Форум » Влескнига » Деды и Бабы (продолжение 6) » Ответить

Деды и Бабы (продолжение 6)

Ять: [quote]… ночь — Луна … Плеяды… [url = http://www.astronet.ru/db/msg/1236743] http://www.astronet.ru/db/msg/1236743 [/a] [/quote] 31 июля, 13 часов 43 минуты - 13 Полнолуние. 02 августа (Ильин день, День ВДВ), 13 часов 03 минуты - Луна в перигее (D= 32,8 угл. мин.) на расстоянии 362132 км. от Земли. Осенние Деды (Восеньскiя Дзяды) православные отмечали на третьей неделе после Покрова Трiзень Трi Вiеде - Овсiена Влiка - Восеньскiя Дзяды http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_73.htm (Н.В.С.: «Плеяды» по-Японски — «Субару», а по-Русски — «Волосыни».) baobab57@qip.ru mkyhe6yu pogorelskiy1957@mail.ru DGg4Gy ШТО НА НЯ ДИВИШ??? НИГДА РУСИНА НЕ ВІДІВ???

Ответов - 268, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Ять: Проективное мышление. Образы письменности вендов Венде врентетесе до земь нашiех о ступы древлiе А глендете ещье пощаре iнi яко ве дне оходу одо ПентыРiещеце i СемеРiеще кiльбова о десунь отщецена од ны Дощ.36а Венды, вернитеся в земли наши, в степи древние. А (то) увидите ещёжье пожары иные, как (и) во дни исхода из Пятиречья и Семиречья, которые дасунями (дасы - злые иноверцы) отобраны (отсечены, отщеплены, отлучены) от нас *** Вопрос о роли венетов занимает особое место в культурно-историческом развитии древнего мира, ибо с ними связан ряд сложных проблем: где находилось место расселения венетов в Сеерной Европе и на северо-востоке Италии; переселилось ли одно из племен этого народа из Европы в Малую Азию; с самого ли начала своей истории он находился в Европе; принадлежал ли народ венетов к праславянской общности? Существовавшая в Центральной Европе во II тыс. до н.э. этноязыковая общность включала в себя, как показали исследования, и венетов. В эту общность входили и другие народы, известные в истории позднее как иллирийцы, италики, кельты, германцы, а также славяне. Сообщение источников о том, что венеты происходили от одного корня со славянами (ab una stirpe exorti, tria nunc nomina ediderunt, id est Venethi, Antes, Sclaveni - lord. Get., 119), толкуется в литературе двояко: или Иордан сообщает о распаде некогда единой общности венетов, отделяя от нее славян и антов, или эта общность распалась на венетов, славян и антов ранее… Ю.К. Колосовская. Народ венетов в свидетельствах древних авторов. 1997. Античный мир и Византия. Харьков, с.104-113 http://www.twirpx.com/file/105155/ 6.86Мб http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_642.htm О соответствии древнего имени народа — венеты (венеды) современному имени— славяне в 551г. пишет Иордан в книге «О происхождении и деяниях гетов»: «…От истока реки Вистулы [р. Висла] на огромных пространствах обитает многочисленное племя венетов. Хотя теперь их названия меняются в зависимости от различных родов и мест обитания, преимущественно они все же называются славянами и антами. Славяне живут от города Новиетуна [город Новиодун, современный Исканча на правом берегу Дуная] и озера, которое называется Мурсианским, вплоть до Данастра и на севере до Висклы [от реки Днестр до реки Вислы], болота и леса заменяют им города. Анты же самые могущественные из них, там, где Понтийское море делает дугу, простирается от Данастра вплоть до Данапра [воспетое А. С. Пушкиным Лукоморье, простирающееся от устья Днестра до устья Днепра]». Кстати заметить, что высказываемое словенскими исследователями предположение о том, что имя народа — славяне происходит от древнего имени — венеты, заслуживает серьезного отношения. Словене — это действительно словосочетание, возможно сформированное из понятия народа, владеющего языком венетов. Преемственность тут вполне естественная и убедительная. Добавлю лишь, что имя венеты, как замечено выше, может восходить к многократно упоминаемому северогерманскими сагами имени народа ванов, в древности [V — II тыс. до н.э.] жившего в долине Нижнего Дона, на юге Восточной Европы... А.В. Гудзь-Марков. Индоевропейцы Евразии и славяне. Москва: Издательство «Вече», 2004 http://publ.lib.ru/ARCHIVES/G/GUDZ'-MARKOV_Aleksey_Viktorovich/_Gudz'-Markov_A.V..html [Doc- 4.0M] [Pdf- 4.5M] В областях севернее Альп культуры раннего железа связываются с племенами ретов, иллирийцами, а также с венетами. В восточном Тироле и на юго-западе Каринтии известна высокоразвитая культура венетов. Ее центр находился на северо-востоке Италии, где с венетами связана культура есте VI-I вв. Эта культура известна в памятниках из долины верхнего течения р. Гайль. Здесь в долине Вюрмлах были найдены прочерченные на скале надписи, а также надписи на надгробных стелах и урнах. Они написаны на венетском языке, близком к латинскому, и содержат около 450 личных имен - венетских, этрусских, кельтских. Считают, что эти имена были оставлены лицами, следовавшими по торговой дороге древности, служившей для купцов и торговцев. В поселении на Гурине были найдены бронзовые надписи на пластинках, которые, как считают, имели культовое значение: ими обкладывались деревянные ящички с приношениями богам. Местоположение Гурины свидетельствует о том, что она была политическим, хозяйственным и культурным центром племени. Ю.К. Колосовская. С.В. Шкунаев. из гл.III кн. История Европы с древнейших времен до наших дней. Т.1. 1988г. http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_60.htm Северноэтрусские и Венетский алфавит (c.572) Венеты, принадлежавшие, вероятно, к той же языковой группе, что вышеупомянутые пицены и мессапы, то есть к иллирийской, населяли в I тыс. до н.э. северо-западное побережье Адриатического моря, соответствующее примерно современной области Венеции. Территория, которую занимали венеты, простиралась вплоть до современной австрийской Каринтии и Штирии. Наименование «венеты» представляет собой самоназвание. С ним связаны современные названия города и провинции Венеции. Центром венетов был город Атесте (совр. Эсте), где найдено много венетских надписей. Алфавит венетских надписей, или надписей из Эсте (рис. 265), часть которых относится к VI в. до н.э., также очень древний, направление письма этих надписей — бустрофедон, причем в чередующихся строках буквы повернуты в разные стороны. К числу характерных особенностей этого письма следует отнести наличие буквы о (которой нет в развитом этрусском алфавите); возможно, однако, что эта буква добавлена позже, так как в алфавите она стоит последней. В венетском алфавите, как и в раннем этрусском, есть буква s, состоящая из двух треугольников. Звук f передается сочетанием w + h. Дирингер Д. Алфавит. (The Alphabet, 1949) [Djv-21.9M] Перевод с английского И.М. Дунаевской, Г.А. Зографа, И.А. Перельмутера. Общая редакция, предисловие и примечания И.М. Дьяконова (Москва: Издательство иностранной литературы. Редакция литературы по вопросам филологии, 1963) http://publ.lib.ru/ARCHIVES/D/DIRINGER_David/_Diringer_D..html …Особенно ярко венеды представлены на севере Италии, в провинции Венето, практически поныне и не только благодаря 200 венедским надписям и археологическим культурам, о которых я напишу ниже... Несколько лет назад мне была подарена книга трех словенских авторов Йожки Шавли, Матея Бора и Ивана Томажича «Венеды». Их взгляд на древнюю историю венедов нисколько не противоречил моим воззрениям. Авторы же эти обратили мое внимание на письменность VI — I вв. до н.э. народа, населявшего северную провинцию Италии с названием Венето. Народ, оставивший сотни надписей, назывался венеды. А для меня нет вопроса в том, являлись ли венеды славянами: да, являлись и остаются таковыми в Центральной Европе поныне. Итак, экспансия создателей лужицкой археологической культуры XIII — VIII вв. до н.э. привела к широкому континентальному расселению протославян венедов из района современных Польши, Чехии и Моравии на запад и юг Европы, от Малой Азии до берегов Атлантики, включая север Апеннин. О присутствии венедов в XIII — I вв. до н.э. едва ли не всюду в Европе говорят топонимика континента и античная литература. Наиболее ярко письменность венедов проявлена именно в итальянской провинции Венето. И на эту письменность я обращу особое внимание. Более 250 текстов, посвящений и эпитафий VI — I вв. до н.э. на венедском языке и на венедском алфавите были созданы, а впоследствии найдены в Эсте (Атесте), Виченце, Падуе, Спине, Лаголе и в иных местах провинции Венето и окружающих ее провинций. В VI — II вв. до н.э. венедские надписи включали буквы венедского алфавита. Во II — начале I вв. до н. э. постепенно в среду венедского алфавита проникают буквы латинского алфавита. Таблица 19 Сравнение греческого, этрусского и венедского алфавитов Наиболее полными собраниями венедских надписей являются книги: Pellegrini G.B., Prosdocimi A.L. La lingua venetica, v. 1 — 2. Padova, 1967. Lejeune M., Manuel de la lingue venete. Hdlb, 1974... А.В. Гудзь-Марков. Индоевропейцы Евразии и славяне. Москва: Издательство «Вече», 2004 http://publ.lib.ru/ARCHIVES/G/GUDZ'-MARKOV_Aleksey_Viktorovich/_Gudz'-Markov_A.V..html [Doc- 4.0M] [Pdf- 4.5M] Проективное мышление. Образы письменности вендов http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_817.htm

Ять: Иллирийцам и переселенцам из восточных областей Империи принадлежат документы IIв.: договоры о купле-продаже рабов, а также некоторые другие документы, раскрывающие финансово-ростовщическую деятельность их населения. Эти договоры написаны латинским курсивным шрифтом и представляют собой деревянные таблички, скрепленные в виде триптихов, не превышающие размеров 20 см в длину и 14-15 см в ширину. Одновременно эти надписи являются свидетельством многообразной хозяйственной жизни поселков (CIL. III. P. 936, N VI; IDR. I. N 36. p.212-217) (Ю.А. Колосовская. Рим и мир племен на Дунае I-IVвв. c.221) Ю.К. Колосовская. Передвижения племен и падение Западной Римской империи http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_351.htm Проективное мышление. Образы письменности вендов http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_817.htm

Ять: Проективное мышление. Образы письменности вендов Подчеркивается необходимость не пропустить ни одного слова из того, что сказано. Это открывает нам совсем иной аспект Влесовой книги: это была не летопись, не хроника в нашем понимании, а сборник проповедей, которые читались народу, очевидно, во время богослужений. Их слушали и запоминали наизусть, ибо почитание предков было частью религиозного культа. Деяния предков, т.е. история, становились, таким образом, всеобщим народным достоянием, традицией, передававшейся из поколения в поколение. В разные эпохи к старым дощечкам прибавлялись новые, либо освещавшие старые времена, но в ином аспекте, либо отражавшие и новые времена, но по сравнению со старыми. Отсюда многочисленные повторения исторического содержания, перемешанные с призывами к чести, храбрости, взывания к небу о ниспослании благ и т.д. Таким образом, религия, история и быт сливались в одно неразрывное целое. Характер Влесовой книги становится понятным: это не курс истории, это сборник религиозных поучений Сергей Лесной (Парамонов). Влесова книга – языческая летопись доолеговской Руси (история находки, текст и комментарии). Дощечка Д6,D7. О братьях-князьях - Славне и Скифе. Виннипег, 1966, сдано в печать 1,VI-1965, подписано к печати 15,II-1966, тираж 1000 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_354.htm Среди дощечек Влесовой книги чрезвычайна интересна дощечка 17, где приводится прямая речь русского князя (русичи-словутичи) Кисека (Кисько, Кышек) перед своим войском во времена гуннских нашествий (более подробно см. дощ. 35 об Кышеке, Ории, и Огузах). В этой речи, Кисек перечисляет главные исторические события, предшествующие новой надвигающейся угрозе, вспоминает о первом приходе гуннов и призывает, как и отцы, которые бились за каждую пядь своей земли, сплотиться и отразить неприятеля. Это не миф, не сказка, не проповедь, а прежде всего историческое повествование, причем от первого лица Кисека, переданное будущим поколениям достаточно точно, так как в дощечке настойчиво говорится о необходимости не пропустить ни одного слова из сказанного. В прямой речи Кисека, в самом начале, очень кратко, приводится легендарная история о братьях Славене и Скифе, об уходе на север Славена и основании града Славянска (Словенска) , о сыне Славена Бастарне, оставшегося на севере от Дуная, о Скифе, оставшегося у моря, о сыне Бастарна Венде, после которого также были внуки, которые владели степью полуденной (южной). Более подробно говорится о многочисленных войнах по обеим сторонам Дуная (и до гор Русских и до пастбищ Карпатских). В результате - о необходимости сотворения единой округи-союза (Кола), с единым вечем I се бящете кньзеве Славну со братаре му Скiвьу А се пре весте вьлкiке на въстенце i се i тоi рещете Iдемо до земе Iльемерсте а Дунае I тако iещете I Бъстаре сна све оставе о страце Iiломере О се теце на полуносще i тамо све гърд Славень утврже А се брате го Скфе у морже бящете I се Бъстаре iме сна све Венде i по не сiтце бяще внущец Кiсек кiже владец бящ ступе полудене И вот, был князь Славен с братом своим Скифом. И вот, о войне вести (они узнали) большой (великой) на востоке, и вот он (тот Славен) и говорит: Пойдем в землю Ильмерскую. И так сделал. И Бастарна, сына своего, оставил у старца Ильмера. И потом вот отправился на полночь (на север), и там свой город Славен сотворил (создал). А вот брат его Скиф у моря был (остался). И вот Бастарн имел сына своего Венда, а после него был внучек, который владел степью полуденной. Влескнига. Дощечка 17 http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_365.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_518.htm ...В более поздние времена древнегреческие и древнеримские авторы доносят до нас следующие наименования венетских племен, проживавших в различных землях: 1. Венеты в Пафлагонии (северное побережье Малой Азии), которых в 9 в. до н.э. упоминает Гомер в «Илиаде». Он говорит, что Пилемен из рода энетов (Enetoi), предводитель пафлагонцев, пришел со специальным отрядом на помощь осажденной Трое. На это сообщение в дальнейшем более или менее очевидно опираются все греческие и латинские авторы, упоминающие о венетах. Их называют также «генетами», поскольку греческий язык не знал звука «в», поэтому греки замещали его звуком «h», дигаммой, который произносился как нечто среднее между «b» и «v». 2. Венеты в Иллирике, по нижнему течению Дуная, упоминаемые Геродотом в 5 в. до н.э (I, 196). Геродот также называет их «Enetoi», его упоминание вплоть до недавнего времени помогало историкам отождествлять венетов с иллирийцами. Пока лингвистика после второй мировой войны не доказала достоверно, что это два различных этноса. 3. Венеты в Верхней Адриатике, которых также упоминает Геродот (V, 9). Латинские авторы их называют венетами, и в этой связи приводят также историю о том, что их после падения Трои привел в эти местности легендарный вождь Антенор. 4. Венеты в Центральной Европе, которых в 1/2 вв. н.э. упоминает Тацит (Ger., 64) и Плиний (IV, 97) под именем Veneti, Venethi или Venedi, а также Птолемей (III, 5) под именем Uenedai. Последний упоминает также Венетский залив (возле Гданьска) и Венетское нагорье (в Мазовше, или Восточной Пруссии) 5. Венеты в Галлии (Бретань), упоминаемые Цезарем, Плинием, Страбоном, Птолемеем, Кассием Дио и др. Эти венеты возвели свое поселение также в Британии, известное под названием Venedotia или Gwineth. 6. Venetus lacus, так называет Помпоний Мела (III, 24) нынешнее Боденское озеро в 1 в. н.э. Возможность того, что данное слово происходило от «vanam» («вода») или обозначало синий цвет, не столь велика, чтобы пренебречь этим историческим упоминанием (G.B.Pellegrini). Наименовпание Boden стоит выводить из слова «voda» – «вода». 7. Венеты в Лации, упоминаемые Плинием под названием Venetulani (Nat.hist. III, 69). Археология, как уже говорилось, утверждает, что арийское население присутствовало уже после переселения народов, относимого к периоду Культуры полей погребальных урн на склонах Албанских гор и в римском Палатине (G.Sergi). Самостоятельность языка венетов в начале 1960–х годов признало, наконец, германское языкознание (Г. Крае, Г. Кронассер), после того как оно в течение столетия защищало точку зрения, что до кельтов территория Европы была заселена иллирийцами, якобы являвшимися носителями Культуры полей погребальных урн и, позднее, Гальштата. Об исконном языке венетов у нас нет письменных текстовых свидетельств, но сохранились многочисленные надписи адриатических венетов Культуры Эсте. Разгадать эти надписи до сих пор не удалось никому, кроме как Матея Бора. Итальянские языковеды считают, что в самом латинском языке присутствуют пласты венетской лексики, но их еще не анализировали в сравнении со славянской лексикой, которая более близка индо–европейской. А ведь только так можно было бы установить их основное значение. Очевидно, этого не сделали, исходя из убеждения, что славянская группа языков – последняя из сформировавшихся в Европе. Когда же сравнение со славянскими языками неизбежно, исследователи прибегают к обозначению «индо–европейский язык», тем самым закрывая праславянское происхождение венетов. Матей Бор (Владімір Павшіч), Йожко Шавли, Иван Томажич. Венеты - наши давние предки http://sventovid.narod.ru/TXT3H/venety1/p09.htm Матей Бор. Венетский язык и венедские надписи ...Венетские надписи я изучал отчасти по книгам, среди которых особой основательностью отличается книга Дж.Б. Пеллегрини и А.Л. Просдочими «Венетский язык» (G.B. Pellegrimi, A.L. Prosdocimi. La ligua venetica. V. 1-2. Padova. 1967); она намного превосходит «Учебник венетского языка» М. Лежёна (М. Lejeune. Manuel de la langua Venetе. 1974), хотя последний включает сведения о последних находках, отчасти также и из музеев северной Италии. Однако и после того, как я ознакомился со всеми данными от начала до конца, стократно сравнил их между собой, а также проанализировал факты, исходя из предположения, что речь идёт о балто-славянском языке, оставившем глубокий след в славянских наречиях - меня начало охватывать сомнение. Возможно, я прав, сказал я сам себе, однако доказать, что это именно так, будет тяжело или даже невозможно. Надписей, хотя их уже достаточное количество, и появляются всё новые и новые открытия, всё же ещё слишком мало, чтобы на их основе со всей очевидностью выявился язык, который я предчувствую или, возможно, даже открываю в венетском языке (с.122) Венетская азбука Иногда пишут, что буквы венетского языка - то же, что и руны. Это выражение ни в коей степени не соответствует действительности, поскольку оно относится к алфавиту, который использовали германцы почти на тысячу лет позднее. Первые же венетские надписи были сделаны почти одновременно с этрусскими, а именно более пятисот лет до нашей эры, если не в более ранний период. В том, что германские руны, которые использовали для письма и викинги, и готы, связаны с алфавитами этрусков и венетов, может убедиться всякий, сравнивший их между собой. Венеты, жившие на побережье Адриатического моря, хотя и не создали столь высокой культуры, как их современники и соседи этруски, в какой бы степени не были стёрты временем или ещё не проявили свои следы, достигли, тем не менее, более высокого уровня развития, чем их северные соседи. Откуда же всё-таки позаимствовали свои буквы венеты? Всё говорит в пользу того, что - от этрусков. Возможно, правда, что было как раз наоборот. Дело в том, что в венетском алфавите большинство знаков идентично этрусским, при этом они имеют и одинаковое значение. В таком случае, лучше, если мы рассмотрим их последовательно, один за другим. Этот алфавит, его большая часть, взят с так называемых «tavolette alfabetische» (алфавитных таблиц), или атестинских надписей, которые хранятся в Палеовенетском музее в г. Эсте (лат. Ateste), что недалеко от Падуи. Существуют, правда, и другие варианты… Как мы уже видели, вышеприведённые буквы заостренные. Просто потому, что они дошли до нас, прежде всего, в этом виде, выбитые в бронзе, камне или начерченные на глине, возможно, также были вырезанные на дереве, которое является менее прочным материалом и потому до нас не дошло ни одного образца. Поскольку такой способ - написания заостренных букв - легче, то, конечно, писцы (резчики по камню и дереву) использовали именно его. Из венетского (как и из этрусского) письма нам известны только большие буквы (маюскульное письмо). О строчных буквах (минускульное письмо) мы ничего не знаем. Вопрос в том, знали ли их сами венеты. Почти наверняка, что знали, только время не пощадило письмена их, поскольку их изображали на вощаных досках, которые с течением столетий исчезли. Возможно, также использовали пергамент, а поскольку и он не столь долговечен, как камень, бронза и глина, то тексты, написанные на нём, рассыпались вместе с ним. Следует принимать во внимание, безусловно, и некоторые другие обстоятельства. Известно, что римляне безжалостно уничтожали памятники древних культур доримского периода, особенно италийских, поскольку территория их распространения была их жизненным пространством. Сохранилось лишь то, что было захоронено вместе с усопшими - но и эти памятники не всегда оказывались в безопасности. К вышеприведённому алфавиту добавим ещё несколько замечаний. Я изучал текст долгие годы, снова и снова проверяя подлинность значений отдельных букв. Первоначально, когда я ещё не выявил славянских элементов в алфавитных таблицах… Матей Бор (Владімір Павшіч), Иван Томажич. Венеты и этруски: у истоков европейской цивилизации. Избранные труды. Пер. со словенского. СПб.: Алетейя; М.: Общество «Д-р Франце Прешерн», 2008. 688с. https://www.twirpx.com/file/1990711/ https://dfiles.ru/files/4ujasn6x0 https://vk.com/doc399489626_457940226 Проективное мышление. Образы письменности вендов http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_817.htm


Ять: Проективное мышление. Образы письменности вендов Продолжительность пребывания Солнца в каждом из зодиакальных созвездий в современную эпоху по григорианскому календарю указана в табл. Движение Солнца по зодиакальным созвездиям Название созвездия Продолжительность пребывания Солнца в созвездии Стрелец 18 декабря - 19 января Козерог 19 января - 16 февраля Водолей 16 февраля - 12 марта Рыбы 12 марта - 18 апреля Овен 18 апреля - 14 мая Телец 14 мая - 21 июня Близнецы 21 июня - 20 июля Рак 20 июля - 11 августа Лев 11 августа - 17 сентября Дева 17 сентября - 31 октября Весы 31 октября - 22 ноября Скорпион 22 ноября - 30 ноября Сказанное может быть лишним доказательством абсурдности расчета гороскопов в наше время. Примерно, лет 2000 назад, точка зимнего солнцестояния была в созвездии Козерога. А еще ранее точка зимнего солнцестояния была в созвездии Водолея (это Ганимед, сын царя Троя, которого похитил Зевс) Что представляли собой дощечки Изенбека На вопрос автора этих строк Ю.П. Миролюбов в письме от 11 ноября 1957г. ответил следующее (дается в извлечении): ...Дощьки были приблизительно (подчеркнуто Миролюбовым, как и все другие подчеркивания ниже. - С.Л.) одинакового размера, тридцать восемь сантиметров на двадцать два, толщиной в полсантиметра. Поверхность была исцарапана от долгого хранения. Местами они были совсем испорчены какими-то пятнами, местами покоробились, надулись, точно отсырели. Лак, их покрывавший, или же масло, поотстало, сошло. Под ним была древесина темного дерева. Изенбек думал, что дощьки березового дерева. Я этого не знаю, так как не специалист по дереву. Края были отрезаны неровно. Похоже, что их резали ножом, а никак не пилой. Размер одних был больше, других меньше, так что дощьки прилегали друг к другу неровно. Поверхность, вероятно, была тоже скоблена перед писанием, была неровна, с углублениями. Текст был написан, или нацарапан шилом, а затем натерт чем-то бурым, потемневшим от времени, после чего покрыт лаком или маслом. Может, текст царапали ножом, этого я сказать не могу с уверенностью. Каждый раз для строки была проведена линия, довольно неровная, а текст был писан под ней так, как это на фотоснимке, который Вы воспроизвели на страницах Вашей книги… Сергей Лесной (Парамонов). Влесова книга – языческая летопись доолеговской Руси (история находки, текст и комментарии). Виннипег, 1966, сдано в печать 1,VI-1965, подписано к печати 15,II-1966, тираж 1000 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_354.htm http://knigavelesa.narod.ru (раздел книги) «Тайна» использования пунктуации Венетские надписи, пусть и не самые древние из них, имеют некоторую особенность, не свойственную этрусским. В них используется очень много точек. Естественно, что уже с самого начала изучения этих надписей они обращали на себя внимание специалистов. Те пытались открыть их значение и, наконец, «открыли». Е. Веттер (Е. Vetter), венетолог из Вены, вывел правило, согласно которому точками сопровождались начальные гласные слогов и слов (также i и u в значении гласных) и конечные согласные слов (также i и u в палающих дифтонгах). Помимо этого, он понял, что в некоторых группах согласных, где первый элемент не имеет при себе точки, он (этот элемент) должен относиться к следующему слогу. И так далее… Праздник земли в Идрии Среди памятников нашей древней письменности есть ещё три, которые до сих пор мы не рассматривали. Все три из раскопок в Идрии у Бачи, и открыли их в 1850г. вместе со знаменитыми захоронениями у г. Мост на Соче. Захоронения, а также разные урны, котелки, пряжки, иглы, ситулы заставляют вспомнить находки в Атесте. Предположения, что речь идёт об останках кельтской культуры, археологическая венетология опровергла. И это совершенно правомерно, поскольку подтверждается и упомянутыми тремя надписями и их графемами. Они лишь немного отличаются от надписей из Атесте, а некоторые особенности позволяют проследить в них влияние этрусского языка. Утверждения, что находки эти относятся к более позднему периоду, когда венеты, двигавшиеся с севера, уже обосновались на территории своей новой родины, то есть к первому тыс. до н.э., также, скорее всего, будут недалеки от истины. Язык этих надписей имеет некоторые особенности, характерные для западных славянских языков, которые относятся к достаточно древним. Они же (эти особенности) одновременно являются и особенностями наших диалектов. На правой стороне бронзовой пластины (Is 3), имеющей длину 78 мм и ширину 18-20 мм, на которой вырезана надпись, есть отверстие, с течением столетий увеличившееся под воздействием ржавчины. Можно предположить, что оно возникло там, где пластина гвоздем была прибита к какому-то предмету. Это могла быть посуда, деревянная или же глиняная, в которой хранили сельскохозяйственные продукты. Я пришёл к такому заключению благодаря тексту. В моей транскрипции и интерпретации это выглядит таким образом: LYK Z(E)MELIN К S HAJI COS КА В(I) Словен. Praznik zemljin ко (je), pocivaj karkoli e bilo! Когда (проходит) праздник земли, отдыхай, что бы ни было! Матей Бор (Владімір Павшіч), Иван Томажич. Венеты и этруски: у истоков европейской цивилизации. Избранные труды. Пер. со словенского. СПб.: Алетейя; М.: Общество «Д-р Франце Прешерн», 2008. 688с. https://www.twirpx.com/file/1990711/ https://dfiles.ru/files/4ujasn6x0 https://vk.com/doc399489626_457940226 Проективное мышление. Образы письменности вендов http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_817.htm

