Форум » Свободная мысль » Переписчики и их "достоверные" копии » Ответить

Переписчики и их "достоверные" копии

Ять: Переписчики и их "достоверные" копии На сегодняшний день ученым известно больше 5 000 рукописей Нового Завета. Абсолютно все эти рукописи не являются авторскими оригиналами. Это копии, переполненные ошибками и неточностями, искажающими смысл и мешающими правильно понимать суть. Ошибочка вышла Есть старый английский анекдот о монахах-переписчиках книг. К моему великому огорчению, адекватно перевести суть, сохранив игру слов, невозможно. Рассказываю с пояснениями. Молодой монах пришел однажды к отцу-настоятелю и сказал: — Отче, почему мы переписываем наши священные книги всякий раз с предыдущей копии? Ведь если в нее вкралась ошибка, братья будут повторять ее снова и снова! Не разумнее ли копировать текст по самым древним манускриптам? Настоятель монастыря взвесил эти слова и пришел к выводу, что монах прав. Взяв свечу, он удалился в библиотеку, чтобы сверить последние копии Писания с самым старым фолиантом, имевшимся в монастыре. Уже через час монахи услышали его ужасающие крики и сбежались посмотреть, что случилось. Отец-настоятель громко плакал и кричал, биясь о стол головой и повторяя: — Не «celibate», а «celebrate»!.. (Не «целибат» — обет безбрачия, а «праздновать»*!) Самое смешное в этом анекдоте то, что он потрясающе близок к истине. Кажется, единственное, что в этой картине не является анахронизмом — это тот факт, что Иероним умел читать. Все остальное — и кардинальская мантия, и очки, и даже бумага — из будущего. В середине XV века Иоганн Гутенберг выпустил в свет первое печатное издание латинской Библии (этот латинский перевод, известный под названием «Вульгата», создал в IV веке св. Иероним). Все — абсолютно все! — тексты Священного писания, ходившие в обращении христиан на протяжении почти 14 столетий до этого, были рукописными (впрочем, практика ручного копирования не исчезла с появлением книгопечатания и некоторое время еще существовала параллельно с ней). Это означает, что каждая копия Библии была переписана вручную с какого-то предшествующего текста, причем в подавляющем числе случаев источником служил не авторский оригинал, а другая копия, снятая в свою очередь с еще более ранней копии. При ручном копировании неизбежно возникали искажения текста — пропущенные слова или буквы, описки, ошибки. Виной тому была невнимательность переписчика, усталость, плохое освещение, неразборчивый почерк в исходном манускрипте и даже недостаток грамотности. Иногда пометки на полях переписчик принимал за часть текста и переписывал их, добавляя к своему труду. Иногда исходный текст читали вслух, а переписчики записывали его — такая схема работы была удобнее, если нужно было сделать сразу несколько копий. Скажите честно — кто ни разу не ошибся на диктанте?.. В некоторых случаях переписчик мог внести и намеренные изменения — например, посчитав, что какое-то слово в исходном тексте написано с ошибкой и «исправив» ее. И все эти ошибки и описки, все результаты невнимательности и небрежного отношения к тексту перекочевывали в следующую копию Священного Писания, становясь, фактически, его частью! Кроме того, нужно помнить о том, кто именно копировал книги. Ведь монахи-переписчики, которых можно было бы с натяжкой назвать «профессионалами», появились сравнительно поздно. Первые несколько столетий христианские тексты копировали случайные люди. Среди них иногда попадались очень грамотные и сведущие в чтении и письме. Но бывали и такие, кто мог лишь механически копировать текст буква за буквой, не понимая даже смысла написанных слов. Ведь большинство ранних христиан происходили из самых бедных (и, как следствие, самых необразованных) слоев населения. А это значит, что уже самые ранние копии текстов Нового Завета должны были изобиловать неточностями и ошибками. Не будем забывать и о том, что эти тексты не сразу приобрели статус священных, и первые переписчики обращались с ними весьма вольно, дополняя и перекраивая повествование в соответствии со своими религиозными представлениями. Мы не можем упрекать этих людей в том, что они искажали текст — они делали, что могли, и вероятно, прикладывали к работе все старание. Но этого определенно было недостаточно, чтобы в неизменности сохранить исходные авторские тексты. Разумеется, об этом было прекрасно известно всем, кто имел дело с книгами. В некоторых текстах есть даже предостережения будущим переписчикам — например, автор Апокалипсиса угрожает, что всякий, кто припишет лишнее в текст, будет награжден язвами, а кто убавит от текста, потеряет «участие в книге жизни и в святом граде» (Откр. 22:18-19). Даже козе понятно, что все эти угрозы были бесполезны. Из года в год, столетие за столетием, ошибки в манускриптах накапливались и накапливались. Их можно было бы исправить, сравнив текст с древнейшими рукописями — но самые древние доступные переписчикам манускрипты, разумеется, тоже были неточными копиями. К тому же в мире, где книга сама по себе была редкостью, получить доступ хотя бы к одному экземпляру текста было уже роскошью — тут уж не до выяснения древности и точности текста! Хуже того, до начала XVIII века никто и не задумывался о том, насколько серьезными могут быть такие изменения в текстах. В 1707 году вышел труд английского ученого Джона Милла, проанализировавшего около сотни греческих рукописей Нового Завета (как вы помните, именно на греческом был изначально написан Новый Завет). Милл обнаружил в этих манускриптах больше 30 000 (прописью: тридцати тысяч!) расхождений — в среднем по 300 на каждую рукопись! Причем в этот список вошло далеко не все, а только важные искажения и явные ошибки. Что же из этого следует? Ничего особенного. Просто, читая текст Библии (и Нового Завета в частности), нужно понимать, что вы читаете слова, которые имеют лишь отдаленное отношение к изначальному, подлинному тексту. Многие слова в дошедшем до нас тексте перепутаны, многие пропущены или искажены, из-за чего меняется (а то и полностью теряется!) смысл целых фраз. Многое переписчики добавили «от себя», нарушая логику и последовательность авторского текста и внося новые смыслы. Вот вам лишь несколько примеров. Греческие слова «избавивший» (λύσαντι) и «омывший» (λούσαντα) — омофоны, звучат они идентично, но пишутся по-разному. Неудивительно, что однажды какой-то невнимательный переписчик, работавший, видимо, под диктовку, перепутал эти слова. Манускрипт с ошибкой стал основой для последующих копий — и эта ошибка тиражировалась до тех пор, пока не попала в печатные книги, что окончательно утвердило ее как «правильный» вариант текста: «...возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших...» (Откр. 1:5) вместо «избавившему нас». В конце концов эта ошибка попала и в русский Синодальный перевод. Вам кажется это незначительным пустяком? Это цветочки! Одно из первых печатных изданий греческого текста Нового Завета было предпринято знаменитым голландским ученым Эразмом Роттердамским в начале XVI века. Подготавливая свой текст к печати, Эразм очень торопился (ему хотелось опередить других авторов). Поэтому ради экономии времени никакой серьезной критической работы над греческим текстом он проделывать не стал. Все тексты Нового Завета у него имелись в единственном экземпляре — этот экземпляр (созданный в XII веке) и стал основой для публикации. Когда дело дошло до Апокалипсиса, выяснилось, что в книге отсутствует последняя страница с греческим текстом. Думаете, Эразм отправился в библиотеку и нашел недостающее? Как бы не так! Библиотеки для слабаков. Наш ученый, ничтоже сумняшеся, просто взял латинскую версию Библии (Вульгату) и... перевел текст оттуда. В результате появилась книга, основанная на случайных греческих манускриптах, имевшихся в распоряжении Эразма, да в придачу ко всему, еще и с его собственным дополнением к Откровению Иоанна! Но на этом история не закончилась. После выхода книги в свет обнаружилось, что в ней отсутствует чрезвычайно важный для верующих фрагмент. Этот маленький кусочек, включающий всего несколько слов, имеет огромное значение: на нем (практически на нем одном) базируется все утверждение о триединстве Бога. Фраза настолько важна, что даже получила собственное имя, принятое среди богословов и ученых: «Comma Johanneum», или «Иоаннова вставка». Звучит она так: «Ибо три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святой Дух, и Сии три суть едино». Фрагмент этот должен находиться (или напротив, не должен — в зависимости от того, считаете ли вы его подлинным текстом или поздним дополнением) в первом послании Иоанна (5:7). Греческий манускрипт, которым пользовался Эразм, этого фрагмента не содержал, в то время как в Вульгате он был (а Вульгата вот уже тысячу лет была основой богослужения во всем западном мире). Разумеется, церковные власти были возмущены: не покушение ли это на святые слова? Не разгибание ли скреп?.. Эразм Роттердамский в ответ на обвинения только пожал плечами и сказал: — Если вы покажете мне греческий текст, где такие слова есть — я включу их в следующее издание. Легко понять, как быстро нашелся нужный греческий манускрипт. Его изготовили специально для такого случая и предъявили ученому — пришлось тому сдержать слово и действительно вписать фрагмент в текст. Начиная со второго издания греческого Нового Завета декларация божественной триединости в нем присутствует, хотя ее нет ни в одном более раннем греческом тексте. Думаете, и это пустяки? Опубликованный Эразмом Роттердамским Новый Завет выдержал множество переизданий. Примерно через сто лет появился фолиант, издатели которого не постеснялись заявить, что текст в нем «принят всеми и не содержит ничего ошибочного». С этого времени за текстом Эразма закрепилось гордое звание «Textus receptus», то есть, «общепринятый текст» — и, как следствие, этот вариант Нового Завета стал самым распространенным. Именно на нем основаны многие переводы на другие языки — например, популярная в англоязычных странах Библия короля Якова (XVII век). В начале XIX века зашла речь о новом переводе Библии на русский язык. И угадайте, какой текст был взят за основу при переводе Нового Завета?.. Правильно. Это был Textus receptus. Подведем итог. Русский Синодальный перевод Нового Завета — все четыре Евангелия, Деяния и прочие книги — основан на средневековой публикации греческого текста под редакцией Эразма Роттердамского. Эта публикация, в свою очередь, имеет в основе случайный манускрипт XII века, причем в нее по требованию Церкви была включена «Иоаннова вставка», которая в оригинале отсутствует. Что же до Апокалипсиса, то русский текст его последних стихов — это перевод с греческого текста, который Эразм перевел с латинского текста Вульгаты, который св. Иероним в IV веке перевел с греческого текста — а этот текст, без сомнения, тоже был копией более раннего списка. Вы еще не запутались?.. Я рассказал только о двух случаях искажения текста. 300 лет назад Джон Милл нашел 30 000 разночтений в ста греческих манускриптах. На сегодняшний день ученым известно больше 5 000 рукописей Нового Завета, написанных на греческом (и это только на греческом!). Абсолютно все эти рукописи не являются авторскими оригиналами. Это копии, переполненные ошибками и неточностями, искажающими смысл и мешающими правильно понимать суть. Количество разночтений в этих манускриптах, по разным оценкам — от 200 до 400 тысяч. К слову, полный греческий текст Нового Завета включает всего около 146 тысяч слов. Следовательно, ошибок в Новом Завете больше, чем слов в нем. У меня все, товарищи. * В дополнение к анекдоту. Как подсказывает ученый Гугл, в редких случаях слово celebrate может означать "отправлять церковную службу". Предоставляю вам самостоятельно решать, какое из значений в данном случае предпочтительнее.

