Форум » Славянский мир » Русины » Ответить

Русины

Слатин Н.В.: Мѣста жительства и мѣстные названія русиновъ http://kadykchanskiy.livejournal.com/356434.html

Ответов - 67, стр: 1 2 3 All

Ять: Деятельность общества имени Александра Духновича в Подкарпатской Руси Значёк Общества Духновича (ОД), бронза, эмаль Всех, кто носит с гордостью наш значёк, при встрече будем приветствовать: Здравствуй, Братъ!, Здравствуй, Сестра! Это - добрый славянский обычяй Наш значёк Карпатороссы! Нам не стоны Слезами горькими росить, Но щит веками освященный Над сердцем грозно возносить. Под наш трехцветный русский флаг, Под белый, синий и червонный Сойдись народ объединенный, Да устрашишься лютый враг! Но не для злобы и проклятья, Не проливать чужую кровь, Сойдемся для рукопожатья, Где мир, единство и любовь, А тем, кто нам пророчит беды, Кто разбиваешь нас тайком, Храня Духновича заветы Ответим русским языком: „Кто-б ни был ты, но виждъ и внемли: В единстве грозном мы стоим! Не предадим родные земли, Как душ своих не предадим!" Десять заповедей Общества им. А. Духновича 1. Аз есмь единственное Русское Культурно-просветительное Общество на Подкарпатской Руси, да не будут тебе общества иныи, кроме меня! 2. Не призывай и не злоупотребляй именем Александра Духновича падаремно и на пользу иных, а соблюдай заветы его! 3. Памятай, абысь день русской культуры и от каждого дня что-нибудь для приобретения русской культуры святил! 4. Чти русский язык отца твоего и матери твоей, да благо преуспевает и долголетен будет твой русский дух на целом свете! 5. Не убий свою русскость за »збытковый статок«! 6. Не чужеложь с твоим языком, вводя в него польско-украинские элементы! 7. Нe укради ничего от твоей истинно-русской культуры! 8 Не будь сведком фальшивым против своего родного русского языка и его не продай! 9. Не пожелай жениться на чужей культуре, чтобы убил свою прадедно-русскую и целым миром признанную! 10. Не пожелай жадной вещи, ни грошей для изменения твоей русской культуры. Русский народный календарь Общ. им. А. Духновича на 1928. с.145,170,192 http://rusyns-library.org/russkij-narodnyj-kalendar-1928-god-obshh-im-a-duxnovicha/ Национальный гимн и прапор Подкарпатской Руси Гимн и прапор это два вещества, символизирующие на вне то, или другое государство, или-же народ. Выходя из этого, ставим вопрос, что автономная территория Подкарпатская Русь и ее русский народ имеет-ли право пользоваться отдельным национальным гимном и прапором и если да, каковыми. На счет гимна и прапора не может быть сомнения, ибо сама история представляет нам факты и то факты относящиеся вместе и до нашего прапора, именно: 1. Адольф И. Добрянский и его единомышленники, как: Виктор И. Добрянский, Александер Яницкий, Наумович и другие в году 1848 при мятеже мадьярском, стремясь создать отдельное русское воеводство из Подкарпатской и Галицкой Руси и Буковины, в проекте конституции, составленной А.И. Добрянским, внесли, что прапором воеводства будет прапор — сине-желтого цвета. Этот проект принят по историческим фактам, что Мария Терезия царица, обдарила прапором этого цвета мукачевскую епархию. В последствиях учреждение указанного воеводства не осуществилось, так как славяне бывшей Австро-Угорщины по проекту Палацкого — при мятеже мадьярском — пошли на встречу Австрии. Австрийское правительство освободившись от неприятелей, в начале проводило ту лицемерную политику конституции от 4 марта года 1849, что славянам всего государства дана была полная национальная свобода. Благодаря верным русским вождям, как Добрянскому, Наумовичу и другим, русский дух у нас, в особенности-же в Галиции так сильно креп, что австрийским правительством, издавшим веденную конституцию, против постановления той-же в году 1854, была заведена в Галиции — цензура. В году 1859, тем-же правительством дан приказ львовскому университету создать особую грамматику для »Галицко-русинского народа«, именно грамматику разъединяющую. При этом мать императора Франца Иосифа — София — последователям этой грамматики и разъединения русского народа подарила прапор то-же сине-желтого цвета, который ими принят, как принято было и называть себя »украинцами«, место »русских«. Это была политика Габсбургов против России. Среди такого рода событий Адольф И. Добрянский и его единомышленники, главным образом брат его Виктор Иванович, А. Яницкий и Наумович составили документ особого характера и приблизительно такового содержания: Мы, как сторонники русского воеводства, в своем проекте с года 1848-го приняли нашим национальным прапором »сине-желтый«, но в виду того, что угнетатели и изменники русского народа приняли за свой того-же цвета прапор, мы отказуемся от него и принимаем, как свой, »общерусский трехцветный национальный прапор«. Записки об этом документе сохранялись у Яницкого, тоже и у Добрянскаго и 1905, или-же 1906 года увезены профессором петроградского университета Будиловичем. Где они находятся в настоящем, неизвестно. Исходя из этих исторических фактов, О-во им. А. Духновича приняло общерусский национальный прапор за свой. Прапор этот освящен на общем собрании О-ва Его преосвященством епископом Петром в гр.-кат. храме в Мукачеве, 27 мая 1926г. Прослезился пастырь, прослезилась 3000 душ молящаяся толпа, доказав этим, что символ нашей русской национальности, прапор трех-цветный — общерусский. 2. Под влиянием событий Духнович уже заранее написал свой первый гимн: Подкарпатские русины, оставьте глубокий сон - и пели мы его и при мадьярском режиму, мы в жилах которых еще кружилась русская кровь, как нашу святую национальную песень; петь как гимн, это равнялось самоубийству, ведь мадьярское правительство не признавало кроме мадьярского, никаких гимнов…Гимн не существовал в нотах до дня 20-го мая 1919г., когда его Др. Степан А. Фенцик, идя с депутацией в Прагу, по поводу присоединения Подк. Руси к Чехословацкой республике, в Кошицах — в поезде — положил на ноты. Вторая наша национальная песень по запискам Яницкого, является как следствие Духновичем написанного, нашими предками и нами принятого гимна, именно: Духнович в годах 1860, или-же 1861 был арестован в Пряшеве, как руссофил и сопровожден в Кошицы, при чем в Обшовцах доведено до его сведения, что в случае его письменного отказания в руссофильских идеях, может быть освобожден, а он, попросив от проводящих его бумагу и перо, смело написал: Я русин был, есмь и буду... Вот факты, которые не требуют дальнейших объяснений, но освящают наш гимн и прапор, как наш и не чужой… Украинствующие элементы в Подк. Руси употребляют прапор сине-желтого цвета и тем хотят доказать ненависть свою против всего, что русское. Даже один из них, начал борьбу в году 1926 против гимна Духновича, подавши в уряды информацию, будто бы гимн Духновича »спевали у нас под гнетом мадьяр только за белым столом«. Таким способом желали бы устранить историческую национальную песнь нашу и получить апробацию нового »гимна«. Печальное явление текущих дней наших... Гимн Духновича был с года 1859 вечным протестом против гнета мадьяр, он есть и будет молитвой народа нашего. Бело-сине-красный (червоный) прапор есть знак русской нации, русской народности. Цвета эти приняли словаки, сербы, хорвати тоже. Прапор наш не есть знак русского государства, которое имеет свой особый штатный флаг, но есть символ, внешний знак того, что мы русские, что мы часть великой русской нации. В кругах украинствующих видим стремление к уничтожению всего, что было и есть святым в истории карпаторусского народа. Наша письменность, развивавшаяся с конца XVIII столетия на основах церковно-славянского и русского литерат. языков, уже колет очи украинцев; они хотели бы порвать все связи с тем, что было у нас до сего дня и напросто пересаживать до нас все польско-украинские экспериментации из Галиции, даже большевистической России. Однако каждое дерево живет от своих корней, так и наш карпаторусский народ перестал быть, еслибы оторвали его от корня, от своей истории и традиций. Род его русский, язык, обычаи русские, название тоже русское, просто не хочет перекреститься на какое-нибудь украинское. Он есть и будет Руси сыном – русином – говорящим, пишущим, чувствующим по-русски. Русский народный календарь Общества Александра Духновича на обыкновенный год 1927 (под ред. И. Каминского). Ужгород, 1926, с.147-151 https://drive.google.com/file/d/0ByEPC8MjcH3oWVdUck9EcUhqeDQ/view Степан Фенцик (ред.). Песни Подкарпатских Русинов. Часть І. Прага. 1921. 26с. http://www.ruwega.com/news/p%D1%A3sni-podkarpatskikh-rusinov-%28stepan-fentsik%29/ Да соединит нас дух Духновича! Деятельность общества имени Александра Духновича в Подкарпатской Руси http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_766.htm