Ять: Проективное мышление. Образы письменности вендов I се Бъстаре iме сна све Венде - И вот Бастарн имел сына своего Венда Подчеркивается необходимость не пропустить ни одного слова из того, что сказано. Это открывает нам совсем иной аспект Влесовой книги: это была не летопись, не хроника в нашем понимании, а сборник проповедей, которые читались народу, очевидно, во время богослужений. Их слушали и запоминали наизусть, ибо почитание предков было частью религиозного культа. Деяния предков, т.е. история, становились, таким образом, всеобщим народным достоянием, традицией, передававшейся из поколения в поколение. В разные эпохи к старым дощечкам прибавлялись новые, либо освещавшие старые времена, но в ином аспекте, либо отражавшие и новые времена, но по сравнению со старыми. Отсюда многочисленные повторения исторического содержания, перемешанные с призывами к чести, храбрости, взывания к небу о ниспослании благ и т.д. Таким образом, религия, история и быт сливались в одно неразрывное целое. Характер Влесовой книги становится понятным: это не курс истории, это сборник религиозных поучений Сергей Лесной (Парамонов). Влесова книга – языческая летопись доолеговской Руси (история находки, текст и комментарии). Дощечка Д6,D7. О братьях-князьях - Славне и Скифе. Виннипег, 1966, сдано в печать 1,VI-1965, подписано к печати 15,II-1966, тираж 1000 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_354.htm Среди дощечек Влесовой книги чрезвычайна интересна дощечка 17, где приводится прямая речь русского князя (русичи-словутичи) Кисека (Кисько, Кышек) перед своим войском во времена гуннских нашествий (более подробно см. дощ. 35 об Кышеке, Ории, и Огузах). В этой речи, Кисек перечисляет главные исторические события, предшествующие новой надвигающейся угрозе, вспоминает о первом приходе гуннов и призывает, как и отцы, которые бились за каждую пядь своей земли, сплотиться и отразить неприятеля. Это не миф, не сказка, не проповедь, а прежде всего историческое повествование, причем от первого лица Кисека, переданное будущим поколениям достаточно точно, так как в дощечке настойчиво говорится о необходимости не пропустить ни одного слова из сказанного. В прямой речи Кисека, в самом начале, очень кратко, приводится легендарная история о братьях Славене и Скифе, об уходе на север Славена и основании града Славянска (Словенска) , о сыне Славена Бастарне, оставшегося на севере от Дуная, о Скифе, оставшегося у моря, о сыне Бастарна Венде, после которого также были внуки, которые владели степью полуденной (южной). Более подробно говорится о многочисленных войнах по обеим сторонам Дуная (и до гор Русских и до пастбищ Карпатских). В результате - о необходимости сотворения единой округи-союза (Кола), с единым вечем I се бящете кньзеве Славну со братаре му Скiвьу А се пре весте вьлкiке на въстенце i се i тоi рещете Iдемо до земе Iльемерсте а Дунае I тако iещете I Бъстаре сна све оставе о страце Iiломере О се теце на полуносще i тамо све гърд Славень утврже А се брате го Скфе у морже бящете I се Бъстаре iме сна све Венде i по не сiтце бяще внущец Кiсек кiже владец бящ ступе полудене А крве многа а тамо iесоi а отва бяще пре вьлка за се те а зурете на обаполе оде Данiу до горе Русiще а до хопе Карпенсте А тамо рящете се бо утвре Коле а бендешете опрец за не а такожде врзем упоре творяе О се уразе оне а одстрще од се I се родем о томо рещете а Веще созве едiно творящете земе нашю А тако стояте земе теiе пентесты лете И вот, был князь Славен с братом своим Скифом. И вот, о войне вести (они узнали) большой (великой) на востоке, и вот он (тот Славен) и говорит: Пойдем в землю Ильмерскую. И так сделал. И Бастарна, сына своего, оставил у старца Ильмера. И потом вот отправился на полночь (на север), и там свой город Славен сотворил (создал). А вот брат его Скиф у моря был (остался). И вот Бастарн имел сына своего Венда, а после него был внучек, который владел степью полуденной. И крови многая там было, потому как была пря (война) вликая за все то и свирепствовала по обеим сторонам (полам) Дуная, до гор Русских и до пастбищ (хорп) Карпатских. И там рящете (договорились?) и вот ведь утворили Кола (Округа-Союз), чтобы опираться на него (а бендешете опрец за не?) и также врагам упор создавать. И вот поразили их и отбросили от себя. И вот, родам о том сказали и Вече созвали едино (общее), создавая землю нашу. И так стояла земля та пятьсот лет Влескнига. Дощечка 17 http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_365.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_518.htm Вдоль большой области, протянувшейся от Черного до Адриатического моря, от Карпатских гор и до Крита, в течение неолита с VI до IV тысячелетия до н.э. возникает самое раннее письмо, предваряя все системы письменности, известные до сих пор. Наиболее богатые находки, относящиеся к этой самой ранней письменности, открыты в бассейне Среднего Дуная, где основатель сербской археологии, профессор Белградского университета Милое М. Васич, начал раскопки на неолитическом поселении Винча в окрестностях Белграда (Vasic M.M. South-Eastern Elements in the Prehistoric Civilization in Serbia. - BSA XIV, 1907-1908, pp.319-342, fig. 1-14; см. список литературы 1-14) в 1908 году. Профессор Васич был первым, кто указал на определенные объекты из Винчи, которые несли на себе надписи, которые, как он предположил, являлись письмом (15). Однако этот материал не представлял интереса до тех пор, пока русский археолог-любитель М.А. Георгиевский не опубликовал первого исследования Винчи в публикации Русской археологической ассоциации в Югославии, придя к выводу о том, что он может быть классифицирован как «знаки собственности или торговые марки мастерской» (М.А. Георгиевский. Письменные знаки и надписи из Винчи. Сборник русского археологического общества в королевстве Югославии. III. Белград, 1940, с.175-188. Т.I-IX). За последние девятнадцать лет около пятнадцати ученых указывали на эту неолитическую письменность, однако их вклад не превышал того, который внес М.А. Георгиевский… Винчанское письмо является линейным, то есть состоит из букв, и представляет собой начало цикла из девяти систем, указывающих на тайну своей морфологии и на непрерывное повторение строго определенного ритма вплоть до числа, указывающего на все слои звуков в тоне, будучи выражением линейного измерения атома. Морфология чисел, неверно названных римскими, также выводится из Винчанского письма, ибо Винча предшествовала Риму примерно на три тысячи лет, тогда как Этрурия, как кажется, была ближайшей к нему, даже хотя ее цивилизация, как известно, процветала в конце II и начале III тысячелетия до н.э. Этруски являлись ближайшими соседями венетов, и именно с Балкан венеты, отправившиеся на Троянскую войну, рассеялись по всей Европе после поражения. Известно, что их дом составлял область бассейна Среднего Дуная, вдоль рек Тимок и Морава, вниз к истоку реки Вардар, даже до Троянской войны. Следовательно, этруски могли бы перенять как морфологию чисел, так и один из видов письма от венетов, а не от греков, с которыми они не соседствовали. Приняв наследие этрусской цивилизации, римляне также унаследовали числа, колыбелью которых был регион Винчанского письма. Письмо само по себе не перестает существовать в процессе развития культуры Винча; наоборот, оно распространяется, более или менее модифицируется, или доходит даже в своей оригинальной форме вплоть до эпохи поздней бронзы, доказательством чего являются многочисленные археологические следы… Pesic Radivoje. Traces of paleo-script on Balkan and system of Vinca script. Beograd, 1999, p.149-152,155 В.А. Чудинов Вселенная Русской письменности до Кирилла. Радивое Пешич. Следы палеописьма Балкан и системы Винчанского письма (грамматологическое исследование) Из-во: Альва-Первая. 2007. с.407-416 https://vk.com/doc399489626_458123050 Радивоје Пешић (рођен 1931 у Велесу, умро 1993 у Београду - сербский (т.е. венедский) ученый, начал свою научную карьеру в Белграде, но в годы правления Тито был выслан из Югославии за независимые убеждения. Свои труды он продолжил в Риме и Милане, где исследовал сначала этрусскую письменность, а затем письмо венетов и древних жителей Среднего Дуная)...Три года после трагической смерти гениального профессора Радивое Пешича, которая произошла в Клинике Медицинского факультета в Белграде помимо недостачи лекарств, которую вызвала негуманная американская блокада Сербии, вышла из печати его книга Винчанское письмо, которая была найдена в его наследии в виде рукописи, готовой к печати... Основные знаки винчанской графики по Р. Пешичу ...по мнению Пешича, из того же винчанского источника возник и алфавит венетов, который он выводит впервые в своей монографии Реi R. Vinansko pismo i drugi gramatoloki ogledi. Beograd, 1995, табл.VI гл. IV Венетский алфавит по Пешичу В другой книге Пешича, Заговор молчания, меня привлекла вступительная статья Йоханны Вайдерс-Миролюбовой из Аахена (первая часть фамилии начертана латиницей, что означает немецкое имя и фамилию, видимо, по мужу, вторая часть — кириллицей, что, как можно предположить, означает девичью фамилию, то есть Йоханна, возможно, является дочерью Юрия Миролюбова, первого и единственного переписчика Велесовой книги). Она озаглавлена: Введение в тему праистории системы Винчанского письма Радивое Пешича или Новый Органон (Таким образом, Йоханна Вайдерс-Миролюбова считает значение книги Радивое Пешича - Винчанское письмо - не менее сильным, чем книги Френсиса Бэкона - Новый Органон. А последнюю книгу философы считают одним из самым значительных трудов Нового времени). - Проблемы, которые своими исследованиями поставил, и теорию которой разработал Радивое Пешич, заходят в неизвестную нам и деликатную сферу. Он первым открыл систему Винчанского письма (1980) после восьми тысяч лет от его возникновения, — пишет эта почитательница таланта Пешича. — После этого открыта еще одна (1985) — система письма Лепенского Вира, после десяти тысяч лет от его возникновения. Уже этого было бы довольно для славословий. Но профессор Пешич нам предложил и универсальный генезис письма. Согласно ему, человек биологически наделен письменностью. Прежде всего он рисовал предметы ради сообщения, так что рисунок, по Пешичу, есть готовая структура (письма). Праисторический же человек непременно, осознавая речь, отталкивался от азбуки. Отсюда — формула Пешича: письмо архетипично, креативно, формативно и обладает структурой. Или, как индийский грамматик Панини в IV веке до Р.Х. обнаружил нулевую фонему, так и профессор Радивое Пешич предложил сегодня свое открытие нулевой графемы. Это и привело его к заключению, что - в начале была буква, а не рисунок (пиктограмма), иероглиф или идеограмма. Словно китайский философ Фо Хиа, который три тысячи лет назад открыл китайские иероглифы на спине дракона, Радивое Пешич открыл письмо на крыльях птицы Antomeris Janus из Эквадора, которое помогло ему познать систему многих архаических видов письма (винчанское, венетское, хетитское, этрурское, протоиндийское, финикийское, кипрское). Открытием системы Винчанского письма Пешич открывает нам сокровенные параметры внутренней структуры частиц. А открытие письма Лепенского Вира, чья морфология скоро перешла ко всем архаическим системам письма, как бы перерисовывая в качестве космической рефлексии их облик, мы можем понять не иначе, как аксиому Vajders-Миролюбова Johana (Aachen). Продор у таму праисториjе систем винчанског писма Радивоjе Пешића или Нови Органон. Пешић Радивоjе. Завера порицања. Пешич и синови, Београд, 1996, с.11-12 RADIVOJE PEI. ZAPISI I PREDAVANJA 1982-I992. c.5-7 https://vk.com/doc399489626_458078512 В.А. Чудинов. О книге Антича и Винчанском письме http://chudinov.ru/o-knige-anticha-i-vinchanskom-pisme/2/ Радивой Пешич. Рассмотрение материалов Велесовой книги и комментарии http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_376.htm Проективное мышление. Образы письменности вендов http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_817.htm

Ять: Проективное мышление. Образы письменности вендов I се Бъстаре iме сна све Венде - И вот Бастарн имел сына своего Венда Что представляли собой дощечки Изенбека На вопрос автора этих строк Ю.П. Миролюбов в письме от 11 ноября 1957г. ответил следующее (дается в извлечении): ...Дощьки были приблизительно (подчеркнуто Миролюбовым, как и все другие подчеркивания ниже. - С.Л.) одинакового размера, тридцать восемь сантиметров на двадцать два, толщиной в полсантиметра. Поверхность была исцарапана от долгого хранения. Местами они были совсем испорчены какими-то пятнами, местами покоробились, надулись, точно отсырели. Лак, их покрывавший, или же масло, поотстало, сошло. Под ним была древесина темного дерева. Изенбек думал, что дощьки березового дерева. Я этого не знаю, так как не специалист по дереву. Края были отрезаны неровно. Похоже, что их резали ножом, а никак не пилой. Размер одних был больше, других меньше, так что дощьки прилегали друг к другу неровно. Поверхность, вероятно, была тоже скоблена перед писанием, была неровна, с углублениями. Текст был написан, или нацарапан шилом, а затем натерт чем-то бурым, потемневшим от времени, после чего покрыт лаком или маслом. Может, текст царапали ножом, этого я сказать не могу с уверенностью. Каждый раз для строки была проведена линия, довольно неровная, а текст был писан под ней так, как это на фотоснимке, который Вы воспроизвели на страницах Вашей книги… Сергей Лесной (Парамонов). Влесова книга – языческая летопись доолеговской Руси (история находки, текст и комментарии). Виннипег, 1966, сдано в печать 1,VI-1965, подписано к печати 15,II-1966, тираж 1000 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_354.htm http://knigavelesa.narod.ru (раздел книги) ВИНЧАНСКО ПИСМО - ВИНЧАНИЦА, СРБИЦА [HQ] Милоје Васић, Радивоје Пешић, Јован И. Деретић Поједини научници заступају тезу да је то систем словног писма Винчанске културе, која је постојала у том региону у периоду од 6000. до 4000. п.н.е. Примерно, лет 2000 назад, точка зимнего солнцестояния была в созвездии Козерога. А еще ранее точка зимнего солнцестояния была в созвездии Водолея (это Ганимед, сын царя Троя, которого похитил Зевс) https://www.youtube.com/watch?time_continue=633&v=bFAULc7ffdg Многие, воочию столкнувшись с каким-то новым объяснением проблемы, боясь признать свое незнание, говорят, что так не было. Как же это было? Так же, как мы и раньше всё это представляли. Можно ли, пользуясь таким заключением, дойти до самой истины, или получить хотя бы новые познания - Радивой Пешич Винчанская Азбука. Гласные и согласные Таблица для письма с этрусской азбукой из Marsilijane d'Albenje. VII век до н.э. Согласно: И. Фридрих, 1979: рис.199 Сравнительная таблица этрусских (расенских) и винчанских систем письма с вариантами и их латинской транскрипцией Сравнительная таблица кириллицы и винчанского письма и их латинской транскрипцией Сравнительная таблица кириллицы и глаголицы с различными архайскими системами письма RADIVOJE PESIC. VINCANSKO PISMO i drugi gramatoloski ogledi. PESIC I SINOVI - BEOGRAD, 1999 (IZDANJE OVE KNJIGE POMOGLA JE FONDACIJA GOSPODE JOHANE VAJDERS - MIROLJUBOV) https://vk.com/doc399489626_458078484 24Мб ...Как уже подчеркивалось, винчанское письмо обнаружено в самом районе Винча и в районе Баница, которые территориально включают в свой состав и сам Белград. Кроме того, они охватывают такие районы, как Верхняя Тузла, Гомолава, Плоская скала, Ледине, Шабац в Югославии. Археологические районы в Румынии и Болгарии мы уже называли, но здесь необходимо подчеркнуть, что в характере письменности, которая документирована, с одной стороны, в Югославии и, с другой, в Румынии и Болгарии можно обнаружить различия. Точнее говоря, археологические районы Югославии отличаются от районов в Румынии и Болгарии тем, что найденный в Югославии материал с письмом имеет азбучный характер, тогда как материал, найденный в Румынии и Болгарии, носит преимущественно пиктографический характер. ...В соответствии с этим, и с формальной, и с исторической точки зрения, винчанское письмо не могло быть локальным явлением - оно стало очагом письменности, которая передавалась из поколения в поколение и распространялась, преодолевая пространство и время. Наибольший вклад в ее сохранение, сбережение и совершенствование внесли венеты и этруски, хотя способствовали этому и другие племена и народы. Венетская азбука ...Этруски были ближайшими соседями венетов, а венеты именно с территории Балкан вступили в Троянскую войну и после поражения поселились в Европе. Известно, что местом их обитания еще до Троянской войны были районы среднего Подунавья, протянувшиеся вдоль Тимока и Моравы до самых истоков Вардара. Поэтому этруски могли заимствовать и морфологию чисел, и морфологию письма именно у венетов, а не у греков, с которыми они не имели добрых соседских отношений. Так и римляне, заимствуя достижения этрусской цивилизации, вместе с ними заимствовали и знание чисел, колыбелью которого был район распространения винчанской азбуки. Винчанское письмо не исчезло с исчезновением винчанской культуры. Ареал его распространения расширялся, при этом оно в той или иной степени модифицировалось; с другой стороны, оно продолжала существовать и в своей первоначальной форме вплоть до наступления поздней бронзовой эпохи, о чем свидетельствуют многочисленные археологические следы. ...Русский летописец XII века Нестор Киевский в своей "Летописи минувших лет" отмечал, что славянская цивилизация возникла именно на Дунае и что именно с берегов его среднего течения она начала распространяться во все четыре стороны света. После потопа, извещает нас этот летописец, три сына Ноя - Сим, Хам и Иафет - поделили землю между собой. Иафету, помимо прочего, достались и широкие просторы по течению Дуная. Его племя, обитавшее именно в этих местах, и дало начало славянской цивилизации, утверждает летописец. Однако современная историография не склонна придавать значение этому источнику, вопреки тому факту, что новейшие открытия в области археологии, антропологии, палеографии, палеолингвистики и других дисциплин свидетельствуют в пользу утверждений Нестора Киевского. Существует еще один письменный источник, известный под названием "Велесова книга' и датированный IX веком (стало быть, он увидел свет на целых три столетия раньше, чем "Летописи минувших лет" Нестора Киевского), - так вот, "Велесова книга" также указывает на широкие пространства в районе среднего Подунавья как на прародину славян. Исследователи обнаружили, что первые страницы этой древней деревянной книги были покрыты письмом еще в начале новой эры, во времена язычества. Но даже "Велесова книга" - один из самых ранних письменных источников славянской истории и древнейшая реликвия их письменности - не смогла побудить историографию внести необходимые коррекции в картину развития славянской цивилизации, и новейшие хроникеры пространства Подунавья по старинке продолжают связывать его прошлое с другими известными цивилизациями. Это непонятное упорство (или неосведомленность) новейшей историографии в последнее время заставила многих отважных исследователей заняться идентификацией тех "других" известных или неизвестных цивилизаций Пешич Радивой. Винчанское письмо и другие грамматологические очерки. 6-е изд. Краснодар: Дедкофф, 2010, с.155 (Пер. Pesic Radivoje. Vincansko pismo. Beograd: Pesic i sinovi, 2008) http://www.twirpx.com/file/1451324/ 3.13Мб https://vk.com/doc399489626_458188588 Word Радивой Пешич. Рассмотрение материалов Велесовой книги и комментарии http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_376.htm Проективное мышление. Образы письменности вендов http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_817.htm

Ять: Проективное мышление. Образы письменности вендов Венде врентетесе до земь нашiех о ступы древлiе А глендете ещье пощаре iнi яко ве дне оходу одо ПентыРiещеце i СемеРiеще кiльбова о десунь отщецена од ны Дощ.36а Венды, вернитеся в земли наши, в степи древние. А (то) увидите ещёжье пожары иные, как (и) во дни исхода из Пятиречья и Семиречья, которые дасунями (дасы - злые иноверцы) отобраны (отсечены, отщеплены, отлучены) от нас Рис.51. Карта Лужицкой культуры: а - кошубский вариант лужицкой культуры, б - поселения, в - курганы, г-могильники, д - клады; 1 - Ремершанц, 2 - Эберсвальд. 3 - Седдин, 4 - Баальсхеббель, 5 - Веташков (Феттерсфельд), 6 - Вымословский, 7 - Жадково, 8 - Бискупин Около 1300г. до н.э. в Центральной Европе распространилась культура, получившая название по месту ее открытия в Лужицкой земле. Она возникла на почве смешения в предлужицкое время культуры шнуровой керамики с другими культурами. В бассейне Одера и Нижней Вислы на культуру шнуровой керамики наслоилась унетицкая культура, пришедшая из Чехии и Силезии. Отсюда - предлужицкая культура. На Средней и Верхней Висле, в бассейне Буга и Нарева от смешения культуры шнуровой керамики с дожившей до середины II тысячелетия до н.э. культурой линейно-ленточной керамики возникла тшинецкая культура. От скрещения предлужицкой и тшинецкой культур, по-видимому, пошла лужицкая культура. Ее средоточием был Бранденбург; к северу она достигла побережья Балтики, от устьев Одера почти до Немана; ею занято было все течение Вислы. Почти вся территория ГДР, вся Польша, северо-восток Чехословакии - вот ареал этой культуры (рис.51) Эберсвальдский клад http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_176.htm Письмо из Саксонии о лужицкой семинарии (лужичан в кор. Саксонии не более 30 тыс.) В саксонском королевстве, в юго-восточной части, с незапамятных времен живет маленькое славянское племя — лужичане. Саксонское правительство употребляло всякие средства, чтобы германизировать это бедное племя, оторванное от остального славянского миpa; германизирование производилось, главным образом, в школах. В народных лужицких школах обучение и теперь идет на немецком языке; учителям именно вменено в обязанность германизировать лужичан, т.е. учить их преимущественно немецкому языку; учитель, хотя бы он был и лужичанин, не имеет права говорить с детьми на родном языке; священники лужицкие обязаны были проповедывать слово Божие на немецком языке. Кажется, все было сделано для того, чтобы убить ничтожную по численности славянскую народность. Но все эти меры повели только к тому, что лужичане сильнее начали сознавать свою национальность, и с большею любовью начали изучать свой родной язык. Для этой последней цели они отправляются в Прагу, где есть люди, знающие все славянские наречия… Лужичане сами себя называют сербами. Немцы и теперь называют их древним им именем Винды, а язык их - виндским языком - (windische Sprache). Немцы, как известно, в политических видах, извратили названия славянских народов, славянских городов, рек, и т.п. Так они называют Русинов — Ruthenen, Чехов — Вohmen, Львов — Lemberg, Влтава — Молдава. Лужичане, или Винды, не забыли, что они народ единокровный сербам, и теперь они смотрят на сербскую историю, как на свою собственную. В этом маленьком обществе я понял, как сильна у западных славян любовь к своему родному, и как глубоко и разумно их сочувствие к остальному славянскому миру… Ив. Лашнюков Вестник Юго-Западной и Западной России. 1862. Том I. Август. Отдел IV. с.148-151 http://iht.univ.kiev.ua/library/Vestnik_Yugo_Zapadnoj_i_Zapadnoj_Rossii/Vestnik_Yugo_Zapadnoj_i_Zapadnoj_Rossii_1862_08.pdf В 1697г. Императору России Петру Первому, проезжавшему через Полабскую Сербию во время Великого посольства в Западную Европу, в Дрездене (Дрезне), лужицкий филолог Михаил Френцель (1628-1706) от имени лужичан подарил несколько своих книг на лужицком языке -. Он же написал письмо Петру I, где были и такие строки: наияснейшего и наисильнейшего царя, непобедимого императора и великого князя, наимилостивейшего господина, царя Казанского и Астраханского, премогучего князя очень многих стран и многих миллионов подданных, говорящих на нашей сербской или сарматской речи, который своим приездом осчастливил Полабскую Сербию-Саксонию и основанный лужичанами - Дрезден. Русская земля есть великое и обширное царство, так что великий царь могущественно владычествует от литовских границ и от Каспийского моря до самого Ледовитого океана и до границ царства татарского. Нам, лужичанам, также известно из истории, что ваше царское величество со всеми своими подданными принадлежит к греческой православной религии с 989 года. Так как русские - московитяне говорят на нашем сербском - славянском языке, то я покорно представляю наимилостивейшему царю переведённые и изданные мною в пользу сербского народа вендские или сербские священные книги и покорнейше прошу привезти их в вашу Русь, чтобы московитяне из них узнали, что истинная и апостольско-лютеранская религия процветает в Полабской Сербии у лужицких сербов http://www.fondsk.ru/news/2011/01/12/luzhickie-serby-sudba-naroda-1526.html В 1697г. проезжавшему через Дрезден Петру I от имени М. Френцеля были вручены в качестве подарка лужицкий перевод евангелия, послания св. Павла галатам и римлянам, проповедь, в которой говорилось о могуществе славянского племени и записка на латинском и лужиском языках с приветствем: наияснейшего и наисильнейшего царя, непобедимого императора и великого князя, наимилостивейшего господина, царя Казанского и Астраханского, премогучего князя очень многих стран и многих миллионов подданных, говорящих на нашей сербской или сарматской речи, который своим приездом осчастливил Cаксонию и основанный лужичанами - Дрезден... Нам известно из исторических книг, что Чех, Лях и Рус - три брата, происходящие из Илирии или Славонии, которые около 500-го года после рождения Христа прибыли с большим и безчисленным войском в сарматские страны в то время пустые, невозделанные и ненаселенные, и что они здесь основали три царства - чешское, польское и русское. Чех со своими людьми занял Чехию вместе с лужичанами, Лях - землю на Висле, жители которой, населлявшие плодородные и равнинные поля, ныне называются поляками, и Рус - Москву... Русская, или московская, земля есть великое и обширное царство, так что великий царь могущественно владычествует от литовских границ и от Каспийского моря до самого Ледовитого океана и до границ царства татарского...Нам также известно из истории, что ваше царское величество со всеми своими подданными принадлежит к греческой религии с 989 года...Так как русские или московитяне говорят на нашем сербском или славянском языке, т.е. славном языке, то я покорно представляю наимилостивейшему царю переведённые и изданные мною в пользу сербского народа вендские или сербские священные книги и покорнейше прошу привезти их в вашу Русь, или Москву, чтобы и московитяне из них узнали, что истинная и апостольско-лютеранская религия процветает в Саксонии http://luzicane.narod.ru/Semirjaga_Luzicane_1955.djvu с.149-150 Лужицкий язык, что в высшей степени замечательно, и в нынешней форме своей несравненно более Польского и Чешского в XII веке сохранил признаков древне-славянских. Явление это, с первого взгляда поражающее мнимою странностию, легко обьясняется: 1) совершенным отсутствием литературного развития; 2) упругостью народного слова, раздражаемою и укрепляемою вековым противодействием. Известно, что книжный язык есть самое шаткое мерило речи народной, потому что слово народа несравненно старее его письменности, и гораздо точнее сохраняется в устах говорящих, нежели под пером пишущих. Литература есть верное мерило народного образования, но никогда не щадит неприкосновенности слова народного. Народ же, как масса, дорожит своей собственностью, и первая, единственно неотьемлемая у него собственность, есть язык. В создании языка участвовала, раз навсегда, вся сила народного духа, вся совокупность его умственных сил, все творчество его мыслящей деятельности. Он чувствует, что пересоздать его не может: это было бы духовным самоубийством, посягательством на цельность народного духа, завещанного отцами в сокровищнице слова. Язык по тому уже ограничен от насилия, что в известную эпоху рождения образовался так, а не иначе: стало быть, пришелся по сердцу и по мысли народа. Таков Лужицкий язык, сохранивший всю цельность первобытного состава. Но Польский и Чешский, при необыкновенно богатом развитии письменности, может быть, по тому самому, утратили девственность и богатство грамматических форм. Развиваясь, они следовали закону развития, обмену с чужими, враждебному влиянию чужого. Лужицкая же речь искони жила и живет только в песни и слове народном. Е.П. Новиков. О важнейших особенностях лужицких наречий. Разсуждение, писанное на степень магистра, М., 1849 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_280.htm потаг (potac') - веретено с пряжей - потягне? (c.197) правек - первобытне время правица - правая рука правидлар - рулевой, штурвальный правобудлер - коренной житель празвук - исконный (первоначальный) звук прастарший - прародители прастарый - древний, древнейший, старинный прасвет - первобытный мир писанки - письменный; писчий, писанка потреба - канцелярские принадлежности писарь, писарка - переписчик писарник, писарня - канцелярист, канцелярия писмавучен - ученый муж писмик - буква, писмиковый - буквенный, писмиковач - разбирать по буквам письмо - шритф, почерк, рукопись, документ пискар - свистун, флейтист питный - питьевой, пие лунки - пить маленькими глотками пьянок - пьяница пятк - пятница, пятковый - пятничный, пятка святк - изо дня в день, без передышки пятка - пять, пяты - пятый, пятина - пятая часть пятнатк - пятнадцать (единица счета) пядж - пядь - старинная мера длины - конецформыначалоформырасстояние между концами растянутых пальцев руки - большого и указательного пече - жаркое, печенье - жаренье, печенка - жаркое, сушеный фрукт пекар - пекарь, хлебопек пекарня, пекарство - пекарное ремесло пенези - деньги персь - земля, пахотный слой земли плат - полотно, холст, ткань плачт - простыня, плачтак - парусное судно платно - сукно плодник - завязь, плодница - зародыш, плоднота - плодородие плонина - равнина плух - плуг, плужный - плуговой плетва - плетение початный - первоначальный подстава - основа, база, фундамент подтвар - основание, фундамент подтыкач - костыль, клюка подвой - двойной, спаренный подземио - царство умерших показанка - образец, проба поклад - клад, богатство; покладница - кассирша, покладопытар - кладоискатель покора - смирение, покорность покрок - прогресс; покроковый - прогрессивный, покроковац - продвигаться вперед покрута - буханка покута - покаяние, раскаяние, наказание, штраф; покутница - кающаяся грешница полколо - полукруг; полковач - делить пополам полан/ка - житель/ница равнины; лан - земельный надел саморядование - самоуправление самозвук - гласный звук самотный - одинокий, уединенный - а внуко Траяннен бя самотен со друзi меногая - Дощ.3б самота - одиночество, уединение слонцо - солнце, заврот - солнцеворот Словян - славянин словник - словарь словогра - игра слов словоламны - вероломный словосклад - запас слов словослед - порядок слов словотвор - словообразование спочаток - начало спочатник/ца - зачинатель, начинающая спод - низ сподни, сподничка - нижняя юбка сподница - нижняя доска телеги сподоба - удовольствие староба - возраст - высока староба - преклонный возраст старобливый - заботливый, внимательный староста - сельский староста старостливый - заботливый старожитник - исследователь древностей старожитный - старинный, древний, архаичный старчи - родители старши - старший братр стопа, ступа - след ноги, стопава - ходуля, ступ - шаг, поступь, ступадло - ступенька, педаль, стремя студня, студзень - колодец, студнир - колодезник, студнич - стынуть створба - творение, созидание, природа створить - создать, образовать створжение - творение суд - бочка, судк - бочонок судар - бондарь, бочар сударня - бондарня сударство - бондарное прои-во, судовня - склад бочек светак - светлый человек светловня - маяк, светловник - смотритель маяка светлечко - огонек в огне светличко - море огней светлина - ясность светник - мирянин светничко - вселенная, космос, светничков лёт - космический полет, светничков лодзь - космический корабль светокула - земной шар свит - свет, сияние свитание - рассвет, утренняя заря свитать - рассветать, осенять (перен.) святк - праздник, святки - троица, троицын день святница - святилище святочный - праздничный, торжественный святочина - венец, ореол, нимб свой - свой - любовац свою вотчину - любить свою отчизну свойба - семья, свойбный - семейный, родной свойбник - родственник свойбниство - родство дарованка - дар, подарок даритель - жертвователь дарливый, дарнивый - щедрый дармо - даром, бесплатно делан - житель низин (долин) делека - внизу, дельний - нижний, дельнилужицк - нижнелужицкий длонь - ладонь днивница - календарь доба - время, период, эпоха добыток - доход, прибыль доцела - полностью, целиком додатный - добавочный, дополнительный домизна - отчизна, родина, отечество домовина - родина домизнический - отечественный, родной домизноведа - краеведение домородный - туземный, местный домовник - дворник домовобора - ополчение домпуть - обратный путь, дорога домой домышленный - догадливый, сообразительный допоминать - вспоминать допоследка - до конца дозаду - назад дратина - мучение, издевательство, изнурительный труд драста - одежда, драста народна - национальный костюм, драстарня - швейная фабрика дрипа - щель, трещина дробный - мелкий - дробный скот - мелкий скот, дробный чесак - густой гребешок, дробные пенези - мелочь, дробный деждик дзе - моросит дождь дрога - дорога дудак - волынщик - дуда - белорусский народный инструмент, разновидность волынки - дух. инстр. из воловьей шкуры, дидловать - играть на волынке дундак - скиталец, бродяга гра - играть, граер - игрок, грайка - игрушка, грайный, граятый - игривый, граярня - игровая комната, грайничко - плошадка для игр гриб - гриб, грибар - грибник, грибарка - грибница, грибузберание - сбор грибов грим - греметь, гримот - гром, грохот, гримотание - грохотание, гримота - бурные аплодисменты грива - грива, гриватый - гривастый гривнач - зоол. витютень, вяхирь Верхнелужицко-русский словарь. 36 000 слов. Москва. Русский язык - Домовина. Бауцен, 1974г., 584с. В конце словаря есть интересные сведения о языке http://arhivarij.narod.ru/luzhica.html https://vk.com/doc399489626_458275689 Сравнительная таблица венедского и старосербского с другими системами письма. Эта таблица почему-то отсутствует в русском издании RADIVOJE PESIC. VINCANSKO PISMO i drugi gramatoloski ogledi. PESIC I SINOVI - BEOGRAD, 1999 (IZDANJE OVE KNJIGE POMOGLA JE FONDACIJA GOSPODE JOHANE VAJDERS - MIROLJUBOV) https://vk.com/doc399489626_458078484 24Мб Пешич Радивой. Винчанское письмо и другие грамматологические очерки. 6-е изд. Краснодар: Дедкофф, 2010, с.155 (Пер. Pesic Radivoje. Vincansko pismo. Beograd: Pesic i sinovi, 2008) http://www.twirpx.com/file/1451324/ 3.13Мб https://vk.com/doc399489626_458188588 Word Проективное мышление. Образы письменности вендов http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_817.htm

