Форум » Влескнига » Там Дуб мокрецкий да Алатырь камень » Ответить

Там Дуб мокрецкий да Алатырь камень

Ять: Там Дуб мокрецкий да Алатырь камень *** Встану я, благословясь, пойду я, перекрестясь, под восточную сторону, к окиян-морю. В окиян-море стоит остров Буян. Народный заговор Остров-Буян, где живет Стратим-птица, всем птицам мать, Индрик-зверь, всем зверям отец, Кит-рыба, всем рыбам мать, да инорокая змея Гарафена (Скоропея). На зеленом кусте сидит пчелиная матка, всем маткам старшая, и ворон, всем воронам старший брат. Там Дуб мокрецкий да Алатырь камень Буян-остров занимает очень видное и важное место в наших народных преданиях; без его имени не силен ни один заговор, на нем сосредоточивается вся чудесная и могучая сила. Такое значение неведомого острова уже с первого взгляда говорит о тесной связи его со славянскими языческими верованиями... А.Н. Афанасьев. Языческие предания об Острове-Буяне. Временник Императорского Московского Общества Истории и Древностей Российских, Книга девятая, Москва, Университетская типография, 1851 http://www.bolesmir.ru/index.php?content=text&name=o293 http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_312.htm Национальный парк Ясмунд расположен на полуострове Ясмунд на северо-востоке острова Рюген в федеральной земле Мекленбург-Передняя Померания...Широко известным символом Ясмунда являются меловые скалы, в частности, Королевский (Княжий) трон (Königsstuhl — 118 метров)...На его территории находится наивысшая точка Рюгена — гора Пикберг высотой 161 м. ...Altera est contra Wilzos posita, quam Rani (vel Runi) possident, gens fortissima Sclavorum, extra quorum sentenciam de publicis rebus nichil agi lex est: ita metuuntur propter familiaritatem deorum vel potius daemonum, quos maiori cultu venerantur quam ceteri ...Другой остров расположен напротив вильцев. Им владеют раны (или руне), могучее славянское племя. По закону без учёта их мнения не принимают ни одного решения по общественным делам. Их так боятся по причине их близости к богам, вернее, к демонам, поклонению которым они преданы более прочих Adam von Bremen. Bischofsgeschichte der Hamburger Kirche . пер. с лат., комментарии - Дьяконов И. В. 2010 http://www.vostlit.info/Texts/rus/adam_br_3/frametext4.htm Заговоръ матери въ наносной тоскЪ своей дитятки На морЪ на ОкеанЪ, на островЪ на БуянЪ, на полой полянЪ, под дубом мокрецким, сидит дЪвица красная, а сама-то тоскуется, а сама-то кручинится, во тоскЪ невЪдомой, во грусти недознаемой, во кручинЪ недосказанной; идут семь старцев с старцем, незванных, непрошенных. Гой, ты еси дЪвица красная, со утра до вечера кручинная! Ты что, по что сидишь на полой полянЪ, на островЪ на БуянЪ, на морЪ на ОкеанЪ? И рЪче дЪвица семи старцам со старцем: нашла бЪда среди околицы, залегла во ретиво сердце, щемит, болит головушка, не мил и свЪт ясный, постыла вся родушка. Возопиша семь старцев со старцем грозным - грозно, учали ломать тоску за околицу; кидма кидалась тоска от востока до запада, от рЪки до моря, от рЪки до перепутья, от села до погоста, и нигдЪ тоску не укрыли; кинулась тоска на остров на Буян, на море на Окiан, под дуб мокрецкой. Заговариваю я, родная матушка (такую-то) свою ненаглядную дитятку (такую-то) от наносной тоски по сей день, по сей час, по сiю минуту. Слово мое никто не превозможет ни аером, ни духом (с.295-296 – Из Сказания Русс. Народа Сахарова. Том 1.1841) М. Забылин. Русскiй народъ. Его обычаи, обряды, преданiя, суеверiя и поэзiя, М., 1880 http://imwerden.de/publ-4538.html 34Мб Заговор от недугов красной дЪвицы в болЪзни полюбовнаго молодца Ложилась спать я, раба Божiя - такая-та - в темную вечернюю зорю, темным-темно; вставала я - такая-то - в красную утреннюю зорю, свЪтлым свЪтло; умывалась свЪжею водою; утиралась бЪлым платом. Пошла я из дверей во двери, из ворот в вороты, и шла путем дорогою, сухим сухопутьем, ко Окiану морю, на свят остров; от Окiан моря узрЪла и усмотрЪла, глядючи на восток краснаго солнышка, во чисто поле, а в чистом полЪ узрела и усмотрЪла: стоит семибашенной дом, а в том семибашенном домЪ сидит красная дЪвица, Марьюшка, а сидит она на золотом стулЪ. Сидит, уговаривает недуги, на коленях держит серебряное блюдечко, а на блюдечкЪ лежат булатные ножички. Взошла я, раба Божiя - такая-то - в семибашенной дом, смирным смирнехонько, головой поклонилась, сердцем покорилась и заговорила: К тебе я пришла, красная дЪвица, Марьюшка, с покорищем об рабЪ Божiем - таком-то; возьми ты, красная дЪвица, с серебрянаго блюдечка булатные ножички в правую руку, обрежь ты у раба Божiя - такого-то, бЪлую мякоть, ощипи кругом его и обери: скорби, недуги, уроки, призороки, затяни кровавыя раны чистою и вЪчною своею пеленою. Защити его от всякаго человЪка: от бабы вЪдуньи, от дЪвки простоволосыя, от мужика одноженца, от двоеженца и от троеженца, от черноволосаго, рыжеволосаго. Возьми ты, красная дЪвица, в правую руку двЪнадцать ключев и замкни двЪнадцать замков, и опусти эти замки в Окiан море, под Алатырь камень. А в водЪ белая рыбица ходит, и она б тЪ ключи подхватила и проглотила; а рыбаку бЪлыя рыбицы не поимывать, а ключев из рыбицы не вынимывать, а замков не отпирывать. Не дужился бы недуг у раба Божiя - такого-то - по сей день, по сей час. Как вечерняя и утренняя зоря станет потухать, так бы у моего друга милаго всЪм бы недугам потухать, и чтобы недуг недужился по сей час, по мое крЪпкое слово, по его вЪк. Заговариваю я, раба Божiя - такая-та - своего полюбовнаго молодца — такого-то : от мужика колдуна, от ворона коркуна, от бабы колдуньи, от старца и старицы, от посхимника и посхимницы. Отсылаю я от своего друга милаго всЪх по лЪсу ходить, игольник брать, по его вЪк, и пока он жив, никто бы его не обзорочил и не обпризорил (с.59-61) Сказанiя русскаго народа о семейной жизни своих предков, собранныя И. Сахаровым (Часть первая, СПб, 1836, 201с. в начале - Слово к Русским Людям; Часть вторая, СПб, 1837, 274с.) https://cloud.mail.ru/public/Jtwa/3HbYnSLhe 13.4Мб http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_319.htm Сказания русского народа о семейной жизни своих предков (1836-37 (Бедная книга! сколько она прошла мытарств, судов, пересудов, толков!...Книга была напечатана в кол-ве 600 экз. Рукопись ее была приготовлена в Москве в 1835г. и прорецензирована г. Болдыревым); 2 изд., 1837; 3 изд., Санкт-Петербург, 1841-49 - Два тома Сказаний русского народа) http://www.bibliotekar.ru/rusSaharov Заговор молодца на любовь красной девицы (Заговор читается над подаваемым красной девице питьем) Лягу я раб Божий такой-то помолясь, благословясь, умоюсь я росою, утрусь престольной пеленою; пойду я из дверей в двери, из ворот в ворота; выйду я во чисто поле, во земное поморье; стану я на мать сыру—землю, поднимусь на Алатырь-камень; погляжу я на восточную сторонушку; как красное солнышко возсияет, мхи, болота, грязи черные скоро припекает. Помолюсь я Богу, покрещусь я солнцу: так-бы прибегала, так-бы присыхала раба Божия такая-то, о мне paбе Божием таком-то, очи в очи, сердце в сердце, мысли в мысли, спать бы она не засыпала, гулять бы она не загуляла, а меня раба Божия такого-то всегда в уме, сердце вспоминала. Аминь тому слову. Солнцу красному во веки слава, Алатырь-камню крепкая держава ключами к сердечному сохраненью, заговору моему к близкому исполненью. Аминь, аминь, нашему крепкому слову, крепкому, накрепкому заговору (с.19 – из заговоров, собранных во Владимирской губернии) Свящ. Алексей Никол. Соболев. Обряд прощания с землей пред исповедью, заговоры и духовные стихи. Владимир, 1914, 40с. (написано г. Киржач. Учительская семинария, 1913) http://www.rodnovery.ru/knizhnaya-polka/320-sobolev-a-n-obryad-proshchaniya-s-zemljoj-pered-ispovedyu-zagovory-i-dukhovnye-stikhi Заговоры из сборника Г.Д. Книголюбова (по рукописи (Рукописный отдел Российской государственной библиотеки (Москва), ф. 299 (Н.С. Тихонравов), N 728) …Составитель сборника часто прибегает к особой стилистике, которую можно назвать украшающе-архаизирующей. Приведем, например, такой фрагмент заговора от глухоты: На море на кияне, на острове на Караване стоит дуб, под тем дубом лежит камень, на том камне стоит терем, в том тереме престол, на том престоле сидит царица в порфири красной, перед ней сидит на крылатом на кони юной младой богатырь, в руках держит алатырь камень, не велик не мал (л. 50). Начинается фрагмент с хорошо известной заговорной формулы (на море остров, на острове дуб, под ним камень), а вот дальше появляются образы, вовсе не характерные для заговора, да и стилистика (царица в порфири красной, крылатый конь, юной младой богатырь) напоминает скорее лубочную литературу ХVIII-ХIХ вв., чем подлинный фольклор... …(л. 1) От недугов. Иду я, раб (имя) из ворот во чистое поле во окиян-море, становлюсь я, раб (имя) на бел горючем камне алатыре, опоясаваюсь белой пеленой, заговариваю своего раба (имя) от всех злых недугов с принедугами и с полунедугами вся злыя недуги недужити раба (имя). Отсылаю вас во окиян-море, в бездны преисподния, в котлы кипучия, в жар палючай, в смолу горючия по сей день, по сей час, по мое крепкое слово, а был бы раб сей здрав и жив и здравие его не было в тереме княжем, а цилее бы его не было во все околице, а был бы он здрав и жив от роду и до веку по всю его жизнь. Слово его крепко. …(л. 12)На…счастия…Стану я, раб Божий (имя), перекристясь, пойду благословясь из двири в дверь, из ворот в вороты. Выйду я поля в широкая раздолья, на моря на киян, на острова на Буян, на нем лежит камень Алатырь, на етим ками стоит соборная церкавь, в этой соборной церкви посреди стоит престол, на етим пристоли сидит благодатная матерь пресвятая Богородица с милостивовом спасителем Христом. Круг етаго престола 77 пристолов, на етих пристолах сидят 77 другов и благодетеляв апостолов. Круг того престола з 77 престолов служат, исполняют ангели, архангели, херувимы, серафими, власти, силы, престоли, господства, чины, мученики, пророки, преподобныи угодники священныи и все святыи бесчисленныя полки. Сотворите и подайте мне, рабу Божию (имя), визде, всегда, по всякое время во всем счастия, талану, богадства, мир, любве, разум, (славу, честь - надписано над строкой), хитрости, премудрости во всем желаемом и задуманном, силу, действия, исполнения, збытия по вись век, по мою`жизнь. Аминь. Востану я, раб Божий (имя), перекристясь, пойду благословясь из двири в дверь, из ворот в вороты. Выйду я в чистоя поля, в широкая раздолья, во все четыре стороны, от земли до неба. Выйду я на моря на киян, на остров на Буян, на нем лежит камень Алатырь, на етим камне стоит соборной храм, в этем соборном храме стоит престол, на етим престоли сидити милости счасливая наша мать Фартуна с благополучным отцом Судбой, круг етого престола 3300 прес / (л. 13) толов, на етих пристолах сидят 3300 мудроразумных хитрочудотворов древних и днешных. Около того пристола и 3300 пристолов служат, исполняют все задуманное и желаемо лики купидоны, граци, амуры, ангели, воздушныи духи, мудреци, хитреци, действенники, жреци, пророки, исполнители, бесчисленныя полки. Сотворите, подайте мне, рабу Божия (имя), визде, всегда, во всякое время во всем счастия, талану, богадству, мира, любве, славы, чести, разуму, хитрости, мудрости, памяти, успеху во всем желаемом, задуманном, силу, действия, исполнения навечно и бесконечно, по вись век, по мою жизнь ненарушимо, во веки веков. Аминь. …(л. 120) От невладения. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Встану я, раб Божий (имя), перекрестясь, пойду я, раб Божий, благословясь из дома в двирь, из двора в вороты, в чистое поле, в зиленыя луга, на перекресь в 4 дороги, пот красное солнышка, под светлой месяц, под частыя звезды, под тихия воды, под благословение Господне, под утренние росы. Утреннею порою умоюся, небом чистым утруся, на все 4 стороны Богу помолюся, благословением Господним благословлюся, светлым месяцем опояшуся, частыми звездами отычуся, красным солнышком покроюся. Выйду я на море на киян, на остров Буян. На море на кияне, на острове на Буяне лежит бел камень горюч (надписано сверху) алатырь, на бел камне горючем алатари стоит соборная и апостольская церковь, в той соборной и апостольской церкви собирается вся сила небесная, все пророки и апостоли, все чудотворцы и святыи мужие и жены, сама Мать Пресвятая Богородица, Михаил-архангел, Илия-Пророк, Кузма и Демъян, Николай-чудотворец, Егорей-Победоносец, Димитрей Ростовский, 12 апостолов и 4 евангелиста... А.Л. Топорков. О рукописи Г.Д. Книголюбова (5 августа 1865г. профессор Московского университета Н.С. Тихонравов приобрел чрезвычайно интересную рукопись, включающую обширное собрание заговоров и молитв) http://www.ruthenia.ru/folklore/toporkov6.htm

Ответов - 26

Ять: Там Дуб мокрецкий да Алатырь камень В белорусской редакции Голубиной книги говорится: А кое те море всем морям отец, И который камень камням отец? Ах! Латырь-море всем морям отец, И Латырь-камень камням отец! Почему же Латырь-море всем морям отец, Почему же Латырь-камень всем камням отец? Потому Латырь-море всем морям отец, Потому Латырь-камень всем камням отец, Лежит он середи моря, Середи моря, середи синего, Идут по морю много корабельщиков, У того камня останавливаются, Они берут много с его снадобья, Посылают по всему свету белому, Потому Лагырь-море морям отец, Потому Латыро-камень камням отец! (Н. Надеждин. О русских народных мифах и сагах, в применении их к географии и особенно к этнографии русской. Русская беседа, 1857, т.IV, ч.2, с.36) ...одной из наиболее почитаемых святынь на Руяне был священный дуб, с поклонением которому были связаны многочисленные обряды (Гельмольд свидетельствует о том, что - у верховного божества вагоров не было ни храмов, ни алтарей, ему посвящали только дуб, окруженный оградою с пространными местами для народа. Туда приходили люди с жрецом и приносили жертву, там же собирались веча и судили тяжбы (Славянская хроника, с.129)). Именно этот дуб, скорее всего, мог заслонить в памяти восточных славян другие руянские божества, против которых самым безпощад-ным образом боролась христианская церковь (Л. Леже. Славянская мифология. Воронеж, 1908, с.53-64). Именно дубам и у себя на родине еще долго после официального введения христианской религии спокойнее и безопаснее всего мог поклоняться тайный язычник в лесах и рощах русского севера (Вообще культ дуба у славян, по-видимому, можно считать фактом бесспорным - Н.И. Коробка . Чудесное дерево и вещая птица. Живая старина. 1910, т. II, с.213). Дуб у всех народов индо-европейского племени был посвящен божеству грома и молнии (Ф. Буслаев . Исторические очерки русской народной словесности, т.I. СПб., 1861 с.149; Моgk. Germanische Mythologie. Zweite Auflage. Strassburg, 1898, s.129). На Руси сохранились предания о дубе, который существовал до сотворения земли, - еже есть прьвопосажень (А. Афанасьев. Языческие представления об острове Буяне, с.10,13). Руянский дуб, воплощенный в многочисленных священных деревьях Приладожья и Приильменья, на долгие годы мог стать предме-том тайного поклонения, прочно сохранившись после этого в народной памяти, утратившей уже свои языческие представления, но хорошо за-помнивший таинственную силу мифического дерева (На русском севере имелось большое количество заповедных, неприкосновенных рощ, прошлая история которых остается пока не разгаданной (А.А. Невский . Запо-ведные рощи Вологодского края. Сообщения ГАИМК, 1931, N11/12, с.61-2; Н.И. Репников. Жальники Новгородской земли. Известия ГАИМК, т.9, N5, с.2; Д.К. Зеленин. Тотемический культ деревьев у русских и белорусов. Известия АН СССР, отд. обществ, наук, 1933, N6-7, с.597)). Священный Латырь-камень, связываемый с Буяном-островом и наде-леный волшебной силой, также вполне соответствует реальному Руяну-острову (Еще в XIX в. на русском северо-западе при первом умывании младенца в ко-рыто клали - бруштын - янтарь (П.В. Шейн . Материалы для изучения быта и языка русского населения северо-западного края, т.I, ч.1. СПб., 1887, с.4). Латырь-камень у русского народа обычно связывается со змеями. Существует поверье, что на Воздвиженье змеи собираются в кучу в ямах, ярах и на городищах: там является белый, светлый камень-ала-тырь. Змеи излизывают его весь и тем насыщаются на целую зиму (Сахаров, с.21). Известно, что многие исследователи склонялись к выводу, что под сказочным Латырь-камнем следует, скорее всего, видеть янтарь (Н. Коробка категорически отверг точку зрения Веселовского (А.Н. Веселовский. Разыскания в области русских духовных стихов, т.III. СПб., 1888, с.1-46), что Латырь (алатырь) - камень русского фольклора - следует связывать с Сионским камнем (Н. Коробка. Камень на море и камень алатырь. Живая Старина, 1908, N4). Недавно М.М. Плисецкий сделал малоубедительную попытку связать сказоч-ный Латырь-камень с румыно-молдавской топонимикой, полагая, что под этим следует понимать конкретный географический пункт в Карпатах (М.М. Плисецкий . Исто-ризм русских былин. М., 1962, с.176 и сл.). В русских письменных источниках слово янтарь засвидетельствовано поздно, в XVI—XVII вв. — ентарь. Наличие н в слове ентарь указывает на то, что заимствование этого слова в восточнославянские диа-лекты не могло произойти раньше X в., иначе мы имели бы ятарь (Б. Ларин . О слове янтарь. В кн.: Rakstu Krajvms. Riga, 1959, с.149-151). Следует обратить внимание на фольклорный бел-горюч Латырь-камень. Греческое h'hsenreos—янтарь, связано с h'senrwe — солнце, огонь-огневик. Ту же внутреннюю форму имеет и немец-кое Bernstein (нижне-немецкое заимствование из более древнего Bornstein от нижне--немецкого bernen, brennen — жечь), т.е. горючий (камень), огневик (Fr. Кlugе. Etymologische Worterbuch der deutschen Spiache. Aufl. 7. Strassburg, 48 f.). От этого немец-кого слова произошло польское bursztyn, белорусское бруштын, западноукраинское бурштин. Миколла считает, что литовско-латышское обозначение янтаря - не произ-водит балтийского впечатления и, очевидно, перенято в очень раннюю пору из языка, на каком говорили продавцы янтаря (J. Мiккодla. Einiges uber den eurasischen Bernsteinhandel. Senatne un Maksla, Bd. I, Riga, 1938, s.35). Cледовательно, произ-хождение самого слова янтарь продолжает оставаться невыясненным, и не исключено, что оно может быть связано с западнославянским (поморским) наречием славянского языка). Внешне он чрезвычайно похож на настоящий камень и действительно обладает целебными свойствами, которые были хорошо известны в древности (Н. Надеждин. О русских народных мифах и сагах, с.38). С незапамятных времен Балтийское море было основным местом, откуда этот ценный материал расходился по всему свету (См.: D. Fimmen . Die kritisch-mykanische Kultur. Leipzig—Berlin, 1921, s.120; M. Foerster . Stummer Handel und Wielandsage. Archiv fur das Studium der neurtn Sprachen, 1907, Bd. 119, s.308). Сюда стремились пронырливые финикийские купцы, сюда пробирались хитроумные соро-дичи Геродота, отсюда приносили редкий камень возвращавшиеся из дальних походов суровые легионеры Рима (...почитание священных камней почти до наших дней со-хранилось во многих местностях России, в частности в Белоруссии (А.Е. Богданович . Пережитки древнего миросозерцания у белорусов. Гродно, 1895, с.23). Однако все это сильно отличается от того смысла и значения, которое придается Латырь-камню в русских заговорах). Имеется янтарь и на песча-нных пляжах Руяна. Можно предполагать, что многие паломники, поси-тившие Арконское святилище, стремились привезти домой - священный камень, наделенный в их глазах еще большей чудодейственной силой именно оттого, что он происходит со священного острова. На Руяне капище обслуживали мужчины-жрецы, составлявшие особую касту (Жреца своего они почитают не меньше, чем короля, — говорит Гельмольд, Славянская хроника, с. 46), и что интересно — женщины при храме гадали по линиям в пепле на потухающем угле (см.: Saxo Grammaticus. Hist. Danorum, lib. XIV, p.289), т.е. имелись здесь и жрицы. В связи с этим вспомним приведенный выше заговор со старцами и старицей. Перед нами полная, не требующая никаких разъяснений, аналогия. Создается впечатление, что русское народное предание сохранило полное описание своего древнейшего религиозного центра (Интересно, что даже у современных былинщиков сохранилась память о суще-ствовании на Балтийском море какого-то - мудрого острова, куда съезжались со всех славянских земель учиться уму-разуму. Так, один из них пояснял былины о Добрыне следующим образом: Добрыня раньше был необразованный: образование получил на Балтийском острову, куда съезжались богатыри всех государств. Он был напрактикован там на 12 языках и знал разговор птичий (Г. Нефедов. Северно-русские говоры как материал для истории. Ученые записки ЛГУ, N33, серия филологиче-ских наук, вып. 3. 1939, с. 250-259). Вся атрибуция острова Буяна (священный характер, священный дуб, змеи, янтарь, священные птицы, старцы и старицы) полностью соответствует описаниям Арконского святилища на острове Руяне. Память о Руяне с его знаме-нитым святилищем является убедительным аргументом против скептиков, полагавших, что гипотезу о религиозной связи между балтийскими и восточными славянами - нельзя ни утверждать, ни отрицать; положительных известии о том не имеется (И. Первольф. Варяги-Русь и балтийские славяне. Журнал Министерства народного просвещения, 1877, июль, с.49). Вадим Борисович Вилинбахов (1924-1982), Балтийско-славянский Руян в отражении русского фольклора. Русский фольклор: Исторические связи в славянском фольклоре. Редкол.: А.М. Астахова и др. М.;Л., 1968. Т.11. с.177-184 http://www.twirpx.com/file/1040045/ 43Мб http://rossica-antiqua.livejournal.com/473670.html Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm

Ять: В.Б. Вилинбахов. Современная историография о проблеме Балтийские славяне и Русь Проблема взаимоотношений балтийских славян с Русью, вероятно, является одной из старейших в мировой историографии. Поставленная С. Герберштейном еще в XVI в., она на протяжении XVIII и XIX вв. обсуждалась многими русскими учеными. Однако после известного сочинения С. Гедеонова - Варяги и Русь - внимание к данному вопросу было утеряно и стало возрождаться только в последние десятилетия. В настоящее время данная проблема привлекает все большее и большее внимание. Уже в 1960г. известный датский славист А. Стендер-Петерсен, в ответ на нашу заметку (совместно с В.В. Похлебкипым), выступил с решительными возражениями против какой-либо возможности участия балтийских славян в освоении Приладожья. Он, несмотря на имеющиеся данные, категорически отверг любую возможность участия балтийских славян в - движении викингов - и не согласился с предположением об их проникновении на территорию Восточной Европы, упорно отстаивая свой тезис о скандинавской колонизации Приладожья. Вслед за Стендер-Петерсеном, без какой-либо аргументации, априорно отверг эту - малоубедительную гипотезу - И.П. Шаскольскпй, полагающий, что несколькими ироническими фразами можно покончить с проблемой, над которой трудилось несколько поколений ученых. Упрощая вопрос в целом и неверно толкуя высказывания сторонников проблемы, он, в частности, пишет: Кроме того, в рассматриваемой статье, как и в другой (вып. VII), В.Б. Вилинбахов делает попытку возродить старую теорию С.А. Гедеонова и других русских анти-норманистов XIX в., согласно которой летописные варяги были не скандинавами, а балтийскими славянами. По вашему мнению, эта концепция уже не может оказаться жизнеспособной и вряд ли может быть полезной в деле развертывания критики современного норманизма -. Также без достаточной аргументации отрицал возможность участия балтийских славян в этногенезе, происходившем в Новгородской земле, и П.Н. Третьяков. При этом он утверждал, - что наиболее северная группа летописных славян — словени новгородские — образовались за счет выходцев из Верхнего Поднепровья -, хотя такое утверждение мало соответствует той картине славянского расселения и этногенеза на территории Восточной Европы, которую рисовал он сам. П.Н. Третьяков также совершенно игнорировал многочисленные балтийско-славянские аналогии, имеющиеся среди археологических материалов, обнаруженных па Псковщине, в Приильменье и в Приладожье. В 1966г. с наиболее полным и обоснованным, по сравнению с другими, возражением против возможной миграции балтийских славян в Восточную Европу выступил крупный польский ученый Г. Ловмянский. Его возражения, главным образом, сводятся к следующему: 1) миграция населения на расстояние порядка 1000 км — маловероятный факт; 2) не существовало никаких объективных причин, которые могли вызвать к жизни необходимость переселения какой-то части балтийских славян в Приладожье -. Однако Г. Ловмянский не учитывает того, что возможная миграция балтийских славян не носила массового характера, охватывая сравнительно небольшие группы населения, в первую очередь, торговый и военно-дружинный элемент. Расселение переселенцев имело ограниченный, локальный характер и не распространялось па значительные территории. Миграция балтийских славян в Приладожье не происходила единовременно, а длилась столетиями. Процесс растянулся на несколько веков. Скорее всего, можно предполагать, что таковой охватывал VIII — первую половину XI вв. Балтийские славяне в полном смысле слова были - морским народом - и поэтому переселение небольших групп на расстояние порядка 1000 км не представляло для них больших затруднений, учитывая при том наличие промежуточных пунктов на южном берегу Балтийского моря. История знает множество примеров, когда происходила морская миграция населения на более далекие расстояния (древнегреческие и финикийские города-колонии, скандинавская колонизация Исландии, Гренландии, Сев. Америки, Нормандии, Сицилии, колонизация Полинезии и т.п.). Существовали и объективные причипы, толкавшие славян к переселению на восток. Это прежде всего Балтийско-Волжский путь, соединявший земли Северной и Восточной Европы с Арабским Востоком. Кроме главной - торговой - причины, существовали и иные обстоятельства, способствовавшие стремлению к переселению отдельных групп балтийских славян в Приладожье. Каролингская империя медленно оттесняла их на восток. Постепенно, но ощутимо, территория, занятая балтийскими славянами,с VIII в. сокращалась, в то время, как численность населения, повинуясь демографическим законам, росла. Совершенно естественно, что миграция стала одним из возможных способов решения возникшей проблемы. Кроме того, в тот же период происходило быстрое разложение родо-общинного уклада. Это так же, как и в Скандинавии, способствовало стремлению части населения покинуть родину в поисках счастья в дальних краях. Ленинградский нумизмат В.М. Потин, анализируя состав кладов восточного и европейского серебра в Восточной и Северной Европе, признает важное значение балтийских славян в жизни Руси. Он, в частности, пишет: Нумизматические источники не позволяют подтверждать или отвергать предположение о массовой колонизации прибалтийских славян, однако огромное скопление кладов в районе Приладожья и их состав указывают на теснейшие связи этой части Руси с южным берегом Балтийского моря. Не исключено, что здесь, наряду с русскими торговыми людьми, в качестве купцов, а может быть ремесленников или воинов, жили - колбяги - или иные представители западного славянства -. В своей фундаментальной монографии археолог В.В. Седов совершенно определенно высказывается за то, что балтийские славяне приняли участие в формировании новгородских словен. - Появление биконической керамики в Новгородской земле,— пишет Седов,— не может быть обусловлено ни древними местными традициями, ни культурными влияниями соседних племен. В дославянских древностях Новгородской земли прототипов биконическим и реберчатым сосудам обнаружить не удается. Эта керамика не имеет аналогий и в материалах соседних земель. Объяснить появление биконических и реберчатых сосудов на ранних славянских памятниках Приильменья можно только предположением о происхождении новгородских славян с запада, из Венедской земли -. Исходя из того, что для археологов керамика является одним из важнейших определителей этноса, Седов закономерно делает вывод, что - собранный к настоящему времени материал весьма обширен и свидетельствует о несомненной генетической связи древних новгородцев со славянскими племенами Польского Поморья -. Специально исследуя раннюю керамику Новгорода, Г.П. Смирнова выявила в древнейших ярусах (28—24) около 500 фрагментов (2% от найденной) керамики, не имеющей ничего общего с материалом, типичным для восточных славян. Данная керамика полностью аналогична керамике Мекленбурга, Волина, Гданьска, Колобжега и других поморских городов. Эта керамика отличается от любой иной западнославянской керамики и является характерной только для балтийских славян. Датируется она X—XI вв. Произведенный анализ свидетельствует, что керамика поморского типа, обнаруженная в Новгороде, не является импортом, а изготовлялась на месте. - На основании сравнительного анализа керамики Новгорода и керамики поморских славян,— заканчивает свое исследование Г.П. Смирнова,— напрашивается вывод о тесном контакте Новгорода со славянскими поселениями и городами Южной Прибалтики -. С.В. Белецкий отмечает наличие керамики поморского типа во Пскове и Старом Изборске. Отмечается присутствие аналогичной керамики, подобной находкам в Новгороде и Старой Ладоге, и в нижнем горизонте поселения Городки на р. Ловати. Археологи Г.С. Лебедев и А.А. Розов, подводя итог изучению городища под Лугой, отмечают: В материалах этого памятника выявилось немало особенностей. Одна из них — форма первоначального вала, насыпанного не ранее X века. В основании вала сохранилась деревянная решетчатая конструкция высотой более одного метра, состоявшая из нескольких рядов бревен, расположенных вдоль либо поперек вала. Решетка шириною 1,5м была прикрыта толстым слоем глины, а по гребню насыпи вал венчал бревенчатый частокол. Эти укрепления, сгоревшие в XI — начале XII в., были затем реконструированы, но уже без использования внутренних деревянных конструкций. Решетчатые кладки из бревен до сих пор не встречались в военном зодчестве Руси X—XI вв. Зато они типичны для западнославянских городищ IX—XIII столетий в Поморье, Мекленбурге, Лужице. Возможно, эти аналогии указывают направление дальнейших поисков истоков славянской культуры Верхней Руси -. В дальнейшем Г.С. Лебедев указывает на то, что в Городце обнаружено большое количество (до 50 %) керамики поморского типа, аналогичной керамике, обнаруженной в других городах северо-запада Руси, в частности, в Старой Ладоге и Новгороде. Археологи М.X. Алешковский и Л.Е. Красноречьев полагают, что кривичи были потомками поморских славян, которые входили в состав древнейшего населения Великого Новгорода. Об этом же М.X. Алешковский, совместно с В.Л. Яниным, говорит и в другой своей работе, посвященной вопросу возникновения Новгорода. При этом указывается на то, что кривичи — балтийские славяне вместе с другими этническими группами заложили первые поселения на месте позднейшего Новгорода. А.Г. Кузьмин, собравший воедино все доказательства в пользу мнения, что летописные варяги и связанная с ними Русь скрывают под этими названиями балтийских славян, опираясь на соображения своих многочисленных предшественников, решительно высказывается за то, что древняя Русь имела самые тесные отношения с балтийскими славянами. Точно так же, как Пашуто, Новосельцев и Вилинбахов, Кузьмин, в частности, соглашается с мнением Татищева, что под колбягами следует понимать выходцев из Колобжега. Согласен он и с неоднократно высказывавшейся точкой зрения, что остров Руян (Рюген) в раннем средневековье часто фигурирует под названием Русь. Несколько проблематичным представляется его мнение, - что Приднепровская и Поморская Русь некогда составляли одно целое -, так как до сего времени прослеживаются связи балтийских славян только с северо-западом Восточной Европы и пока нет никаких оснований говорить о существовании подобных связей с Киевской землей. Допускает наличие прямых и непосредственных контактов между Старой Ладогой и балтийско-славянским Поморьем польский исследователь К. Сласки. При этом следует, видимо, обратить внимание и на то, что современные исследователи староладожских материалов (З.В. Львова, О.И. Давидан, Е.И. Оятова) все чаще и чаще привлекают в качестве аналогий балтийско-славянский археологический материал, избегая, правда, пока делать еще какие-либо окончательные выводы. Так, например, З.В. Львова указывает на то, что вопрос о производстве стеклянных бус в Ладоге - надо рассматривать в связи со стеклоделием Хедебю и Волина в X в. Е.И. Оятова пишет, что кожаная обувь нижних горизонтов Ладоги очень своеобразна и отличается от наиболее распространенных в последующее время форм обуви в древнерусских городах. Подобная обувь встречается также в Новгороде, Пскове и Белоозере. Она аналогична обуви из балтийско-славянских городов Волина и Колобжега. О.И. Давидан говорит про Ладогу: Контакты со Скандинавией не исключают других направлений: связей, например, с различными балтскими племенами и со славянами Поморья, и это должно стать предметом специального изучения -. Наряду с этим нельзя не отметить и то, что существует категорическое мнение о полном отсутствии каких-либо параллелей между староладожскими и балтийско-славянскими материалами, в связи с чем недопустимо высказывать какие-либо предположения о балтийско-славянском присутствии в этом поселении. Однако, поскольку автор этого мнения — К. Плоткин, умышленно или неумышленно, игнорирует все соображения своих предшественников, свидетельствующие против его предположений, его работу трудно принимать в расчет при научной дискуссии. В полном смысле скороговоркой, буквально несколькими словами, категорически отверг возможность балтийско-славянского влияния на северо-западную Русь и Ф.П. Филин. Однако в связи с этим возражением, поскольку оно основано, видимо, на данных лингвистики, следует обратить внимание на слова польского языковеда И. Налепы, который пишет, что окончательное решение гипотезы о балтийско-славянском влиянии на псковичей и новгородцев объяснило бы многие особенности, свойственные их языку, которые пока остаются загадкой -. Наконец, В.В. Мавродип, Р.М. Мавродина и И.Я. Фроянов в своем весьма кратком историографическом обзоре, говоря о наших работах, осторожно пишут: Особенность проблемы такова, что некоторые положения автора (например, о массовом переселении западных славян в Восточную Европу и огромной их роли в образовании Древнерусского государства) остаются на уровне более или менее остроумных догадок -. Резюмируя все вышесказанное, следует сделать следующее заключение. За последние десять—пятнадцать лет вопрос об участии балтийских славян в историческом процессе, на северо-западе Восточной Европы, забытый и игнорируемый в течение многих лет, вновь оказался в поле зрения исследователей. Это сказалось, прежде всего, на оценке археологических материалов, являющихся важнейшим, а в целом ряде случаев и единственным источником для древнейших периодов отечественной истории. Ныне при оценке археологических материалов северо-запада перед каждым исследователем неизбежно, независимо от его личной точки зрения, встает вопрос балтийско-славянских аналогий, игнорировать которые уже не представляется возможным. Сейчас в находках Старой Ладоги, Новгорода, Пскова, Изборска и других городищ северо-запада бесспорно выделен и определен весьма многочисленный материал, свидетельствующий о генетической связи культурных традиций населения этих поселений с балтийско-славянским Поморьем. Отрицать это невозможно. Археологические материалы, аналогичные балтийско-славянским, подкрепляют предположение о существовании в русском фольклоре значительного пласта, связанного с воспоминаниями об отношениях Руси с балтийско-славянским Поморьем. Все это делает весьма убедительной гипотезу, что выходцы с балтийско-славянского Поморья приняли непосредственное участие в формировании славянского населения Новгородской земли. Таким образом сделана весьма серьезная заявка, дающая возможность утвердить гипотезу, несомненно, имеющую чрезвычайно важное значение для всей истории Древней Руси, поскольку таковая заставит пересмотреть многие, казалось бы, уже устоявшиеся и всеми принятые положения, по новому взглянуть на целый ряд процессов в Восточной Европе IX—XI вв. В настоящее время проблема - Балтийские славяне и Русь - еще не решена. Начата только развернутая научная разработка ее, обобщен материал и выводы прошлого, привлечены новые источники (фольклорные, этнографические, археологические, лингвистические), намечены новые пути, поставлены новые вопросы. Многое еще нужно сделать, переоцепить. Однако самым положительным является то, что после многих лет забытья данная проблема вновь стала предметом внимания, дискуссий, изучения. Именно это и дает право надеяться, что теперь она уже не будет забыта и в конечном итоге займет подобающее место в истории Древней Руси. Вадим Борисович Вилинбахов. Современная историография о проблеме Балтийские славяне и Русь. Советское славяноведение. 1980 (1), с.79-84 https://www.box.com/s/zjfsbmsjhehc7v3eebfo Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm

Ять: Там Дуб мокрецкий да Алатырь камень http://lujicajazz.narod.ru/solovey/Blaeu_1645_-_Rugia_Insula_ac_Ducatus.jpg Мы объехали весь свет; За морем житье не худо; В свете ж вот какое чудо: Остров на море лежит, Град на острове стоит С златоглавыми церквами, С теремами да садами; Ель растет перед дворцом, А под ней хрустальный дом; Белка там живет ручная, Да затейница какая! Белка песенки поет Да орешки все грызет, А орешки не простые, Все скорлупки золотые, Ядра - чистый изумруд; ...В восточнославянских народных суевериях, заговорах и сказках большое место занимает таинственный остров Буян, лежащий посреди Окиян-моря и привлекающий внимание своим исключительным положением в сказочной топонимике восточнославянского фольклора (В.Б. Вилинбахов. Балтийские славяне в русском эпосе и фольклоре. Slavia Occidentalis, т.XXV, 1965). Остров Буян фигурирует в значительной части восточнославянских заговоров. Здесь он является сосредоточением чудесных и могучих сил. Такое значение неведомого острова свидетельствует о тесной связи его с древними славянскими представлениями, уходящими в глубь языческого прошлого (А. Афанасьев. Языческие предания об острове Буяне. Временник общества истории и древностей российских», т.IX, 1851, с.1). Вадим Борисович Вилинбахов (1924-1982), Балтийско-славянский Руян в отражении русского фольклора. Русский фольклор: Исторические связи в славянском фольклоре. Редкол.: А.М. Астахова и др. М.;Л., 1968. Т.11. с.177-184 http://www.twirpx.com/file/1040045/ 43Мб http://rossica-antiqua.livejournal.com/473670.html ...Сорок пять лет назад петербургский историк В.Б. Вилинбахов в польском славистическом журнале суммировал свои наблюдения и разыскания относительно соотнесенности ряда мотивов и персонажей русского фольклора - главным образом былин - с балтийскими славянами (21). Более обстоятельному рассмотрению отдельных составляющих темы были вскоре посвящены небольшие его статьи, напечатанные в России (22). Но должного внимания тогда эти разрозненные работы не привлекли, а скоропостижная смерть автора в 1982г. помешала ему совокупно представить свой материал в компактном, но достаточно развернутом изложении. Ему принадлежал и ряд полезных работ, затрагивавших тему исторических связей между восточными и балтийскими славянами в историографическом аспекте (23). Особый интерес представляют произведенные Вилинбаховым сопоставления образов русского фольклора, отобразивших народные представления об острове Буяне, с реалиями западнославянского острова Руяна, на котором находился религиозный центр прибалтийских славян-язычников вплоть до их насильственной христианизации во второй половине ХII в. Согласно выводу Вилинбахова, - вся атрибуция острова Буяна (священный характер, священный дуб, змеи, янтарь, священные птицы, старцы и старицы) полностью соответствуют описаниям Арконского святилища на острове Руяне (24). Сравнение некоторых оригинальных пассажей в текстах народных заговоров восточных славян с атрибутами главного божества славян балтийских - Святовита, в частности, с сохранившимися описаниями его идола, находившегося в Арконе, позволило автору заключить, что эти тексты передают в трансформированном виде древние молитвы, обращенные к Святовиту (25)... 21. В.Б. Вилинбахов. Балтийские славяне в русском эпосе и фольклоре. Slavia Occidentalis. Т.25. Poznan, 1965. s.155-191 22. В.Б. Вилинбахов. Где была Индия русских былин? - Славянский фольклор и историческая действительность. М., Л., 1965. с.99-108 (совместно с Н.Б. Энговатовым); его же. Былина о Соловье Будимировиче в свете географической терминологии. Русский фольклор. Т.12. Л., 1971. с.226-229; его же. Волх и Рюрик - патронимы преданий и легенд Новгородской земли. Русский фольклор. Т.13. Л., 1972. с.213-217; и др. 23. В.Б. Вилинбахов. Балтийские славяне и Русь. Slavia Occidentalis. Т.22. Poznan, 1962. s.254- 277; его же. Об одном аспекте историографии варяжской проблемы. СС. Вып. 7. Таллин, 1963. с.333-347; его же. Современная историография о проблеме Балтийские славяне и Русь. - Советское славяноведение, М., 1980(1), с.79-84; и др. 24. В.Б. Вилинбахов. Балтийско-славянский Руан в отражении русского фольклора. Русский фольклор. Т.11. М., Л., 1968. с.184 25. В.Б. Вилинбахов. Балтийско-славянский Святовит в фольклоре восточных славян. Атеизм, религия, современность. Л., 1973. с.190-198 С.Н. Азбелев. Гостомысл. Варяго-русский вопрос в историографии. М., 2010. с.598—618 http://historylib.org/historybooks/Fomin_Varyago-Russkiy-vopros-v-istoriografii/28 Варяго-русский вопрос в историографии (сборник под ред. В.В. Фомина: А.Г. Кузьмин. Одоакр и Теодорих; Руги и русы на Дунае; С.Н. Азбелев. Гостомысл...). М., 2010 http://historylib.org/historybooks/Fomin_Varyago-Russkiy-vopros-v-istoriografii/ Русский фольклор – мaтepиaлы-и-иccлeдoвaния-aн-cccp-иpли - 1956-2013 http://lib2.pushkinskijdom.ru/%D1%80%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B8-%D1%84%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%BA%D0%BB%D0%BE%D1%80-%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D1%8B-%D0%B8-%D0%B8%D1%81%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B0%D0%BD-%D1%81%D1%81%D1%81%D1%80-%D0%B8%D1%80%D0%BB%D0%B8 Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm

Ять: Там Дуб мокрецкий да Алатырь камень Се бо таiна влiка есе якожде i Сврг Перуно есе а СвентоВенд Атхарваведа V. 24. К разным богам как к верховным владыкам Савитар (savitar букв. побудитель, от глагола su, suvati - побуждать) - бог, олицетворяющий животворную силу солнца; движется по своим законам, его завету подчиняются все существа 1 Савитар(-побудитель) - верховный владыка побуждений. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага! 2 Агни - верховный владыка лесных деревьев. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага! 3 Небо-и-Земля - двое верховных владык-дарителей. Да помогу они мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага! 4 Варуна - верховный владыка вод. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага! 5 Митра-и-Варуна - двое верховных владык-дождя. Да помогу они мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага! 6 Маруты - верховные владыки гор. Да помогут они мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага! 7 Сома - верховный владыка растений. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага! 8 Ваю - верховный владыка воздушного пространства. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага! 9 Сурья - верховный владыка взглядов. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага! 10 Луна - верховный владыка созвездий. Да поможет она мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага! 11 Индра - верховный владыка неба. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага! 12 Отец Марутов - верховный владыка скота. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага! 13 Смерть - верховный владыка существ. Да поможет она мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага! 14 Яма - верховный владыка отцов. Да поможет он мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага! 15 Отцы дальние - да помогут они мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага! 16 Отцы ближние (tata avare - здесь, как и в стихе 17, отцы обозначены словом из детского языка tata; ср. русское - тятя) - да помогут они мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага! 17 Отцы, деды - да помогут они мне в этой молитве, в этом обряде, в этих обязанностях, в этой устойчивости, в этом намерении, в этом замысле, в этом желании, в этом призыве богов - Свага! X.7. Гимн Скамбхе http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_315.htm Атхарваведа (Шаунака). Т.1-3. перевод Т.Я. Елизаренковой http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_605.htm Заговоры во множестве известные в русском фольклоре, представляют собой один из интереснейших элементов народного творчества. Установлено, что своими корнями заговоры уходят в далекое прошлое, - заклинания идут непосредственно от периода языческого, стоят в теснейшей связи с первобытной эпической поэзией, входят в древнейший эпический миф как отдельные эпизоды (Ф. Буслаев. Исторические очерки русской народной словесности, т.II. СПб., 186, с.251…). Они интересны не только как памятники народной словесности, но, пожалуй, еще в большей степени представляют историческую ценность как своеобразное проявление народного мировоззрения и остаточная память о реальной жизни прошлого. Вероятнее всего, что большинство заговоров представляет собой трансформировавшиеся языческие молитвы (А.А. Потебня. О некоторых символах в славянской народной поэзии. Харьков, 1860, с.32; А. Афанасьев считает, что - заговоры суть обломки древних языческих молитв и заклинаний (Поэтические воззрения славян на природу, т.I. М., 1865, с.414…). В течение длительного времени заговоры сохраняли свою древнюю форму, подвергаясь сравнительно незначительным изменениям. - Могучая сила заговоров, — писал А. Афанасьев, — заключается именно в известных эпических выражениях, в издревле узаконенных формулах: как скоро позабыты или изменены формулы — заклятие недействительно (Т.I, с.44). В заговорах, известных по поздним записям, отражается смесь языческих и христианских миро-представлений и они являют собой типичный образец двоеверия (Д. Щапов. Исторические очерки народного миросозерцания и суеверия. М., 1867, с.17). А. Вутко считал, что в заговорах, языческих по своему происхождению, христианский элемент всегда вторичен и является позднейшим наслоением. Мансикка, правда, попытался было оспаривать этот вывод, выдвигая тезис, что первоначально заговоры имели чисто христианский характер, а позднее в них проникают остаточные языческие черты. Однако такая точка зрения вряд ли может считаться достаточно убедительной и служить основой для исследования заговоров. Изучение последних показывает, что в них под самыми фантастическими образами и представлениями, как правило, скрываются самые конкретные реалии. Н. Познанский, например, полагает, что - образы, встречающиеся в заговорах, не простые символы как думает Мансикка, а имеют (или лучше - имели когда-то) какую то реальную почву, на которой они если не выросли, то по крайней мере укрепились (H. Познанский. Заговоры. Пгр., 1917, с.263). Народные верования стремились сохранить память о прошлом, а церковь и христианство, естественно, стремились истолковать п перестроить по-своему то, что никак не удавалось уничтожить (см.: Н.И. Коробка. Чудесное дерево и вещая птица. Живая старина, 1910, т.III, с.211). С постепенным развитием народа одно его мировоззрение сменяется другим. Это совершается или органически, когда, одно мировоззрение мало-помалу перерастает в другое, или путем крутого переворота, каким например, было для него принятие христианства. В обоих случаях перемены затрагивают не столько мифологические элементы стройного, гармонического мировоззрения, сколько их взаимную связь. Связь прерывается. Одни взгляды и поверия народа, оторванные от живой системы, замирают, исчезают из сознания народа. Другие - связь которых, а часто и первоначальное значение забыты, - амальгамируются. Ум человека в непонятных уже для него осколках древнего мифа ищет новый смысл. Ему на помощь приходит язык. Названия предмета, слова ассоциируются с другими предметами похожими или граничащими в пространстве и времени. Остатки древнего мировоззрения продолжают жить и развиваться, все более путаясь между собой и все более удаляясь от своего первоначального значения. - В них замечается удивительная живучесть: мысль позднейших поколений действует на них весьма слабо: отпадает что-нибудь случайно в народном произведении – место его и останется незанятым: прорастет что-нибудь – так прорастет, независимо от волн и сознания повторяющего; и как бы не затемнился смысл вследствие такого изменения, народ не пытается восстановить его; темное, так сказать, само собой получит смысл совершенно новый (Н. Крушевский. Заговоры...с.14-15) Такова в целом структура заговора как такового…(с.190-192) В.Б. Вилинбахов. Балтийско-славянский Святовит в фольклоре восточных славян. Атеизм, религия, современность. Л., 1973. с.190-198 Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm

Ять: Да услышат меня Земля и Небо Позолоченная пряслица, Мы прядем, а нитка тянется, Мы прядем, а нитка тянется, Нам работа наша нравится ...Мы уже обращали внимание на то, что в русском фольклоре достаточно широко сохранилась память о древних связях, существовавших между восточными и балтийскими славянами. Среди реалий, характеризующих эту связь, значительное место занимает мифический остров Буян, являющийся непременной принадлежностью многих русских (при этом наиболее древних) заговоров. С нашей точки зрении, остров Буян представляет собой память об острове Руяне, на котором находилось важнейшее славянское языческое святилище — знаменитая в средневековых анналах Аркона. Центральным божеством арконского пантеона был Святовит, идол которого почитался всеми балтийскими славянами и, вероятно, всеми другими славянами-язычниками (Swiatowit w Arkonie. Przyjaciel Ludu, 1836, ss.47-48)… … Совершенно естественно, что, поскольку Руян нашел свое отображение в восточно-славянском фольклоре, образ центральной священной фигуры острова — Святовита — в той или иной форме также должен был найти в этом творчестве свое отображение. В противном случае вся концепция о Буяне-Руяне повисала бы в воздухе. В связи с этим приведем несколько русских заговоров, заслуживающих, по нашему мнению, внимания. Первый, менее определенный: На Окиане море; на том море стоит остров, на том острове стоит столб, на этом столбе сидят семьдесят семь братьев; они куют стрелы булатные день и ночь (П. Вологдин. Пермские губ. ведомости, 1863, с.175). Второй, гораздо более определенный и выразительный: И в том Окияне море стоит столб-пристол; на том святом пристоле стоит золотое блюдечко; и на том золотом блюдечке стоит сам Сус Христос, сам матер человек, тугим луком подперся, калеными стрелами подтыкался (Запись Д. Петухова в Пермской губ. Зап. Рус. Геогр. Об-ва,1863, ч. IV, с.87; ср.: Народная беседа, 1862(3), с.8). И, наконец, вариант этого заговора: На Окияне море стоит золот стул, на золоте стуле сидит Николай, держит лук, натягивает шылковую тетиву, накладывает каленую стрелу (Запись П. Ефименко в Онежском уезде. Памятная книжка Архангельской губ., 1864, отд.I, с.15). Во всех этих заговорах определенно сохранилась память о верховном божестве, живущем на острове Буяне, что вполне соответствует реальному Руяну. С этим божеством связаны воспоминания о богатстве (золото) и оружии (лук и стрелы). Интересно и упоминание о столбе в первом из приведенных заговоров, поскольку идол Святовита внешне скорее всего походил на таковой (с.194)… В.Б. Вилинбахов. Балтийско-славянский Святовит в фольклоре восточных славян. Атеизм, религия, современность. Л., 1973. с.190-198 Золотая вышивка северодвинского кокошника. Начало 19в. Вологодская область Атхарваведа X.7. Гимн Скамбхе Этот выдающийся мистический гимн посвящен Скамбе (skambha - опора, столб - от глагола skambh - подпирать, укреплять), весьма неясному понятию, которое в мифологическом контексте АВ выражает исходный космогонический принцип; в него вмещается все, само же оно не имеет характеристик (слово skambha - эпитетами не определяется) 1 В каком его члене находится (космический) жар (tapas)? В каком его члене помещен (космический) закон (rita)? Где обет (vrata), где вера (sraddha) в нем находится? В каком его члене заключена правда (satya - истина)? 2 Из какого его члена Агни воспламеняется? Из какого его члена веет Матаришван (Матер Сва)? Из какого члена отмеривает себя луна (месяц). Меряя (этот) член великого Скамбхи? 3 В каком его члене находится земля? В каком члене находится воздушное пространство? В каком члене находится помещенное (туда) небо? В каком члене находится то, что выше неба? 4 Где воспламеняется Агни, стремясь ввысь? Где веет стремящийся к цели Матаришван? Куда направляются повороты (avrtah), стремящиеся (к цели), - Поведай про этого Скамбху: каков же он? 5 Куда - полумесяцы, куда идут месяцы, Пребывающие в согласии с годом? Куда идут времена года, куда - части года (artavah)? Поведай про этого Скамбху: каков же он? 6 Куда бегут в согласии две юницы Разного вида: день и ночь, стремящиеся к цели? Куда направляются воды, стремящиеся к цели? Поведай про этого Скамбху: каков же он? 7 На кого опираясь, Праджапати Поддержал все миры - Поведай про этого Скамбху: каков же он? 8 Что высшее, низшее и что среднее Создал Праджапати, многообразное - Насколько Скамбха вошел туда? (А) вочто не вошел, сколько этого было? 9 Насколько Скамбха вошел в прошлое? Сколь велико то от него, что совпадает с будущим? Какой один член он создал на тысячу ладов? Насколько Скамбха вошел туда? 10 Где люди знают и миры, И вместилища, вОды, брАхмана, Где внутри и не сущее и сущее - Поведай про этого Скамбху: каков же он? 11 Где (космический) жар, выступая, Держит высочайший обет, Где (космический) закон и вера, Воды, брАхман пребывают вместе - Поведай про этого Скамбху: каков же он? 12 В ком земля, воздушное пространство, Небо в ком помещено, Где Агни, луна, солнце, Ветер пребывают закрепленные - Поведай про этого Скамбху: каков же он? 13 В чьем (едином) члене тридцать три бога (trayastrimsad deva - это весь ведийский пантеон. Возможно и распространение этого числа в других концепциях, при этом число богов всегда бывает кратным числу 3 - триглав) Все сосредоточены - Поведай про этого Скамбху: каков же он? 14 Где риши перворожденные, Гимны, напев, жертвенная формула, великая (земля), В ком закреплен единственный риши - Поведай про этого Скамбху: каков же он? 15 Где бессмертие и смерть В Пуруше сосредоточены, У кого океан-вены В Пуруше сосредоточены - Поведай про этого Скамбху: каков же он? 16 У кого четыре стороны света Являют собой набухшие вены, Где жертва продвинулась вперед - Поведай про этого Скамбху: каков же он? X.7. Гимн Скамбхе http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_315.htm Атхарваведа (Шаунака). Т.1-3. перевод Т.Я. Елизаренковой http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_605.htm Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm

Ять: К златорукому Савитару А Бгу СвентоВiдiу Слву рцЪхом Се бо ста Бг Правiе a Явiе А Тому поiема песынiема яко Свт есе А чрезь Оне вiдяхом Свiет Зрящете а Яве быте А i Тоi нас о Навiе убрежешет А Тму хвлу пъiемо Пъехом плясасще Тему а взывахом Бгу нашiему якожде Тоi Земе СлонцеСуне нашiу а Звiздiа Дрезац а Свт КрiепцЪ Творяцете Слву СвiентоВiдiеве влку Слва Бгу нашiему Каргопольская вышивка. Полотенце. Свентовид в окружении Сварожичей И Богу Свентовиду славу речем мы Вот восстает Бог Прави и Яви И тому воспеваем песни мы, потому как Свет есть (он) И чрез Него видим мы свет Зрите - и Яви быть Да и Он нас от Нави убережет И Ему хвалу поем Поём мы, пляшем Ему И взываем к Богу нашему, потому как Он Земле, Солнцу-Суне нашему и Звездам Держатель и Свету Крепитель. Творите славу Свентовиду великую Слава Богу нашему! (из дощ.11) Влескнига. Дощечка 11 (дощька имеет изображение солнца с семью лучами) http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_371.htm Встреча весны на подоле олонецкой женской рубахи (214) Стане ти рабъ Божiй (имя рекъ), по утру и въ вечерЪхъ благословясь, умоется утренней зарей и вечерней, утрется бЪлымъ свЪтомъ; во лбу пекетъ красное солнце, въ затылки свЪтлый мЪсяцъ, по косицамъ частыя мелкiя звЪзды разсыпаются; пойдетъ изъ дверей дверьми, изъ сЪней сЪньми, изъ воротъ воротами, выйдетъ далече въ чистое поле, на четыре ростани, встанетъ во встокъ лицомъ, на западъ хребтомъ: во встокЬ свЪтъ истинный Христосъ; на синимъ морЪ бЪлый камень, на бЪломъ камнЪ бЪлый человЪкъ въ бЪломъ платьЪ, свЪтъ Георгiй Храбрый; у Георгiя свЪта Храбраго два молодца, два гораздо удалыхъ, великихъ стрельца: одинъ сынъ Симеонъ, другой Герасимь, ходятъ съ тугимъ лукомъ, стрЪляютъ по сырому дубу. Ой же вы, Симеонъ да Герасимъ, не стрЪлейте по сырому дубу стрЪлейте по приточнымъ ранамъ, отстрЪливайте, откалывайте у раба Божiя (имя рекъ) притци, призоры, приточны оговоры, вЪтрены переломы, приточны оговоры отъ черной печени, отъ ретиваго сердца. За симъ слЪдуютъ ключевыя слова, которыя знахарка не хотЪла сообщить, чтобы заговоръ не потерялъ силу, и объяснила, что можеть сказать ихъ только передъ смертью. (Сумск. посадъ, Кемск. у., зап. А. Шешенинъ, Арх. губ. вЪд. 1866г., с.47). Л.Н. Майков. Великорусские заклинания. СПб. , 1869. с.86 http://www.twirpx.com/file/443405/ 2.5Мб Атхарваведа VII, 15. К Савитару 1 Этого бога Савитара, В двух руках которого поэтическая сила (Савитар, для которого характерен жест благословения - поднятые руки), (Того), чьё побуждение истинно, дарителя сокровищ, Приятного, я воспеваю молитвой. 2 Чей высокий солнечный свет, блеск Ярко вспыхнул при (его) побуждении, (Этот) златорукий, с прекрасной силой духа Красотой создал небо. 3 Ведь ты вызвал к жизни, о бог, для первого отца (Сварога?) Высоту для него, ширину для него. А для нас, о Савитар, день за днем Создавай желанные вещи, много скота! 4 Пусть домашний бог, желанный Савитар Даст отцам сокровище, силу действия, срок жизни! Пусть он пьет сому! Пусть (тот) опьяняет его при жертвоприношении! Даже бродящий вокруг ступает по его закону! Атхарваведа (Шаунака). Т.1-3. перевод Т.Я. Елизаренковой http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_605.htm http://www.twirpx.com/file/1797741/ 7.4Мб Т.1 573с. Ригведа. I, 24. К Агни, Савитару и Варуне 1 Милое имя какого бога, Которого из бессмертных мы сейчас вспомним? Кто же снова вернет нас великой Несвязанности, Чтобы я видел отца и мать? 2 Мы вспомним милое имя бога Агни - первого из бессмертных. Он вернет нас снова великой Несвязанности, Чтобы я видел отца и мать! 3 К тебе, о бог Савитар, Владыке всего желанного, Мы идем за долей, о (ты,) дающий (sadavan - Здесь трактуется как одно слово, вопреки делению в падапатхе на два слова - sada + avan - о всегда помогающий) 4 Ведь та поистине Счастливая доля, Что, покоясь за пределами зависти, Была бесстрастно вложена в твои руки, - 5 У тебя, наделенного Счастливой долей, мы Хотим приобщиться с твоей помощью К вершине богатства, чтобы опереться (о нее) ... I, 35. К Савитару Размер - триштубх, стихи 1, 9 джагати. Для этого гимна характерна трактовка Савитара как божества не только утренних, но и вечерних сумерек 2a…взирая на…существа - Взирать на людей, на все существа - характерное действие Савитара как солярного божества 5a…темные кони…- Темные (cyavah) - это слово одновременно значит и коричневые. Эпитет cyava - обычно обозначает ночь. Сочетание двух противоположных цветов в конях Савитара; белоногие (citipadah), но сами черные, может отражать двойственную суть этого бога, его связь одновременно с дневным и ночным небом…кони взирали на людей…- Действие, характерное для Савитара, переносится на его коней. Глагол взирать (vi + khya), как отмечает Гельднер, полисемичен. Он значит сверкать и делать видимым. В стихе 7 этот глагол обозначает действие Савитара, изображенного в виде орла 6a-b (Есть) три неба - По интерпретации Одри, два неба Савитара , т.е. дневное и ночное, подвижны, а третье (одно в паде b) - это темное неподвижное пространство царя мертвых Ямы. Два (из них) - лоно Савитара (savitar dva upastha). 8b Равнину (длиной) в три перегона (tri dhanva yojana) 10d Каждый вечер (pratidosam)…- Это единственное место, где Савитар эксплицитно назван вечерним божеством 1 Я зову первым Агни на благо. Я зову сюда Митру-Варуну на помощь. Я зову Ночь - успокоительницу (всего) живого. Я зову бога Савитара для поддержки. 2 Приближаясь сквозь черное пространство, Успокаивая бессмертного и смертного, Савитар на золотой колеснице, Бог едет, взирая на (все) существа. 3 Едет бог вперед, едет вверх, Едет, достойный жертв, на двух прекрасных буланых конях. Бог Савитар приезжает издалека, Прогоняя прочь все опасности. 4 На украшенную жемчугами, многоцветную Высокую колесницу с золотыми гвоздиками (на ярме) Взошел (достойный жертв) Савитар с пестрыми лучами (Устремляясь навстречу) черным пространствам, являя силу. 5 Большие темные кони взирали на людей, Везя колесницу с золотым дышлом. Постоянно пребывают племена (людские) В божественном лоне Савитара (и) все миры. 6 (Есть) три неба. Два (из них) - лоно Савитара (Савитар-Свентовид - Бог Прави и Яви). Одно, с мужами-победителями, - в мире Ямы (Свентовид нас от Нави убережет). Все бессмертное покоится на нем, как колесо - на чеке. Кто это постиг, пусть здесь провозгласит! 7 Орел озирал воздушные пространства, Глубоко вдохновенный Асура, добрый вождь. Где теперь солнце? Кто (это) постиг? К какому небу протянулся его луч? 8 Он озирал восемь вершин земли, Равнину (длиной) в три перегона, семь рек. Прошел златоокий бог Савитар, Дающий желанные сокровища почитающему (его). 9 Златорукий Савитар, повелитель людского рода, Странствует между обоими: между небом и землей. Он гонит прочь болезнь, приводит в движение солнце. Он спешит на небо через черное пространство. 10 Златорукий Асура, добрый вождь, Милосердный, прекрасно помогающий, пусть придет сюда! Прогоняя прочь ракшасов (и) колдунов, Каждый вечер стоит бог, воспеваемый (Се бо таiна влiка есе якожде i Сврг Перуно есе а СвентоВенд). 11 (Те,) что прежние пути твои, Савитар, Непыльные: хорошо проложенные в воздушном пространстве, (Приди) по этим легкопроходимым путям к нам сегодня И защити нас и утешь, о бог! VII, 38. К Савитару и другим богам Размер - триштубх. 2b О златорукий - hiranyapane - Постоянный эпитет Савитара 4b...побуждению...Савитара - savam...savitar - Обычная для гимнов Савитару игра формами, образованная от корня su (от которого произведено и имя самого бога) 5d…вместе с Экадхену (ekadhenubhih) - Слово ekadhenu значит имеющие одну [или : общую] корову; по-видимому, nom. pr. какой-то неизвестной группе божеств. 6a…Господин потомства (jaspatih)…Эпитет Савитара. 7a… кони, приносящие награду (vajinah)…- Обожествление коней, характерное для РВ - ср. знаменитых обожествленных коней прошлого Дадхикра и Таркшья, которым посвящены гимны (IV, 38-40, X, 178). 8с Испейте…- В РВ могли пить сому не только боги, но и их кони, например, кони Индры 1 Вверх вознес этог бог Савитар Золотой (свой) образ, который укрепил (на небе). Теперь Бхагу должны призывать люди, (Того) кто, имея много добра, наделяет сокровищами. 2 Поднимись же, Савитар! Услышь этого (певца), О златорукий (hiranyapane), при совершении обряда, Далеко (и) широко развертывая (свой) образ, Вызывая к жизни для мужей пищу, (подобающую) смертным! 3 Как только (его) восхвалили, пусть возникнет поблизости бог Савитар, Которого даже все Васу воспевают! Достойному поклонения пусть понравятся наши хвалы! Пусть защитит он всеми защитниками (наших) покровителей! 4 Кого воспевает богиня Адити, Радующаяся побуждению бога Савитара, Того воспевают (также) вседержители Варуна, Митра и другие, Арьяман - единодушные. 5 (Те) сопровождающие дары (боги), которые стараясь друг перед другом Лелеют дар неба и земли… А также Ахи Будхнья пусть услышит нас! Пусть защитит Покровительница вместе с Экадхену! 6 Пусть согласится на этот (дар) для нас Господин потомства, Когда его попросят о сокровище бога Савитара! (Даже) сильный громко зовет Бхагу на помощь, И несильный (тоже) просит Бхагу о сокровище. 7 На счастье нам пусть будут кони, приносящие награду под призывы Во время службы богам, (кони) с размеренным бегом, прекраснозвучные! Хватая змею, волка, ракшасов, Пусть избавят нас совсем от болезней! 8 С каждой наградой помогайте нам, о кони, приносящие награду, Со (всеми) ставками, о вдохновенные, бессмертные, знатоки закона! Испейте этой сладости, опьяняйтесь! Насытившись, отправляйтесь путями, ведущими к богам! VII, 45. К Савитару Размер - триштубх 1d - успокаивающий...и побуждающий - Вечером Савитар разливает покой во вселенной, утром побуждает ее к жизни 3a-b Савитар...вызовет к жизни - savita...savisad - Та же игра на образованиях от корня su 4d - Защищайте вы нас...Рефрен, характерный для Васиштхов 1 Пусть приедет бог Савитар с прекрасным сокровищем, Заполняющий воздушное пространство, ездящий на конях, Держащий в руках много (даров) для мужей, Успокаивающий мир и побуждающий (его). 2 Его руки, мягкие, большие, золотые Простерлись ввысь до краев неба. Пусть сейчас это его величие вызовет восхищение! Даже солнце уступает ему (свою) работу. 3 В самом деле, пусть этот могущественный бог Савитар, Повелитель благ, вызовет к жизни блага для нас! Развертывая далеко (свой) образ. Пусть он даст нам пищу, (подобающую) смертным! 4 Эти хвалебные песни зовут Савитара Сладкоязычного, с полной горстью, с прекрасной рукой. Пусть он даст нам яркую высокую телесную силу! Защитите вы нас всегда своими милостями. Ригведа. Мандалы I-X. перевод Т.Я. Елизаренковой http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_863.htm http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_622.htm http://www.bolesmir.ru/index.php?content=text&name=o285 Изобразительные мотивы в русской народной вышивке. Музей народного искусства (Русская народная вышивка архаического типа и ее образы). М., Сов. Россия, 1990г. 320с. http://www.bolesmir.ru/index.php?content=text&name=o266 99Мб Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm

Ять: К златорукому Егорею-свет Храброму ...Вариантов стиха о Егории Храбром записано множество. Можно упомянуть три основных региона, где пелся этот стих. Северный (с самой сохранившейся и богатой традицией) – на Мезени, Печоре, на берегах Белого моря. Среднерусский – песни, записанные в Рязанской, Московской, Воронежской областях России. И терский – у казаков. В записях одного только А.В. Маркова, зафиксировавшего Стих о Егории Храбром в трёх субрегионах Беломорского поморья – Зимнем, Терском и Поморском берегах, встречается в двенадцати вариантах. В народной песне, в отличие от жития святого великомученика Георгия Победоносца, Егорий не просто сын богатых родителей, а княжеский или царский сын, что отличает его от святого Георгия Победоносца и сближает с образом царя гусляра из Голубиной книги, а также с образом Вяйнямёйнена. А.В. Марков писал, что Аграфена Матвеевна Крюкова (28.6(10.7).1855, деревня Чаваньга, ныне Архангельской области, – 27.4.1921, деревня Верхняя ныне Приморского района Архангельской области, русская народная сказительница. От неё был записан А.В. Марковым обширный эпический репертуар - 64 текста былин, баллад, исторических песен и духовных стихов), знаменитая исполнительница былин и духовных стихов, считала стих о Егории стариной (былиной) и отличала его от прочих духовных стихов. Иными словами, она признавала стих за историческое воспоминание, легенду о князе устроителе Русской Земли, у которого есть особые внешние приметы: По локоть то…руцьки в золоти, По колен то…ножки в серебри. По косицям часты звездочки всё катаютце В духовном стихе Егорий Храбрый спасает свою матушку, а по дороге к ней встречает – заставы -, препятствия, которые он устраняет пением, попутно наводя порядок во Вселенной: Три заставушки три великия: Ишше перьва то застава – лесы темныя, Как не конному, не пешому проезду нет, Да не ясному соколу пролету нет, Не тебе, добру молотцу, проезду нет. Да ишше друга та застава – горы камянныя, От земьли то стоят да оне до неба, От встоку стоят оне до запада, Шьто не конному, не пешому проезду нет, Да не ясному соколу пролёту нет. Ишше третья то застава – река огняная, От земьли пламя пашот до неба, Ото встоку идет ото до запада …Предположим, что все эти три предания восходят к общему корню, древнейшему сказанию о прародителе княжеской (или царской) династии народа славян венедов – Венеду или Вену, запомнившемуся в восточнославянском сказочном эпосе как Иван царевич. В русских сказках есть сюжет, повторяющийся в массе вариантов, но в главном одинаковый, именно он и лёг в основу пушкинского Царя Салтана. К корпусу этих сказок и восходит сюжет и образ Егория Храброго. Во всех этих преданиях у главных героев есть отличительные внешние черты, которые признаются как наследственные. Именно по ним царь узнаёт своих потерянных детей. Именно способность невесты передать детям, повторить эти черты в потомках, является поводом для брака: У короля Додона были три дочери. Приехал к ним свататься Иван царевич: у него были по колено ноги в серебре, по локоть руки в золоте, во лбу красно солнышко, на затылке светел месяц. Стал он сватать у короля Додона дочек: Я, – говорит, – ту возьму, которая в трех брюхах родит семь молодцев – таких, как я сам, чтоб по колено ноги были в серебре, по локоть руки в золоте, во лбу красно солнышко, на затылке светел месяц. Выскочила меньшая дочь Марья Додоновна и говорит: Я рожу в трех брюхах семь молодцев еще лучше тебя! (По колена ноги в золоте, по локоть руки в серебре: сказка N285. Народные русские сказки А.Н. Афанасьева: в 3т. М.: Наука, 1984–1985. (Лит. памятники). Т.2. с.301–303) Интересно, что сюжет этой сказки с XVII века начинает встречаться и в немецкой литературе. По всей видимости, мы имеем дело с немецким заимствованием этой сказки у завоеванных ими балтийских славян. Напомним, что и у Егория Храброго те же наследственные отличительные черты. У него тоже руки по локоть в золоте, ноги по колено в серебре, на затылочке ясен месяц, а во лбу красное солнышко. Что это за особые признаки, обнаруживающиеся при рождении? В различных вариантах сказки у царя родится то 7, то 9, то 33 сына. Всех детей, кроме последнего, недоброжелатели по разному прячут от царя. Всегда один из них в бочке приплывает вместе с матерью на пустынный остров. Описание острова очень устойчивое из сказки в сказку. На этом острове высокая гора, излучина морского берега (Лукоморье), огромный дуб, непроходимые леса и ручьи глубокие. Именно на этой горе около дуба и строит изгнанный княжич свой город. Потом, прослышав о диве, в этот новый город приезжает гостить царь отец. Синее море – это устойчивое в Новгородской земле название Балтийского моря. Описание сказочного острова полностью совпадает с реальным Руяном (Рюгеном), да и называется он в сказках почти так же – остров Буян. Скала Королевский трон (Konigstuhl) Многие сказки упоминают о том, как царевич с матерью взбирается на высокую гору: Долго носило бочку по́ морю, наконец, прибило к берегу; стала бочка на мель. А сын Марфы царевны рос не по дням, а по часам; вырос большой и говорит: Матушка! Я потянусь. – Потянись, дитя! - Как он потянулся – вмиг бочку разорвало. Вышли мать и сын на высокую гору. Сын огляделся на все стороны и вымолвил: Кабы здесь, матушка, дом да зеленый сад – вот бы пожили! Она говорит: Дай Бог! Того часу устроилось великое царство: явились славные палаты – белокаменные, зеленые сады – прохладные; к тем палатам тянется дорога широкая, гладкая, утоптанная (По колена ноги в золоте, по локоть руки в серебре: сказка N284. Народные русские сказки А.Н. Афанасьева: в 3т. М.: Наука, 1984–1985. (Лит. памятники). Т.2. с.298–301). Вероятно, в сказке речь идёт о скале, называемой Королевский трон (Konigstuhl), возвышающейся над морем на 180 метров. На Рюгене сохранилось предание: для того чтобы подтвердить своё право на престол, руянские владыки должны были со стороны моря самостоятельно взобраться по белым скалам обрыва на самую вершину. В сказке мы обнаруживаем легенду, породившую этот обычай (без сказочного объяснения непонятный). То есть взобравшийся на скалу претендент на престол, как бы заново делал остров своим, подобно легендарному сказочному предку первопоселенцу. Этим он подтверждал своё право, показывая, что подобен легендарному предку. Царевич, как и Егорий Храбрый – демиург, упорядочивает вокруг себя мир, строит палаты белокаменные, создаёт зелёные сады, рощи и наполняет остров всякими чудесами. Особое место во всех вариантах сказок занимает образ огромного дуба. По сказочным легендам у этого дерева на острове колдунья прячет от царя старших братьев царевича или, как вариант, около него находится привязанный кот баюн, знающий тайные предания. В сказке Пушкина главный герой изготавливает из дубовой ветки первое оружие – лук. Известно, что у славян дуб считался священным деревом и даже почитался в качестве символа верховного бога. Н.К. Рерих. Эскиз декорации к опере Н.А. Римского Корсакова Сказка о царе Салтане. 1919г. Григорий Николаевич Базлов. Русские гусли: история и мифология. Гл I. Преданья старины глубокой. 1.5. Егорий Храбрый (На наше счастье древний инструмент жив! Его можно услышать, на нем можно сыграть, под него можно научиться плясать по русски! - Тверь, 2011 год, 11 декабря) http://studopedia.ru/10_121135_egoriy-hrabriy.html 24. Егорий Храбрый и его мучитель. Записано от Аграфены Матвеевны Крюковой в с. Нижняя Зимняя Золотица 27 июня 1899г. Переняла у матери. А.М. Крюкова говорила, что в Золотице Егория поют за стих совершенно иначе. Этот стих считается стариной и в Поморье Ишше туры, олени по горам пошли, Ишше серы-ти заюшки по за́секам, Ишше беленьки горносталюшки по тёмны́м лесам; Тут ведь рыбина ступила во морьску́ глубину; Ишше на́ неби взошел да млад сьвете́л месец, — На земьли зародилсэ могу́ць богаты́рь Да по имени Егорей-свет Храбрыя. У Егорьюшка во лбу было красно солнышко, У Егорьюшка в затылоцьки был сьвете́л месец, По коси́цям цясты-ти звездоцьки катаютце, За ушами-ти зори занимаютц́е. И прошла ета вестоцька всё по всей земли, Шчо по всей прошла зеньли, по всей Святоруською; Шчо дошла ета вестоцька до неверного царя, До неверного царишша всё Грубия́нишша. Он царей-то, королей он всех повырубил, Он ведь Божьи-ти церькви да вси на дым спусьтил, Он святы́-ти иконы всё на мосты смосьтил, Царя Фёдора Смоляньского (Егорьева отця) под мець склонил Шьто под мець склонил да он срубил-то у ево да буйну голову, Да цярицю (мать Егорьеву), доць прекрасну он изуродовать хотел. Да цяриця, доць прекрасна-та всё хитра́-мудра́ была, Всё хитра была, мудра, да во Пеше́р-горы ушла, Во Пешер-то горы ушла да горы камянны, Да в собой-то унесла она цяда милого, Цяда милого она, всё цяда любимого, Шьчо того она Егорья-света Храброго. Как приходит цариця гору камянную: Уж ты гора́, ты гора, ты гора камянная! - Называёт цариця да го́ру матушкой, Называет цариця да сле́зно плацёт же: Ты прими, прими, гора, ты гора камянная, Ты не для́-ради миня, ты для-ради цяда моего, Для того ли для Егорья ты света-Храбраво. - Розьдвига́лась Пешшера, всё гора камянная, Принимала царицю, всё доць прекрасную. Как не мог найти цари́шшо всё Грубиянишшо. Тут ведь стал у ей Егорьюшко всё пети годов, Тут ведь стал у ей Егорьюшко всё восьми годов, Ишше стал у ей Егорьюшко всё выспрашивать: Уж ты гой еси, цяриця, ты доць прекрасная, Уж ты матушка моя, ты свет-родимая! У мня был ли на роду-ту свет (в изд. 1901 слово опущено) родной батюшко? - Россказала цариця ему прекрасная: Уж ты ѓой еси, моё ты цядо милоё, Уж ты мило моё цядышко, любимоё, Ты по имени Егорей всё свет-Храброй ты! Когда ту́ры-ти, олени по горам прошли, Ище рыбина ступила во морьску́ глубину, Ище на́ неби взошол-то млад сьветё́л месец, На земли-то ты у мня родилсэ, всё могуць богаты́рь, Ты по имени Ёгорей-свет ты Храбрыя; (Описание столпосвята Свендовида, что на Руяне?) Да во лбу-ту у тобя как будто соньцо красноё, Да в затылки у тибя-то млад светё́л месец, По локо́ть-то у тибя ведь руцьки в золоти, По колен-то у тибя-то ножки в се́ребри, По коси́цям (косьти над глазами) часты звездочки всё катаютце. За ушами-ти зори занимаютце. Да прошла эта весьть про тебя по всей земли, — Ише вся у тя краса была поднебесная, — Да прошла-то про тебя слава великая, Как по всем прошла земьля́м, по всем славным городам; Шьчо дошла эта весьть-та до неверного царя, До неверного царя всё до Грубиянишша; Он ведь Божьи-ти церькви вси огнём сожог, Он святы-ти образа да он в мосты вси склал, Царя Фёдора Смоляньского, всё твоёго батюшка, Он под мець ево склонил, ссек у ево буйну голову, А миня-то он, царицю, изуродовать хотел. Я хитра́ очунь, мудра́ была, хитрому́драя; Во Пешер-гору ушла я, всё горы камянную; Я в собой-то унесла тибя, цяда милого, Я пришла-то, всё горы́ сле́зно приросьплакалась, Ишше матушки Пешшеры прирозьжалилась: Уж ты матушка Пешшера, гора камянная! Ты прими, прими царицю, всё доць прекрасную, Ты не для́-ради миня, хоть для-ради цяда моёго, Для того ли для Ёгорья-света Храброго -. Как ведь выслушал Ёгорей ее́ реци вси, Ее реци-ти вси да вси росказы-ти: Уж ты ѓой-еси, родима моя матушка, Ише та ли царица, доць прекрасная! Уж ты дай-ко мне-ка съезьдить благословленьиця, Мне-ка съезьдить-то разе-то ко царишшу тут; Ко царишшу я сьежжу всё Грубиянишшу, Я пролью-то, пробью-ту кровь тотарьскую, Отобью, отмешшу я кровь християньскую, — За своёго за батюшка за родимого, За того за царя за Фёдора за Смоляньчкого -. Тут заплакала родима-та ёго матушка, Ише та ли цяриця-та, доць прекрасная: Уж ты ѓой еси, Егорей-свет ты Храбрыя! До царишша-та есь всё три заставушки: Ишше перьва-та заставушка — леса тёмныя, От встоку стоят всё леса до западу; Ишше ясному соколу не пролететь будёт, Как тебе-то, доброму молодцу, на своём-то на добро́м кони́, На добро́м-то кони будёт не проехати. Да втора-та есьть заставушка великая — Да стоит тут гора-та, гора камянная, Ото встоку стоит гора до западу, От земли-то стоит она ра́вно до неба; Да третья́-та застава есь — река огняная, Ото встоку тече́т-то всё до западу, От земли пламя вьётце ровно до́ неба -. Тут выходит Ёгорьюшка на широ́ку светлу улоцьку, Роспрошаитце с родимой своей матушкой. А ис туци-то выпадывал ёму доброй конь (врака́ пое́тьц́е?). Да из облака выпадыват сабля вострая, Сабля вострая ёму, палиця тяжолая, Ишше вся-то принадлежность-та богатырская. Да поехал Ёгорьюшко на добро́м кони; Приежает Ёгорей к той заставушки, Да к тем ли приежаёт к лесам тёмныим; Приздымает Ёгорьюшко злата́ веньця, Говорит-то Ёгорьюшко таковы слова: Вы леса, вы леса-то да леса тёмныя! Вы не варуйте, леса, всё во неверного царя, Вы поваруйте, леса-та, в самого́ Христа, В самого, леса, Христа вы, Бога роспятого, Во того вы во Егорья-света Храброго -. Проежает Егорьюшко ту заставушку; Приежает Егорьюшко к горы камянной, Говорит-то Ёгорей-свет таковы реци: Ты гора ли, гора, гора камянная! Ты не варуй-ко, гора, ты во неверного царя, Во неверного царя-то в Грубиянишша; Ты поваруй-ко, гора, ты в самого Христа, В самого-то Христа, всё царя небесного, Во небесного царя, Бога распятого, Во тово ише́ в Ёгорья-света Храброго». Признимает Егорьюшко злата́ веньца, Проежает Егорей ту заставушку. Приежает к реки, к реки, к реки к огняной; Говорит-то Ёгорьюшко таковы реци: Ты не варуй-ко, река, да во неверного царя, Во неверного царишша Грубиянишша; Ты поваруй-ко, река, да в самого Христа, В самого Христа поверуй, царя небесного, Во того ли-то всё Бога распятаго -. Признимает Ёгорьюшко злата́ веньца; Проежаёт Егорей ту заставушку. Приежает Ёгорьюшко ко царишшу-ту Грубиянишшу. Как выходит царишшо на красно́ крыльцё: Ты поваруй-ко Егорей-свет ты Храбрыя, Во мою ты всё веру во неверную -. Говорил-то Ёгорей да светы-Храбрыя: Я ведь скоро в твою-ту веру поварую: Отьсеку у тя тотарьску-ту твою голову, Отьмешшу я християньску-ту кровь горячую -. Приказал тут царишшо ево пилой пилить; Да Ёгорья-та-света всё пила не берёт, Ишше вся-та пила у их выспригну́ласе. Ишше стал он Ёгорьюшка колясом вертеть; Ишше всё-то в шепу́-ту приломалосе. Ишше стал он Ёгорьюшка в котли варить; Да Ёгорей-от в котли-то он стойком стоит, Он в котли-то стоит-то да всё стихи поёт, Ише песь-ту поёт всё Херуимскую; У Егорья под котлом-то не огонь горит, Не огонь-то горит, всё разны́ цветы цветут, Всё цветы-ты цветут, всё разны́ лазу́рёвы. Приказал копать погрёб ёму глубокой тут: В глубину-ту ведь погрёб сорока сажо́н, В долину-ту ведь погрёб двадцети пети; В ширину-ту ведь погреба двадцети сажо́н; Он хватал-то Ёгорьюшка царишшо за жолты́ кудри, Он кинал-то царишшо Ёгорья во глубок погрёб, Он ведь цястою железною решотоцькой, Он железною решотоцькой призаде́рьгивал, Он каме́ньицём, кореньицём призаваливал, Он жолты́м песком Ёгорьюшка призасыпывал; Еще сам-то, собака, он похваляитце: Не бывать теперь Ёгорьюшку на сьвятой Руси, Не видать теперь Ёгорьюшку сьвету белого, Не видать теперь Ёгорьюшку ро́дной матушки! - Как по Бо́жьёму-то пало изволеньицю, По Ёгорьеву-ту пало по моленьицю: Потенули-то всё ведь тут ветры буйныя Шьчо со ту ли со востоцьню-ту со стороноцьку; Вси жолты́-ти ведь песоцьки прирозьвеяло, Всё ведь каме́ньицё с кореньицём прироска́тало, Всю железную решотку прирозьде́рьгало. Тут выходит Егорьюшко к нам на белой сьвет, Он на белой-от свет, да всё увидял он, Да увидял Ёгорей красно солнышко. Тут выходит царишшо на красно́ крыльцё, Он ведь кланелсэ Егорью-ту низёхонько: Уж ты ѓой еси, Егорей-свет ты Храбрыя! Станем бра́татьц́е персьнями однозоло́тныма: Ище будешь ты, Егорьюшко, мне большой ведь брат, Я ведь буду тебе да всё меньшо́й-от брат -. Нецёго-то с им Егорей не розговариват; Он хватил-то царишша за цёрны́ кудри́, За цёрны́ ёго кудри́-ти всё за тотарьския, Ище он всё кина́л ёго о кирписьнёй мос; Ишше тут царишшу-ту всё славы́ поют, Всё славы́-ти поют ёму, в старины́ скажу́т. Он прибил-то со ста́рого и до малого. Не оставил он силы-то на се́мяна. Он поехал искать своих двух он се́сьтрицей, Он нашел-то родимых двух ведь се́сьтрицей — Как пасут они скота, за пастухов живут (По словам А. М. Крюковой, одну из них звали, кажется, Надеждой; имени другой сестры она не помнит); Как на их-то ведь тело-то как камыш-трава. Приводил-то, привозил он их к Ёрдан-реки, Окупал-то он их-то всё в Ёрдан-реки; Как свалилась у их эта камыш-трава; Он ведь дунул на их своим святым духом; У их зьделались тела будто снегу белого. Он привёз-то их к родимой милой матушки; Сам настал-то он на батюшково на место тут. Они зажили тут да всё по-старому, Да по-старому-ту зажили, по-прежному. Беломорские старины и духовные стихи: Собрание А.В. Маркова. РАН. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). СПб.: Дмитрий Буланин, 2002. с.122-126 http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/bst/bst-122-.htm Старины поются большею частью пожилыми людьми от 40 до 60 лет, но заучивают их обыкновенно еще в детском возрасте. Так, обе Крюковы, мать и дочь, начали перенимать старины с 8—9 лет; А.М. Крюкова до 18 лет, когда она жила на Терском берегу, заучила 41 старину, а с 18 до 45 лет — только 19; Васильева заучивала старины девочкой лет 10; в молодости, именно, лет 17-ти, перенимал старины и замечательный сказатель Гаврило Крюков. Такой способ передачи старин от одного поколения другому объясняет сравнительную сохранность, в какой донесли до нас золотицкие сказатели старые былины: он сокращал количество звеньев, связывающих современные тексты с более ранними, так как наиболее важные изменения в них совершались, очевидно, при передаче. Другой факт, объясняющий архаичность записанных мною старин, это — почтение, с которым относятся сказатели к содержанию их. А.М. Крюкова прямо говорила, что проклят будет тот, кто позволит себе прибавить или убавить что-нибудь в содержании старин. Уважение крестьян к старинам и сказателям настолько известно, что я не считаю нужным на нем останавливаться; отмечу только тот факт, что крестьяне считают знание былин признаком талантливости и как бы образованности. Один старик говорил о себе и нескольких других крестьянах не знавших былин: вот, мы никуда не годимся, ничему не учились; никакого проку в нас нет (с.13) Беломорские былины, записанные А. Марковым. М., 1901, 619с. http://www.twirpx.com/file/1285852/ 28мБ https://cloud.mail.ru/public/2c5A/GEgL7f5tE А.М. Крюкова, в репертуаре которой был сюжет о Егории Храбром (N24), называла его стариной, отмечая при этом, что - в Золотице Егория поют за стих совершенно иначе. – Этот стих считается стариной и в Поморье. Портрет Егория: По локоть-то…руцьки в золоти, По колен-то…ножки в серебри. По косицям часты звездочки всё катаютце. А.В. Марков. Беломорские старины и духовные стихи. Комментарии. с.787 Сравним с вариантом из хрестоматии Оксенова с.218–229: По колена ноги в чистом серебре, По локоть руки в красном золоте, Голова у Егория вся жемчужная, По всем Егории часты звезды. Текст, помещенный в хрестоматии А.В. Оксенова, взят из книги П.А. Бессонова - Калики перехожие (N105) и является так называемым сводным текстом П.В. Киреевского. См.: А.В. Оксенов. Народная поэзия. М., 1894 http://kizhi.karelia.ru/library/ryabinin-2003/31.html …А за ЪзЪръмъ Варяжьскымъ вiтаютъ нурманЪ iже прозываемы яко вiкЪнъгЪ аже суть такожьдЪ варязЪ А зЪло хыщьны яко вълъцы алчющЪ а гъладаащЪ А прiгърядутъ къ Русi СловЪнъской на лодiяхъ А поча вЪсi поточiтi а жЪны руськы съ чадамi въ пълънъ iмутъ А съкаръбiе iхъ ако данi обрящютъ А мужЪмъ русъкы въ къщЪi iмуть лi бо сьмЪртi прЪдаа еже лi немощьнъ... …А кънунгъ сiхъ Нурманъ ЪстЪ Гунулъфъ сынъ Улафовъ А онЪ же бъранъ вЪлiю iмааше на кънязей словЪнъ а полабъскiя а ободрiтЪ а от Руянi такожьдЪ бо не пущахъмъ сь нурманЪйъ А данi не даяше а понЪжЪ сь нурманЪ оттокъ Руянь разоряхъмъ А данi вЪлiя обрЪтохъмъ от ругЪнъ А iхъ хърамiну Албiсьву аже суть Яръкона разъхыща мъногажьды а лЪпыя узърочiя а камЪнiя дърагыя анъфраксовЪ А се даръ от Бога славЪнъскаго Яръкона оунЪслъ сЪй Гунулъфъ А прогънЪвi зЪло пълЪмя руговЪ а вЪнъдовЪ... …А за озером Варяжским живут норманны, или викинги, это тоже варяги; и приплывают они к Руси Словенской на ладьях и, как алчные и голодные волки, начинают селения грабить, дань собирать, а русских женщин с детьми в плен берут, да и русских мужчин в рабство забирают или убивают, если те нездоровы… …Норманны эти, предводительствуемые конунгом Гунульфом, сыном Улофа, все время воюют с князями словенскими, полабскими и ободритскими и с руянами, которые не пропускают их на Русь и дань им не дают, а потому норманны разоряют Руген и дань большую собирают; и храм Альбиса, или Аркона, многократно расхищался; и камни драгоценные и узорочье, дар от Бога словенкого Ярконя, украл этот Гунульф, чем очень прогневил племя ругов и вендов…(Далее текст утрачен. - Примечание Н.А. Кучанского) Будинский изборник IX-XIV вв.: Арамейская Библия и Аскольдова летопись: (текст, перевод, комментарии, статьи). Под общей редакцией академика Ю.К. Бегунова. Санкт-Петербург. Из-во Искусство России, 2013. 550с. http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_483.htm http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_476.htm Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm

Ять: По колена в серебре, по грудь в золоте, во лбу светел месяц, по бокам часты звезды Изобразительные мотивы в русской народной вышивке. Музей народного искусства (Русская народная вышивка архаического типа и ее образы). М., Сов. Россия, 1990г. 320с. http://www.bolesmir.ru/index.php?content=text&name=o266 99Мб Гл.2. Путеводная нить. Сказки, былины, заговоры...В связи с этим кругом задач имеет смысл обратиться к Сказке о Царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре Князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной Царевне Лебеди, созданной А.С. Пушкиным через одиннадцать лет после Руслана и Людмилы в 1831 году. Поэт трижды записывал текст этой сказки: в Кишиневе (1822 г.), от своей няни Арины Родионовны (1824г.) и еще один раз, в 1828г., правда, источник остался неизвестен (В.Я. Пропп. Русская сказка...с.69). Все это свидетельствует о том, что данный сюжет был достаточно широко распространен и стойко хранился в народной памяти, так что вряд ли имеет смысл искать исходный вариант среди сказок братьев Гримм, как это иногда делается. Здесь стоит вспомнить русскую народную сказку По колена ноги в золоте, по локоть руки в серебре - из собрания А.Н. Афанасьева (с.37) ...Имеется еще один вариант сказки По колена ноги в золоте, по локоть руки в серебре, где есть и одинокий остров в море-океане, и купцы на кораблях, и три чуда: первое - мельница, которая сама мелет, сама веет, около нее - золотой столб, на столбе висит золотая клетка и - ходит по тому столбу ученый кот: вниз идет - песни поет, вверх поднимается - сказки сказывает -. Второе чудо - золотая сосна, на которой сидят птицы и распевают райские песни. И, наконец, третье чудо - три брата, у которых - ноги по колена в серебре, по грудь в золоте, во лбу светел месяц, по бокам часты звезды -. Здесь, правда, есть еще и четвертый царевич, не отмеченный этими чудесными признаками, но зато он летает в царство своего отца мухой и комаром (с.38-39) ...Такой персонаж сказки О Царе Салтане как белка, которая - песенки поет, да орешки все грызет -, имеет себе аналог в германоскандинавской мифологии, где сохранился образ белки, связанной с мировым деревом Игграсилем, которая снует по этому дереву, являясь посредником между верхом и низом. Есть также предположение о том, что в Слове о полку Игореве, где, кстати, струны гусель (крыловидные гусли) сравниваются со стадом лебедей, Боян передвигался не мыслью по древу, а мысью, то есть белкой (51) Светлана Васильевна Жарникова. Золотая нить. Вологда. 2003. 248с. http://www.rulit.me/author/zharnikova-svetlana-vasilevna 17Мб В некотором государстве жил-был один купец, имел он двух дочерей; как подросли они, разослал он афишки по всему государству: кто из царевичей возьмет замуж его младшую дочь, тому она родит троих сыновей - по колена в серебре, по грудь в золоте, во лбу светел месяц, по бокам часты звезды. Приехал из иного государства Иван-королевич и женился на купеческой дочери; прожили они год, и родила она ему сына - по колена в серебре, по грудь в золоте, во лбу светел месяц, по бокам часты звезды. Старшая сестра-лиходейка позавидовала, подкупила бабку, та взяла ребенка и обратила голубем, а потом пустила в чистое поле, пришла к королевичу и говорит: Твоя жена родила котёнка! - Королевич рассердился, хотел казнить ее, но оставил до другого сына. На следующий год родила ему купеческая дочь такого же славного сына; бабка же, по наущению сестры лиходейки, и его обратила голубем, пустила в чистое поле и сказала королевичу, что его жена родила щенёнка. Немало королевич гневался, да рассудил дождаться третьего сына. Но и в третий раз случилось то же самое: бабка обратила мальчика голубем, а королевичу доложила, что у него не сын родился, а обрубок дерева. Все три брата-голубя собрались вместе и улетели за тридевять земель, в тридесятое царство. Королевич же рассудил подождать четвертого сына, а четвертый сын простой родился — ни в золоте, ни в серебре, без звезд, без месяца. Как узнал о том королевич, тотчас созвал своих вельмож и князей, и судили-рядили они, и все заодно положили: посадить королевну с ее детищем в бочку, засмолить и пустить по морю. Вот посадили их в бочку и пустили по морю; бочка все дальше и дальше плывет, а у королевны сын не по часам — по минутам растет. Прибило волной бочку к острову и разбило ее о край берега. Сын с матерью вышли на остров, стали кругом осматривать, для жилья место выискивать. Заходят они в темный лес, и увидел сын: лежит на дорожке кошелек; поднял его и обрадовался - в кошельке кремень и огниво, будет чем огонь высекать! Вот ударил он огнивом о кремень — тотчас выскочили топорик и дубинка: Что делать прикажете? — Постройте нам дворец, да чтоб было что поесть-попить! - Топор принялся рубить, а дубинка сваи вбивать, и вмиг построили такой славный дворец, какого ни в одном государстве не бывало, — ни вздумать, ни взгадать, ни пером написать, ни в сказке сказать! А во дворце всего вдоволь: чего только душа запросит — все есть! Проезжали мимо острова купцы-торговцы, тому дворцу дивовалися; и приплыли они в государство Ивана-королевича. Как только привалили корабли с товарами к берегу, тотчас пошли купцы к королевичу с докладом, с гостинцами. - Гой, купцы-торговцы, — говорит им Иван-королевич,—вы много морей изъездили, во многих землях побывали; не слыхали ли где каких новостей? - Отвечают купцы, что на море-окияне, на таком-то острове доселева рос дремучий лес да разбой стоял: нельзя было ни пешему пройти, ни конному проехать, а теперь стоит там такой дворец, какого лучше во всем свете нет; и живет в том дворце прекрасная королевна с сыном. Иван-королевич тут же стал собираться на остров: хочется ему поехать, самому на то диво посмотреть! А старшая сестра-лиходейка давай его останавливать. - Это, — говорит, - что за диво! Вот диво, так диво: за тридевять земель, в тридесятом царстве есть зеленый сад: в том саду есть мельница — сама мелет, сама веет и пыль на сто верст мечет; возле мельницы золотой столб стоит, на нем золотая клетка висит, и ходит по тому столбу ученый кот: вниз идет - песни поет, вверх поднимается - сказки сказывает. Поехали купцы назад и заехали к королевне на остров; она встречает их с честью, угощает с радостью. То, другое - стали разговаривать; купцы и рассказали, как были они у Ивана-королевича, как Иван-королевич хотел было на остров ехать, дворец смотреть и как старшая сестра остановила его. Сын королевнин все это выслушал, и только купеческие корабли отплыли, вынул свой кошелек, ударил огнивом о кремень — тотчас выскочили топорик и дубинка. - Что делать прикажете? - Чтоб утром около нашего дворца был зеленый сад, а в том саду была мельница - сама бы молола, сама бы веяла и пыль на сто верст метала; чтоб возле мельницы золотой столб стоял, на нем бы золотая клетка висела, и ходил бы по тому столбу ученый кот! - На другой день проснулись королевна с сыном, а уж все исполнено: около дворца сад растет, а в саду мельница, возле мельницы золотой столб стоит и ученый кот песни поет, сказки сказывает. Много ли, мало ли прошло времени — проезжают мимо острова купцы-торговцы, тому чуду дивуются; увидал белые паруса королевнин сын, обернулся мухою, полетел и сел на корабль. Приплывают корабли в государство Ивана-королевича, привалили к берегу, стали на якорях, и пошли купцы во дворец с докладом, с гостинцами; вслед за ними и муха полетела. - Гой, купцы-торговцы, люди бывалые! - говорит Иван-королевич, - вы много морей изъездили, много разных земель видели; не слыхали ль где каких новостей? - Отвечают купцы: На море-окияне, на таком-то острове доселе рос дремучий лес да разбой стоял: нельзя было ни пешему пройти, ни конному проехать, а теперь там такой дворец, какого лучше во всем свете нет! Живет во дворце прекрасная королевна с сыном. Около дворца зеленый сад раскинулся, в том саду есть мельница — сама мелет, сама веет, на сто верст пыль мечет; а возле мельницы золотой столб стоит, на нем золотая клетка висит, и ходит по тому столбу ученый кот: вниз идет - песни поет, вверх поднимается - сказки сказывает -. Иван-королевич тут же стал собираться на остров - хочется ему на те дива посмотреть, а старшая сестра-лиходейка стала его удерживать-останавливать. - Это, - говорит, - что за диво! Вот диво, так диво: за тридевять земель, в тридесятом царстве есть золотая сосна, на ней сидят птицы райские, поют песни царские! - Тут муха озлилася, укусила тетку в нос - и в окно! Прилетел королевнин сын домой мухою, обернулся добрым молодцем, вынул кремень и огниво, ударил — выскочили топор и дубинка: Что сделать прикажете? - Чтоб утром стояла в саду золотая сосна, на ней сидели бы птицы райские, распевали бы песни царские! - На другой день проснулись королевна с сыном — а сосна уж в саду растет. Опять проезжали мимо острова купцы-торговцы, тому диву дивовалися; и вот приехали в царство Ивана-королевича, и королевнин сын комаром обернулся да с ними ж на корабле приплыл. - Гой, купцы-торговцы, люди бывалые! - говорит Иван-королевич, - вы много морей изъездили, много разных земель видели: не слыхали ль где каких новостей? - Отвечают ему купцы: На море-окияне, на таком-то острове живет во дворце прекрасная королевна с сыном; около дворца зеленый сад раскинулся, в том саду есть мельница — сама мелет, сама веет, на сто верст пыль мечет; возле золотой столб стоит с золотою клеткою, и ходит по тому столбу ученый кот: вниз идет - песни поет, вверх поднимается - сказки сказывает. Да растет в саду золотая сосна, на ней сидят райские птицы, песни поют царские! - Иван-королевич тут же стал собираться на остров - хочется ему на те дива посмотреть, а сестра-лиходейка опять его удерживает: Это что за чудо! Вот диво, так диво: за тридевять земель, в тридесятом царстве есть три братца родные - по колена в серебре, по грудь в золоте, на лбу светел месяц, по бокам часты звезды! - Тут комар озлился, больней прежнего укусил тетку в нос, зажужжал — и в окно! Прилетел домой, обернулся добрым молодцем и рассказал про все матери. - Ах,—говорит королевна,- то мои сыновья, а твои братья! - Я пойду их отыскивать! Долго ли, коротко ли - пришел королевнин сын в тридесятое царство, смотрит — дом на поляне: Дай зайду, отдохну! - Входит в горницу - там стол накрыт, на столе просвиры лежат, три бутылки с вином стоят, а нет ни души! Взял он, отломил и съел от каждой просвиры по кусочку, отпил из каждой бутылки по глоточку и спрятался за печку. Вдруг прилетают три голубя, ударились оземь и сделались добрыми молодцами — по колена в серебре, по грудь в золоте, во лбу светел месяц, по бокам часты звезды. Подошли к столу, глядь: просвиры надъедены, вино надпито, — и говорят: Если бы вор забрался, он бы все унес, а этот только попробовал; видно, добрый человек к нам в гости зашел! - Младший брат услыхал эти речи, вылез из-за печки и говорит: Здравствуйте, родные братцы! Матушка велела вам кланяться да к себе звать. - Что тут было радости, что веселья! После того ударились они четверо оземь, сделались голубками и полетели к своей матушке. Вскоре опять проходили мимо острова купеческие корабли. Купцы-торговцы смотрят на тот остров да дивуются! Вот приплыли они в государство Ивана-королевича, пошли к нему, с докладом, с гостинцами. Он спросил их: Не слыхали ль где каких новостей? - Купцы рассказали ему про чудный остров: А на том острове живет прекрасная королевна с четырьмя сыновьями: три сына красоты неописанной — по колена в серебре, по грудь в золоте, во лбу светел месяц, по бокам часты звезды! Иван-королевич не стал больше откладывать поездку, сел на корабль и поплыл к острову; а там встречают его жена и четыре сына. Целовались они, обнимались, про былое расспрашивали. Как узнал Иван-королевич всю подноготную, тотчас же отдал приказ прогнать сестру-лиходейку. И стали они жить все вместе - жили долго и счастливо Умопримечание В.Я. Проппа к 286: (с.492-493) Записано в Саратовской области. Андр. 707. см. примечание к 283. В сносках даны следующие варианты: После слов - засмолить и пустить по морю (с.383) - вариант: Родила королевна разом трех сыновей, да таких красавцев, что нигде не видано, нигде не слыхано! У всех ноги в серебре, руки в золоте, во лбу светел месяц… ...К словам - ученый кот - (с.384): - вариант: морской ...К словам - королевнин сын комаром обернулся (с.385) дан вариант: пчелою Народные русские сказки А.Н. Афанасьева в трех томах. Том 2. М.: Государственное издательство художественной литературы, 1957. 512с. N283-287. По колена ноги в золоте, по локоть руки в серебре с.374-388 http://www.twirpx.com/file/1569128/ 17Мб https://cloud.mail.ru/public/AguV/v9aJTzghQ http://folk-tale.ru/avtorskie-skazki-rus/skazki-afanaseva/skazka1170.shtml Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm

Ять: Картина Михаила Врубеля Тридцать три богатыря (1901, ГРМ) http://vrubel.narod.ru/main_v.htm Князь пошел, забывши горе, Сел на башню, и на море Стал глядеть он; море вдруг Всколыхалося вокруг, Расплескалось в шумном беге И оставило на бреге Тридцать три богатыря; В чешуе, как жар горя, Идут витязи четами, И блистая сединами Дядька впереди идeт И ко граду их ведет. С башни князь Гвидон сбегает, Дорогих гостей встречает; Второпях народ бежит; Дядька князю говорит: Лебедь нас к тебе послала И наказом наказала Славный город твой хранить И дозором обходить. Мы отныне ежеденно Вместе будем непременно У высоких стен твоих Выходить из вод морских, Так увидимся мы вскоре, А теперь пора нам в море; Тяжек воздух нам земли А.С. Пушкин Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди РигВеда. К Ашвинам http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_911.htm Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm

Ять: РигВеда I, 34. К Ашвинам Автор - Хираньяступа из рода Ангирасов (Hiranyastupa Angirasa). Размер - джагати, стихи 9, 12 - триштубх 1a…вы двое обратите взор bhavatam navedasa 1c…в холод himya 2b…о (вашей) страсти к соме somasya venam. …опоры укреплены skambhasa skambhitasa 5d…дочь Солнца sure duhita - Имеется в виду Сурья - возлюбленная Ашвинов 7c…Насатьи nasatya - Имя Ашвинов; этимология неясна; в РВ всегда в двойств. Числе, кроме как IV. 3.6 7d…как дыхание ветер atmeva vatah 9b…сопряжены sanilah - Букв. Происходящие из одного гнезда, тесно связанные, братские 9c…запрягание…осла…- В колесницу Ашвинов запрягались ослы (?), кони, быки, птицы 11c Сотрите…повреждения - В магической целебной практике ведийцев болезни и повреждения стирали, стряхивали, насылали с однгого человека на другого 1 Трижды сегодня вы двое обратите взор на нас! (Пусть будет) исключительным ваш путь и дар, о Ашвины! У вас ведь привязь, как у одежды в холод - завязка. Пусть управляют вами мудрые. 2 Три обода у колесницы (вашей), везущей мед. Все ведь знают о (вашей) страсти к соме, Три опоры укреплены, чтобы (все) удерживать. Трижды ночью вы выезжаете, о Ашвины, и трижды днем. 3 В один и тот же день трижды, о покрывающие (наши) ошибки, Трижды сегодня жертву медом окропите! Трижды, о Ашвины, сделайте вы набухшими для нас Подкрепления, несущие награду, вечером и на заре! 4 Трижды совершайте объезд, трижды - к человеку, верному обету, Трижды, а также трояко будьте милостивы к усердному (в жертвоприношении), Трижды, о Ашвины, привезите вы радость! Трижды сделайте кушанья набухшими для нас, как неисчерпаемая (дойная корова)! 5 Трижды привезите вы нам богатство, о Ашвины, Трижды (приезжайте) на службу богам и трижды поддержите, молитвы! Трижды счастье и трижды славу нам (принесите)! На трехместную вашу колесницу поднимается дочь Солнца. 6 Трижды нам, Ашвины, небесные лекарства, Трижды земные и трижды давайте из вод! Благословение, счастье и благо моему сыну, Тройную защиту привезите, о повелители красоты! 7 Трижды, о Ашвины, достойные жертвы, день за днем Добирайтесь до нас, (объезжая) вокруг трехчленного мира, (вокруг) земли. По трем далям, о Насатьи-колесничие, Приезжайте, как дыхание-ветер - на пастбища! 8 Трижды, о Ашвины, с реками - семью матерями (приезжайте)! Три чана (с сомой). Трояко готовится жертвенное возлияние. Над тремя землями паря, Дни и ночи охраняете вы установленный свод неба. 9 Где три колеса трехчастной колесницы? Где три сиденья, что сопряжены? Когда (происходит) запрягание приносящего награды осла (? - cотрите повреждения), На котором вы, Насатьи, приезжаете на жертвоприношение? 10 Приезжайте, о Насатьи: возливается возлияние! Пейте мед устами, пьющими мед! Ведь еще до зари посылает Савитар на регулярное жертвоприношение Вашу колесницу, яркую полную жира. 11 Сюда, о Насатьи, с трижды одиннадцатью Богами приезжайте на питье меда, о Ашвины! Продлите срок жизни! Сотрите (телесные) повреждения! Отвратите ненависть! Будьте спутниками! 12 На повернутой к нам трехчастной колеснице Привезите богатство - здоровых героев! Вас двоих, внемлющих, я зову на помощь, И усильте нас при добывании наград! РигВеда. К Ашвинам http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_911.htm В связи с образом 33 богатырей из сказки О Царе Салтане, которые: Все красавцы удалые, Великаны молодые, Все равны, как на подбор, имеет смысл вспомнить, что в ведийской мифологии, как и в древнеиранской (Видевдат), общее число древнейших богов составило 33: Богов на небе - 11, на земле - 11, в водах - 11. В гимне Ригведы, обращенном к божествам утренней и вечерней зари, всадникам Ашвинам, певец зовет: Сюда, о Насатьи, с трижды одиннадцатью, то есть со всеми богами, живущими в глубинах неба - космического океана Вечности. О том, что в Сказке о Царе Салтане остров Буян действительно является - тем светом -, местом, где обитают умершие, свидетельствует также постоянное оборотничество князя Гвидона, который для всех своих возвращений в мир живых (царство Салтана) использует чужое обличье. Общеизвестно, что в народных представлениях у мертвых нет обычного земного тела (у навей нет облика), поэтому они могут прийти в этот мир, только позаимствовав у кого-то его плоть. С этими представлениями связана традиция ряжения в Святки и на Масленицу - дни, посвященные предкам, возвращающимся в мир живых (c.52) Светлана Васильевна Жарникова. Золотая нить. Вологда. 2003. 248с. http://www.rulit.me/author/zharnikova-svetlana-vasilevna 17Мб Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm

Ять: В Окияне-море пуп морской; на том морском пупе - белый камень Олатырь; на белом камне Олатыре сидит белая птица. Летала та белая птица по городам и пригородам, по селам и приселкам, по деревням и придеревням; залетала тая белая птица к рабу Божиему (или рабе Божией) (имя рек) и садилась на буйную голову, на самое тимя; железным носом выклевывала, булатными когтями выцарапывала, белыми крыльями отмахивала призоры и наговоры, и всякую немочь за синее море, под белый камень, под морской пуп - текст заговора, записанный в начале XX века в Петрозаводском уезде Олонецкой губернии Н. Виноградовым Рис. 96. Б.А. Рыбаков. Язычество Древних Славян Большой интерес представляет композиция, изображенная на широком бронзовом браслете VII в. до н.э. из клада в Радолинеке близ Познани, т.е. на праславянской земле (Szafranski Wt. Skarby brazowe z epoki wspolnoty pierwotnej w Wielkopolsce. Warszawa; Wroclaw. 1955). На широком щитке браслета посередине, от узкого конца браслета к другому концу, изображены шесть солнечных дисков, каждый с маленькими лучиками. У первого слева и третьего диска имеются изогнутые лебединые шеи, поднятые вверх. У четвертого и шестого дисков тоже есть лебединые шеи, но они опущены вниз. Диски делят щиток браслета на две половины; в обеих половинах симметрично расположена дважды повторенная главная часть композиции. На слегка изогнутой полосе, имеющей сходство с ладьей (по краям - лебединые шеи), изображена женская фигура в широкой юбке, с руками, простертыми вверх. Над женщиной - солнечный диск, аналогичный шести предыдущим. По сторонам женской фигуры еще два солнечных диска с лебедиными шеями в виде латинского s; шеи подняты, на голове черточками изображены присущие лебедям бугры на клюве. Судя по форме шеи, здесь изображен лебедь-шипун (Cygnus olor), распространенный в Северной Европе. У узких концов браслета снова выгравированы женские фигуры с поднятыми руками. Два других, более узких, браслета из этого клада тоже украшены солнце-лебедями, но женской фигуры на них нет (c.341-342). ...Сочетание солнечных дисков с лебедями, так интересно представленное на вещах радолинского клада VII в. до н.э., не должно нас удивлять, так как в это самое время сочетание солнечной темы с темой лебедей встречается в искусстве и мифологии достаточно широко. Этрусскому искусству хорошо известно символическое изображение солнечного колеса, влекомого лебедями (Hahne Hans. Das Vorgeschichtliche Europe. Leipzig, 1910, s.58, tall. 68). В античной Греции сформировался целый цикл мифов о солнечном Аполлоне, неразрывно связанном с лебедями. Лебеди семь раз облетали Делос во время рождения там Аполлона. Аполлон-Солнце летал по небу в золотой колеснице, запряженной лебедями; в такой колеснице бог увозит Кирену. Далеко не все праславянские, прагерманские, прибалтийские и вообще северные религиозные представления можно прямо соотносить с греческой мифологией; многое требует поправок на существенное различие темпа и уровня развития. Но именно по отношению к Аполлону и его лебедям мы располагаем многочисленными данными о связи этого мотива с севером. Лебедь - перелетная птица, улетающая на лето далеко на север, а на зиму возвращающаяся в широты Средиземноморья и Каспия. В Эклогах Гимерия приводится в пересказе гимн Аполлону: Когда родился Аполлон, Зевс, украсивши его золотой миртой и мирой, дал ему, кроме этого, возможность следовать на колеснице, которую влекли лебеди, и послал его в Дельфы...Аполлон же, взойдя на колесницу, пустил лебедей лететь к гиперборейцам -. Вернулся Аполлон с севера опять на лебедях, тогда, когда - было лето, даже самая середина лета...(А.Ф. Лосев. Античная мифология в ее историческом развитии. М., 1957,с. 407 - 408; см. также с.276). Жрецами Аполлона считались сыновья Борея, северо-восточного ветра; во время жертвоприношений солнечному богу с северных Рипейских гор слетала туча лебедей, воспевавших Аполлона ( А.Ф. Лосев. Античная мифология..., с.406)...греческие мифы очень настойчиво связывали Аполлона с - самыми северными (гиперборейцами) людьми тогдашнего греческого географического кругозора. В античных сведениях говорится не только о том, что Аполлон-Солнце на зиму покидает ойкумену и отправляется к самым северным (аподемия Аполлона). Это можно было бы толковать как мифологическое объяснение смены летнего тепла зимними холодами, но в античном мире долго бытовали легенды о принесении даров в храм Аполлона на Делосе из отдаленнейших земель гиперборейцев. Легенды, рассказанные Геродотом и повторенные Плинием и другими, вероятно, отражают какие-то реальные связи североевропейских племен с древними святилищами Греции (Дельфийское святилище будто бы основано гиперборейцами) и острова Делоса. В силу этого солнечных лебедей праславянского мира мы должны рассматривать не как механическое заимствование античного мифа, а как соучастие северных племен в каком-то общем (может быть, индоевропейском) мифотворчестве, связанном с солнцем и солнечным божеством. В прикладном искусстве разных веков, как об этом уже приходилось говорить, идея суточного движения солнца выражалась обычно посредством двух видов существ: днем светило везут по небу кони (кони Гелиоса, миф о Фаэтоне и др.), а ночью - по подземному океану птицы: утки, лебеди, гуси. Возможно, что образ лебедей, влекущих светило и по океану и по небу, первоначальнее коней - ведь лебедь может и плыть и лететь; летящие лебеди более естественный образ, чем скачущие по небу кони. В восточной половине праславянского мира, как мы уже видели, культ водоплавающих птиц был сопряжен с ритуальными кострами-зольниками, связь которых с солнечным культом едва ли подлежит сомнению. В лужицкой половине, помимо радолинского клада и схожих с ним находок, встречены ритуальные предметы, еще более близкие к мифу о солнечной колеснице, влекомой водоплавающими птицами. Таковы бронзовые и глиняные колясочки, близкие к очковым фибулам с птицами. В Каловице близ Тшебницы (Польша) найдена бронзовая коляска с тремя колесами, четырьмя водоплавающими птичками и двумя фигурками быков. Аналогичная глиняная коляска с тремя птичками была найдена в кургане в Бжезняке в Поморье (Hensel W. Polska Starozytna, s.239, rys. 211; s. 240, rys. 212). Три колеса, перекрещенные спицами, явно воспроизводят солнечный символ в его наиболее простой форме, а троичность их прочно вписывается в устойчивое представление об утре, полдне и вечере. Интересной параллелью солнечным коляскам северо-западной части праславянщины являются две вотивные колесницы из Дуплян (Банат близ Белграда), найденные за пределами славянских земель того времени, но по своему содержанию весьма к ним близкие. Колесницы в виде плоского лотка показаны условно. Сзади два колеса, спереди - одно. На каждой колеснице стоит человеческая фигура и изображены рельефно три птицы (утки?). Д. Бошкович дал очень интересную реконструкцию одной из повозок, установив, что над одной (мужской по признаку пола, но не по одежде) фигурой находился полусферический символ солнца, украшенный 12 лучами. Птиц Бошкович называет лебедями или утками (Boskovic Djurdje. Quelques observations sur le charcultuel de Dupljaja, s.41-45, ill. XXIV). Одежда мужской фигуры орнаментирована концентрическими кругами, одежда второй (женской?), помимо таких солнечных кругов, украшена на груди и у чресел тремя крестовидными знаками. Драга Гарашанина связывает эти находки с мифом об Аполлоне и лебедях (Garasanin D. Prilog proucvanju dupljajskih kolica. Старинар, Београд, 1951, т.II, с.270). В этом вполне можно согласиться с исследовательницей, добавив, что все трехколки от Дуная до Балтийского моря также входят в разряд вещей, свидетельствующих о знакомстве с мифом о полете Аполлона к гиперборейцам на лебедях (Д. Бошкович приводит интересные данные о том, что в окрестностях Дуплян местные краеведы собрали более 200 глиняных колесиков. См.: Boskovic Dfurdje. Quelques observations..., s.44. Возможно, этот участок Дуная, откуда открывался прямой путь к Олимпу и к Делосу, был как-то причастен к процессиям дароносцев Аполлона. Большое количество глиняных колесиков размером с пряслице и более крупных найдено на священной горе Собутке около древней цистерны. См.: Cehak-Hotubowiczowa H. Badania..., s.71) (с.343-345) Борис Александрович Рыбаков. Язычество древних славян. 2-е изд.; М.: Наука, 1994г. 610с. http://www.twirpx.com/file/1041888/ 19Мб http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000031/ Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm

Ять: Вольх Всеславьевич По саду, саду, по зеленому, Ходила-гуляла молода княжна Марфа Всеславьевна, Она с каменю скочила на лютова на змея; Обвивается лютой змей Около чебота зелен сафьян, Около чулочика шелкова, Хоботом бьет по белу стегну. А втапоры княгиня понос понесла, А понос понесла и дитя родила. А и на небе просветя светел месяц, А в Киеве родился могуч богатырь, Как бы молоды Вольх Всеславьевич. Подрожала сыра земля, Стреслося славно царство Индейское, А и синея моря сколыбалося Для-ради рожденья богатырскова, Молода Вольха Всеславьевича; Рыба пошла в морскую глубину, Птица полетела высоко в небеса, Туры да олени за горы пошли, Зайцы, лисицы по чащицам, А волки, медведи по ельникам, Соболи, куницы по островам. http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_57.htm Родословiе ЯромiровЪ iже съварахъ ВълъховЪ (лЪта от СМ) …А Вълъхъвъ съварахъ Ъсте СловЪнъвъ от iхъ рода же, iже СловЪнЪ IрмЪръскыя …Яръмiръ же съварахъ ВълъховЪ въ лЪто 5926 iзъшедъ от IрмЪря съ родъмъ своя на отоку на Руянь въ лодiяхъ аже въдалъ отЪнь бо Руянь отчiна рода iхъ …Въ лЪто 5955 прiiдутъ къ Руянi рымъляны же а готъфЪ ОнЪ же ЪстЪ супостатЪ ярыя а кърЪпъкiя словЪнъскы роды А бысть сЪча вЪлiя а оуязъвлЪнъ Яромiръ абiе оумЪрлъ въ сь лЪто Аже съварахъ Ъго Бодуогънатъ прiведъ от Русi пълкы многы от сътрЪца ОрЪя от СловутiчЪ А прiiдутъ дружiны чюдi а сумi А iзънiчьтожа рымъляны а готъвЪ А въ лЪто 5956 оустремiся Бодуогънатъ съ пълкы вЪлii словЪнъскы а рускы А поiдутъ от РюгЪнi въ лодiяхъ многы на зЪмлi готъфскiя а рымъскiя А разорi iхъ А многы гърады пожъгоша А пълънъ вЪлiй iмаа А въ лЪто 5959 прiiдутъ СловЪны а Русы въ зЪмлi чюжiя алЪманъскы а франъскЪ а iныя А сЪдЪ съ роды своя Родословие Ярмира, первенца Волхва (годы от РХ) От: Волхва (Вълъховъ) (352) и Шелони (ШЪлоня) (от чуди (от чюдi Чялонь), союз в 370 Ярмир (Яръмiръ) (393, 447 убит римлянами) -> Бодуогнат (Бодъогнатъ) (418) -> Одоарк (Одоаръъкъ) (437, 493 убит Теодорихом в Риме – от ТЪодорiха въ гърадЪ РiмЪ) …Волхв – первенец (греч. - съварахъ) Словена, и восходит к роду словен ирмерских. …Ярмир же, первенец Волхва, в год 418-й от РХ ушел с родом своим из Ирмеря на остров Рюген (на отоку на Руянь) в ладьях (въ лодiяхъ), которые дал ему отец, потому что Руген - отчина их рода (бо Руянь отчiна рода iхъ). …В год 447-й от РХ пришли к Ругену (къ Руянi) римляне и готы (рымъляны же а готъфЪ), то есть враги злые и сильные (супостатЪ ярыя а кърЪпъкiя) словенским родом и была великая битва (а бысть сЪча вЪлiя), и был убит (оуязъвлЪнъ) Яромир в тот же год 447-й от РХ, и в тот же год его первенец Бодуогнат (Бодуогънатъ) привел полки многие (пълкы многы) из Руси (от Русi), от дяди своего Орея от Словен (от сътрЪца ОрЪя от СловутiчЪ). И пришли дружины чуди и суми (а прiiдутъ дружiны чюдi а сумi) и уничтожили (iзънiчьтожа) римлян и готов. А в год 448-й, от РХ устремился (оустремiся) Бодуогнат с полками великими словен и русов (съ пълкы вЪлii словЪнъскы а рускы), и пошли (поiдутъ) они из Рюгена (РюгЪнi) в ладьях (лодiяхъ) на земли готские и римские (готъфскiя а рымъскiя) и разорили (разорi) их, и многие города их сожгли (пожъгоша), и полон огромный взяли (пълънъ вЪлiй iмаа). И в год 451-й от РХ пришли словены и русы (СловЪны а Русы) в земли чужие германские и франкские, и другие (въ зЪмлi чюжiя алЪманъскы а франъскЪ а iныя), и осели там с родами своими (а сЪдЪ съ роды своя) Будинский Изборник. Ветвь первая, что от Альбиса http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_483.htm 51. Волх Святославьевич (Всеславьевич) (с.255-261) Зап. от А.М. Крюковой в с. Нижняя Зимняя Золотица 29 июня 1899г. Переняла от покрученников, приходивших в Золотицу с Мезенского берега Ай ведь было во городи в Цернигови (!), Ишше был тут ведь жил Светослав-то свет, Не простого-то он был роду — боярьского. Ай родилось у ево-то молодой жоны, Молодой жоны, боярины-то всё большой-то ей (богатыриця была), Да родилсэ у ей да цядо милоё, Молодой-то у ей Волх да Светославьёвич; Он родивши-то у ей, как будто гром огремел. Говорить-то тут Волх да таковы слова: Ай родима моя матушка, любимая! Ай не пе́лёнай ты в пелёны́ меня в шолко́выя, Ай не овивай ты миня в пояса всё золочоныя; Надевай ты лучше на меня же, моя матушка родимая, Надевай-ко на меня всё латы богатырьския, Надевай-ко на миня-то всё ведь шляпу-ту всё богатырьскую, Не малу́-ту, не вели́ку шляпу — всё во сто́ пудов, Ты клади-ко, моя матушка родимая, Ты клади-ко мне-ка в руку-ту в праву́ мне паличю цяжолую, Мне тяжо́лу клади палицю, всё девяносто пуд, Да клади ты во леву́ мне руку, матушка, да пле́тку шолкову, Ай клади ты мне-ка, матушка, да во мои-ти во резвы́ ноги, Ты клади мне-ка всё зело́ да копьё востроё, Ай клади ты, матушка, седёлышко клади чиркальскоё, Ты клади-ко мне всю принадьлежносьть богатырьскую. Я родилсэ от боярина, скажу-то, матушка, — я не боярьской сын, Я родилсэ от боярина — я богаты́рь сильнёй, Ише тот ли я Волх да Светославьёвич -. Тут ведь матушка родима ужахну́ласе. Ише стал у ей Волх-от Светославьёвич, Ише стал тут у ей да все осьми́ годов; Ёго стала уцить грамоти сама да ро́дна матушка. Научила хорошо ево всё к святой грамоты. Ише́ тут-то славной Волх да Светославьёвич Он ведь пал-то на свети-то как всих хитрей, Он-то всех ведь пал-то хитре́ да изо всех мудрей, Ише тот ли ведь волх да Светославьёвич Овернулсэ-то он пе́рьво всё серы́м волком, Во второй раз овернулсэ чорным вороном, Он ише́ же овернулсэ ясным соколом, Он ише же овернулсэ-то оле́нём златорогиим (золоты рога), Он ише́ же обернулсэ горносталюшком, Как ише́ Волх овернулсэ мурашо́м малым. Шьчо приходит ко родимой своей матушки Ище тот ли свет-Волх да Святославьёвич Говорит то ро́дной матушки да таковы реци: Уж ты ѓой еси, матушка моя родимая! Как гремит-то про меня слава великая, Ай велика-та славушка, немалая -. Ишше стал у нас Волх-свет Светославьёвич Подьбиратьце стал годами, стал побольше тут. Говорит-то тут Волх да Святославьёвич: Уж ты вой еси, родима моя матушка! Мне-ка шьто то ведь, братцы, как придумалось Собирать мне разьве силушку великую; Собирать-то мне-ка силу надоть с трёх земель, Мне-ка с трёх надоть земель да сь трёх всё го́родов -. Собирал-то он как силушку три годицька; Назьбирал-то он ведь силушки да десеть тысец́ей. Прогремела-то, прошла слава великая Про того ли шьчо про Волха Святославьёвича, Шьчо родилсэ-то когда, то ведь взошол, скажут, светёл месець, Розошлись турки, олени по темны́м лесам, - Шьчо во том ли славном городи в Цернигови (!) Зародилсэ-то во ту пору, во то время, Как бога́тырь-то родилсэ-то могуць-сильнёй Ище тот ли славной Волх да Святославьёвич; Ай родилсэ — на родинах будто гром зьгремел. Как хотела пеленать ево родима-та всё матушка, В пелены́-ти пеленать да всё в шолко́выя, Не дозволил пелёнать да в пелёны́ себя. Не дозволил овивать-то поясами золочоныма; Как дозволил славной Волх наш Светославьёвич Одевать ёму родимому тут латы богатырьския, Приказал поло́жить маменьки родимоюв На головушку-ту шляпочку всё двесьти пуд, Ише палицю велел он класьть да девеносто пуд, Шьчо во ту велел во рученьку во правую, Во леву́ руку ведь плётоцьку шолко́вую, Он ведь в ноги-то велел ведь класьть да как зело́ востро́ копьё, Он велел-то как нага́лишшо с востры́м ножом, Он велел поло́жить-то седёлышко черкальскоё, Он велел всю принадьлежносьть богатырьскую. Прогремела прошла славушка по всей земли Про того ли про славного, могучого бога́тыря, Про того прошла слава про Волха Святославьевича; Докатилась-то, дошла слава великая До тово ли до Иньдейска (Вендейска?) сла́вна города, До тово ли до царя, царя Иньдейськово. Говорил-то ведь тут да царь Иньдейськия: Нам ведь надоть наладить оружья́-ти всё военныя, Приготовить надоть нам ведь всё стрелы́ калёныя, Ай не подошол шьтоб под нас бога́тырь-от пресильния, Ише сильней-от, могуцёй Святославьёвич -. Отправляитце Волх да Светославьёвич Со своей-то он со силушкой великою Он под тот ли под город Индейськой-от Ко тому ли ко князю ко Индейському; Вот пошли-то они да тут отправились. Остоялись они да во тёмны́х лесах; Их состыгла-то тут всё ночка тёмная; Заспала́-то всё его сила́ великая; Тут не сьпит-то ведь Волх да Святославьёвич. Овернулсэ он ноцью волком серым-то. Овернулсэ он оле́нем златорогим то, Он ведь стал-то тут по́ лесу побе́гивать, Он ведь стал-то има́ть да чёрных соболей, Он ведь стал-то има́ть всё куници и лисици-ти; Он розьвёртывалсэ опять сильни́м, могуцим всё бога́тырем. Он как стал-то ведь шить да всё куньи́ шубы, Он куньи́-ти шубы шить, всё соболинныя, На свою-ту всё на силу на великую, Шьтобы в стужу-ту было им тепле́ ходить, - Да носят пушшай всё ку́ньи шубы-то, Ишше куньи, всё шубы соболяныя. Тут они пошли, поехали с того места; Приежали недалёко тут к богатому ко городу, Ко тому ли к богатому, к Инде́и-то, Ко тому-ту к царю всё ко Индейському Ай ко той ли царици-то к Елены Олёксандровны. Тут овёртывалсэ всё Волх-от Светославьевич, Овернулсэ-то он да чёрным вороном, Полётал-то он да по тёмны́м лесам; Увидал-то он богатой город всё Инде́ю-ту, Розьвернулсэ он тут да добрым молодцём, Ише сильним, могуцим всё бога́тырём. Говорит-то ведь Волх Святославьёвич: Вы ведь стойке-тко, моя сила великая: Вы останьтесь-ко, моя вы силушка великая: Овернусь-то я теперь да ясным соколом, Полечу, сяду к царю я на окошоцько, Я ведь всё-то у царя буду выслушивать -. Овернулсэ славной Волх да Святославьёвич, Овернулсэ-то он да ясным соколом, Полетел прямо к царю да на окошоцько. Говорил-то ведь тут да царь Индейския Со своей-то он с молодой же со царицою, Как со той со Еленой с Олёксандровной, Говорит-то царь про Волха Святославьёвича: Нам не надоть ли, царица, запиратьце-то на кре́пки крепосьти? - Говорит-то царица-та Елена Олёксандровна: Не поминай-ко-се ты, царь, да царь Индейскии, Ты того ли ведь Волха Святослвьёвича: Говорить-то про ево да думать страшно всё; Он родилсэ на святой Руси, тебе будёт противницёк -. Тут сказал-то молодой да царь Индейськия: Ты не бойсе, не страшись, молода моя царица ты, Елена ты всё Олёксандровна! Принала́жоно у нас-то для ево, всё приготовлёно, Для того ли у нас Волха Святославьёвича Оружья́ у нас да со стрела́ми со калёныма -. Тут ведь выслушал прехитрой-от бога́тырь наш, Ише тот ли славной Волх всё Святославьёвич. Он овернулсэ тут скоренько горносталюшком, Вырывал-то он ведь матушку сыру земьлю, Попадал он ко военным славным к о́ружьям, Вынимал-то всё у их стрелки калёныя, Закопал, зарыл во матушку в сыру землю, Иступил-то, приломал востры́ штыки железныя, Всё зарыл-то у их, спрятал в матушку в сыру землю. Увидали тут народ да люди добрыя, Шьчо идёт-то силушка великая Шьчо ко тому ли царю, цярю Индейському, Шьчо ко той ли ко стены́ всё городо́вою; Они стали запирать ту-ту стену городо́вую; Ай на те ли на предме́ты, крепки крепосьти Не попасьть будёт некакому си́льнёму, могучому бога́тырю, Не пролесьть-то будёт Волху горносталюшком! Овернулсэ он скоренько ясным соколом, Вылёта́л он церез стену городовую, Прилетел-то он к своей силы великою. Говорит-то всё ведь Волх да Святославьёвич, Говорит-то он, скоро́ да всё росказыват: Заперьли́сь-то они в стену городовую. Выходи-тко, моя сила, из белы́х шатров, Отыскал тольки в стены́ я место по́лого -. Ище тольки было тою шшолкой мурашу́ пройти. Овернулсэ он да мурашо́м скоро (Во второй раз певица пропела: Овернулсэ он маленьким все мурашо́чиком), Овернул-то он силы десеть тысец́ей Он ведь всех-то их ведь малыма да мурашо́чками; Он во сьте́ну-ту зашол да сам ведь всих провёл, Розьвернул тогды свою силу великую, Ишше сам-то розьвернулсэ славной Волх Святославьёвич, Розьвернулсэ он да могуци́м, сильним бога́тырём, Надевал-то на себя он платьё богатырьскоё, Надевал он на себя латы железныя, Принималсэ за цяжо́лу свою палицю, Он за ту свою за сабельку за вострую, Он ведь за́цял тут да всё помахивать Со своей-то со силушкой сь великою; Как избили-то ведь всю силу Индейськую; Он оставил тольки тысечь да красных девушок, Ише тот ли наш ведь Волх да Святославьевич. Как замкнулсэ царь с царицей на крепки́ замки; Он стоптал-то, росьпина́л да розьбивал у их крепки́ замки; Он ведь брал-то всё царя, царя Индейского, Он ведь брал-то царя да за жолты́ кудри, Он кинал-то ведь царя всё о кирпишной мос; Тут славы царю поют да в старина́х скажут. Сам ведь брал-то за себя да всё в замужесьтво, Молодую брал царицу-ту Ише ту ли Елену Олександровну; Он женил-то всих дородьних этих молодцов, — Доста́лось-то на кажного по красной всё по девушки. Населилсэ он в Индеюшку богатую Ише тот ли славной Волх да Святославьёвич, Он на место-то настал да стал царём царить, Свою силушку заставил тоже в городи Индейськом жить, Со своима-ти им жить с жонами с молодыма всё. Завладел-то славной Волх всё Святославьёвич, Завладел он всё Индеюшкой богатою Беломорские былины, записанные А. Марковым. М., 1901, 619с. http://www.twirpx.com/file/1285852/ 28мБ https://cloud.mail.ru/public/2c5A/GEgL7f5tE Беломорские старины и духовные стихи: Собрание А.В. Маркова. РАН. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). СПб.: Дмитрий Буланин, 2002 http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/bst/bst-215-.htm Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_391.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_392.htm

Ять: Вольх Всеславьевич СловЪнЪ съ отокЪ Руянь рюгЪнъскiя суть ВЪнъды Словене с острова Руян рюгенские суть Венды - -> Волхв (352) -> Ярмир (393) -> Бодуогнат (418) Царь скиров и венедов - царь съкiръвъ а вЪнъдъвъ -> Одоаркус (437, 493 убит Теодорихом) - Сей же Одоаръксъ въсъпрiiмi въ РiмЪ въластi от Эйрiха А въ лЪто 5984 пълЪнi цЪзарi рiмъскы Ромула А глаголютъ же бо от Ромула Рiмъ зача а от Ромула же Рiмъ съконъчаша А въ лЪто 6001 прiiгрядЪ Теодорiхъ а уязъвi Одоаръка Одоакр воспринял власть в Риме от Эйриха и в 476 году пленил римского цезаря Ромула, и потому говорят, что Рим начался от Ромула и от Ромула Рим скончался, и в 493 году пришел Теодорих и убил Одоакра Одоакр. Конец Западной Римской Империи http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_502.htm …В русском эпосе только один Волх умеет обращаться в животных, и с этой стороны он также принадлежит к числу наиболее древних русских героев, как и по признаку охоты, которая служит единственным средством существования для него и для его дружины (с.46) …Часть былин не принадлежит к киевскому циклу потому, что они создались еще до образования Киевской Руси. Содержание их было таково, что они не поддавались процессу циклизации. Таковы, например, былины о Волхе и о Святогоре. Они не были притянуты к киевскому циклу вследствие специфичности их содержания, что будет видно ниже при анализе этих былин (с.66) …Количество работ, посвященных этой былине, очень велико. Большинство ученых возводило образ Волха к историческому Олегу. Основные аргументы следующие: сходство имен, слава Олега как мудреца-хитреца (что будто бы соответствует мудрости Волха, умеющего превращаться в животных). Легендарный поход Олега на Царьград сопоставлялся с эпическим походом Волха на Индию. Смерть Олега от змеи сопоставлялась с рождением Волха от змея и т.д. Ни один из этих аргументов не выдерживает критики. Другие ученые видели в нем фигуру не историческую, а мифическую. Так, А.И. Буслаев отождествляет его со змеем, по новгородскому преданию засевшим в Волхове и преградившим речной путь; от этого змея и река будто бы названа Волховом, а до этого она называлась Мутной (Историч. оч., I, с.8; Народн. поэзия, с.32-35,268). Орест Миллер видит в Волхе одновременно и исторического Олега и индоевропейское божество; он сопоставляет его с Индрой. Волх рассматривается как божество охоты (Илья Муром., с.188 и сл). Некоторые искали происхождение образа Вольги на Западе. Веселовский сближает его с германским Ортнитом на том основании, что Ортнит - сверхъестественного происхождения и тайно проникает в город, где находится его невеста, хотя Вольга ни к какой невесте не проникает (Мелкие заметки к былинам, XV. — Журн. мин. нар. просв., 1890, III, с.24-26). И.Н. Жданов возводит образ Волха к новгородскому апокрифическому сказанию о Симоне-волхве. - Сравнение новгородского сказания с апокрифической легендою о Симоне-волхве дает основание догадываться, что наш Волх - Волхв, одно из превращений Симона-мага -. По Жданову, Волх, совершающий поход на Индию, - другой герой. Этот герой возводится к западноевропейскому Роберту-Дьяволу, к которому Жданов возводит и Василия Буслаевича (Русский былевой эпос, с.404-424). М. Халанский подробно сопоставил все летописные сказания о Вещем Олеге и все данные эпоса о Вольге и пришел к выводу об их соответствии. Аналогии, приводимые Халанским, весьма искусственны. Так, призвание Микулы Вольгой приравнивается к призванию варягов и т.д. (К истории поэтических сказаний об Олеге Вещем. — Журн. мин. нар. просв., 1902, N8, 1903, N11). С.К. Шамбинаго находит, что в образе былинного Вольги ассимилировались образы Олега и Ольги. Шамбинаго пытается установить существующие редакции былины, но делает это формалистически. По его мнению, Вольга - не оборотень. Былинные строки об оборотничестве Вольги Шамбинаго понимает как поэтическое сравнение (К былинной истории о Вольге — Волхе Всеславьевиче. — «Журн. мин. нар. просв.», 1905, XI). Н. И. Коробка возводит былинного Вольгу к летописной Ольге; образ этот, однако, по мнению Коробки, создался не в Киеве, а представляет собой киевское приурочение международных - поэтических формул - (Сказания об урочищах Овручского уезда и былины о Вольге Святославиче - Изв. Отд. русск. яз. и слов. АН, 1908, I). В советское время утверждение, что былинный Волх - исторический Олег, повторил А.Н. Робинсон. Он считает, что образ Волха - отразил некоторые особенности исторического облика Олега вещего и, возможно, осложнился впоследствии легендарными чертами князя чародея Всеслава Полоцкого (ИКДР, т.II, с.149). Такого же мнения держится Д.С. Лихачев. В образе Вольги он видит князя-кудесника. - К таким князьям-кудесникам в сравнительно уже позднюю эпоху причислялись двое князей - Олег Вещий в X веке и Всеслав Полоцкий во второй половине XI века. Их обоих, а может быть и еще кого-нибудь третьего, и соединил в своем образе былинный Вольга (РНПТ, т.I, с.200-201). С нашей точки зрения таким механическим соединением художественные образы не создаются (с.565) II. Древнейшие герои и песни. Волх Всеславьевич Былина о Волхе Всеславьевиче во многих отношениях представляет собой интереснейшую проблему. Выше уже приходилось указывать, что она, по нашим данным, принадлежит к числу древнейших, что она как целое сложилась задолго до образования Киевского государства. Ей присущи черты некоторой грандиозности, некоторого размаха, величия, воинственности, и этим она для народа сохраняла свою привлекательность в течение ряда столетий. Вместе с тем она по своему замыслу чужда новой киевской эпохе. Можно проследить весьма интересные попытки ее переработки: попытки эти должны быть признаны мало удачными и художественно малоубедительными. В науке не было недостатка в трудах, посвященных этой былине. Большинство ученых с полной уверенностью утверждало, что Волх этой былины не кто иной, как Олег. Такая точка зрения должна быть признана совершенно фантастической. Поход Волха на Индию отождествлялся с походом Олега на Царьград, хотя в походе Волха, описанном в былине, нет, как мы увидим, буквально ничего, похожего на поход Олега, каким он описывается в летописи. Легендарная смерть Олега от змеи сопоставлялась с рождением былинного Волха от змеи, хотя и здесь ровно никакого сходства нет, кроме того, что в том и в другом случае фигурирует змея. Были и другие теории, но данная теория преобладала. Несмотря на ее полную и очевидную несостоятельность, она была повторена и некоторыми советскими учеными. Былина о походе Вольги известна в 11 записях, но не все они равноценны: К.Д. 6; Рыбн. 38 (ср. Гильф. 91), Рыбн. 146; Гильф. 15, 91 (ср. Рыбн. 38); Гул. 35; Онч. 84; Марк. 51; Крюк. I, 39; Сок. 76 (ср. Кон. 12); Кон. 12 (ср. Сок. 76). К.Д. - Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым. Редакция С. К. Шамбинаго. М., 1938 Рыбн. - Песни, собранные П.Н. Рыбниковым. Изд. 2, т. I—III. М., 1909-1910 Гильф. - А.Ф. Гильфердинг. Онежские былины, записанные летом 1871 года. Изд. 4-е, т. I-III. Изд. АН СССР, М.-Л., 1949 и сл. Гул. - Былины и песни Южной Сибири. Собрание С.И. Гуляева. Под ред. В.И. Чичерова. Новосиб., 1952 Онч. - Н.Е. Ончуков. Печорские былины. Зап. Русск. географ. общества по отделению этнографии, т. XXX. СПб., 1904 Марк. - А. Марков. Беломорские былины. М., 1901 Крюк. - Былины М.С. Крюковой. Записали и комментировали Э. Бородина и Р. Липец. Летописи Гос. лит. музея, т. I, кн.VI. М., 1939. То же, т.II. Летописи, кн.VIII. М., 1941 Сок. - Онежские былины. Подбор былин и научная редакция текстов Ю.М. Соколова. Подготовка текстов к печати, примечания и словарь В. Чичерова. Гос. лит. музей. Летописи, кн. 13. М., 1948 Кон. - Сказитель Ф.А. Конашков. Подготовка текстов, вводная статья и комментарий М.А. Линевского. Петрозаводск, 1948 Две записи сделаны повторно и по существу совпадают (Гильф. 91 = Рыбн. 38, от Романова, Сок. 76 = Кон. 12, от Конашкова). Из оставшихся девяти записей три отрывочны и содержат только начало. Похода в них нет (Гильф. 15, Онч. 84, Гул. 35). Запись от Конашкова также фрагментарна. В ней нет начала и нет описания похода. В этой записи содержится лишь описание того, как Волх подслушивает разговор турецкого султана и как он расправляется с ним. Из пяти остальных записей одна, а именно запись Маркова от Аграфены Матвеевны Крюковой несомненно восходит к книжному источнику - к тексту Кирши Данилова, хотя разработка и иная. Зависимость эта может быть доказана документально. Текст Марфы Семеновны Крюковой (дочери А.М. Крюковой) частично восходит к материнскому тексту, но сильно отличается от него. Отдельные детали образа Волха могут быть дополнены текстами былины о встрече Вольги с Микулой Селяниновичем. Некоторые из этих записей начинаются с рассказа о чудесном рождении Вольги и о его оборотничестве. Полученная картина показывает, что былина обладала какими-то достоинствами, которые не дали ей вымереть вплоть до XIX века. Вместе с тем мы видим, что о походе Волха фактически повествуется только в 4-5 записях. Чаще поется только о рождении Волха, поход отбрасывается. Это наводит на предположение, что былина о походе Волха обладала какими-то недостатками, особенностями, которые не удовлетворяли художественных запросов народа. Рассказ о рождении Волха (или, как он также иногда именуется - Вольги Всеславьевича или Святославьевича), каким оно описывается в былине, сохраняет древнейшие тотемические представления о животных как о предках человека и о возможности рождения великого охотника и волхва непосредственно от отца-животного. Волх рождается оттого, что мать, спускаясь с камня, неосторожно наступает на змея. Змей обвивается вокруг ее ноги, и она зачинает (К.Д. 6 и др. Волх рождается с восходом солнца или луны (К.Д. 6). При его рождении гремит гром (Марк. 51), колеблются земля и море. Сохранилось это начало, конечно, не потому, что сохранилась вера в такое рождение, а потому, что картина эта полна величественности. Художественность ее отметил В.Г. Белинский в своем пересказе сюжета этой песни. - Это - апофеоза богатырского рождения, полная величия, силы, - так пишет он об этом начале (В.Г. Белинский. Полное собрание сочинений. Изд. АН СССР, т.V, 1956, с.397-398). Имя героя, Волх, указывает на то, что родился великий кудесник, волхв. Он рождением связан с природой, как с природой и борьбой с ней была связана вся жизнь первобытного человека. Предки русских, раньше чем стать земледельцами, зависели от охоты, которая когда-то была основной формой добычи средств существования. Когда Волх рождается, звери, рыбы и птицы в страхе прячутся: родился великий охотник. Рыба пошла в морскую глубину, Птица полетела высоко в небеса, Туры да олени за горы пошли, Зайцы, лисицы по чащицам, А волки, медведи по ельникам, Соболи, куницы по островам. (К.Д. 6) Волх умеет обращаться в животных: рыб он ловит в образе щуки, птиц - обернувшись соколом, лесных зверей - серым волком. Он чародей и оборотень. Песня о Волхе подтверждает точку зрения акад. Грекова на языческие верования восточных славян. - По-видимому, - пишет он, - у восточных славян долго сохранялись пережитки, связанные с тотемическими представлениями, например вера в оборотничество, то есть в превращение людей в зверей. Кроме зверей, славяне поклонялись камням, деревьям, ручьям, рекам. Пережитки этих верований долго существовали и после принятия христианства (Очерки истории СССР. Период феодализма IX-XV вв., ч.I. Изд. АН СССР, М., 1953, с.102). В былине прямой веры в оборотничество уже нет, оно использовано только как поэтический прием, но создаться образ героя-оборотня мог только тогда, когда эта вера еще была. Родился герой, соответствующий идеалам первобытно-общинного строя: великий охотник и колдун, умеющий покорять себе природу, и в первую очередь - животных, от которых когда-то зависела вся жизнь человека. Но Волх не только великий охотник, он и великий воин. Как воин он, однако, совершенно не похож на воинов позднейшего русского эпоса - на Илью, Добрыню, Алешу. Он воюет так же, как охотится: путем волшебного умения, хитрости-мудрости. Поход Волха, цель этого похода, определяются совершенно иной идеологией, чем те войны, в которых принимают участие основные герои русского эпоса. Правда, Волх или Вольга набирает себе дружину вовсе не как колдун. В одном варианте он даже возглавляет огромное войско в 40 000 человек. Но для Волха характерно не это. Для него характерны и специфичны черты волхва и кудесника. Победу он одерживает своим волшебным искусством, а не искусством военным, хотя он, едва родившись, уже просит пеленать его не пеленой, а в латы: Ай и гой еси, сударыня матушка Молода Марфа Всеславьевна! А не пеленай во пелену червчатую, А не пояси в поясья шелковые. Пеленай меня, матушка, В крепки латы булатные, А на буйну голову клади злат шелом, По праву руку палицу, А и тяжку палицу свинцовую, А весом та палица в триста пуд. (К.Д. 6, ср. Марк. 51) Образ этот напоминает выражение из Слова о полку Игореве: под трубами повиты, под шлемами взлелеяны, концом копья вскормлены. Образ пеленаемого в латы ребенка присоединен к Волху позднее, но он не изменил его природы оборотня. Решающим моментом для оценки и определения Волха являются, однако, не столько обстоятельства его рождения и воспитания, сколько характер и цель совершаемого им похода. Русский эпос знает и признает для своих героев только один вид войн - войны справедливые, войны, целью которых служит защита родины от нападения врага. На первый взгляд может казаться, что и Волх совершает именно такой поход. В некоторых вариантах поход вызван похвальбой индейского царя, что он возьмет Киев и сожжет его церкви (К.Д. 6). В других случаях царь хвастает, что он поедет воевать на святую Русь, девять городов он похваляется подарить своим сыновьям, а Киев взять себе. Жене он обещает привезти дорогую шубу. Картина получается совершенно определенная: Волх отправляется в поход потому, что Киеву грозит опасность, и эту опасность он хочет предотвратить. Но это - позднейшее наслоение. Можно утверждать, что древнейшая основа песни была иной, и что эту основу народ отбросил. Волх первоначально совершал набег с совершенно иными целями: поход Волха был чисто хищнический. Достаточно сравнить защиту Киева от татар. Калина или Батыя Ильей Муромцем или Василием Игнатьевичем с той войной, которую ведет Волх, чтобы сразу увидеть разницу между подлинной защитой Руси и такой защитой, которая представляет собой лишь малоубедительный предлог для нападения. Волх сам ведет свою дружину к индейскому или турецкому царству и вплотную подходит к городу раньше, чем индейский царь вообще что-либо может предпринять. Можно было бы предположить, что Волх избрал наиболее совершенный способ защиты, а именно нападение. В таком случае он был бы более совершенным защитником родины, чем Илья Муромец. Явно, что это не так. О целях Салтана он узнает волшебным образом: он обращается в птицу и подслушивает разговор его с женой. Сказочный характер такой разведки совершенно очевиден. Но очевидно также, что намерение Салтана привезти жене из Киева шубу, подарить своим девятерым сыновьям девять русских городов не идет ни в какое сравнение с теми страшными и исторически реальными угрозами, с которыми в эпосе под Киев подступает Батый. Враг, на которого надвигается Волх, не имеет определенного исторического лица. На пять самостоятельных вариантов мы имеем три разные страны и трех разных врагов, против которых он воюет: это Индия, Золотая Орда и Турция. Былина отражает не те исторические войны, которые вела древняя Русь, а межплеменные схватки, набеги, которые в позднейшее время получили неустойчивое историческое приурочение. Волх - предводитель этого набега не как военачальник, а как кудесник. Его волшебное искусство обеспечивает успех предприятия. Чтобы снабдить свою дружину всем необходимым, он обращается волком и соколом; охотой он и кормит дружину и одевает ее в шкуры убитых им зверей. Воины, одетые в звериные шкуры, отражают древний охотничий быт. В Волхе, заботящемся о своей дружине, есть несомненная привлекательность. Такая строка, как - дружина спит, так Волх не спит, выражает идеал военачальника, всем существом своим преданного своему делу и своим людям. Дружина же по существу представляет собой не княжескую дружину позднейшего типа, а скорее беспорядочную орду завоевателей. Успех предприятия решается - хитростью-мудростью - их предводителя. Все это объясняет нам, почему эта былина была почти забыта, когда создался собственно воинский эпос. Волх летит в индейское царство соколом и там обращается в горностая или других животных. Здесь он портит оружие врага: в образе горностая он перекусывает тетивы у луков, от стрел он отламывает наконечники, в образе волка он перекусывает горла лошадям и т.д. У - ружей огненных - он вынимает кремни, причем наличие в одной и той же песне древних луков и стрел и нового огнестрельного оружия нисколько не смущает певцов. Такое неслаженное сосуществование старого с новым чрезвычайно характерно для этой песни. Совершив это дело, Волх будит свою дружину и ведет ее в индейское царство. Дружина робеет, увидев неприступные стены, но Волх обращает всю свою дружину в муравьев. Они перелезают через стены или сквозь ворота, а в индейском царстве Волх вновь превращает их в мо́лодцев. Призыв, с которым он к ним обращается, выдает цель похода, определяет его идеологию: Гой еси вы, дружина хоробрая! Ходите по царству индейскому, Рубите старого, малого, Не оставьте в царстве на семена! (К.Д. 6) В описании похода Волха мы видим остатки тех варварских времен, когда совершались жестокие набеги одних племен на другие. Щадят только молодых женщин. Сам Волх расправляется с индейским царем Салтаном Ставрульевичем и берет за себя его молодую жену, а дружину он женит на девушках. Завоевателям достается богатая добыча, и песня кончается грандиозной картиной дележа этой добычи: Волх делается индейским царем и выкатывает для дружины золото и серебро; он наделяет дружину целыми табунами коров и коней, так что на каждого из дружинников приходится по сто тысяч голов. Если до сих пор мы видели охотничий характер дружины, то теперь имеем набег в целях добычи скота. О защите Киева уже нет и помину. Сам Волх в Киев не возвращается и остается здесь царствовать, и дружина, переженившись, также остается в Индии. Все это позволяет нам сделать следующее заключение: древнейшая основа песни о походе Волха - песня о набеге первоначально в поисках охотничьих угодий, позднее - в целях угона скота. И начальник дружины и сама дружина - охотники, питающиеся и одевающиеся охотой. Набег носит хищнический характер: все население перебивается, скот и имущество распределяются между победителями. Между ними же распределяются женщины, и победители не возвращаются, а остаются жить на занятых местах. Такое повествование обладает некоторой занимательностью, но оно уже не соответствует идеологии ни Киевского государства, ни киевского эпоса. Позднее самим народом была сделана попытка приурочить этот поход к своим позднейшим историческим интересам. Волх был представлен защитником Киева (теперь он мог получить имя Вольги и отчество Всеславьевича), его противник приобретает либо сказочно-фантастическую окраску, превратившись в индейского царя, либо мнимо-историческую - царя Золотой Орды или турецкого султана. Однако эта попытка не была доведена до конца, осталась незавершенной и поэтому неудачной, и песня о Волхе-Вольге была почти забыта и заброшена, вытесненная подлинно-героическими песнями об отражении русскими татар. Она принадлежит к числу наиболее редких песен русского эпоса. Часто о походе Волха совсем не поется, поется только о его рождении, хитрости-мудрости, о наборе дружины. Это - не забывчивость, не искажение, а отбрасывание из песни идеологически не соответствующих историческому развитию народа элементов. Много позднее образ Волха был использован уже как чисто отрицательный и противопоставлен Микуле Селяниновичу (с.70-75) В.Я. Пропп. Русский героический эпос. Из-ие второе, исправленное. Гос. из-во худож. лит-ры. М., 1958 http://feb-web.ru/feb/classics/critics/propp/rge/rge-001-.htm 76. Султан турецкий (Вольга Святославович) - Пудога. Ф.А. Конашков А как ведь цярь - султан да турецкие А сидел с цярицей турецькою, А ведь сидел он, думушку думал-то, А ведь советы он сидел да советовал А со своей он цярицей со турецькой: Ай ты, моя цяриця турецькая, Вчерась-то я советов понаслушался, Я понаслушался, понадумался: Как великá славушка идет на Киев—град, А видь поболе идет на солнышко, А видь на солнышка на князя на Владимера, А в полон забрать молоду жону, А молоду жону да Опраксию — Нунь видь сама—то красавица, А привезёна из города из Красного, Из того ли она села да из богатого, От царя ли Романа Митриёвича. Как и я-то видь послушался да и позадумалси: А как взять видь силушку А ведь тут мни да как хотелоси, А видь тут князьям - боярам подарычки, А видь привезут тибе видь с Киева, Ай ведь привезут те шубыньку соболиную, А те шубоньку соболиную, А одеялышко чисты́х шелков. - А отвечала-то цяриця турецькая: - Ай ли ты, князь-салтан да турецкии, А не дёржи худого да на разуми! А как во этоем городи есть во Киеви, А видь исть и сильный могучий богатыри, А видь не придется держать шубоньку соболиною, А не придется мни окутаться А одеялышком-то чисты́х шелков. - А в тую пору в тое времячко А ведь он-то все тóё повыслушал, А не успел собрать силы сильные, — А он брал видь сорок ты́сячёв, А ведь ходил в новый город, Киев-град, Как спожечь-то он, головней скотать, Как князей-бояр во полон забрать, А как молоду жону-то Опраксию, Тую видь красавицю, А хотел вид рука пóд ручку. А и как в тóё время, в тóё времячко А как стоял Вольгá да Будимирович. А видь и брал Вольгá Салтана за белы́ рукú, А за тыи видь плечкá могучии, А говорил Вольгá да таковы слова: А на святой у нас да на Руссеюшке Да князей-бояр не бьют, не казнят, А пришлось тебе до смéрти лежать! - А и бросал Вольгá да о кирпúчов пол, - А и тут Вольгé и славы́ поют. Ай выходил Вольгá да на улицу, А видь крепка—ва та крепось, крепкая: А видь подворотенки да серебряны, А они кости рыбноей, А они с вырезамы-то разныма Султан турецкий (с.345-346) - Онежские былины. Подбор былин и науч. ред. текста акад. Ю.М. Соколова. М., 1948. 937с. http://philolog.petrsu.ru/folkhtm/letop.htm Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_391.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_392.htm