Ять: Национальное самосознание нашего народа Первый товарищ председателя Общества им. А. Духновича и председатель Спортив. Секции Д-р Иосиф Викторович Каминский, б. жупан, б. член парламента, б. председатель Краев. Дружеств. Союза, первый товарищ председателя Центр. Русск. Народ. Рады И. Каминский. Национальное самосознание нашего народа Лекция моя подобна фельетону и не стремится к литературным лаврам. Она имеет целью утвердить тот факт, что существование, развитие и будущая судьба нашего народа зависят от сознательного и сильного национального убеждения, от русского самосознания, что он был, есть и будет русским, что он есть часть великого русского народа. Без этого сознания нет возрождения, нет свободы, нет национальной культуры. Думаю, что вопросом национального самосознания особенно важно заняться именно теперь, когда так часто приходится читать о нас, что мы вообще не русские, что мы по происхождению белые хорваты или украинцы, не имеющие с великим русским народом ничего общего, или же что мы представляем собою отдельное, какое-то особое славянское племя, переходный смешанный этнографический тип, который в интересах своего существования должен произвести над собою вивисекцию и ассимилироваться с более культурным славянским соседним народом. В довоенное время встречались мы с теориями что мы особый народ угророссы, по-русски говорящие мадьяры или мадьяры грекокатолического вероисповедания. Воистину, трудно воздержаться от сатиры! После тысячелетнего существования карпаторусского народа теперь, в XX столетии, нашлись люди, которые считают нужным открыть нас, как какой-нибудь дикий полуизвестный народ в Африке. Нам дают новые имена, для нас пишут грамматики, создают новый письменный язык и всеми мерами стараются отдалить нас от колыбели, от корня, от чисто русского происхождения — одним словом: хотят нас денационализировать. Стремление к денационализации продолжается с конца XIX столетия, и ныне карпаторусский народ чувствует себя, как та первобытная рыба Австралии, которая сама не знает, рыба она или ящерица. Замечу в скобках, что нас готовы считать и медведями, как представляет изобретенный неизвестным геральдиком герб Подкарпатской Руси, на котором карпатский медведь сердито стоит у сине-желтой воды. Говоря о значении национального самосознания, мы прежде всего должны разобрать все эти теории о том, кто мы такие. Во-первых, теория о белых хорватах. Не смею оскорбить это неизвестное, вымершее, а может быть, и совсем мифическое племя; ведь de mortuis aut bene, aut ninil (о мертвых или хорошо, или ничего). Однако не подлежит сомнению, что от белых хорватов не осталось и следа на карпатских горах и в долинах. Белые хорваты оставили нам только загадочный «белый лист», на котором современные изобретатели, этнографы, историки и политики пишут свои собственные безответственные мысли. Вероятно, в память белых хорватов дали нам теперь чиновников, служивших до революции в Боснии и научившихся там по-хорватски. Но допустим, что перед нами жили здесь белые хорваты, значит, славянский народ; однако мадьяры уверяют, что они были первыми, а мы только пришельцы. А между тем все горы, долины, скалы, села носят стародавние русские названия. Иначе обстоит дело с теорией украинских реформаторов, так называемых «народовцев». По этой теории мы украинцы. Наш род столетия тому назад отделился от великорусского, хотя некогда был с ним одним. На протяжении истории наш язык приобрел особый характер, чем стараются доказать, что и наш народ особенный, отдельный от русского, славянский народ. Чтобы и имя наше не было сходно с русским, перекрестили нас в украинцев и в целях разрушения национального и культурного единства русского народа объявили войну всему русскому и нападают на русский народ, ругают русский письменный язык и живую русскую речь. Смешная и напрасная борьба! Как Дон-Кихот, воюют с ветряными мельницами эти люди. Это они ввели у нас новую грамматику и новый письменный язык, лозунг которого: смотреть, чтобы искусственная разница между общерусским письменным языком и между новым украинским была как можно больше и чтобы разница с чехословацким была как можно меньше. Понятно, что живой язык нашего народа не имеет ничего общего с этим волапюком. Нет места обсуждать теперь неправильности и непоследовательности этого нового письменного языка. Констатирую только одно. В то время как все литературные языки культурных народов — от древних греков и римлян, от Кирилла и Мефодия — старались усовершенствовать правила языка, новый украинский язык как раз наоборот — упрощает язык. Например, при склонении двух- и трехсложных слов мужского рода в родительном, дательном и предложном падежах устанавливается одно и то же окончание (слово город, окончание «у»). В среднем роде именит., род., вин. падежи единственного числа имеют ту же форму, например, слово «прошение», или, по реформаторам, «прошеня» или «прохання», в двенадцати падежах повторяет пять раз одну и ту же форму. Вместо предлогов «в» употребляют «у», вместо «к» — «до» и предлог «с» заменяют «из» или «з». Их грамматика может служить образцом сбережения и простоты. Принцип varietas delectat (разнообразие доставляет удовольствие) их совсем не интересует. Создать такую реформированную грамматику очень нетрудно: искалечить русский язык, выдумать новые слова, упростить склонения, ввести в обиход правила кулинарного провинциализма — и новый язык готов, и можно гордиться, что ты не консерватор в деле языка, а современный эволюционер. Музыкальность, доброзвучность этого языка удивительна. Прочту вам статью «Украинского голоса» под заглавием «Як чехи вшанували память своих героив»: «...24-го квитня 1921 р. видбулась в Прази велика, жалибна парада. Чехи ховали своих героив повишельникив, що згинули на австрийський шибеници за те, що з крисом в руках стали на прю з гнобителем свойого народа. Подобни торжества видбулись у всих великих народив, що брали участь у всесвитний вийни...» «Чи тямите, килько то говорилось про Чехив, що стримали останний похид нимцив на Париж? Се були саме ти чеськи легиони... вони знали, що для них немае вороття... вони знали, що як в бою не згинуть вид кули, то полонени повиснуть на шибеници... Одному по другим засиляли стричок и пидтягали на шибеницю... Дурни кати! Вони не знали, що з крови героив мусять вирости поколиння местникив святой справи. Вони не знали, що гнетом и знущанням лишь сталишься духа народу, лишь защиплюеться ненависть до гнобителя. А ненависть до ворога, то у поневоленого народу велика циннисть. И лишь той щиро любит Батькивщину, хто палко ненавидить ворога. О 3-тий години сполудня рушив похид зи “Старомеского намести” попид старезну, славну “Прашну брану”. «Усю ту килька-кильометрову дорогу обложили шпалири шкильной дитвори и молоди. А за ними тисячи тисяч народу — битком, по хидниках — не перетиснешся. 3 викон, бальконив, дахив теж тисячи тисяч голов. По вулицях засвичено електрични лямпи. Тихо. Лиш шепит як плескит морських филь идее по товпи...» «Скильки-скильки винцив!...На самим кинци два вози повни винкив. Там миж ними оден вид мисии У.Н.Р.». «Видтак ишла музика двох полкив и грала жалибний марш. За нею виддил дивчат — уси в билих строях — в руках несли на тарилках символичный народный дар. Описля делегация италийських офицерив з винком. Нагло стотисячна товпа з шанобою видкривае голови. Се йде центр, змист и триюмф походу. На гарматах — вийськовим звичаем везуть героив. По дви домовини на гармату. Чути як дуднять тяжки пушки по брукований вулици, як дзвонять кинськи копита об каминь. На домовинах винки. Попри домовини йдуть по обох сторонах по 3 чеськи легионери з Италии — товариши мученикив! — попри них по 3 жовнири з наиженими багнетами. Як сумно й торжественно... Оглядаюсь мимоходом и бачу довкола сльози в очах. На другий гармати, на ляфети винок звязаний великими жовто-блакитними лентами. Дар Украинськой Армии». Вот стихотворение одного современного украинского поэта: Звичайне горе в модний форми Садок, футир и воритьтя... Звидсиль панна, мов страхитьтя Посилае в степ зитхання, Повни скуки и ридання! Чаривливий чар говиння, Любовного шепотиння Так минувся, мов похмильля; Лишив смуток божевильля. Козак кинув без вагання; Понис другий чар кохання; Личко панны з цього менту Стало вянуть геть до щенту! Зараз вона вже замитня, Цеж история неновитня, Втикло щастя за воритьтя — Панна шляесь мов страхитьтя. Лиш природа в зрак бажання На цей сруток и зитхання Е причастна в тим болинню: Дивич-серця пригноблинню. Билий котик зтиха мявка, Чорний песик зридка гавка, А теличка доси жвава, Вже не скаче гоца-драла... Ворон краче на дубищи А на клуни сова свище; Зрикся бузько клекотиння, Як ще в панни пригноблиння... Воистину высокая музыкальность! Реформаторы объявили анафему твердому знаку «ъ» и включили в «index» праотцовские русские выражения: «здравствуй», «мое почтение», «до свидания». Вместо них употребляют: «мое поваженя», «до побаченя», «прошу видбаченя». Родная речь стыдится перед ридной мовою! Не удивительно, если какой-либо чехословак, познакомившись с этим новым языком по переводам реформаторов с чешского на украинский, где чешские слова попросту снабжены украинскими окончаниями, невольно воскликнет: вот, собственно говоря, нет у нас литературного языка, народ карпаторусский не имеет настоящего русского характера, русские чиновники, солдаты, слуги и служницы уже все говорят по-чешски, следовательно, надо сближать «русинский» язык с чешским, отстранить кириллицу — и языковый вопрос окончательно решен. Нужно ли обосновывать, что украинское направление - вольно или невольно - служит денационализации? Вполне естественно, что национальное самосознание нашего народа трудно развивается под влиянием языкового хаоса, и без которого оно было сильно ограничено бывшей мадьяризацией. До мадьяризации, которая интенсивно началась в 80-х годах XIX столетия, не было у нас ни языкового, ни национального вопроса. В истории тысячи лет мадьяры считали и называли нас русскими (oroszok), у нас же, карпатороссов, не было разногласия ни в деле языка русского, ни в вопросе русской национальности. Род был русский, язык русский, вера русская, обычаи, предания, школы русские. Наша церковная и светская литература воспитывалась в лоне русского письменного языка. Наш будитель А. Духнович верно выражал общие чувства своего народа, когда писал: Я русин был, есмь и буду, Я родился русином, Честный мой род не забуду, Останусь его сыном. Великий мой род и главный, Миру есть современный, Духом и силою славный, Всем народам приемный. И теперь кто питает мя? Кто кормит, кто мя держит? Самое русское племя Мою годность содержит. Литературная и культурная деятельность наших великанов во второй половине XIX столетия носит печать сознания национального и культурного единства с русским востоком. Это бесспорно. Об этом поет А. Духнович в аллегории «Сирота в заточении», где сирота представляет наш народ, мать же — Россия. ...