Ответов - 3

Ять: Иван Федоров. Печатник з Москвы Аще где что погрешено будет моего ради небрежения, бога ради исправляите...а не клените. Понеже не писа дух святый ни ангел, но рука грешна и брена • Бендасюк С. Ю. Общерусский первопечатник Иван Фёдоров и основанная им братская Ставропигийская печатня во Львове. — Львов, 1934. Первопечатник Иван Федоров / Павел Иванович Березов . – Москва : Московский рабочий, 1952 . – 230 с. http://nekrasovka.ru/wp-content/uploads/2015/07/tipograf.pdf http://lell33.ucoz.ru/load/36-1-0-3259 титл https://vk.com/page-35456388_44454808 http://feb-web.ru/feb/slovenc/es/es2/es2-1601.htm?cmd=p&istext=1 В «Слове о полку Игореве» есть немало загадочных мест. Сегодня мы поговорим лишь об одном из них. В «Слове» четыре раза встречается прилагательное трояни, образованное от имени Троян. Вот те места, где оно употребляется: О Бояне, соловію стараго времени! Абы ты сіа плъкы ущекоталъ, скача, славію, по мыслену древу, летая умомъ подъ облакы, свивая славы оба полы сего времени, рища въ тропу Трояню чресъ поля на горы!.. «О Боян, соловей старого времени! Вот бы ты те походы воспел, скача, соловей, по мысленному древу, летая умом по подоблачью, свивая славу обоих половин сего времени, рыща по тропе Траяна через поля на горы». Были вѣчи Трояни, минула лѣта Ярославля, были плъци Олговы, Ольга Святьславличя «Были века Трояна, минули годы Ярославовы, были походы Олеговы, Олега Святославича». Въстала обида въ силахъ Дажь-Божа внука, вступила дѣвою на землю Трояню, въсплескала лебедиными крылы на синѣмъ море у Дону, плещучи, убуди жирня времена «Встала обида в войсках Дажьбожа внука, вступила на землю Трояню, восплескала лебедиными крыльями на синем море у Дона; плескаясь, прогнала времена обилия». На седьмомъ вѣцѣ Трояни връже Всеславъ жребій о дѣвицю себѣ любу. Тъй клюками подпръся о кони, и скочи къ граду Кыеву, и дотчеся стружіемъ злата стола кіевскаго. «На седьмом веке Трояна кинул Всеслав жребий о девице ему милой. Он хитростями оперся о коней и скакнул к городу Киеву, и коснулся древком золотого престола киевского». Имя римского императора Траяна и его дела навечно запечатлены в памяти народов Европы — и в географических названиях населенных пунктов и валов, и на страницах трудов историков, розаиков, поэтов, и в творениях архитекто¬ров и скульпторов. Но два памятника стоят особняком. Дистанция в 1500 км. разделяет их: Колонна Траяна и сегодня украшает римский форум, триумфальный комплекс, известный под названием Tropaeum Traiani, находится на далекой северо-западной окраине Римcкой империи, в Нижней Мезии (ныне — музей-заповедник у румынского села Адамклиси, уезд Констанца). Между тем, именно эти два памятника в наиболее яркой, выразительной форме обессмертили не только славу римской армии и императора лично, но и героическую борьбу даков и других местных племен (варваров) за свою свободу, отстоять которую они не смогли. Обычай сооружать трофей (tropaeum — лат.) в честь знаменательны х побед в сражениях был заимствован римлянами у греков. По преданию, первый из них был воздвигнут на месте битвы при Марафоне. Первоначально, как мы знаем по изображениям, памятник состоял из ствола дерева, украшенного неприятельским оружием, развешанным на его ветвях. Позже — памятник выполняется часто с большим художественным мастерством, из мрамора и бронзы и необязательно на том месте, где была достигнута победа. Гордое имя Tropaeum Traiani на карте Нижней Мезии - носит целый комплекс археологических памятников, расположенных в самом центре Добруджи. 22 км. отделяют современное село Адамклиси от Дуная и около 50 км. от Черного моря. К северу и северо-западу от него и находятся руи¬ны собственно tropaeum , мавзолея и алтаря. В непосредственной близости от них (ок. 1,5 км.) — основанный Траяном город, наименование которого - Тропеум Траяни — подчеркивает единство замысла архитектора, создавшего столь не¬ обычный памятник строительного искусства. Ансамбль не случайно возведен на этом самом величественном холме плоскогорья. Высота плато — 155—161 м. над уровнем моря. Если даже предположить высоту триумфального памятника наименьшей — 30 м., то несомненно он будет доминировать над окрестным пейзажем и при хорош ей видимости будет различим в окружности около 100 км., т.е. на Дунае и Черном море. С точки зрения специалиста по военной истории в стратегическом отношении здесь наиболее удачное место для битвы и окрестная территория находилась в центре военных событий к. I — нач. II вв. н.э. (Тем не менее, некоторые исследователи не считают это суждение бесспорным). Не следует забывать еще один существенный фактор, без сомнения повлиявший на выбор места сооружения триумфального комплекса. Ведь именно здесь пересекаются важнейшие дороги, связывающие между собой нижнедунайские балканские провинции и метрополию. Особое значение придавалось дороге вдоль берега Дуная. Ее приводили в порядок солдаты Тиберия и расширяли, пробивая суживающие проход скалы , воины Траяна. Добруджу с севера на юг пересекали 3 дороги. И одна из них (та, что идет по центру Добруджи) проходит через Тропеум Траяни (Odessos — Abrittus — Tropaeum Traiani — Aegysos). Только учитывая все вышесказанное, возможно объяснить столь быстрый рост и расцвет города, выросшего на месте крепости и его канабэ, города носившего имя триумфального памятника и призванного его защищать. Разумеется нельзя ограничивать значение города чисто пропагандистскими целями. О ранней истории города источники скудны. Выгоды географического положения столь очевидны, что В. Пырван предполагает существование гетского поселения здесь еще до прихода римлян. Одна из надписей, датируется 115—116 г. н.э. жителей крепости именует Traianenses Tropaeensis. ...Собственно триумфальный комплекс состоит из 3-х частей — tropaeum, алтарь, мавзолей. Расположенные на рас¬ стоянии один от другого ок. 200 м. алтарь и мавзолей в силу своей плохой сохранности оказались наименее изученными и менее прославленным и: Большой круглый в плане холм — диаметром около 40 м., в котором предполагаю т захоронение римского военачальника и ниже по склону холм а остатки алтаря с посвятительной надписью 11 в память римских воинов, погибших в сражении. Около 3800 имен высечено на каменных плитах алтаря. Четырехугольный в плане (длина его около 12 м., и высота 6 м.) он имеет 6 маршей. От некогда величественного собственно tropaeum до наших дней сохранился на месте сооружения только каменный остов высотой около 12 м., диаметром — 30 м., связанный известковым раствором. Но сохранились многочисленные его элементы, которые кропотливый труд нескольких поколений ученых позволил собрать воедино, зачастую из весьма отдаленных мест, чтобы стало возможным научное и графическое воссоздание облика памятника. ...Однако, то обстоятельство, что памятник победы римлян над даками был сооружен 600.км к востоку от основной арены военных действий, заставило ученых внимательно проанализировать письменные и археологические источники, прийти к интересным выводам, рассмотрение которых не укладывается в рамки этой статьи и требует отдельного подробного анализа. Римма Дмитриевна Бондарь. Из истории дакийских войн и сооружения Tropaeum Traiani в Нижней Мезии. НБ ОНУ імені І.І.Мечникова. Записки історичного факультету. 7/1997 Вип.5 c.223-229 http://www.zif.onu.edu.ua/article/download/73511/68896 На равнине Добруджя, недалеко от Дуная, вблизи города Тропеум Траяни было воздвигнуто Траяном грандиозное сооружение, как памятник его побед над придунайскими «варварами» (рис. 30). Это каменная круглая постройка с конусообразным верхом, в центре которого на пьедестале возвышался Tropaeum, т.е. изображение отнятого у врага вооружения, символ победы. У подножия этого трофея сидели и стояли фигуры пленных «варваров» со связанными на спине руками. Верхний пояс круглой части памятника был покрыт двумя рядами весьма грубо выполненных барельефов: нижний ряд воспроизводил картины дакийских войн Траяна (рис. 21 и 31), в верхнем были изображены пленные варвары в различных позах (рис. 22, 1). Наверху памятника помещалась надпись в честь Марса-мстителя (Mars Ultor). С точки зрения стиля и техники исполнения, этот памятник мало похож на колонну Траяна в Риме... И.Т. Кругликова. Дакия в эпоху римской оккупации. М.: Академия наук СССР, 1955. с.77-78 http://www.twirpx.com/file/194755/grant/ Траянский монумент был навеян мавзолеем Августа ( — мавзолей, построенный Октавианом Августом на Марсовом поле в Риме (28 году до н.