Форум » Влескнига » Деды и Бабы (продолжение 5) » Ответить

Деды и Бабы (продолжение 5)

Ять: [quote]… ночь — Луна … Плеяды… [url = http://www.astronet.ru/db/msg/1236743] http://www.astronet.ru/db/msg/1236743 [/a] [/quote] 31 июля, 13 часов 43 минуты - 13 Полнолуние. 02 августа (Ильин день, День ВДВ), 13 часов 03 минуты - Луна в перигее (D= 32,8 угл. мин.) на расстоянии 362132 км. от Земли. Осенние Деды (Восеньскiя Дзяды) православные отмечали на третьей неделе после Покрова Трiзень Трi Вiеде - Овсiена Влiка - Восеньскiя Дзяды http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_73.htm (Н.В.С.: «Плеяды» по-Японски — «Субару», а по-Русски — «Волосыни».) pogorelskiy1957@mail.ru DGg4Gy ШТО НА НЯ ДИВИШ??? НИГДА РУСИНА НЕ ВІДІВ???

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Ять: Димитрий Гаврилович Третьяк (1842-1897) Родился в с. Турье Бродовского уезда в семье мелкого землепашца. У дьячка научился грамоте. Жажда знания завела его в уездный город Броды, где ему удалось поступить в 7-классное училище и при помощи добрых людей окончить его с отличным успехом. Вернулся домой. Лишенный возможности дальше учиться, он стал учительствовать. В начале работа шла тяжело, но потом, изучив необходимые пособия, он вполне удовлетворительно справлялся с требованиями начальной школы. Как на зло, за отдачу голоса на русского кандидата в австрийский парламент, он был уволен со службы. Это было в годы черной реакции наместника Казимира Бадени. Что делать? На голове жена и дети. И он принял место сельского писаря в Заболотовцах, но скоро был лишен и этого скромного заработка на хлеб. Д.Г. Третьяк слагал стихи под влиянием галицкой народной поэзии на мотив легкой коломыйки в коротких мило-звучных строфах; можно их найти во всех галицко-русских изданиях второй половины 19-го века. В них преобладают патриотические, нравоучительные и набожные нотки. Многие из них стали народным достоянием, ибо были взяты из его сокровищницы. После смерти поэта они вышли особым сборником п.з. Песни для старых и молодых, Коломыя, 1910. Книжечка скоро разошлась по деревням, и её трудно найти даже в библиотеках. Кроме стихов, Д.Г. Третьяк писал статьи из сел, где учительствовал: из Вырова, Заболотец, из-над Стыра в изданиях: Временник, Календарь Общества им. Мих. Качковского, Русская Рада, Ластовка, Приятель детей, Учитель, Газета школьная. В тех же селах записывал народные песни, сказки, приповедки, загадки. Литература: Временник (Львов, 1901), некролог: Д.Г. Третьяк, И.Е. Левицкий: Галицко-русская библиография, т.II. Львов, 1895. Русь - моя мати Христе Боже, царю славы, 3 милуйся над нами Невинными и бедными В свете Русинами. Мене враги ненавидят, Страшат старшиною, Що люблю тебе я, Русе, Все держу с тобою, Що подшептов не слухаю Щоб тобе зменити. Але дарма! Русь, без тебе Не могу я жити. Ой, Русином я родився, И Русь - моя мати, Чи ж могу ею лишити, Сором ей задати? Нет! Ей-Богу, я не могу Двом панам служити. Бо я - Русин, то ж и русским Житьем мушу жити. Наша доля Сумно стало в кождой хате, Що гаразду не видати; Не видати, не чувати, Надаремно выглядати. Гаразд буде, добры люди, Коли у нас розум буде. Нема чого журитися, Но на других дивитися. Як они про себе дбают, Як гаразд нам забирают: Одних грошем подплачуют, Других хитро отстрашуют. И на милость не пытают, На свое все завертают, Щобы тебе погубити, Щоб не мог ты в свете жити. Но ты, брате, не журися, На них собе задивися, И за своим увивайся, Баламутити не дайся! И не дайся подкупити, То счасливо будешь жити, Дбай про себе и родину, То оминешь злу годину. Твое добро не пропаде, Твое добро свой посяде, Только пильнуй всегда свого И не пнися до чужого. Бо чужое тебе зрадит, На лихий путь запровадит. Возьме тобе твою славу, Втрутит твоим ген под лаву. Наша правда не загине, Як любовь в нас не застыне, Выйде на верх, як олива, И Русь буде вся счастлива. Пора, братья, розум мати, Пора до рук книжку взяти, Свою долю боронити, Бо инакше - нам не жити. Любовь и наука Темность страшна нас обняла И весь гаразд нам забрала. Той великим наречется, Кто нас вчити подоймется. Того все возлюбят люди, Любовь всех крепити буде. Кто нас збудит, спамятае И всех с Русью поеднае? То одна любовь лишь зможе, Коли Господь допоможе, Бо где любовь и наука, Там к доброму есть понука. Где свет, нужда уступае, Добро скоро повертае, Где спокой, лад, мир и згода, Там есть сила у народа. Там счастливо проживают, Где науку все плекают. Кождый Русин мусит знати И собе запамятати, Що в науце лишень сила, Котра весь свиет победила. Русином звуся В руках моих не остане Все, що для Руси погане. Ту горелку, чорта справу, Tpеcнy нею геть под лаву. Туда арак и росоля, Бо то все русска недоля, Людей чести позбавляе, С грунту, хаты выганяе. А що-м твердый Русин сроду, Люблю пити чисту воду, Без всех трунков обойдуся, Бо щирым Русином звуся. Все вперед Зажурились арендари, Що мают робити? Не хотят вже господари Их горелки пити. Ходят, стонут, раду радят, Носы поспускали, Бо заставы и проценты На веки пропали. Бо господарь став тверезым, Добрый розум мае И газеты с Коломыи Платит и читае. Хлопы станут богатети, Шинкари конати, И с победою Русь буде Все вперед ступати. Василий Ваврик. Крестьяне - Поэты (Галицко-русские Писатели). Лувен, 1973, 86с. http://lemko.org/pdf/Vavrik1973.pdf 12 Mb http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_756.htm В.Р. Ваврик. Краткий очерк Галицко-Русской письменности http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_673.htm