дорогая матушка была мне личным цветом, ее жаркое лобзание владело моим светом. Но горе! о неудобна участь так ми судила, завистна судьба от сладкой мамки мя отлучила. Отлучил и во чужину в заточение отвлек, чужим духом и образом, и странным платьем облек! Мы не слышим взаемный плач, тяжкий вздох и трудный жаль, еднострастна наша тужба, но бессогласна печаль! О, не можно мне забыти сладко мамушки лоно. Возрождению и развитию русской национальной жизни, зачатой в средине XIX столетия, воспрепятствовала мадьяризация церкви и школ в 80-х годах. Период после Кошутовой войны, когда Карпатская Русь была административно организована как русская область и могла бы развить нашу национальную жизнь, кончился в 1867г. Отстранены были «руссофилы», культурные институции наши: церковь, духовенство, церковные школы и учительство стали неблагожелательными элементами перед новым принципом угорского государства: «единый штат, единая нация». Общество св. Василия преследовалось и распустило свое казино в Ужгороде, старая русская учительская семинария в Ужгороде была объявлена правительством в 1883г. по языку преподавания мадьярской. В администрации епархий и церковных школ русский язык мало-помалу должен был дать место мадьярскому. В гимназии русский язык преподавался только как необязательный предмет. Законы о равноправности народностей, о правах языка национальностей в школах и администрации, о назначении чиновников, владеющих языком местных народностей, остались законами на бумаге, без проведения их в жизнь. Наша молодежь научилась в школах и в войске мадьярскому языку, а материнский русский язык был в пренебрежении, наполнился мадьярскими и словацкими словами. Сколько раз видели мы, что наш русин, вернувшись из войска или из Америки домой, охотно говорил по-словацки. Общеизвестна пословица о русском солдате из села Люта. Выслужив три года далеко от родного села, возвратился он домой и гордо спрашивает селян: «Dze ten valal L’uta?» Конечно, и ответ был подходящий: «Пропал бис Иване!.. То не валал, но село!» Самопонятно, что бремя мадьяризации сильнее чувствовала наша интеллигенция, чем простонародие. Но не было у нее сопротивления, потому что не было самостоятельной, материально независимой интеллигенции. Судьба, все ее существование зависели всецело от доброй воли и ласки правительства и урядов. При таких обстоятельствах русское самосознание сохранялось только в семейных и приятельских интимных кругах и в церковных школах. В моем детстве и в мои студенческие годы отцы наши, родные, учителя и священники еще не забыли о народности, о русскости, еще помнили народные песни, сказки, предания, обычаи, пословицы и передали их нам. Тогда еще не было стыдно быть русским. В конце XIX столетия, а особенно с начала XX столетия, значительная часть русских церковных школ перешла в руки державы с мадьярским преподавательным языком, в средних школах русские студенты едва слушали преподавание русского языка; в Ужгородской гимназии запрещено было кланяться по старому обычаю с приветствием по-русски: «Слава Иисусу Христу!» Интенсивность мадьяризации охватывала и часть интеллигенции, которая сама помогала мадьяризации. Повышение в чинах или стремление стать благонадежным служили приманкой для мадьяронов. Их работа была, что общество св. Василия было распущено, и на их совести печальная борьба за отстранение кириллицы, за введение мадьярского церковного языка, за реформу церковного календаря. Жалкая эпоха истории нашего народа, венцом которой был школьный закон 1907 года. Этот закон был смертью русского языка. В эту эпоху денационализации выдвинулись лозунги: «В Угорщине нет русских, есть только мадьяры, говорящие по-русски!» Или: «Мы не русины, но грекокафолики!» Удивительно, что наша русская, так славно возрожденная в 60-х годах XIX столетия литература не уничтожилась под натиском такой мадьяризации. И в тяжелые времена были у нас патриоты, которые с самопожертвованием крепко стояли за права русского языка и народности и не отреклись от принципа, от русского литературного языка, от духовного и культурного единства с русским востоком. Слава им! В разгар денационализации вспыхнула всемирная война. Русофобство среднеевропейского германского союза принесло с собой новый способ денационализации нашего народа. Нужно было создать планы украинской державы под германским протекторатом — против России. Во время войны началось расширение украинской агитации, распространение нового украинского языка. У нас это не удалось. В революции наш народ остался при своих русских традициях, при принципах Духновича. Только в конце 1919 года началась борьба украинского направления против нас, и то под чужим влиянием. Жаль, что эта борьба и ныне продолжается в ущерб нашего общего русского дела и служит препятствием национальной консолидации карпаторусского народа. Как странно, что после освобождения и теперь грозит нам кошмар денационализации! К революции, к освобождению, к самостоятельной культурной жизни наш народ не был приготовлен. Русская национальность беспомощно лежала в летаргии, народные силы не были сорганизованы. Страшный переворот после всемирной исполинской войны безусловно потребовал и от нашего народа объединения и напряжения всех народных сил. Национально слабосознательный, к интенсивной культурной работе не организованный, тяжелыми последствиями войны экономически уничтоженный карпаторусский народ должен проснуться, должен понять, что его судьба, его будущность зависят от укрепления русского национального сознания, от непоколебимого русского убеждения. Особенно ныне нуждается наш народ в сознательной народной работе, когда предстоит ему заложить фундамент новой эпохи своей истории, своего самоуправления. Без сознательного национального чувства нет свободы, нет народной культуры, нет жертвы на алтарь культуры. Видя воодушевление в сердцах сознательных элементов нашего народа и стремление хранить принципы первых будителей — Духновича и его наследников, видя и опыты денационализации, мы уверены, что скоро настанет время, когда весь карпаторусский народ будет охвачен творческой силой национального самосознания. И. Каминский. Национальное самосознание нашего народа; В память А. Духновича: Лекции, читанные в Культурно-просветительном о-ве им. А. Духновича в Ужгороде, 30 апр. и 7 мая 1925г. Ужгород: Культ.- просветительное о-во им. А. Духновича, 1925. 16с. (Вып. 13). http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_523.htm Да соединит нас дух Духновича! Деятельность общества имени Александра Духновича в Подкарпатской Руси http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_766.htm

Ять: Ф.Ф. Аристов. Русское религиозное и национальное самосознание Федор Федорович Аристов со своими детьми Николаем, Татьяной и Тамарой. Федор Федорович Аристов (14 (26) октября 1888 года, Варнавино Костромской губернии — 5 ноября 1932 года, Москва) - самоотверженный, бескорыстный русский ученый, отдавший себя без остатка подвижническому служению дореволюционной и послереволюционной отечественной науке, основатель карпатоведения Ф.Ф. Аристов. Русское религиозное и национальное самосознание 1. Почему русское самосознание было сперва религиозным, а не национальным. 2. Перенесение центра русской государственности из Киева в Москву и развитие самосознания как религиозного, так и национального. 3. Роль славянофилов и западников в развитии русского самосознания. 4. Исторические слова Л.Н. Толстого о роли славянства в истории человечества. 5. Отражение русского самосознания в искусстве. 6. В чем заключается сущность русского религиозного и национального самосознания. 7. Как отражалось русское самосознание во внутренней и внешней политике. 8. Взаимоотношения социального, национального и религиозного начал. 9. Идеалы Святой Руси в Великой России. 10. Роль русских окраин в выработке русской национальной идеологии. 11. Кapпато-русские писатели - светочи общерусского национальн. самосознания. Русское религиозное и национальное самосознание (Лекция Ф.Ф. Аристова, прочитанная 18-го февраля 1918г.) 1. Почему русское самосознание было сперва религиозным, а не национальным В последнее время приходится часто слышать мнение, что война и революция именно потому и приняли такой затяжной и трагический характер, что у русского народа отсутствует самосознание, что мы, русские, не имеем определенных идеалов. Такой взгляд справедлив лишь отчасти. Да, у нас русских, как будто бы отсутствует национальное самосознание, по крайней мере, оно куда-то спряталось, ушло вглубь, наружно ничем себя не проявляет, что у русского народа было и есть самосознание религиозное, которое, заменяло собой отсутствие или недостаточное развиты самосознания национального. То обстоятельство, что на Руси прежде всего развивалось религиозное, а не национальное самосознание объясняется историческими причинами. Русский народ перенял от Византии, вместе с принятием христианства, также и зачатки культуры. Первыми деятелями литературы и вообще просвещения в Киевской Руси были духовные лица. Естественно поэтому, что весь строй мыслей русского народа носил по преимуществу религиозный характер. 