Ять: Проективное мышление. Народ родищенский Ильмерский Бя нароуд родiщеск Iльмерстii а сто корежене о дво ста Народо наш яко прiде поздЪ до Русе земЪ а селiщеся среде Iльмерштi Тii бо суте брачке наше а намо...подобi соуте Аще колiво роужнЪтi бо нас хранiша од злы ВЪща iмяiаще сото рЪещено...о ВещЪ тако iессте Аще сого не рЪшена не есте бы... iзбiраща кънязi од полудiа до полюдiа а тако жiвяi Мы же сьмы iмо помоще даяхом А тако бяхом... зеле бо знаiа i твърiтi сосудi пецене во огнiщЪх а соуте бЪ гонцарi доблi Земе ратi а скотiя водящетi бъ розоумЪяi Тако i Отце наше соуте Был народ родищенский (родственный) Ильмерский. И сто корней из двухста (т.е. были и иные роды). Народ наш, как пришел позднее на Русскую землю и селился среди Ильмерцев. Те ведь, (по) суте, братья наши и нам подобны. Еще как различать, ведь нас (они) хранили от злых. Вече имели (было у них), что речено...на Вече, так и было (ие иесте). А что не речено - не есть было...Избирали (они) князей от полюдья к полюдью (от овсеня до овсеня), и так жили. Мы же им помощь даем. И так мы были...травы (они) знали, и (как) творить сосуды печенные (обожженные) во огнищах, и (по) сути (они) были гончарами умелыми (доблестными, хорошими), и (как) землю раять (пахать, облагораживать) и скот водить - были разумны...Таковы и Отцы наши (по) суте - Влесова книга Дощ.2 Карта Лужицкой культуры: а - кошубский вариант лужицкой культуры, б - поселения, в - курганы, г-могильники, д - клады; 1 - Ремершанц, 2 - Эберсвальд. 3 - Седдин, 4 - Баальсхеббель, 5 - Веташков (Феттерсфельд), 6 - Вымословский, 7 - Жадково, 8 - Бискупин Около 1300г. до н.э. в Центральной Европе распространилась культура, получившая название по месту ее открытия в Лужицкой земле. Она возникла на почве смешения в предлужицкое время культуры шнуровой керамики с другими культурами. В бассейне Одера и Нижней Вислы на культуру шнуровой керамики наслоилась унетицкая культура, пришедшая из Чехии и Силезии. Отсюда - предлужицкая культура. На Средней и Верхней Висле, в бассейне Буга и Нарева от смешения культуры шнуровой керамики с дожившей до середины II тысячелетия до н.э. культурой линейно-ленточной керамики возникла тшинецкая культура. От скрещения предлужицкой и тшинецкой культур, по-видимому, пошла лужицкая культура. Ее средоточием был Бранденбург; к северу она достигла побережья Балтики, от устьев Одера почти до Немана; ею занято было все течение Вислы. Почти вся территория ГДР, вся Польша, северо-восток Чехословакии - вот ареал этой культуры Эберсвальдский клад - крупнейшее собрание золотых изделий бронзового века, когда-либо обнаруженное на территории Германии. Включает в себя 81 предмет (золотые чаши, браслеты, наплечья, ожерелья) общим весом 2,59 кг. Относится к позднему бронзовому веку - 10-9 вв. до н.э. Клад был найден 16 мая 1913 года на глубине одного метра при строительных работах на территории фабрики в Обербарниме. В 1914 году была опубликована работа Der Goldfund vom Messingwerk bei Eberswalde, посвящённая этой находке. До 1945 года экспонировался в Берлинском собрании доисторического искусства. Клад был плотно упакован в луковичнообразный глиняный сосуд с крышкой и содержал восемь золотых чаш, в которых находились еще 73 золотых предмета. Чаши были тонкостенные с обильным чеканным золотым орнаментальным декором. В них были помещены шейные гривны, браслеты, пряжки и 60 проволочных спиралей. 55 двойных спиралей были связаны в пучки. Кроме того в чашах находились золотые слитки, кусок металла в форме тигля и мелкие кусочки золота, вероятно, представлявшие собой сырье для производства. Первоначально предполагали, что клад принадлежал купцу, позднее исследователи стали склоняться, что это было собрание вещей, принадлежавших высокопоставленной особе. Клад датируется X-IX вв. до н.э. и относится к местной культуре позднего бронзового века. В 1945 году клад пропал из Эберсвальдского музея. Тогда же из Берлинского музея исчезли сокровища Приама. То, что оба клада были вывезены в СССР, долгое время отрицалось советской стороной. В начале 2000-х годов Б. Ельцин признал наличие клада Приама в числе вывезенных в годы войны сокровищ и не стал отрицать существование эберсвальского клада в Пушкинском музее. В 2004г. в запасниках Пушкинского музея побывал журналист Шпигеля, но клада так и не увидел. До настоящего времени клад не входит в постоянную экспозицию и находится в тайном хранилище музея Одинарная, витая, закрученная в правильном направлении, памятная гривна. Золото. Число витков - числу проживших на этом свете лет Эберсвальдский клад http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_176.htm В 2013 году клад демонстрировался в Санкт-Петербурге (Эрмитаж) и Москве (ГИМ) на выставке «Бронзовый век. Европа без границ». Его точные копии выставлены в нескольких музеях Германии. Знаменитый Эберсвальдский клад – крупнейшее собрание доисторических золотых изделий, когда-либо обнаруженное на территории Германии. Включает 81 предмет – золотые чаши, браслеты, наплечья, ожерелья – общим весом более 2,5 кг. Датируется позднем бронзовым веком — X-IX вв. до н. э. Экспонируется впервые за более, чем 60 лет. «Они все хранились в запасниках, никто не имел доступа к ним, – рассказывает куратор выставки со стороны Пушкинского музея Владимир Толстиков. – Это так называемый особый фонд. И сегодня посетители этой выставки, так же, как до этого в Эрмитаже, могут познакомиться с этими экспонатами» https://tvkultura.ru/article/show/article_id/101404/ Проективное мышление. Народ родищенский Ильмерский http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_818.htm

Ять: Проективное мышление. Наследство князя Милидуха Спев первый: Сала I. В краю украшенном цветами В долине Сала там течет, Где Милидух наш в некий год Ступал могучими стопами. В те дни рассталась Слава с нами, Уйдя от злобы и невзгод В совет богов на небосвод. Там боги рассудили сами Как Славе-матери помочь, Как наградить ее им надо: Мой Милек по совету Лады Отыскивает Славы дочь. Богам поспешно представляет, - Те ей, дивясь, рукоплескают Ян Коллар. Дочь Славы: Лиро-эпическая поэма в пяти спевах с предспевом. Пер., ист.-лит. очерк и коммент. Н.В. Водовозова. Уч. зап. МГПИ им. В.И. Ленина, 1967, N287, с. 9-424 https://vk.com/doc399489626_452015033 http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_397.htm Современные лужицкие сербы проживают в Верхней Лужице (исторический центр Будишин, нем. Баутцен) и Нижней Лужице (исторический центр Хошебуз, нем. Коттбус). Несмотря на общую малочисленность сербов-лужичан, значительные языковые и культурные различия привели к формированию двух литературных языков - верхнелужицкого и нижнелужицкого. Нынешнее славянское население Лужицы происходит от племен мильчан и лужичан. К серболужицким относились также племена хутичей (среднее течение Заале), нижичей (левобережье средней Эльбы), гломачей или далеминцев (к западу от современного Дрездена) и нишан (район современного Дрездена). По мнению некоторых ученых, серболужицкое происхождение также имели племена дечан и лемузов, населявших северные области Чехии. Наиболее крупным среди серболужицких племен были собственно сербы с центром в Сербище (нем. Цербст). К северу и северо-западу от лужицких сербов жили многочисленные племена лютичей и бодричей (ободритов). Лужицкие сербы отличались в языковом отношении от соседних славян. На юге серболужицкая языковая область граничила с чешскими диалектами, на севере и востоке - с лехитскими языками, к которым относились языки других полабских славян, а также поморян и поляков. На востоке зона распространения серболужицких диалектов доходила до рек Квиса и Бобр на территории современной юго-западной Польши. На севере серболужицкие говоры достигали Кепеника в районе современного Берлина. На западе серболужицкая языковая область распространялась до реки Солавы (нем. Заале). Хотя западнее Заале компактного серболужицкого населения уже не было, отдельные поселения сербов-лужичан доходили до Майна и северной Баварии(5). О ранней политической истории сербов-лужичан известно немного. К VII веку относится сообщение так называемого Фредегара о том, что вождь сербов Дерван после поражения франкского короля Дагоберта в 631 году присоединился к государству Само. В 806 году часть серболужицких племен была объединена князем Милидухом, воевавшим с франками Карла Великого. В ходе этой войны проявилась свойственная всем полабским славянам разобщенность. Так, серболужицкое племя гломачей, не входившее в объединение племен под главенством Милидуха, не получило от него поддержки в своей войне с франками. В 806 году в битве с франками у Горы (ныне Гера) Милидух был убит. После его гибели серболужицкий союз племен распался, сербы были покорены. В ходе военных действий войска Карла Великого дошли до земли мильчан, захватили и разрушили их главную крепость Будишин. В результате завоевательных походов франков возникла Сербская марка и охранявший ее пограничный пояс Лимес Сорабикус (Limes Sorabicus), состоявший из линии укреплений, тянувшихся от Магдебурга через Галле и Эрфурт до Регенсбурга в Баварии. С распадом империи Карла Великого сербам-лужичанам в 860-870-е годы удалось освободиться. Во второй половине IX века лужицкие сербы вошли в состав Великоморавской державы и, как полагают некоторые историки, испытали определенное влияние восточного христианства и просветительной деятельности Мефодия. В 897 году лужицкие сербы вышли из зависимости от Великой Моравии, которая вскоре пала под ударами кочевников-мадьяр. К началу X века относится последняя вспышка наступательной активности сербов-лужичан - в 906 году племя гломачей (далеминцев) вместе с мадьярами, пришедшими к ним через Моравию и Силезию, совершили успешное нападение на Саксонию. Но уже с 921 года немецкий король Генрих I начал наступательные военные действия против славянских соседей. К 932 году ему удалось подчинить мильчан и лужичан. Одна из самых кровавых страниц покорения полабских славян немцами связана с именем маркграфа Геро, который в 939 году пригласил 30 славянских племенных вождей на пир, где они были коварно убиты. К концу X века были покорены все серболужицкие племена. В 983 году ободриты и лютичи подняли восстание, в результате которого им удалось освободиться от немецкого господства почти на двести лет (до 1147 года). Серболужицкие племена, за исключением мильчан, не приняли участия в этом восстании. В отличие от своих славянских соседей с севера, сербы-лужичане не создавали сколько-нибудь устойчивых государственных образований. Но в конечном счете именно лужицкие сербы продемонстрировали большую способность противостоять ассимиляции, чем лютичи и ободриты, хотя и были покорены немцами на двести лет раньше... Кирилл Шевченко. Наследство князя Милидуха. Опубликовано: 10 февраля 2008 http://www.srpska.ru/article.php?nid=7363 Все пространство Севера Германии, ограниченное с Севера Балтийским морем, С Востока реками Одрой (Одером) и Бобром, с юга и юго-запада горами Керконотами (Исполинскими) и Рудными, а с Запада чертой, которую можно провести от Сосновых гор побережьем Салы и Лабы (Эльбы) до впадения Одоры (Эйдера) в Море, была занято некогда, в глубокую древность, многочисленным племенем Славян, ныне исчезнувших, за исключением маленькой ветви Сербов Лужицких. За неимением общего племенного названия в летописях среднего века, Шафарик обозначал многочисленные ветви этого племени именем главной реки, протекающей в этом пространстве: название не произвольное, а исторически верное. Искони река Лаба принадлежала Немецкому племени и Одра составляла границу его от Славян. Но в эпоху усиленного последних на пределы немецкие, от V до VIII столетия, река Лаба не остановила стремления их; она стала средоточием Полабских ветвей, опиравшихся на Одру с одной стороны, с другой доходивших, в отдельных поселениях, до самого Рейна. В народной поэзии Западных Славян заметно особенное пристрастие к этой реке (Чеш. и Пол. Laba, Лужицкое Lobjo), желание усвоить ее себе, передав ей свое народное название. Достойно замечания, что в известных нам песнях Лужицких из отдаленной старины доносятся к нам названия только трех рек: Дуная, Моравы и Лабы, как самых любимых в древности местопребываний Славян. Шафарик, в превосходном отделе Славянских Древностей, посвященным Полабским Славянам разделяет их на три главные ветви: Лютечей, Велетов или Волчков (Lutuci, Weletabi, Wilzi), Бодричей (Obotriti) и Сербов (Servitii, Surbi, Sorabi). Две первые в XII веке окончательно сошли с поприща жизни. Некогда славные исторические судьбы их дошли до нас только по справочным показаниям летописцев среднего века, собранных в возможно полный систематический обзор Каннгиссером, Бартольдом и Гезебрехтом. Вообще эпоха процветания их так отдаленна, что представляет изследователю обширное поле для догадок. Чудесные разсказы о богатом Волине, изумлявшие Адама Бременского в XI веке; величавые развалины той же Винеты, существовавшие еще в XVI веке; Арабские монеты VIII-X в., выкапываемые и ныне в окрестностях этого города в необыкновенном разнообразии и свежести; обилие богатых городов, в VI веке связывавших все побережье Балтийского моря от Любека до Новагорода непрерывною торговою цепью (откуда со временем развилась Ганза): Ореконда (Arcona), Волин (Винета), Болегость (Wolgast), Дымин, Ратера (Rhetra), Рарог, Росток, Зверин (Schwerin), Любовь (Mikilinburg), Старград (Оldenburg), Буковец (Lubeck), Ратибор (Rasisburg), Штетин (Щетина, Burstaborg), Колобрег (Kolberg), Виспа (Остров, город на острову, Wisby): все это свидетельствует о раннем развитии гражданственности в Славянах Полабских. Когда другие народы на Севере только начинали свою Историю, Лютичи и Бодричи считались уже в числе выморочных. Менее бурная жизнь и более мирная участь предоставлены были третьей ветви, известной под именем Сербов. Из всех племен, входящих в состав оной, отличились наибольшею исторической значимостью Лужичане, в пределах теперешних Нижних, и Мильчане, в пределах нынешних Верхних Лужиц. Вышед из обширной равнины между Одрой и Вислой, Сербы перенесли на новые свои поселения на правом берегу Лабы название лугов и прозвались Лужичанами. А как землеписанные признаки отражаются всего в названии народа, то имя обитателей лугов не только осталось за ветвью, первоначально принявшею это название, но мало по малу распространилось и на все соплеменные ветви и вытеснило прежде знаменитое имя Мильчан. Когда же старинное племенное устройство Славян уступило новым делениям, более соответственным понятию государственной общности и нераздельности, имя жупы Лужицкой, в измененной Немецкими устами форме Лузации (Lauza, lauzica, Lausitz), перешло на Лужицкую Краину или Маркграфство. Ранее северных соплеменников своих Велетов и Бодричей, покоренные Немцами и просвещенные Христианскою Верою, они избегли губительной участи, преждевременно постигшей их строптивых собратьев, и, разделяя все перемены счастия соседних народов, к которым переходили попеременно: Чехов, Поляков и Немцев, не смотря на тесные обстоятельства, сохранились почти неприкосновенными до наших времен. Путешественник, переезжая из Саксонии в Пруссию, с удивлением встречает маленький Славянский народец, как остров, по выражению Шафарика, почти утонувший в окружающем его со всех сторон Немецком народонаселении, и, при всем том, сохранивший самостоятельность обычаев и языка. Познакомиться ближе с этим последним, вот предмет моего изследования... Евгений Петрович Новиков. О важнейших особенностях лужицких наречий. Рассуждение, писанное на степень магистра кандидатом Е. Новиковым. М. 1849. Москвитянин, 1850, ч.I, N1, с.19–28 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_280.htm Рис. 2. Ареал со славянскими памятниками в Германии - а; b - славянские городища; с - граница между ФРГ и ГДР 1-3 - регионы; 4-10- памятники 1 - Шлезвиг-Гольштейн; 2 - Вендланд; 3 - Бавария; 4 - Старигард-Ольденбург; 5 - Цантох; 6 - Лоссов; 7- Лебус; 8 - Тетеров; 9 - Торнов; 10 - Ральсвик Й. Шнеевайсс. Славянская археология в Германии после Второй мировой войны...КСИА - Краткие сообщения Института археологии. Выпуск 240. 2015г. c.75 https://elibrary.ru/item.asp?id=26157657 Кирилл Шевченко. Лужицкие сербы в Германии: уцелеет ли самый малый славянский народ в XXI веке? Опубликовано: 24 января 2011 https://zapadrus.su/slavm/slobsm/245-xxi.html Проективное мышление. Наследство князя Милидуха http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_818.htm

Ять: Проективное мышление. Наследство князя Милидуха Спев второй: Dźěd je wjele lět stare jeja jědł. Nětko jě wón měd, tajki slědny dźěd. Деду много лет стара его ель(?). Он сейчас ест мёд такой сластёна дед. Сохраняющееся на территории Федеративной Республики Германии славянское население – лужицкие сербы – представляет собой остатки одной из групп западных славян, а именно славян полабско-балтийских, занимавших до X в. огромную территорию между реками Вислой и Эльбой (Лабой), Балтийским морем и Лужицкими горами. Лужицкие сербы – отдаленные потомки двух племен: мильчан и лужичан. В немецкой литературе они именуются вендами, в новейшее время – сорбами. Западные славяне полабско-балтийской группы в VI в., в ходе великого переселения народов, покинули первоначальную область своего обитания севернее Карпат, между Одером и Днепром, и двинулись на запад, заняв территорию до Эльбы и Заале (Салы), а кое-где перейдя и на левый берег Эльбы. Эти земли были ранее свободны. Различные германские племена, когда-то проходившие по этим местам, отправились на юг. На территории современной Восточной Германии осели тогда десятки славянских племен, в том числе около 20 племен с общим самоназванием сербы, которые заняли пространство площадью около 40 000 квадратных километров вплоть до реки Заале на западе и Рудных гор на юге, до Одера на востоке и Берлина на севере. Встречались племена сербов и в других областях – Тюрингии, Баварии и смежных с ними регионах. Численность западнославянских сербов археологи определяют в 160 000 человек. В письменных источниках сербы впервые упоминаются под 631г., в хронике так называемого Фредегара, повествующего об этом союзе племен, важнейшими из которых были как раз мильчане с главным племенным городищем Будиссин (т.е. Будишин) и лужичане, жившие на территории между нынешней областью Блота (Шпреевальд) и позднее возникшим городом Хошебуз (Котбус). Оба эти племени насчитывали примерно по 8 000 человек... Л.П. Лаптева, П. Кунце. История серболужицкого народа. Кафедра славистики и центральноевропейских исследований Института филологии и истории Российского государственного гуманитарного университета. Русин. 2016 N1(43) https://vk.com/doc399489626_458451602 http://slavcenteur.ru/Proba/ucheba/kursy/Serboluzhistorija.pdf http://www.polesi.eu/wp-content/uploads/Lusatia_superior_mapa.jpg https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/9/93/Lausitz_map_18thC.jpg Профиль Одоакра на монете из Равенны (477) Будинский летописец о неких словенских племенах с острова Ругена в Варяжском море Это писание (сЪ пьсанiе) о первых словенских племенах колена Альбиса (сущiхъ от колЪна АльбисовЪ), которые живут и ныне (додънЪсь) в северных странах от реки Алабии (от Алабii - Эльбы) и до Дуная (до Iстра), и до Днепра (до СловутiчЪ) на востоке…Еще в древности (iзъдърЪвлЪ), когда (вънЪгъда) цезарь (цЪсарь) Феодосий II, внук Феодосия Великого (ФЪодосiй Въторый iже вънучЪ ФЪодосiя ВЪлiяго - Феодосий II с 401 по 450 - император Восточной Римской империи) начал царствовать в Византии (зача царьствоватi въ РомЪяхъ на Вiзанътii), внезапно пришло (прiiдоша вънЪзаапу) от моря Варяжского (от ЪзЪрi Варяжьскаго), с острова Руген (съ оттока Руяны) на земли (на стъраны) готские и германские (Готъфъ а АлеманЪ) некое племя неизвестное (нЪкоЪ пълЪмя бЪзвъстъно), очень хищное и злое (а зЪло хыщьно а лютовЪ), и прозвались они (прозъвашася) Бодричи (бодричи - когда и кем названы? - ранее ободриты?), Люты и Руги (яко БодърiчЪ а ЛютовЪ а РуговЪ)…Как сонмище саранчи (сонъмiщЪ прузiевъ), пришли на ладьях (прiспЪ на лодiяхъ) и вошли в Одру (вънiiдуть на Одъру), а их вождь Бодуогнат (гЪмонъ iхъ Бъдуогънатъ) с детьми (сыновьями?) и воинами (съ чады а воi) начали грабить (а почаша разъхыщатi), подобно голодным волкам (яко въльцi алчющЪ), и разорения устроили (а поточЪнiя чiнiтi) в землях готских и германских (въ зЪмълi готъфъскiя а алеманЪ), и дома и клети (зЪдi а кълЪтi) многие подожгли и спалили (огъньмъ палящЪ), а женщин и детей (жены а чада) забрали в плен (въ пълънъ iмаатi)...Царь (КЪзаръ - кайзер) же готский Эйрих, первенец Атаульфа (готъфъскы Эурiхъ iже съварахъ Атаульфъвъ - из родословия восточных готов - Эйрих (430-484) сын Атаульфа (401-466), внук Радагайса (374-405)) с римскими и готскими воинами (въкоупЪ с рымъскы а готъфъскы воi) начали свои земли защищать (поча зЪмълi бъронiтi) и многих мужей Бодричей и Ругов убили (БодърiчЪ а РуговЪ оуязъвiтi - а Лютичей?), но князь этих варягов (кънязь сiхъ варягъвъ), он же Бодуогнат с родом своим (а онъ же Бодуогънатъ съ родъмъ своя) пришли (прiгърядЪ) на реку Лабию (на рьцЪ Лабiе) и еще на Одру (а ешьте на Одърiе) и изгнали оттуда готов и германцев (а готъфЪ а алеманЪ iзъгънаа отсЪлЪ), и начали жить на берегах; и их роды сидят на Лабии и поныне (а поча вiтанiя на бърЪзЪхъ iхъ роды а сЪдЪ на Лабiе а суще по сь дънi), и они потомки Альбиса (а онЪ же суть чада АлбiсовЪ), а от них произошли три колена варяжских (iзъшедъ трiе колЪна варяжьскыя): это варяги-пруссы (варязi-прусi) - от старшего Пруса Поморского (от старЪйшаго Пъруса Поморъскаго), и еще варяги-русы (варязЪ-русы) - от среднего брата Руса Сиверца (сърЪдънЪго адЪльфiя Руса СiвЪръца), и еще варяги-венды (варязi-вЪнъды) - от младшего Венда Сиверца (от мЪзiна ВЪнъда СiвЪръца), а от них произошли (iзыдуть) роды варягов поморских (варязЪй поморъскiхъ), сродников ирмерских словен (iже суть прiснь а блiжiкЪ СловЪнЪмъ IрмЪрскiмъ)… Потомки (?) же Бодуогната (чада же БодуогънатовЪ) - это варяги-ругены, что ушли (iзыдуть) с острова Руяна, или Ругена (а сь суть РугЪнь). На острове Руян (на оттокЪ же Руянь), есть храм Арконов (суща хърамiна ЯръконъвЪ), на берегу моря Варяжского (на бърЪжьЪ Ъзера Варяжьскаго), и в нем в древности (въдърЪвлЪ) жил старейший Альбис (старЪйшiй Алъбiсъ), потомок Иафета (насълЪдъкъ IафЪтовЪ), который с родом своим пришел некогда (съ родомъ своя Ъгъда прiiдуть) от гор Кавказских (от горъ РiфатовЪ) на этот Север (на сiЪ полунощiе), где морозы и лед, для проживания (на мъразiе а голъть вiтания дъля)… Могучий (или Великий - вЪлiй) же сын Бодуогната Одоаркус, или Одоарекс (суть Одоаръкусъ але ОдоарЪксъ), имел прозвище (яко наречЪнъ яко) царя Одры (царь Одъры), или (прозвище) медведя с реки Одры (аръкусъ от ръцы Одъры), потому как был весьма дюж и упитан (бо дюжь вЪльмi а тяжькъ въ пълотi). И он пошел (поiдЪ) от Одры с огромным войском (съ вЪлiiмъ сънъмiщЪмъ воi) из словен, и готов, и вандалов, и вендов (от СловЪнъ а ГотъфЪ а ВанъдалЪ а ВЪнъдЪ). И пошли (поiдутъ) (они) к морю Адриатическому (къ морю Адрiю). И пришли (прiiдутъ) к Адриатическому (морю) (къ Адрiю), в год 475-й (въ лЪто 5983 от СМ) от РХ. А от этого моря (от Адрii), по приказу Одоаркуса (по вЪлЪнiямъ ОдоаръкусЪ), двинулись (поiдуть) в огромной силе (а въ сiлЪ кърЪпкой). А обрушились, как темная туча (А обруша яко тьмаа хъмара) на город Рим (на гьрадъ Рiмъ), и вошли (а вънiдутъ) в Рим в год 476-й от РХ, и цезаря Ромулоса (цЪзарi Ромулоса) взяли в плен (iмутъ въ пълънъ), и посадили его в тюрьму (въсадi Ъ въ юзiлiфЪ), где вскоре конец обрел сей Ромулос (абiе конъ обрЪтоща сь Ромулъсъ). Одоаркус в граде Риме в год 477-й от РХ основал свое царство (зача въ лЪто 5985 царъстъвiе своЪ). И названо оно Одоаркией (а наречЪ сь Одоаръкiя), то есть (сiречь) царством Вандалов (царъстъвiе Ванъдалъ), так как сей город великий Рим (вЪлiй Рiмъ) от этого царства потерпел многие разрушения (мъногая нужьды сътъворi), и были уничтожены творения великих зодчих (а тъворЪнiя вЪлiiхъ зiжьдатЪлi iзънiчътожая)… (Будинский список от А.Г. Велчева. 1930г. - Примеч. Н.А. Кучанского) Одоакр. Конец Западной Римской Империи http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_502.htm http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_476.htm В Германии живет 60 000 лужицких сербов – в Саксонии 40 000 и в соседней земле Бранденбург 20 000. В этих двух землях они окружены 6,5 миллионами немцев и 82 миллионами немцев во всей стране. ...Число лужицких сербов постоянно уменьшается. Во времена Веймарской республики (1920 - 1930) их было 250 000, в четыре раза больше, чем сейчас. При нацистском режиме, во времена Гитлера их массово изгоняли и уничтожали (здесь автор преувеличивает, Гитлер сербов-лужичан не трогал, так как считал их «немцами, говорящими по-славянски» прим. Српска.Ру) В Восточной Германии после Второй Мировой Войны их только формально уважали, как туристическую достопримечательность, избирателей, необходимых тогдашнему правительству Вальтера Ульбрихта, у сербов был свой дом культуры в Дрездене, своя газета, а язык лужицких сербов в крае, в местах их проживания считался служебным языком. Теперь же онемечивание форсируется на каждом шагу. ...Лужицкие сербы впервые упоминаются историками в 632 году в хрониках Фредегера. Сербы-лужичане первыми дали имена городам, которые они тогда населяли. Дрьеждзен – первоначальное название города, который сегодня называется Дрезден. Будишинье онемечили в Бауцен, Липск в Лейпциг, Каменец в Кемниц, река Шпрея в Шпрее. Первоначальное название они дали и нынешней столице – Брльин по мелким болотам «барам» вокруг него, что позднее превратилось в Берлин. ...Многолетний сотрудник, стенограф «Политики» Сава Вуйич долгое время изучал жизнь и историю лужицких сербов, в 1998 году он опубликовал книгу: Северные сербы (не)забытый народ – Этнос, который переживет любую беду Божидар Дикич. Северные сербы. Опубликовано 11.12.2008 ...Анализ языка 300 берестяных грамот, найденных в районе Великого Новгорода, позволил учёным сделать вывод, что Северная Русь заселялась славянами не с Нижнего Поднепровья, а с территории Западных славян – Южного берега Балтийского моря. Эти земли населяли славяне – бодричи, поморяне и полабские сербы. На примере поморян мы видим их культурное родство с новгородскими – ильменскими словенцами. Как и у новгородцев, у поморян были демократические города-республики – Щецин и другие, где все определяло Народное Вече. До наших дней из этих славян в Германии сохранились, как самый малочисленный славянский народ, только часть полабских сербов, известных как лужицкие сербы или лужичане. ...Русских и лужичан соединяет тесная историческая связь. Заметную роль в истории России сыграла девочка, родившаяся в Полабской Сербии – российская Императрица Екатерина Вторая. До принятия православия Екатерину Вторую звали Софья Ангальт-Цербстская, то есть Сербская. По-видимому, Екатерина знала о своих славянских корнях а, возможно, и местный славянский язык, тем более, что среди немецкой аристократии было популярно брать нянями и кормилицами местных серболужицких женщин (как в Петербурге кормилицами – финноязычных женщин). Местное население говорило по-славянски не только на территории Полабской Сербии, но и в Нижней Саксонии под Гамбургом – в Вендланде и Люнебургской пустоши, где местное население ещё говорило на языке бодричей до конца XVIII века. Очень может быть, что славянское происхождение и позволило Екатерине так легко и удачно вписаться в славянскую среду российской аристократии и принести немалую пользу России. А.И. Тургенев, совершая путешествие по славянским землям Полабья в Германии, в письме к родителям 29 мая 1804г. писал: Для русского славянина Лужица должна быть интересней Италии: потому, что в Италии жил народ, для нас совершенно чуждый, здесь же, в Лужице, всё дышит славянизмом, здесь находим мы следы древних предков наших и в потомках их, лужичанах видим еще некоторые остатки древних славянских нравов и обычаев. В октябре 1813 г. в сражении под Лейпцигом была окончательно разбита армия Наполеона. Именно тогда лужицкое население впервые познакомилось с простыми русскими людьми – солдатами и казаками. Лужицкие сербы встречали русских солдат как своих освободителей. Те только удивлялись сходству наших языков. Радовали русских казаков и родные по звучанию названия серболужицких городов и деревень-местечек: Слюбице, Милораз, Емельница, Мост, Вербно, Буков, Русица, Каменица, Бела Вода, Горка, Пнёв, Псовье, Прилук, Церквице, Злы Коморов...Фамилии славянского происхождения составляют очень большую долю в современных восточно - немецких фамилиях. В частности, это все фамилии на окончание "itz" (Штирлиц), "etz", "chke" и "schke" или "ow" (как, например, бывший премьер-министр Восточной Германии Ханс Модров). Эти факты отражают существенный вклад полабских славян в формирование немецкой нации в процессе этногенеза. Великий славист И.И. Срезневский в письме к матери от 26 сентября 1840 г. из Будышина писал: Лужицкие Сербы – умный, добрый народ, не бедны, довольно образованы – по крайней мере, все умеют читать, и между тем сохранили много старых обычаев, обрядов, даже суеверий. Язык лужичан, занимая средину между польским и великорусским, очень приятен... В России к лужичанам всегда относились по-братски. "Матицу Сербскую" создал в 1847 г. Ян Смоляр. Много лет Смоляр был бессменным редактором журнала "Матицы Сербской". Он посетил Россию трижды – в 1859 г., 1881г. и 1867 году как делегат Съезда славян в Москве. Смоляру удалось получить денежную помощь от богатых славянофилов Москвы и Петербурга на постройку дома для "Матицы Сербской" и основание в 1873 году собственного издательства. Кроме того, русские славянофилы в подарок "Матице Сербской" прислали несколько сотен русских книг. Нынешняя судьба серболужицкого этноса печальна. В официальной статистике Германии численность лужицких сербов искусственно занижалась. Лужичанами записывали только тех, кто знал серболужицкий язык. Так, в 1886 году их численность определили в 177 тысяч, а в 1939 г. лужичанами записали всего 425 человек. В это число попали лишь те, кто говорил только по-серболужицки и не знал немецкого языка. Всех знавших немецкий и серболужицкий язык записывали немцами. За период с 1929 по 1936 г. в Лигу Наций поступило 852 жалобы от лужичан. Правда, на рассмотрение Совета Лиги Наций дошло только пять из них, да и те были похоронены в процедурных спорах. Нацистская диктатура пыталась уничтожить серболужицкий народ. С территории Лужицы были изгнаны лужицкие учителя и духовенство, запрещены все формы общественной лужицкой жизни. Гитлер провозгласил лужичан "сербоязычными немцами". Но несмотря на гонения, в мае 1945г., когда лужичанином можно было называть себя безнаказанно, о своей принадлежности к этому народу объявило около полумиллиона человек. Однако в дальнейшем всего за полвека численность лужичан сократилась в десять раз. Сейчас их лишь 60 тысяч, из которых родной славянский язык знают менее половины. Лужичане, как и другие славянские народы, стремились к национальному самоопределению, к восстановлению Лужицкой марки – своего древнего государства. 20 ноября 1918 г. на собрании лужицких сербов в деревне Кроствице был избран "Сербский Союз" и принята резолюция с требованием самоопределения для Лужицы. После освобождения Лужицы Красной Армией в 1945 г. Народный Совет Лужицких сербов обратился к Иосифу Сталину и в международные организации с четырьмя меморандумами с требованием предоставить лужичанам самоопределение. Лужицкие сербы просили присоединения к Чехословакии под охраной СССР, предлагая воссоздать уже не Лужицкую марку, а "Единую административную область Лужица" величиной приблизительно в 10 тысяч квадратных километров с 900-тысячным населением, полмиллиона из которых составляли лужичане. В мартовском меморандуме 1946 г. лужицкие сербы просили отделить Лужицу от Германии в политическом отношении и объявить её нейтральной территорией, на которой разрешить пребывание вооружённых сил одного или нескольких славянских государств, а так же обязать Германию компенсировать ущерб, причиненный лужицкому народу в политическом, экономическом и культурном отношении. Однако тогда просьбы лужичан остались без ответа. Их судьба была решена без учета их мнения. В наши дни, в августе 2001 года, памятуя о лужицком селе Кроствиц как о центре, где лужичане впервые заявили о своем праве на самоопределение, немецкие власти начали действия по постепенному стиранию славянской сущности этого села. Глава Саксонского земельного Министерства культов Матиас Рослер воспрепятствовал продолжению преподавания родного языка лужичан в пятом классе школы села Кроствиц, мотивируя свое решение малочисленностью перешедших в него учеников. В ответ во всех шести серболужицких школах Горной Лужицы прошла забастовка. В ней участвовали более тысячи учеников и их родителей. Лужичане считают, что сохранение преподавания их языка в Кроствице имеет важное значение для здешнего славянского меньшинства независимо от того, что в упомянутом классе действительно осталось только 17 учеников. Местечко Кроствиц является центром верхнелужицких поселений, большинство жителей которых относит себя к лужицкой национальности и широко использует в повседневной жизни родной язык – сербстину. Как заявила представительница родительского объединения Яна Маркова, школа в Кроствице "является краеугольным камнем для сохранения серболужицкого языка и культуры". Жители села Кроствиц сами организовали обучение в пятом классе родному языку с помощью бывших преподавателей-пенсионеров. Однако немецкие власти пригрозили непризнанием годовых оценок учеников этого класса и закрыли лужицким школьникам и их добровольным учителям доступ в кроствицкую школу. М. Рослер предупредил, что на родителей, не желающих переводить детей в другие школы, будет наложен штраф. Под предлогом сокращения числа учащихся и экономии, немецкие власти планируют закрытие ряда других сербоязычных школ лужичан. Над лужицкой деревней Рогов-Хорно в Долинной Лужице нависла угроза сноса из-за добычи открытым способом бурого угля, как до этого были снесены сотни лужицких деревень в центре Лужицы. Лужицкие сербы продолжают борьбу за возможность обучения на родном языке – ведь это один из основных способов сохранить себя как нацию. Почему бы, однако, немецким властям не позволить аборигенному славянскому народу Германии – лужичанам – статус федеральной земли Лужице? Ведь немецким этносам – баварцам, швабам, саксам нижней Саксонии – предоставлено право иметь свою государственность - автономию в виде федеральной земли или статус свободного государста. Да и в России немцы имеют автономию в Омской области, а в Алтайском крае немецкие национальные районы по территории больше, чем Лужица. Лужичане, конечно, могут сохраниться как славянский этнос, но лишь в одном случае – если им помогут в этом другие славянские народы. Сергей Прямчук. Есть у русских в Германии братья. Опубликовано 28.7.2004 http://www.srpska.ru/rubrics.php?crypt=&sq=19,238,283 Проективное мышление. Наследство князя Милидуха http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_818.htm