э.) Галицкая народная песня Ты думаешь, пане-ляше, Што тут Руси вже нема, Што то всьо, што наше, ваше, Што тут польска сторона!? Нет, не правда, пане-ляше, Русь як была, так и есть: До Дунайца всьо то наше, Пока сяет русский крест! Памятай же, пане-ляше, Памятай же в всякий час: Ваш лиш Краков и Варшава. А Червона Русь для нас! Де срибнолентый Сян плыве, Хрустальноводный Прут рыве, Де славутица наш Днистер И полноводный дед Днипер, Там мой рай, той русский край, Той русский край... Де родне слово гомонит, Де мати-Русь живет, Вот там мой рай, той русский край. Той русский край. Сскр 1966(1-2) с.8 1966 11-12 с.9 о единстве рус яз 1967 1-2 с.13, 16 СВАДЬБА Илья Иванович Терех, написавший четыре книги русской мифологии, в которых дан пол- ный цикл эпических картин, воскрешающих в поэтических образах древнее миропонимание и верования наших далеких предков славян, записал также галицко-русскую свадьбу (об- ряды, песни и объяснения к ним). Введение к СВАДЬБЕ Илья Иванович начи- нает следующими словами: llama краса, наша гордость. Чудные наши народные обычаи и связанные с ними обряды и обрядовые песни. Редко кото- торый народ может похвалиться так народною насквозь поэтической творчестью с таким бо- гатством мысли, с таким живым неугасаемым духом и с таким неисчерпаемым источником красоты, мудрости и вечной правды. В тех обычаях и песьнях, кроме того, скры- вается наша далекая и глубокая старина. В них, как в зеркале, отображается жизнь наше- го народа какой она была тысячу и больше лет тому назад. В них мы встречаем образы и сцены, которые жили в нашем народе еще тогда, когда наши предки поклонялись Перуну (грому) Даждьбогу (солнцу), когда хоронили Коструба (зиму) и звали Купала (лето), когда гнали пек-запеком злых духов, а ублажали добрых... С принятием нашим народом христианства, некоторые из этих старинных обычаев смеша- лись с новыми христианскими обычаями. Не так скоро забывались старые боги и старые на- выки. И наши предки праздновали Пасху вмес те с даждьоогом. новому ьогу пели лристос воскресе, а старому божку веснивки и в гаях гаивки; Праздновали одновременно Рождество с Колядою и колядовали не только Христу, но и Коляде... Не многие народы могут похвалиться такою красотою народных песен, сопровождающих те народные обычаи. Совершенны поэтические и музыкальные формы тех песен, их характери- стический причудливый ритм, их сладкая за сердце хватающая мелодия, их чистая как клю- чевая вода и глубокая как народная душа ли- рика, скрывающаяся в них народная мудрость и предвечная правда возбуждают восхищение, а потом удивление: кто же создал эту поэзию и музыку, которые могут служить примером, школою и неисчерпаемым источником для са- мых великих ученых, поэтов и композиторов? Илья Иванович Терех писал книги не для своего возвеличения, а во славу Руси. В одном месте он пишет... „Цель моих книг — просла- вить и воспеть Русь, а в особенности нашу бли- жайшую родину — Прикарпатскую Русь и по- казать всем славянам и российским русским, что наши стороны — Карпаты были их перво- начальным родным гнездом, что из них они „пошли" и что из Карпат вылетели все слав- янские орлы. Во всех изданиях историй Руси наша Прикарпатская Русь (Галичина, Букови- на и Угорская Русь) находится всегда где-то в темном уголке, откуда ее даже не видно. Пусть же все увидят, что не Урал и не Кавказ — русские горы, а Карпаты, и что из них „пошла есть и стала Русская Земля". Урал и Кавказ — чужие, завоеванные горы, а Карпаты спокон веку свои, русские, с предвечным русским автохтонным населением, с русскими названиями гор, верхов и т. д.". Для издания этого ценного этнографическо- го труда у нас нет средств, но мы верим, что русские люди, читатели нашего журнала по- могут нам пожертвованиями выпустить в свет этот труд незабвенной памяти галицко-русского этнографа и мифолога Ильи Ивановича Тереха. Пожертвования посылать по адресу журнала - 67 3-4 дикий новая угроза 67 11-12 с.11 КНИГА ПРАВДЫ И ФАКТОВ („Евреи в России и в СССР", Андрей Дикий).

Ять: А. П. Юшкевич, Н. И. Лобачевский. Научно-педагогическое наследие. Руководство Казан- ским университетом. Фрагменты. Письма (рецензия), УМН, 1978, том 33, выпуск 3(201), 217–221 http://www.mathnet.ru/rus/agreement Н. И. Лобачевский был не только гениальным ученым, геометрические открытия которого особенно содействовали революционным преобразованиям в математике, а затем и в физике последних полутора столетий, но и крупнейшим деятелем народного просве- щения на всех его уровнях и в самых различных его областях. Преподаванию и админист- ративной работе в Казанском университете он уделял большую часть своего времени и энергии с 1814 по 1845 гг., а с 1827 по 1848 гг. он руководил всеми училищами обшир- ного Казанского учебного округа, объединявшего 11 губерний, от Астраханской на юге, до Вятской на севере и до Тобольской на востоке. Эта гигантская работа Лобачевского отражена, хотя и не полностью, частью в некоторых печатных, но более всего в тысячах рукописных документов, сохранившихся в различных архивах и других учреждениях Казани и Ленинграда. Изучение архивного наследия Лобачевского ведется уже немало времени. В 1909 г. А. В. Васильев опубликовал рукопись учебника Лобачевского «Геометрия», в свое время не увидевшего света из-за отрицательного отзыва Н, И. Фусса. В 1930 г. Н. Н. Парфен- тьев кратко описал обследованные им «Обозрения»— объяснительные записки к курсам геометрии, анализа, механики и математической физики, читанным Лобачевским в сере- дине 20-х годов прошлого века. Очень ценные «Материалы для биографии Н. И. Лоба- чевского» опубликовал в 1948 г. Л. Б. Модзалевский: в составленный им сборник вошли помимо 622 документов, в большинстве своем архивных, воспоминания о Лобачевском его родных, знакомых и студентов. Однако «Материалы» Модзалевского, пролившие новый свет на многие стороны научной и организаторской деятельности, а также личной жизни Лобачевского, далеко не исчерпывали соответствующие архивные фонды. Вслед за тем в 1950—1966 гг. архивные материалы привлекались и частично публиковались в статьях или книгах Б. В. Болчарского, И. Н. Бронштейна, В. Л. Лаптева, В. Н. Молодшего, В. В. Морозова, В. М. Нечаевой, Б. В. Федоренко, Т. В. Шуртановой и П. Ф. Якунина. Вместе с тем большая группа ученых продолжала в широком объеме дело, начатое Мод- залевским, подготовляя рецензируемый сборник. Кроме лиц, перечисленных на титуль- ном листе, в подготовке книги активно участвовали В. В. Аристов, В. М. Верхунов, В. Д. Днепров, Н. А. Евсина, Н. Б, Ермолаева, М. Т. Нужин и Н. Е. Парамонова. Сбор- ник издан к 150-летию со времени представления Лобачевским его первого мемуара по не- евклидовой геометрии. По своему значению для дальнейшего более полного исследования жизни и творче- ства Лобачевского рецензируемая книга не менее ценна, чем «Материалы» Л. Б. Модзалев- ского. В ней несколько меньше документов — их 253, но все они написаны самим Лоба- чевским, снабжены прекрасным вспомогательным научным аппаратом в виде вступитель- ных статей, комментариев, содержащих к тому же ссылки на множество других архивных 15 Успехи матем. науя. т, вып. 3 218 КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ бумаг, не включенных в книгу. Не все документы печатаются впервые — их 181, но повторное издание остальных 72 было необходимо, чтобы придать сборнику целостный характер. Рецензируемая книга существенно отличается от «Материалов» и по структуре. Модзалевский располагал документы просто в хронологическом порядке, независимо от их содержания. В новом сборнике все документы распределены по 6 основным разделам, часть которых разбита еще на подразделы, а именно: I. Ректорская речь Лобачевского «О важнейших предметах воспитания», П. Преподавание в Казанском университете (с подразделами математика, механика и физика с астрономией), III. Руководство Казанским университетом (ректорская деятельность, библиотека, литературно-издательская деятельность, строительство), IV. Руководство учебными заведениями Казанского учебного округа (общее руко- водство, методические наставления и указания), V. Фрагменты, VI. Письма. Каждому разделу и подразделу предпосылается содержательная вступительная статья и в каждом сосредоточен весь необходимый комментаторский аппарат. В конце книги даны указатель публикуемых текстов, в котором материалы, публикуемые впервые, отмечены звездочкой и именной указатель упоминаемых в книге современников Лоба- чевского. Можно пожалеть, что за биографическими сведениями о большом числе лиц в указателе дается лишь отсылка к указателю в «Материалах» Модзалевского, давно став- ших библиографической редкостью. Сборник, как сказано, открывается речью «О важнейших предметах воспитания», произнесенной Лобачевским в торжественном собрании Казанского университета 5 (17) июля 1828 г., через год после начала его ректорской деятельности. Лобачевский чеканно, нередко афористически высказал здесь свое понимание целей университетского воспитания и принципы своего философского и нравственного мировоззрения. Речь Лоба- чевского прокомментирована в сборнике дважды — в статье и примечаниях Б, Л. Лаптева и в помещенной в качестве приложения сокращенной переработке лекции П. С. Александ- рова о воспитательных идеях Лобачевского, прочитанной в марте 1967 г. в Актовом зале Московского университета. Лобачевский ставил перед университетами задачу формиро- вания гармонической личности, соединяющей образование умственное с нравственным и эстетическим и сознающей свои обязанности перед другими людьми и перед отечеством. Среди комментариев Б. Л. Лаптева интересно замечание, что по всей вероятности харак- теристика метода познания, формулируемая Лобачевским со ссылкой на Бэкона, «стоит в прямой связи с созданием им новой геометрии» (стр. 22). В конце речи-статьи И. С. Александрова с полным основанием говорится, что речь Лобачевского «может рассматриваться как «программа», идеальная для своего времени, воспитательной работы университетского преподавателя со студентами» и что «многое из этой программы не устарело и сейчас», хотя в наше время в деле воспитания подлинного советского гражданина прибавилось много новых задач (стр. 32). Рецензируемый сборник рассчитан в основном на читателей, интересующихся историей культуры и науки, а также развитием образования в России, и стоит не очень дешево. Мы полагаем, что было бы целе- сообразно издать замечательную речь Лобачевского со всеми приложениями к ней в виде отдельной брошюры. Это позволило бы с пользой и интересом познакомиться с нею широ- кому кругу советской учащейся молодежи, притом не только студентам; без сомнения такое издание привлекло бы внимание и учителей всех специальностей. Разнообразие остальных 252 документов сборника столь велика, что мы должны ограничиться их общей характеристикой и несколькими примерами. Материалы II раздела — составленные самим Лобачевским «Обозрения», читанных им курсов, экзаменационные вопросы, отчеты о занятиях, некоторые студенческие кон- спекты лекций — вносят важные дополнения в прежние представления о его преподава- тельской работе* хотя и охватывают только отдельные годы. В частности, эти материалы КРИТИКА II БИБЛИОГРАФИЯ 219 свидетельствуют, что Лобачевский очень внимательно следил за новинками учебной лите- ратуры. Так, уже