2. Перенесение центра русской государственности из Киева в Москву и развитие самосознания как религиозного, так и национального В 13 веке Русь была разгромлена татарами и монгольское нашествие заставило впервые серьезно призадуматься над вопросом: от чего погибает Русь – от упадка ли религиозного чувства, или же от недостатка национального самосознания, которое не подсказало отдельным русским князьям мысль об объединении для защиты общими силами единства и свободы русского государства. Итак, копыта татарских коней, смявшие в 13 веке молодые побеги русской культуры, в то же время заставили передумать, взвесить и перерешить основные вопросы русской народной и государственной жизни. Центр русской государственности переносится с юга, из Киева, на север, в Москву. Здесь мы в видим, что русское самосознание начинает проявляться как в религиозной области (вопрос о митрополии всея Руси), так и в области национальной (в собирании русских земель). И та и другая идея особенно ярко воплотились в личности московского митрополита Петра, уроженца Галицкой Руси. Он не только, был первым по времени московскими митрополитом, но и первым лицом, внушившим московским князьям мысль о необходимости собирания русских земель. 3. Роль славянофилов и западников в развитии русского самосознания Когда Русь перенесла центр своей политической жизни из Москвы в Петроград и почти завершила (за исключением Карпатской Руси), свое государственное объединение, тогда русскому народу удалось приступить к идейному обоснованию своего национального и политического существования. В этом отношении особенно замечательна деятельность славянофилов и западников. По меткому выражению Герцена, они, подобно двуликому Янусу, смотрели в разные стороны, но сердце билось одно. В то время как славянофилы стремились обосновать все самобытное, чисто русское и чисто славянское, западники, наоборот, хотели, чтобы русский народ и русское государство развивались по тем же законам, как и Западная Европа. И здесь необходимо отметить основное, самое главное направление русского гения. Все русские мыслители по преимуществу мыслители религиозные. Все своеобразие и сила русской мысли проявились не в национальных, политических или экономических проектах, а в формах, планах и идеалах именно религиозного порядка. Действительно, самый популярный, самый выдающейся русский философ Вл. С. Соловьев, хотя в своих сочинениях касается самых разнообразных вопросов, в том числе и национального, но вся сущность его взглядов сводится преимущественно к проповеди, к энергичному отстаиванию одной идеи - соединению христианских церквей. Другой самобытный, глубоко оригинальный русский мыслитель, вполне справедливо считающийся отцом, родоначальником русского славянофильства, А.С. Хомяков, хотя был универсальной, по истине энциклопедической личностью, по своим познаниям, но главное его значение всетаки состоит в том, что он изложил основы свободному русскому богословию. До Хомякова наша богословская наука не имела самостоятельного характера, находясь под влиянием или католических или лютеранских богословов. Другой деятель славянофильства, Юрий Федорович Самарин, так много потрудившийся над раскрепощением крестьян, и посвятивший много внимания вопросу о взаимоотношениях, окраин и центра России, написал выдающееся сочинение на богословскую тему „Стефан Яворский и Феофан Прокопович". Я назвал славянофильских писателей Хомякова и Самарина. Но и у западников были свои мыслители, которые много внимания уделяли вопросам религиозным. Возьмем, хотя бы, Чаадаева, который в своих „Философических письмах" поставил ребром вопрос о том, чем желает быть Россия: „Востоком Ксеркса иль Христа", говоря словами Вл. С. Соловьева. Вл. С. Соловьев, хотя и был близок в некоторых своих мыслях к славянофилам, но являлся писателем-западником. Идеи Соловьева настолько популярны, что в Москве даже сущеетвует особое „Общество памяти Вл. Соловьева", в котором ближайшее участие принимают: проф. князь Евгений Ник. Трубецкой, написавший прекрасное изследование „Mиросозерцание Вл. Соловьева", проф. С.Н. Булгаков, который экономические вопросы изучает в связи с развитием христианского учения и представляет собою самую яркую величину в России среди христианских социалистов; затем надо назвать философа Ник. Ал. Бердяева, автора блестящей, поистине редкой книги о Хомякове. Несколько особняком стоит от славянофилов и западников, хотя и ближе к первым, весьма своеобразный, глубоко оригинальный русский мыслитель Конст. Ник. Леонтьев. 4. Историческая слова Л.Н. Толстого о роли славянства в истории человечества Наконец нужно назвать двух величайших русских психологов и замечательных беллетристов — Достоевского и Л.Н. Толстого Первый из них верил в существование Русского Бога, который спасает и защищает Русь, а второй в 1909 году в своем письме московскому обществу „Славия” заявил: „Нe могу не верить в исключительное значение славян для объединения не только христиан, но и всех людей”. Таково, в общих чертах, историческое развитие русского религиозного самосознания. Это самосознание разсматривает русский народ, как нацию, сохранившую первоначальное христианство в форме православия. Однако, не одни только русские мыслители выясняли сущность русского религиозного идеала. Это проявляется также и в искусстве, напр., в живописи. 5. Отражение русского самосознания в искусстве Как национальное достояние, религия ценится лишь тогда, когда она в свою очередь придаешь Богу и богопочитанию народный характер, создает своего национального Христа, вливает в религию надежды и упования, горе и радости именно данного народа. Не раз отмечалось в науке, что Христос Византии был целиком списан с гордого и властного, жестокого и сухого византийского царя. Христос лютеранства был добрым и честным немецким бюргером. Христос католичества (именно Франциска Ассизского) ничем не отличается от святого безсребренника итальянской нищеты, а русский Христос, среди наших печальных равнин, стал мучеником общей крестьянской доли. Знаменательно также и то, на что уже неоднократно указывалось — созвучие слов „крестьянство" и „христианство". Отсюда делают вывод, что русский народ, как в большей своей части народ крестьянский, есть и самый христианский народ в мире. Таково было, напр., известное учение русских славянофилов. Надо отметить также известную картину художника Нестерова „Святая Русь”. Идея этого произведения та, что христианство объединяет весь русский народ, независимо от каких бы то ни было подразделений - областных, сословных или классовых. 6. В чем заключается сущность русского религиозного и национального самосознания Итак, сущность русского религиозного самосознания заключается в идеале Святой Руси, которая не только одухотворяет самый русский народ, но и делает его защитником всех единоверных народов (Греция, Румыния, Сербия, Болгария и Грузия) и даже всего христианского Востока (напр., армянский народ). Идеал Святой Руси обязывает также русский народ, сохранивший в неприкосновенности исконное христианство, т.е. православие, встать во главе движения, направленного к объединению всех христианских церквей, т.е. к восстановлению христианской вселенской кафолической церкви. Но помимо религиозного идеала Святой Руси перед русским народом стоял всегда также идеал национальный — Великой России, как огромного государства, занимающего шестую часть всей суши, раскинувшегося на протяжении Восточной Европы и Северной Азии, государства, которое самым фактом своего существования между азиатской наковальней и европейским молотом должно быть посредником, между народами Европы и Азии и защитником всего единокровного, а в некоторой части даже и единоверного, славянского Мира. 7. Как отражалось русское самосознание во внутренней и внешней политике Религиозное самосознание в России всегда было сильнее, ярче самосознания национального. Интересно отметить то обстоятельство, что в своей внешней политике Россия главным образом помогала отдельным народам единоверным нам (напр. Греция и Румыния). Единокровие же, т.е. единство национальное принималось менее во внимание, чем единоверие. Помогая православным славянам - сербам и болгарам, Россия очень мало обращала внимания на судьбу славян католических и протестантских, напр. чехов, словаков, словенцев и хорватов. Мало того, даже Галицкая Русь, населенная коренным русским народом, именно малороссами, была в забвении, потому что официально исповедывала не православие, а унию. Поэтому, когда в 20 веке особенно усилился натиск иноземных стихий на отдельные славянские народности, то перед ними встал грозный вопрос — как сохранить свою национальность от неминуемой гибели. Конечно, ясно было, что только братская по крови Россия может за них заступиться. Но в России оказывалось, было развито не столько национальное, сколько религиозное самосознание. Поэтому у представителей этих угнетаемых славянских народностей создался такой взгляд: „если Россия забывает о нас, как о славянах, то она никогда не позволит нас притеснять как православных". И среди, католических, протестантских и униатских славян мы замечаем в 20 веке знаменательное православное движение возвращение в веру своих предков, в лоно Кирилло-Мефодиевской православной церкви, бывшей когда-то общей для всего славянства. В русской внутренней политике религиозный принцип также занимал первое место по сравнению с национальным началом. Напр., на сельских сходах отдельные ораторы, обращаются к собравшимся не со словами „русские граждане” или „русские люди”, а „православные". Точно также в России - во всех официальных документах (метриках, паспортах, послужных списках и т.