Ять: Проективное мышление. Наследство князя Милидуха Спев третий: По горе, горе, павоньки ходили. Ой дай, Боже! Павонькн ходили, перечко губили, За ними ся взяла кречная панна, Перечко сбирала, в рукавец клала, До домочку несла, на столичок клала, А с столичка брала, у веночок плела, Мамки ся пытала: Чи подобен буде Мой павяный венец на неделеньку, На неделеньку до положеньку! Ой як шайнули два, три, буйны ветры, Изшайновали мой павяный венец, Мой павяный венец на тихий Дунаец, Ишли ми туды два, три, рыболова: Ой помогай Бог, два, три, рыболовы! — Бодай здорова, кречная панно. — Чи не стречали, чи не переймали, Сякого, такого, венця павяного? — Ой мы стречалн, та й мы переймали, Твой павяный венец на тихий Дунаец, Але що нам буде та за переемец? — Одному буде шовкова хустка, Другому буде сребный перстенец, Третему буде кречная панна, Кречная панна, сама молоденька, Сама молоденька як ягоденька. - Ой дай, Боже! Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким. Колядки http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_459.htm Чтения в Императорском Обществе Истории и Древностей Российских при Московском Университете. 1876 г., н.3, с.145-201 http://www.runivers.ru/lib/book8180/ В 1700 году лужицкий историк Михал Абрахам Френцель в своих сочинениях впервые упомянул о существовании некоей «волшебной» лужицкой военной песни. В 1783 году немецкий историк Карл Готтлоб фон Антон писал, что у лужичан существует некое песнопение, в котором говорится, что они надеются избавиться от немцев, которых они считают своими поработителями. Карл Готтлиб фон Антон писал, что лужичане передают друг другу эту песню с давних времён и хранят её в тайне от немцев. «Они слишком хорошо помнят, что именно они были хозяевами той земли, что принадлежит сейчас их врагам — немцам. В их памяти ещё слишком живы все бесчинства, причинённые им и они питают себя надеждой, что придёт время, когда они снова поднимут головы, а их угнетатели будут свергнуты. У них всё ещё есть предания об их судьбе, которые они держат от немцев в тайне». Впервые песнопение на верхнелужицком языке было опубликовано в 1806 году лужицким поэтом Рудольфом Менем, который записал его со слов своего отца Юрия Меня. В 1841 году Яном Смолером было издано песнопение в сборнике лужицких песнопений, пословиц и этнографического материала: Песни Горных (Верхних) и Дольных (Нижних) Лужицких Сербов. Леопольд Гаупт и Ян Смолер. 1841-43г. Народные песни Вендов верхне- и нижних Лужицах. Леопольд Хаупт, Дж. Э. Шмалер. 1841-43г. Pěsnički hornich a delnich Łužiskich Serbow. — 1841, 1843 (z Leopoldom Hauptom). — Volkslieder der Wenden in der Ober- und Nieder-Lausitz. — 1841, 1843 (hrsg. gemeinsam mit Leopold Haupt). https://vk.com/doc399489626_458519356 2 тома более 770стр. В этом сочинении Ян Смолер пишет, что было обнаружено два варианта песнопения: одно из окрестностей села Лозав в Верхней Лужице и другое — из района села Наундорфа в Нижней Лужице (Т.1. с.93 и Т2. с.81) Проективное мышление. Наследство князя Милидуха http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_818.htm

Ять: Проективное мышление. Сербия как урок для России К Дунаю, Славяне, к Дунаю, К исконно-славянскому краю Все помыслы ваши несите! В заветном бою За долю свою Вы с помощью к братьям спешите - Димитрий Вергун В период с 25 по 27 января Общество Русско-Сербской дружбы традиционно проводит в Москве мероприятия, направленные на сплочение и поддержание единства двух наших братских народов. У сербов 27 января - день Святого Саввы - является еще и общенациональным праздником. https://www.youtube.com/watch?v=cl-IFS94Lpw Владимир Иванович Трунин. Сербия урок для России Гвардии сержант Трунин. Опубликовано: 15 янв. 2014г. https://vk.com/video73571538_456239061 Илья Михайлович Числов. Председатель Общества русско-сербской дружбы, член Союза писателей России. Выступление 21 апреля 2017 года в Международном фонде славянской письменности и культуры на Научно -практической конференции «Славяне и славянство. Россия и Сербия- вертикаль истории». Тема доклада «Сербия как урок для России» ...Сейчас нам часто говорят о том, что сербы-де «сдались», пытаются наладить отношения с Западом, не всегда защищают даже собственные национальные интересы, а уж тем более – идею союза с братской Россией, которая, мол, встала с колен и храбро противостоит США и их сателлитам. Между тем все это при ближайшем рассмотрении оказывается полной ложью. Сербы не сдались уже по одной лишь той причине, что и по сей день не допустили иудаизации своего сознания, равно как и многих структур, якобы находящихся под контролем Запада. Тогда как у нас часто наблюдается нечто прямо противоположное, несмотря на усиленные «державные» потуги бывших комсомольцев, пытающихся сегодня предстать в роли чуть ли не «православных аналитиков». Илья ЧИСЛОВ. Спор о национальной церкви. К истории конфликта святителя Саввы Сербского с архиепископом Охридским Димитрием Хоматианом. 2018.01.25 Илья ЧИСЛОВ. Первосвятитель земли Сербской. 25 января Русская Православная Церковь отмечает память великого славянского святого – святителя Саввы Сербского. 2018.01.25 Илья ЧИСЛОВ. На земле святого Саввы. 2017.12.24 Илья ЧИСЛОВ. «Малый народ – удивительное явление…МАЛИ НАРОД JЕ ЧУДАН ПОJАМ» 2017.12.24 Илья ЧИСЛОВ. О духовном возрождении Европы. 2017.10.16 Илья ЧИСЛОВ. Остановить новую славянофобию! 2017.10.16 Илья ЧИСЛОВ. Солнечный героизм Негоша. О некоторых типических особенностях поэмы «Луч микрокосма». 2017.10.14 Илья ЧИСЛОВ. О прародине кровной и духовном Отечестве. 2017.10.14 Илья ЧИСЛОВ. Оплот славянского духа. 2017.10.05 Петр II Петрович НЕГОШ. Луч микрокосма. (Перевод И. Числова). http://www.sklaviny.ru/avtory/sklaviny/chislovilia.php Счетчик населения Сербии на 27-01-2018 8 746 045 Численность населения 4 329 163 Численность мужского населения (49.5%) 4 416 882 Численность женского населения (50.5%) 6 461 Рождено в этом году 73 Рождено сегодня 7 980 Умерло в этом году 90 Умерло сегодня -1 406 Мигрировало в этом году -16 Мигрировало сегодня -2 925 Рост численности населения в этом году -33 Рост численности населения сегодня Счетчик населения Сербии http://countrymeters.info/ru/Serbia Bylismy. Jestesmy. Bedziemy Были, Есть, Будем…(с лужицкого языка) Проективное мышление. Наследство князя Милидуха http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_818.htm Проективное мышление. Сербия как урок для России http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_819.htm

Ять: Проективное мышление. Учитесь говорить по-лужицки Bylismy Jestesmy Bedziemy Были, Есть, Будем Витайте к нам! Ведь «слово» по-лужицки звучит почти так же – «свово», а «земля» – «земья», а «небо» – «ньебьо», а «хлеб» – «хлиб», а «дорога» – «дрога», а «песня» – «писень», «писничка». А «село» – «весь», как и у нас в старину было: «грады и веси». Потому что «человек» – по-лужицки «чвовьек», а «мать» – «мачь», а «солнце» – «свонцо»... И когда скажут тебе «добра раньо», то разве тут надобен перевод? Витайте, кнеже! Добрэ раньо! *** Маленький саксонский городок назывался Гёрлиц, а Измаил Срезневский уже по своим штудиям в Берлине (оттуда начал) знал, что в этих германских краях, между Эльбой и Одером, и в Саксонии, и в Пруссии, какое почти название ни тронь – городское ли, деревенское ли, речное, – из-под немецкого имени проглянет исконное – славянское. Дрезден, к примеру, не что иное, как Дреждяны, то есть деревянный. А Лейпциг когда-то звался Липск (тоже «древесное» имя, прямой тёзка русскому Липецку). А та же Эльба была искони Лабой, как её, кстати, до сих пор и зовут у чехов. Поляки по сей день реку Одер именуют по-своему, по-старому, в женском роде: Одра. Всё пространство между Лабой – с её притоком Салой – и Одрой тысячу лет назад, как знал он теперь, заселяли полабские (они же балтийские) славяне, и нынешняя Шпрее, к примеру, звалась у них Спрева, Спревья; и Росток – тоже от тех времён оставшееся название, родное Ростову, и так в десятках, даже сотнях случаев, о чём свидетельствуют и германские географы, да и сами в первую очередь эти названия. Тот же Гёрлиц взять. И его первое имя – славянское – Сгорелец. Видимо, давным-давно случился тут великий пожар... Верхнелужицкая научная библиотека Но такой библиотеки, как в Сгорельце, предупредили Срезневского чешские его друзья, больше нет нигде. С улицы он прошёл под аркой во внутренний дворик, являвший собой крошечную чистенькую копию площади, оставленной за спиной, и поднялся по лестнице на второй этаж. Паркетины чуть поскрипывали под ногами, пока шёл к двери библиотечной залы. Он поработал уже в библиотеках Берлина, Праги и Вроцлава, и эта не могла поразить его количеством книг. Разве что порадовала глаза изобретательной, даже весёлой какой-то планировкой интерьера: зала, стены которой казались сложенными не из кирпичей, а из книг, была к тому же расчленена очень красивыми арками-стеллажами, тоже со сплошной книжной кладкой. Тома, томики и томищи в переплётах из охристой кожи с золотым тиснением, будто недавно привезенные из переплётной мастерской. Ему принесли несколько больших географических атласов. Самый тяжёлый из них был громаден, как кожаный щит древнего воина, может быть времён Карла Великого, при котором, как он знал, и начиналось вытеснение из здешних краёв их коренного населения – полабских славян. Наконец-то после изнурительных, хотя и крайне необходимых ему, занятий санскритом и сравнительным языкознанием у берлинского профессора Франца Боппа, после стремительных успехов, которых он достиг в Праге под руководством Павла Шафарика в освоении чешского языка, он приблизился, может быть, к главной цели своей командировки. Его ведь посылали для знакомства с наименее исследованными славянскими странами. Теперь на одном из листов атласа предстояло ему различить смутный, неопределённый облик самой загадочной и непонятной из таких стран. У неё нет ни имени, ни своих границ, ни собственной столицы, ни правительства, ни государственного флага, ни даже своих названий городов и сёл. И всё же она умещается где-то здесь, в пределах королевства Саксонии, эта страна-невидимка, и не раз уже нежданно-негаданно заявляла о своём существовании. ...В таком вот состоянии духа и встретился он с Яном Арноштом Смоляром. Здесь же, в Сгорельце, познакомились, в одну библиотеку вместе ходили. В первые дни, краснея от неловкости, два славянина изъяснялись по-немецки. До чего дошло – не могут обойтись без языка-посредника! И как же веселились потом, обнаружив, что немецкий вовсе и не надобен. А зачем?! Ведь «слово» по-лужицки звучит почти так же – «свово», а «земля» – «земья», а «небо» – «ньебьо», а «хлеб» – «хлиб», а «дорога» – «дрога», а «песня» – «писень», «писничка». А «село» – «весь», как и у нас в старину было: «грады и веси». И в дорогу по лужицким весям они отправились вместе. Великие, вечные слова, вы у славянского мира – одни и те же! Пусть это и не его открытие, пусть он уже слышал об этом на лекциях по санскриту, но разве теория сравнится с непосредственным переживанием, когда на каждом шагу в чуть непривычной звуковой оболочке открываются тебе родные смыслы. И как не влюбиться в неведомый тебе доселе народ, который долгие века, сопротивляясь чужой воле, сберегал свой язык. Свой – и твой тоже. Потому что «человек» – по-лужицки «чвовьек», а «мать» – «мачь», а «солнце» – «свонцо»…И когда скажут тебе «добра раньо», то разве тут надобен перевод? И когда услышишь девушку, поющую «Вьечор е близко, а своньчко е низко…», то разве не вспомнится сразу песня украинских сёл: «Вэчер блызэнько, сонцэ нызэнько, выйды до мэнэ, мое сэрдэнько»?.. И до того ему хорошо, что даже чуть стыдно становится за эту свою переполненность счастьем. Ну почему великие не имели такой возможности свободно бродить и ездить, «дивясь божественным природы красотам», какая дана ему? Почему такой свободы не дано было вкусить Пушкину?..Какие ещё дары жизни сравнятся с возможностью приехать на чужбину и вдруг ощутить себя в кругу близких?..Слушать и записывать новые песни, поговорки, просто слова, щуриться от встречного ветерка и тёплого ещё сентябрьского солнца, зарисовывать свадебные наряды невест, ступать по зелёным крутизнам городищ, грезя об общей славянской прародине, разговаривать со встречным крестьянином и на его непременное: «Витайте к нам!» – отвечать: «Помгай Бог!», заносить в записную тетрадку характерные здешние имена и фамилии, ночевать на сеновалах, сидеть в сельских корчмах за кружкой пива, пробовать ещё теплые пироги «тыканец» и «мазанец», снова листать тетрадку, занося в неё примеры лужицкого двойственного числа – «дуала»…И однажды увидеть вдали над полями волнующие очертания городка, с башнями, шпилями ратуши и городского собора…Это Бауцен, а по-сербски Будишин. Будишинский диалект на карте диалектов лужицких языков «В Будишине, – писал Срезневский домой матери, – мы остановились у Молодого месяца». Все тут радовало – и романтическое название гостиницы, и игрушечная малость городка – до ратуши и главной площади две минуты ходьбы, а до берега Спревы – пять. И весело было оттого, что на противоположном берегу реки нет уже никаких городских строений и до самого горизонта простираются пестреющие в мягком мареве поля. И самая большая радость: они с попутчиком, кажется, успели крепко по-дружиться. Об этом он тоже пишет матери: «Мы со Смоляром живём как братья». Тот был на четыре года младше Срезневского, родился в деревне, а учиться приехал в Будишин, окончил здешнюю гимназию. Тогда-то, гимназистиком, как и многие его товарищи, пристрастился собирать народные песни. Но если другие, повзрослев, отстали от этого подросткового занятия-забавы, то он не только не остыл – забава выросла в ежедневную заботу, он не мог ничем иным жить. Когда кто-то говорил ему про недавно услышанную совершенно неизвестную песню, он листал одну из своих тетрадей и показывал на текст и ноты: почему неизвестная? У него было теперь такое выдающееся собрание народных песен, что всерьёз надо было думать о капитальном их издании, с обстоятельными комментариями, с нотными записями, с параллельными текстами на немецком, чтобы книга стала достоянием и германских филологов, интересующихся славянским фольклором. Одно мешало Смоляру приступить к такому изданию немедленно – неразработанность сербского правописания. Тут пока всяк издатель дудит в свою дуду. Оттого одни и те же звуки или сочетания звуков в разных книгах воспроизводятся то так, то сяк. Нужно выработать правописание, которое своими преимуществами заслужило бы всеобщий авторитет, стало законодательным. Срезневский вызвался помочь другу. Об этой помощи Смоляр скажет позже: «…под его руководством составили мы…нашу первую – аналогичную с чешского и хорватского – азбуку». Было и Срезневскому за что благодарить Смоляра: «…он помог мне усвоить хоть в некоторой степени язык лужицкий; он был мне и товарищ во многих прогулках моих по Лужицам, и помогал мне изучать обычаи Лужицкие, собирать народные выражения, пословицы, песни и пр.». «Наша сербская речь так полюбилась ему,– со своей стороны свидетельствовал Смоляр, – он выделяет её среди других славянских языков за то, что она сберегла в себе столь много от времен давнишних». Юрий Ло(у)щиц. Учитесь говорить по-лужицки (1987). Из книги «Славянские святцы» https://vk.com/wall-34611313_9161 http://loshchits.ru/archives/304 Проективное мышление. Наследство князя Милидуха http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_818.htm Проективное мышление. Учитесь говорить по-лужицки http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_819.htm

Ять: Проективное мышление. Учитесь говорить по-лужицки Witaiso k nam! Добро пожаловать! witacy - приветствующий, встречающий witalny - 1. живительный; полный жизни; 2. жизненный, актуальный witanje - ср 1. встреча f (приём); 2. приветствие n witanski - приветственный witaс’, ~а - несов. 1. приветствовать ip, встречать ip; ~ nekoho z ruku здороваться за руку; ~ aj! привет!, здравствуй!; ~aj domoj! с приездом!; ~ ajc’e k nam! добро пожаловать! (с.345) Верхнелужицко-русский словарь. 36 000 слов. Составил К.К. Трофимович. Москва. Русский язык - Домовина. Бауцен, 1974г., 584с. Тираж 3000. В конце словаря есть интересные сведения о языке http://arhivarij.narod.ru/luzhica.html https://vk.com/doc399489626_458275689 Но что такое! На полке, тесно заставленной томами лужицко-немецкого словаря и различными грамматическими пособиями, вдруг вижу светло-зелёную, под цвет первой майской травки, суперобложку с надписью на корешке: «Верхнелужицко-русский словарь»… Вон как, значит, он всё-таки существует! Припоминаю теперь: в Москве что-то мне о нём говорили… Мол, кажется, есть такой или готовится к изданию. Как о чём-то мифическом, маловероятном говорили. Кладу и его в корзинку, почти не листая. Обратил только внимание, что издан он здесь, в ГДР, в 1974 ещё году, а подготовлен московским издательством «Русский язык» и будишинской «Домовиной», а слов в нём 36 тысяч, а составитель некто К. Трофимович (Константин Константинович Трофимович, профессор Львовского университета, виднейший на Украине энтузиаст изучения лужицкой литературы – как узнаю позже). Вот только не указан тираж словаря, да уж, видать, невелик тираж, если в Москве о словаре такие невнятные понятия. Юрий Ло(у)щиц. Учитесь говорить по-лужицки (1987). Из книги «Славянские святцы» https://vk.com/wall-34611313_9161 http://loshchits.ru/archives/304 Трофимович Константин Константинович (1923г. Пинск - 1993г. Львов) см. на http://cyclowiki.org/wiki/ И.И. Срезневский. Исторический очерк серболужицкой литературы И Сербы-Лужичане, этот меньший из народов Славянских и Европейских, народец в полтораста тысяч селян, окруженный, проникнутый иноплеменниками, отчужденный от соплеменников, строго принуждаемый отказываться от своей народности, от своего обычая и языка, и при том еще раздробленный на части и наречием, и Bерoй, и правлением, — и Сербы-Лужичане имеют свою Литературу (см. примеч.). Явление странное, необычайное, совершенно неожиданное, особенно в мире Славянском, где и народы, несравненно более сильные и более свободные, остаются равнодушными к литературной деятельности и по… Высоко-розъяснейший и яро-мощный Царь - Наияснейший и наисильнейший Царь - Wysoce Rozjasnjeny a ja(ra) Mo’cny Car Нигды ниедзевиниены Кейзор и Вулки Книез - Никогда непобедимый Император и Великий князь - nihdy njeds’ewinjeny Khjez’or a Wulki Knjez! Витай к нам, витай к нам - Добро пожаловать, добро пожаловать - Witaj k nam, witaj k nam Ваша Царска Кейжорска Маестость и Красность - Ваша Царско-Императорское Величество и Сиятельство - Was’a Cаrskа Khjez’оrskа Маjestasc’ а Krаsnоsc’ Не могу забыть, что душа Михаила Френцеля была почти Славянская, что он уже в то время сознал важность взаимности Славян, в отношении ученом и литературном. Письмо, которое он писал к нашему Петру Великому в 1697 году, во время его проезда через Саксонию, представляя при нем свои книги, одушевлено чувством любви к славянству более, нежели сколько можно было ожидать (считаю не лишним сообщить это письмо в подлиннике Сербо-Лужицком и Латинском) Журнал Министерства народного просвещения. 1844, N7. И.И. Срезневский. Исторический очерк серболужицкой литературы. II отд. с. 26-66 http://www.runivers.ru/lib/book7643/450757/ …Славянское сознание Френцеля является особенно в его замечательном приветствие, которое он писал «нашему» русскому царю Петру Великому, когда этот последний путешествовал через Саксонию и Лужицу в 1697 году. В Дрездене вручены Петру от имени Френцеля его сербские переводы евангелий св. Матвея и Марка, посланий св. Павла Галатам в Римлянам, вышеупомянутая проповедь и, вместе с тем, любопытная записка на языках латинском и сербском: Френцель с особенным чувством указывает на те связи родства, которые соединяют его народ с другими Славянами и обширной Московией...Письмо это одушевлено чувством любви к Славянству более, нежели сколько можно было ожидать...Оно, в подлиннике сербо-лужицком и латинском, напечатано у Срезневского, стр. 42—45, в примечании... Вот его точный перевод. Френцель восторженно приветствует «наияснейшаго и наисильнейшаго царя, непобедимаго императора и великаго князя, наимилостинейшаго господина-царя, казанского и астраханскаго, премогучаго князя очень многих стран и многих миллионов подданных, говорящих на нашей сербской или сарматской речи», который своим приездом осчастливил Саксонию и Дрезден-Драждины, построенный Сербами. «Нам известно из книг исторических» — продолжает Френцель — «что Чех, Лех, Русь, три брата, происходящие из Илиpии или Славонии, около 500-аго года после Рождества Христова, с большим и безчисленным войском прибыли в страны capматския, в то время пустыя, невозделанныя и ненаселенныя, и что они здесь основали три царства: чешское, польское а русское...Чех с своими людьми занял Чexию вместе с Лужицами, Лех — польскую землю по Висле, жители которой ныне называются по плодородным и ровным полям — Поляки, Русь - Москву. Русская или московская земля есть великое и обширное царство, так что великий царь могущественно господствует от литовских границ и от моря каспийскаго до самаго Ледовитаго океана и до границ царства татарскаго, да ныне победоносно далеко и широко в Татарии. В самой Руси или в московском государстве царь почитается как какой-нибудь земной бог, и Русские считают своим долгом слушаться его не меньше, чем безсмертнаго бога; верят, что он все знает, все может, и что от него проистекает их спасение, их богатства, их здоровье...воля и слова царя — наивысший закон! «Нам также известно из истории, что ваше царское величество со всеми своими подданными принадлежит к греческой религии, именно, с 989-аго года. Ибо в этом десятом веке Владимир, став самодержцем русским, женился на Анне, дочери константинопольскаго императора Василия, и ввел христианскую религию греческой веры и обрядов на Руси или Москве. В этом обширном царстве нет никаких религиозных сект: все думают, веруют, исповедуют одно и тоже. У них совершенное единогласие в религии. «Царь есть цесарь, и сильнейший, и непобедимый князь. У него безчисленная пехота, и из дворянства огромное количество конницы, так что он легко может повести на войну 150000 всадников. «Ваше царское и императорское величество почитаю и уважаю я — вендский или сербский проповедник и теолог в Лужице этого курфюрства саксонскаго; и так как Русские или Москвитяне говорят на нашем языке сербском или Славянском, т.е. славном, то я представляю с наибольшею покорностью наимилостинейшему и наиласковейшему нашему царю переведенныя и изданныя мною в пользу сербскаго народа вендския или сербския священныя книги, и покорнейше прошу и желаю, чтоб они принесены были в вашу Русь или Москву, так, чтоб и Москвитяне из этих моих книг узнали, что истинная и апостольско-лютеранская религия процветает в Саксонии...Да здравствует непобедимый и могущественнейший царь и император!» Н.Н. Филиппов. Очерк тысячелетней борьбы балтийско-полабского славянства с немцами до возрождения сербо-лужицкого племени (IX век - 1848г.). СПб, 1897г. 75с. http://www.knigafund.ru/books/10346 Проективное мышление. Наследство князя Милидуха http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_818.htm Проективное мышление. Учитесь говорить по-лужицки http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_819.htm