в «Обозрении преподавания чистой математики на 1824—1825 год», упоминается курс алгебраического анализа Коши, изданный в 1821 г. и, как видно из «Обозрения», Лобачевский тотчас оценил важность теории сходимости рядов Коши и вклю- чил ее в свои лекции (стр. 74—75). Известно, что преподавание начал математического анализа претерпевало в первой половине XIX в. существенные изменения в связи с рефор- мой его оснований, первое систематическое изложение которых было предложено в только что названном и других курсах Коши. В большинстве высших учебных заведений всей Европы на первых порах преобладало изложение, некритически соединявшее идеи несколько упрощенного применения бесконечно малых в манере ближайших последователей Лейбница, еще весьма неразвитой теории пределов Даламбера и теории аналитических функций в смысле Лагранжа; в таком эклектическом духе был, например, составлен весьма содержательный курс Лакруа. Новые идеи Коши утверждались в преподавании посте- пенно. «Обозрения» Лобачевского частично отразили его размышления над проблемой обоснования анализа и над сравнительными достоинствами применения той или иной системы к геометрии и механике (стр. 80—81). Этот вопрос затрагивается также в плане «Преподавания аналитической механики» 1824 г., где Лобачевский писал, что «непрерыв- ного изменения величины в зависимости, какое предполагается в аналитике, нет собст- венно в природе; следовательно, говоря в строгости, здесь нет места дифференциальному исчислению, но только одному вычислению приращений». Впрочем, «по мере уменьшения приращений оба вычисления сближаются, и в природе уже они близки до неприметной разности. Таким образом, дифференциальное исчисление принимает здесь на себя тот самый вид, под которым представляли его себе математики, первые изобретатели» (стр. 153). Из другого документа мы узнаем, что в 1839 г. Лобачевский читал на 2 и 3 курсах инте- гральное исчисление, следуя Лакруа; его ученик П. И. Котельников вел на 1 курсе алге- браический анализ, «следуя Лобачевскому и Коши», а еще один его ученик, Н. И. Мель- ников, проходил на 1 и 2 курсах дифференциальное исчисление, следуя Лагранжу, Лак- руа и Коши (стр. 92). На стр. 38 приведена очень удобная и наглядная хронологическая схема курсов математики, физики, механики и астрономии, читавшихся Лобачевским с 1814 по 1845 гг.; на стр. 42 дана подробная схема его математических курсов. Согласно второй схеме, Лобачевский прекратил чтение лекций по дифференциальному и интегральному исчисле- нию в 1824—1825 г., после чего оставил за собой по математике курсы дифференциальных уравнений, обыкновенных и с частными производными,— главным образом уравнений математической физики (предпосылая последней сведения по теории тригонометрических рядов), а также вариационного исчисления. Однако схема на стр. 42 нуждается в уточ- нении. Судя по экзаменационным вопросам на стр. 93—97, Лобачевский читал интеграль- ное исчисление в 1838—1839 г., а согласно его собственному отчету на стр. 92, также; и в 1841—1842 гг. Упомянутые только что экзаменационные вопросы позволяют судить о солидном объеме читавшегося Лобачевским курса уравнений математической физики. Много нового о научной, организационной и административной работе Лобачевского на посту ректора мы узнаем из материалов III раздела. Не было такой стороны жизни Университета, которой Лобачевский не уделял бы самое серьезное внимание. Одним из массы примеров могут служить его заботы о «Восточном разряде» Словесного отделения. На Казанский университет, в связи с его местоположением, было возложено преподава- ние восточных языков. Во вступительной статье к III разделу, написанной М. Т. Нужи- ным, и подытоживающей результаты ректорской работы Лобачевского, указано, что коли- чество кафедр Восточного разряда выросло с одной в 1828 г. до шести в 1842 г., причем благодаря стараниям Лобачевского были открыты первая в Европе кафедра монгольского языка и первая в России кафедра китайского языка (в 1854—1855 г. кафедры восточного, разряда были переведены в Петербургский университет). Здесь нет места останавливаться на постоянном и компетентном участии Лобачев ского в строительстве комплекса университетских зданий, на пополнении им библиотекиг в том числе произведениями лучших русских писателей, на организации^ «Ученых записок 15* 220 КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ Казанского университета» и т. д. Заметим только, что в очень хорошей вводной статье И. Н. Бронштейна к подразделу «Литературно-издательская деятельность» не совсем точно сказано, что названные «Ученые записки» «были первым университетским журналом в России» (стр. 393). Если даже не считать недолговечные «Московские ученые ведомости», издававшиеся Московским университетом в 1805—1807 гг., то «Ученые записки Москов- ского университета» стали выходить в 1833 г., т. е. на год раньше «Ученых записок Казан- ского университета». Особое внимание привлекает докладная записка Лобачевского Мусину-Пушкину от 12 (24) ноября 1837 г., в которой предлагалось облегчить формальности, затрудняв- шие прием в Казанский университет «лиц податного состояния» (стр. 286—288). Мусин- Пушкин передал вопрос на усмотрение Министерства народного просвещения и министр С. С. Уваров, неуклонно проводивший политику затруднения доступа разночинцев в уни- верситеты, 8 (20) декабря того же года, отклонил предложения Лобачевского (стр. 322). Документы IV раздела ярко характеризуют колоссальную работу Лобачевского, как руководителя школ Казанского учебного округа. Почти все помещенные здесь доку- менты — 68 из 72 — публикуются впервые, хотя некоторые частично использовались ранее в работах других авторов. Мы охарактеризуем общее направление этой стороны деятель- ности Лобачевского словами составителя этого раздела, Э. Д. Днепрова: «Лобачевский активно противостоял реакционной направленности официального школьного курса. Общий дух его просветительского наследия, вся его общественно-педагогическая деятель- ность, с которой ближайшим образом знакомят публикуемые материалы, наконец, сама тональность этих материалов не оставляют сомнения на этот счет» (стр. 464). Методические указания Лобачевского нам придется оставить в стороне, упомянем лишь, что они отно- сились к преподаванию не одних физико-математических наук (эти указания особенно ценны), но также и всех других предметов школьного обучения. В небольшом разделе «Фрагментов» помещены некоторые выписки, заметки для памяти и конспекты Лобачевского по разным вопросам математики, механики, физики и астрономии, которые еще в 20-е годы нашего столетия изучал П. А. Широков и позднее В. В. Морозов. Особый интерес представляет фрагмент «Начальные основания логики», прокомментированный А. П. Норденом. Целый ряд внешних признаков (водяные знаки на бумаге) и фактов биографии Лобачевского привел комментатора к выводу, что одним из источников фрагмента послужили лекции по логике Канта, изданные в 1800 г. В трак- товке ряда вопросов между фрагментом и курсом логики Канта имеются, однако, различия: например, присущая Канту агностическая трактовка критерия истинности понятия заме- няется во фрагменте материалистической (на стр. 578 в комментарии здесь имеется опе- чатка: ссылка на п. 39 фрагмента должна быть заменена ссылкой на п. 99). А. П. Норден указывает далее, что приведенное в логике Канта и во фрагменте различение «данных» и «составленных» понятий сыграло важную роль в развитой Лобачевским концепций осно- ваний геометрии с тем существенным отличием, что Лобачевский не принял кантовского деления данных понятий (сам. Лобачевский говорит о понятиях, приобретенных в при- роде посредством чувств) на априорные и апостериорные. По мнению А. П. Нордена фраг- мент представлял собой либо переработку логики Канта, произведенную самим Лоба- чевским, либо его конспект до сих пор необнаруженных лекций профессора К. А. Фойгта, которые он слушал в 1809—1811 г. Последний раздел сборника составляют 40 писем Лобачевского, из которых 37 пуб- ликовались ранее. Среди вновь найденных писем обращает на себя внимание письмо Муси- ну-Пушкину от 29 октября (10 ноября) 1836 г., содержащее подробное изложение беседы Лобачевского с министром Уваровым относительно только что введенного тогда нового университетского устава (стр. 631—633); тогда же Лобачевский подробно ознакомился с различными петербургскими высшими и средними учебными заведениями для возмож- ного использования их опыта в Казани (см. его записку от 23 ноября (5 декабря) того же года, стр. 283—286). Другое примечательное письмо от 9 (21) ноября 1855 г. было написано уже тяжело больным Лобачевским в защиту студента П. Криницина, который из-за нечаян- ного проступка едва не был лишен звания действительного студента (стр. 642). КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ 221 Большое значение рецензируемого сборника не вызывает сомнений; все отобран- ные для данного издания документы заслуживали публикации. В этом отношении, как и в отношении качества комментариев, работа редакции заслуживает высокой оценки. Полная публикация архивного наследия даже таких великих ученых, как Лобачевский, дело практически невозможное — об этом писал еще С. И. Вавилов в предисловии к «Ма- териалам» Модзалевского. Редакция данного сборника отобрала действительно сущест- венные материалы, по новому освещающие главные направления и моменты деятельности Лобачевского. Вместе с тем редакция предупреждает, что объем книги не позволил вклю- чить в нее некоторые интересные документы, касающиеся деятельности Лобачевского в Казанском экономическом обществе и некоторых других вопросов. Читатель будет с ин- тересом ожидать их публикации. А. /7. Юшкевич Н. И. Лобачевский. Научно-педагогическое наследие. Руководство Казанским университетом. Фрагменты. Письма (рецензия) http://www.mathnet.ru/php/archive.phtml?jrnid=rm&option_lang=rus&paperid=3456&wshow=paper `В книге содержатся следующие статьи и материалы: I. Речь Н.