д.) отмечается не национальность, а вероисповедание. Только в начале безпримерной войны в воззваниях верховного главнокомандующего проводится не религиозный, а исключительно национальный принцип, а именно говорится, что должна быть растерзанная на части Польша вновь объединена, что Галиция присоединяется к России, как последняя не воссоединенная еще часть Русской Земли, что народам Австрии предоставляется право на полную государственную независимость. Точно также, когда произошла русская революция, то советы выдвинули национальный принцип в международной политике, объявив формулу „мир без аннексии и контрибуций на основе самоопределения народов". Как воззвание верховного главнокомандующего, так и формула советов, прекрасные в принципе, страдают все-же односторонностью, однобокостью. Верховный главнокомандующий охотно предоставлял самоопределение народам Германии и Австро-Венгрии, умалчивая о правах национальностей в самой России. Формула же советов на практике привела к расчленению, раздроблению России и не добилась ничего для самоопределения народностей, входящих в состав Германии, Австро-Венгрии и Турции. 8. Взаимоотношения социального, национального и религиозного начал В настоящее время все вопросы, имеющие место в жизни России – национальный, религиозный, экономический и т.д.; решаются с точки зрения социализма. Словом, социализм объявлен как высший критерий при переоценке всех ценностей. Что касается взаимоотношения социализма и национализма, то необходимо указать, что только тот социализм можно признать создающим, творческим, который преломился чрез призму национального самосознания. Только социализм бережно, любовно относящийся к национальной культуре имеет право на существование и уважение. Что касается взаимоотношения социализма и религии, в частности христианства, то только социализм, не отрицающий религии, может быть признан культурной силой, великим творческим началом. Социализм должен быть христианским. Сейчас, напр., антинациональные и атеистические социалисты берутся решать национальные и религиозные вопросы, как раньше, еще в самом начале революции, они же решали все военные вопросы. Результаты их решения налицо — русская армия, как боеспособная единица, перестала существовать. Если таким же способом будут разрешены национальный и религиозный вопросы, то русский народ рискует превратиться в национально-безличный и маловерный, а религия ведь в народных массах заменяет нравственность. Напр., некоторые непрошеные опекуны русского народа с легким сердцем решают вопрос об устранении Закона Божия из числа предметов русской школы. Вообще, во время революции почему-то особенно ополчились на священников, учителей и офицеров. Вместо того, чтобы поднять престиж учителя русской школы, у нас занялись вопросом о введении новой орфографии, крайне неудачной, очень спорной, искажающей дух русского языка. Вместо того, чтобы улучшать положение духовенства, сделав его истинным служителем алтаря, а не чиновниками православного ведомства, уничтожают преподавание Закона Божия. Наконец, вместо того, чтобы отблагодарить русское офицерство за почти 4-х летнюю безпримерную войну и за то, что оно честно и открыто встало на сторону революции, у нас только о том и говорят, что надо еще больше принизить офицеров. Духовенство — это сила духовная, учительство — сила просветительная и офицерство — сила реальная. Если все это будут уничтожать, или, по крайней мере, принижать, то тем самым будет разрушаться и само государство. Неужели нашим доморощенным реформаторам не ясно хотя бы то, что государства Западной Европы, священника, учителя и офицера не унижают, а ставят на недосягаемую высоту. Примером может служить хотя бы Германия. 9. Идеалы Святой Руси в Великой России Возвращаюсь к идеалам Святой Руси и Великой России. Первый из них указывает на идеал религиозный, а второй - на идеал национальный, именно идеал политический или государственный. Каждый шаг России взвешивался русской интеллигенцией с точки зрения этических, нравственных принципов. Русское общество прежде всего хотело иметь чистую совесть, а затем уже получать те или другие материальные выгоды. Возьмем хотя бы вопрос о Царьграде. С точки зрения национально-политической Царьград и проливы необходимы России, как ключ от собственного дома. Но, несмотря на это, раздавались усиленно голоса о том, достойны ли мы с религиозной, чисто нравственной точки зрения завладеть Царьградом и возстановить крест над храмом Св. Софии. Таковы, напр., были шумные по своему yспеху лекции проф. князя Евг. Ник. Трубецкого на тему „Национальный вопрос, Константинополь и Св. София". Очень близка по идее к этой лекция также брошюра Н.А. Бердяева „Душа России”. Сейчас Россия находится как бы в развалинах, представляя собой разсыпанную храмину, огромный разоренный муравейник. Нам русским, более чем после тысячелетнего существования приходится строить свою государственность всю сызнова, начиная с самого основания. Когда возводится здание, то пользуются при этом определенными чертежами или планами. Нам при создании новой России надо иметь в руках надежные руководства, планы, системы, теории и идеологии. И вот для возсоздания нравственного облика русского народа, его души, его заветных дум и стремлений, мы должны иметь перед глазами религиозный идеал Святой Руси. При создании же русского государства пусть нас всех воодушевляет национальный идеал Великой России. Наша русское добродушие часто принималось за дряблость, наша скромность — за слабость, а наша устремленность вовнутрь, в самые сокровенные тайники нашей души - за отсутствие идеалов религиозных и национальных. Настало уже время проявить лучшие стороны русской натуры, перейти от разрушения к созиданию, подумать не о спасении революции, а о спасении России. Но для возрождения России недостаточно лишь сознавать одни идеалы, а надо также уметь и применять их на практике. В этом отношение нашей Закавказской Руси может служить примером другая окраина русского мира - Карпатская Русь. 10. Роль русских окраин в выработке русской национальной идеологии Надо заметить, что разного рода идеологии вырабатываются часто не в центре, а на окраинах, где различные вопросы — религиозные, национальные, политические и экономические настойчиво требуют ответа. Галиция, эта неискупленная часть Русской Земли, столь много претерпевшая от иноверного и иноземного ига, очень много сделала для выяснения и создания русского самосознания как религиозного, так и национального Наше Закавказье, где сталкиваются самые разнообразные интересы отдельных религий, национальностей, культур и прочее, является также своего рода лабораторией для выработки русского национального самосознания. Русским гражданам Закавказской Руси необходимо знакомство с деятельностью выдающихся писателей Карпатской Руси. 11. Кapпато-русские писатели - светочи общерусского национального самосознания Карпато-русские писатели отразили в своих сочинениях идею нащонально-культурного единства русского народа, т.е. тот основной факт нашей истории, который известен под именем „собирания Русской Земли". По горькой иронии судьбы, собирание русской территории в свое время как-раз не коснулось Карпатской Руси, которая в течение всей своей истории постоянно ратовала за эту идею. Известно, что первый митрополит Московский - Петр, внушивший московским князьям мысль о необходимости собирания всей Руси, был родом из Галичины, которая воспитала в нем любовь к русской национальной идеи. С тех пор и до настоящего времени идея общерусского национально-культурного единства являлась основным фактором всей общественной жизни Карпатской Руси, где даже разделение на два главных политических течения было основано на этом принципе: „руссофилы" выступали как убежденные поборники единства, „украйнофилы" же, наоборот, стояли за сепаратизм. Выдающиеся Карпато-русские писатели, хотя и касаются в своих произведениях местных тем, однако, при этом постоянно стремятся показать важность идеи общерусского национально-культурного единства, почему их сочинения имеют огромное воспитательное значение и должны быть своего рода национальным катехизисом для каждого русского человека. Действительно, стоит только хотя бы в самых общих чертах ознакомиться с характером сочинений писателей Карпатской (Галицкой, Буковинской и Угорской) Руси, чтобы увидеть, сколько в этих произведениях заключается для русского общества нового, интересного и в высшей степени поучительного. Первым по времени карпато-русским писателем общерусского направления является Д.И. Зубрицкий, написавший „Историю древнего галичско-русского княжества", которая познакомила русских галичан с их историческим прошлым и положила начало историческому изучению Галицкой Руси. Рядом с Д.И. Зубрицким работают его ученики: Я.Ф. Головацкий, поэт, этнограф, историк литературы и языковед, напечатавший четырехтомное coбрание „Народных песен Галицкой и Угорской Руси", а также А.С. Петрушевич, неутомимый русский историк и археолог, написавший несколько сот сочинений, в числе которых почетное место занимает его шеститомная „Сводная галичско-русская летопись"; за свои ученые заслуги автор был избран почетным членом русской Академии Наук. Одновременно с Галичиной совершается национальное возрождение и Угорской Руси, где работают: А.И. Добрянский-Сачуров, человек энциклопедического образования, политический вождь угро-руссов и выдающийся писатель: А.