Ять: Проективное мышление. Учитесь говорить по-лужицки Песняры и песнички pe’snic’ka - ж песенка f, народная песня pe’sniс’kar, ~ja - м собиратель народных песен pe’sn//ic’, ~i - несов. сочинять ip, творить ip, создавать ip (стихи и т.п.) pe’snjer, ~ ja - м певец m, поэт m, бард m pe’snjerka - ж высок, поэтесса f Краткий очерк грамматики современного верхнелужицкого литературного языка Верхнелужицко-русский словарь. 36 000 слов. Составил К.К. Трофимович. Москва. Русский язык - Домовина. Бауцен, 1974г., 584с. http://arhivarij.narod.ru/luzhica.html https://vk.com/doc399489626_458275689 …До сих пор Сербо-лужицкое движение было почти только вспышкою горячих молодых голов. Узаконило и утвердило их стремления на истинной основе народного духа издание народных песен. Ни один славянский народ не имеет и ныне еще такого полного, тщательного, великолепного издания своих песен, как бедный народец Сербо-лужицкий. Стоит разсказать, как состоялось это издание, памятное не только в истории Сербо-лужицкого, но и Всеславянского пробуждения. В Лужицком, но издавна онемеченном городе Гёрлиц (по-славянски Сгорелец) существовало с 1779 года богатое и деятельное общество наук. Оно когда-то из археологической любознательности, и не подозревая народного значения вопроса, предложило премию за сборник Сербо-лужицких песен. У Смоляра были песни Верхне-Лужицкие; но Гёрлицкая программа требовала и Нижне-Лужицких. Дело на том пока и остановилось. Между тем в Гёрлице у секретаря общества, почтенного духовного Гаупта, человека мало сведущего в славянском языке, но крайне доброжелательного к Славянам, накопилось из разных рук порядочное количество песен, записанных в Нижних Лужицах, с которыми он имел всегда сношения. Гаупт и написал Смоляру, не хочет ли он сообща издать песни. Смоляр был крайне обрадован. «Меня даже и то восхищало, — так рассказывал мне Смоляр, — что со мною, молодым студентом богословия, хотел вступить в литературные сношения такое почтенное лицо, как Гаупт, член безчисленного множества ученых обществ, имеющий притом значительный духовный сан». Смоляр приехал в Гёрлиц; стали приготовлять издание. Смоляр занялся славянскою частью, Гаупт делал немецкий перевод стихотворным размером. Песни были готовы. Но где найти издателя для такой книги, тогда как Сербы не могли напечатать себе и перевода Библии без чужого пособия и все лучшие сочинения на их языке лежали в рукописи? Смоляр отчаивался. Однажды, идя задумчиво по площади в Будышине, он встречает прежнего своего учителя, а тогда конректора гимназии, Фрицше. «Что это у вас торчит в кармане?» спросил добрый старик. Смоляр показал два толстых тома песен. «За чем не печатаете?» — «Нет издателя». — «А вот я завтра еду в Гримму, там заводит торговлю молодой книгопродавец, Гебгарди. Он человек предприимчивый, я ему скажу». Гриммский книгопродавец каким-то чутьем понял, что издание народных песен славянских дело новое, современное, обещающее успех, сам тотчас приехал в Будышин, условился с Смоляром; оба поехали в Гёрлиц к Гаупту, подписали контракт. Смоляр с Гауптом взялись за окончательную отделку рукописи: составлено было подробное описание народного быта Сербов-Лужичан; собраны были данные географические, статистические, филологические, одним словом все, что нужно было для полного понимания песен и знакомства с народом, который их пел. Славянская работа кипела в доме у Гаупта. «Нам были удача, - говорил мне Смоляр, вспоминая эти годы, — «обстоятельства сочетались как-то счастливо. В это именно время случился в Сгорельце русский путешественник, ездивший для изучения западного славянства, г. Срезневский. Он нам много пособил и советом и собственным трудом. Предстояло важное дело: при издании песен изгнать старое варварское правописание на подобие немецкого и внести более сродное с славянскими звуками и с употребительною у других Славян орфографиею. Мы не усомнились принять новое, весьма удобное правописание Чехов, заимствованное у них и Словаками, и Хорватами, и Хорутанами; но нужно было применить его к разнообразным и довольно прихотливым звукам нашего языка. Много ломали мы над этим голову; русский путешественник помогал нам, под его-то руководством мы составили в доме у Гаупта нашу новую, аналогическую с Чешскою и Хорватскою азбуку...». Азбука эта не мало способствовала литературному сближению Сербов-Лужичан с другими западными Славянами. Гебгарди издал песни великолепно, не щадя издержек! Поселяне не станут покупать своих же песен, — так он разсчитывал, купят Серболужицкие песни библиотеки, да ученые и литераторы, купят все любители славянства, все ценители народной поэзии: им приятно будет иметь книгу красивую, и они не поскупятся дать за то подороже. Он не ошибся: Лужицкие песни разошлись до последняя экземпляра и дали издателю славный барыш. Ни один славянский народ не имеет, как я сказал, такого прекрасного издания своих песен. А.Ф. Гильфердинг. Статьи по современным вопросам славянским. СПб, 1868. Т.2. с.26-28 https://vk.com/doc399489626_458956577 Песнички Горных (Верхних) и Дольных (Нижних) Лужицких Сербов. Леопольд Гаупт и Ян Смолер. 1841-43г. Народные песни Вендов верхне- и нижних Лужицах. Леопольд Гаупт, Дж. Э. Шмалер. 1841-43г. Pěsnički hornich a delnich Łužiskich Serbow. — 1841, 1843 (z Leopoldom Hauptom). — Volkslieder der Wenden in der Ober- und Nieder-Lausitz. — 1841, 1843 (hrsg. gemeinsam mit Leopold Haupt) https://vk.com/doc399489626_458519356 2 тома более 770стр. Проективное мышление. Наследство князя Милидуха http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_818.htm Проективное мышление. Учитесь говорить по-лужицки http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_819.htm

Ять: Проективное мышление. Учитесь говорить по-лужицки Ведунам и ведуньям wе’d//a ж 1. знание n, знания pl: ~у hodny достойный изучения, интересный; 2. наука f wе’domj//e cр 1. сознание n. память f; bjez ~а без сознания; ~ zhubic’ лишиться чувств; потерять сознание; 2. сознание n, сознательность f we’domostnica ж научный работник (женщина) we’domostnik м научный работник, ученый m we’domostn//y научный; ~e sle’dz’enja научные исследования we’domos’e ж 1. наука f; 2. знания pl, знание n we’domstwo ср знание n; осведомлённость f we’dom//y 1. сознательный; ~ swojich nadawkow сознающий свой задачи; 2. известный; to mi ~e njeje это мне неизвестно; 3. умышленный, сознательный, намеренный; ~a njeprawda заведомая ложь we’dylac’nose’ ж жажда знаний we’dz’enj//e ср знание n; ~а hodny достойный изучения, интересный we’dzec’, we’m, we’ несов. знать ip; s’toz’ ja we’m насколько мне известно; nichto’ nic’o wo tym njewe’ никто об этом ничего не знает; nic’o cyle(ho) njewe’ он не знает ничего толком; njewe’dz’ec’ sej praweje rady не знать толком, что предпринять; hlupy je, s’toz’ nа ws’o wotmolwu we’ только у дурака есть на всё ответ; ~ spe’wac’ уметь петь; - to so we’ это понятно; разумеется; samo so we’ само собой разумеется wěźeś [вежешь] - знать, ведать я знаю – ja wěm я не знаю – ja njewěm [невем] ты знаешь – ty wěš [веш] он, она знает – wón, wóna wě [ве] ja wěm wšykno [вшыкно] / wšo [вшо] – я знаю всё https://vk.com/club103254925 Краткий очерк грамматики современного верхнелужицкого литературного языка Верхнелужицко-русский словарь. 36 000 слов. Составил К.К. Трофимович. Москва. Русский язык - Домовина. Бауцен, 1974г., 584с. http://arhivarij.narod.ru/luzhica.html https://vk.com/doc399489626_458275689 «Нам были удача, - говорил мне Смоляр, вспоминая эти годы, — «обстоятельства сочетались как-то счастливо. В это именно время случился в Сгорельце русский путешественник, ездивший для изучения западного славянства, г. Срезневский. Он нам много пособил и советом и собственным трудом. Предстояло важное дело: при издании песен изгнать старое варварское правописание на подобие немецкого и внести более сродное с славянскими звуками и с употребительною у других Славян орфографиею. Мы не усомнились принять новое, весьма удобное правописание Чехов, заимствованное у них и Словаками, и Хорватами, и Хорутанами; но нужно было применить его к разнообразным и довольно прихотливым звукам нашего языка. Много ломали мы над этим голову; русский путешественник помогал нам, под его-то руководством мы составили в доме у Гаупта нашу новую, аналогическую с Чешскою и Хорватскою азбуку...» А.Ф. Гильфердинг. Статьи по современным вопросам славянским. СПб, 1868. Т.2. с.26-28 https://vk.com/doc399489626_458956577 Песнички Горных (Верхних) и Дольных (Нижних) Лужицких Сербов. Леопольд Гаупт и Ян Смолер. 1841-43г. Народные песни Вендов верхне- и нижних Лужицах. Леопольд Гаупт, Дж. Э. Шмалер. 1841-43г. Pěsnički hornich a delnich Łužiskich Serbow. — 1841, 1843 (z Leopoldom Hauptom). — Volkslieder der Wenden in der Ober- und Nieder-Lausitz. — 1841, 1843 (hrsg. gemeinsam mit Leopold Haupt) https://vk.com/doc399489626_458519356 2 тома более 770стр. Отличительной особенностью этого знаменитого собрания, включившего в себя 331 верхнелужицкую песню и 200 нижнелужицких песен, является, во-первых, его двуязычие: все серболужицкие тексты сопровождаются переводами на немецкий язык. Во-вторых, почти все песни приводятся с нотами, которые в это время еще отсутствовали в подавляющем большинстве европейских - в частности, немецких - собраний народных песен. Издание включает в себя кроме того богатые комментарии, серьезные этнографические статьи и приложения. По подсчетам современных ученых 474 песни в собрание были представлены Смолером, 57 песен передал из своего архива Хаупт, который кроме того сделал по подстрочникам Смолера поэтические переводы всех песен на немецкий язык. Сборник "Народные песни верхнелужицких и нижнелужицких сербов" нашел широкий международный отклик. Чешский филолог Й. Пата уже в XX в. сделал вывод: "Своими народными песнями Смолер превзошел тогда всех других славян. Статья Смолера о нравах и обычаях серболужичан была в то время лучшей работой подобного рода. Она стала и лучшим примером этнографического исследования жизни серболужицкого народа, который Смолер дал своим современникам, вдохновив своих многочисленных последователей" А.А. Гугнин. Введение в историю серболужицкой словесности и литературы от истоков до наших дней. М., 1997. 224с. http://inslav.ru/images/stories/pdf/1997_Gugnin.pdf Проективное мышление. Наследство князя Милидуха http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_818.htm Проективное мышление. Учитесь говорить по-лужицки http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_819.htm

Ять: Проективное мышление. Учитесь говорить по-лужицки Речи Правду А да iмЪмо жiвот со ПраОтцi наша во БъзЪх слiяшетесе воедiн Прауда А да имеем жизнь с Праотцами нашими Во Богах слившуюся во единую Правду nа prawdz'e boz’ej byc’ предстать перед богом (умереть) praw//da ж правда f; истина f; истинность f; ~du re’c’еc’ говорить правду; ~du znae’ быть искренним; z ~du откровенно, без обиняков; ро ~dze rec’ane по правде сказать, говоря откровенно; prawdose’ ж чёстностъ f, правдивость f, порядочность f prawdosc’iwy чёстный, искренний, откровенный, прямой prawdz’epodobnosc’ ж вероятность f; правдоподобность f prawdz’ity настоящий, действительный, подлинный prawdz’iwy 1. чёстный, прямой, правдивый, порядочный; искренний; 2. истинный, настоящий, действительный prawic//a правая рука, десница f arch prawje правильно, верно; справедливо prawnik м юрист; адвокат prawnosc’ ж законность f; легальностьf; оправданность f prawny 1. законный; 2. юридический; 3. честный, добросовестный praw//o право n; закон m nе’ we’rno не правда ли njeprawda ж 1. несправедливость f; 2. неправда f njewe’rnose’ ж неправда (ложь) Верхнелужицко-русский словарь. 36 000 слов. Составил К.К. Трофимович. Москва. Русский язык - Домовина. Бауцен, 1974г., 584с. http://arhivarij.narod.ru/luzhica.html https://vk.com/doc399489626_458275689 ...В заключении настоящей статьи, считаю не лишним остановиться несколько на языке Лужичан. Я выше выписал в двух местах по нескольку строк на Верхне-лужицком Сербском языке русскими буквами, чтобы дать понятие об этом самом малом из славянских наречий и по формам самом древнем из ныне живущих… ...Заметив все это, каждый правильно прочтет две Верхне-лужицкие песни, который я привожу как образец народной поэзии Сербов-Лужичан: 1. Ну, скажи мне, девица Ну, скажи мне, девица, Что у меня зимою зелено, Так молодо зелено? - Ель там стоит на горке, Та у меня зимою зелена, Так молода зелена. Ну, скажи мне, девица, Что у меня летом без цвету. Без цвету белого? - Папороть там стоить под горкою: Она у меня летом без цвету, Без цвету белого. Ну, скажи мне, девица Что у меня дороже серебра, Серебра чистого? - Твоя честь, да мой рутовый венок: (венок, сплетенный из веток руты, есть символ невинности и носится девицею при венчании). Они у меня дороже серебра (они - Тей сте’й - Двойств. число, как церковно-слав. т иестЪ), Серебра чистого. Ну, скажи мне, девица, Что у меня легче перушка, Перушка гусиного? - Наше «составание» (свидание), Оно у меня легче перушка, Перушка гусиного. Ну, скажи мне, девица, Что у меня тяжеле камня, Камня жернового? - Наше разставание, Оно у меня тяжеле камня, Камня жернового. 2. А я там ходила на горах А я там ходила (ходах) на горах, На горах высоких. А я там глядела (глядах) в дол, В дол глубокий. А я там видела (видах), как лодки ехали, На лодках трое парней. Тот средний, прекраснейший, Тот мне полюбился. Он снял свой перстень, Свой перстень серебряный. - Вот тебе, вот тебе, девица, Перстень серебряный. - Твой перстень, я его не смею брать, Моя мать мне запрещает. - Так скажи ты твоей матери, Что ты его нашла. - Своей матери я не смею лгать, Ей я должна правду объявлять. Гораздо охотнее я ей скажу: Молодец хочет меня иметь своею. - А.Ф.Г. февраль 1856 А.Ф. Гильфердинг. Статьи по современным вопросам славянским. СПб, 1868. Т.2. с.45-47 https://vk.com/doc399489626_458956577 Проективное мышление. Наследство князя Милидуха http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_818.htm Проективное мышление. Учитесь говорить по-лужицки http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_819.htm

Ять: Денница (Jutrzenka) – Литературная газета Денница (Jutrzenka) – Литературная газета, посвященная Словянским предметам и издаваемая Петром Дубровским. Варшава, 1842 -1843 Несколько слов вместо вступления Между-тем как в нашей умственной словянской жизни происходит необыкновенная деятельность, западная Европа, считающая себя нашею учительницею, смотрит на нас еще недоверчиво и поверхностно. Она привыкла посылать нам прекрасные плоды своего образования и гордиться тем, что опередила нас в знаниях и искусствах, но забыла, что плоды ея образования принадлежат так-же нам по праву человеческому, как наше достояние, приобретенное и нами не даром; потому-что мы защитили ее от диких питомцев Азии и дали ей время безпрепятственно развить зерно человечественности. Теперь, когда настали дни мира и внутреннего благоустройства, мы не опаздываем в деле образования, но с неимоверными силами подвигаем его вперед и уже можем гордиться высокими проявлениями нашего народного духа во всем Словянстве. Пусть только западная Европа глубже заглянет в наш мир; пусть посмотрит, как обработывается у нас поле науки и с какою пламенною любовью следим мы памятники нашего бытописания; пусть наконец поймет глубокое значение нашей народной поэзии, этого источника жизни, который изсяк на западе. Словом, когда западная Европа ближе узнает нас и изучит наш мир, как она изучила древнюю Индию, Египет и почти весь восток, тогда она увидит, что, во-все не чуждаясь ея образования, мы возделываем и свою ниву, ниву словянской народности. Народность не состоит в закоснелой привязанности к устарелым преданиям и обычаям: Так делали наши отцы, так было издавна! - Напротив она должна возвыситься до первообраза человечественности и указать народу, или вообще какому-либо племени, определенное и только ему свойственное место в среде образованного человечества. Отсюда проистекает и развитие нашей словинской народности, в той же последовательности и по той же необходимости, по которой развивалась народность в мире романском и в мире германском. Образование нашего мирa еще ново, некончено и началось позднее других; потому-то, что истинно прекрасного совершилось в человечестве, должно соприкоснуться с нашею жизнью. И поэзия Трубадуров, и поэзия Миннестрелей, и Божественная Комедия Данта, и глубокая драма Шекспира, и дивная Мадонна Рафаеля, и одушевленный мрамор Кановы, и величественный аккорд Бетговена, и мрачная дума Байрона, и глубокомысленный немецкий Фауст Гётев, — не только могут, но должны быть близки нам по чувству, по мысли, ни сколько не мешая нам быть истинными Словянами в проявлении нашей внутренней, духовной жизни. Может быть, некоторых соблазнит авторитет Карамзина, который сказал: Народное ничто перед человеческим (В Письмах Рус. Пут. Т.III. стр. 167). - Но эта мысль и имеет ложное основание. Народное есть часть человеческого, принять же часть целого за ни что — невозможно! вследствие этого каждое поколение народов имеет свой удел и должно выразить свою собственную сторону 6ытия, проявляющегося по началам того гармонического разнообразия, на котором зиждется земной мир. Там же прибавляет Карамзин: Главное дело быть людьми, а не Словянами. - Нет! чтобы Словяне были людьми, именно надобно быть им Словянами, и уж конечно не Немцами, не Французами, которым, между-прочим, они могут воздавать должную честь за их образование. Словян считается не 10, не 20, но около 80 миллионов; и потому, как по своей многочисленности, так и по важности места, которое они занимают в человечестве, не могут быть названы мертвою буквою на страницах всемирной истории, ни в древни, ни в новейшие времена. Таким образом, не чуждаясь образованной части человечества и, так-сказать, живя словянскою жизнью, мы должны изучать родной мир и пользоваться его сокровищами. Взгляните же, какое обширное поприще ученого труда и науки предстоит нам! Оглавление первой части Денницы Денница (Jutrzenka) – Литературная газета, посвященная Словянским предметам и издаваемая Петром Дубровским. Варшава, 1842 -1843 https://vk.com/doc399489626_459150965 41Мб Денница (Jutrzenka) – Литературная газета http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_820.htm

Ять: Денница (Jutrzenka) – Литературная газета Путешествие в Лужицы весною 1839 года Л. Штура Врожденная любовь к своему народу, которая постепенно усиливалась во мне, по-мере-того, как я короче узнавал себя и моих соотечественников, с каждым годом возрастала в моей душе, воспламененная произведениями нашего несравненного Коллара. Она заблаговременно привязывала меня ко всему тому, что мне казалось необходимым для познания разных поколений нашего народа, и что возбуждало во мне желание оказать хотя некоторую услугу нашей народности, так медленно развивающейся. Давно уже мне хотелось посетить Словянство, еще уцелевшее в север-западной части словянской земли, обитаемой и возделываемой нашим великим поколением. То были Лужицы (Lausitz, Лузация?), которые влекли меня к себе особенно потому, что в них наиболее сохранились остатки древнего Словянства, некогда широко раздвинувшего здесь свои границы, тогда-как в других странах, издревле чисто-словянских, не осталось и малейших следов древних обитателей. Они привлекали к себе мое внимание еще потому, что почти в нашем веке открылось в них печальное зрелище упадка словянской народности, вытесняемой чужеземщиною. Быть может, уже скоро спадет последняя завеса над могучим некогда Словянством, обитавшим за Одрою и Лабою ...Эти страны были последними, оборонительными местами Словянства на западе против чужеземщины, которая сильно напирала на них, и потому неудивительно, что они, будучи долго осаждаемы, более других словянских стран потерпели от иноплеменников, в чем мы легко можем убедиться, если взглянем на их положение. Утвердительно можно сказать , что в этих обширных странах издревле обитало несколько миллионов Словян, теперь же, находится их только несколько тысяч в Силезии, Лужицах, Поморьи и в окрестностях Люнебурга, да и те мало-по-малу изчезают, особенно в последних двух странах, так, что при конце текущего столетия, из всего Словяства останется небольшое число. Каждый истинный Словянин должен принять в них искреннее участие, как бы ни были слабы и незначительны их остатки. Не смотря на свою малочисленность и на все пагубные войны и смуты, имевшие вредное влияние на нашу народность, они еще сохранили язык и древние обычаи своих отцев. Наконец мы видим в них потомков тех богатырей, которые, как бы стоя на страже, вели войну с чужеземщиною за все Словянство и, после отчаянной борьбы, пали жертвою за своих единоплеменных братьев. Они защищали нас от угрожавшей нам бури, следовательно мы должны обратить глубокое внимание на эти почтенные остатки и, если можно, подать помощь против угрожающего им истребления; мы должны стараться присоединить их к себе в литературном отношении, возбуждая и питая в них дух народности. Это легко нам исполнить, если, при появлении у них народной литературы (на что есть надежда в Лужицах), мы станем принимать в ней ревностное участие. Кроме того тамошним нашим братьям мы еще должны внушить, что-бы они, по-возможности, держались сильнейших из своих соплеменников и старались бы ознакомиться с их литературою, по-тому что сами они теперь уже немногочисленны и подвержены сильному нападению чужеземщины, следовательно легко могут утратить дух словянской народности, если только не будут искать поддержки у своих соплеменников. И так я отправился в Лужицы, скрывая в душе глубокую горесть, внушенную мне прекрасными, трогательными стихами Коллара, который сравнивает Лужицы с двумя тонущими челноками. По пути я заехал в Липск (Leipzig)—город столь знаменитый своими типографиями и многочисленными книжными лавками, также древнею торговлею, которой некогда дали начало наши предки; город, еще до-сих-пор носящий название на их языке, хотя переиначенное. Во время моего приезда была пасхальная ярмарка. на которой толпилось множество народа, как из европейских стран, так и из Азии и Америки; много было также русских, польских, чешских и сербских Словян, особенно последних. Сербов можно было узнать по их народной одежде. Я радовался их огромным, торговым предприятиям, опираясь на мысль, что народ посредством торговли богатеет и становится могущественным. Этому мы видим примеры во все времена и у всех народов. Вспомним древние, богатые поселения предприимчивых финикийцев и взглянем на нынешнюю богатую и могущественную Англию, которая только посредством смелых торговых предприятий распространила свое владычество в других странах и утвердила внутреннее, народное богатство. Владычеством своим над большею частью Восточной Индии Англичане обязаны торговле, ибо восточно-индийская компания, основанная в 1600г. и утвержденная правительством, имела главною целью торговлю с этою страною. Когда же оказалось, что без самостоятельного владычества в Индии, торговля не может приносить выгод, то компания, поддерживаемая своим правительством, стала помышлять об этом владычестве, которое в наше время более и более увеличивается и, может быть, распространится над всею Индиею, если только не вступит в соперничество какая нибудь другая, могучая сила. Известно, что восточно-индийская торговля доставляла и до-сих-пор доставляет Англии безчислеиные сокровища. Россия, в последнее время, обращает особенное внимание, как на распространение своей торговли преимущественно в Азии, так и на усовершенствование фабрик: необходимое условие цветущего состояния торговли, что, без сомнения, должно вести за собою необыкновенные следствия. Тогда богатеющий край безпрестанно будет стремиться к улучшению своего положения и к удобствам жизни; распространится просвещение; средний класс народа — эта основа могущества и благосостояния каждой страны — станет на высшую степень образования и вполне разовьется общественная жизнь. Немцы говорят о Русских, что они, хотя и способны к мелочной торговле, однакож не имеют склонности к огромным купеческим предприятиям. Англичане не только словом, но и делом подтверждают это предположение; потому что они опасаются за свои купеческие выгоды, видя успехи русской торговли и распространение ее внутри Азии. Таким образом русское Правительство, заботясь об успехах внутренней промышленности и торговли, поддерживая и поощряя купеческие общества, способствует благосостоянию народа; ибо только этим путем можно достигнуть полного во всем успеха, проистекающего из внутренней жизни народа. Правда, что страна, исключительно занимающаяся внешнею торговлею зиждется еще не на самых прочных основаниях, находясь в зависимости от других; кроме того она может лишиться сил и могущества, и по многим причинам, из которых главная заключается во внешней торговле, может быть раздроблена и уничтожена, что доказывают нам древние республики: финикийская, карфагенская и т.д, в новейшее же время Венеция и Генуя; но, не смотря на это, Слонянам нельзя опасаться, чтобы у них усилилась внешняя торговля, и взяла бы верх над другими отраслями народной промышленности, как в Англии; ибо земля заселенная Словянами, большею частью плодородна и обильно вознаграждает труды ее возделывателей, которые более и более будут привязываться к ней, имея врожденною наклонность к землепашеству. Притом самое географическое положение Словян не благоприятствует отправлению внешней торговли. И так, нет причины опасаться, чтобы торговля и промышленность у Словян препятствовали успехам земледелия и своим перевесом могли бы истребить у них эту отрасль народного благосостояния, заключащую в себе источник богатства. Напротив того, Словяне могут почитать себя счастливыми, находясь в таком положении, что земледелие, торговля и промышленность должны у них идти рука-об-руку. Эти обстоятельства чрезвычайно важны, потому что по ним можно судить об успехах народного образования. Может быть, подобное соединение произведет и у нас благодетельные следствия. Принимал в соображение, что земледелие есть твердая основа общества, между тем как промышленность и особенно торговля способствуют свободнейшему и скорейшему развитию оного, — легко можно предугадать счастливую будущность Словян, которой они достигнут без насильственной поспешности, ровным, твердым спокойным шагом. Как же мне было не радоваться, видя наших соплеменников на знаменитой липской ярмарке, между которыми особенною деятельности отличались Сербы. Предприимчивость в торговле делает Сербов самыми богатыми людьми в Венгрии, исключая дворянство, обладающее большими поместьями. Эту предприимчивость отсталый Маджар приписывает пронырству, сам не отваживаясь пускаться ни в какие большие предприятия. Нашедши свободное время, я поспешил в сад Гебгарда, находящийся при реке Эльстере, где поставлен памятник несчастному Понятовскому. К моему описанию этого памятника (в лит. газете: Цветы) я намерен присоединить еще некоторые дополнения и поправки. Близ памятника стоит небольшой, красивый домик; в нем показывают приходящим несколько портретов Понятовского и картину, которая представляет его в ту минуту, когда он на лошади хотел броситься в Эльстеру, бывши уже ранен. Эта картина очень хорошей работы. Там же хранится пистолет, из которого Помятовскйй, бросаясь в Эльстеру, выстрелил в последний раз в прусского солдата нанесшего ему смертельную рану. Здесь погребено было его тело, но после перевезли его в Польшу, также как тело Костюшки из Солотурна, и погребли в Кракове. Вакации в здешнем университете еще продолжались, и потому я не мог быть в сербском обществе, которое существует здесь уже более ста лет и считает в числе своих членов университетских слушателей; я был в нем уже на возвратном пути. Биржа немецких книгопродавцев, с громкой надписью: Deutsche Buchhandler—Bo’rse, заставила меня глубоко вздохнуть, когда я подумал о словянских странах и о нашей бедной, книжной торговле, которой не достает деятельности, скорости и предприимчивости. Просвещение находится у нас еще не на высокой степени, следовательно мы должны распространять его, если хотим, чтобы увеличилась книжная торговля, именно потому, что участь последней зависит от первой. Если только просвещение станет у нас на высшую степень и общество будет принимать большее участие в литературе, тогда распространится и книжная торговля, на что, между-прочим, не будем терять надежды. На другой день по приезде, я оставил Липск, севши на паровоз, который через три часа и пятьдесят минут доставил нас в Дрезден, отстоящий от Липска на 15 миль. Железные дороги будут иметь чрезвычайное влияние на общественную жизнь; но мы когда-нибудь поговорим об этом обширнее. Дрезден (по чешски: Драждяны), город при Лабе (Elbe), некогда основанный нашими словинскими предками, теперь, кроме названия и лужицких кормилиц, уже не имеет ничего словянского. Местоположение его прекрасно. Отлогая возвышенность, протекающая мимо Лаба и прекрасный мост, немногим чем отличающийся от моста чешской Праги, придают ему необыкновенную прелесть. По реке идут пароходы, таким образом из Чех быстро можно перенестись в Гамбург и в Немецкое море: какая выгода для торговли! Я провел здесь несколько приятных часов вместе с моим ревностным земляком Грабетою, придворным капелланом, который вызван был из своего отечества к саксонскому двору. Князь Иоанн, будущий наследник престола, учился у него чешскому языку по своей охоте и оказал в нем большие успехи. — Земляк разсказывал мне, что прямодушный князь принял под свое покровительство словянский язык в саксонской Лужице и объявил, что будет защищать его от беззаконного притеснения. Несколько лет тому назад, в саксонском совете, разсуждаемо было о непременном истреблении Словянщины в Лужицах, но, благодаря высокому покровительству князя Иоанна, также искреннему усердию доктора Миллера, тогдашнего министра просвещения, отклонена была угрожавшая ей опасность; по-крайней-мере позволено было преподавать в начальных училищах Закон Божий на отечественном языке. Чем реже случаются примеры такой справедливости, относительно Словен, в немецких странах, тем более заслуживают они нашего внимания. Здешние музеи еще не были открыты, и потому я вскоре отправился в путь, прямо в Лужицы. Моя дорога пролегала по лесистой, прекрасной стране, где я встречал деревни, некогда бывшии словянскими и теперь совершенно онемеченным. — Доказательством тому, что они основаны Словянами, служит их местность и самые названия, которые уже теперь или искажаются жителями, или совершенно онемечиваются. Еще между простым народом чаще услышишь словянские названия, чем между людьми образованными; да иногда на придорожных столбах встречаются первоначальные названия лужицких деревень и городов, и то такие, которые трудно переиначить или онемечить; и потому значение их темно для Немцев. — К таким названиям принадлежит напр. Ратибор, а к совершенно онемеченнымъ: Weisig (Бела); переиначенных же есть множество; вот примеры: Uist(Уезд); Lohsa(Лазы); Bautzen (Будешин), Go’rlitz (Згорелец, Zholerec), и др. Тут вспомнил я и о Венгрии, где также переиначиваются и пишутся на придорожных столбах наши народные имена, напр. Бановцы(Бан), Озоровцы (Озор) и мн. др. Достойно замечания, что эти имена подобным же образом употребляются и на латинском языке, как бы для того, чтобы более придать им латинский характер. Для нас, Словян, очень важно, как наша народность всюду, сколь можно, истребляется и изглаживается. Продолжая свой путь, я увидел Слоупско, торчащее на высокой горе, по правую сторону. Сердце мое наполнилось горестью, когда я вспомнил Колларов сонет: Пышное Слоупско, замок древних Моков - и т.д. Грустно смотреть на бренные остатки бытия и славы своих родичей: они обращают мысль нашу к былому счастью и вместе с ним к преходящим бедствиям, давая нам живее чувствовать настоящее положение. Когда я сел в почтовую карету, чтобы ехать далее, то нашел в ней двух Словян, одного по имени Ивана Мужика, будешинского обывателя; другого Станислава Крупинского, поляка и купца из Одессы. Они возвращались домой с липской ярмарки. Эти добрые люди разговаривали между собою по-словянски, каждый на своем наречии. Я с ей час же завел с ними речь; объяснил им вкратце взаимные отношения их племен между собою и потом сделал подробное сравнение всех трех наречий; при чем они имели случай показать свои познания и быстроту соображений, потому-что все выводы из наших суждений они переводили с одного наречия на другое. Мы говорили также о лужицких Сербах и о том, как истребляется их язык, в чем с прискорбием сознавался бывший с нами Лужичанин и сожалел, что Словянщина, изглаживается разными способами: то насильственным введением Неметчины во все училища, то постановлением не выслушивать в суде жалоб на сербском языке и т.п., наконец прибавил, что он ни на одном языке так хорошо не может молиться Богу, как на отечественном, почему никогда не ходит в немецкую церковь, но всегда охотно присутствует при сербском Богослужении. Вместе с нами была также одна Немка из Лужиц, которая ничего не понимала по-сербски. Она стала жаловаться на неблагочестие сербского народа, который в Опицах, в верхне-лужицком местечке, во-все не ходит в церковь, когда служба совершается по-немецки, и толпами теснится в ней тогда, когда она совершается на сербском языке. Я удивился ее словам и заметил ей всю ничтожность ее суждений, подумавши про себя, что наша почтовая карета в малом виде представляла то, как поступает с нами свет и каковы его суждения об нас, суждения, который из неприязни, или легкомыслия наших соседей, уже сделались столь обыкновенны в этом образованном свете. Через три часа езды от Будешина я уже услышал сербский язык и узнал одушевленные, приятные словянские лица. При взгляде на них я исполнен был какой-то грустной радости, думая, что эти лица вскоре совершенно изменит холодный отпечаток чужеземщины, уже пробивающая на них. В тот же день, по выезде моем из Дрездена, я прибыл в Будешин, где простился с прежним моим сопутником Крупинским, который поехал далее, и получил от другого моего сопутника, Мужика, приглашение посетить его во время моего пребывания в Будешине. Будешин, главный город верхней саксонской Лужицы, с 10,000 жит., при реке Спрове (Spree) отличается прекрасным местоположением. Он окружен горами и холмами, которые к востоку и северу значительно возвышаются и до-сих-пор носят словянские названия, как то: Чернобог, Прашица и др. Около них сохранилась еще словянская народность в своей чистоте, не смотря на то, что чужеземщина грозит ей опасностью из главного города. Первым намерением моим было посетить здешнего священника Андрея Лубенского, ревностного Серба, написавшего предисловие к Зейлеровой сербской грамматике. Он меня принял очень радушно и радовался, что и отдаленные Славяне принимают участие в своих лужицких братьях о которых я услышал от него много печального. Он разсказывал мне также, что мещане и зажиточные обыватели ежедневно более и более онемечиваются, прочут в Немцы своих детей, и что народный язык незаметно ограничивается только сельскими хижинами, находя в них убежище от угрожающего ему истребления. Он с прискорбием также заметил, что, со времени его детства, многие поселяне совершенно онемечились, и что Богослужение, совершавшееся прежде на сербском языке, теперь совершается на немецком. - Окончание следует Денница (Jutrzenka) – Литературная газета, посвященная Словянским предметам и издаваемая Петром Дубровским. Варшава, Первая часть. 1842г. с.3-8 https://vk.com/doc399489626_459150965 41Мб Людевит Штур. Путешествие в Лужицы весной 1839 https://proshkolu.ru/user/baobab57/blog/556040/ Денница (Jutrzenka) – Литературная газета http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_820.htm