И. Лобачевского О важнейших предметах воспитания. Вводная статья и прим. Б.Л. Лаптева, П.С. Александров. Несколько слов по поводу Речи Лобачевского, II. Преподавание в Казанском университете. Вступ. статья Б.Л. Лаптева. 1. Преподавание математики. Вводная статья, подбор материалов и прим. Б.Л. Лаптева, 2. Преподавание механики. Вводная статья, подбор материалов и прим. В.В. Морозова, 3. Физика и астрономия. Вводная статья, подбор материалов В.М. Верхунова. III. Руководство Казанским университетом. Вступ. статья М.Т. Нужина. 1. Ректорская деятельность. Вводная статья В.В. Аристова. Подбор материалов и прим. В.В. Аристова и Н.В. Ермолаевой, 2. Библиотека. Вводная статья В.В. Аристова. Подбор материалов и прим. В.В. Аристова и Н.В. Ермолаевой, 3. Литературно-издательская деятельность. Вводная статья И.Н. Бронштейна. Подбор материалов и прим. Н.Б. Парамоновой, 4. Строительство университета. Вводная статья и прим. Н.А. Евсиной. Подбор материалов В.В. Егерова и Н.А. Евсиной, IV. Руководство учебными заведениями Казанского учебного округа. Предисл. и редакция А.И. Маркушевича. Вводные статьи, подбор материалов и прим. Э.Д. Днепрова. 1. Общее руководство, 2. Методические наставления и указания. V. Фрагменты. Обзоры материалов Б.Л. Лаптева. Вводная статья к фрагменту текста Лобачевского Начальные основания логики А.П. Нордена. VI. Письма Н.И. Лобачевского. Вводная статья, подбор материалов и прим. Б.Л. Лаптева. Приложение: К иконографии Н.И. Лобачевского (Б.Л. Лаптев), Указатель публикуемых в данной книге текстов Н.И. Лобачевского.` 5] Васильев А.В. Николай Иванович Лобачевский (1792—1856). М.: «Наука», 1992. http://www.pyrkov-professor.ru/default.aspx?ArticleId=828&tabid=190 https://vk.com/doc399489626_450311186 Мнопе ученые пытались объяснять физичетя явлешя предположетемъ существовашя кривизны пространства и допущешемъ пространства бблыпаго числа изм-Ьрешй1). Всего дальше пошелъ въ этомъ направленш восторженный поклон- нпкъ Лобачевскаго Клиффордъ, увлекавшШся гипотезою, по которой движете вещества, видимое нами, есть не что иное, какъ изм'Ьнеше кривизны пространства. Вотъ въ чемъ заклю- чаются основиыя положешя его любопытной гипотезы: 1) Незначительный части пространства аналогичны по нрпродЗ> съ холмами и углублешями на поверхности въ об- щемъ плоской; обыкновенные законы геометрш въ нихъ пе имйютъ м-Ьста. 2) Свойства искривляться и распрямляться непрерывно переходятъ отъ одной части пространства къ другой на по- Ao6ie волны. 3) Это-то измЬнеше кривизны пространства п составля- ?тъ тотъ феноменъ, который называется двпжешемъ вещества, в-Ьсомаго ИЛИ эфирнаго. 4) Въ физическомъ biipfc ничто иное не происходитъ, кромй изм-Ьнешя кривизны пространства, подчинепнаго (мо- жетъ быть) закону непрерывности. Такова смелая спекулящя Клиффорда. Могутъ-ли подоб- ный спегсуляцш о свойствахъ пространства дать действительно новыя гипотезы для объясненШ явлешй Mipa, покажетъ буду- щее. Важно, какъ говорить Рнманъ, чтобы работа объяс- нен!^ явлешй, происходящихъ въ насъ и кругомъ насъ, „не затруднялась узостью поняотб, и усп'Ьхамъ въ позпапш вза- имной связи вещей не препятствовали традпщопные предраз- ^удки". Первым, кто внес выдающийся вклад в пропаганду открытия Лобачевского и восстановление памяти о нем, был математик Александр Васильевич Васильев. Он был инициатором и главным организатором празднования в Казани в 1893 г. столетия со дня рождения ученого. Васильев предложил создать «Библиотеку Лобачевского» («Bibliotheka Lobachevskiana»), издать полное собрание его трудов, учредить премию. О начальном этапе биографии ученого не были осведомлены даже современники. Наибольшая заслуга в деле освещения жизни и личности Лобачевского, а также увековечения его памяти принадлежит покойному профессору Казанского университета А. В. Васильеву. 22 октября 1893 г.на торжественном собрании Казанского университета по поводу столетия со дня рождения Лобачевского он выступил с речью, положившей начало систематическому сбору материала о жизни и творчестве великого ученого. 24В 1976 г. была опубликована рукопись Лобачевского «Начальные основания логики»[17], которую комментатор рукописи А.П. Норден (вопреки письменно высказанным мною сомнениям) счел конспектом «Логики» Канта. На деле же книга, которую конспектировал Лобачевский, была немецким руководством, составленным Кизеветтером, на что внимание обратил В.А. Бажанов; так как эта книга была учебным пособием, рекомендованным Советом Казанского ун-та [3]. Впрочем, это было известно и до Бажанова. Об этом писал известный математик и историк математической мысли, а также общественный деятель — А.В. Васильев (1853-1929) в свом труде о Лобачевском. Труд этот был издан только после свержения коммунистической власти [5], хотя он был подготовлен к изданию еще в 1927 г.; однако тираж этой книги не поступил в книготорговую сеть и в 1929 г. был уничтожен, судя по всему из-за «реакционности» автора. После этого данная тематика была монополизирована историками математики типа В.Ф. Кагана, которым труд Васильева был, судя по всему, известен, но замалчивался ими. Как пишет В.А. Бажанов [3, C. 59-60], ссылаясь на труд А.В. Васильева, с. 207-215, «Лобачевский тщательно конспектировал книгу Кизеветтера (J.C.C. Kiesewetter. Logik zum Gebrauche für Schulen. Berlin, 1796), представителя кантовской школы логической мысли», и добавляет, что великий русский математик «был знаком и с „Критикой чистого разума" Канта, не разделяя, впрочем, взглядов последнего на природу математики» (следует ссылка на с. 208 труда А.В. Васильева). Стоит обратить внимание на то, что книга Иоганна Готфрида Карла Христиана Кизеветтера, слушателя лекций Канта по логике, была издана за пять лет до того, как Йеше опубликовал подготовленные им для печати логические лекции Канта (1801). «Оставьте трудиться напрасно, стараясь извлечь из одного разума всю мудрость; спрашивайте природу, она хранит все истины, и на вопросы ваши будет отвечать вам непременно и удовлетворительно – Н. лобачевск. Предисловие Н. И. Лобачевского к первой книге «Ученых записок, издаваемых императорским Казанским университетом» 1834 Печатанию, как будто второму дару слова, новейшие времена обязаны самой большой частию своей образованности. Если науки так удачно и во многих отношениях сравнены со светом, который открывает глазам до того невидимые в темноте предметы, то сходство сделалось еще совершеннее, когда тиснение книг позволило с такой быстротой распространять наши познания. Вечером родившаяся мысль в уме одного человека, утром повторяется тысячи раз на бумаге и разглашается потом во все концы обитаемой земли. Так, искра, вспыхнувши в одной точке, проливает лучи мгновенно и далеко в окружности. Так, свет ума, подобие дневного света, расширяется и силится освещать. Так, люди, преданные наукам, не могут противиться желанию писать, печатать свои открытия, свои мнения и толкования. Это побуждение произвело, наконец, повременные издания, которых появление служит признаком, а число мерою просвещения в обществе. В 1805 году основан Казанский университет; в 1812 уже печаталась ведомость, под заглавием Казанские Известия. В ней помещалось то же, с некоторым выбором и сокращением, что и в столичных; но главное намерение издателей, разумеется, было то, чтобы примешивать собственные произведения: просто литературные, или сведения о своем крае, проверки преданий и исторические исследования на месте. Одной обязанности, явно уже взятой на себя, было довольно, чтобы двум человекам, которые тогда занимались изданием, не оставалось времени для исполнения другого их предположения. В 1820 году еженедельная газета с высочайшего соизволения переменилась на журнал, под названием Казанского Вестника, по плану весьма обширному, но с таким направлением, которое слишком ограничивало выбор статей и делало содержание весьма однообразным. Современные политические известия, предписания начальства в ученом ведомстве, собственные сочинения и переводы дозволялось помещать и рассылать по положению в училища. Журнал, занимательной не для всех и, можно сказать, не в духе времени, оставался без подписчиков и мало-помалу охладил самых издателей. Надобно было или прекратить издание, или сделать в нем важную перемену, которая и случилась с новым положением дел в Университете. В 1828 году начали печатать по одной книжке за месяц в двух отделениях: одно состояло из статей ученых, другое содержало узаконения для руководства чиновникам университетского ведомства. Политические известия выходили особо каждую неделю в виде газеты под названием Прибавлений к Казанскому Вестнику. План и теперь остается тот же, но Ученые Записки, которые заменяют прежний Вестник, будут уж заключать одни подлинные сочинения, исследования, какого бы рода они, впрочем, ни были, и новые наблюдения. Издание политической ведомости, кажется, надобно оставить, потому что две столичные достаточно наделяют: одна Западную часть России, другая от Москвы Восточную, вознаграждая лишние на них издержки, другими преимуществами, которые всегда останутся на их стороне. Печатание начальственных распоряжений приносит пользу в учебном округе по прямому своему назначению, сокращая письмоводство, заменяя много циркулярных предписаний и соединяя в ручной книжке собрание постановлений и узаконений, которые нужно знать чиновникам при отправлении своих должностей. Что касается до Ученых Записок, то чтобы оправдать вполне их издание, надобно ближе рассмотреть побудительные к тому причины. Во всяком просвещенном Государстве бывает два рода образования: одно общее, которое можно назвать народным; другое принадлежит ученому свету, где каждой исключительно занимается каким-нибудь предметом, следуя природной наклонности и особенному назначению своих дарований. Вполне образованным человеком должно почитать того, который приобрел понятия, хотя поверхностные, обо всех науках, познакомился с главными в них открытиями, постиг дух времени и перемены вкуса в изящных произведениях. Такое образование придает общество, его нравы и чтение книг, преимущественно повременных изданий, разнообразных в своем составе, каково должно быть само народное просвещение; любопытных новостию и заманчивых картиною настоящей жизни, верным изображением страстей и чувств. Издатели такого журнала должны быть в кругу самого образованного общества, быть его представителями, не нуждаться в средствах и черпать из обильных источников под руками. Если они не могут гнаться за славою писателей первостепенных, которых бывают только отголоском и даже невсегда справедливыми судьями, то им представляются другие выгоды, другое вознаграждение за их труды. Высшим учебным заведениям, Академиям, и Университетам, издавать подобные журналы от своего лица и заботиться о таких выгодах, не должно. Им надобно взять на себя другую обязанность. Членам Университета принадлежит трудиться собственно для наук и ожидать награды в своей известности, в ученой славе. В нашем отечестве науки давно уж нашли для себя такое покровительство, что Университеты, не нуждаясь в средствах, могут жертвовать значительными издержками для успехов просвещения. Н. Лобачевский. Ученые Записки, издаваемые имп. Казанским университетом, 1834, кн. I, стр. I—VI. Перепечатано в статье Н.