Ять: Исидор Романович Пасечинский (1853-1903) Дом Романа Пасечинского, настоятеля прихода в Красном Турчанского уезда в Бойковских Карпатах был особенным домом. По вечерам в нем раздавалась музыка, слышалось пение. Вся семья участвовала в хоре. В праздники приезжали соседи. Сам о. Роман играл на скрипке, хорошо пел, любил блеснуть собственными стишками. Дочери его Анна и Стефания играли на рояле, унаследовали от отца любовь к поэзии. Сын Исидор стал поэтом. Исидор Романович Пасечинский был странным человеком. Попович, но он заодно с крестьянскими парнями. Он всецело примкнул к крестьянскому сословию. Несмотря на полное среднее образование, несмотря на возможность устроиться выгоднее и получше на государственной службе, он предпочёл свободную жизнь, свободный труд, свободную песню. Продолжительное время бродил по обоим скатам Карпат и, возвратившись в родное село Красное, женился на крестьянке и занялся сельским хозяйством. Он полюбил село и его жителей, всем старался помогать советом и делом. Как поэт, Исидор Пасечинский - преимущественно лирик, песни которого отличаются искренностью и непосредственностью настроения среди роскошной природы Карпат. В них бьется сердце горячей любовью к Родине, таится глубокое, сильное чувство, порожденное неволей, но укрепляющее дух и стойкость народа в борьбе за волю. Духом патриотизма проникнута поэма Бесталанный (Коломыя, 1872) и глубокой грустью Думка на похоронах сестрицы (1871). И.Р. Пасечинский писал рассказы, собирал народную словесность среди бойков между Ломницей и Сяном в Турчанском, Старосамборском и Стрыйском уездах: Приповедки, небылицы, банялюки для забавы и науки. Составил тоже Словарец, бойковско-русских слов. Некоторые его стихи и статьи появлялись под псевдонимом: Сидор Бойко. Печатались они в Слове, Временнике, Проломе, Русской Раде, Галичанине и в других изданиях. Литература: И.Е. Левицкий. Галицко-русская библиография, Львов. 1895. Наша доля близь Не сумуй днесь, русский брате, Не рыдай! Незадовго в нашей хате Стане рай. Сам собою пожурись, До роботы заберись, Не спускайся на сосед, Бо не вкусен чужий хлеб. Тихо, щиро помолись, Наша доля близь! Не ходи ты, русский друже, Мановцем, Хоч во внутри голод струже, Мов млынцем. Весна блисла, бери рало, Трудись щиро, як бувало. За скибою скибу край, Чистым зерном засевай. Тихо, щиро помолись, Наша доля близь! Русь нехай нам процветае Все под лад. Сердце скаже, хто нам ворог, А хто брат. За Русь Высокая Магурина Мраком закурилась. Наша родная родина Тяжко зажурилась. Чого ж тобе так журитись, Наша родна мати! Хотят мене родны дети До гробу загнати. Если чужи мене грызут, Не чуд, не дивниця, Бо пять веков мене с ними Судилося биться. Но велике чудо-диво, Що власньи дети Напоселись с ворогами Мене задавити. Они хотят, щоб я Русью Зватись перестала И щобы на Украину Я теперь пристала. Украина, Украина, От так на тимчасом, Потом буде чиста Польша - Лях вторуе басом. Высокая Магурино, Перестань куритись, Дорогая Русь-родино, Не пора журитись! Бойковщина, Лемковщина, Гуцулия крикне: Хто касуе имя Руси, Най зо света зникне! Гей, хто русин Гей, хто Русин, з нами стань, Доокола себе глянь! Що доброго, научися, А подлости стережися! Я сам За святу Русь житье дам. Свою прошлость, Русин, знай, О будуще лучше дбай! Маем врагов щонемера, Но Русь хранит свята вера. Не забит: Свята вера - Руси щит. Гей, я Русин з рода в род, Русин батько, Русин дед. Русска мати моя была, Русским мене породила. Так есть: Русска мати - моя честь. Памятай, що мы весны Дождемось, не все паны Будут нами обертати И за чубы нас тягати. Час прийде, Русь вперед нас поведе. Думка Суть богаты, що грош мают, Но о Русь они не дбают. Пьют, едят и грают в карты, Строят собе з всего жарты. А хто лишь о себе дбае, Для народа пропадае. Як бы мы все русски дети Навернулись до просветы, Стало б у нас веселейше, Приятнейше и краснейше. Жили бы мы так, як други, Не були бы чужим слуги. Если б наши все гуцулы Просвещенье роздобули, Если б подоляне, бойки Просветились крепко, стойко И все лемки з их дочками, Була б сила межи нами. Щоб я так мав, як не маю, Я бы тобе, родный краю, Поклав бурсу в каждом месте, Прийняв в кажду хлопцев двесте, О, як бы Русь просветилась, Яка песня бы полилась! Читальня В своей хате своя правда, И воля и сила. Своей хаты мы дождались, Правда победила. Заки сдвигли мы ту хату, Було много трудов, Бо в громаде майже в каждой Есть богато юдов. На таких мы не дивились, Своего допяли, Поставили собе хату, Горазд обладнали. Намахавшись хлоп косою, А жена граблями, Забавятся в своей хате Русскими книжками. И газету прочитают, И найдут новинку, Прийдут щодня до читальни Хоть бы на хвилинку. Тут ничого мы не стратим, А много придбаем, Та и другим ще розкажем, Що тут прочитаем. Ой, горнетесь, громадяне, Под читальни стреху, Вперед, вперед, разом в купе Руси на потеху! Русь Ой, не раз нам говорили Наши вороженьки, Що они нам опекуны Щиры, солоденьки. А мы знаем их опеку Уже не от ныне, Они беды наварили Всей нашой родине. Огородись, Русь святая, Твердою скалою, Бо тебе чуже поводье Забере з собою. Свои рады б заменити Русь на Украину, Хотели бы нас убрати В ляцку кринилину. Но если Русь Русью звется Тысячу лет з ряду, То та назва для нас в славу, А не на заваду. Василий Ваврик. Крестьяне - Поэты (Галицко-русские Писатели). Лувен, 1973, 86с. http://lemko.org/pdf/Vavrik1973.pdf 12 Mb http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_756.htm В.Р. Ваврик. Краткий очерк Галицко-Русской письменности http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_673.htm