Ять: Денница (Jutrzenka) – Литературная газета Путешествие в Лужицы весною 1839 года Л. Штура Я убедительно просил г. Лубенского немедленно приступить к изданию сербского словаря, над которым он трудился несколько лет, — чтобы в нем по-крайней-мере сохранился сербский язык, столь важный по многим отношениям для словянского языкознания, и что-бы он послужил Словянству на память об умирающих лужицких братьях и в науку наследникам…Он обещал завещать нам это сокровище, если только по-правится его здоровье, истощенное продолжительными трудами. Наконец ом указал мне на доктора Клина, будешинского жителя, Серба, который всеми силами старается поддерживать отечественную народность и уже много сделал для нее. — Он также обратил мое внимание на недавно-основанное общество молодых Сербов, при здешней гимназии. - Обрадованный этими утешительными известиями, я поспешил к г. Клину. Он принял меня с истинно-словянским радушием и обещал доставить мне все возможные средства ознакомиться с Лужицами и особенно с достопамятностями города и его окрестностей. Я сейчас же отправился в гимназию и неожиданно застал там сербское общество, состоящее из десяти природных Сербов и основанное назад тону несколько недель с дозволения правительства. — Это общество основано Сербом Эрнестом Смолерем, трудолюбивым молодым человеком. Во время пребывания своего в здешней гимназии, он основал в 1832 году небольшое сербское общество, которое уничтожилось в 1835 году, по случаю отъезда Смолера, или, лучше сказать за неименеем самостоятельной главы и общего единодушия, также помощи со стороны высшего начальства. Во время вакаций 1838г. Смолер познакомился с несколькими учениками здешней гимназии, и это повело за собою возобновление уничтоженного общества, которое в январе нынешнего 1839 года опять получило жизнь и, Бог даст, теперь будет находиться в цветущем состоянии. Чтобы лучше показать цель и устройотво самого общества, я приводу здесь некоторым главные его постановления на лужицко-сербском языке: Библиотека этого общества теперь еще не велика: она собирается, согласно с уставом, из приношений каждого члена. Mне очень приятно было узнать, что с самого начала попали в нее грамматики: чешская, польская и русская, что показывает усердие молодых людей. Доктор Клин, знакомившей меня с достопамятностями города, провел меня к древней башне, еще до сих пор называемой Сербскою Башнею и носящей на себе отпечаток древнего зодчества. Она стоит одиноко, без церкви, и имеет вид круглый; вершина ее окружена перилами, откуда город и все окрестности представляются в очаровательном виде. Мой услужливый путеводитель показывал мне с этой башни место будешинской битвы, в которой Наполеон, с хитростью воспользовавшись положением окрестных гор, напал на союзников и одержал над ними победу. На одной горе еще видно уединенное дерево, которое сохраняется на-память: под ним Наполеон осматривал союзные войска и повелевал своими победоносными полками. Я посетил также, вместе с молодыми Сербами, долину, окруженную утесами и находящуюся недалеко от города. По ней протекает Спрова. В народе еще до сих пор носится про нее множество разсказов. Без сомнения, крутые нависшие утесы, в древности служили вместо храмов для язычников, любивших посещать эти места. Еще и теперь видно место, на котором, по разсказам народа, некогда находился истукан бога Флинца, вылитый из чистого золота. Этот флинц почитается воскресителем мертвых; но я сомневаюсь, чтобы он был божеством Словянским, потому, что едва ли имя его получило начало в словянщине. Напротив мне кажется, что какое-нибудь народное словянское божество, в последствии времени, заменено было Флинцом. Гусситы, как говорит предание, опрокинули этот истукан в воду, из которой до сих пор невозможно его вытащить. На том месте, где он стоял, поставлен в воспоминание каменный столб. Взявши от доктора Клина письмо к лесничему в Рохлове (деревня под Чернобогом), я взобрался с молодыми Сербами на гору, на которой еще видны остатки древнего язычества, и о которой так много есть сказок между поселянами. Гора Чернобог находится на разстоянии двух часов езды от города. Она чрезвычайно высока и разделяется на две половины; одна из них называется Прашицею, от слова прашать, что по сербски значить спрашивать; Мы проходили сербские деревни, где мои товарищи пускались в разговоры с народом, который, слыша родной язык, доверчиво отвечал нам и приветливо указывал дорогу. Замечательно, что если кто хочет снискать расположение этих людей, то должен разговаривать с ними на их отечественном языке; иначе они будут смотреть на него с какой-то недоверчивостью, подозревая в лукавстве; что ясно видно из истории и обхождения с этим народом. Здесь надобно искать причину, отчего Немцы обвиняют Словян в коварстве, между тем как обвинение падает на противную сторону. От чего же наш народ приветливо обращается с тем, кто говорит с ним на его отечественном языке? От того, что он видит в нем своего друга, почитает его искренним, слыша милые ему звуки, да ему тогда и не приходит в голову, чтобы под этой речью скрывалось что-нибудь недоброе. Немцы, живущие в Будешине уверяли меня, что если им случается иметь какое-нибудь дело с Сербами, то они при разговоре с ними должны употреблять их язык; но если они не знают его, то избирают кого-нибудь, кто бы хорошо знал по-сербски и выручил их. Они также разсказывали мне, что если торговаться с ними на сербском языке, то покупка обходится дешевле, чем на немецком: это слова Немцев, заслуживающих вероятия. Приехавши в Рохлово, мы вошли в опрятный домик тамошнего лесничего, где, после искренних приветствуй на родном языке, мы приняты были с радушным гостеприимством, по словянскому обычаю. Когда мы вошли, то старик-хозяин занят был чтением сербской книги, содержащей в себе проповеди на весь год. Он дал нам в проводники своего сына, статного, красивого парня, который, повесив через плечо ружье, взбирался впереди нас на вершину Чернобога. Он одет был в народное платье (в словянскую короткую куртку, называемую Маджарами Аттилою). Когда я всматривался в его мужественную осанку, то мне казалось, что я видел перед собою какого-нибудь древнего богатыря, который собрался на битву, или, одержавши победу, спешил принести на заветных алтарях жертву богам-хранителям. Через полчаса мы взошли на самую вершину. К величайшему удивлению, я нашел там огромные, каменные жертвенники: и давнишнее любопытство мое было удовлетворено. Они расположены точно таким образом, как представлены в примечаниях к поэме Коллара: Дочь Славы. Проводник указал нам также на огромные скалы, на которых, по преданиям народа, приносились жертвы: на них еще видны изсеченные сердца. Потом мы перешли на вторую половину горы, на выше-упомянутую Прашицу, где также представляется глазам путника огромная скала, образованная не руками человеческими, но созданная природою. Самое название этой горы (собственно скалы, находящейся на ней) и вместе с этим предание, еще живущее в народной памяти, удостоверяют нас, что Словяне, подобно Грекам, верили в прорицания. Предание говорит, что на средину скалы всходил жрец и провозглашал прорицания на вопросы народа о своей будущности (откуда Прашица). В боку скалы находится отверстие, которое, как догадывался народ, служило ухом божеству, скрывавшемуся во глубине этой скалы. Сии жертвенники и скалы, которые приличнее было бы назвать обелисками и пирамидами словянской старобытности, находятся на последней отрасли гор западного Словянства и, подобно своим родичам, истребляются временем и святотатской рукою человека. Многие жертвенники уже совершенно обрушились и только некоторые из них уцелели в-половину. Мы очень сожалели, то туман, носившейся над Чернобогом, препятствовал нам насладиться очаровательным зрелищем: чешские и силезские горы также покрыты были туманом и тлько на небосклоне, со стороны Лужицы несколько было яснее, куда с нетерпением мы и обращали наши взоры. Насмотревшись на эти священные памятники и спустившись с горы, мы опять пришли в деревню, где гостеприимно приняли нас Сербы. Оттуда мы торопились в Будешии. В числе гор, между которыми находится Чернобог, есть также гора, называемая Коронною Горою, о которой в обеих Лужицах разсказывается следующее народное предание: В древние времена на этой горе сошлось семь сербских царей (без сомнения вождей?). Севши на семи камнях, глубоко вросших, в землю, они стали совещаться о том, как избавить свое отечество от немецкого ярма и возвратить ему свободу. В совете положено было, чтобы вооружиться против всеобщего врага, что и было исполнено. Все семеро были убиты и вместе с прочими, павшими на войне, похоронены в коронах, под теми самыми камнями, на которых некогда они сидели и совещались о том, как избавить от порабощения свою отчизну. Эта гора еще до сих пор в большом уважении у народа. — Во время моего пребывания в Будешине, в одно воскресенье, я был в евангелической и католической церквах, в которых богослужение совершается на сербском языке. Дни были пасмурные и дождливые, и потому обе церкви наполнены были народом, который усердно молился. Мне приятно было видеть его набожность. Здесь я имел случай осмотреть всю толпу; мужчины рослы и дородны; женщины также имеют прекрасный рост, быстрые и проницательные глаза, как вообще у Словян; лицо одушевленное и кругловатое. Женский пол большею частью еще носит народную одежду, которая очень мало отличается от одежды наших красавиц-Словянок. Белый цвет означает у них печаль, так как у поляков в Великой Польше и, кажется, в прочих местах. Народ, собравшийся в церкви, состоял из жителей окрестных деревень и будешинского предместья, ибо, к сожалению, внутренняя часть города занята только иноземцами. Так уж суждено нам, Словянам, чтобы чуждые пришельцы вытесняли нас из наших главных городов, не только в тех странах, куда уже совершенно проникла чужеземщина, но и в странах чисто словянских. За примерами далеко ходить не нужно. Укажу только на Тырнаву и Быстрицу в Словенске, на Бырно в Мораве и на Краков в Польше. Сознаемся, что мы сами виноваты в этом, а сознание в грехе — есть первый шаг к исправлению. Главная причина этому та, что мы мало, или вовсе не заботились о промышленности и торговле, или, лучше сказать, уклонялись от всех предприятий, предоставляемых иноземцами, которые рады были таким выгодам. Главным занятием городов должна быть промышленность, в полном значении этого слова, а занятием местечек и деревень — земледелие, ибо в города стекается народ, от чего является множество разных потребностей, возникают сношения с чужими землями и т.д. Все это возбуждают и развивают промышленность и торговля. Мы не хотели заниматься ими, и потому должны были уступить наши родные города другим, которые воспользовались этим и присвоили себе источники народного богатства. Вот, где начало всех наших бедствий, обрушившихся на нас по собственной вине. Народ беднел, между-тем как в городах множилось богатство. Когда же, с течением времени, земледелие и незначительные ремесла, которыми он занимался, не могли удовлетворить его семейных нужд, то он постепенно приходил в упадок, наконец большая часть его принуждена была заняться поденщиною, этим бедным средством пропитания. Собственно по этой причине в словянских городах находятся тысячи наемников из нашего народа, которые за малую плату обязываются служить иноплеменникам, поселившимся между ими; но они могли бы содержать себя, если бы были предусмотрительны и с самого начала обзавелись хозяйством. Упадок соотечественников и обогащение иноплеменников имели пагубное влияние на нашу духовную жизнь. — Когда в главных городах учреждались разные заведения для народного образования, то жители местечек и деревень должны были, или довольствоваться плохими заведениями, или, не имея средств, чем содержать их, оставаться в совершенном невежестве. Если же случались желающие приобрести высшие познания, то принуждены были переселиться в город, где, под владычеством иноплеменников, в-половину, или совершенно очужеземливались, или не делали никаких успехов. Чужеземцы превышали в нравственном отношении туземцев, и это было причиною, что первые из них пользовались публичными должностями и почестями, а последние были презираемы. Главные города стали походить на рыцарские замки средних веков, из которых делались вылазки на окрестный страны, — с тою только разницею, что целью первых была польза вещественная, целью последних — духовная. Если же являлись благородные мужи, старавшееся образовать отечественный язык и распространять просвещение между народом, то должны были отказаться от своего подвига, будучи лишены необходимых пособий и встречая презрение за предпринятое ими дело. Вот цепь, которая все это соединяет и связывает, и потому, будем ли мы последние или первые, всеми силами должны стараться достигнуть своей цели. - Окончание следует Денница (Jutrzenka) – Литературная газета, посвященная Словянским предметам и издаваемая Петром Дубровским. Варшава, Первая часть. 1842г. с.13-19 https://vk.com/doc399489626_459150965 41Мб Людевит Штур. Путешествие в Лужицы весной 1839 https://proshkolu.ru/user/baobab57/blog/556040/ Деятельность общества имени Людевита Штура http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_767.htm Денница (Jutrzenka) – Литературная газета http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_820.htm

Ять: Денница (Jutrzenka) – Литературная газета Путешествие в Лужицы весною 1839 года Л. Штура По этой причине, достойно всякого уважения и благодарности предприятие великодушного и деятельного докт. Амерлинга в Праге, который по воскресеньям преподает в университете, на чешском языке, химию и технологию,— науки, вообще имеющие связь с промышленностью. Доктор Амерлинг оказывает чешскому народу величайшую услугу, обращая его внимание на улучшение промышленности, которая в нынешнее время служит главным условием хорошего быта товаров и народного могущества. Впрочем, да не подумает кто-нибудь, чтобы все наши бедствия я приписывал исключительно вышеупомянутой причине; напротив, они зависят от тех обстоятельств, которые теснят нашу народность. — Пред отъездом моим из Будешина, я запасся некоторыми книгами, относящимися к лужицкому Словянству. Доктор Клин подарил мне несколько сербских печатных проповедей, торжественных стихов и свою немецкую речь, которая заслуживает особенного внимания, и которую он читал 28 июня, 1836 года, в будешинском обществе естествоиспытателей. Едва ли кто говорил такую чистую правду в глаза противникам, как г. Клин в своей речи, имеющей предметом лужицких Сербов. — Сказавши вообще о Словянах по шафаржикову сочинению: Geschichte der slawivischen Sprache und Literatur, и дословно выписавши свидетельство Гердера, где он упрекает Немцев в несправедливых нападках на Словян, автор обращается к лужицким Сербам. Он пространно говорит об них, исчисляя их добрыеt качества: набожность, трудолюбие, любовь к родному языку, приветливость, и наконец называет лужицких Сербов блистательною жемчужиною в саксонской короне. По словам г. Клина, число Сербов в верхней Лужице, принадлежащей Саксонии, простирается до 50,ООО; если же причислить к ним 30,000 Сербов в нижней Лужице, принадлежащей Пруссии, то всех будет 80,000. В доказательство их храбрости, автор приводит французскую пословицу о Сербах, явившуюся во время последних войн. В ней названы они les bouchers Saxons за свою храбрость, которая отличала их во всех походах. К числу книг, купленных мною принадлежат также: Зейлерова сербская грамматика, под заглавием: Kurzgefasste Grammatik der Sorben-vendischen Sprache nachdem Budissiner Dialekte v. Andreas- Seiler Budissin, bey Weller, 1830; и Лужиские сказки под заглавиемт: Volks-Sagen und volkathu’mliche Denkmale der Lausitz v. Heinrich Gottlob Gra’we, Bautzen. 1839. Verlag v. Reichel. Последних вышла в свет только первая книжка. В другое время и в своем месте, я намерен представить подробный отчет об этих двух книгах. Я также упросил книгопродавцев отослать несколько экземпляров Зайлеровой грамматики в Чехи, Mopaвию и Словенск, чтобы доставить нашим соотечественникам средство короче ознакомиться с языком своих соплеменников. Пробывши почти целые сутки в Будешине, я собрался в Зголерец, куда и приехал в тот же самый день, когда оставил Будешин. Зголерец (Go’rlitz), город при реке Спроне, имеет 12,ООО ж и также, как Будешин, отличается прекрасным местоположением. Из окрестностей ясно можно различить чешские и силезские горы: вид прелестный! — Самый город принадлежит к прусской верхней Лужице. Я изумился, не услыхавши в нем ни Слова сербского. Ни здесь, ни в окрестностях, уже не раздаются словянские звуки, что надобно приписать близкому соседству Силезии, откуда, как и из самого города, чем далее, тем более распространяется чужеземщина. Я посетил г. Гаупта, главного священника здешней евангелической церкви, секретаря верхне-лужицкого ученого общества и принял меня с величайшим радушием, когда я подал ему рекомендательное письмо от докт. Клипа. Он повел меня в огромное здание, принадлежащее упомянутому обществу, где мы пробыли довольно долгое время, осмотревши залу, в которой бывают заседания общества, богатую библиотеку и собрание разных произведений природы. Особенное внимание мое обратили на себя большой Нетопырь (Вампир) и черепы всех азиатских народов. Из древностей замечательный старинный перстень с изображением льва, неизвестно кому принадлежащей; изваяние божка с рогами, как догадываются, Флинца; множество малых и больших урн; проволочные витые пружины, служившая женщинам для сохранения груди, что ясно свидетельствуете о мужественной твердости нашего прекрасного пола, который отличался ею, как в древние, так и в новейшие времена, чему мы имеем доказательства. Случайно я нашел также в библиотеке мою соотечественницу Гронку, недавно изданную г. Кузманым. Я был рад ей, видя в ней представительницу нашей словянской народности в здешнем округе; но радость моя исчезла, когда я вспомнил неприятное известие, еще в Праге дошедшее до меня, что Гронка вскоре окончит свое существование. Не стану исчислять причин и неприятных обстоятельств, прекративших жизнь нашей Гронки, которая с таким восторгом принята была в Словенске. Замечу только, что прежде-временное прекращение ее издания заставляет вывести худое заключение, как об нас, так и о нашей народной жизни. Если бы кто стал обвинять г. Кузманого, издателя Громки, в нерадении, то показал бы этим, что не знает его неутомимой деятельности. Наш ревностный соотечественник вовсе не имел намерения так скоро отказаться от своего предприятия; напротив он мужественно боролся со всеми препятствиями и продолжал издавать Гронку. Вечер провел я у г. Гаупта. Его семейство непременно хотело слышать какую-нибудь словянскую песню, и не принимало от меня никаких отговорок. И так, я запел думу о нашей святой Нитре и потом перевел ее по-немецки. Ее содержание чрезвычайно всем понравилось. Нитра, милая Нитра, о ты высокая Нитра! Где же те времена, когда ты процветала! Нитра, милая Нитра, о ты словянская мать! Как только взгляну на тебя, то не могу не заплакать! Некогда была ты главою всех стран, В которых протекает Дунай, Висла и Морава. Ты была местопребыванием короля Святополка, Когда владычествовала здесь его мощная рука; Ты была святым городом Мефодия Когда он отцам нашим проповедывал здесь божественное слово. Вся слава твоя лежит, сокрытая в пропасти: Так время переменчиво, Так проходит этот свет!... Как, прекрасна эта песня! Она также сильно тревожит душу, как воспоминание о глубокой старине, когда благоденствовали наши праотцы. Г. Гаупт, разговаривая со мною, жаловался на лужицких Сербов, что они, не смотря на вторичное приглашение ученого общества, мало заботятся о собрании народных песен. Между-прочим он показал мне значительный их запас, который, к счастью, собран трудолюбивою рукою и сохранен от забвения. Эти песни вскоре будут изданы на иждивении ученого общества под надзором г. Гаупта, вместе с музыкою и переводом на немецкий язык. Надеемся, что словянство поддержит своим участием важное для нас предприятие и будет признательно ученому обществу, которое с таким усердием заботится о наших песнях. Я узнал также в Лужицах, что наш Эрнест Смолер намерен издать верхне-лужицкие песни, а Маркуш нижне-лужицкие. Желаем им всевозможного успеха. Г. Гаупт жаловался на разнообразность правописания у лужицких Сербов и разсказывал, что однажды священники в нижней Лужице собрались было установить правила правописания, но разошлись, не определивши ничего положительного. К сожалению, горсть людей не хочет, или не всилах, ввести у себя одинакое правописание. Кто же не заметит здесь несогласия и взаимного разъединения между Словянами, переходящих из поколение в поколение. Уже так мало осталось их в-виду погибели, но они не хотят подать друг другу руки, что-бы заключить тесный союз для одоления угрожающей им опасности! - Много бы нужно было говорить об этом, но отложим до удобного времени. Ha другой день я осматривал достопамятности города, в числе которых особенно замечательны: кафедральная церковь св. Петра и Павла, красивейшая из всех евангелических церквей, виденных мною; с высоким куполом с множеством колонн коринфского ордена и с огромными колоколами; — вне города: гроб Спасителя, сделанный по образцу Иерусалимского Эммерихом. Художник два раза посещал Иерусалим,чтобы совершеннее выполнить свое произведение. Осмотревши достопамятности города, я отправился далее, по направлению к нижне-прусской Лужице. На пути, в первый раз я остановился в деревне Кenuscsaun, близ которой на холме видны ряды древних каменных жертвенников: для них-то своротил я в сторону от дороги. Погода была пасмурная, но, когда я приехал в деревню, то небо прояснилось так, что чешские и силезские горы открылись предо мною под отдаленным небосклоном, куда с нетерпением рвалась душа моя. Какое неизъяснимое чувство рождается в то время, когда человек, долго пробывши на чужбине, вдруг увидит по крайней мере вершины тех мест, где его милая родина! Пославши к ней пламенные приветствия, я предался воспоминаниям о минувшем, — и слезы мои о преходящей судьбе нашего поколения были жертвою на заветных алтарях, на которых, кажется, давно уже не приносилась такая чистая жертва…В то же время на окрестных нивах пробуждалась весна. Ее появление я принял за благосклонный ответ, изреченный на мой вопрос Божеством, которое печется и об нас. Вечером, миновавши оседлости Немцев, я достиг наконец сербских поселений; в одном из них, в Коме (Kolmen), я остановился на ночлег у г. Лагоды, тамошнего приходского священника и равностного Серба. Во время слушания лекций в липском университете, он был членом тамошнего сербского общества и вместе сотрудником Сербских Новостей, которые расходились в рукописи между любителями Сербщины. По проезде в Липск, я достал эти Новости. В них заключаются прекрасные разсказы и краткие исторические описания разных предметов. Хорошо, если бы нашлись последователи и приняли по крайней мере этот способ, за неимением другого, — поддерживать любовь к отечественному языку, который истребляется в Лужицах. Что же! прекрасное предприятие погибло назад тому несколько лет. У г. Лагоды я сошелся с одним слушателем Богословия, природным Немцем, который учился по сербски у нашего соотечественника, основательно знающего этот язык, и сам сознавался, что питает любовь к словянщине; доказательством чему служат успехи, сделанные им вполгода. Он намерен ознакомиться и с прочими словянскими языками, как только изучит сербский, на котором, по словам его, гораздо лучше можно выразить все нежное, нежели на немецком. – Поздно вечером, когда г. Лагода спросил, куда девались его слуги, то ему отвечали, что они пошли в лес сжигать Кsадойты, что у Лужичан означает волшебницу. Было последнее число апреля, когда в обеих Лужицах совершается этот обряд, оставшейся, как я думаю, после древних времен словянского язычества. Холмы, леса и рощи освещены были огнями, которые преставляли во мраке ночи прекрасное зрелище. — Корень слова Кsадойты мне неизвестен; впрочем, кажется, что начальное Кs, произносимое Лужичанами гортанно, произошло от х (ch), что очевидно из некоторых примеров, как то Кsорош от хоры (больной). Г. Лагода подарил мне изданную им книжку: Paнише а вечорне моллитвы, яко тейж пши восебных часам а складностях (случаях) с некотрыми домацыми роспомнечами, вот Яна Лагоды. На другой день утром, я поехал далее, миновавши чисто-сербские поселения. Замечательно, что нигде в немецких странах я не находил столько пчельников, сколько в сербских, где в садах роились пчелы между множеством лип: это наследство, оставшееся нам после наших праотцев…Еще до сих пор в обеих Лужицах, по древнему обыкновению, находятся кладбища около церквей, внутри поселений. Правительство должно бы запретить это. — В дороге я встретился с отставным воином, который путешествовал подобно мне. Когда он узнал, что я родом Словянин из Венгрии, то стал осыпать похвалами Словян. Ему нравилась их статная и красивая наружность. — Лучшая часть прусского войска, говорил он, состоит из Сербов и познанских Поляков, которым не достает только образования; если же они получают его, то делаются отличными воинами. Я подтвердил эту истину, убедившись в ней по собственному опыту. Что бы могло произойдти из нашего народа, если бы он с таким же рвением занимался отечественным языком, как наши соседи! — Невольно вспомнил я сонет Коллара: все есть у нас, верьте, мои милые…и т.д. — По-полудни я приехал в Лазы, называемые по-немецки Lohsa, куда спешил с нетерпением, желая видеть г. Зейлера, автора упомянутой мною сербской грамматики и мужа знаменитого в Лужицах по своей любви к отечеству. Когда я пришел к нему и объявил цель моего путешествия, то он принял меня с словянским радушием. Я с удовольствием разсматривал составленную им сербскую книгу для чтения, которая будет служить дополнением к его же грамматике. Он показывал мне также материалы для пространного сербского словаря и многочисленное собрание лужицких песен. Я убедительно просил его, чтобы он ускорил издание своего словаря, столь необходимого для Сербов и прочих Словян. Г. Зейлер обещал это исполнить и намерен сперва снестись с г. Лубенским, который в продолжении нескольких лет также занимается составлением подобного словаря. Я просил нашего словянолюбца, чтобы он позаботился ввести единство в сербском правописании и сблизил бы его с прочими словянскими, чему он уже дал начало в своих сочинениях, в которых взял за образец чешское правописание. Между прочим г. Зейлер разсказывал мне, что во время слушания лекций в липском университете, он хотел преподавать там все словянские наречия, но должен был оставить свое намерение, потому что не нашлось средств к его исполнению. Я посетил еще моего земляка Смолера, о котором говорил выше, и был принят им с таким же словянским радушием. Отец его учитель тамошней школы, разсказывал мне, что его принуждали преподавать все предметы на немецком языке, чему он долго противился и наконец получил позволение преподавать на отечественном языке по крайней мере Закон Божий. Простившись с верными и неизменными потомками древних Сербов, я направил путь свой к католической Лужице (так она там называется), к Каменцу, к местечку, подвластному Саксонии. По пути я заехал в монастырь, с намерением посетить священника Альберта, Чеха, о котором мне говорили, как о пламенном ревнителе нашей народности, основательно знающем главные словянские наречия; но меня поразила печальная весть, что он, назад тому несколько месяцев, скоропостижно умер. В католической Лужице гораздо реже можно услышать немецкий язык, чем в лютеранской, да и тот более походит на какую-то смесь. Когда я встречал в протестанских поселениях детей, выходивших из училища, то они приветствовали меня немецким guten Tag; напротив того, в католических деревнях все приветствовали меня пo-сербски: добрый день. Когда я отвечал детям по-немецки на их сербское приветствие, то они смотрели на меня с каким-то изумлением и, без сомнения, поражены были неожиданным ответом человека в круглой шляпе, который весь одет был в черном. По этому легко можно судить об их воспитании и о том, как отечественный язык ограничивается только сельскими хижинами. Как доказательство умеренности и честности сербского народа в Лужицах, привожу здесь следующей случай. Когда я шел в Каменцу, то был чрезвычайный жар, который становился для меня нестерпимым, потому-что я должен был нести на себе плащ, сначала необходимый в холодные дни, и узел с накупленными и дареными книгами. Случайно встретился я с добрым Сербом. Видя, что он ничего не нес с собою, я предложил ему взять мои вещи и облегчить меня, утомленного зноем; на что он охотно согласился. Добрый мой товарищ шел со мною до самой Каменцы, хотя ему было не по-дороге. Таким образом мы шли вместе довольно долго. Пришедши в город, я дал ему несколько грошей за его усердную услугу, но, посмотревши на деньги, он хотел возвратить мне половику их, сказавши: Вы слишком много дали мне. Я не только не принял от него денег, но еще более хотел дать ему, изумленный его честностью; но он решительно отказался. Судя по одежде, эго был бедный человек, однакож бедность не возбуждала в нем жадности, или, лучше сказать, желания взять более того, что ему следовало. Наши народные добродетели пренебрегаются и служат предметом насмешек для тех, которые осуждают нас. Но пусть они сохраняются — краса человечества — в странах, обитаемых нашими племенами. Они дождутся, может быть, лучших времен. Под Каменцою я разстался с Лужицами и с сербским языком; - в самом местечке уже господствует Неметчина. Я хотел видеться с г. Гриве, издателем лужицких преданий и сказок, но не застал его дома. Переночевавши в Каменце, на другой день я очутился в Дрездене, куда доставил меня извощик, житель отрасли гор, замыкающих Лужицы. К Дрездене уже открыты были музеи; из них особенно занимали меня: музей древностей и картинная галерея. Осмотревши в последней изящные произведения школы итальянской, голландской и т.д, я вошел также в залу, украшенную произведениями чешской школы. Мне приятно было встретить там, между высокими произведениями стольких художников, и произведения Словян, на которые я смотрел с некоторою гордостью. Пробывши в этом приятном городе несколько дней, я перелетел на паровозе в Липск, где познакомился с г. Эрнестом Вацаком, нынешним председателем сербского общества. Он неутомимо заботится о поддержании и улучшении этого заведения. Общество имеет главною целью образовывать для Лужиц отличимых проповедников, хорошо знающих сербский язык. Один раз в неделю бывает в нем заседание, на котором читаются и обсуждаются проповеди, написанные членами, также и другого рода сочинения, как то: о причинах упадка сербского языка в Лужицах, о средствах поддерживать и распространять этот язык, разсказы о древних временах, и т.п. Общество имеет свою сумму и также библиотеку, в которой Словянин может найдти богатые источники для изучения словянских наречий. Мне очень приятно было слышать от г. Вацака, что некоторые члены общества приготовляют материалы для немецко-сербского словаря. Не лучше ли бы было заняться составлением словаря сербско-немецкого, который мог бы служить к обогащению словаря гг. Лубенского и Зейлера. Число членов общества невелико, потому что в самом университете мало находится лужицких Сербов. Я вышел из Липска, искренно желая всего лучшего этому небольшому, но важному учреждению для бедных Лужиц. Лужицы, я видел ваших сынов, видел ваши священные памятники! Одни мельчают с каждым днем, приближаясь к западу, другие разрушаются. Мужайтеся! учитесь из примера погибших соплеменников; помнитe, что и вас ожидает подобная же участь, если вы не позаботитесь о наследии, которое завещали вам ваши отцы и умершие братья…Берегите народное сокровище, берегите его для лучшей будущности. Денница (Jutrzenka) – Литературная газета, посвященная Словянским предметам и издаваемая Петром Дубровским. Варшава, Первая часть. 1842г. с.19-25 https://vk.com/doc399489626_459150965 41Мб Людевит Штур. Путешествие в Лужицы весной 1839 https://proshkolu.ru/user/baobab57/blog/556040/ Деятельность общества имени Людевита Штура http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_767.htm Денница (Jutrzenka) – Литературная газета http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_820.htm