Ять: Вольх Всеславьевич А поiдЪ СловЪнь на полунощiе от IрмЪра а поча абiе гърадъ iной зiжьдатi съ родъмъ своя на оустiе на рЪцЪ Моутъной а наречЪ сь гърадъ Хълмъгаръдъ А посълЪжьдЪ нарекуть яко НовЪгърадъ а рЪкоу Моутъну наречЪ Вълъхъвъ въ iмя съвараха своя от фЪнны Алъдъгьi И пошел Словен на север от Ильменя (?) и начал вскоре новый город строить со своим родом в устье реки Мутной, и назвал город Хольмгард - а потом его назвали Новгородом, а реку Мутную, нарекли Волхвом - во имя первенца Словена от финки Алдогьи (от фЪнны Алъдъгьi)... …От Словена (СловЪнъ РюгЪньскiя) и Алдогьи (Алдъгья) (жена от суми, пленница – жена от Сумi бо пълоняна) союз в 350 (5858) -> дети Словеновы (чада СловЪнЪвЪ) – словены (iже СловЪнЪ): Волхв (Вълъхъвъ) (5860/352) Буеслав (БуЪславъ) (5863/355) Улеб (УлЪбъ) (5865/357) Олева (ОлЪва) - а это роды, нарицаемые как словены ирмерские – а се роды iже нарiцахуся СловЪнЪ IрмЪрi От Волхва и Шелони (ШЪлонъ) (жена от чуди – жена от чюдi) союз в 380. От них: Ярмир (Яръмiръ) (в год 418-й от РХ ушел с родом своим на остров Руян, называемый Рюген – а въ лЪто 5926 отыдi сь родъмъ своя на оттоку Руянь а зъвомый РюгЪгь) Негоярви (НЪгоярвi), Невоярви (НЪвоярвi), Олона (Олона) - А это дочери Волхва (а се дъщЪрi ВълъховЪ ЪстЪ): вышли замуж в Суми (а поятъ же Сумi) - живут со своими родами около озера Варяжского и по рекам, и по озерам, и по островам – а вiтаютъ сь роды възълЪ Ъзерi Варяжько а по рЪцы а ЪзЪрi мъногы а оттокы О пришествии словенских племен на Север http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_482.htm Волх Всеславич даже по самому рождению своему - существо сверх-естественное. Хотя он родился от обыкновенной женщины, от какой-то княжны Марфы Всеславьевны, но отцем его был лютый змий, вещая натура которого отозвалась в сыне тем, что он был чародей, оборотень: сам обертывался ясным соколом, серым волком, туром - золотые рога, и умел превращать в нечеловеческие образы всю свою храбрую дружину. Наши грамотные предки даже ХVII века (По рукоп. Синод. Библиот. Цветник 1665г. под N 906. Лист. 19-21) верили, что этот Волх был старший сын мифического Словена. От Словена будто бы получили названиe Славяне, а от Волхова - река Волхов, прежде называвшаяся Мутною. Этот Волхов будто бы был - бесоугодный чародей, лют в людях; бесовскими ухищрениями и мечтами претворялся в различные образы и в лютого зверя крокодила; и залегал в той реке Волхове водный путь тем, которые ему не поклонялись: одних пожирал, других потоплял. А невежественный народ - будто бы - тогда почитал его за бога и называл его Громом или Перуном. И постановил этот окаянный чародей, ночных ради мечтаний и собрания бесовского, городок малый на некотором месте, зовомом Перыня, где и кумир Перуна стоял. И баснословят о нем невежды, говоря (вероятно, пословицею): в боги сел. И был этот окаянный чародей удавлен от бесов в реке Волхове; и мечтаниями бесовскими несено было окаянное тело его вверх по той реке и извержено на берег против Волховного его городка, что ныне зовется Перыня. И со многим плачем от невежд тут был он погребен, с великою тризною, поганскою, и могилу ссыпали над ним высокую, по обычаю язычников. И по трех днях после того тризнища разверзлась (в рукописи - прослезися земля) земля, и пожрала мерзкое тело крокодилово, и могила просыпалась над ним на дно адское: иже и доныне, якоже поведают, знак ямы тоя стоит не наполняяся (с.8) Федор Иванович Буслаев. О народной поэзии в древнерусской литературе - Исторические очерки русской народной словесности и искусства. СПб.: Типография Товарищества Общественная польза, 1861. 533с. http://www.twirpx.com/file/1385448/ 27Мб https://cloud.mail.ru/public/8DZd/E1ky3end9 Ф.И. Буслаев. Народная поэзия: Исторические очерки орд. акад. Ф.И. Буслаева. СПб.: тип. Имп. АН, 1887. VI, [2], 501с.(Сборник Отделения русского языка и словесности Императорской академии наук; т.42, N2) cм. с.32-35,268 http://books.e-heritage.ru/book/10079027 Волх (В)сеславьевич (впервые у Калайдовича, N6) По саду, саду, по зеленому, Ходила-гуляла молода княжна Марфа Всеславьевна, Она с каменю скочила на лютова на змея; Обвивается лютой змей Около чебота зелен сафьян, Около чулочика шелкова, Хоботом бьет по белу стегну. А втапоры княгиня понос понесла, А понос понесла и дитя родила. А и на небе просветя светел месяц, А в Киеве родился могуч богатырь, Как бы молоды Вольх Всеславьевич. Подрожала сыра земля, Стреслося славно царство Индейское, А и синея моря сколыбалося Для-ради рожденья богатырскова, Молода Вольха Всеславьевича; Рыба пошла в морскую глубину, Птица полетела высоко в небеса, Туры да олени за горы пошли, Зайцы, лисицы по чащицам, А волки, медведи по ельникам, Соболи, куницы по о́стровам. А и будет Вольх в полтора часа, Вольх говорит, как гром гремит: А и гой еси, сударыня матушка, Молода Марфа Всеславьевна! А не пеленай во пелену чер(в)чатую, А не пояс[ай] в пое́сья шелко́выя, - Пеленай меня, матушка, В крепки латы булатныя, А на буйну голову клади злат шелом, По праву руку - палицу, А и тяжку палицу свинцовую, А весом та палица в триста пуд. - А и будет Вольх семи годов, Отдавала ево матушка грамоте учиться, А грамота Вол(ь)ху в наук пошла; 40Посадила ево уж пером писать, Письмо ему в наук пошла. А и будет Вол(ь)х десяти годов, Втапоры поучился Вольх ко премудростям: А и первой мудрости учился - Обвертоваться ясным соколом, Ко другой-та мудрости учился он, Вольх, - Обвертоваться серым волком, Ко третей-та мудрости учился Вольх - Обвертоваться гнедым туром-золотыя рога. А и будет Вольх во двенадцать лет, Стал себе Вольх он дружину прибирать, Дружину прибирал в три годы; Он набрал дружину себе семь тысячей; Сам он, Вольх, в пятнадцать лет, И вся ево дружина по пятнадцати лет. Прошла та слава великая Ко стольному городу Киеву: Индейской царь нарежается, А хвалится-похваляится, Хочет Киев-град за щитом весь взять, А божьи церкви на дым спустить И почестны монастыри розарить. А втапоры Вольх он догадлив был: Со всею дружиною хора́брою Ко славному царству Индейскому Тут же с ними во поход пошел. Дружина спит, так Вольх не спит: Он обвернется серым волком, Бегал-скакал по темным по лесам и по раменью, А бьет он звери сохатыя, А и волку, медведю спуску нет, А и соболи, барсы - любимой кус, Он зайцам, лисицам не брезгивал. Вол(ь)х поил-кормил дружину хоробраю, Абувал-адевал добрых молодцов, Насили оне шубы соболиныя, Переменныя шубы-то барсовыя. Дружина спит, так Вольх не спит: Он обвернется ясным соколом, Полетел он далече на сине море, А бьет он гусей, белых лебедей, А и серым малым уткам спуску нет. А поил-кормил дружинушку хораброю, А все у нево были ества переменныя, Переменныя ества, саха́рныя. А стал он, Вол(ь)х, вражбу чинить: А и гой еси вы, удалы добры молодцы! Не много не мало вас - семь тысячей, А и ест(ь) [ли] у вас, братцы, таков человек, Кто бы обвернулся гнедым туром, А сбегал бы ко царству Индейскому, Проведал бы про царство Индейское, Про царя Салтыка Ставрульевича, Про ево буйну голову Батыевичу? Как бы лист со травою пристилается, А вся ево дружина приклоняется, Отвечают ему удалы добры молодцы: Нету у нас такова молодца, Опричь тебя, Вол(ь)ха Всеславьевича. - А тут таковой Всеславьевич Он обвернулся гнедым туром-золотыя рога, Побежал он ко царству Индейскому, Он первую скок за целу версту скочил, А другой скок не могли найти; Он обвернется ясным соколом, Полетел он ко царству Индейскому. И будет он во царстве Индейском, И сел он на полаты белокаменны, На те на полаты царския, Ко тому царю Индейскому, И на то окошечко косящетое. А и буйныя ветры по насту тянут, Царь со царицею в разговоры говорит. Говорила царица Аздяковна, Молода Елена Александровна: А и гой еси ты, славной Индейской царь! Изволишь ты нарежаться на Русь воевать, Про то не знаешь-не ведаешь: А и на небе просветя светел месяц, А в Киеве родился могуч богатырь, Тебе царю сопротивничик. - А втапоры Вол(ь)х он догадлив был: Сидючи на окошке косящетом, Он те-та де речи повыслушал, Он обвернулся горносталем, Бегал по подвалам, по по́гребам, По тем по высоким теремам, У тугих луков титивки накусывал, У каленых стрел железцы повы́нимал, У тово ружья ведь у огненнова Кременья и шомполы повыдергал, А все он в землю закапывал. Обвернется Вольх ясным соколом, [В]звился он высоко по поднебесью, Полетел он далече во чисто поле, Полетел ко своей ко дружине хоро́брыя. Дружина спит, так Вольх не спит, Разбудил он удалых добрых молодцов: Гой еси вы, дружина хоробрая, Не время спать, пора вставать, Пойдем мы ко царству Индейскому! - И пришли оне ко стене белокаменной, Крепка стена белокаменна, Вороты у города железныя, Крюки-засовы все медные, Стоят караулы денны́-нощны́, Стоит подворотня дорог рыбей зуб, Мудрены вырезы вырезено, А и только в вырезу мурашу́ пройти. И все молодцы закручинилися, Закручинилися и запечалилися, Говорят таково слово: Потерять будет головки напрасныя, А и как нам будет стена пройти? Молоды Вольх он догадлив был: Сам обвернулся мурашиком И всех добрых молодцов мурашками, Прошли оне стену белокаменну, И стали молодцы уж на другой стороне, В славном царстве Индейскием, Всех обернул добрыми молодцами, Со своею стали сбруею со ратною, А всем молодцам он приказ отдает: Гой еси вы, дружина хоробрая! Ходите по царству Индейскому, Рубите старова, малова, Не оставьте в царстве на се́мена, Оставьте только вы по выбору Не много не мало - семь тысячей Душечки красны девицы! А и ходят ево дружина по царству Индейскому, А и рубят старова, малова, А и только оставляют по выбору Душечки красны девицы. А сам он, Вольх, во полаты пошол, Во те во полаты царския, Ко тому царю ко Индейскому. Двери были у полат железныя, Крюки-пробои по булату злачены, Говорит тут Вольх Всеславьевич: Хотя нога изломить, а двери выставить!. Пнет ногой во двери железныя - Изломал все пробои булатныя. Он берет царя за белы́ руки, А славнова царя Индейскова, Салтыка Ставрульевича, Говорит тут Вольх таково слово: А и вас-та, царей, не бьют-не казнят. Ухватя ево, ударил о кирпищетой пол, Расшиб ево в крохи говенныя. И тут Вольх сам царем насел, Взявши царицу Азвяковну, А и молоду Елену Александровну, А и те ево дружина хоробрыя И на тех на девицах переженилися. А и молоды Вольх тут царем насел, А то стали люди посадския, Он злата-серебра выкатил, А и коней, коров табуном делил, А на всякова брата по сту тысячей Волх (В)сеславьевич (По саду, саду, по зеленому...Древние Российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым. М.: Наука, 1977. 2-е дополн. изд. (Лит. памятники). с.32-36 http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/kir/kir-032-.htm Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_391.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_392.htm

Ять: О приходе словенских племен от Днепра к Ильменю во второй раз, в год 332-й от РХ О прiшЪстъвii пълЪмЪнъ CловЪнъскiхъ от Словутiча на IлмЪрь въдругыЪ въ лЪто 5840 а по Нiдалу вЪкъ единъ Въ лЪто 5840 егъда мiнувъшЪ вЪкъ едiнъ от царя Нiдала прiшЪстьвiя а бяше прi царЪ остръготъфъ ГЪрманарЪхЪ прiiдЪ въдругыЪ на IлмЪрь от СловутiчЪ пълЪмя СловЪнъ а РусiчЪ а гЪмоны iхъ суть чада Богумiровы СъловЪнъ а СЪва а Дърогъ а Русъ а адЪльфiя iхъ СъкърЪва а чада iхъ такожьдЪ Вълъхъвъ а БуЪславъ а УлЪбъ а ОлЪва а ешьтЪ Святомiръ а Радiмiръ А разъсЪлiся от Словутiча на полунощiе а до IрмЪрi а до рЪцi вЪлiей АтЪлi аже въ ЪзерЪ ХъвалынъскоЪ вътЪчi а сущi тамы КозарЪ а въ далЪ сущi ПЪръсiяны же. АдЪлъфii же СловЪнъ а Русъ суть чада БогумiровЪ iже правънучЪ СловЪна СЪвЪръна а Руса Южана ОнЪ же въторiцЪю прiiдохъ на IрмЪрь въ тое же лЪта чьрЪзъ вЪкъ едiнъ по Нiдалу же А прiiдуть по сътЪзямъ праотчЪ своя А оузърятъ пъпЪлiщЪ сътърашьноЪ гърадъвъ Русы а СловЪнъска iже iзънiчьтоже iхъ царь Нiдалъ А оузъряшЪ камЪнiе разъмЪтано а нырiща въкроугъ А сь мЪста неключiмы зiжьданiя дъля гърадъвъ пакыых А поiдЪ СловЪнь на полунощiе от IрмЪра А поча абiе гърадъ iной зiжьдатi съ родъмъ своя на оустiе на рЪцЪ Моутъной А наречЪ сь гърадъ Хълмъгаръдъ А посълЪжьдЪ нарекуть яко НовЪгърадъ А рЪкоу Моутъну наречЪ Вълъхъвъ въ iмя съвараха своя от фЪнны Алъдъгьi Русъ же осташася съ родъмъ своя на ПолiстьЪ А жену пояшЪ такожьдЪ от фЪнъновЪ роду А наречЪ iа Паластiя аже суща на Полiстi А гърадъ же Русса поча пакыы ставiтi а зiжьдатi наiпачЪ А поча кожьдо вiтатi съ родъмъ своя А въ лЪто 5856 Русъ родi дъщЪрь Порусiю аже поящЪ iа въ лЪто 5872 ГЪзiмунъдъ iже суть вънучЪ ГЪрманарЪхъвъ Роды же СловЪна а Руса вiтаютъ на полунощii по сь дънi А послЪдънъ кънязь от рода СловЪнъскаго ЪстЪ Гардъмундъ суть Гостъмыслъ а онъ же суть…суть дЪвять на десятЪ колЪнъ кънязЪй словЪнъскiхъ О приходе словенских племен от Днепра к Ильменю во второй раз, в год 332-й от РХ, а после пришествия Нидала - через один век В год 332-й от РХ, когда прошел один век после нашествия царя Нидала и когда был царем у остроготов Германарих, пришли опять от Днепра на Ильмень племя словен и русичей и старейшины детей Богумировых: Словен и Сева, и Дрог, и Рус, и сестра их Скрева, и дети их: Волхв и Буеслав, и Улеб, и Олева, и еще Святомир и Радимир, и расселились от Днепра на север и до Ильменя, и до реки великой Волги, которая течет в море Каспийское, а там живут хазары, а дальше - персы. Братья же Словен и Рус - дети Богумира, правнуки Словена Северца и Руса Южнеца - во второй раз пришли к Ильменю в те же годы, но через один век после Нидала, а пришли по дорогам предков своих и увидели пепелище страшное на месте городов Русы и Словенска, которые были уничтожены царем Нидалом, и увидели разбросанные камни и овраги вокруг, и эти места казались неподходящими для постройки новых городов, и пошел Словен на север от Ильменя и начал вскоре новый город строить со своим родом в устье реки Мутной, и назвал город Хольмгард - а потом его назвали Новгородом, а реку Мутную, нарекли Волхвом - во имя первенца Словена от финки Алдогьи. Рус же остался с родом своим на Полистье и также женился на финке, и назвал ее Паластия, потому что живет на р. Полисти, и стал город Русу заново восстанавливать, а в год 348-й от РХ у него родилась дочь, которую он назвал Порусией, и на ней в год 364-й от РХ женился Гезимунд, внук Германариха. Так роды Словена и Руса стали жить сами по себе, и живут на Севере Руси их потомки до сих пор, и последний князь из рода словенского Гардмунд, или Гостомысл, есть 18-й князь по роду от Гвендальфа (Вандалария), а от Порусии и Гезимунда и до Гостомысла (Гардмунда) было 19 колен словенских князей О пришествии словенских племен на Север http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_482.htm Будинский изборник IX-XIV вв.: Арамейская Библия и Аскольдова летопись: (текст, перевод, комментарии, статьи). Под общей редакцией академика Ю.К. Бегунова. Санкт-Петербург. Из-во Искусство России, 2013. 550с. http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_479.htm http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_476.htm ...В эру 369 (= AD 331) на двадцать шестом году императора Константина (Константин I, римский император (306-337)), готы вторглись в земли сарматов и пошли на римлян с огромной армией. Благодаря превосходящим силам, они уничтожили людей и разграбили землю. Константин лично выстроил войска против них и после жестокой схватки нанес готам поражение, оттеснив их за Дунай (после конфронтации в 332г. Константин заключил с готами мирный договор, по которому последние получали регулярную плату за войска, отправляемые для службы в империи) - Исидор Севильский (ок. 560-636). История готов. Перевод Т.А. Миллера и С. Железнова: Isidorus Hispalensis. Historia Gothorum, Wandalorum. Sueborum. Ed.Th. Mommsen. MGH, Auct, antiquiss.. XI. 1894: Isidore of Seville. History of the kings of the goths, vandals and svevs. - Leiden: Brill, 1966: Isidor. Geschichte der Goten, Vandalen und Sueven. Stuttgart: Phaidon, 1990; Средневековая латинская литература IV-IX вв. M., 1970. Великая Степь в античных и византийских источниках: Сборник материалов. Составление и редакция Александра Николаевича Гаркавца. Алматы: Баур, 2005. 1304с. (Настоящее издание представляет собой наиболее обширный на сегодня свод сведений античных и византийских источников о народах Евразийской степи и их соседях с XII века до н.э. по XV век н.э. Здесь в хронологическом порядке приведены выписки из около 500 сочинений 150 авторов - историков, географов, этнографов, писателей, филологов и государственных деятелей, писавших на греческом (115 авторов) и латинском (35 авторов) языках. По каждому из них даны лаконичная биографическая справка с определением места источника в историографии и ссылки на публикации соответствующих произведений на языке оригинала и в переводе на русский и другие языки) http://www.twirpx.com/file/231340/ 4.3Мб https://cloud.mail.ru/public/2UVX/q69m2M4JZ Фонд ГАРФ 10143, опись 80 (Архив П.Т. Филипьева), рулон 14 ***13-1-117 (тоже самое, 102 и 103) - Вверху надпись: Дощка N 15в. Рядом зачеркнут N 29. Внизу приписка рукой Ю. Миролюбова: Эта Дощечка дублируется. Я отметил ее N-м 15ым. Се СтарьГраде понехще iдьшя до Iлмер езера i тамо утворяi грд iнь Новь i тамо пребендiехом I ту Свргы первiе ПраЩуре молiхом Се Рд i Роженiець крынье препросiхом I то Дубо Крень Хллеб нашь Сврг iже твряi Свент Бг есе Свенту i Бг Прве i Явiе i Навiе Се бо iмяхомь Оны во iстьву I се iстьва нашiе преборящеть сылы потьеместе i блгу венде якожде ПраОцы обенде твряi о семь Вот, Старый град оставив, пошли к Ильмер озеру И там сотворили град иной Новый И там пребываем. И тут Сварогу, первому Пращуру молим Вот Род и Рожаниц источник просим И того Дуба, Корень, Хлеб наш Сварога, Который творит Свет. Бог есть Света и Бог Прави и Яви, и Нави. Ведь есть Он у нас воистину. И вот Истина наша преоборет силы потемные, и к Благу поведет, как и Праотцев вела, творя о сем Влескнига. Дощечка 15 (Новгородская) http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_338.htm Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_391.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_392.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_393.htm

Ять: Фонд ГАРФ 10143, опись 80 (Архив П.Т. Филипьева), рулон 14 13-1-117 (тоже самое, 102 и 103) - Вверху надпись: Дощка N 15в. Рядом зачеркнут N 29. Вверху приписка рукой Ю. Миролюбова: Земля Сирийская (земiе Сiрштiе). Внизу приписка также рукой Ю. Миролюбова: Эта Дощечка дублируется. Я отметил ее N-м 15ым Жар Птица май 1958 с.11 В майском номере А. Кур поместил текст дощечки 15 с разбивкой на слова, а также историческими примечаниями (с.11-12) Б.А. Ребиндер. Влесова книга. Первая и Вторая часть. окт. 1985...Но главным пособием для нас была книга, изданная в Голландии Н.Ф. Скрипником с переводом Кирпича на украинский язык, в которой сам Скрипник внес много исправлений (из первой части)...Для того чтобы читатели были спокойны, что я своих ошибок не внес, я решил разрезать фотокопии (тексты Н.Ф. Скрипника) на строчки и наклеить их в поле листа. А заглавия, которые я добавил - написаны рукой (из второй части) - Б.А. Ребиндер. Влесова книга. Вторая часть. с.74-77 Из песен Словенской Руси …Ведя Жртвы о Комонiе Бiеле i ызыдощьша одь крае СедьемРецштя о горе Iрштя i Загъгрiа обентьщя вiек I такова понехщьша iде на ДвоеРiеще i ръзбiяе о тоi комоньствем своiемы i теще до земiе Сiрштiе i тамо ста i пождiе Iдьща горыма влкiма i снiезiема i леды а отеще до стенпы i тамо бендещь со стадiе своi I Скуфе бя се прьва Праве одрщена Оце нашiе ПраОце дрьжящя Она ве прiе влiцеiе i сылы даеть отрщете врзе Небожедь iдьшя о прiе теiе до горiа Карпеньстiе i тамо рiаще о щелы ПентыКнiезы i грдi i селы огнiщьсте i трзi влiкеа i потiестнены бяще о Годiе коя се бущiе до зходжiна Сунiе i отуде iдь до Сунiе до Нiепра рiка I ясьмо тамо Кые оутврждень грд iаке обытеваце слвне рдi iне I тамо сен оселещесе i огнiще твряе Дубу i Сънпоу якевь есе Сврг ПраЩоурь наше I се крать налiезе на не врг новь о сзе сще iжь крве слвнех пiяiщь I се рате сва устрмi Кые на не I зряiщi ве Сврзе вое тоя Перуньштевое iжде се врьгоща на не i потрщяе сылу iее i до ньге ртсрще покажете заде оньа I се племено онезьва налiезе iно на не i сiещя бя влка опхiждено бя до послiедь I нашiе рате зряiе то рiекста I Бзе нашiе жденоуть врзе нашiе Ведя Жертвы Коня Белого и изшедша (ызыдощьша) из края Семиречья, у гор Ирийских и Загорья обитая век. И, таковые оставив (понехщьша), пошли на Двуречье, и разбили тех конницей (комоньствем) своей и двинулись (теще) в землю Сирийскую, и там стали (ста) и подождали (пождiе). Шли (iдьща) горами великими, и снегами, и льдами, и отошли (отеще) в степь и там пребывали (бендещь) со стадами своими. И Скуфь была первой, Правью названа (одрщена). Отцы наши, Праотцы держали (дрьжящя) её (Скуфь) в войне великой, а (Правь) силы дает отогнать (отрщете) врагов. Либо шли (небожедь iдьшя) с войной той (о прiе теiе) до гор Карпатских (до горiа Карпеньстiе) и там были (рiаще -> бiаще) с пятью князьями на челе (а старенце родоу бя Щк одо Iрiан - из Дощ.5а), и градами и селами огнищанскими, и торжищами великими (i грдi i селы огнiщьсте i трзi влiкеа). И потеснены (потiестнены) были Готами, которые находились к закату солнца (до зходжiна Сунiе – на западе, в Дакии?) и оттуда пошли к солнцу (до Сунiе ), к Непре (Днепру) реке. И взяли мы (ясьмо) там Киев, укрепленный город (оутврждень грд – на месте будущего Белояр Брода-Киева), в котором обитали славные роды иные (iаке обытеваце слвне рдi iне). И там-то поселились (оселещесе). И Огнище творили Дубу и Снопу, который есть Сварог - Пращур наш. И вот раз (i се крать) напал (налiезе) на них враг новый, со злой сечей (о сзе сще), который кровь Славных пил (крве слвнех пiяiщь). И вот рати свои устремил (устрмi) Кий на них. И видели (зряiщi) во Сварге воинов тех Перуновых, которые налетали (врьгоща) на них и побивали (потрщяе – потрошили?) силу их, и до гола (до ньге) разметали (ртсрще), показывая зады их (покажете заде оньа). И вот племя то (онезьва?) напало как-то (iно?) на них, и сеча была великая (сiещя бя влка), и перебито (опхiждено?) было (их) до последнего. И наши рати, видя (зряiе) то, говорили (рiекста): И боги наши гонят врагов наших - I Бзе нашiе жденоуть врзе нашiе Влескнига. Дощечка 15 (Новгородская) http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_338.htm Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_391.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_392.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_393.htm