В. Духнович, поэт, драматург, историк и педагог, деятельность которого составляет целую эпоху в истории Угорской Руси и священник И.И. Раковский, которому принадлежит заслуга широкого распространения общерусского литературного языка в угро-русской журналистике, а также воспитание целого поколения в русском национальном духе и преданности восточному христианству; после смерти И.И. Раковского воспитанное им поколение угро-руссов открыто перешло из унии в православие. Вслед за учеными и народными деятелями выступают и поэты; так, в Галицкой Руси пишут стихи Н.Л. Устианович и И.Н. Гушалевич, которые в своих произведениях стремились очищать галицко-русское наречие от чужеземных слов и выражений и тем самым сближать его с общерусским литературным языком. Высшей точки развития достигает литературное движение в лице И.Г. Наумовича, который написал несколько сот сочинений публицистического, повествовательного и популярно-научного характера, был депутатом Львовского сейма и Венского парламента и еще при жизни получил почетное название Просветителя Галицкой Руси. В 1861 году возникла во Львове большая политическая газета Слово, выходившая первые десять лет под редакцией Б.А. Дедицкого, неутомимого журналиста, писателя, поэта и народного деятеля. На поприще журналистики выдающиеся заслуги принадлежат О.А. Маркову, издававшему ряд газет, литературных сборников и отдельных сочинений карпато-русских писателей. Брат его - Д.A. Mapков тоже известен как талантливый публицист, много сделавший для распространения общерусского языка в Галичине, а кроме того, в качестве депутата, произнесший впервые речи на русском литературном языке: в Венском парламенте - 27 июня (9 июля) 1907 года и, во Львовском сейме - 1(14) февраля 1914 года. Живым звеном, соединявшим галицко-русскую журналистику с остальной славянской, был В.О. Щавинский, ежедневно помещавший в газете „Прикарпатская Русь", „Письма из Вены", которые знакомили русских галичан с общественной и парламентской деятельностью славян в Вене, отличались хорошим языком и были проникнуты непоколебимою верою в торжество русско-славянской национальной идеи. В Угорской Руси общерусская литература имеет в этот период таких представителей, как о. Анатолий Кралицкий, весьма разносторонний и плодовитый писатель, оставивший после себя ряд сочинений по русской истории и разсказов из народной жизни; И.А. Сильвай (Уриил Метеор), самый выдающийся угро-русский беллетрист; Е.А. Фенцик, поэт и журналист, основатель и редактор журнала „Листок", выходившего в течение 19 лет. В Буковине в это время работал Г.И. Купчанко, издававший в Вене журналы „Русская Правда" и „Просвещение" и написавший много сочинений популярно-научного и повествовательного характера. Научное течение представляют в Галицкой Рус И.И. Шараневич, проф. австрийской истории во Львовском университете и автор целого ряда трудов по истории и археологии Галичины, и Ф.И. Свистун, ученый всестороннего образования, работающий в областях русской истории, литературы, педагогики и публицистики, а кроме того, принимающий самое видное участие в общественной жизни, состоя одновременно директором библиотеки „Народнаго Дома" и председателем „Общества имени Мих. Качковского". Разсказы из народной жизни писали: В.Ф. Луцык (Бодак Музыка), И.И. Процык (Иван Кум) и особенно В.И. Хиляк (Иероним Аноним), произведения которого изданы в пяти книгах и являются любимым чтением русских галичан. Народную жизнь изображает также А.А. Полянский (Недолев), которому принадлежит кроме того большая заслуга в деле развития в Галицкой Руси драматической литературы и введения по деревням любительских народных театров. Первое место среди беллетристов занимает В.Д. Залозецкий, отпраздновавший в 1910 году 50-летний юбилей своей литературной деятельности. Русские галичане издали, по общенародной подписке, ко времени юбилея три тома его сочинений; последний же (четвертый) том выйдет в Москве. Самым выдающимся публицистом является О.А. Мончаловский, неутомимый труженик на поприще русской литературы, издававший журналы „Страхопуд" и „Беседу" и принимавший видное участие в „Галичанине" и „Литературном сборнике Галицко-Русской Матицы", а также работающий во всех крупных львовских русско-народных организациях (Полное собрание его сочинений будет напечатано в Москве). Литературная критика представлена в лице Ю.А. Яворского, автора ряда стихотворений, очерков и разсказов, отличающихся красотою языка, а кроме того постоянно работающего в области изучения южно-русской словесности, причем отдельные его сочинения издает русская Академия Наук. Поэзия нашла прекрасное выражение в стихах Д.Н. Вергуна и М.Ф. Глушкевича. Первый поэт касается главным образом национальных тем, второй же - посвящает большое внимание любовной лирике. И „Червоннорусские отзвуки" Д.Н. Вергуна и „Мелодии" М.Ф. Глушкевича были очень сочувственно встречены критикой, которая отметила в этих сборниках наличность безспорного таланта, оригинальность содержания и красоту языка. Таким образом, Карпатская Русь со времени своего национального возрождения (1848г.), т.е. в течение всего полустолетия, дала целую плеяду выдающихся писателей, с которыми уже успели познакомиться не только славяне, но и все культурные народы Запада. Теперь очередь за русским обществом, для которого эти писатели не иностранные, а свои же, родные. Пора заполнить пробел в нашем образовали и тем самым доказать, что труд карпато-русских писателей не был только для одной Карпатской Руси: ведь они писали свои сочинения, имея в виду весь русский народ от Карпат до Камчатки. Труд карпато-русских писателей настолько значителен, что заслуживает самого подробного ознакомления со стороны русского образованного общества. В целях содействия такому ознакомлению нами предпринято следующее: 1) Издание трехтомного изследования „Карпато-русские писатели" по неизданным источникам, представляющее очерки литературной деятельности всех выдающихся галицких, буковинских и угро-русских писателей; 2) Издание „Библиотеки карпато-русских писателей", представляющей не биографии писателей, подобно вышеназванному изследованию, а собрания их сочинений (В скором времени появится первый том этой „Библиотеки", содержащий „Избранные сочинения А.А. Полянского) и 3) Учреждение „Карпато-русского Музея Ф.Ф. Аристова", где собраны рукописи карпато-русских писателей и различные предметы, имеющие отношение к их литературной деятельности, а также портреты, древние издания сочинений и т.д. Пока Музей для частного пользования еще закрыт. Будет верить, что в России карпато-русских писателей, наконец, узнают, а узнав оценят и полюбят. В заключение я приведу слова галицко-русского народного гимна, который распевают наши русские братья в борьбе за свою русскую веру и народность. Этот гимн я думаю не чужд будет и нашим русским сердцам. Вот его слова: Пора, пора за Русь Святую Идти на бой сынам, ура. Пора за Русь неразделиму Вставать нам всем против врага. Бог нам поможет, Бог есть с нами, Вставай, народ, уже не спи, Смело ступай отцов следами И вeру русскую храни Ф.Ф. Аристов. Русское религиозное и национальное самосознание (Лекция, прочитанная 18 фев. 1918). Тифлис. 1918 (Переиздано: М. август 1993г. стараниями Т.Ф. Аристовой и С.В. Шарапова) http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_524.htm Ф.Ф. Аристов. Российский архив литературы и искусства (РГАЛИ), фонд 196 оп. 2 ед. хр. 12 http://rgali.ru/object/11002800?lc=ru Ф.Ф. Аристов. Карпаты - общеславянская прародина http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_669.htm И. Каминский. Национальное самосознание нашего народа; В память А. Духновича: Лекции, читанные в Культурно-просветительном о-ве им. А. Духновича в Ужгороде, 30 апр. и 7 мая 1925г. Ужгород: Культ.- просветительное о-во им. А. Духновича, 1925. 16с. (Вып. 13) http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_523.htm Деятельность общества имени Александра Духновича в Подкарпатской Руси http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_766.htm Да соединит нас дух Духновича! КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Ять: Федор Федорович Аристов и О-во им. Александра Васильевича Духновича Глубокоуважаемый Господин Профессор Федор Федорович! Центральное правление О-ва им. А.В. Духновича на заседании 12.5.1930 единогласно постановило избрать Вас на восьмом Общем Собрании Общества, которое состоится в Ужгороде 1 июня 1930г., своим почетным членом за те неизмеримые заслуги, которые Вы имеете в беспристрастной науке об истории и культурно-национальном развитии русских Карпатской Руси. Просим Вас принять наше заявление и порадовать нас своим согласием принять сие скромное звание, мы же доведем Ваше решение до сведения всех наших членов, ожидающих Вашего благосклонного решения. Примите уверение в искреннем почтении и преданности к Вам. Правление Ужгород, 1930г. В Центральное Правление Русского Культурно-Просветительного Общества имени Александра Васильевича в стольном граде Ужгороде Глубокоуважаемые и Высокопочтенные Русские Деятели Карпатороссии! От души благодарю за высокую честь, оказанную мне Вашим Обществом по случаю 25-летнего юбилея моей научно-литературной деятельности в области карпатоведения, славяноведения и востоковедения. Избрание в почетные члены Вашего многозаслуженного и высокоидейного Общества, трудящегося на мирном поприще Общерусской культуры, даст мне новые силы для завершения своих научных исследований на благо горячо любимой Карпатской Руси. Надеюсь, что при Вашем деятельном участии и ходатайстве перед пражскими и московскими властями мне удастся, наконец, получить годичную научную командировку в пределы Подкарпатской Руси, когда я смогу лично поблагодарить всех Высокоуважаемых членов Центрального Правления за оказанное мне просвещенное и высокое внимание, сердечное отношение и братскую русскую любовь. В ожидании осуществления этой заветной моей мечты, остаюсь с глубоким уважением и неизменной преданностью Федор Федорович Аристов. Москва, 22 (9) мая 1930 года. Ф.