Ять: Денница (Jutrzenka) – Литературная газета Краткое Обозрение Сербской Литературы в Верхней Лужице Краткое Обозрение Сербской Литературы в Верхней Лужице от ее начала до 1767 года. Статья И.Э. Смолера Г. Смолер, сербский литератор, известный в ученом мире как издатель лужицко-сербских песен, посылая для Денницы эту статью, писал к нам (из Вратиславы, от 2 (14) апреля): Посылаю вам Краткое Обозрение Сербской Литературы от ее начала до 1767г. Может быть, вы желали бы, чтобы я сперва представил вам взгляд на нашу новейшую литературу, но она уже несколько стала известна посредством вашей газеты, о древней же сербской литературе знают мало, и это побудило меня начать именно с нее. Если моя статья заслуживает быть напечатанной в вашей Деннице, то я пришлю вам после продолжение, в котором будут заключаться два новейшие периода нашей литературы, а именно от 1767 до 1806, и от 1806 до 1839г.; потом уже пришлю вам окончание, то есть, обозрение сербской литературы от 1839г. до настоящего времени-. Сербы начинают пробуждаться, когда их недоброжелатели думали, будто уже настал для них смертный час; литература сербская снова возраждается, когда казалось уже, что она близка к совершенному упадку всякой письменности; Сербы находят много, много друзей, когда они думали, что все их оставили. Но чтобы Сербы пробудились к новой, юной жизни, чтобы их литература достигла роскошного цвета; чтобы Сербы убедились, что они не безполезный член великого словянского семейства, — для этого нужно, чтобы наши иноземные Словяне, с своей стороны, заботились о нас, как заботится старшей сильный брат о своем, младшем слабом брате. В нашей литературе заключается наша будущность. Если сербская литература погибнет, то погибнет вместе с нею и Сербство; если сербская литература зацветет, то зацветет вместе с нею и Сербство. В чем же заключается обязанность брата в отношении к другому! Чтобы он заботился о его благе. Если наши старшие и сильные братья хотят, чтобы их бедные сербские братья более и более приходили в силы, то они должны в особенности поддерживать сербскую литературу. Но это они могут сделать не иначе, как покупая сербская книги. Пусть же они стараются приобретать сочинения сербских писателей, а нашею обязанностью будет — издавать такие книги, которые бы имели цену для всего словянства. В новейшее время это и было желанием наших ревностных соотечественников, которые издали некоторые сочинения, могущая возбудить любопытство всех Словян. И так, если мы должны заботиться о том, чтобы более и более знакомить с Сербством, то, не мене-того, мы должны стараться и о том, чтобы нашим братьям было известно, какие книги издаются у нас. И потому, зная вашу пламенную любовь к словянской литературе, просим вас помещать по временам в вашей газет известия и о нашей сербской литературе. *** По мере того, как отечественный язык, у разных словянских поколений, употребляем был при богослужении и в училищах, вместе с ним, более или менее, утверждалась и народная литература; тоже самое было и у лужицких Сербов. Они почти безпрерывно находились под властью Немцев и, в-силу их постановлений, не допускались к изучению ремесел и искусств, словом, лишены были всякого умственного образования, и потому-то, до конца XVI века, принуждены были довольствоваться богослужением на чуждом языке, кроме того, нарочно, исключаемы были из училищ первоначальные науки, если Сербы не хотели совершенно отречься от своей народности. Очевидно, что в то время не могли еще и думать о усовершенствовании сербского языка; даже у некоторых немецких писателей этого периода часто повторяется то мнение, что через несколько лет сербский язык должен истребиться. С одной стороны столкновение двух народностей останавливало у Сербов всякое развитие, с другой — способствовали ему религиозные споры. Реформация, получившая начало в Виттенберге, нашла себе, между соседним духовенством, многих последователей, которые стали совершать богослужение на отечественном языке, и отсюда, без сомнения, проистекала потребность старательно заниматься сербским языком. Поводом к этому в-особенности служили проповеди; ибо когда нужно было читать народу некоторые части Св. Писания и вместе с тем изъяснять их, так-же употреблять при священнодействиях некоторые формы и молитвы, то почти каждый священник должен был переписывать для собственного употребления части Св. Писания на сербском языке. Таким образом составлялись письменные сборники разных отделений Св. Писания и обрядных молитв, необходимых при крещении, при исповеди и т.д. Вообще было в обыкновении задавать взрослому юношеству упражнения; при чем старались утверждать их в Вере и развивать их познания. В помощь такому учебному способу переведен был на сербский язык катехизис. Но так-как каждый по-своему переводил Св. Писание и употреблял для этого наречье своей епархии, то простолюдины часто находились в недоумении. Поэтому вскоре все единодушно стали желать катехизиса, который бы мог служить руководством для всего края; что, в самом деле, и было исполнено. Вячеслав Ворех (Wenceslaus Warichius), священник в Годзие, издал на сербском языке катехизис, в 1567г., в Будешине. — Это первопечатная книга в сербской литературе. Почти все духовные места с давних времен заняты были немецким духовенством, и Сербы, так-сказать, не имели никакой религии; притом позволение заниматься науками и вступать в духовное звание получало только такое число Сербов, какое нужно было, чтобы заменять немецкое духовенство во время исповеди; следовательно, при таких обстоятельствах, Сербы могли исповедываться только один раз. Тогда презрение к Немцам достигло высочайшей степени, и у Сербов возникла столь сильная деятельность, что изумила современников. На них стали также обращать особенное вниманье духовное начальство в Мишне и Лужицкие Чины. Во-первых вспомнили, что будешинский капитул основан был с той целью, чтобы Сербы не нуждались в сербских священниках; в-следствие этого изданы были разные постановления, которыми предписывалось священникам Сербской Лужицы, незнающим сербского языка, держать при себе викариев, хорошо знающих по-сербски; в противном случае они подвергались наказанию быть отставленными от места. Чины определили поступать таким же образом, но еще боле разсширили круг своего действия. Сербами, исповедующими новое ученье, до такой степени овладело желание, чтобы богослуженье совершаемо было на отечественном языке, что они охотнее соглашались возвести в духовный сан понамаря, висаря и даже поселянина, нежели оставаться при немецком священнике. Так-как мелочные разсчеты безпрерывно препятствовали такому направленно, то Чины старались, чтобы на будущее время могли образоваться хорошие сербские священники и учители. Сперва они разослали к господам и духовным увещанье, чтобы они заботились об образовании своих подданных, которые вверены были их попечению, особенно отличающихся способностями, и наконец было постановлено учредить для Сербов высшее училище. Город Любий пожертвовал для этой цели свой монастырь и лес, обещая сверх того частые пособья; наконец, в 1570г. Чины отправили депутацию к императору Максимилияну, чтобы получить на то его соизволение и подтверждение. Но как только депутация достигла назначенного места, где подавали ей прекрасные надежды к достиженью цели, — вдруг в Любии вспыхнул пожар и весь город обращен был в пепел. Это было причиною, что предприятие осталось в-туне; между-тем многие из знаменитых его покровителей умерли, таким образом никто не заботился о нем, и наконец - все дело, предвещавшее для Сербов самые благодетельные последствия, совершенно было оставлено. Однако Сербы извлекли из этого пользу, потому что им дозволено было посещать высшие учебные заведенья в Лужице и, что очень важно, для природных Сербов даже предоставлены были два свободных места в училище, в Мишне. Но важнейшая польза была та, что сербский язык становился предметом уваженья, до тех пор неизвестного в крае, и что более и более делался чувствительным недостаток в духовных книгах. В 1594г. вышло второе издание Ворехова катехизиса. Андрей Тиреус, священник в Мужакове, напечатал катехизис, на своем местном наречии, под заглавием: Enchiridion Vaudalicum. Всех катехизисов разного рода и учебных книг, до 1767 года вышло 35. Из библии, в XVI в., ничего не было напечатано. Только в 1627г., Григорий Мартин (Gregorius Martinus) издал 7 псалмов, да после, в разное время, изданы были некоторые книги св. писания. Между-прочим, Михаил Френцель, пастор в Будестецах (Postwiz) напечатал евангелие св. Матвея и Марка. Он же перевел послания Апостола Павла к Римлянам и Галатам, которые баронесса фон ГерсдорФ, в 1693г. приказала напечатать на свой счет и раздать народу. Книги Сираха с некоторыми песнями изданы были в 1710г. Георгием Матеи, а полное издание псалтири напечатано было Андреем Смолерьем в 1729г. Книги Соломона переводил Ц. Леонгард, а пророков, Аввакума и Малахии, издал Захарий Бирлинк. Новый завет, по переводу Френцеля, издан был в 1706 г. на иждивении выше упомянутой баронессы Герсдорф; а в 1741г. был перепечатан уже в четвертый раз. Все св. писание вышло в 1728г. Над изданием его трудились четыре священника: Иоанн Ланге, пастор в Минакале(Milkel), Матфей Иокиш, пастор в Бельске (Gebelzig); Иоaнн Чех, пастор в Будестецах и Иоанн Вавер, пастор в Букецах (Hochkirch). Каждый из них избрал для перевода несколько книг из библии. Как только они оканчивали какую-либо часть, то съезжались в Будешине, где все вместе разсматривали свой труд. Taxиe съезды обыкновенно продолжались два или три дня; от 1716г., когда они начались, до 1727г., когда кончились, всего их было 45. Они сличали библии, не только польскую (Амстердам 1660г.), чешскую (1613), но и древле-словянскую (Виттенберг, 1584), равно и Пентапли (Pentapla) нижней Саксонии, и в награду за это получили от Земских Чинов 400 таллеров. Второе издание вышло в 1742г. Чрез содействие Чинов изданы были в 1695г. воскресные послания и евангелия, переведенные шестью священниками; таким же образом издана была в 1696г. и саксонская обедня. В 1767г. всех молитвенников издано было 27, из которых один велел напечатать на своем иждивении английский посланник барон фон Галес (Наlеs) и раздать между Сербами. Собрания проповедей вышло в 1767 году - четыре издания. В 1710 году появился первый Сербский сборник духовных песней с эпиграфом: во Славу Бога и для блага Сербов (Bоhу k сzеs’c’i а Sеrbam k wyz’itku). Он заключает в себе 205 духовных песней, которые в 14 изданиях, до 1767г., увеличились до 720. По части церковной истории вышли только два сочинения. Первая сербская книг для чтения появилась в 1675г., а первый словарь в 1693г., под заглавием: De orlginibus linguae Sorabicae, 4 тома; составленный Авраамом Френцелем. Краткую грамматику издал И. Тицин, под названием: Principia linguae wendlcae (Прага, 1679); подобную же издал 3аxapий Вирлинк, под заглавием: Didascalia Wandalica, в 1689г, гораздо обширнейшую грамматику написал Георгий Матеи, которая и вышла в 1725г. Наконец приведем следующую книгу: Dr. J. Frankii Hortus Lusatiae plantarum in Lusatia superiori et inferiori creecentium, latine, germanice, ajrabice. Budissat 1594. Что касается до языка, которым писаны сочинения до 1767г., то он отличается ясностью, простотою и удобопонятностью; слог же, не смотря на то, что тогда ограничивались только переводами, не потерял чистоты языка сербского. По этому мы чрезвычайно удивляемся, что до того усильно старались переводить немецкие члены: der, die, das и einer, eine, eines, сербскими указательными местоимениями: тон, та, то, и числительными: йедын, йена, йене, что часто искажали чрез это многие прекрасные места. Сербы, как и прочие Словяне, вовсе не имеют надобности в членах и не употребляют вместо них указательных местоимения. Такая погрешность упомянутых писателей тем более заслуживает порицания, что они тщательно сличали свои труды с духовными книгами своих соплеменников. Относительно правописания заметим, что сначала приняты были правила чешского правописания; католическиe писатели еще до-сих пор следуют И.К. Тицину, по крайней мере в предметах важнейших; а евангелические увлеклись Бирдинком и приняли его правописание, составленное по образцу немецкого и употреблявшееся до наших времен, пока И.Э. Смолер, по примеру Чехов и Иллирийцев, не ввел нового правописания, свойственного, как языку словянскому вообще, так и сербскому. Во 2-й статье постараюсь объяснить, какое влияние произвело на сербскую литературу правописание, составленное по образцу немецкого, и как эта литература с 1767г. постепенно развивалась. - продолжение следует Денница (Jutrzenka) – Литературная газета, посвященная Словянским предметам и издаваемая Петром Дубровским. Варшава, Первая часть. 1842г. с.100-104 https://vk.com/doc399489626_459150965 41Мб Денница (Jutrzenka) – Литературная газета http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_820.htm

Ять: Денница (Jutrzenka) – Литературная газета Краткое Обозрение Сербской Литературы в Верхней Лужице В заключение упоминаю здесь о двух приветствиях Петру В., (на сербском и латинском языках), поднесенных ему, во время его путешествия по Саксонии, Михаилом Бранцелем, который с глубочайшим уважением поднес ему, при этом случае, переведенные им по-сербски евангелия Матфея и Марка и послания к Римлянам и Галатам. Так-как оба приветствия почти одинакового содержания, то я привожу здесь только одно из них, на сербском языке: Перевод Пресветлейший и Державнейший Царь, непобедимый Император и Великий Князь! Приветствуем, приветствуем Ваше Царское и Императорское Величество и Велелепие! Веселятся и радуются Вашему высокому прибытию европейские страны, особенно Германия, а еще более наша Саксония. В Москве запрещено оставлять свой край и выходить из своих границ; однако ж Ваше Величество не щадили ни трудов, ни денег, чтобы своею Высокою Особою посетить наши страны и взглянуть на нас. О Саксония, в-особенности ты, Дрезден, прекрасная столица наших милостивых курфирстов и нашего государя Фридриха Августа! Еще со времен твоего основания Сербами, не оказана была тебе подобная честь, чтобы прибыл к нам столь Великий Царь и Великий Государь, владеющий миллионами подданных, которые говорят нашим сербским, или сарматским языком. О Ваше Величество! До какой степени снизошли Вы и смирились! Ученые пишут, что Цари и Великие Государи выводят род свой от Кесаря Августа, или от его братьев и близких родственников, которые царствовали в России или Московии. Три брата, Чех, Лех и Русь, в лето 500 после Р.X., также пришли с многими тысячами народу в эти сарматские земли и основали три королевства, как-то: Чехи, Польшу и Россию, или Московию. Чех с своим народом поселился в чешской земле, Лех в польской, а Рус в русской. Вы Beликий Князь, Ваше Царское Величество; Вы княжите в Казани и Астрахани, и 18 княжеств подвластно вам: Вы можете повелевать до границ персидских и мидийских! Мы знаем из дееписания, что во всех странах и землях Царя Московского исповедуется греческая христианская вера и греческое учение. Я Вашему Царскому Величеству почтительнейше доношу, что мы, Сербы, также исповедуем в Саксонии апостольскую лютеранскую веру и такое же учение. — Всепокорнейше прошу Вас: соблаговолите милостиво принять от меня переведенные мною Св. книги и взять их с собою в Московию; да увидят Ваши подданные, что в нашем саксонском курфиршестве преподается и исповедуется истинная апостольская вера. Да сохранит Вас Бог в добром здравии, Ваше Царское Величество! 1697г. Михаил Бранцель Денница (Jutrzenka) – Литературная газета, посвященная Словянским предметам и издаваемая Петром Дубровским. Варшава, Первая часть. 1842г. Краткое Обозрение Сербской Литературы в Верхней Лужице от ее начала до 1767 года. Статья И.Э. Смолера. с.104-105 https://vk.com/doc399489626_459150965 41Мб Денница (Jutrzenka) – Литературная газета http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_821.htm

Ять: Денница (Jutrzenka) – Литературная газета Пiсне хвалы а Матыря спЪваще Тоя красна Птыцiя яква несе ПраЩурем нашем огнь до домы iа Песни хвалы и Матерь поет, та прекрасная Птица, которая несет Пращурам нашим огонь в дома их Дощ.7б (а Матыря спЪваще - т.е. и мы поем, и Матерь. Персонаж Влескниги - Матере Сва, что переводится как Матерь Всех, или Матере Сва Слава - Матерь Всех Слава/ВсеСлава; упоминается в текстах почти пятьдесят раз. Она ведет и направляют Русов - перевод и комментарий Н. Слатина) Н.В. Слатин. Влескнига II (Омск, 2006).pdf https://vk.com/doc399489626_449257582 II. Иностранные книги, относящиеся к словянским предметам. Die Wissenschaft des Slawischen Mythus in weitesten, den altpreussisch-lithauischen Mythus mitumfassen den Sinne (Пространное изложение словянского мифа, обнимающее собою древле прусский и литовский мифы). Львов, Станиславов и Тарнов. 1842. В 8, XX и 432стр. Это сочинение написано Др. Игн. И. Ганушем проФессором философии и ее истории в львовском университете. Он рассматривает мифологию, как науку; излагает идею мифа и мифологии; показывает отношение мифологии к истории баснословных времен и к философии мифов и наконец отношение ее к археологии. Сделавши эти общие замечания, он переходит к определению места, какое Словяне занимают в истории просвещения. Здесь он говорит о числе Словян, о стремлении их к просвещению, о народном характере древних Словян, и утверждает, что отличительною чертою их характера есть набожность и миролюбие. Объясняя мифы, он замечает в них индийское начало, и слово: Слав производить от богини огня Славы; поклонение свету и огню, у древних Словян, сравнивает с поклонением Будда – Корос (Хорос) - Суру, на востоке. Словянский Парабрама = Прабог; Тримурти, принимаемый, как одно божество — Триглав; как раздельный, Провен — Сива — Радегаст. — Объяснивши подробно индийскую стихию в словянской мифологии, автор переходить к Парсам (персам) u наконец говорит о соединении стихии индийской с стихиею этих последних. С той же самой точки зрения он разсматривает мифологию прусскую и литовскую; в заключении разбирает преобразование словянского мифа в Европе и приводит названия богов надземных, земных и подземных. Автор во всем своем сочинении является глубокомысленным изыскателем с любовью занимающимся своим предметом. Он пользовался обильными источниками и объяснил многие места; но достиг ли он своей цеди, об этом можно судить по его собственным словам: Мое сочинение частью предназначено для того, чтобы удовлетворять потребности, которую давно уже каждый чувствовал; частью для того, чтобы еще более дать ее почувствовать-. Денница (Jutrzenka) – Литературная газета, посвященная Словянским предметам и издаваемая Петром Дубровским. Варшава, Первая часть. 1842г. Библиография с.134 https://vk.com/doc399489626_459150965 41Мб Die Wissenschaft des Slawischen Mythus in weitesten https://vk.com/doc399489626_459396024 Чешский исследователь XIX века Игнатий Гануш (Hanuś Ignaz J., dr. Zur Slavischen Runen-Frage mit besonderer Rücksicht auf die obotritischen Runen-Alterthümer so wie auf die Glagoliza und Kyriliza. Als ein Beitrag zur comporativen germanisch-slavischen Archaologie. Archiv für Kunde Österreichischer Geschichts-Quellen. Wien, XVIII Band, Keiserische Akademie der Wissenschaften, 1857, S.1-114) убедительно показал, что глаголица восходит к германским рунам; а я позже выяснил, что сами германские руны были вариантом тюркских рун, тогда как тюркские руны возникли на основе русских рун. В.А. Чудинов. Расшифровка славянского слогового и буквенного письма http://chudinov.ru/nacionalnaia/3/ Zur Slavischen Runen-Frage mit besonderer Rücksicht... https://vk.com/doc399489626_459396060 Igna'c Jan Hanus' https://cs.wikipedia.org/wiki/Ign%C3%A1c_Jan_Hanu%C5%A1 Денница (Jutrzenka) – Литературная газета http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_821.htm

Ять: То бо Магура спЪва пЪсне сва до сЪще https://vk.com/veda_ra_rita?w=wall85673060_5436 Пiсне хвалы а Матыря спЪваще Тоя красна Птыцiя яква несе ПраЩурем нашем огнь до домы iа Песни хвалы и Матерь поет, та прекрасная Птица, которая несет Пращурам нашим огонь в дома их Дощ.7б (а Матыря спЪваще - т.е. и мы поем, и Матерь. Персонаж Влескниги - Матере Сва, что переводится как Матерь Всех, или Матере Сва Слава - Матерь Всех Слава/ВсеСлава; упоминается в текстах почти пятьдесят раз. Она ведет и направляет Русов - перевод и комментарий Н. Слатина) Н.В. Слатин. Влескнига II (Омск, 2006).pdf https://vk.com/doc399489626_449257582 Индрой, Митрой, Варуной, Агни (его) называют, А оно, божественное, - птица Гарутмант. Что есть одно, вдохновенные называют многими способами. Агни, Ямой, Матаришваной (его) называют. Кого возвеличили боги, и кто - богов: Одни радуются (возгласу) Свага!, другие - Свадха! Агни, идущий впереди богов, Умащается пением гаятри. Он сверкает под возгласы: Свага! И вот прославленный, юный (Агни) вспыхнул благодаря дровам, На вершине неба, на пупе земли. Как Митра Агни достоин призывов, (он,) Матаришван. Как вестник пусть привезет он богов на жертвоприношение! Благодаря дровам, он укрепил небосвод, (он,) вздымающийся. (Этот) Агни, становящийся высшим из источников света, Когда Матаришван для Бхригу Зажег Агни, скрывавшегося возницу жертвы. Того, кто будто сам по себе убежал, Агни, спрятанного таким образом, - Это его принес Матаришван издалека, Похищенного для богов. Таким тебя захватили смертные, О возница жертв богам, Чтобы ты надзирал за всеми жертвами, о близкий человеку, Благодаря твоей силе духа, о самый юный. Создайте сильный дым, друзья! Невредимыми идите к награде! Вот Агни, победитель в боях, очень мужественный, С чьей помощью боги одолели дасью. Вот твое своевременное лоно, Откуда родившись, ты засверкал. Зная его, усядься, о Агни, И вдохновляй нашу песнь! Танунапат - зовется отпрыск Асуров; Нарашансой становится он, когда рождается; Матаришваном - когда сформировался в матери; Порывом ветра он стал в (своей) стремительности. (Под возглас) Свага! для Агни, для Варуны, Свага! для Индры, для Марутов, Свага! для богов (идет) жертвенное возлияние Матаришван (mataricvan) - мифологический персонаж, похитивший в изначальном мире огонь для богов и для Ману Свага! (svaha) - На благо!, ритуальный возглас, приглашающий богов вкусить жертву. Свадха! (svadha) - литургический возглас при принесении жертвы предкам (pitarah) РигВеда. Мандалы I-X. перевод Т.Я. Елизаренковой http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_863.htm http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_622.htm В переводе РВ на русский язык Т.Я. Елизаренковой В Мандале I (191 гимн) корень слав - 162, хвал - 178. В Мандале II (43 гимна) корень слав - 33, хвал - 43. В Мандале III (62 гимна) корень слав - 35, хвал - 50. В Мандале IV (58 гимнов) корень слав - 45, хвал - 54

Ять: ВИДЕО со школьного урока истории https://vk.com/video162210808_456239025 С МАСЛЕНИЦЕЙ ПО СОЛНЦУ, СЛАВЯНЕ! ПРАЗДНИК В ЖИТОМИРЕ https://ok.ru/video/491717921375 АРИИ-РУСЫ-СЛАВЯНЕ. РОДНАЯ ВЕРА-ВЕДА СВЯТОЙ РУСИ Киев, Украина Объединение родолюбов всей Святой Руси, которые своим примером умножают Родное Наследие, развивают Дух, Душу, Тело; Родную Славянскую Веру- Веду; Мировоззрение Любви и Справедливости; Покон Рода. Мы - это Русь Святая - Счастливая Семья; Исконный Образ Жизни по Совести и Чести, почитая предков и в Ладу с Природой; Правдивое Былое; Обычаи; Обряды; Заповеди; Предназначение; Родовые Знания и обычаи; Природные Свята; всё о нас самих. https://ok.ru/rodnayaveraveda?st._aid=Reshare_openGroup Андрей Даромир Матяш https://ok.ru/profile/130739284001 СЛОВАРЬ УСТАРЕВШИХ СЛОВ И ОБОРОТОВ - 1-2-Я ЧАСТЬ Мы забыли множество слов которые для наших предков значили очень много, которые вносили в наш язык неповторимый, яркий колорит. Предлагаем вам вспомнить смысл многих забытых слов, которые когда-то в детстве слышали от своих бабушек, и постараться многие из них применить в современной жизни https://ok.ru/rodnayaveraveda/topic/66931316159839 https://ok.ru/rodnayaveraveda/topic/66931367671135