Ять: Из песен Словенской Руси Се бо ящете Первiе ТрiГлву покланяшете Се яхом a i Тму влiкоу Слву поящехом Хвалiхом i Сварга Дiда Бжiа якожде Тено есе Родоу Божьску Нщельнiко а всенску рдоу студiц вещен яково тецЪ во лЪтЪ од крыне сва а во зме нiколеже не взмрзе А тоя воде жiвенце пiуще жiвiхомся доконе не преiдехом якожде све ко Нему убендехом до луце Егоiех раяiстiех А i Бгу Перневi ГрмоВрзецу а Бгу Пре а Боренiа ОрцЪхом Жiвента Явлены а не преставате Колiе врщате а Кii ны венде стезеоу правоу до бранiе а до Трiзнене Влiка о вся павщiа якове же iдоут ве жiвенте вЪщнiе по пълку Пруноiу А Бгу СвентоВiдiу Слву рцЪхом  Се бо ста Бг Правiе a Явiе  А Тому поiема песынiема  яко Свт есе  А чрезь Оне вiдяхом Свiет  Зрящете а Яве быте  А i Тоi нас о Навiе убрежешет  А Тму хвлу пъiемо  Пъехом плясасще Тему  а взывахом Бгу нашiему  якожде Тоi Земе СлонцеСуне нашiу а Звiздiа Дрезац а Свт КрiепцЪ  Творяцете Слву СвiентоВiдiеве влку  Слва Бгу нашiему  То бо скрыбецете сердiе нашiе а се смехом одркохом сен одо злыа дЪянiа нашiа а добру тецехомсте Се бо отрце пущенiемо обыiмесе А рЪщете Се утворяiще Се бо Нь вiедЪте оуме ръзтргнещешi А по цо iсте Се бо те умiемо Се бо таiна влiка есе якожде i Сврг Перуно есе а СвентоВенд Тые Два есьва одържены о Сврзi а обаполы iа БiелоБг а ЦрнъБг сен пероутесе I Тоiе i Сврг држещете абые она Свнту не обыте пъврзещену По тоiе обасва Хърс Вльс Стрыб держетесе По за нь Вышень Леле Лiетiц Радогщ Колендо а Крышень I се о тва Удрзец Сывыi Яръ а ДажБо Се бо iны суте БiелоЯре Ладо Коупало СЪнiц Жiтнец ВЪнiц Зрнiц ОвсЪнiц Просiц Студец Ледiц а Лютец I по та Птiцец Зверенц Мiлiц Доздец Плдец Ягондец Пщелiц Тръстiц Кленчiц Езеренц Вiетрiц Сломiц Грiбiц Ловiщ Бесiедiц Снiезiц Странiц Свентiц Радiц Свiетiц Крвiц Красiц Травiц Стеблiц А за се соуте Родiц Маслiенц Жiвiц Вiедiц Лiствiц Квiецiц Водiщ ЗвЪздiц Грмiч СЪмiщ Лiпец Рыбiц Брезiч Зелiнц Горiц Страдiц Спасiц Лiствеврзiц Мыслiц Гостiц Ратiц Странiц Чурц Ръдiц А ту бо о сва ОгнБг Семьарегельi овщi а яро брзо роздено а щiстъ А то соуте ТрiГлвы обцi А се сва Онiе оде А тужде отроще одевЪрзещешi врата онiа а веiдешi во нь То бо есе красiен Раi Славьсекi А тамо Ра рiека тенце якова одЪлящешеть Сврьгу одо Яве Iа ЧенслоБг уцте дне нашiя а рещеть Бъговi ченсла сва А быте дне Сврзенiу нiже боте ноще а оусноуте Тоi бо се есе Явскi а Сыi есте во дне Бжьстiем А в носще нiкii есь iножде Бг ДiдДубСноп наш Слва Бгу Перуну ОгнКудру iже стрЪлiе на врзi вьрзе а верна предведе во стьзЪ поневжде есе Тоiе въiньм щест а соуд а яко ЗлтРоун Млств ВсПрвдьн ест  Вот, возьмитесь, первое, Триглаву поклонитесь. Вот взялись мы, а и Тому великую Славу поём мы. Восхваляем и Сварга, Дида Божия, потому как Тот есть роду божьему начельник и всяческому роду родник вечный, который течет летом из крыниц (источников) своих, а зимой же никогда не замерзает. И эту воду живую пьюще, оживотворяемся, доколе не прейдем, потому как все к Нему убудем в луга Его райские. Да и Богу Перуну Громовержцу и Богу Битвы и Борения. Нарицаем (Его) Живящим Явленным, и (речем Ему) не переставать Колы вращать (всяческие коловращения), и Который нас ведет стезею правою на брани и на тризны вликие о всех павших, кие же идут к жизни вечной по полку Перунову. И Богу Свентовиду славу речем мы. Вот восстает Бог Прави и Яви (В РигВеде в гимне К Савитару (I,37,6): (Есть) три неба. Два (из них) - лоно Савитара). И тому воспеваем песни мы, потому как Свет есть (он). И чрез Него видим мы свет. Зрите - и Яви быть. Да и Он нас от Нави убережет. И Ему хвалу поем. Поём мы, пляшем Ему. И взываем к Богу нашему, потому как Он Земле, Солнцу-Суне нашему и Звездам Держатель и Свету Крепитель. Творите славу Свентовиду великую Слава Богу нашему! То ведь скорбит (скрыбецете) сердце наше, и вот мы отреклись от злых деяний наших и к Добру пришли мы с вами. Вот, отроки, с прощением (Велике Пущіння – Прощенное Воскресенье у русинов) обнимемся! И  скажем: То Сотворяющий. Вот ведь Его ведать - ум расторгнешь. А почто, воистину? Это ведь разумеем мы. Это ведь тайна великая есть, потому как и Сварог Перун есть и Святовид. (А) эти Два удерживаются во Сварге, и с обеих ее сторон Белобог и Чернобог борются. И Тех и Сварог держит, чтобы тому Свету не быть повержену. За теми Двумя - Хорс, Влес, Стрибог держатся. За ними - Вышень, Лель, Летиц, Радогощ, Колендо и Крышень. И вот за ними - Держатель Сивый, Яр и Даждьбог. Это по другому (по) суте - Белояр (конец марта), Ладо, Купало, Сениц, Житнец, Вениц, Зерниц, Овсениц, Просиц, Студец, Ледиц и Лютец. И за теми - Птичиц, Зверенц, Милиц; Дождец, Плодец, Ягоднец; Пчелиц, Тростиц, Кленчиц; Езериц, Ветриц, Соломиц; Грибиц, Ловиц, Беседиц; Снежич, Страниц, Святиц; Радиц, Светиц, Коровиц; Красиц, Травиц, Стеблиц; А за теми - Родиц, Маслениц, Живиц; Ведиц, Листвиц, Кветиц (Цветиц); Водищ, Звездиц, Громич; Семищ, Липец, Рыбиц; Березич, Зелениц, Гориц; Страдиц, Спасиц, Листеверзиц; Мыслиц, Гостиц, Ратиц; Страниц, Чуриц, Родиц. И вот для всех Огнебог Семьярегл - общий и ярый, быстро рожденный и чистый (В РигВеде в гимне к Агни-Вайшванаре (VI.7.6): Это на его голове (покоятся) все существа. Словно ветви, выросли семь потоков (огня)). А то (по) суте - Триглавы общие. И со всеми Ними иди. И тут-же, отроче, отворишь врата те и войдешь в них. То ведь есть прекрасный Рай Славянский (Раi Славьсекi). А там Ра река течет, которая отделяет Сваргу от Яви. И Числобог считает дни наши и речет Богу числа все - да быть дню небесному или же быть ночи, и уснуть. Те ведь есть Явские, и Сей есть во дне божеском. А в ночи никого нет, лишь бог Дед-Дуб-Сноп наш. Слава Богу Перуну Огнекудрому, который стрелы на врагов вержет, и верных вперед ведет по стезе, ибо есть Он воинам честь и суд, и, как Златорун (золотоволосый), Милостлив и Всеправеден есть  Влескнига. Дощечка 11 (дощька имеет изображение солнца с семью лучами)  http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_371.htm  Из песен Словенской Руси  http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_391.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_392.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_393.htm 20 белояра, 07 часов 30 минут (по моск. времени) - Весеннее равноденствие

Ять: Птица Савитара Гарутмант РигВеда (Веда гимнов) I, 164. Гимн-загадка Тема - Все-Боги (1-41), далее отдельные боги или деифицированные понятия. Размер - триштубх; стихи 12, 15, 23, 29, 36, 41 - джагати, 42 - прастара-панкти, 51 - ануштубх. Приведенные здесь по традиционному указателю темы данного гимна мало отражают его содержание. Знаменитый гимн представляет собой собрание так называемых брахмодья (brahmodya) - аллегорий и загадок о происхождении вселенной, об удивительных явлениях природы, о времени, богах, человеческой жизни, ритуале, поэтической речи и пр. Отгадки, как правило, не даются. Вопросы оставляются без ответа. Аллегории туманны и допускают различные толкования. Хотя толкованию этого гимна посвящена целая литература: от Саяны до современных работ, многое в его содержании остается неясным (как и в Голубинной книге) 46 Индрой, Митрой, Варуной, Агни (его) называют, А оно, божественное, - птица Гарутмант. Что есть одно, вдохновенные называют многими способами. Агни, Ямой, Матаришваной (его) называют (Матари Сва, Птица Сван, Магура, Магуй, Нагай, Стратим Птица...) X, 149. К Савитару Автор, по анукрамани - Арчат, сын Хираньяступы (Аrcat букв. воспевающий Нairanyastupa. Размер - триштубх 1b В (пространстве) без опоры askambhane 2c-d земля bhu…небо-и-земля dyavaprthivi 3с Гарутмант - см. примеч. I,164, 46 5 воспевая arcan 1 Савитар зажимами остановил землю, В (пространстве) без опоры Савитар укрепил небо. Он подоил воздушное пространство, разбушевавшееся, как конь, Море, связанное с непересекаемым (простором), (этот) Савитар. 2 Где било ключом укрепленное море, Об этом знает (только) Савитар, о Апам Напат. Откуда земля, откуда темное пространство возникли, Оттуда распространилась небо-и-земля. 3 Позади возникло это другое достойное поклонения (пространство), С многообразием бессмертного мира. Конечно, птица Савитара Гарутмант Была рождена раньше, и она тоже по его закону. 4 Как коровы к деревне, как воин к коням, Как мычащая охотно доящаяся корова к теленку, Как муж к жене, пусть приблизиться к нам Савитар со всеми избранными дарами, (этот) поддерживатель неба! 5 Как (некогда) Хираньяступа из Ангирасов, о Савитар, Позвал тебя в этом (состязании) за награду, Так я, воспевая (и) славя тебя ради помощи (твоей), Бодрствую (возле тебя), как возле стебля Сомы РигВеда. Мандалы I-X. перевод Т.Я. Елизаренковой http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_863.htm http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_622.htm 53. Голубиная книга (загл.: Старина. Зап. от Аграфены Матвеевны Крюковой в с. Нижняя Зимняя Золотица 27 июня 1899г.: Слышала от мезеньцей, от покойной Марфы старушки, которая жила в кельях Онуфриевского скита (на Терском тоже пели, но она не помнит); поетьце на стариньской голос) Находила-то тут всё туця тёмная, Туця тёмна находила, туця грозная Ай со ту ли со востоцьню со стороноцьку; Ай ведь посередь-то было поля чистого, Выпадала-то тут книга Голубинная. Ай сьезжалось к этой книги Голубинною Ише сорок царей, сорок царевицей, Ише сорок князьей, сорок князье́вицей, Ише сорок королей, всё королевицей, Ише сорок архиреёв всё с митрополитами, Ише сорок протопопов-то с попами всё; Ай сьежалось-то вси могуции бога́тыри, Ише вси-ти руськи вси могуции бога́тыри, Ай народа православного да цисла-сме́ту нет. Ай подходит к этой книги Голубинною, Ай подходит ведь наш всё православной царь, Православной наш царь Давыд Евсе́ёвиць; Он ведь сам-то говорит да таковы реци: Как ведь дайсе мне, книга Голубинная! Ишше я-то — царь, да над царе́ми царь -. Перед им всё книга, свету́, даваитьце, Да ёму-ту, свету, книга открываитьце. Ета книга-та ведь Голубина в долину́-ту сорока локо́т, В ширину-ту будет книга двадцети локо́т (Певица слышала также - двадцети пети сажо́н) Говорит тут премудрой царь Давыд Евсеёвич: На налой-то эта книга не уложитце, Во руках-то эту книгу мне не удёржать будёт. Шьчо цитал я эту книгу ра́вно три года, — Процитал я эту книгу тольки три листа -. Приежает к ёму да всё премудрой царь, Всё премудрой к ёму царь да всё Владимер-от Владимеровиць: Уж ты ѓой еси же, царь Давыд Евсеёвиць! Росскажи-ко мне про книгу Голубинную: Отцёго-то ведь зацялсэ ишше белой свет, Отцёго-то зацялось да красно солнышко, Отцёго же да зацялсэ млад сьветёл месець, Отцёго же тут заця́тись зо́ря у́тряна, Отцёго же зац́ели́сь да звезды частыя, Отцёго-то зац́ели́сь да всё царевици, Отцёго-то зац́елись да цари православныя, Отцёго-то зац́елись да князья ведь, дети княженецькия, Отцёго же зац́елись да народ-от, всё да люди добрыя, Отцёго-то зацялась-то в цёловеки кровь горячая, Отчёго-то зац́елись да косьти крепкия, Отцёго же зац́елась да матушка Ёрдан-река, Ис какого она озера повыпала, Отцёго же зацялась да всё Офрак-гора (Певица слышала также Фарафо́н и свята), Отцёго же названо-то ведь плаку́нь-трава, Отцёго же ведь названо ведь славно Окиян-морё? - Говорит-то тут премудрой царь Давыд Евсеёвиць: Не могу-то я тебе, Владимир ты же царь да всё Владимирович, Не могу-ту я тебе да прочитать книги: Я бы прочитал ведь только книги три листа: Я скажу-то тебе, по своей скажу по памети, Я скажу-то тебе, скажу-поведаю. Шьчо зачялсэ у нас да всё как белой сьвет, От Судьбы-то всё зацялсэ, от Боѓа, царя небесного; Ай как за́цялось у нас да красно солнышко От личя-та от его, царя небесного; Зацяло́сь-то у нас да млад сьветёл месечь От грудей-то от его, царя небесного; Зац́елись-то у нас всё зори утряны От оцей-то его, царя небесного; Ишше мелки-ти звезды всё от риз его, А цари-ти православны и царевичи Зац́елись-то от святой главы Адамовой, А князья-ти зац́елись, всё княже́ничи От его-то ли мошшей всё от Адамовых, Ай народ-то зац́елись всё православныя От его ли колена от Адамия; Ай в целовеки крепки косьти всё от каменя, Ай горе́ця-то кровь из моря Чёрнаго, - Ай на том камню ведь преобразилсэ наш Исус Христос, Ай Исус всё Христос, да всё небесной царь, Утьвердил-то он тут да косьти крепкия, Написал-то на камню всё книгу Голубинную, Он спускал-то эту книгу на сыру землю; Зац́елись-то дожжи цясты всё от слёз ёго, От того ведь от царя да всё небесного, От прецистой матери всё Божьей, Богородици; Ай плакун-от трава - ведь всем трава́м трава, - Ише слёзы-то царици всё небесныя: Она плацёт-то всё об нас, о грешниках Да умаливат-то своёго сына пречистого, Да Исуса-та Христа, царя небесного. Как ведь Львино озёро всим озерам оно озёро (Певица слышала также Льбино и Лебедино. Ср. N52, ст. 421: ко Льбину-ту святому озеру!); Потому-то оно названо-то это озёро, - Выпадала изь ёго всё матушка Ердан-река. А Ердан-от река ведь всем рекам река; Потому она да всим рекам река, Шьчо крестилсэ ведь в ей сам Исус Христос, Сам Исус ведь Христос, да наш небесной царь. А как Окиян-то ведь морё всем морям морё. - Поц́ему-то оно было названо? - Потому оно да было названо, Шьчо ведь мылась-то ведь в мори пресьвятая мать-то Богородица, Ай царица ведь всё наша небесная, Приумыла своё лицё пречистоё. Посьреди-то Окияна, моря синяго, Да стоит-то ведь Божья́ церьковь соборная (на неби), Ай соборная церьковь, богомольная; - Почовала цариця-мать небесная. Ишше в том Окияни, во синём мори, Есь престрашная птиця ведь Магу́й-птиця: Она по́слана ведь в Океян, да морё синёё, Ай за то ли она была ведь послана — Она много выела людей добрыих; Ей послал-то во мо́ре сам Исус Христос, Сам Исус ей Христос, да сам небесной царь; Повеленьём-то она да Боѓа-Ѓоспода Она ло́жит свои-ти всё ведь е́иця В Окиян-то в глубину, да морё синёё, Всё выводит своих там дитей малыих; Да Магуй-то ведь птиця вострепёшшитце, - Ишше синёё морё восколы́блитце, Восколыблитце морё, розволнуитце; Тут ведь пру́жит карабли-ти всё госьтинныя Со тема́-ли с товарами заморьскима. А ведь есь-то под землёй да там престрашной зьверь, По подзе́мелью да он ведь ходит всё; Он куда пройдёт, дак тут не клюць пробьёт, Вси ведь рыбы, вси звери поклоняютце. Ишше кит-от назван, рыба, всим зверям он зьверь. - Поцему же он назван всим зверям он мать? – Потому-ту зверь он назван был, - Ай на тре́х-то китах основана матушка сыра́ земля; Ишше кит-то шевелитце, — мать сыра земля тогда сколы́блитце, Ай закроитце тогда ведь у нас белой свет -. Ай росплакалась тут матушка сыра земьля: Уж ты Ѓосподи, Ѓосподи, небесной царь! Не могу-ту я держать, ведь матушка сыра земля, Не могу-ту я держать всё много грешников, Ишше больше я того всё безаконьников -. Говорит-то Ѓосподь, да царь небесной наш: Потерьпи-ко ты, матушка сыра земьля! Не одумаютце ли всё, быват, грешники, Не устрашатце ли, быват, хошь безаконники? И умаливат за их да ведь как Божья мать Говорит-то как мне да мать пречистая: Потерьпи ты, потерьпи, да сын возьлюбляной, Ты Исус ли-ли Христос да всё небесной царь! Ты просьти-ко-се, просьти, да просьти грешников, Ты просьти-тко-се, просьти всё безаконьников -. Говорил-то ей Ѓосподь, да ей небесной царь: Ты отдай миня же во второй всё раз к жидам всё на роспятьё-то, - Им просьтились бы тогды да грехи тяжкия, Грехи тяжкия просьтились безаконьников. - Не отдам-то на мученьё во второй я раз, Не могу забыть муц́енья у тя прежнего -. (Эти последние строки певица припомнила и прибавила к предыдущему на другой день после того, как она пела старину:) Ише правда-та с кривдой заборолисе Кривда-та правду изобидела. Оставаитьце кривда на сьвятой Руси У тово ли у народа православного, Да уходит то правда как на́ небо, К самому Христу она, к царю небесному Беломорские старины и духовные стихи: Собрание А.В. Маркова. РАН. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). СПб.: Дмитрий Буланин, 2002. с.227-230 (Варианты: Кирша Данилов с.208; Киреевский-1848 11; Якушкин-1986 5 (Бессонов 88); Надеждин с.34 (Варенцов с.16; Бесссонов 91); Варенцов с.11, 17, 229; Бессонов 76—87, 89-90; Барсов-1867 3; ПРН-1894 с.19; БРМЭ 121; Агренева-Славянская с.96; Романов с.287,290,295,298; Чернышев-1900 с.433; Григорьев 88,199,207,210,260,283,325,366,388; Бурцев с.98; Ончуков-1904 56,78; Добровольский-1905 с.332 (к.); Отто с. 12 два варианта (Варенцов с.19,30); Оксёнов с.304; ФРУ 115-118; Балашов с.139 (фр.); Белоусов с.41; Черняева 54; Кастров-1994 2 (фр.), 3; Петрова-1998 1,2 (фр.); Новичкова-2001 9) http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/bst/bst-227-.htm Старины поются большею частью пожилыми людьми от 40 до 60 лет, но заучивают их обыкновенно еще в детском возрасте. Так, обе Крюковы, мать и дочь, начали перенимать старины с 8—9 лет; А.М. Крюкова до 18 лет, когда она жила на Терском берегу, заучила 41 старину, а с 18 до 45 лет - только 19; Васильева заучивала старины девочкой лет 10; в молодости, именно, лет 17-ти, перенимал старины и замечательный сказатель Гаврило Крюков. Такой способ передачи старин от одного поколения другому объясняет сравнительную сохранность, в какой донесли до нас золотицкие сказатели старые былины: он сокращал количество звеньев, связывающих современные тексты с более ранними, так как наиболее важные изменения в них совершались, очевидно, при передаче. Другой факт, объясняющий архаичность записанных мною старин, это — почтение, с которым относятся сказатели к содержанию их. А.М. Крюкова прямо говорила, что проклят будет тот, кто позволит себе прибавить или убавить что-нибудь в содержании старин. Уважение крестьян к старинам и сказателям настолько известно, что я не считаю нужным на нем останавливаться; отмечу только тот факт, что крестьяне считают знание былин признаком талантливости и как бы образованности. Один старик говорил о себе и нескольких других крестьянах не знавших былин: вот, мы никуда не годимся, ничему не учились; никакого проку в нас нет (с.13) Беломорские былины, записанные А. Марковым. М., 1901, 619с. http://www.twirpx.com/file/1285852/ 28мБ https://cloud.mail.ru/public/2c5A/GEgL7f5tE Народный Календарь - 22 марта - Сорок сороков По наблюдениям стариков, с этого дня начинаются утренники (утренние морозы) и продолжаются ровно сорок дней. Считали, что в этот день прилетают на Русь сорок сороков птиц из заморских стран, где они спасались от мороза. В это время Земля поворачивается к Солнцу северным полушарием и зиме приходит конец. Примечали: прилет жаворонка - к теплу, зяблика - к стуже. Журавли тянут на север - к теплу, летят обратно - к холоду. 22 марта в народе называлось Сороками. Говорили, что на Сороки зима кончается, весна начинается, а день с ночью меряется-равняется. Особое значение этой дате придавала ее близость к одной из ключевых точек календаря - весеннему равноденствию. По народным представлениям, весну приносили на крыльях прилетавшие в этот день с юга сорок птиц, или, как их еще называли, вырин. Такими птицами были жаворонки и кулики. Так, на юге России существовала поговорка: Прилетел кулик из-за моря, принес воду (весну) из неволья. Жаворонки, прилетевшие раньше дня Сорока мучеников, по народным воззрениям не означали наступление весны. На чье поле в день праздника опустятся жаворонки, тому сулили удачу и урожай. В большинстве русских губерний жаворонок занимал центральное место в обрядности встречи весны. Чтобы приблизить ее приход, хозяйки пекли из пресного или кислого теста птичек-жаворонков - чувилек, раздавали детям, а те в свою очередь бегали с ними по округе, рассаживали их на проталинах. Чувилек сажали на крыши домов и заборы, подкидывали ввысь. Считалось, что печеная птичка обязательно принесет за собой весну. Затем жаворонков съедали, чтобы урожай хороший удался Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_391.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_392.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_393.htm

Ять: стоит дуб-стародуб, на том дубе птиця-вертиниця; нихто jiи не достане - ни царь, ни цариця Уж ты птица, ты птица, Птица райская моя! Ты всегда в саду живешь, По ночам ты мало спишь, По зоре рано встаешь - Царски песенки поешь Александр Николаевич Афанасьев (1826-1871). Поэтические воззрения славян на природу. X. Баснословные сказания о птицах http://www.slavya.ru/trad/afan/index.htm 14-5-144(1) Вверху напечатано - Дощька VIII (продолж. II) Фонд ГАРФ 10143, опись 80 (Архив П.Т. Филипьева), рулон 16 14-5-128,131,140,141,142,143,144 (по 2 стр.) - машинопись. Полностью текст Дощ.21,22,14,19,28,29,26,8(27),23,25,30,31(здесь приводится фрагмент из второго письма (13 ноября 1953) Миролюбова Куру), 8(2),8(3) - внизу последних двух дощечек приписка П. Филипьева - Миролюбовская фальшивка - нагромождение без лада и складу выражений, взятых из Дощек Изенбека. Такие же Миролюбовские зказки нечто вроде сказа Захарихи -. Внизу 28 - приписано рукой П. Филипьева - У Кура - бране руську соупротiве...вашем; У Мир - борбу руськоу соупротвiе...вашiем; Себ то - будто -. Вверху 21 - Фальшивка? или Венды? оуразь - потеря, оскорбление. Внизу 19 - возможно существование двух описей, но также возможна что это чья то реконструкция -. Текст каждой из дощечек, отдельно на одной странице, с разделением на слова, заглавными буквами, без любых знаков препинания, без нумерации. Вверху каждой страницы - слово Дощька (напечатано) и от руки проставлены номера. Текст дощечек имеет свой характерный печатный вид (печатались в разное время). Даты не указаны. Скорей всего это фрагменты из 6 части книги Скрипника за 1972,3, где приводятся фотографии источников из архива Миролюбова. Справа на каждом кадре (из двух дощечек) - нумерация страниц - 34,33,37,36,35,38,32. Внизу от руки комментарии П. Филипьева типа - У Кура - У Мир. Влесова книга. Дощечки 8 http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_329.htm Се пшелетла до ны iа сЪдлеся на древо а спЪва Птьцiя I вшяко перо е iне а сяще цвЪта рузна Ста i в ноще яко в ден А спЪва пЪсне до борiя а до пре То бяхом сме пряшехом о вразi Осьпомынъмо о то якве iе Оцеве наша днес во Сварзе сыне а гленде до ны а се лЪпе усмавасе до сех I тако смьме со Оце наша не едiне сме А мыслехом о помозе Преунi А то вiдЪхом як скакщеть в СврзЪ ВЪснек на Комонi БiлЪ А тон меча сдвiне до небесе iа ростржащеть облце а громi А теце вода жiва на ны А пiiмо тую бо та вшяко од Сврога до ны жiзневе теце А ту пiiмо яко iстщнеце Жiвота Бозка на земЪ Ту бо то Крава Земунь iде до Поля Сынiя iа пощена ядсте траву ту а Млеко дава I теце то Млеко до ХлябЪх а свЪте в ноще згвЪнздама над ны А ту Млеко вiдеiмо сящете намо Та бо путень права а iнах не iмяхом iмате Ту чюваеi потомiце Слва тая а држi средьце све о Русе яква iе а пшебенде наше Земе А тую iмемох бранiте от врзi а умрете за нь яко ден умiра без Суне Сура не по то iжъ iе темень iа iме вещерь А умiра вещерь а iе нощ В ноще Влес iде ве СврзЪ по Млеку Небествену А iде до Чертозе Сва а в Зорiе седава до Врат Тамо ждехом све спЪва защате а Влеса слвiте од вЪк до век i Хрмiну iу яква блестще огнема многа а ства Ягнiце чста То Влес ущаше ПраОце наше земе раяте а злаке сЪяте а жняте вЪна вЪнъща о полех стрднех а ставете Снопа до огнiща а цтеть Го яко Оце Божска Оцем нашем а Матерем Слва якове нас оущаще до Бозе наше а водяща по ренце до стезЪ ПравЪ Тако iдехом сте а не будехом ста енва хлЪбожравце нiже славуне Русе якове Бзем славу спЪващут а тако суть Славуне о то Вот прилетела к нам птица и села на дерево, и поет птица, и всякое перо - иное и сияет разными цветами. Стало и в ночи как днем, и песни на борьбу и битву поет она. Бивались мы с врагами. Так вспомним же о том, каковы Отцы наши ныне во Сварге синей и глядят на нас, и хорошо усмехаются нам. И так мы не одни, а с Отцами нашими. И подумаем о помощи Перуновой, и видим вот, как скачет во Сварге Вестник на коне белом. И он меч воздвигает до небес и разгоняет облака, и гремит гром, и течет вода живая на нас. И пьем ее, ибо она от Сварога до нас жизнию течет. И пьем ее как источник Жизни Божеской на земле. А вот корова Земуня идет в Поля Синие и начинает есть траву ту, и Млеко дает. И течет это Млеко во Хляби и светит в ночи звездами над нами. И тут Млеко (Млечный Путь) мы видим, сияет оно нам. Этот то Путь правый, а иных нам не надобно. Тут чуй, потомок, славу ту и держи сердце свое о Руси, которая есть и пребудет нашей землей. И ее нам надобно оборонять от врагов и умереть за нее, как день умирает без Солнца-Сурьи - не потому, что темень, а потому, что вечер. А умирает вечер, и вот ночь. В ночи Влес идет во Сварге по Млеку Небесному, и идет к Своим Чертогам, и на заре садится до Врат (седава до Врат). Там ждем мы все, чтобы запеть и Влеса славить от века и до века, и Xрамину ту, которая блестит огнями многими и делается Агнцем чистым. Влес ведь учил праотцев наших землю пахать и злаки сеять и жать, снопы свивая, в полях страдных, и ставить Сноп у огнища и почитать его как Божественного Отца. Отцам нашим и Матерям слава, которые нас учили о Богах наших и водили стезею правою. Так идемте и не будем-те нахлебниками (хлебожравцами), но славными Русами, которые Богам Славу воспевают, и так они Славные оттого Влесова книга. Дощечка 8(2) http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_701.htm …На десятый день [месяца] вайшакха все брахманы, которых пригласили цари, выходят в пустынные места и там устраивают большие костры для жертвоприношений в течение пяти дней, остающихся до полнолуния. Они зажигают огни в шестнадцати местах, располагая их отдельными группами по четыре. В каждой группе совершает жертвоприношение брахман, чтобы их было четыре, по числу Вед. На шестнадцатый день они возвращаются. В этом месяце бывает весеннее равноденствие, называемое васанта. Они устанавливают его с помощью вычислений и празднуют его, приглашая в этот день в гости брахманов (с.488) Абу Рейхан Бируни. Индия (Тахкик ма ли-л-Хинд - Книга, содержащая разъяснение принадлежащих индийцам учений, приемлемых разумом или отвергаемых. Время написания 1030г.). Глава LХХVІ - о праздниках и увеселениях. Пер. с араб. А.Б. Халидова, Ю.Н. Завадовского. Коммент. В.Г. Эрмана, А.Б. Халидова. Репринт с изд. 1963г. М.: Ладомир, 1995. 727с. http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_581.htm http://www.indostan.ru/biblioteka/3_2704_0.html Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_391.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_392.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_393.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_394.htm 23 марта, 09 часов 37 минут (UT) - Начало полутеневого лунного затмения, 15 часов 00 минут - Полнолуние

Ять: Словено-вендское сказание Солнечные колесницы в окружении коней, матерей (полиморфное изображение) и дев на олонецких подзорах и женском переднике (Олонецкая губ., Каргопольский уезд. I половина XIX) РигВеда (Веда Гимнов) V, 81. К Савитару Автор - Шьявашва из семьи Атри (Cavacva Atreya). Размер - джагати. 2a Поэт (kavih)…- Т.е. Савитар. 3c Эташа - Савитар здесь отождествляется с конем солнца 1 Они запрягают дух, а также запрягают поэтические мысли, Вдохновенные, у вдохновенного высокого прозорливца. Он один распределил себе жертвы, зная правила (жертвоприношений). Велика полная хвала бога Савитара. 2 Поэт облекается во все формы. Он вызвал к жизни благо для двуногого и четвероногого. Он сделал видным небосвод, Савитар превосходный. Он направляет (свой путь) вслед за выходом Ушас. 3 Вслед за кем всегда выезжали и другие Боги, (преклоняясь перед) величием бога, (вызванным его) силой, Кто измерил земные просторы, тот Эташа, Бог Савитар со (своим) великолепием. 4 И ты движешься, о Савитар, по трем светлым пространствам, И ты живешь вместе с лучами солнца, И ночь ты окружаешь с обеих сторон, И ты являешься Митрой, о бог, по (своим) особенностям. 5 И ты правишь силой вызывать к жизни - ты один, И ты являешься Пушаном, о бог, благодаря (своим) выездам, И ты царствуешь над этим всем мирозданием, Шьявашва тебе, о Савитар, поднес хвалебную песнь. Ригведа. Мандалы I-X. перевод Т.Я. Елизаренковой http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_863.htm http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_622.htm http://www.bolesmir.ru/index.php?content=text&name=o285 Реконструкция росписи сводов Золотой палаты Кремлёвского дворца К.К. Лопяло …Московский великокняжеский дворец украшен был стенописью вскоре после его отстройки, при великом князе Василии Ивановиче. В 1514г. Средняя полата дворца именутся уже Золотою, следовательно, она была подписана, т.е. украшена иконописью. К сожалению, неизвестно, какие события церковной истории или какие бытейские деяния и притчи были написаны в первый раз в этой палате. Весьма любопытные сведения по этому предмету встречаются только в актах половины XVI в. В это время царские палаты при возобновлении их после опустошительного знаменитого в летописях Москвы пожара в 1547г. были украшены новым стенным бытейским письмом под непосредственным наблюдением знаменитого благовещенского попа Сильвестра (знаменитый Новгородец – с.158), который едва ли не в первый раз решился изобразить на стенах царских палат содержание некоторых церковных догматов приточне, в лицах, само собою разумеется, с ведома и, быть может, по указанию самого митрополита Макария. Приверженцам стоячей старины это показалось несогласным с преданием Церкви, потому что до того времени иконопись, не уклоняясь ни одною чертой от древних византийских образцов и подлинников, ограничивалась только более или менее верным, раболепным их переводом (с.149) …Эта весьма замечательная символическая стенопись, несколько раз поновляемая, сохранялась с некоторыми прибавлениями и изменениями до конца XVII столетия, и при Алексее Михайловиче была описана в 1672г. иконописцем Симоном Ушаковым с означением всех изображений и подписей, какие были на стенах и сводах палаты. Подлинник этого любопытного описания принадлежит ныне Императорской Публичной библиотеке. Он находился у Карамзина, который в своей Истории…(т.X. с.153. пр. 453) предложил из него небольшое извлечение. Список с этого подлинника мы напечатали в собранных нами Материалах для истории, археологии и статистики города Москвы (ч.I. с.1238–1271) (с.151) …к середнему окну Полаты был изображен Огненный, т.е. Солнечный, круг, поддерживаемый четырьмя Ангелами. В нем написаны Кони впряжены в одноколесную (т.е. двуколесную) колесницу, в которой сидит Ангел, держит Солнце. Далее меньший круг изображал Лунный круг, поддерживаемый также Ангелом и в котором в такую же колесницу впряжены волы, а в колеснице дева держит Луну и погоняет плетью волов. Кони и волы направлялись к западу. Около того круга, в полукруге большом, написаны Ангелы тварем, к снегу и к грому и к дожжу. Далее следовал Земной круг, изображавший посредине круга девицу простерту (лежащую), над нею Солнце, а внизу, в полукруге, – воды и рыбы. Около того в кругу же написаны четыре ветры в ангельских образах с трубами, а выше над ними Ангел, благословляющий Землю. Подписи: Солнце в Землю впадая - и другая над Землею: Солнце позна запад свой, положи тму и бысть нощь...(с.163) И.Е. Забелин. Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетиях. Кн.1: Государев двор, или дворец. М., 1895 http://booksee.org/book/597115 31.2Мб I се бящеть ова щасе оседень огнщано I се iе блг бя i Бзе iемоу даяце овнi мнга i скотiа о пасiстве о ступiех I се бящеть овеiе пре трвех мнгеiех i Бозiе даяце моу сктiу преплоднествы i умнозая iе I такове iде пред ощес iех стран меж i реще моу Iзыдешуте сыны тва о земе тоя до крае чюдня iже iесте о захждене Суне I та Суне спiе о одре златiе I се Комннещ скакащеть до iе i рещеть Сунiе Гренде Суне до лузы сва сынiа То iмаше скощете до повозу твоего i срящеце од востоце I тако рещено бя скакащеть сые до iне крае I Вещер скакщеть блiзень Iе iнь Комоньщець рещешете iже Суне заiде за горе сва i возiце све златне онещеть i то ворозе хотящете утатете I тiе блiзеньце Комонщаце оскаще до iнь крае I тако Зрiа iде а венде згы сва i одiегы ДажБове трясе I згы тещяшуть до крае небесне I се реще И был в те времена оседлый огнищанин. И вот, он благ был, и Боги ему давали овнов многих и скота на пастбищах в степях. И вот были они при травах многих, и Боги давали ему скоту приплод и умножали его. И так пришел пред их очи странник и говорил ему: (Пусть) выйдут сыны твои из земли этой в край чудесный, за заходом солнца, и там Солнце спит на ложе (одре) золотом. И вот Конник скачет к Нему и говорит Солнцу: Иди, Солнце, в Луга свои Синие. Ведь надобно (Тебе) вскочить в повозку свою и показаться на востоке. И, так сказав, скачет тот в другие края. И Вечер скачет близнец (ср. ведийских близнецов-всадников Ашвинов). И другой Конник говорит, что Солнце заходит за горы свои и возок свой золотой оставляет, и его вороги хотят украсть. И тот близнец-Конник скачет в другие края. И так Заря идет и ведет искры свои и одежды Даждьбоговы трясет, и искры несутся в края небесные. И так сказал (он) Дощечка 26 (Словено-вендское сказание) http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_344.htm Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_391.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_392.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_393.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_394.htm

