоталитаризма. Реальный Запад отличается от его идеологического образа. Реальная западнизация означает возникновение в сфере власти сверхгосударственной власти западнистского типа – власти денежного механизма. Это и происходит в России фактически в соответствии с объективными социальными законами. А в сознании большинства россиян это воспринимается как некое уклонение от неких норм бытия. В постсоветской России формируется гибрид советизма и западнизма в сфере власти не как гибрид власти на уровне государственности, а как гибрид на уровне сверхгосударственности. Получается российский вариант западнизма, содержащий в себе компоненты сверхгосударственности советизма. Нечто подобное происходит и в других сферах российского человейника (по моей терминологии) – в сфере хозяйства, идеологии, культуры, образования и т. д. Российский социальный гибрид формируется как сверхобщество. Путинский политический переворот по своей социальной сущности означает попытку ослабить (если не порвать совсем) путы западнизации своеобразным способом, единственно доступным России в современной реальности, а именно путем прорыва России на уровень сверхобщества (в сфере власти – на уровень сверхгосударственности). А это – своеобразный протест против той формы западнизации, которую глобальное западнистское сверхобщество стремится навязать России: оно стремится удержать Россию на более низком уровне социальной организации, чем тот, на котором находится оно само. Насколько успешным может оказаться путинский переворот по своим последствиям? Не следует забывать о втором из рассмотренных факторов. Этот переворот произошел в условиях западнизации России, в условиях зависимо