Ять: СЛОВАРЬ УСТАРЕВШИХ СЛОВ И ОБОРОТОВ - 1-Я ЧАСТЬ https://ok.ru/rodnayaveraveda/topic/66931316159839 Мы забыли множество слов которые для наших предков значили очень много, которые вносили в наш язык неповторимые, яркие образы. Предлагаем вам вспомнить смысл многих забытых слов, которые когда-то в детстве слышали от своих бабушек, и постараться многие из них применить в современной жизни А Абы — чтобы, дабы Абие - тотчас, сразу Агнец — ягненок, барашек Аер - воздух Аз — местоимение «я» или наименование первой буквы алфавита Аз, буки, веди — названия первых букв славянского алфавита Аки — как Алтын — старинная серебряная монета достоинством в три копейки Алчешь — от слова «алкать» — жадно хотеть Ан, аже — если же, между тем, ведь Армяк — мужская верхняя одежда из суконной или шерстяной ткани Аршин — мера длины, равная 0,71 метра Ащё — если, ежели, когда Б Бабка — четыре снопа овса — колосьями вверх, накрытые пятым — колосьями вниз — от дождя Баженый — любимый, от слова «бажать» — любить, желать, иметь склонность Базланить — реветь, кричать Барда — гуща, остатки от перегона хлебного вина, используемые на откорм скоту Басок — краткая форма от слова «баской» — красивый, пригожий, украшенный Бадог — батог, палка, посох, хлыст Бахарь — говорун, краснобай Баять — говорить, болтать, беседовать Безвременье — беда, тяжелое испытание, время Безмен — ручные весы с неравным рычагом и перемещающейся точкой опоры Безобычный — не знающий обычаев, житейских правил, приличий Бердо — бремя, тяжесть, ноша; охапка, сколько можно обнять руками Беремя — бремя, тяжесть, ноша; охапка, сколько можно обнять руками Бечева — прочная веревка, канат; бечевая тяга — передвижение судна бечевой, которую тянули по берегу люди или лошади Бирка — палочка или дощечка, на которой зарубками или краской кладутся знаки, заметки Бирюк — зверь, медведь Бить челом — низко кланяться; просить о чем-либо; подносить подарок, сопровождая подношение просьбой Биться об заклад — спорить на выигрыш Бобыль — одинокий, бесприютный, бедный крестьянин Боден — бодец, шпора на ногах петуха Божедом — сторож на кладбище, могильщик, сторож, староста дома для престарелых, инвалидов Бортник — человек, занимающийся лесным пчеловодством (от слова «борт» — дуплянистое дерево, в котором гнездятся пчелы) Ботало — колокольчик, колокольный язык, било Бочаг — омут, яма, залитая водою Бражник — пьяница Брашно — пища, еда, хлеб-соль Бредень — сеть, небольшой невод Буерак — сухой овраг Буза — каменная соль, которую давали животным Булава — знак начальственной власти, также оружие (палица) или набалдашник Бурачок — кузовок, небольшой короб из бересты Бученье — от слова «бучить» — вымачивать, белить холсты В Вадить — манить, привлекать, приучать Ващец — ваша милость Ведрина — от слова «вёдро» — ясная, теплая, сухая погода (не зимняя) Вежество — воспитанность, учтивость, вежливость Верея — один из столбов, на который навешиваются ворота Верстень — верста Верша — рыболовный снаряд, сделанный из прутьев Веселко — мешалка Вица, вичка — хворостинка, прут, хлыст Водильщик — вожак медведя Войт — старшина в сельском округе, выборный староста Волок — от слова «волочить», путь на водоразделе, по которому переволакивают грузы и лодки Волостник — женский головной убор, род шапочки Ворогуха, ворогуша — ворожея, гадалка, злоумышленница Воровина — сапожная дратва, также веревка, аркан Вотчина — родовое именье землевладельца, переходящее по наследству Временьщик — человек, достигший высокого положения благодаря случаю Вскую — попусту, напрасно, зря Всугонь — вдогонку Вчуже — со стороны, не будучи в близких отношениях Выть — время еды, также доля пищи, часть еды Г Гарчик — горшок, кринка Гатки, гать — настил из бревен или хвороста на топком месте Нагатить — настлать гать Гашник — пояс, ремень, шнурок для завязки штанов Гинуть — сгинуть, пропадать Говеть — соблюдать пост, воздерживаться от пищи Говоря — речь Гоголь — птица из породы уток-нырков Годы годуй — годы живи, от слова «годовать» — жить Голбчик — голбец, отгородка в виде чулана в избе между печью и полатями, припечье со ступеньками для всхода на печь и полати и и с лазом в подполье Голдеть, голдобить — шумно разговаривать, кричать, браниться Голик — веник без листьев Голица — кожаная рукавица без подкладки Голомя — открытое море Голь — оборванцы, голяки, нищие Горка — погост, место, где жили служители церкви Горница — чистая половина избы Гривна — старинная монета достоинством в десять копеек Грош — старинная монета достоинством в две копейки Грумант — старинное русское название архипелага Шпицберген, открытого нашими поморами в ХV веке Грунь, груна — тихая конская рысь Грядка — шест, жердь, подвешенная или приделанная лежмя, перекладина, жердочка в избе, от стены к стене Гуж — петля, которая скрепляет оглобли и дугу Гумно — место для хранения хлеба в снопах и молотьбы, крытый ток Гуня, гунька — старая, истрепанная одежда Д Даве — недавно Дворница — хозяйка постоялого двора Дежа, дежка — квашня, кадка Дел — дележ Делёнка — женщина, постоянно занятая делом, рукоделием Деньга — старинная монета достоинством в две полушки или в полкопейки; деньги, капитал, богатство Доброхот — доброжелатель, покровитель Довод — донос, обличенье, жалоба Доволе, доволи — сколько хочешь, сколько нужно, достаточно Докука — надоедливая просьба, также скучное, надоевшее дело Долить — одолевать Доля — участок, пай, надел, жребий; участь, судьба, рок Домовина — гроб Донце — дощечка, на которую садится пряха и в которую вставляется гребень и куделя Доправить — стребовать подать, долг Дресва — крупный песок, который употребляется при мытье некрашеных полов, стен, лавок Дубец — молодой дуб, дубок, полка, посох, розга, хворостина Дышло — одиночная оглобля, укрепленная к передней оси для поворота повозки, при парной запряжке Е Едь — еда Ежа — еда Ежеден — ежедневно, каждодневно Елень — олень Елей — оливковое масло, которое употребляли в церковной службе Елка — еловая ветка на крыше или над дверью избы — знак, что в ней находится трактир Елоза — непоседа, проныра, льстец Ендова — широкий сосуд с носком для разливания жидкостей Епанча — старинный длинный и широкий плащ Ерычется по брюху — от слова «ерыкать» — ругаться, сквернословить Етчи — есть Ж Железа — оковы, цепи, кандалы Жеребей — жребий Животы — живность, достаток, богатство Жир — добро, имущество; хорошая, привольная жизнь Житник — ржаной или ячменный печеный хлеб Жито — всякий хлеб на корню, рожь, ячмень Жнива — жатва, уборка хлебов; полоса после выжатого хлеба Журливый — ворчливый Жялвей, желвь, жоль — нарыв, опухоль на теле З Завертка — веревочная привязь оглобли к повозке Загнетка — площадка печи между утьем и топкой, заулок на шестке русской печи, куда сгребают жар Заговенье — последний день перед постом, когда можно употреблять скромную пищу Закорм — искаженное: закром, сусек Залучать — заманивать Замиренный — переставший ссориться Заневоль — поневоле Зарод — стог, скирд сена, снопов, удлиненной формы Затулье — ограда, защита Зернь — игра в кости или зёрна Зимник — дорога зимняя, санный путь Злыдень — несчастье, злая, жестокая судьба Зобать — собирать, есть, хватать Зуй — птица из рода куликов И Иванов день, Купала — день летнего солнцестояния Избыть — погубить, извести, сбыть Извадиться — приучиться к дурным привычкам Изветлив — от слова «извет» — клевета Извоз — отхожий промысел крестьян, которые нанимались перевозить грузы на своих лошадях Изруч — из руки, от руки, руками Имут — имеют Инда — даже Инно — как, будто Ино — иногда Исподний — нижний К Кайка — каяние, от слова «каяться», признавать, сознавать проступок, грех Калика — паломник, странник, нищий Камка — шелковая, узорчатая ткань Канун — время, предшествующее какому-либо празднику; поминки по покойнику Кастить — пакостить, вредить, грязнить Кат — палач Каять — ругать, проклинать, порицать, осуждать, хаять Кила — грыжа Кистень — старинное оружие, состоящее из тяжелого набалдашника на короткой рукоятке Китайка — сорт хлопчатобумажной ткани Китина, кита — стебли долгоствольного растения Кичижки, кичига — молотило, заменяющее цеп Клеть — отдельная нежилая постройка для хранения имущества, кладовая, чулан, холодная половина избы Кляч — короткий шест, распорок Клятва — присяга, заклинание, проклятие Кныши — лепешки с маслом; пирожок, пшеничный хлебец Кожух — тулуп из овчины Колок — небольшая рощица, перелесок Колпица — птица из разряда цапель Колышка — ком, кучка Комелек — нижний толстый конец дерева Копыл — деревянный брус с торчащим концом (смнакопыльник) Коренье — укор Косица — висок Костер, костерь, костра — сорная трава из семейства злаковых Кошмичка, кошма — войлочный коврик Кочедык — инструмент для плетения лаптей Крома — ломоть хлеба, горбушка, сума нищего Кросна — крестьянский домашний ткацкий станок Кружало — вертящийся гончарный круг; кабак, питейный дом Крупитчатый — из белой муки высшего качества Кряж — колода, короткое бревно Кулижка, кулига — лесная поляна, расчищенная для земледелия Куна — старинный денежный знак, когда собольи, куньи шкурки заменяли деньги Л Ладер — ток (от: плоский как ладонь) Ладыга — лодыжка, щиколотка Лалы — болтовня, пустословие Ланской — летошний, прошлогодний Летник — летняя дорога Лизун — коровий язык Лихва — что-либо излишнее, корыстные доходы, барыши Лобанить — бить по лбу; забрить в солдаты Лог — широкий овраг, с пологими склонами Луб, лубяной — подковровый слой липы, идущий на лыко, из которого делают корзины, плетут лапти Лытать — уклоняться от дела, бегать от работы, праздно шататься, скитаться Лычный — сделанный из лыка Лутошко — липовый прут без коры Ляда, лядина, лядо, ляшин — пустошь, покинутая и заросшая земля М Мамка — нянька, кормилица Мана — от манить, обманывать, дурачить Масляна — масленица, языческий праздник встречи весны Мат — беда, конец Матица — осевая балка, скрепляющая стены, на нее кладут потолок Маяк — прасол, перекупщик, скупавший по деревням лен, холсты и прочее для перепродажи на торгах Меледа — кедровые орехи Месячина — продовольственный паек, который помещик помесячно выдавал крестьянину Мех — мешок Мзда — награда, вознаграждение, плата, возмездие, барыш, корысть, прибыток Мизгирь — паук Мир — сельское общество Мнози — многие Молодуха — молодая жена, невестка Мотовило — орудие на которое наматывают нитки, пряжу с веретена Мошна — мешок для хранения денег, кошелек, символ богатства Мутовка — палка с сучками на конце для взбалтывания чего-либо Н Наветки — клевета, наговор, намек Навколо — около Надолба — столбик, тумба, вкопанные в землю Назем — навоз Накопыльник — продольный брус у саней, в который вставлены верхние концы копыльев (смкопыл) Напредки — вперед, в будущем Напуски — брань, нападки Наст — подмороженный крепкий слой снега; лед при первых морозах у берегов рек, озер Настить — стелить холсты для отбелки Натекать — набежать, набегать Небылые слова — напраслина, ложь Неча — ничего Наямиться — напастись припасов на большой расход Новина — хлеб, а также любые продукты и изделия из первого урожая Небоже, небога — нищий, убогий Нужа — бедность, крайность, недостаток Нравный — сердитый, с крутым нравом О Обельный — крестьянин, освобожденный от податей и повинностей Обиход — привычный, установленный уклад жизни Обмежа — полоса вдоль межи (смумежье) Оборы — веревки, завязки у лаптей Оброть — недоуздок Обрядня — женская работа в избе по хозяйству, наведение порядка в избе, сам порядок Обык — обычай Одинакий — одинокий Однорядка — старинная верхняя мужская одежда Одонье, одонок — круглая, с острой вершиной, кладь хлеба в снопах или круглый стог сена Опара — заправленное дрожжами или закваской забродившее тесто Опорки — рванные сапоги Орать — пахать Оселок — точильный камень Осминник — восьмая часть, доля земли хлеба Основа — продольные нитки ткани при тканье на кроснах (смуток) Остронлив — осторожен Остуда — охлаждение, гнев, размолвка Отава — трава, в тот же год выросшая на месте скошенной Отзимок, отзимье — поздняя холодная весна Оттопок — стоптанный, изношенный башмак Отъезжий рубль — заработанный в отхожем промысле, на стороне Охлябь — езда верхом на лошади без седла Оход — желание, охота Охуд — осуждение, хула Очеп — гибкий шест, на который подвешивалась люлька Ошурки — вытопки сала, остатки, подонки П Паголенки — чулок без ступни, охватывающий только голень ноги Паленица — богатырь, наездник; женщина — воительница, богатырша Паска — пасха, христианский весенний праздник в честь воскресения Иисуса Христа Пасма — моток льняных или пеньковых ниток - прядь волос Пахва — седельный ремень с кольцом, в которое продевается хвост лошади, чтобы седло не сползало на шею Паче — усилительное слово; тем паче — тем более Пенья — пеня, выговор, упрек, пенять — сетовать, укорять Перевык — отставанье от прежних привычек, приобретение новых Перевясло — сказка, пучок, жгут из крученной соломы для перевязки снопов Перемена — смена блюд в обед или на пиру Пест — толкач для растирания чего-либо в ступе Пестрец — род гриба; рыба Пищаль — старинное огневое оружие: пушка, длинное тяжелое ружье Платать одежду — чинить, латать, класть заплатки Повадка — поблажка, потачка, привычка к чему-либо Повадно — привычно, легко, приятно Повалушка — общая холодная летняя спальня Поверстаться — сравняться, поровняться Поветь — крыша над скотным двором, также настил над скотным двором, где хранили сено, крытый теплый двор Повивка — обмотка, обвивка Повой — повойник, головной убор, шапочка из ткани замужних женщин; обряд повивания невесты во время которого на нее надевают повойник Погост — сельское кладбище Погутка — прибаутка, побаска Подвох — злонамерное действие с целью подвести кого-то Поджид — ожидание, от слова «поджидание» Подоплека — подбой у крестьянской рубахи, от плеч по спине и груди Пожитки — мелкое имущество, вещи Пожня — луг, покос; нива, засеянная пашня Покляпло — наклонилось к земле Полати — деревянный настил в избе для спанья - устраивается под потолком от печи до наружной стены Полба — культурный злак, разновидность пшеницы Полтина — старинная монета достоинством в пятьдесят копеек или сумма в пятьдесят копеек Полица — пола, нижняя часть одежды Полушка — старинная монета достоинством в четверть копейки Польга, польза — льгота, облегчение, прибыль, нажива Помин — поминовенье, воспоминанье Понева, понява, понявка — шерстяная, тканная в полоску женская юбка Порато — сильно, быстро Пореют — взрослеют Посад — настил в один ряд снопов на току Посконь — конопля; домотканый холст из конопли Постолы — легкая обувь из сырой кожи; один или несколько кусков кожи стянуты вокруг ступни шнурком Посул — обещание, обет, данное слово Потка — пичужка, пташка, маленькая птичка Притвор — от «притворять» квашню: дав закиснуть тесту, прибавить муки и воды и месить Притча — рассказ в иносказательной форме; непонятное, труднообъяснимое явление, пословица Поярковый — шерстяной, сделанный из поярка, шерсти ярка, овцы первой осени Правеж — взыскание долга, денег в старинном судопроизводстве с истязанием несостоятельного должника, от «править» — взыскивать, взимать; буквально — «выколачивание» долга Преснец — пресный хлеб Приблюдено — приготовлено, запасено, от «блюсти» — соблюдать, хранить, беречь Приборы — наряды, украшения Привяга — привязанность Прикалиток — калитка, дверь во двор для пешего прохожего, рядом с воротами Прилука — приманка, прикормка Примолвка — присказка, побасенка, речь, слово Присошка — подборка под сохой Притомный — свидетель, очевидец Прядать — прыгать, скакать, отскакивать в сторону Прясло — часть деревянной изгороди, в длину жерди Пуд — мера веса, равная 16,3 килограмма Пядень — пядь, мера дины, равная ¼ аршина, или 0,178 метра Пята — петля двери Р Радуница — весенний языческий праздник у восточных славян, связанный с поминовением предков

Ять: СЛОВАРЬ УСТАРЕВШИХ СЛОВ И ОБОРОТОВ - 2-Я ЧАСТЬ https://ok.ru/rodnayaveraveda/topic/66931367671135 Мы забыли множество слов которые для наших предков значили очень много, которые вносили в наш язык неповторимый, яркий колорит. Предлагаем вам вспомнить смысл многих забытых слов, которые когда-то в детстве слышали от своих бабушек, и постараться многие из них применить в современной жизни. Р Радуница — весенний языческий праздник у восточных славян, связанный с поминовением предков Раменье — мелкий лес, прилегающий к полям, пашням Ратай — крестьянин, пахарь Рвина — ров, канава, яма, овраг Рель — мачта, виселица Рига — постройка обычно на краю деревни для сушки хлеба Рожон — острый кол, укрепленный в наклонном положении Розно — отдельно, врозь Руда — кровь Рушать — резать, разрушать Рядно — толстый холст из грубой пряжи, подстилка из такого холста Рядович — простой, рядовой человек, от слова «ряд»; сосед — в деревне С Сарынь — толпа, ватага, сброд Сбой — заминка в беге Сбойливый — крепко сложенный, ладный Сверстать — уравнять одно с другим Светец — подставка, держалка для лучины Свороб — зуд на коже Сгибень — пирог, тесто, согнутое пополам Семина — семь дней, неделя Сир — сиротливый, бедный Скало, скал, скалка — круглый деревянный валик для катанья белья или раскатывания теста Слина — слюна Смород — смрад, вонь Собина, собь — имущество, достояние, пожитки Содом — беспорядок, шум, суматоха Сокотать — стрекотать, кричать по-сорочьи; переносн: болтать без умолку Солод — бродильный продукт из проросших зерен Сорок мучеников — день памяти христианских Севастийских мучеников, отмечался 9 марта по стст Соромиться — срамиться Соцкий — сотский, крестьянин, избиравшийся для исполнения полицейских функций в деревне Сочень — пресные тонкие лепешки, жаренные на растительном масле (соке): конопляном или льняном Спорый — прочный, выгодный (о работе, деятельности); энергичный, деловой (о человеке) Спорынья — быстрота, торопливость в работе; сорняк во ржи Ставец — деревянная точеная чашка, миска Становой — становой пристав, в дореволюционной России — полицейский чиновник, начальник полицейского управления в уезде Стень — тень Стлище — место, где расстилают лен или конопель для вялки, просушки или холст для отбелки Странный — странствующий человек, странник Стяг — шест, жердь; флаг, знамя; мясная очищенная туша без головы и ног Суволока — плохая посконь, брошенная в поле, всякий бурьян, сорная трава; народ, сброд Судно — посудина, сосуд, корабль Сукрой — ломоть хлеба во всю ковригу Сумет — сугроб Сурово, суровье — ткань без окраски, преимущественно холст Сурьма — черная краска; сурьмить брови — красить сурьмой Сусек, засек — ларь для зерна в амбаре Суслон — составленные на ниве для просушки снопы, укрытые верхним снопом Схима — высшая степень монашества в православной церкви, налагающая сааме строгие правила Съезжий двор — полицейский участок Сыта — вода, подслащенная медом Сычка — самка сыча (совы) - Сычи весной много кричат – переносное значение: крикливая женщина Т Талан — судьба, удача, счастье Тать — вор Тенёта — сеть для ловли зверей, паутина Тенетник — паук Тиун — приказчик, управляющий Толчея — мельница, где обдирали шелуху с зерна Тороват — щедрый, приветливый Требник — богослужебная книга Треноги — путы, которыми стреноживают лошадь Трясца, трясотье — лихорадка, трясучка Туга — печаль, скорбь, тоска Туес — роде ведерка из бересты, с крышкой Тын — высокий забор из заостренных кольев Тьма, тма — десять тысяч Тюря — кушанье; хлеб, крошенный в квас, воду, молоко Тяжа, тяжба — судебное дело У Увя — дитя Убогий — бедный, неимущий, нищий Утлый — ветхий, худой, дырявый Уброд — рыхлый глубокий снег Уложенье — свод, собрание законов Умежек — умежье, полоса вдоль межи (смобмежа) Уповать — надеяться Уповод — срок, определенный период времени от двух до четырех часов; время работы за один прием до отдыха и еды, время проезда без кормежки лошадей Уток — поперечные нити ткани (смоснова) Ухитить — устроить, уладить, укрепить Ф Ферязь — мужское долгое платье с длинными рукавами, без воротника; женское платье, праздничный сарафан Х Хайка — осуждение, порицание — от слова «хаять», осуждать, порицать Холоп — крепостной слуга; человек раболепный Холуй — подхалим, низкопоклонник Хула — порицание Ц Целик — целина Цеп — молотило, длинная палка держала, короткая — било, соединены ремнем Ч Чалый — серый Чеботарь — сапожник Чело печное — вход в печь Черносошный — государственный крестьянин, плативший дань, подать с сохи Черностоп — осенние холода без снега Чумичка — уполовник, переносн. значение: неопрятная женщина Ш Шабала, шебала — баклуша, осиновый чурбан, из которого точат деревянную посуду Шабур — сермяжина, домотканая одежда из грубого домотканого материала; плохая, грубая одежда Шаль — шалость, баловство, от слова «шалить» Шанцы — окопы Шолуди — сыпь по телу, струпья, короста Щ Щапливый — щеголеватый Щедровитый — рябой, от слова «щедрина» (или «шадрина») — следы от оспы на лице Щепа — деревянная посуда ШАР - краска, цвет Ю Юр — высокое место Южик - родственник ЮЗА - цепь, оковы Я Ядение — еда, пища, процесс еды Яловая — нетелившаяся корова Ярыжка — пьяница Ядь - еда, пища Яже – которая, которые, которых Язва - рана; беда, печаль Язвен - ранен Яко - что, так что, чтобы, ибо, хотя Якоже – как; чтобы Япончица - накидка, плащ Яруга - проходимый овраг Ярый - мощный, буйный Ясти - есть Яти - взять, брать, схватить, достигнуть

Ять: В защиту этимологического правописания Григорий Семёнович Малец. Потуги розъединенія и ослабленія русского народа. Львов: Изд Ставропигийского инcтитута, 1924 https://vk.com/doc399489626_459649499 от Наташи Гаттас 519. Григорій Семеновичъ Малецъ (1867-1935) Ученый агрономъ, организаторъ Карпаторусскаго отряда при Добровольческой арміи, предсЪдатель Русскаго Нар. Объединенія, предсЪдатель Русской Селянской Организаціи, тов. предсЪд. Союза Русскихъ Меньшин. Организацій, директоръ О-ва им. Качковскаго и членъ всЪхъ центр. гал.-русскихъ обществъ. Написалъ много популярныхъ статьей по агрономіи, напечатанныхъ въ изданіяхъ О-ва Качковскаго. Ему принадлежитъ равно-же брошюра для народа въ защиту этимологическаго провописанія п.з. Потуги разъединенія и ослабленія русскаго народа (1924). Въ Институть былъ принятъ 18-го марта 1915г. и до смерти состоялъ членомъ Правящаго СовЪта. Въ 1924-1927гг. исполнялъ должность секретаря всЪхъ его совЪщаній и составлялъ протоколы. Справки: В.Р. Ваврикъ: Карпатороссы въ Корниловскомъ походЪ. Львовъ, 1923 ( http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_519.htm ). С.Ю. Бендасюкъ: Г.С. Малецъ. Воскресеніе. Львовъ, 1935. N2. Русскій Голосъ. 1935. N39,40. Календарь О-ва им. Мих. Качковскаго на 1936. В.Р. Ваврикъ: Григорій Семеновичъ Малецъ. Изд. О-ва М. Качковскаго N549-551 за 1936 годъ. В.Р. Ваврик. Члены Ставропигиона за 350 лет (1586-1936). Юбилейный сборник в память 350-летия Львовского Ставропигиона, Львов, ч.2, 1937, 195с. https://vk.com/doc399489626_459649089 Потуги розъединенія и ослабленія русского народа I. Особенности живых и мертвых языков Язык, або мова, котрым говорит якiй то народ, называемо живым языком, або живою мовою. Языки - же старых народов, котрыи вымерли, або змЪшались з другими народами и з часомъ покинули, забули свои языки, а только остались на них давнЪйше написаныи книжки, - называемо мертвыми языками. До таких мертвых языков, або мов належат: язык латинскiй, грeчecкiй, еврейскiй и друг. Жиды, чистыи потомки евреев з часом Авраама Мойсея, хотя и живут, но они розпорошени теперь по всЬм свЪтЪ, говорят на чужих и змЪшаных мовах, а только библiю читают на старом еврейском языцЪ, котрого неученыи жиды уже не розумЪют, а в домашнем житью на нём никто теперь не говорит. И длятого то и eврейскiй (старый жидовскiй) язык называеся уже мертвым. Мертвый языки уже не розвываются, не мЪняют своих форм, а всегда остаются такими, як ними говорили старыи народы и як оставили, написаныи ними тогды книжки. Живая-же мова кождого народа помало, но постоянно мЪняеся. Наша русска мова яко живая мЪняеся тоже. МЪняеся в ней способ выговора отдЪльных слов, на прим. в одних мЪсцях у нас говорят теля, а в других телье, або тылье; старыи слова заменяются новыми, напр. старыи слова: днесь - нынЪ, заменяются словом сегодня, а где куда словом дзись (взятым з польского). З часом, з умственным розвытьем народа, з ростом его просвЪщенiя и знанiй, творятся новыи слова, або также число слов, для означенья якогось предмета, або ионятiя, значно побольшаеся, особенно, если взяти под увагу большу просторон (край), яку занимае якiй-то народ. Так в одних мЪсцях у нас говорят: скот, в других - худоба, а гуцулы говорят: маржена, а еще гдекуды говорят - добыток. Або другiй примЪр бульбы, картофли, брамборы, бараболи, крампли, груши; все то слова для означенья одного и того самого предмета, но уживаемыи в рожных мЪсцевостях. На перемену мовы, выговора, на творенье новых слов, мае сильный вплыв также сосЪдство з другими народами, а также природа и климат краю, в яком живе данный народ. Як великiй вплыв на перемЪну мовы мае соседство других народов, видимо найлучше на наших лемках, котрыи переняли от поляков не только много слов, но и весь выговор (голосоударенiе). НайчистЪйше за то заховалась русска мова у гуцулов, котрыи, живучи в неприступныхъ горах и лЪсах, где у них не було панских (чужих) дворов, отже они не чули чужой мовы, не поддавались еи вплыву и заховали чистоту своей мовы... Григорий Семёнович Малец. Потуги разъединения и ослабления русского народа http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_520.htm

Ять: В защиту этимологического правописания Посвящаю дорогой памяти за русское имя умученных в 1914-1918гг. Г. Малец Львов, 31 июля 1924г. Григорий Семёнович Малец. Потуги розъединенія и ослабленія русского народа. Львов: Изд Ставропигийского инcтитута, 1924 https://vk.com/doc399489626_459649499 от Наташи Гаттас В спайкЪ целого — условiе процвЪтанiя частей. БЪда цЪлому, — если оно это не поймет; горе части, если она это непризнает 4. Стоймо на сторожЪ и берим примЪр з других народов Но вороги русскаго народа еще не перевелись и дальше продумуют як-бы то его ослабити, выкорыстати и посЪсти его богатства. А русскiй народ еще не окрЪп умственно и сознанiем; вон як-бы дитина, котра легко верит всякому, даеся обманювати, не розбираеся в чужих хитростях, любит заводити межи собою споры и роздоры и повторяе частЪйше одни и тiиже ошибки. СлЪдуе однако надЪятись и вЪрити, що молодый и сильный русскiй организм вынесе ще не один тяжкiй ворожiй удар и замысл; но в концЪ русскiй народ прiйде до полного сознанiя, положит конец всЪм посторонним вплывам и нашептованям и буде сам рЪшати о своей судьбЪ, як прикаже ему его сердце и здоровый розум. А сердце и розум могут нам сказати только одно: що свЪтлая будучность русского народа, его сила, добро и счастье и спасенiе его отдЪльных племен от погибели — только в его единствЪ, особенно в единствЪ нацiональном и культурном. Если даже одно, або друге русске племя вынуждене тяжкой судьбой жити отдЪльно от всей масы русского народа, то, если оно буде признаватись в нацiональном и культурном отношеню одним, ему ничого боятись о свою будучность. Найлучшим примЪром служат нам тут нЪмцЪ и жиды. Межи нЪмцями есть тоже розличныи племена, котрыи и рожно себе называют и з давних часов жили навЪть в отдЪльных своих державах (княжествах, королевствах), як австрiйц, тирольцЪ, баварцЪ, швейцарцЪ, саксы, прусы и другiи; но всЪ они уважали себе всегда одним нЪмецким нородом, признавали своим только один книжный язык, хотя у себе дома говорят на отмЪнных мовах. И для того то нЪмцЪ добились такой великой силы, що в последний войнЪ майже весь свЪт не мог их так легко поконати. НЪмецка же культура, нЪмецка наука достигли найвысшой степени межи всЪми народами. А до всего того дойшли нЪмцЪ через свое нацiональне и культурне единство. Жиды же, хотя уже от вЪков розпорошени по всЪм свЪтЪ межи рожными народами и своей власнои державы не мают, то все-же мают они дуже велику силу и майже трясут всЪм свЪтом и правят над другими народами. А що-же дало им тую силу? Только одно то, що всЪ они, где-бы не жили и на яких чужих языках не говорили, всегда и всюда признають себе только жидами, придержуются всегда одного свого старого закона и молятся на одном своем книжном (библейском) языцЪ. Все то дае им их единство; оно же дае им велику кульрн и матерiальну силу. А почему-же мы русины маем цуратися своей старины, своей исторiи, своей назвы, свого нацiонального единства, свого, уже столЪтiями выробленого книжного языка и всей нашои культуры?! Почему одно русске племя мае цуратись другого, заводити взаимныи споры и ненавидЪти себе взаимно?! Только одно заслЪпленье, только нерозум могут вести нас до того, на несчастье и погибель собе, а на радость нашим ворогам! Хто уважно вдумаеся во все тое, то пойме що оно инакше бути не може. В теперЪшнiи часы, часы пары, телеграфа и ареопланов, все на свЪтЪ чим раз больше объединяеся, а не делится, не дробится. При теперЪшних господарских, экономичных и культурных отношенiях, дробныи и малыи единицЪ, як державныи, так и другiи, не могут удержатися и розвыватись належито сами в собЪ, а мусят лучитись в большiи объединенiя, хотя и при широкой автономiи. Що же касаеся земель занимаемых всЪм русским народом, то уже их природа показуе, що межи ними нема нiяких природных границ. ВсЪ они составляют як бы одну господарску цЪлость. Вся русска земля то одна майже сплошна ровнина, то степове море, воды котрого, внутрЪ, не знают границ и перегород; если-же послЪднiи штучно ставлятся, то они не довговЪчни и море насмЪхается над ними. Так и межи русскими племенами, походящими з одного кореня—роду, не було и нема особливых рожниц. Их житье-бутье, вся их истоpiя и культура, их светлыи и тяжкии часы, були всегда и остаются тЪсно звязани з собою. Сама отже природа русской земли, неуклонныи требованья господарскiи и экономичныи и вся наша исторiя и культура указуют нам, що добро и лучша будучность всЪх русских племен только в их единствЪ. Сознаючи тое и стоячи на той почвЪ, всЪ они повинны избЪгати всего, що их може розъединяти, рожнити межи собою, яко одною родиною. Этимологична правопись, якъ-то було доказано высше и есть именно одним з тих признаков, котрый указае больше наглядно на единство общерусского языка для всЪх русскiх племен, и удержуе тое единство. Фонетика-же вводит уже рожницЪ в способ писаня и для того то именно фонетика и була насильно заведена Австрiею в галицких школах, щобы нас порожнити и утруднити нам галичанам доступ до богатой общерусской письменности (культуры). Длятого то и теперЪшня Польща не допускае русских школ и не признае у себе правЪ гражданства для общерусского литературного языка, а провадит дальше политику старой Австрiи. — Беручи под увагу географичне положенье и природу русской земли, знаючи, нашу минувшость, розбираючись ясно в теперЪшних наших и свЪтовых обставинах и маючи перед собою xopoшiи примеры на других великих культурных народах, каждый з нас повинен прiйти до перекопанья, що всякое розъединенье, всякое отъЪлюванье, всякое самостiйництво в русском народЪ веде его до ослабленья в его целости, а отдЪляющiися части (племева) кидае в объятья ворогов, на их милость и немилость. Противно же, объединенье, головно нацiональне и культурне, хотя при сохраненiю племенных особенностей, даст нам силу, даст лучшу будущность. По тому поводу кто то правильно сказав: В спайкЪ целого — условiе процвЪтанiя частей. БЪда цЪлому, — если оно это не поймет; горе части, если она это непризнает. Григорий Семёнович Малец. Потуги разъединения и ослабления русского народа http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_520.htm



полная версия страницы