П. Лихачева в журнале «Книговедение», 15 марта 1894, N3, стр. 42—44. С.367-68 Акустический журнал, 1956, 2, выпуск 3 Бронштейн И.Н. «К столетию со дня смерти Н. И. Лобачевского. (1856–1956). Неизвестная статья Н. И. Лобачевского по акустике» с. 320-322 Акустический журнал, 2, 3, с. 320-322 (1956) | Рубрика: 03 http://www.akzh.ru/pdf/1956_3_320-322.pdf На славянских землях первая печатная книга появилась: в Чехии (Пильзне) в 1475г., и вообще первая печатная славянская книга там же (в Праге) в 1478г,, первая печатная книга на церковно-славянском языке и кириллицей в Кракове в 1491г., у южных славян, в Цетинее в 1493г. (и одновременно, кажется, и в Венеции); на Руси вообще, именно в Белой Руси, в Вильне, в 1525г., в Великороссии, в Москве, в 1564г. С. Бендасюк. Общерусский первопечатник Иван Федоров и основанная им братская Ставропигийская печатня во Львове. Львов. 1934. Типография Ставропигийского института https://www.litres.ru/semen-bendasuk/obscherusskiy-pervopechatnik-ivan-fedorov-i-osnovannaya-im-bratskaya-stavropigiyskaya-pechatnya-vo-lvove http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_705.htm BROWSEC — ДОСТУП К ЗАБЛОКИРОВАННЫМ САЙТАМ https://www.youtube.com/watch?v=MxT7hz7dXJE

Ять: Топрак-кала. С.П. Толстов рассматривает хорезмийский документ на дереве, датируемый 2-3 вв. н.э. С.П. Толстов. По следам древнехорезмийской цивилизации. Ч. 1 http://www.opentextnn.ru/history/archaeology/expedetion/Tolstov/?id=1137 страбон http://naturalhistory1.narod.ru/Person/Lib/Strabon/Index.htm Страбон. География в 17 книгах. Репринтное воспроизведение текста издания 1964г. М.: «Ладомир», 1994. Перевод, статья и комментарии Г. А. Стратановского http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1260110000 Марешаль Пьер Сильвен. Путешествия Пифагора, знаменитого самосского философа, или Картина древних славнейших народов, изображающая их происхождение, обычаи, богослужение, таинства и достопамятности. Часть третья. М., 1805. 502с. http://www.twirpx.com/file/2079696/ Результаты естественнонаучных и археологических исследовании аму-дарьинских русел могут быть кратко сформулированы следующим образом. Огромные песчаные пустыни Кара-Кум и Кызыл-Кум, за исключением рассеянных по ним древних каменистых возвышенностей, возникли з результате деятельности вод великих среднеазиатских рек Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи. На необъятных пространствах Кара-Кумов, тянущихся от Аральского моря до гор Копет-Дага и от Аму-Дарьи до Каспии, так же как и на пространствах Кызыл-Кумов к северу от возвышенностей, окаймляющих с севера Зеравшанский оазис, — всюду встречаются следы древних течений этих рек и связанных с ними озер в виде аллювиальных и озерных отложений, в виде прекрасно выраженных в рельефе долин, разнообразных раковин водных моллюсков, береговых валов, отмелей и т.д. Пустыни имеют типичный песчаный эоловый рельеф. Но, как показал анализ, минералогический состав отложений пустыни ничем не отличается от состава современного аллювия Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи. Многочисленные древние, ныне сухие русла тянутся то в широтном, то в меридиональном направлениях, особенно в северной части этих пустынь. Некоторые из них, например русло Узбой, имеющее протяженность от Сарыкамыша до Каспия около 500 км, производят впечатление недавно покинутой долины; другие, выраженные менее резко, пересыпаны песками; в отдельных случаях они могут быть прослежены лишь при помощи картографического материала и аэроразведки. В южных Кара-Кумах, где (как мы увидим ниже) располагалась долина самого древнего из аму-дарьинских русел — пра-Аму-Дарьи, обнаружить русло пока не удалось. Его следы сгладились в процессе формирования "эолового рельефа песков; и только минералогический состав слагающих эту зону песков не оставляет сомнений в том, что здесь некогда пролегала главная долина великой среднеазиатской реки (с.24-25) Толстов С.П. По древним дельтам Окса и Яксарта. Москва. Изд-во восточной литературы. 1962. 321с. http://www.twirpx.com/file/846946/ Воспоминание о передвижении кимров и скифов из Азии в Северное Причерноморье http://letopisec.blog.bg/photos/123281/615px-AssyriaEastLands_ru_svg.png http://letopisec.blog.bg/history/2014/03/04/gyrcite-pomniat-kimeriicite-troia-i-gamir.1244395 http://tainy.net/20187-zabytye-kimmerijcy-nashi-pryamye-predki.html Рис.41. Киммерийцы (?). Изображение с ионийского саркофага на Клазомен. Середина VI в. до н.э. или несколько ранее (В Британском музее хранится наиболее известный из сохранившихся саркофагов. Его крышка украшена сценами боя гоплитов с конными воинами в варварской одежде. В руках у всадников длинные мечи, на поясе гориты, головы защищены шапками). http://kladina.narod.ru/ivanchik/ivanchik.htm 2.8. Киммерийцы в Манне. Перейдем теперь к рассмотрению текстов, которые сообщают о пребывании киммерийцев в районах, расположенных к востоку от Ассирии, то есть в районе Манны и Мидии. Здесь следует прежде всего назвать письмо из царских архивов С 14 (ABL 1237 = SÄА 10, 111). Л. Уотерман в своей первой публикации данного письма восстанавливал имя его автора как Nabû-sarru-usur А.И. Иванчик. Киммерийцы. Древневосточные цивилизации и степные кочевники в VIII-VII вв. до н.э. Научное издание. М.: Институт всеобщей истории, 1996. 324с. http://publ.lib.ru/ARCHIVES/I/IVANCHIK_Askol'd_Igorevich/_Ivanchik_A.I..html http://historylib.org/historybooks/Askold-I--Ivanchik_Nakanune-kolonizatsii/?id=Askold-I--Ivanchik_Nakanune-kolonizatsii&title=Askold-I--Ivanchik_Nakanune-kolonizatsii https://volistob.ru/vio-news/vstrecha-s-askoldom-ivanchikom http://latestenergy.ru/index.php?Itemid=47&catid=37:osnovy-teorii-nr&id=930:2013-10-21-07-15-33&option=com_content&view=article …древнейшие сведения о киммерийцах дают нам донесения ассирийских шпионов из Урарту, относящиеся к периоду 722–715гг. до н.э. (Эта дата окончательно установлена Б.Б. Пиотровским: История и культура Урарту. Ереван, 1944, с.296. Ср. также: АВИУ, н.50, 10, с.341, прим. 13). Они сообщают о тяжелом поражении, нанесенном Русе I урартскому во время его похода в страну Гамирра, которая, согласно разъяснению агентов, отделена от Урарту областью (nagiu) Гурианиа (урартск. Куриани), локализуемой на северо-западных границах распространения урартского влияния (С.Т. Еремни, согласно устному сообщению, локализует страну Гамирра для этого времени около совр. Ленинакана. Позже в армянской терминологии Гамир(-к) – это Каппадокия, т.е. восточная Малая Азия). И.М. Дьяконов. История Мидии от древнейших времён до конца IV в. до н.э. Из гл.3: Киммерийцы в Передней Азии. М.-Л.: 1956. 486с. http://anl.az/new/upload/File/berpa/berpa-13-file.pdf Гюмри — второй по величине город Армении (ранее Александрополь, с 1924г. Ленинакан)…Город расположен в 126 километрах от Еревана, в центральной части Ширакской котловины, окружённой с севера, востока и юго-востока Ширакским и Памбакским хребтами и отрогами горного массива Арагац. Современный Гюмри, сохранивший в себе черты древнего города, расположен на высоте 1550 метров над уровнем моря, в северо-западной части Армении. Находится в 8-9 балльной сейсмической зоне...Почвенный покров в основном состоит из плодородных земель — чернозёма, однако...По данным археологов, первые поселения на территории современного Гюмри появились в бронзовом веке. Известно, что населенный пункт, где ныне расположен Гюмри, в старину называли Кумайри. Это название некоторые ученые связывают с именем киммерийцев — племён, вторгавшихся на западные берега Чёрного моря...(VIII век до н.э.). Как отмечает Я. Манандян, город был, по всей видимости, центром этого союза киммерийско-скифских племён, осевших в древнеармянских областях Вананд, Ширак и Айрарат, и его наименование имеет этническое происхождение (от имени киммерийцев Gimirrai). В урартских летописях VIII века до н.э. неоднократно упоминаются походы в район Гюмри (страну Эриахи, армянский Ширак). С. Лесной. История "руссов" в неизвращенном виде. Берлин. 2003 https://eknigi.org/istorija/181625-istoriya-russov-v-neizvraschennom-vide.html http://fanisovich.livejournal.com/637107.html потаенное Проф. С.Я. Парамонов (Лесной), 1947г. Из документов, хранящихся в Национальном Архиве Австралии. Обнаружено при содействии Е.