Ф. Аристов. Российский архив литературы и искусства (РГАЛИ), ф.196 оп.1 ед. хр.2. Уведомление Русского культурно-просветительского общества имени А.В. Духновича, Государственного Института журналистики, Государственного научно-исследовательского института землеустройства и переселения и общества русских студентов "Друг" во Львове на имя Аристова Ф.Ф. об избрании его почетным членом и приглашения на собрания и торжественные вечера: программа восьмого конгресса общества им. А.В. Духновича; ф.196 оп.1 ед.хр.3. Письмо Аристова Ф.Ф. в Центральное правление русского культурно-просветительного общества имени А.В. Духновича с благодарностью за поздравления, присланные ему в связи с 25-летним юбилеем его научно-литературной деятельности http://rgali.ru/object/11002800?lc=ru Валерий Разгулов. Ф.Ф. Аристов и Карпатороссия. 2001, 100с. http://libinfo.org/?id=10610 2.1.Мб Павел Федор. Федор Федорович Аристов (к 25-летнему юбилею его научно-литературной деятельности). Издание культурно-просветительн. Об-ва им. Александра Духновича. Ужгород 1930г. Типография Школьной Помощи. Выпуск 86 Проф. Федор Федорович Аристов (К 25-летию его научно-литературной деятельности) Имя проф. Ф.Ф. Аристова хорошо известно не только в небольшой Подкарпатской Руси, но и в огромной России, как ученого изследователя в трех, хотя и различных, но смежных, областях знания карпатоведения, славяноведения и востоковедения. За 25 лет своей научно-литературной деятельности, Федор Федорович напечатал до 200 работ и около тысячи заметок (последние — обычно без подписи), посвященных многообразным проблемам общерусской культуры, славянского мирa и народов Востока. В кратком обзоре нет никакой возможности полностью разсмотреть все труды нашего юбиляра, и поэтому придется остановиться лишь на самых главных, сгруппировав их в три основные отдела. I. Труды по карпатоведению Никто из ученых не посвятил так много времени, труда и знаний изследованию жизни и творчества карпато-русских писателей, как это сделал проф. Ф.Ф. Аристов. Он является в полном смысле слова создателем научного карпато-русского литературоведения. Образцовая точность, ширина и глубина изследования, новизна идей, использование неизданных источников, редкое умение сочетать древность и современность, а равно прекрасный литературный язык и чарующая задушевность изложения - все это является отличительной особенностью трудов проф. Ф.Ф. Аристова. Когда берешь в руки эти изследования, то проникаешься стремлением не только их изучать и следовать им в дальнейшей разработке освещаемых автором проблем, но читать и перечитывать их, как увлекательно-написанную поэму, в которой ярко и с большим подъемом изображается картина героической борьбы карпато-русских писателей за наш великий русский (он же — всеславянский и мировой) язык, дивную изящную литературу и общерусскую культуру. Какой бы вопрос не разсматривал наш изследователь, две основные идеи неизменно озаряют его научно-литературное творчество — национальная свобода и социальная справедливость. Вследствие этого, труды проф. Ф.Ф. Аристова имеют не только строго-научное, но и глубоко-воспитательное значение, убеждая в необходимости неустанной культурной борьбы за достойное существование единичной и собирательной личности (человека и народа) и вселяя бодрую веру в светлое будущее нашей многострадальной Карпатороссии. Да, она, действительно, всегда много страдала, но неизменно уповала, что не погибнет в тяжелой и изнурительной борьбе с иноземными и враждебными стихиями, если будет твердо стоять на основе обше-русского национально-культурного единства, т.е. разсматривать себя, как небольшую часть обширного русского мира, раскинувшегося на необъятном пространстве от реки Тисы до берегов Тихого океана. Карпато-русские писатели были всегда светочами общерусского национального самосознания. Их сочинения читали, дела их почитали, но потом все это как-то забывалось и тускнело в памяти народа, изнемогающего в поисках хлеба насущного и не всегда могущего думать о пище духовной. Кто же воскресил в нашем сознании этих национально-культурных героев, кто всесторонне изучил их жизнь и творчество, кто любовно собирал воедино их, разсеянные и затерявшееся по разным повременным изданиям, произведения, кто, наконец, осветил своими учеными трудами великие и святые заветы наших народных пророков-писателей? Все это сделал наш Федор Федорович Аристов. Мы, карпатороссы, вправе считать его своим, потому что, будучи уроженцем Poccии, он отдал все свои лучшие силы Карпатороссии, о которой всегда печалился, ободрял примером своего неустанного и огромного труда и принимал живое участие в нашей национально-освободительной борьбе. До появления трудов проф. Ф.Ф. Аристова в науке наблюдались колебания и шатания взглядов: одни ученые относили Карпатскую Русь к славянскому миру (напр., акад. А.Н. Пыпин рассматривал ее в своей «Истории славянских литератур»), другие же, хотя и считали нашу родину частью Русской Земли, но обычно разрабатывали историю только ее древнего периода, когда она или входила в состав Русского государства, или, по крайней мере, политически была тесно связана с ним. Кроме того, все такие труды были разсчитаны на узкий круг специалистов, не только не проникали в народную толщу, но даже не были доступны для образованных слоев общества. Огромная заслуга проф. Ф.Ф. Аристова состоит именно в том, что свои ученые изследования он сделал достоянием не только специалистов, но также интеллигенции и даже простого русского народа. Одни эти труды будут изучать, другие — читать, наконец, третьи — могут их просто слушать, если кто-либо из грамотных людей станет читать их вслух в кругу своей семьи или знакомых. Являясь врагом загромождения основного изложения разного рода иностранными выдержками, безконечными, «научными и скучными» ссылками и примечаниями, отклонениями в сторону мелких и часто чисто-полемических вопросов, наш автор написал свои труды так, как пишется художественное произведение, которое можно читать не отрываясь с начала и до конца, а весь, так-называемый, «ученый аппарат» дал в приложениях, интересных, главными образом, для немногих специалистов-филологов и библиографов. Такой способ изложения, можно назвать ученым народничеством или изследовательским демократизмом, потому что автор исходит из мысли, что только сам народ в целом может достигнуть материального благосостояния и культурного преуспеяния. Интеллигенция же, какой-бы ни была она высоко-просвещенной и альтруистически-настроенной, не в состоянии улучшить коренным образом национально-культурное и социально-экономическое положение народа, если он сам не будет «кузнецом своего счастья». Изследовательский демократизм или ученое народничество встречаются очень редко, и поэтому тем отраднее подчеркнуть эту ценную особенность в трудах нашего юбиляра. Ибо гораздо легче пересказывать чужие, чем высказывать свои мысли да притом еще в строго-научной и одновременно художественно-литературной форме. Самостоятельность мысли, новизна идей и путей изследования также составляют неотъемлемую и безспорную черту трудов проф. Ф.Ф. Аристова. Он не поддался соблазну идти проторенными дорогами, слепо следовать за авторитетами и заниматься модными и хлебными вопросами. Нет, Федор Федорович пошел своим, прямым и более трудным путем, но зато достиг цели: внес свой крупный вклад в науку, сказал свое авторитетное слово, создал целую научную школу, положил начало новой эпохе в области историко-литературного карпатоведения. Только беззаветная преданность науке, глубокая убежденность в правильности избранного изследовательского пути и необыкновенная настойчивость в преодолении всех жизненных невзгод и лишений, дали возможность Федору Федоровичу совершить этот ученый подвиг. Четверть века упорной работы, никогда не дававшей ни копейки заработка! Так много терний и так мало роз! Одни материальные лишения, но зато и моральное удовлетворение: сознание честно исполненного национального долга, совершение большого культурного дела, несение тяжелого креста, терпеливо и безропотно, на протяжении целой четверти века. Все это сделано во имя науки и на благо Карпатской Руси. Таковы выдающиеся заслуги проф. Ф.Ф. Аристова, как ученого карпатоведа... П.С. Федор. Проф. Федор Федорович Аристов. К 25-летию его научно-литературной деятельности. Издание культурно-просветительн. Об-ва им. Александра Духновича. Ужгород 1930г. Типография Школьной Помощи. Выпуск 86 http://rusyns-library.org/f-f-aristov-pavel-fedor/ 2.7Мб http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_463.htm Профессор Ф.Ф. Аристов с дочерью П.С. Федор. Проф. Федор Федорович Аристов. К 25-летию его научно-литературной деятельности. Временник Ставропигийского Института на 1932 год: Временник. Научно-литературные записки Львовского Ставропигиона. Под редакцией В.Р. Ваврика. Львов. 1932, с.80-89. Обзор П.С. Федора, закарпатского литер. деятеля, печатается в весьма сокращенном виде из-за неимения места http://libinfo.org/index.php?id=10729 Деятельность общества имени Александра Духновича в Подкарпатской Руси http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_766.htm Карпато-русские писатели http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_411.htm Ф.