Ять: Ять пишет: стоит дуб-стародуб, на том дубе птиця-вертиниця; нихто jiи не достане - ни царь, ни цариця Уж ты птица, ты птица, Птица райская моя! Ты всегда в саду живешь, По ночам ты мало спишь, По зоре рано встаешь - Царски песенки поешь ...Весеннее солнце, омывшись в дождевых потоках грозовых туч, показывалось очам смертных — просветленное, ярко блестящее, и было уподобляемо белоснежному лебедю, купающемуся в водах, или другим водяным птицам: утке и гусю. ...Имя лебедя, означающее белый, вполне соответствовало понятию о белом божестве дневного света. Принимая солнце за прекрасную богиню, германцы верили, что она может превращаться в лебедя; отсюда создалось сказание о деве-лебеди, как о дочери и спутнице солнца. Богиня Synna (солнце) и Dagr (день), по свидетельству древнего мифа, родили дочь по имени Svanhvit Gullfjodhr (Schwanweisz Goldfeder - белая златопёрая лебедь), т.е. утреннюю зорю, а у этой последней был сын Svanr hinn raudhi (Schwan den Roten), т.е. золотистые лучи солнца. Греки наделяли богиню Зорю (Эос) светлыми крыльями. От утренней зори и восходящего солнца указанные поэтические уподобления были перенесены на приводимый ими День, который, по свидетельству старинных памятников, как хищная птица, вонзает в ночной мрак свои острые когти. Воспоминание о птице-солнце доселе сохраняется в малорусской загадке, которая называет дневное светило - вертящеюся птицею: стоит дуб-стародуб, на том дубе птиця-вертиниця; нихто jiи не достане — ни царь, ни цариця. Птица-солнце восседает на старом дубе; годовое течение времени, определяемое солнечным движением, народная фантазия уподобляла растущему дереву, на котором гнездится птица-солнце, кладет белые и черные яйца и высиживает из них дни и ночи. Другие загадки еще яснее говорят о представлении солнца - птицею: ясен сокол пришел, весь народ пошел, т.е. с дневным рассветом пробуждаются люди; сербская: птица без зуба, а свщет изjеде = солнце топит (съедает) белый (подобный свету) снег Александр Николаевич Афанасьев (1826-1871). Поэтические воззрения славян на природу. X. Баснословные сказания о птицах http://www.slavya.ru/trad/afan/index.htm Се пшелетла до ны iа сЪдлеся на древо а спЪва Птьцiя I вшяко перо е iне а сяще цвЪта рузна Ста i в ноще яко в ден А спЪва пЪсне до борiя а до пре То бяхом сме пряшехом о вразi Осьпомынъмо о то якве iе Оцеве наша днес во Сварзе сыне а гленде до ны а се лЪпе усмавасе до сех I тако смьме со Оце наша не едiне сме А мыслехом о помозе Преунi А то вiдЪхом як скакщеть в СврзЪ ВЪснек на Комонi БiлЪ А тон меча сдвiне до небесе iа ростржащеть облце а громi А теце вода жiва на ны А пiiмо тую бо та вшяко од Сврога до ны жiзневе теце А ту пiiмо яко iстщнеце Жiвота Бозка на земЪ Ту бо то Крава Земунь iде до Поля Сынiя iа пощена ядсте траву ту а Млеко дава I теце то Млеко до ХлябЪх а свЪте в ноще згвЪнздама над ны А ту Млеко вiдеiмо сящете намо Та бо путень права а iнах не iмяхом iмате Ту чюваеi потомiце Слва тая а држi средьце све о Русе яква iе а пшебенде наше Земе А тую iмемох бранiте от врзi а умрете за нь яко ден умiра без Суне Сура не по то iжъ iе темень iа iме вещерь А умiра вещерь а iе нощ В ноще Влес iде ве СврзЪ по Млеку Небествену А iде до Чертозе Сва а в Зорiе седава до Врат Тамо ждехом све спЪва защате а Влеса слвiте од вЪк до век i Хрмiну iу яква блестще огнема многа а ства Ягнiце чста То Влес ущаше ПраОце наше земе раяте а злаке сЪяте а жняте вЪна вЪнъща о полех стрднех а ставете Снопа до огнiща а цтеть Го яко Оце Божска Оцем нашем а Матерем Слва якове нас оущаще до Бозе наше а водяща по ренце до стезЪ ПравЪ Тако iдехом сте а не будехом ста енва хлЪбожравце нiже славуне Русе якове Бзем славу спЪващут а тако суть Славуне о то Вот прилетела к нам птица и села на дерево, и поет птица, и всякое перо - иное и сияет разными цветами. Стало и в ночи как днем, и песни на борьбу и битву поет она. Бивались мы с врагами. Так вспомним же о том, каковы Отцы наши ныне во Сварге синей и глядят на нас, и хорошо усмехаются нам. И так мы не одни, а с Отцами нашими. И подумаем о помощи Перуновой, и видим вот, как скачет во Сварге Вестник на коне белом. И он меч воздвигает до небес и разгоняет облака, и гремит гром, и течет вода живая на нас. И пьем ее, ибо она от Сварога до нас жизнию течет. И пьем ее как источник Жизни Божеской на земле. А вот корова Земуня идет в Поля Синие и начинает есть траву ту, и Млеко дает. И течет это Млеко во Хляби и светит в ночи звездами над нами. И тут Млеко (Млечный Путь) мы видим, сияет оно нам. Этот то Путь правый, а иных нам не надобно. Тут чуй, потомок, славу ту и держи сердце свое о Руси, которая есть и пребудет нашей землей. И ее нам надобно оборонять от врагов и умереть за нее, как день умирает без Солнца-Сурьи - не потому, что темень, а потому, что вечер. А умирает вечер, и вот ночь. В ночи Влес идет во Сварге по Млеку Небесному, и идет к Своим Чертогам, и на заре садится до Врат (седава до Врат). Там ждем мы все, чтобы запеть и Влеса славить от века и до века, и Xрамину ту, которая блестит огнями многими и делается Агнцем чистым. Влес ведь учил праотцев наших землю пахать и злаки сеять и жать, снопы свивая, в полях страдных, и ставить Сноп у огнища и почитать его как Божественного Отца. Отцам нашим и Матерям слава, которые нас учили о Богах наших и водили стезею правою. Так идемте и не будем-те нахлебниками (хлебожравцами), но славными Русами, которые Богам Славу воспевают, и так они Славные оттого Влесова книга. Дощечка 8(2) http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_701.htm …На десятый день [месяца] вайшакха все брахманы, которых пригласили цари, выходят в пустынные места и там устраивают большие костры для жертвоприношений в течение пяти дней, остающихся до полнолуния. Они зажигают огни в шестнадцати местах, располагая их отдельными группами по четыре. В каждой группе совершает жертвоприношение брахман, чтобы их было четыре, по числу Вед. На шестнадцатый день они возвращаются. В этом месяце бывает весеннее равноденствие, называемое васанта. Они устанавливают его с помощью вычислений и празднуют его, приглашая в этот день в гости брахманов (с.488) Абу Рейхан Бируни. Индия (Тахкик ма ли-л-Хинд - Книга, содержащая разъяснение принадлежащих индийцам учений, приемлемых разумом или отвергаемых. Время написания 1030г.). Глава LХХVІ - о праздниках и увеселениях. Пер. с араб. А.Б. Халидова, Ю.Н. Завадовского. Коммент. В.Г. Эрмана, А.Б. Халидова. Репринт с изд. 1963г. М.: Ладомир, 1995. 727с. http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_581.htm http://www.indostan.ru/biblioteka/3_2704_0.html Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_391.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_392.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_393.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_394.htm 23 марта, 09 часов 37 минут (UT) - Начало полутеневого лунного затмения, 15 часов 00 минут - Полнолуние 47. (1) Теперь в нашем труде, как мы считаем, необходимо упомянуть о северных регионах Азии, и будет не лишним сказать несколько слов о мифических гипербореях[30]. Из тех, кто писал о древних мифах, Гекатей и некоторые другие говорят, что в регионах за пределами земли кельтов[31] лежит в океане остров не меньший, чем Сицилия. Этот остров находится на севере и населён гипербореями, именуемыми так потому, что они живут за тем местом, откуда дует северный ветер. Почвы этого острова хороши, и так замечательно плодородны, что дают два урожая в год. (2) Следующий миф рассказывает о том, что Лето[32] родом оттуда, и по этой причине Аполлон почитается среди них выше всех других богов, и все они, так сказать, жрецы этого бога: каждый день они поют гимны в его честь. И есть на острове великолепный священный участок Аполлона и великолепный храм, имеющий сферическую форму и украшенный множественными приношениями. (3) Город на острове также посвящён Аполлону, а большинство его жители играют на кифаре; они непрерывно играют на этом инструменте в храме и поют хвалебные гимны богу, прославляя его деяния. (4) Гипербореи говорят на своём языке и наиболее дружественно относятся к грекам, в особенности, к афинянам и делийцам[33], добрую волю к которым они унаследовали с древнейших времён. Существует миф и том, что некоторые греки посетили гипербореев и оставили там дорогостоящие жертвы с надписями на греческом языке. (5) Так же гипербореец Абарис[34] посетил в древности делийцев, проявляя добрую волю и родство. Говорят также, что Луна видна с этого острова на очень малом расстоянии и зримы отдельные, подобные земным, выступы. (6) Говорят также, что бог посещает остров каждые девятнадцать лет, когда звезды возвращается на своё прежнее места на небесах, осуществляя, тем самым, девятнадцатилетний период, называемый греками "год Метона"[35]. Во время этого явления бога они и играют на кифаре и танцуют непрерывно ночь напролёт, от весеннего равноденствия до восхода Плеяд, выражая, таким образом, своё восхищение его успехами. И цари этого города и руководители священного участка называются Бореадами, так как они являются потомками Борея, и придерживаются этой традиции в своих семействах. [30] Здесь, кажется, хороший повод (см. R. Hennig, «Die Anfänge des kulturellen und Handelsverkehr in der Mittelmeerwelt», Historische Zeitschrift, 139 (1928), 1-33) увидеть в этом людей, которые живут «за северным ветром», как переводится их название, раннее знакомство греков, через посредство кельтов, с Англией и её жителями. В этой главе Аполлон – это кельтский бог солнца Борвон (? а может Свентовид), а «священный участок» Аполлона – знаменитый Стоунхендж (? - а может остров Альбиса, на кимрск. - alarch, на серб. labud, на польск. - labedz, на русск. - лебедь) [31] т.е. Галлии. [32] Мать Аполлона и Артемиды. [33] Остров Делос с самого раннего периода греческой цивилизации был центром поклонения Аполлону. [34] Абарис (? - а может Альбис), по-видимому, чисто мифический персонаж, который у некоторых авторов плавал на своих стрелах, как ведьмы на метле, по воздуху над реками и морями. [35] «Метонов Цикл» описан Диодором в 12.36. Цикл Метона, который был представлен в Афинах в 432 г. до н. э., был разработан, чтобы примирить лунный и солнечный год, причём последний принимался равным 365 5/19 дней. Этот девятнадцатилетний цикл, фактически открытый в это время, был обоснован значительно позже. W. B. Dinsmoor, The Archons of Athens in the Hellenistic Age (1931), стр. 320-1 и повсюду. Диодор Сицилийский (древнегреческий историк ок. 90 - 30 гг. до н. э.) . Историческая библиотека. II.35-60 Индия, Скифия, Аравия и острова в Океане. Переводчик: Мещанский Д.В., Латышев В.В. http://simposium.ru/ru/node/9855 Вот что чудо: у моря лукоморья стоит дуб, а на том дубу золотые цепи, и по тем цепям ходит кот; вверх идет - сказки сказывает, вниз идет - песни поет - А.С. Пушкин. Запись народной сказки. 1824 ...Почему затмения повторяются каждые 18 лет? Задолго до нашей эры вавилонские наблюдатели неба подметили, что ряд затмений - и солнечных и лунных - повторяется каждые 18 лет и 10 дней. Период этот называли - саросом -. Пользуясь им, древние предсказывали наступление затмений, но они не знали, чем обуславливается подобная периодичность и почему сарос имеет именно такую, а не иную продолжительность. Обоснование периодичности затмений было найдено гораздо позднее, в результате тщательного изучения движения Луны. Чему равно время обращения Луны по ее орбите? Ответ на этот вопрос может быть различен в зависимости от того, в какой момент считать законченным оборот Луны вокруг Земли. Астрономы различают пять родов месяцев, из которых нас интересуют сейчас только два: 1. Так называемый синодический месяц, т.е. промежуток времени, в течение которого Луна совершает по своей орбите полный оборот, если следить за этим движением с Солнца. Это - период времени, протекающий между двумя одинаковыми фазами Луны, например от новолуния до новолуния. Он равен 29,5306 суток. 2. Так называемый драконический месяц, т.е. промежуток, по истечение которого Луна возвращается к тому же узлу своей орбиты (узел - пересечение лунной орбиты с плоскостью земной орбиты). Продолжительность такого месяца - 27,2123 суток. Затмения, как легко сообразить, происходят только в моменты, когда Луна в фазе полнолуния или новолуния бывает в одном из своих узлов: тогда ее центр находится на одной прямой с центрами Земли и Солнца. Очевидно, что если сегодня случилось затмение, то оно должно наступить вновь через такой промежуток времени, который заключает целое число синодических и драконических месяцев: тогда повторятся условия, при которых бывают затмения. Как находить подобные промежутки времени? Для этого надо решить уравнение 29,5306x = 27,2123y, где x и y - целые числа. Представив его в виде пропорции х?у = 272 123?295 306, видим, что наименьшие точные решения этого уравнения таковы: х = 272 123, у = 295306. Получается огромный, в десятки тысячелетий, период времени, практически бесполезный. Древние астрономы довольствовались решением приближенным. Наиболее удобное средство для отыскания приближений в подобных случаях дают непрерывные дроби (цепи). Развернем дробь 295306 /272123 в непрерывную и получаем такие последовательные приближения: 12/11, 13/12, 38/35, 51/47, 242/223, 1019/939 и т.д. Пятая дробь в этом ряду дает уже достаточную точность. Если остановиться на ней, т.е. принять х = 223, а у = 242, то период повторяемости затмений получится равным 223 синодическим месяцам или 242 драконическим. Это составляет 6585 суток, т.е. 18 лет 11,3 суток (или 10,3 суток, смотря по тому, входит ли в этот период 4 или 5 високосных лет) Реформы календаря http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_166.htm

Ять: Предисловие Как появилась Русь? Эта загадка стала волновать русскую кровь не сегодня и не вчера. Почти девять веков прошло с тех пор, как летописец Селиверст в тиши монастырской кельи начертал: Повесть временных лет. Черноризца Феодосьева монастыря Печерского. Откуда есть пошла Русская Земля. И кто в ней начал первым княжить. Так начнем же повесть сию. После потопа три сына Ноя разделили землю... Монах Селиверст не был первым, не был и последним. Его предшественники и продолжатели веками искали истоки Руси. Одни вели счет от эпохи первочеловека Адама, другие - от славянских патриархов, но чаще всего начинали с предания о потопе. Многое удалось собрать по крупицам и расшифровать, но многое до сих пор окутано тайной. Ясно одно - русские корни уходят в глубь тысячелетий. Предков славян ученые называют кроманьонцами в честь французского грота Кро-Маньон, где впервые были обнаружены их останки. Это были красивые гиганты-европеоиды, очень похожие на современных славян и жителей Скандинавии. Кроманьонцы охотились на могучих мамонтов. Мамонты вымерли очень давно - еще в конце последнего ледникового периода. В те времена, когда они мирно паслись на наших полях, жители Европы говори ли на едином языке близком славянскому. Позднее он лег в основу большинства языков мира. Ученые назвали этот праязык индоевропейским. Спасаясь то от холодов, то от засухи, племена кроманьонцев покидали свою прародину и уходили в странствия. На юге они смешивались с негроидами, на востоке - с монголоидами. От этого соединения возникали новые цивилизации, языки и народы. Время от времени и на Европу накатывали волны переселений. Негроиды Африки и полунегроиды Азии приходили к белокурым кроманьонцам. От смешанных браков темнели волосы потомков, менялась их речь. Время, войны, влияние мировых цивилизаций довершили раскол – индоевропейское единство постепенно распалось. Так появились современные греки, итальянцы, испанцы, французы, немцы, англичане. В изобилующих жизненными благами Средиземноморье и Междуречье создавались и гибли империи, одни народы истреблялись, другие переходили на язык завоевателей. Кроманьонцы Восточной Европы сохраняли славянский язык и жили вдали от этого бушующего котла. Иногда и в их земли приходили переселенческие орды. Но это были родственные по языку и культуре индоевропейские племена. Пришельцы знакомили местных славян с новыми достижениями в области ремесел, искусстве ведения войн и общения с богами. В целом славянская культура менялась плавно, благодаря чему в ней многое уцелело. В русском языке и сказках до сих пор видны следы далекой ледниковой эпохи, утраченные другими народами. Античные мудрецы считали, что человеческая история делится на периоды-века: золотой, серебряный, медный и железный. От века к веку жизнь становилась все хуже, нравы людей портились, природа не так щедро одаряла их своими благами. Самый ранний золотой век был самой счастливой порой юного человечества. Свое время мудрецы называли железным веком и считали его жестоким и несправедливым. На севере Восточной Европы они помещали священный народ гипербореев. Гипербореи считались воплощением доброты и праведности, так как сохраняли нравы золотого века. На закате античности мир узнал, что сами выходцы из золотого века именуют себя славянами. Сообщения древних авторов о дохристианской истории славян немногочисленны и лаконичны. Лишь языческая рукопись Патриарси (Влесова Книга) имеет большой объем и рисует грандиозную панораму многовековых странствий одного из славянских племен. От православной Руси уцелело большое количество летописей. Но на поверку оказывается, что далеко не всем ле тописным рассказам можно доверять. И все же положение не безнадежно. Каждый год приносит новые открытия. Русское прошлое становится все более ясным. В этой книге речь пойдет о том, что еще вчера было известно только узкому кругу ученых - о тайнах золотой рыбки и Царевны-Лягушки, о черноморской державе русов, более древней, нежели Киевская Русь, о рунах и героях летописных рассказов(с.3-4)... 1. Следы на воде Можно ли проследить путь плавающей в воде рыбки? О недостоверном, несбыточном говорят - вилами на воде писано. А что если рыбка была не простая, а сказочная? Тогда наши сомнения возрастут еще больше. Ведь сказки пришли из такой глубины, что следы их героев должны были давно затеряться в быстротекущей реке времени. В прошлом историки к сказкам и прочему баснословию относились пренебрежительно. Для них это были досужие выдумки темных деревенских старух. Но оказалось, что именно сказки донесли до нас сведения о тех эпохах, когда ни летописей, ни других письменных памятников попросту не было. Так пустимся же по бурному сказочному морю по следам, ведущим в мир наших предков. Возрождением интереса к сказке мы обязаны главным образом Александру Сергеевичу Пушкину. До него ее относили к числу увеселений – черни - и за явление высокой культуры не принимали. Поэт одним из первых обратился к сказке и стал прекрасным сказочником. Пушкину нашу устную сокровищницу открыла его няня - простая крестьянка Арина Родионовна Матвеева. После вечеров, проведенных с ней, поэт писал своему брату: слушаю сказки - и вознаграждаю тем недостатки проклятого своего воспитания. Что за прелесть эти сказки! Каждая есть поэма! Благодарный слушатель Арины Родионовны положил ее бесхитростные рассказы на бумагу. Так родились гениальные русские сказки Пушкина. Очарование их было столь велико, что о – низменности - этого жанра тут же позабыли. По проложенному пути последовали иные сказители, все больше ученых стало посвящать себя сбору и сохранению устного наследия народа. Кому как не Пушкину быть нашим поводырем в безбрежных морских просторах? (с.5) Царевна-лягушка. 1.Полет стрелы - В стары годы, в старопрежние времена было у одного царя три сына. Когда братьям пришла пора жениться, дал им отец по стреле и сказал: Стреляйте. На чей двор стрела упадет, там и сватайтесь. Натянули молодцы тугие луки. Стрела старшего брата пала на боярский двор, среднего - на купеческий, а младший. Иван-Царевич, нашел свою стрелу на лягушачьем болоте -. Так начинается сказка о Царевне-Лягушке. В наших сказках добывает себе жену стрелою не один Иван-Царевич. Вот рассказ Александра Сергеевича Пушкина о подвиге другого героя: Бьется лебедь средь зыбей, Коршун носится над ней; Та бедняжка так и плещет. Воду вкруг мутит и хлещет... Тот уж когти распустил. Клев кровавый навострил... Но как раз стрела запела, В шею коршуна задела - Коршун в море кровь пролил, Лук царевич опустил... Удачный выстрел привел к браку Гвидона и Царевны-Лебеди. Под образом супруги князя скрывается верховная богиня славян Морена. Морена была божеством ночи и Луны. Поэтому слова ночь и луна женского рода. Вспомним описание красавицы: Днем свет Божий затмевает, Ночью землю освещает - Месяц под косой блестит. А во лбу звезда горит. Повелительница небес, вод и земли могла принимать облик как птицы (лебедь, утка), так и обитателя вод, пресмыкающегося (рыба, ящерица, змея, лягушка). Но и Царевна-Лягушка - та же Морена. На царском пиру она явила себя повелительницей вод и лебедей: Царевна подхватила Ивана-Царевича и пошла в круг. Уж она плясала-плясала, уж она вертелась-вертелась - всем на диво! Махнула левой рукой - сделалось озеро, махнула правой - поплыли по воде белые лебеди. После того как незадачливый супруг сжег лягушачью кожу, его суженая обернулась белой лебедью и улетела в тридевятое царство. В лучниках наших сказок угадывается супруг Морены - Перун, мечущий во врагов громовые стрелы - молнии. Обе сказки восходят к мифу о браке Перуна и Морены - Солнца и Луны. Что это - две разные редакции одного и того же древнего рассказа? Нет. Перед нами две его половинки. Сказка о Царевне-Лягушке продолжает повествование, начатое в сказке о царе Салтане. Иван-Царевич невольно нарушил заклятье, наложенное на его подругу, и этим вверг ее в беду. Царевна оказалась во власти чудовищного Кощея Бессмертного. Долго пришлось странствовать безутешному мужу по белу свету. Наконец он достиг страны мертвых - мрачного Кощеева царства. Здесь герой с помощью волшебных помощников уничтожил врага и освободил любимую. Конец у сказки счастливый. Царевна-Лягушка подхватила своего суженого под крылышко и улетела из страшного места. Лягушки обычно не летают. Это значит, что Ивана-Царевича уносила Морена в облике Царевны-Лебеди (с.11-12) 3. Наставники древних греков Владения Царевны-Лягушки отстояли от стародавней Руси на полет стрелы. Много это или мало? Дальнобойность лучших луков около километра. Но у наших предков были особенные стрелы. Славян в древности знали под именем гипербореи. Название гипербореи переводится как - живущие за владениями Борея. Борей был богом северного ветра. Его чертоги одни античные авторы помещали на Балканах, другие - на Кавказе. Гиперборея была царством Аполлона. Греки восхищались ее мудрецами и музыкантами. Бог прилетал к своим любимцам на колеснице, запряженной лебедями. Гипербореи почитали греческие святилища своего покровителя и время от времени присылали дары. Греки сохранили рассказы об удивительном гиперборее Абарисе. Этот жрец Аполлона прибыл в Элладу из Северного Причерноморья и многому научил местных жителей. Северянин путешествовал на чудесной золотой стреле. Стрела Аполлона переносила странника через топкие болота, непроходимые леса, высокие горы. С севером связан не только Аполлон. Известно, что его сестре Артемиде в эпоху Троянской войны (XII век до н.э.) поклонялись жители Тавриды, современного Крыма. Богиня покровительствовала приазовским амазонкам и девушкам-гиперборейкам. Позднее главными почитателями Артемиды Таврической считались потомки жестоких тавров - суровые русы-тавроскифы. Русы жили в Крыму, на Тамани и в других районах Северного Причерноморья. В мифах Аполлон зовется Стреловержцем и Дальнострельным. Его губительных стрел-перунов боялись даже боги. Это был грозный бог-громовержец, подобный нашему Перуну. Аполлон был тесно связан с культом Солнца, Артемида – Луны. Аполлон и Перун известны как победители дракона, а их сестры - как повелительницы зверей, вод, растений, покровительницы рожениц. Один из эпитетов Артемиды - болотная, что живо напоминает нам о владениях Царевны-Лягушки. С другой стороны, в сказках Царевна-Лягушка могла превращаться в летящую стрелу, что также сближает ее со стрелолюбивой Артемидой. Солнечно-лунная славянская пара близка солнечно-лунной паре греков. В святилище Аполлона в Дельфах вначале чтили женское божество. Позднее место богини занял Аполлон. Эта перемена привела к тому, что к нему перекочевала лебедь - птица женской богини, но зато его сестра оказалась связанной с медведем - символом мужского бога. Аполлон потеснил Артемиду, но ее жертвенники в Дельфах сохранились. Русские сказки проясняют биографию греческих богов. Супруги Перун и Морена были братом и сестрой. Первоначально Аполлон и Артемида также были и родственниками, и супругами. Смутная память об этом сохранилась и у самих греков. Дельфийскую богиню-предшественницу они называли Фемидой, которая была сестрой и женой Зевса. Позднее о супружестве забыли. Аполлон стал богом-холостяком. Хотя его и окружали многочисленные любовницы, но постоянной супруги он не имел. Артемида, - овдовев -, лишилась даже любовников и превратилась в символ вечной девственности. Святилище в Дельфах основали пеласги, чьими богами первоначально и были Аполлон и Артемида. Имя Артемида переводится как медведица. Это значит, что до приобретения медвежьих черт она звалась по иному. Действительно, существовала еще одна богиня, доставшаяся грекам от пеласгов - Афродита. Под именем Диона она почиталась пеласгами в Додонском святилище. Афродита, как и славянская Морена, - богиня любви и красоты. В числе ее священных животных находим старых знакомцев - лебедь и зайца. Супруг Афродиты Гефест также связан с пеласгами. Родина этого бога огня и кузнечного искусства - пеласгический остров Лемнос. У индоевропейцев громовержец часто изображался с молотом в руках. Вооружившись молотом, шли к Кащею герои русских сказок. Этот молот и послужил причиной превращения Гефеста в кузнеца. Аполлон и Артемида. Гефест и Афродита-Диона - разные именования одной и той же божественной пары. Не случайно ученые давно подметили негреческий характер всей четверки. В Иллиаде она сражается против греков на стороне пеласгов-троянцев. В греческой среде образы догреческих богов исказились. Но несмотря на это, они сохранили черты поразительного сходства с героями русских сказок. Если мы обратимся к другим реликтам мифологии пеласгов, то увидим то же самое. Вот рассказ о Тенесе. По одной версии он был сыном Аполлона, по другой - царя пеласгов Кикна, то есть Лебедя. Земной отец по навету злобной мачехи посадил Тенеса вместе с сестрой Гиметеей в ящик и бросил в море. Ящик прибило к острову. Здесь этот античный Гвидон основал свое царство, а остров получил его имя. Другой царь пеласгов Акрисий также бросил свою дочь Данаю в море. Но на этот раз девушка была посажена в ящик не с братом. Как и в сказке о царе Салтане, она плыла по морю с сыном. Даная с младенцем Персеем оказалась на острове Серифе. Персей - еще один двойник Гвидона. Позднее он прославился тем, что убил горгону Медузу. Затем сын Данаи, подражая Ивану-Царевичу, поразил дракона и спас прекрасную Андромеду. Как видим, рассказ о Персее включает обе половинки мифа, породившего русские сказочные повести. В нем есть и плавание, и спасение красавицы (с.13-15) Послесловие Древняя Русь всем нам известна как эпоха возникновения государства восточных славян. На поверку оказывается, что школьные учебники более-менее правильно описывают события русской истории, только начиная с крещения Киевской Руси при Владимире Святом. Все, что было ранее, либо отличается от общепринятых представлений, либо совсем неизвестно рядовому читателю. Но как же назвать эту эпоху? Дохристианской историей русов? Слово дохристианская здесь неуместно, так как часть русов приняла крещение задолго до Владимира Святого. С привычным образом Древней Руси она также почти ничем не связана. Наверное, правильнее всего вести речь об истории Древнейшей Руси, возникшей в незапамятные времена. Когда смотришь на карту мира, то часто задаешься вопросом: почему Россия такая большая? Ответ на него дает история Руси Древнейшей. Русское государство ведет свое происхождение от культур более древних, нежели самые знаменитые цивилизации Шумера, Египта, Вавилона, Китая. У него было достаточно времени для роста, превращения в могучую державу. Россию создали тысячелетия борьбы и труда, а уникальные размеры прежде всего связаны с ее уникальным прошлым (с.99 Окончание) Киммерийский центр. Выпуск 15. Виктор Тороп. Рождение Руси. Издательский центр Русского исторического общества. Москва. 1996. 107с. http://rus-istoria.ru/book/kc/15/book.html http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_367.htm Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_391.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_392.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_393.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_394.htm

Ять: Древо богов Бикмуллин Анвар Хамзиныч (10.02.1954 -15.12.2004 - г. Кузнецк, Пензенской области). 3. Древо богов Имеющиеся доводы критиков Патриарси (Влесовой книги) подложность памятника отнюдь не доказывают. Возьмем те же написания букв. В одном месте Миролюбов говорит о том, что буквы были нацарапаны чем-то острым, в другом - выжжены, в третьем - нацарапаны и натерты чем-то бурым. Их покрывал то ли лак, то ли масло. Вроде бы все ясно - фальсификатор запутался в собственных измышлениях. Но причина разнобоя в другом. Стоит на пензенской земле Кузнецкий мебельный комбинат. Так бы и радовал он соотечественников добротно сделанными табуретками, ничем иным особо не выделяясь, если бы не одно обстоятельство. Один из его былых ударников соцтруда заболел чарующими загадками книги на досках. Как человека, всю жизнь проработавшего с деревом, его чрезвычайно заинтересовал вопрос: можно ли вообще писать на древесине, не выдумка ли это издателей Патриарси? Кому как не ему. потомственному столяру-краснодеревщику, было искать ответ. Начались эксперименты. Месяц проходил за месяцем. Менялись породы деревьев, способы написания, нанесения защитного покрытия. Увлеченность одного передавалась другим. Кто-то нес уцелевший от старых добрых времен буковый шпон, кто-то воск и лаки, кто-то разыскивал необходимую литературу. Даже суровый директор комбината как-то раз выделил толику денег на фотографирование результатов. Табуреточное производство превратилось в цитадель науки. Не все шло гладко. Приходилось спать по 4 часа в сутки, отказываться от приработков, посадив семью на скудную комбинатовскую зарплату. Однажды при поисках забытого рецепта разогретая смесь вспыхнула адским пламенем. Изба-лаборатория чудом уцелела. Ее хозяин случайно приблизился к разгадке - греческого огня -, которым средневековые византийцы сжигали вражеские корабли. Но на дворе стояла зима, и с опасной жидкостью пришлось расстаться. Наконец Анвяр Бикмуллин смог поздравить себя с творческой удачей - основные секреты славянской техники письма по дереву раскрылись. Что же удалось выяснить? Оказалось, что наиболее пригодный для письма материал - бук. Нацарапанные на нем писалом знаки получаются бледными, неудобочитаемыми. Но стоит их подвергнуть горячему вощению, как они разительно преображаются. Белесые царапины приобретают красновато-коричневый цвет, будто наливаются кровью, яркие буквы проступают на поверхности. Становятся понятными почтение, которое питали славяне к буку и обычай скандинавов окрашивать руны кровью. Название бук не случайно близко слову бог. На этом боговом дереве записывались священные тексты. Скандинавы же заимствовали рунику от славян. Традиция требовала красного цвета знаков, а бук на севере не растет. Воск не только проявляет текст, он консервирует древесину, обеспечивая ей долголетие. Буковые дощечки, воск и металлическое писало - вот главные принадлежности древнеелавянского книжника. Полученные результаты совпадают с тем, что известно о славянской письменности. Славяне действительно писали на дереве. В Новгороде даже в XIII веке грамоты и акты именовались досками. Такое же название чехи прилагали к судебным книгам и государственному архиву. Само слово книга первоначально обозначало доску, а затем дощечку, покрытую письменами. Странно звучащая миролюбовская дощька имеет соответствия в языке наших предков. Записи они называли дъшка, дештька (с.64-65) Киммерийский центр. Выпуск 15. Виктор Тороп. Рождение Руси. Издательский центр Русского исторического общества. Москва. 1996. 107с. http://rus-istoria.ru/book/kc/15/book.html http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_367.htm http://penzoved.forumhub.ru/viewtopic.php?id=145 Велесова книга была вырезана на березе После опубликования Велесовой книги мощный пласт времени от Кия, Щека и Хорива и вплоть до эпохи Аскольда и Дира открылся нам. Мне, татарину по национальности, россиянину, история России, история и предыстория славян очень дороги. Это моя детская любовь. К тому же все мы - и славяне, и татары - выходцы из Азии. А как похожи татарские и русские сказки! В одном из древнейших памятников татарской письменности, поэме Хосров и Шейн (XIV в.) повествуется о Хосрове, он же - Хорив, герой Велесовой книги. А это значит, что когда-то, в древние времена, мы были близки, что бы там ни говорили о различии татар-тюрок и славян-индоевропейцев, ибо все народы Земли - братья. Славянство заявило о себе задолго до прихода варягов. Славяне стремились осознать себя, обозначить этнические корни, освоили несколько систем письма, в том числе «велесову грамоту». Славянские волхвы создали Велесову книгу - древнейшую из сохранившихся ныне, священную книгу Европы, имеющую, убежден, мировое значение. Множество загадок связано с этим памятником. Утрата подлинника во время второй мировой войны умножила вопросы, усугубила сомнения скептиков. Один из первых вопросов, который возникает при знакомстве с Велесовой книгой, таков: а возможно ли было вырезать текст памятника на дощечках, как об этом писал скопировавший книгу Ю.П. Миролюбов? Поскольку я профессиональный столяр, я и попытался разрешить эту тайну: взялся восстановить памятник по имеющейся копии и воссоздать древний способ изготовления «деревянных книг». Много месяцев ушло у меня на эту работу. Дощечки заставили полюбить себя очень ревнивой любовью. Когда процарапывал буквы, немели пальцы правой руки, болела спина, по ночам стали сниться многосерийные исторические фильмы. Начал вырезать с Исхода из Семиречья. Шел со славянами по степям, бился с готами, искал с Богумиром мужей дочерям, пил сурью вместе с Квасурой... И вот что я выяснил. Во-первых, книги в Древнем Новгороде, вероятнее всего, изготавливали из березы. Книгу вырезали новгородские волхвы, следовательно, им незачем было ехать за тридевять земель за буковыми досками (первый исследователь дощечек Ю.П. Миролюбов предполагал, что они буковые, но он не был специалистом по дереву). Береза же рядом, в лесу. Бук, конечно, тверже и относится к ценным породам, но береза, уступая немногим в твердости, выигрывает в эластичности. Бук же имеет существенный изъян - хрупкость. На своем веку мне, например, приходилось больше встречать сломанных буковых лож у ружей, чем березовых или ореховых. Ф. А. Изенбек, нашедший Велесову книгу в разгромленной помещичьей усадьбе в 1919 году, рассказывал, что она была потоптана солдатскими сапогами. Если потоптаться на связке буковых дощечек, имеющих размеры 38x22x0,5 сантиметра, собирателю достанутся только осколки, и это тоже довод в пользу березы, она выдержит. Как в IX веке делались доски (пилу изобрели в Италии в средние века)? Клиньями кололи бревно на две плахи, которые, в свою очередь, отесывали топорами со стороны пластей и кромок. Вот и у Миролюбова в описании дощечек значится: Края были неровные, похоже, резали ножом, но никак не пилой -. Это очень серьезный довод в пользу древности памятника. Вот если бы Миролюбов упомянул при описании дощечек Изенбека ровный спил, то его и слушать бы никто не стал. Текст Велесовой книги процарапывался шилом, а после написания доски-страницы подвергались горячему вощению. Это было необходимо прежде всего, чтобы подчеркнуть оптическое свойство древесины и сделать буквы более заметными. Во-вторых, горячим вощением жрецы многократно увеличивали долголетие дерева. Так разрешается закономерный вопрос о возможности сохранения дощечек с IX века по настоящее время. Источенные жуком-шашелем деревянные корпуса и футляры зингеровских швейных машин, принадлежавших нашим бабушкам и прабабушкам, ничего не значат. Лучшие немецкие краски и лаки покрывают тонкой пленкой поверхность изделия, со временем они стираются, и древесина остается незащищенной. Другое дело, когда в расплавленный воск окунают прогретую страницу-дощечку Велесовой книги. Этим, кроме «проявления» текста, закрепления прорезанных шилом капилляров древесины, достигается и дезинфекция, и консервация. Жидкий воск проникает глубоко во все поры и трещины. Почему подлинник Остромирова евангелия, берестяные новгородские грамоты могли дожить до наших дней, а Велесова книга, по утверждению скептиков, не могла? Даже из скифских курганов рубежа нашей эры вынимают деревянные фигурки и украшения - значит, скифы-праславяне знали, как продлить жизнь дерева. Среди славян в древнейшие времена были и умелые ремесленники, и воины, и волхвы - хранители древнего знания, исторических преданий, народной культуры и поэзии. Что мы знали о них до явления Велесовой книги? Почти ничего достоверного. Тысячу лет люди были отрешены от важнейшего источника по истории Руси. И это чудо, что Велесова книга пришла к нам, открыла перед читателем дверь в забытый, затерянный в веках мир. И отныне она будет с нами. Это лучше, чем зияющая пустота не описанных летописцами тысячелетий. А. Бикмуллин. Велесова книга была вырезана на березе. Журнал Наука и религия, 1994(3) http://knigavelesa.ucoz.ru/publ/v_rossii/stati/bikmullin_a_velesova_kniga_byla_vyrezana_na_bereze/18-1-0-23 Вдова, ее дочь и сыновья-корабельщики. - Записано от Аграфены Матвеевны Крюковой в с. Нижняя Зимняя Золотица 4 июля 1899г. Переняла у девочки Федоры, лет 12; она была родом из Чапомы́, но жила в Чаваньге в няньках Ай была-то жила вдовушка; Шьчо ведь было у ей да тро́ё деточок: Два сына было́ да всё ведь дочь единая. Ай задумала вдовушка думушку худу́ про собя: Ай шьчобы мне, вдовушки, итьти ко синю́ ко морю́, Ко синю́ морю, вдовушки, мне-ка деточок сьнесьти. Спушшу, спушшу, вдовушка, детей на воду, Я поло́жу-ту на дошшочку красна дерева, Росьпишу-ту я слова, каки́ мне надомно, По словам шьчобы моих детей узнавали тут -. Приходила-то вдовушка ко синю́ морю, Их ведь кла́ла на дошшочку красна дерева (из N186: Она клала на дошо́чку на дубовую – от П.Ф. Конева. Кузомень Из N242: Да она клала на доску на дубовую, Она клала на доску на дубовую Да на дубовую дошоцьку на новую, На дубовую доску на новую - Поной) Да спускала-то деточок на синё́ё морё́, Говорила-то деточком таково́ё слово́: Понеси, понеси ты, мо́рё си́нёё, Си́нё морё понеси да на морьскую пучинушку! Ты ведь спой-скорьми дитей, Спас пречистыя; Ай на ум-то наставь, да Мати Божья, ты их! Я сама-то пойду з дочкой спасатисе, Я сама-то пойду Богу молитисе, Я пойду я в ма́настыри в спасёныя -. Ай прошло тому времецьку ведь много лет. Да ушла она молитьц́е Богу-Господу; Ай ее́-то детей бедных маленьких, Понёсло же детей по синю́ по морю́, По синю́ по морю́ да их не знаем куда. Как во ту ведь пору́ да во то времечко Тут иде́т по синю́ морю́ чернён карабь Да на том карабле млад карабельшичок; Он ведь ходит по ка́раблю, сам расхаживаёт, Он в подзорною трубочку посматриваёт; Он завидял во трубочку чудо чудноё, Он завидял во трубочку диво дивноё: На дошшочки несёт да всё два детишша, Их два детишша несёт два малого. Приказал он спехнуть да скоро шлюпочку, Он велел перенять да двух-то деточок; Говорил он сибе да он тако́ё слово́: Я возро́шшу возьму — дак будут братьича мне -. Он возро́сьтил взял этих малых детушок, Он состроил им по чорному им по ка́раблю́, Нагрузил карабли да он товарами. Отпускал корабли да во синё́ё морё́, Отсылал он скоро́ да мла́дых братьичей своих, Мла́дых братьичей своих, его воско́рьмленых родных. Шьчо пошли-то ети братьича по синё́му-ту по морю́, Ставились ети братьича ко родимому к селу. Увидала там родна́ да ихна матушка была; Шьчо приходит ихна матушка ко черьнёну караблю Со своей она с родимой-то со дочерью; Говорит-то тут ведь вдовушка таки она слова: За большого-то я брателка сама заму́ж иду́, За меньшого-то я брателка дочь вы́да́ю -. Говорят-то карабельшички таковы-ти собе слова: Ты откуда же, кака пожила вдова пришла? - Говорит-то всё вдова да таковы им словеса: Уж вы глупы карабельшицьки, неразумны вы молоды́! Шьчо живёт ли тако чудо на бело́м же на свету́, На бело́м-то ли на свету, на сьвятой ли на Руси: Выходила ль ро́дна мать за своёго ль за сынка, Отдавала ль дочь свою за родного братёлка? - Старины скажу конець - больше нечево мне сьпеть. Беломорские старины и духовные стихи: Собрание А.В. Маркова. РАН. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). СПб.: Дмитрий Буланин, 2002. с.130-131. Памятники русского фольклора http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/bst/bst-130-.htm Старины поются большею частью пожилыми людьми от 40 до 60 лет, но заучивают их обыкновенно еще в детском возрасте. Так, обе Крюковы, мать и дочь, начали перенимать старины с 8-9 лет; А.М. Крюкова до 18 лет, когда она жила на Терском берегу, заучила 41 старину, а с 18 до 45 лет - только 19; Васильева заучивала старины девочкой лет 10; в молодости, именно, лет 17-ти, перенимал старины и замечательный сказатель Гаврило Крюков. Такой способ передачи старин от одного поколения другому объясняет сравнительную сохранность, в какой донесли до нас золотицкие сказатели старые былины: он сокращал количество звеньев, связывающих современные тексты с более ранними, так как наиболее важные изменения в них совершались, очевидно, при передаче. Другой факт, объясняющий архаичность записанных мною старин, это — почтение, с которым относятся сказатели к содержанию их. А.М. Крюкова прямо говорила, что проклят будет тот, кто позволит себе прибавить или убавить что-нибудь в содержании старин. Уважение крестьян к старинам и сказателям настолько известно, что я не считаю нужным на нем останавливаться; отмечу только тот факт, что крестьяне считают знание былин признаком талантливости и как бы образованности. Один старик говорил о себе и нескольких других крестьянах не знавших былин: вот, мы никуда не годимся, ничему не учились; никакого проку в нас нет (с.13) Беломорские былины, записанные А. Марковым. М., 1901, 619с. http://www.twirpx.com/file/1285852/ 28мБ https://cloud.mail.ru/public/2c5A/GEgL7f5tE Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_391.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_392.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_393.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_394.htm