В. Говор (Канберра) https://profilib.com/chtenie/156705/sergey-lesnoy-rus-otkuda-ty-2.php Резюме проф. С. Я. Парамонова на английском языке 1947 г. Подано при трудоустройстве в Австралийский Совет по науке и исследованиям – аналог Академии Наук. Из документов, хранящихся в Национальном Архиве Австралии. Обнаружено при содействии Е. В. Говор (Канберра) http://thelib.ru/books/sergey_lesnoy/rus_otkuda_ty-read.html Недоучитывание прошлого – это чрезвычайно частая, но вместе с тем и грубая ошибка. Мы все живем больше будущим, всегда в устремлении к “завтра”, даже не используя, как следует, наше “сегодня”. Наше же “вчера” отходит быстро в тень, а то и вовсе исчезает. Между тем каждое “сегодня” есть только следствие “вчера” и причина “завтра”. В этой непрерывной цепи каждое “сегодня” есть сумма тысяч и тысяч “вчера”, сумма труда и жизни многих поколений. Никакое “вчера” не исчезает бесследно, оно ступень к настоящему “сегодня". - Так писал в 1961 году ученый-эмигрант Сергей Яковлевич Лесной http://www.svoboda.org/a/24682031.html Андрей Николаевич Кравцов https://www.litmir.co/br/%3Fb=220168 О том насколько древние народы приближались к идее и технике книгопечатания, свидетельствует сочинение De natura Deorum древнеримского писателя-оратора Цицерона (106-43 до н.э.). Оспаривая мнение сторонников древнегреческого философа Эпикура о создании вселенной путем случайного соединения атомов, Цицерон писал: Кто верит, что это возможно, - почему ему не вообразить, что, если бы бросили на землю известное количество знаков, сделанных из золота или из другого материала и представляющих двадцать одну букву алфавита, они могли бы упасть, приняв такой порядок, что образовали бы при чтении «Анналы» Энния? - В этом изречении Цицерон, по существу, предвосхитил идею книгопечатания, так как он ясно говорит и об изготовлении подвижных литер из металла, и о расположении их в таком порядке, при котором возможно чтение связного текста и стало его, Каина, лицо черным, и волосы и глаза почернели, как угли в печи, и кровь его стала черной, и обе ладони почернели, и так испугался Каин гнева Господа, что убежал в жаркую пустыню, где живут злохитрый змий и иные гады в виде огромных саранчуков …А когда возраст Адама и Евы перевалил за полтора века, пришел из Нодемской пустыни к их дому страшный и больной Каин и, рыдая, стал просить прощения у своих родителей за совершенное им злодеяние, и надеялся на их утешения, так как искупил грех своим тяжким трудом в земле Нодемской, где жил в одиночестве и в впроголодь среди разных гадов в течении пятидесяти лет И признали Каина его родители, и простили его, и предоставили ему приют, еду и питье, и дали ему в жену старшую свою дочь Анфилию, а в приданное стадо и всяческую утварь: ведь он, Каин, их первенец, и они жалели его. И женился Каин на сестре своей Анфилии, по прозвищу Азара, или Агава А потом Сиф женился на своей младшей сестре Илалии. И преумножился род человеческий потомками Каиновыми и Сифовыми Кровосмешение людей с похожей генетикой часто приводит к генетическим отклонениям у их потомков. Вероятность генетических отклонений повышается, если отец и мать имеют одинаковые генетические проблемы (например, брат и сестра). У супругов из разных семей возможность совпадения генетических дефектов минимальна. Галичский клад является современником египетского фараона Рамзеса II... http://galich.com/index.php?option=com_content&task=view&id=248 На оз. Галичском у с. Туровского, в устье р. Лыкшанки, расположена стоянка, обнаруженная на месте находки известного Галичского клада бронзовых вещей. Ее исследование выявило остатки девяти жилищ, два из которых имели кладовые в виде пристроек, множество каменных и кремневых орудий, нож из бронзы и керамику, уже знакомых нам типов: позднюю ямочно-гребенчатую, бомбовидную с высокой шейкой и «сетчатую». На Галичском озере имеются еще три подобных стоянки в местности Пески и в устье р. Середней в восточном конце озера. Приведенные выше материалы, характеризующие более поздние памятники, показывают, что древний уклад неолитических рыболовов-охотников претерпел существенные изменения. Они заключались в появлении металла и металлургии, в появлении первых домашних животных, возможно, в появлении земледелия. На усложнение способов приготовления пиши указывает то разнообразие типов и форм посуды, которое выявляется в поздних стоянках. Можно говорить также о начале обмена; металл, например, мог попасть в Верхнее Поволжье только этим путем. Галичский клад который только что упоминался, имеет несомненное происхождение из области Волго-Камьп: он имеет параллели в Сейминском и Турбинском могильниках, в Абашевских курганах Чувашской АССР и в Верхнеуральском кладе из Приуралья (П.Н. Третьяков. К истории доклассового обшества Верхнего Поволжья. Изв. Гос. Акад. истории матер. культуры, Bып. 106, 1935. с.132—134). Любопытен также факт появления около отдельных жилищ помещений хозяйственного назначения, что имеет место и в поздненеолитических памятниках низовьев р. Оки, но ни разу не было встречено в ранних стоянках П. Третьяков. Материалы и исследования по археологии СССР. с.16-17 В 1945 г. в районе Галичского озера были произведены раскопки в двух пунктах, в которых В.И. Смирнов в 1927 г. открыл остатки древних поселений. Результаты его обследования остались неопубликованными, материалы же раскопок поступили частью в Галичский музей, частью в Костромской. В литературе имеется лишь краткое упоминание о стоянках в местности «Пески» — в книге П.Н. Третьякова «К истории племен Верхнего Поволжья» и в путеводителе Галичского музея — о стоянке «Пески» и селище «Пуп». Оба эти пункта находятся неподалеку (в 7—8 км) от местонахождения Галичского клада и Галичской стоянки (на Заячьей Горке). Исследование новых памятников, находящихся в области Галичской культуры (В.А. Городцов. Галичские клады и стоянка. Тр. Секции археологии. 1928, III. РАНИОН) М.Е. Фосс Новые памятники в районе Галичской культуры. Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях Института истории материальной культуры. Выпуск 17. c,61-70 http://www.twirpx.com/file/931352/ С.В. Сизый. Лекции по теории чисел: Учебное пособие для математических специальностей. Екатеринбург: Уральский государственный университет им. А.М. Горького, 1999 http://literatura.at.ua/mathematic/Teoriy_chisel_Lekcii-Sizuy.pdf В 1945 г. в районе Галичского озера были произведены раскопки в двух пунктах, в которых В.И. Смирнов в 1927 г. открыл остатки древних поселений. Результаты его обследования остались неопубликованными, материалы же раскопок поступили частью в Галичский музей, частью в Костромской. В литературе имеется лишь краткое упоминание о стоянках в местности «Пески» — в книге П.Н. Третьякова «К истории племен Верхнего Поволжья» и в путеводителе Галичского музея — о стоянке «Пески» и селище «Пуп». Оба эти пункта находятся неподалеку (в 7—8 км) от местонахождения Галичского клада и Галичской стоянки (на Заячьей Горке). Исследование новых памятников, находящихся в области Галичской культуры (В.А. Городцов. Галичские клады и стоянка. Тр. Секции археологии. 1928, III. РАНИОН) 129. Мирович Р.Д. - Алфавитный указатель жертв австро-мадьярского террора во время первой мировой войны 1914-1918 г.г. на областях Галицкой и Буковинской Руси с автобиографическими и библиографическими данными. Львов, 1954-1960. 130. Мирович Р.Д. - Топографический обзор в связи с австро-мадьярскими зверствами в первую мировую войну по уездам Прикарпатской Руси. Львов, 1954-1960. 131. Мирович Р.Д. - В 44 годовщину Перемышльской трагедии. «Русский Голос», Варшава, 1958, № 18. 132. Мирович Р.Д. - Защитительная речь д-ра К.Д. Богатырца - замечательный исторический документ. 133. Мирович Р.Д. - Памяти народного мученика священника М.Г.Сандовича. (К 75-летию со дня рождения - 1.02.1886 - 6.09.1914). Львов, 1961. http://elibrary.ru/contents.asp?titleid=55508 http://www.plam.ru/polit/genocid_karpatorusskih_moskvofilov_zamolchannaja_tragedija_hh_veka/p4.php http://www.rospres.com/government/15795/ Очерки по истории естествознания в России в XVIII столетии В. И. Вернадский 1912-1914 http://vernadsky.lib.ru/e-texts/archive/russia.html Чесноков В.И. Вернадский – великий научный новатор и гуманист http://latestenergy.ru/index.php?Itemid=47&catid=37:osnovy-teorii-nr&id=930:2013-10-21-07-15-33&option=com_content&view=article П.А. Костычев. Избранные труды. М.: АН СССР, 1951. - 670 с. http://padabum.com/d.php?id=46334 http://www.twirpx.com/file/233081/ Русский Чернозем - наследие предков Схематическая карта главнейших почв черноземной области. Составил П.