Ф. Аристов. Карпаты - общеславянская прародина http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_669.htm КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Слатин Н.В.: Искусственное наречие http://koparev.livejournal.com/294528.html В 1977 году в американском журнале «Свободное слово Карпатской Руси» была помещена статья галичанина доктора В.Ю.Яворского «Украина – Русская земля». Выдержка из статьи: "Сепаратисты по приказу Вены принялись за выработку искусственного "украинского языка" (!), чтобы, нагромоздив лингвистическую преграду, легче оторвать население Юго-Западной Руси от России. Следуя примитивному методу, обычно применяемому всеми сепаратистами, украинские сепаратисты начали переделывать грамматику русского языка. Вздорно придираясь даже к отдельным буквам, они начали заменять их другими, сокращать или наоборот, вводить дополнительные, особенно в те слова, которые сохраняли одинаковое начертание и звучание во всех русских наречиях, а особенно в общерусском литературном языке. Именно такие общие слова - живые и наглядные свидетельства общерусского кровного родства - с сознательной злостью подвергались неуклюжим переделкам или заменялись заимствованиями из других славянских языков, в первую очередь из польского или даже из иностранных, или, наконец, просто изобретались совсем новые с единственной целью, как можно резче и грубее отделить малоросское наречие от общерусского литературного языка и создать видимость, очевидно недобросовестную и неубедительную, но все-таки видимость наличия "украинского языка". Законы рождения и жизни слов грубо и злостно ими попирались и в их усилиях откровенно раскрывался политический замысел, которым они воспалились и которому служат. Изобретенные ими слова остаются в стороне от народной жизни, их не употребляют в разговорной речи и многие из них сохраняются в словарях для специального назначения. Но народ их не принимает и не пользуется ими. Сравнивая не только тексты старой письменности, но и всей последующей, до второй половины ХIХ столетия включительно, то есть до того времени, пока еще не началась разлагающая деятельность украинских сепаратистов и особенно живой современный южнорусский говор с "украинским языком", можно наглядно убедиться, как безобразно изуродовано в нем прекрасное, певучее, красочное малорусское наречие. Упорная, настойчивая разлагающая работа украинских сепаратистов над выработкой "украинского языка" достигла некоторых результатов благодаря широкой и щедрой поддержке всех врагов национального единства русского народа, вначале австро-польской администрации, а затем уже коммунистической власти России. Украинское наречие уже как-то составлено, на нем пишут разные произведения литературного и научного характера и печатают, его преподают в школах. Но какова его жизнеспособность, покажет только будущее. Чтобы внедрить его в употребление, как в самом начале, так и теперь, необходимо прилагать - насилие. На территории всей Южной и Юго-Западной Руси введено принудительное обучение на нем в школах, в средних учебных заведениях и в университетах, а также принудительная публикация всех видов научного и литературного творчества. Это входит в общий план насильственной украинизации обширного края и многочисленного населения. Начало всенародной украинизации отразилось даже в насмешливом, и как всегда метком народном выражении: "Когда мы украинизировались". С полной уверенностью можно предвидеть, что с прекращением насильственных мер, украинизация сама собой остановится, пройдёт, как дурной сон". Взято отсюда: http://kadykchanskiy.livejournal.com/

Ять: В.Ю. Яворский. Украина - Русская Земля. ССКР, 1977, 11-12 http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_738.htm http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_739.htm Свободное Слово Карпатской Руси http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_736.htm

Ять: Иван Козловский. Рождественские колядки Традиционные украинские колядки в исполнении Ивана Семёновича Козловского. В возрасте семи лет Иван Козловский пел в хоре Михайловского монастыря в Киеве. 0:06 Нова радість стала 2:35 По всьому світу стала новина 5:02 Добрий вечір Тобі пане Господарю? http://www.naslednick.ru/media/video/video_4007.html Нова Радость Нова радість стала, Яка не бувала: Над вертепом звізда ясна Увесь світ осіяла. 2. Де Христос родився, З Діви воплотився, Яка чоловік пеленами Убого оповився. 3. Пастушки з ягнятком Перед тим Дитятком На колінця припадають Христа Бога прославляють. 4. Ангели співають, Славу возвіщають. Як на небі, так на землі Мир проповідають. 5. І ми теж співаймо, Бога прославляймо. Із Марії рожденного Щиро всі благословляймо. 6. Просим тебе, Царю, Небесний Владарю, Дару літа щасливії Цього дому господарю. 7. Цьому господарю, Всій його родині, Даруй щастя православній Рідній неньці Україні! 8. Дай нам в мирі жити І тебе хвалити, А по смерті в Царстві твоїм Повік-віку жити. По всьому світу стала новина По всьому світу стала новина: Діва Марія Сина родила; Сіном притрусила, в яслах положила Господнього Сина. Радісну пісню чути в тішині, Ангели славлять Бога в вишині; Бо спасіння світу згідно Заповіту В убогій дитині! Ось появилась на небі зоря Шлях освітила до Христа Царя; Мудреці приходять і дари приносять Господньому Сину. До Вифлеєму пастухи ідуть Радість велику у серцях несуть; На коліна впали й разом привітали Господнього Сина. Добрий вечір тобі 1. Добрий вечір тобі, пане господарю! 2. Застеляйте столи, Та все килимами. 3. Та й кладіть калачі З ярої пшеніці. 4. Бо прийдуть до тебе Три празники в гості. 5. А що перший празник Святеє Рожество 6. А що другий празник Святого Василя. 7. А що третій празник Святе Водохреща. 8. Хай святкує з нами Вся наша родина 9. Вся наша родина Ненька Україна. 10. А на цьому слові Бувайте здорові. http://www.naslednick.ru/media/video/video_4007.html От Сергея Шарапова Колядки, украинские и русские народные песни в исполнении Ивана Семеновича Козловского Иван Семенович Козловский (1900-1993) - великий певец, выдающийся представитель русской вокальной школы, корифей оперной сцены. В 19 лет Козловский уже выступал как солист оперы, в 1925 году был приглашен в Большой театр, а в конце 20-х годов стал живой легендой. Долгие десятилетия его высокий лирический тенор сохранял свежесть серебристого прозрачного тембра. Особая область творческого наследия Козловского - народная музыка. Уроженец села Марьяновка Киевской губернии, Иван Семенович большую часть своей жизни прожил за пределами Украины, но никогда не порывал связи с украинским искусством и буквально не разлучался с народной песней. Очень любил И.С. Козловский поэтичные украинские колядки. Эти обрядовые песни пели на Рождество (25 декабря по старому стилю) и наступавшие вслед за ним Святки, святые вечера, продолжавшиеся до Крещения (6 января). В колядках звучали пожелания богатства, хорошего урожая, доброго здоровья, счастливого брака. Слово "колядка" происходит от названия греко-римского праздника нового года calendae, сопровождавшегося обрядами, гаданиями и песнями, вызывающими урожай. С принятием христианства название новолетия у многих народов Восточной Европы стали связывать с праздником Рождества или с кануном этого праздника (русское, украинское, белорусское "коляда"). Колядование было интересным действом, которое любили и с нетерпением ждали все - и дети, и молодежь, и старики. Нарядно одетые люди несли самодельную "вифлеемскую" звезду с зажженной внутри свечкой, и, останавливаясь под окнами домов, пели колядки. В простых трогательных стихах и напевах оживала история рождения Спасителя: тихая ночь над Палестиной, вертеп, окруженный домашними животными, таинственные волхвы, идущие за звездой, чтобы поклониться Царю царей, злодей Ирод, преследующий невинного Младенца... Колядовщики величали хозяев, сулили им счастье и благополучие, а те щедро одаривали их разнообразными угощениями, которые "мехоноша" принимал в свою суму (мех). Шумный обход домов заканчивался рождественскими посиделками. 1. Iдет звiзда чудна - 6.04 2. Iрод цар за Христом гонявся - 3.07 3. Добрий вечiр тобi - 4.57 4. Нова рада - 2.39 5. По всьому свiту - 2.32 6. Моя песня (Н.Леонтович) - 1.24 7. Зимний вечер (М.Яковлев) - 3.18 8. Слети к нам, тихий вечер (А.Тома) - 2.48 9. Слезы людские (В.Золотарев) - 2.33 10. Горные вершины (А.Варламов) - 3.40 11. Вечерний звон - 3.58 12. Глубока криниця - 1.17 13. Выхожу один я на дорогу (Е.Шашин) - 6.23 14. На сопках Маньчжурии (И.Шатров) - 2.46 15. То не ветер ветку клонит - 5.10 16. Стоiть гора високая - 9.24 17. Ой, дiвчина - 4.36 18. Дивлюсь я на небо (В.Заремба) - 2.21 19. Чорнii бровi, карii очi - 2.13 20. Де згода в сiмiйствi (Н.Лысенко) - 1.36 Записи 1960-70-х годов № 1-6; 13: Концерт И. С. Козловского из Большого зала консерватории 18 января 1970. Большой хор Всесоюзного радио. Художественный руководитель К. Птица. Оркестр Большого театра СССР. Дирижер И. Гусман. № 7, 8, 12: Хор мальчиков Государственного хорового училища. Художественный руководитель А. Свешников. № 9, 20: Хор мальчиков Государственного хорового училиша. Дирижер В. Попов. № 10, 11: Оркестр Большого театра СССР. Дирижер Ф. Мансуров. Хоровая студия "Спутник". № 14-19: Духовой оркестр Министерства обороны СССР. Дирижер Н. Назаров. http://intoclassics.net/load/5-1-0-82 https://www.youtube.com/watch?v=gyETGQDKP7c



полная версия страницы