AntaMon: Ять пишет: Поскольку я профессиональный столяр, я и попытался разрешить эту тайну: взялся восстановить памятник по имеющейся копии и воссоздать древний способ изготовления «деревянных книг». Много месяцев ушло у меня на эту работу. Дощечки заставили полюбить себя очень ревнивой любовью. Когда процарапывал буквы, немели пальцы правой руки, болела спина, по ночам стали сниться многосерийные исторические фильмы. Начал вырезать с Исхода из Семиречья. Шел со славянами по степям, бился с готами, искал с Богумиром мужей дочерям, пил сурью вместе с Квасурой... И вот что я выяснил. Во-первых, книги в Древнем Новгороде, вероятнее всего, изготавливали из березы. Книгу вырезали новгородские волхвы, следовательно, им незачем было ехать за тридевять земель за буковыми досками (первый исследователь дощечек Ю.П. Миролюбов предполагал, что они буковые, но он не был специалистом по дереву). Береза же рядом, в лесу. Бук, конечно, тверже и относится к ценным породам, но береза, уступая немногим в твердости, выигрывает в эластичности. Бук же имеет существенный изъян - хрупкость. На своем веку мне, например, приходилось больше встречать сломанных буковых лож у ружей, чем березовых или ореховых. Ф. А. Изенбек, нашедший Велесову книгу в разгромленной помещичьей усадьбе в 1919 году, рассказывал, что она была потоптана солдатскими сапогами. Если потоптаться на связке буковых дощечек, имеющих размеры 38x22x0,5 сантиметра, собирателю достанутся только осколки, и это тоже довод в пользу березы, она выдержит. Как в IX веке делались доски (пилу изобрели в Италии в средние века)? Клиньями кололи бревно на две плахи, которые, в свою очередь, отесывали топорами со стороны пластей и кромок. Вот и у Миролюбова в описании дощечек значится: Края были неровные, похоже, резали ножом, но никак не пилой -. Это очень серьезный довод в пользу древности памятника. Вот если бы Миролюбов упомянул при описании дощечек Изенбека ровный спил, то его и слушать бы никто не стал. Текст Велесовой книги процарапывался шилом, а после написания доски-страницы подвергались горячему вощению. Это было необходимо прежде всего, чтобы подчеркнуть оптическое свойство древесины и сделать буквы более заметными. Во-вторых, горячим вощением жрецы многократно увеличивали долголетие дерева. Так разрешается закономерный вопрос о возможности сохранения дощечек с IX века по настоящее время. Источенные жуком-шашелем деревянные корпуса и футляры зингеровских швейных машин, принадлежавших нашим бабушкам и прабабушкам, ничего не значат. Лучшие немецкие краски и лаки покрывают тонкой пленкой поверхность изделия, со временем они стираются, и древесина остается незащищенной. Другое дело, когда в расплавленный воск окунают прогретую страницу-дощечку Велесовой книги. Этим, кроме «проявления» текста, закрепления прорезанных шилом капилляров древесины, достигается и дезинфекция, и консервация. Жидкий воск проникает глубоко во все поры и трещины. Очень познавательно и интересно. Но! Представляется что "дощки - дъшки, дештьки" изготавливались в древности из всё-таки Бука. А посмотрите на слово... БуК-ва!!! Так что, с высокой долей вероятности, - и "Бука", и "Буква", и "Букъ" имеют один корень!? А что касательно Татарского наречия и принадлежности, то это совсем недавний "этносубклад". Археологами уже найдено около 600 поселений, ранее 7-го века, на Южном Урале и отнесено к славянам "Именьковской АК". Кста... там по "ВК" и Голунь располагалась!.. Но имеются данные, что славянские поселения распространялись и дальше на восток по берегам Оби!

Ять: Книга Волшенская о Ваньке Удовкине сыне и царе Волшане Волшанском 126. Ванька Удовкин сын Народился Ванька Удовкин сын. Приходил он к царю Волшану Волшанскому, А бьет-то Ванька Удовкин сын О той о залоге о великия: Ай же ты, царь Волшан Волшанович! А есть у тебя любимая дочь, А тая Марья есть Волшановна: А отдай-повыдай за меня замуж. А бью я с тобой о велик заклад: Буду я от тебя обряжатися (т.е. прятаться – ред.); Если я не обряжуся зде, Тожно секи буйну головушку; А если я обряжуся зде, Так отдать тебе любиму дочь за меня замуж -. Ударили они о велик заклад. Пошел-то Ванька Удовкин сын, Пошел Ванька обряжатися: Не дойдет Ваньке сидеть-то тут, Сидеть Ваньке, усиживать. Встает Ванька поутру ранешенько, Умывается Ванюшка белешенько, Трется в миткалиново полотенышко, Молится Миколы Можайскому, Още Пресвятой Богородицы, Самому Христу, Царю небесному: Вы храните меня, милуйте -. Да тут опять Ваньке не дойдет сидеть, Сидеть Ванюши, усиживать. Обвернулся Ванька горносталем, Сманул (махнул) Ванька в подворотенку, Заходил в палату во царскую, В палаты обвернулся добрым молодцем, Целовал-миловал он Марью Волшановну, Целует он, сам прощается: Прощай, свет, моя любезная, Смогу ли я обрядитися! - Обвернулся Ванька горносталем, Опять сманул в подворотенку, Пошел-поскакал по чисту полю, Прошел-проскакал тридевять вязов, Тридевять вязов, тридевять цветов, Зашел за тый ли за единый вяз, И сидит там, добрый молодец. Встает царь Волшан Волшанович, По утру встает ранешенько, Взимает в руки книгу волшанскую. Начала ему книга волховать и высказывать: Вставал-то Ванька Удовкин сын, Вставал поутру ранешенько, Умывался Ванюшка белешенько, Утирался в миткалиново полотенышко, Молился Миколы Можайскому, Еще Пресвятой Богородицы, Самому Христу, Царю небесному: Вы храните меня, молодца, милуйте -. Обвернулся Ванька горносталем, Сманул Ванюшка в подворотенку, Заходил в палату во царскую; Во палаты обвернулся добрым молодцем, Целовал он, миловал Марью Волшановну, Целуется он, сам прощается: Прощай, свет, моя любезная, Смогу ли я обрядитися! - Обвернулся Ванька горносталем, Опять сманул он в подворотенку, Пошел-поскакал по чисту полю, Прошел-проскакал тридевять вязов, Тридевять вязов, тридевять цветов, Зашел за тый ли за единый вяз, И сидит там, добрый молодец -. Проговорил царь Волшан Волшанович: Подите, слуги, возьмите его. - Пошли слуги и взяли его, Привели к царю Волшану Волшановичу. Смолился Ванька Удовкин сын, Поклонился царю Волшану Волшановичу: Ай же ты, царь Волшан Волшанович! Есть ли грешному прощеньице? Прости-тко в этой вины великоей. - Тут-то царь Волшан Волшанович, Тут он и сам пораздумался, Простил он Ваньке сыну Удовкину. Говорит Ванька Удовкин сын: Ай же ты, царь Волшан Волшанович! Ударим опять о велик заклад: Буду еще от тебя обряжатися. - - Ступай, Ванька Удовкин сын, Обряжайся еще другой раз. - Ушел Ванька Удовкин сын. Вставал поутру он ранешенько, Умывался Ванюшка белешенько, Утирался в миткалиново полотенышко, Молится Миколы Можайскому, Още Пресвятой Богородицы, Самому Христу, Царю небесному: Вы храните меня, милуйте -. Да тут опять Ваньке не дойдет сидеть, Сидеть Ваньке, усиживать; Обвернулся Ванька горносталем, Сманул Ванька в подворотенку, Заходил в палату во царскую, В палаты обвернулся добрым молодцем, Целовал-миловал он Марью Волшановну, Целует он, сам прощается: Прощай, свет, моя любезная, Смогу ли я обрядитися! - Обвернулся Ванька горносталем, Опять он сманул в подворотенку, Пошел-поскакал по чисту полю; Прошел-поскакал тридевять вязов, Тридевять вязов, тридевять цветов, Тридевять цветов, тридевять дубов, Зашел за тый ли за единый дуб, И сидит там, добрый молодец. Встает царь Волшан Волшанович, Поутру встает ранешенько, Взимает в руки книгу волшанскую. Начала ему книга волховать и высказывать: Вставал-то Ванька Удовкин сын, Вставал поутру ранешенько, Умывался Ванюшка белешенько, Утирался в миткалиново полотенышко, Молился Миколы Можайскому, Еще Пресвятой Богородицы, Самому Христу, Царю небесному: Вы храните меня, молодца, милуйте -. Обвернулся Ванька горносталем, Сманул Ванюшка в подворотенку, Заходил в палату во царскую; Во палаты обвернулся добрым молодцем, Целовал он, миловал Марью Волшановну; Целует он, сам прощается: Прощай, свет, моя любезная, Смогу ли я обрядитися! Обвернулся Ванька горносталем, Опять сманул он в подворотенку, Пошел-поскакал по чисту полю, Прошел-проскакал тридевять вязов, Тридевять вязов, тридевять цветов, Тридевять цветов, тридевять дубов, Зашел за тый ли за единый дуб, И сидит там, добрый молодец -. Проговорит царь Волшан Волшанович: Подите, слуги, возьмите его! - Пошли слуги и взяли его, Привели к царю Волшану Волшановичу. Смолился Ванька Удовкин сын, Поклонился царю Волшану Волшановячу: Ай же ты, царь Волшан Волшанович! Есть ли грешному прощеньице? Прости-тко в этой вины великоей. - Тут-то царь Волшан Волшанович, Тут-то он и сам пораздумался: Простил он Ваньке сыну Удовкину. Говорит Ванька Удовкин сын: Ай же ты, царь Волшан Волшанович! Если не обряжусь в третий раз,- Ничего у меня не спрашивай, А прямо секи буйну голову. - Отпустил царь Ваньку сына Удовкина, Дал ему срока-времечка третий раз, Еще третий раз обрядитися. Опять Ванька сряжается, Опять Ванюшка обряжается, Обряжается Ванюшка третий раз. Обвернулся Ванька горносталем, Сманул Ванюшка в подворотенку, Заходил в палату во царскую, Во палаты обвернулся добрым молодцем, Целовал он, миловал Марью Волшановну; Целует он, сам прощается: Прощай, свет, моя любезная, Смогу ли я обрядитися!- Обвернулся Ванька горносталем, Опять он сманул в подворотенку, Пошел-поскакал по чисту полю, Прошел-проскакал тридевять вязов, Тридевять вязов, тридевять цветов, И выскочил Ванька на крут бережок, Пошел-поскакал о сине море, По этому по крутому по бережку, Пришел-прискакал к сыру дубу. Сидят птицы, дети Могуль-птицы, Сидят они - все перезябнули, Сидят они - все перемокнули, Сидят они - все перехолоднули. Тут-то Ванька Удовкин сын Видит, что им беда пришла: Перемокнут, перезябнут, перехолодуют, Скидывал с себя цветной кафтан, Прикрывал этых детей птицы Могуль-птицы. Налетела тут птица Могуль-птица, Отворила ортину (ротину) великую, Хочет сглонуть-съесть Ваньку Удовкина. Смолилися же дети ейнины: Ай же ты, родна наша матушка! Не тронь удала добра молодца: Это пришел к нам батюшка, Слободил от смерти от напрасныя; Все бы мы перезябнули, Все бы мы перемокнули, Ни одного жива не было. - Тут-то птица Могуль-птица Говорит-промолвит таковы слова: Ай же ты, Ванька Удовкин сын! Почему же ты зашел-загулял сюда, А кто тебя занес сюда? - Тут-то Ванька смолился ей: Ай же ты, птица Могуль-птица! Не можешь ли слободить от смерти напрасныя, Обрядить от царя Волшана Волшанскаго? - Проговорит птица Могуль-птица: Могу обрядить от царя Волшана Волшанскаго. - И вырвала птица из правого из крылышка, Из крылышка из правого три перышка, И вырвала она, подавает ему, Давает огнивце, во-третьиих: Поди-ка ты, Ванька Удовкин сын, Заходи-ка во палату во царскую И помазуй перышками моими птичьими Того ли царя Волшана Волшанскаго; Помазуй, а сам выговаривай: Помазую я, заклинаю все твои книги волшенския И все твои слова проклятыя -. - Еще секи ты огнивце птичие Над верхом над царем Волшаном Волшанскиим, Секи, а сам выговаривай: Засекаю я, заклинаю все твои книги волшенския И все твои слова проклятыя; Чтобы та книга не волховала, не просказывала Про меня, про добра молодца -. - Обрядись-ка ты под кровать ему; Не найти ему тебя, добра молодца. - Тут-то Ваньке не дойдет сидеть, Сидеть Ванюшке, усиживать. Опять он бежал скорым-скоро; Обвернулся Ванька горносталем, Заходил во палату во царскую И помазывал перышками птичьими Того-ли царя Волшана Волшанского, Помазует, а сам выговаривает: Помазую я, заклинаю все твои книги волшенския И все твои слова проклятыя -. И начал сечь огнивце птичие Над верхом над царем Волшаном Волшанскиим, Сечет, а сам выговаривает: Засекаю я, заклинаю все твои книги волшенския И все твои слова проклятыя. Чтобы та книга не волховала, не предсказывала Про меня, про добра молодца -. Сказал, и сел под кровать ему. Вставает царь Волшан Волшанович, По утру встает ранешенько, Взимает в руки книгу волшанскую. И начала книга волховать и высказывать: Вставал Ванька ранешенько, Умывался Ванька белешенько, Утирался в миткалиново полотенышко, Обвернулся Ванька горносталем, Сманул Ванюшка в подворотенку, Заходил в палату во царскую, Во палаты обвернулся добрым молодцем, Целовал он, миловал Марью Волшановну; Целует он, сам прощается: Прощай, свет, моя любезная, Смогу ли я обрядитися! - Обвернулся Ванька горносталем, Опять он сманул в подворотенку, Пошел-поскакал по чисту полю, Прошел-проскакал тридевять вязов, Тридевять вязов, тридевять цветов, И выскочил Ванька на крут бережок, Пошел-поскакал о сине море По этому по крутому по бережку, Пришел-прискакал ко сыру дубу, Сидят птицы, дети Могуль-птицы, Сидят они - все перезябнули, Сидят они - все перемокнули, Сидят они - все перехолоднули. Тут-то Ванька Удовкин сын Видит, что им беда пришла: Перемокнут, перезябнут, перехолодуют. Скидывал с себя цветной кафтан, Покрывал этых детей птицы Могуль-птицы. Налетела тут птица Могуль-птица, Отворила ортину великую, Хочет сглотнуть-съесть Ваньку Удовкина. Смолилися же дети ейныя: Ай же ты, родна наша матушка! Не тронь удала добра молодца: Это пришел к нам батюшка, Слободил от смерти от напрасныя: Все бы мы перезябнули, Все бы мы перемокнули, Ни одного жива не было -. Тут вышел Ванька с сыра дуба, Обвернулся Ванька горносталем, Вошел в палату во царскую -. Говорит царь Волшан Волшанович: Подите, слуги, ищите Ваньку Удовкина, Есть Ванька в моей палаты во царския. - Искали, искали - не могли найти. Разгорелося сердце царское: Он взял эту книгу волшанскую, Растопил печь докрасна, Бросил в печь книгу волшанскую. Сам говорил таковы слова: Ну, Ванька Удовкин сын! Как…… Так выдам за тебя любезную дочь. - Выскакал тут Ванька Удовкин сын Из-под той с-под кроваточки царския. Говорил царь Волшан Волшанович: Обрядился ты от царя Волшана Волшанскаго. От той от книги волшенския: Пора честным пирком и за свадебку. - И выдал свою любезную дочь За того ли за Ваньку сына Удовкина. Стал тут Ванька жить да быть, Жить да быть, семью сводить. Как преставился царь Волшан Волшанович, Попрошают его Ваньку на место царское. И почал Ванюшка царствовать (с.136-145 Т.2) Умопримечания: …В Купецком погосте, в дер. Бураковой (в 1860г. июле), я нашел хорошего певца Никифора Прохорова (Утку – с. XL Т.1) и записал от него все, что он знал, т.е. около 12 былин. Два вечера сказывал он мне свои старины и все время изба была полнехонька народа. Старики слушали молча, молодежь тоже сидела смирно и изредка разве прерывала разсказ своими восклицаниями: Ишь ты, на, поди! и т.п. (с. LXXXV Т.1 – П. Рыбников) …Никифор Прохоров, крестьянин дер. Бураковой, Купецкой волости, Пудожского уезда родился около 1820г…Н. Прохоров мало уступает первоклассным Олонецким сказителям; в первый ранг должен он быть поставлен также по древности и сохранности своего репертуара. Гильфердинг сообщил нам, что Прохоров имел единственным учителем своего отца, который умер в конце 40-х годов XIX в. восьмидесятилетним стариком, следовательно, родился в конце 60-х годов XVIII стол. Этот отец сам выучился петь былины мальчиком от одного старика (с.77 Т.2 – А. Грузинский)… Волшан Волшанович (Велес?) – известный по другим сказаниям и стихам Волот Волотович или Волотоман Волотомнович; его Книга (Влесова?) - мать так называемых Стихов или Списков Ерусалимских, бабушка Книги Голубиной Ванька (Венд?) - из pяда известных Иванов царевичей, дурачков и т.д. Могул-птица (Магура?) - Ног, Ной. Эта былина, крайне древняя по происхождению, по складу близка уже к сказкам (с.145 т.2. – А. Грузинский) Былины собранные П.Н. Рыбниковым, том 2, под ред. А.Е. Грузинского, Из-ие Сотрудник школ, Москва, 1910г., 733с. http://slavyanskaya-kultura.ru/catalog/item46.html 11Мб https://cloud.mail.ru/public/9mcy/YHpvw7t2j http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_262.htm Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_391.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_392.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_393.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_394.htm

Ять: Ишша що жа в этой книги-то написано? I. Письмо-рецензия А.Д. Григорьева Яну Махалу (1926) Глубокоуважаемый коллега! В 1899, 1900 и 1901 годах я собрал в Архангельской губ. 424 былины и много напевов к ним. Издание записанных мною былин приняла на свой счет Императорская Академия Наук. Первый том, содержащий 212 былин, записанных мною в Поморье и по р. Шнеге, я напечатал в 1904г., а третий, содержащий 120 былин, записанных по р. Мезени, в 1910 году. Напечатать второй том, содержащий 92 былины, записанных по р. Кулою, на запад от р. Мезени, я не успел по разным причинам: сначала был занят печатанием других своих работ, а потом были Всемирная и гражданская войны. Из Варшавы, где я был профессором, я вместе с Варшавским университетом переехал в Ростов на Дону. Через два года (в 1917г.) я переехал в Томск, где был в течение 5 лет профессором, деканом Историко-филологического факультета и проректором Томского университета. В виду существования фронтов я мог заниматься в Томске только изучением русских говоров Сибири. Выехав из России в 1922 году в Польшу, а в 1923 году в Чехию, я вывез с собою и оригинал второго тома Архангельских былин и исторических песен. Теперь я окончательно подготовил его к печати и озабочен напечатанием его, т.к. Российская Академия Наук в настоящее время не может напечатать такого большого тома около 35 печатных листов…Мне не приходится говорить перед Вами о важности напечатания этого тома, заключающего в себе эпический запас всей северной реки, впадающей в Ледовитый океан, по которой в 1901 году знание былин-старин еще процветало, а теперь через 25 лет сильно ослабело, если не исчезло совсем. Он заключает в себе также некоторые новые сюжеты (напр. Проделки Васьки Шишка и др.) и редкие варианты. Не говорю уже о важности текстов с точки зрения языка деревень этой реки. Зная Вашу любовь к славянскому эпосу, я смею надеяться, что Вы сделаете все возможное, чтобы помочь появлению этого тома Арханг. былин и историч. песен в печати на счет Чешской Академии Наук. С истинным уважением, готовый к услугам проф. А. Григорьев. Мой адрес: Presov na Slovensku. Majzesova ulica, 16. Prof. Alexandria Grigorjevu. 22 февраля 1926 года Общие результаты работ собирателей и исследователей русских былин http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_346.htm Собранные мною в течение трех поездок 424 старины, содержащие в себе около 60000 стихов, и более 150 напевов старин последних двух поездок я распределил на три тома. В первый том, распадающийся на две части, входит 212 старин первых двух поездок. Остальные два тома заключают в себе старины третьей поездки; именно второй содержит 92 кулойские былины, а третий - 119 былин и одну историческую песню с р. Мезени Архангельские былины и исторические песни, собранные А.Д. Григорьевым в 1899-1901гг. с напевами, записанными посредством фонографа: В 3 т. Рос. акад. наук.; Ин-т рус. лит. Пушкин. Дом; Под ред. А.А. Горелова. СПб.: Тропа Троянова, 2002-2003 http://feb-web.ru/feb/byliny/default.asp?/feb/byliny/texts/ag0.html 260. Голубиная книга (от Степаниды Евграфовны Кропивиной. Записано 27 июня 1901г. Сояны) Да со ту-де со востосьнюю сторону Подымаицьсе да туця грозная, Туця грозная да немилослива; И на ту-де на гору да на Фаорскую Выпадала книга Голубиная. В долину ета книга сорока локот, В ширину ета книга тритцати локот, В вышину ета книга дватцати локоть. Собиралосе да соежжалосе Ишша сорок-де царей, сорок царевицей, Ишша сорок королей, сорок королевицей. Приежжаёт тут да Волотоман-царь, Волотоман-царь да Волотоновиць; Тут примудрой царь-от Евсеевиць. Говорит ему да Волотоман царь, Волотоман царь да Волотоновиць: Ты бери ету книгу на белы руки, Ты цитай ету книгу з доски на доску -. Отвецят ему - да Волотоману: Ишша етой мне книги не процитать будёт, А-й на белых руках книги не продёржать будёт, На резвых ногах у книги не простоять будёт: И цитал эту книгу-ту Исак-пророк, Да стоял он у книги ровно три года, - Процитал он у книги тольки три листа!.. Ишша що жа в этой книги-то написано, Ишша що же в этой Божьей напецятано, - И сказать вам, сказать будёт по памети, Вам по памети сказать, аки по грамоты. Ишша как-де зацялса наш белой свет, Вот наш белой свет да от лиця Ево, От лиця Ево - да от Восподнево; Ишша как зацялось солнышко красноё От оцей Его - да Господнего; Ишша как зацелисе ветры буйныя От духа Его - да от Восподнево; Ишша как-де зацялса млад светёл месець От затыла Ево - да от Восподнего; Ишша как зацелисе зори ясныя От косиць Его - да от Восподнего: Пра́ва утренная, лева вецерьняя; Ишша как зацелисе звезды цястые От власов Его - да от Восподнего; И киян-де морё - да фсем морям мати; И Фаор-гора - да фсем горам мати; Бело-озёро - фсем озёрам мати; И Ёрдан-река - фсем рекам мати; Кипарис-древо - да фсем древам мати; Ишше тит-рыба - да фсем рыбам мати (т.е. кит, с переходом к в т.); И плакун-трава — да фсем травам мати; Воскрыпун-птиця - да фсем птицям мати: И сидит она да середи моря, Середи моря седит она на камене, Вот на камене седит она на Латыре, Она пьёт-ест да ис синя моря, Вострепёщот крыльём воскрыльниим - Запоют куры да поднибёсныя, И забьют клюци да подзимельния: Потому морё - да фсем морям мати: Выставала черкофь соборная И Кузьмы-де Демьяну, яко Климанту; Потому гора - да фсем горам мати: И родилса тут сам Исус Христос. Потому озёро - фсем озёрам мати: Протёкала тут Ёрдан-река; Потому река - да фсем рекам мати: И окстилса тут сам Исус Христос. Потому древо - да фсем древам мати: И роскован был тут Исус Христос; Потому рыба - да фсем рыбам мати: Восно́вана фся мати-сыра земля; Потому трава да фсем травам мати: И ходила Присвятая Богородиця, И ходила она по матери-сырой земли И ронила она слёзы на сыру землю - Выростала тут и плакун-трава... Умопримечания: Степанида Евграфовна Кропи́вина - крестьянка деревни Сояны, малая, плотная старуха, 60 лет. Она родом из деревни Нижи и племянница известных, теперь покойных, знатоков старин, Прокопия и Николая Шуваевых. Она - вдова, детей не имеет и живет теперь в работницах у одного крестьянина. Она пропела мне две старины: 1) Голубиная книга и 2) Мать князя Михайла губит его жену. Старинам она выучилась у своей старшей сестры. Кроме того, она знает еще несколько духовных стихов (об Алексее, человеке Божием; Вознесение Христово; Иуда Христа продаваёт и др.). Она долго не соглашалась петь, но польстилась на деньги. http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/ag2/ag2-2782.htm Голубиная книга: (Да со ту-де со востосьнюю сторону...Григорьев, т. 2, N260, c.15–18). Архангельские былины и исторические песни, собранные А.Д. Григорьевым в 1899-1901гг. с напевами, записанными посредством фонографа: В 3т. СПб.: Тропа Троянова, 2002-2003. Т. II. Ч. 3: Кулой. 2003. с.278-280 http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/ag2/ag2-2782.htm Географическое распространение русских былин - вопрос очень сложный и почти не исследованный фольклористами. Разработка этого вопроса поможет решению одной из центральных проблем фольклористики - проблемы происхождения былин и их последующей истории. Литература, посвященная былинам, огромна, однако их географическое распространение почти не нашло в ней отражения. В настоящей статье сделана попытка наследовать, используя метод картографирования, географическое распространение былин на территории России в конце XIX - начале ХХ в., т.е. в период, известный как классический в истории собирания былин. В работе использованы следующие сборники былин: Песни, собранные П.В. Киреевским, вып. 1-5, М., 1860-1863; Песни, собранные П.Н. Рыбниковым, под ред. А.Е. Грузинского, т. I-II, М., 1909-1910; Онежские былины, записанные А.Ф. Гильфердингом летом 1871г. Т. I-III, М.- Л., 1949-1951; Фольклорные записи А.А. Шахматова в Прионежье. Петрозаводск, 1948; А.В. Марков. Беломорские былины, М., 1901; Архангельские былины и исторические песни. собранные А.Д. Григорьевым в 1899-1901гг., т. I - М., 1904; т. II - Прага, 1939; т. III - СПб., 1910; Н.Е. Ончуков, Печорские былины, СПб., 1904; Материалы, собранные в Архангельской губернии летом 1901г. А.В. Марковым, А.Л. Масловым и Б.А. Богословским, Труды музыкально-этнографической комиссии, М., ч.I, 1905; ч.II, 1911… …Большинство использованных сборников относятся примерно к одному периоду, охватывающему 35 лет (от 1867г., когда начал собирать былины П.Н. Рыбников, до 1902г., когда собирал былины Н.Е. Ончуков). Это дает возможность говорить об единовременности эпических традиций сравниваемых районов. Следует подчеркнуть. что собирание былин в этот период носило стихийный характер. Картина распространения эпической поэзии была неясна собирателям, и каждый из них, в каком бы районе России он ни работал, стремился найти там былины. В последующее же время (1920-1930-е годы), когда выявились основные очаги былин, поездки предпринимались в основном по маршрутам прежних собирателей. Это соответствовало и задачам советских исследователей - изучить судьбы былинной традиции и сказительских школ, раскрыть идейное содержание эпических произведений. Поэтому в рассматриваемый период (конец XIX - начало ХХ в.) можно с большим правом сопоставлять распространение былин в различных районах. Ограничиться этим периодом позволяет и то обстоятельство, что собирательская работа последующего времени не выявила таких очагов былинной традиции, которые бы существенно меняли картину распространения эпоса. …Отличительным признаком былин считается стихотворный размер и речитативное исполнение. Исходя из этого определения, в работе учтены только собственно былины, т.е. героические былины и былины-новеллы. Былины-баллады, скоморошьи былины и былины на сказочные сюжеты, исполнявшиеся в эпической манере лишь на Севере, во внимание не приняты, так как по своему содержанию они не связаны с эпическими героями. Исключены также прозаические пересказы былин, ибо в них отсутствует стихотворный размер, являющийся одним из основных жанровых признаков былины. Подобные пересказы, как и сказки о богатырях, можно встретить в районах, где эпической традиции никогда не было. …На основе отобранного и систематизированного таким образом материала мною составлены таблица, показывающая число записей былин, приходящихся на уезд, и карта распространения былин в Европейской части России. Былины, как видно из карты, сосредоточены в основном на Европейском Севере, в Архангельской и Олонецкой губерниях. На большинство уездов этих губерний приходилось по несколько десятков записей былин, а в Мезенском уезде число их достигает 170. Ничего подобного нет в других губерниях России. Там былины либо вовсе отсутствуют, либо их очень мало… …Таким образом, в рассматриваемый период на всем огромном пространстве Европейской России эпическая традиция сохранялась только в Архангельской и Олонецкой губерниях, где число записей былин достигает 676. Во всех же остальных губерниях сделано всего 105 записей, включая 43 записи казачьих песен на былинные сюжеты, которые, как уже говорилось, лишь условно можно считать былинами. Напомним, что плотность населения в Архангельской и Олонецкой губерниях значительно меньше, чем во многих других. …Поразительны различия и в качестве былинных текстов. Если в большинстве губерний, где произведены записи, тексты сохранились в сокращенном и скомканном виде, зачастую в отрывках, то на Севере, напротив, записаны превосходные художественные тексты, многие из которых содержат до 500 стихов. Именно в северных губерниях собиратели в конце XIX в. обнаружили живую творческую традицию и услышали первоклассных мастеров былинного сказительства. …Выявить основную причину распространения и сохранения былин на русском Севере помогает изучение размещения здесь былинных очагов. …Неравномерность распространения былин на русском Севере связана, по-видимому, с историей колонизации края. Как установлено историческими, этнографическими и лингвистическими исследованиями, эта область была заселена русскими сравнительно поздно (главным образом в XII-XVII вв.), причем северо-западная часть русского Севера подвергалась новгородской, а юго-восточная часть - ростовской, или так называемой низовской колонизации. Сопоставляя районы размещения былинных очагов и районы, по которым двигалось население из Новгородской губернии, обнаруживаем почти полное их совпадение С.И. Дмитриева. Географическое распространение русских былин (по материалам конца XIX - начала XX в.). Советская этнография. 1969(4). с.28-39 http://journal.iea.ras.ru/archive/1960s/1969/Dmitrieva_1969_4.pdf Из песен Словенской Руси http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_390.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_391.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_392.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_393.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_394.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_395.htm



полная версия страницы