А. Костычев http://www.twirpx.com/file/1172208/ Материалы для оценки земель Самарской губернии Первая крупная работа Прасолова после Октябрьской революции была посвящена изучению почвенного покрова поймы р. Волхова и берегов оз. Ильмень (1922 — 1926) в связи с созданием «Волховстроя». Эта работа дала интересные материалы по генезису аллювиальных почв и наметила те изменения в почвенном покрове, которые произойдут в результате подтопления и поднятая уровня грунтовых вод. Она послужила прототипом для ряда подобных исследований, проведенных позднее в бассейне верхней Волги и Камы в связи со строительством гидростанций. В 1926 — 1928 гг. Прасолов вместе с сотрудниками производил почвенные исследования в Крыму и на Кавказе. Их итогом было установление типа бурых лесных почв и характеристика почвенного покрова этих «горных стран. В 1931 г. Прасолов руководил Кузнецко-Барнаульской почвенной экспедицией, в 1932 — 1933 гг. — Нижневолжской почвенной экспедицией, организованной Академией наук СССР в связи с проблемой «Большой Волги» и предполагавшимся в то время строительством Камышинской плотины. В то же время (с 1932 по 1937 г.) Прасолов консультировал работы Ленин градского отделения Всесоюзного института удобрений и агро-почвоведения ВАСХНИЛ по съемке почвенного покрова Ленин градской, Вологодской областей и юга Архангельской области, а позднее, с 1938 по 1939 г., он руководил почвенно-географическими исследованиями на Урале. Он заведовал отделом географии и картографии почв Почвенного института имени В. В. Докучаева с момента его основания (1927 г.); в 1931 г. он был избран членом-корреспондентом АН СССР, а в 1935 г. — действительным членом АН СССР. С 1937 по 1948 г. Прасолов — директор Почвенного института имени В. В. Докучаева, главный редактор журнала «Почвоведение» и председатель Всесоюзного общества почвоведов. Все перечисленные исследовательские и научно-организационные работы Прасолова органически сочетаются с главным направлением его научной деятельности в эти годы — с работами по общей картографии почв и по учету земельных ресурсов. Началом обзорных почвенно-картографических работ Прасолова следует считать его карту «Почвенные области Европейской России», приложенную к статье того же названия и сопровождавшуюся приближенным подсчетом площадей почвенных зон (1922 г.). В 1927 г. Прасолов в соавторстве с С. С. Неуструевым, а также с Н. И. Прохоровым и Б. Б. Полыновым создал первую почвенную карту Азиатской части СССР (в м-бе 1:4200 000), являясь главным организатором этой работы и ее редактором совместно с К. Д. Глинкой. В 1930 г. Прасолов опубликовал новую почвенную карту Европейской части СССР (в м-бе 1:2520 000), повторяя работу учеников В. В. Докучаева — Н. М. Сибирцева, А. Р. Ферхмина, Г. И. Танфильева и на основании совершенно новых обширных и разнообразных материалов почвенных исследований последокучаевского периода. Обе эти работы имели огромное значение для развития географии почв. Они были высоко оценены и широко использованы представителями других разделов географии. На основании этих карт Прасолов создает общую почвенную карту Советского Союза и впервые в нашей стране проводит общий учет земельных ресурсов СССР, сопоставляя площади почв с площадями земельных угодий по почвенным зонам. Данные по учету земельных ресурсов публикуются в сборнике «Растениеводство СССР» в известной работе Прасолова «Земельный фонд для растениеводства СССР с точки зрения географии почв» и в журнале «Природа» (1932). Эти данные имели большое значение для различных областей географической науки. Почвенные карты Прасолова были включены во многие географические атласы и широко использовались как учебные пособия для высшей школы. Под редакцией Прасолова была составлена первая стенная почвенная карта СССР для средней школы. Материалы по учету и качественной характеристике земельных ресурсов были широко использованы планирующими организациями. В последующие годы под руководством Прасолова они многократно детализировались и дополнялись. За эти работы Прасолову была присуждена Сталинская премия. Почвенно-картографические работы Прасолова развивались в дальнейшем в двух направлениях. Во-первых, он руководил обширными работами по составлению Государственной почвенной карты СССР и редактировал целый ряд новых почвенных карт (Европейская часть СССР, Казахская ССР, Украинская ССР, Башкирская АССР и др.). Во-вторых, он развернул работы по составлению Мировой почвенной карты, продолжая з этом отношении работы, начатые В. В. Докучаевым и К. Д. Глинкой. Кроме того, он редактировал ряд обобщающих работ по географии почв («Почвы СССР» и др.). Мировая почвенная карта Прасолова, опубликованная в Большом советском атласе мира, опирающаяся на большой фактический материал, позволила глубже понять общие законы географического распределения почв в мировом масштабе и по полнить докучаевское учение о зональности новым разделом о фациальных почвенно-географических закономерностях (развитым позднее в работах акад. И. П. Герасимова). За этот труд Академия наук СССР присудила Прасолову золотую Докучаевскую медаль. Подсчеты площадей почв, сделанные на основании этой карты, были сопоставлены с данными по распределению земледелия. Они позволили учесть мировые земельные ресурсы и выявить обширные резервные площади для расширения земледелия. Публикуя эти данные в годы Великой Отечествен ной войны и оперируя новыми чрезвычайно вескими материалами, Прасолов резко выступил против идеи неомальтузианства. Литературное наследие Прасолова велико. Им написало более 150 научных статей и монографий, из них 15 в соавторстве с его сотрудниками. Только личный текст Прасолова составляет более 200 печатных листов. Кроме того, Прасоловым составлено и проредактировано более 50 почвенных карт различных территорий, из которых многие получили мировую известность. Все эти работы явились ярким продолжением того направления в отечественной географической науке, которое было заложено трудами В. В. Докучаева. Они обогатили наши знания и создали прочный фундамент для современного развития географии почв. http://big-archive.ru/geography/domestic_physical_geographers/87.php http://kraeved.opck.org/kartografia/atlas/atlas_orenburg_obl/17.jpg http://kraeved.opck.org/kartografia/atlas/atlas_orenburg_obl.php http://kraeved.opck.org/kartografia/atlas/atlas_orenburg_obl/36.jpg http://bookz.ru/authors/anatolii-klesov/dnk-gene_578/page-2-dnk-gene_578.html http://dna-academy.ru/haplomaps/ http://pereformat.ru/klyosov/ Из всех созвездий, известных киргизам, наиболее популярным было, пожалуй, созвездие Уркор — Плеяды. По нему определяли время года. Приближение Плеяд к горизонту на западе считали признаком наступления весны: Если к началу ночи Плеяды склоняются к западу, значит наступает весна; Пока Плеяды не опустятся близко к горизонту, земля не нагреется; Плеяды склонились, и весна пришла. В конце весны говорили: Плеяды низко опустились или Плеяды в первые сутки мая скрываются за горизонтом, на десятый день июня месяца появляются. Буйный рост растений в это время года народ связывал с Плеядами: Плеяды появились — травы буйно поднялись (букв, травы шарахнулись). В середине лета созвездие определялось уже на востоке, перед самым восходом Солнца: в июле Плеяды восходят вместе с утренней зарей; в конце лета: с восходом Плеяд под утро чувствуется прохлада и накапливается роса; осенью Плеяды нахо¬дятся довольно высоко над горизонтом: плеяды подходят к зениту, ночи становятся гораздо длиннее; к середине зимы вечерами созвездие Плеяд видно почти у зенита: плеяды подошли к своему зениту, значит половина зимы уже позади. Времена года определяли и с помощью других созвездий Зодиака, но Плеяды, как верно заметили люди, напоминая своим видом спутанный табун молодых кобылиц, выделяются среди остальных созвездий. Кроме того, они длительное время доступны для обозрения — от середины лета до начала следующего лета. С древних времен по Плеядам киргизы определяли не только времена года, но и месяцы. Такое месяцеисчисление получило название тогоол — покрытие (или встреча), сближение, столкновение. Луна проходит вблизи Плеяд, и в каждом лунном месяце они один раз встречаются — тогол-дошот, а на другой день располагаются по соседству друг с другом. В последние дни они все дальше и дальше удаляются. Промежуток времени между двумя последовательными соединениями Луны и Плеяд составляет сидерический (звездный) месяц (27, 32 суток). Промежуток времени от одного новолуния до другого равен 29,53 суток и называется синодическим месяцем. По этой причине встреча Луны с Плеядами приходится в каждом месяце на разные числа лунного месяца, то есть происходит каждый раз на 2,21 суток раньше (29,53—27,32=2,21) предыдущей встречи. Если в каком-то лунном месяце встреча произошла на 9-е число, то в следующем придется на 7-е и т. д. На основе этого явления киргизы лунные месяцы называли так: девятая встреча, седьмая встреча, пятая встреча и т. д. При этом киргизы считали, что тогоол приходится обязательно на нечетное число. Однако эсепчи — предсказатели погоды по восходу и заходу Солнца и по положению планет считали, что тогоол может приходиться и на четные числа, так как в году не укладывается целое число синодических месяцев. Эсепчи вели счет месяцам и предсказывали погоду. В одном из арабских источников, относящимся к средним векам, говорится: «Среди киргизов есть человек из простых, который называется Фагинун. Его приглашают каждый год в определенный день... у него спрашивают о всех событиях, которые должны произойти в этом году, и он сообщает, будет ли урожай или неурожай, дождь, засуха и прочее, и они верят, что-то (что он говорил) правда». Несмотря на то, что Луна встречается с Плеядами не 7-го числа, а 8-го, сохранилось прежнее условное название месяцев: первое покрытие, третье покрытие и т. д. Считалось, что 21-е покрытие приходится на месяц баш оона — август, а 1-е, 3-е и 5-е покрытие — на весну (соответственно на май, апрель, март,). С древних времен киргизы говорили: Пока не наступит пятое покрытие, не распоясываются, то есть на легкую одежду не переходят. В весенние месяцы Плеяды наблюдаются на западе, Луна в новолунии тоже находится на западе, поэтому весной встреча Плеяд с Луной происходит в первых числах лунных месяцев. В летне-осенние месяцы Плеяды наблюдаются на востоке и Луна видна на востоке в последних фазах, поэтому в это время Плеяды с Луной встречаются в последних числах лунного месяца. Обычно расчет тогоолов эсепчи начинали с декабря: Бештин айында безилдеген суук — Со второй декады ноября начинается холодище. Этот месяц относили к 13-му тогоолу, а декабрь — к 11-му (учтун айы он бир менен тогойт) и т. д. После первого тогоола, соответствующего, кулжа — маю, Плеяды, как выше было отмечено, опускались за горизонт и около 40 дней в данной местности это созвездие не было видно. http://www.open.kg/about-kyrgyzstan/culture/ethnography/2017-astronomicheskie-znaniya-drevnih-kyrgyzov.html http://sibit.net/download/free/2rwvoact9gyt# Происхождение Сербов на основе генетических исследований 1. Славяне — 51% (I2a-CTS10228 ~ 34%, R1a (Z280+M458) ~ 17%) 2. Иллирийцы, фракийцы, кельты — 35% (E-V13, J2-M172, R1b-Z2103, R1b-P312, G2a-L497) 3. Готы, норманны, саксы — 10% (I1-М253, R1b-U106, I2a2a-M223) 4. Другие — 4% (N2-Y6503, J1-M267, Q-M242)



полная версия страницы