Ять: Иван Федоров Федоричка (1872-1930) Это был замечательный крестьянин, увидевший свет в Лужке Дольном Старо-Самборского уезда. Окончил только 3-классное училище. Чтение книжек доходило у него до пристрасти, и оно сделало его стихотворцем. Во время работы, в стодоле или на подворье, он всегда имел при себе мел, которым записывал свои стихи на хлевах,воротах и шопах и под вечер списывал их на бумагу. Он никогда не расставался с карандашом и тетрадкой, ходил ли за плугом, жал или косил - всё заносил в свою книжечку. Иван Федоров Федоричка выступал с своими патриотическими стихами на собраниях членов Общества им. Мих. Качковского, на народных вечерах Русской народной организации и на разных торжествах и манифестациях, и везде имел огромный успех. Поэтому скоро стал широко известным, народным, красноречивым оратором. За это и был арестован в начале войны 1914-го года и вывезен в Талергоф возле Граца. Не судилось, однако, ему погибнуть в песке на чужбине. Оп перенёс все лишения в австрийской каторге, вернулся на Родину и продолжал свои думы на малом хозяйстве до последних дней жизни. Иван Федоров Федоричка был поэтом свыше. Стихи его - Из-под селянской стрtхи, Из сумных часов, Колись и ныне, Где корень зла - писаны не чернилами, а крестьянской кровью. В них слышится стон русского раба в польской неволе, в них льются горькие слезы обездоленного нуждаря, но и блестят лучи надежды на волю, свободу и воссоединение галицко-русского народа с родным великим русским народом. Этого дня, однако, ему не довелось дождаться. Большая историческая поэма Ивана Федорова Федорички п.з. Талергоф или Русская Голгофа - посвящена незабвенной и вечной памяти жертв австрийского военного террора в Талергофе, который поэт называет нероновским амфитеатром 20-го столетия. Вторая поэма Полатайко рассказывает о кромешном нуждаре, который зарабатывает на кусок черного хлеба починкой чужих вещей. У него ни поля, ни хаты. Живет в темном углу у соседа. Наша нива Ниво наша дорогая, прадедная ниво, Чом така сумненька стала и глядишь тужливо? Та чому ты, родна ниво, горем вся повита, Ой, чому ты, родна ниво, слезами залита? Чом замовкла, мати родна, мовбы в домовине, Чом орел орла не кличе на твоей долине? Не спевае соловейко в гаю, як бувало, Чом зазульку у садочку чути якось мало? Чом у твого господаря серденько зболеле, Чом у красной девчиноньки личенько змарнело? Чом не водит хороводов и не вье веночок, Не выходит с женчиками на родный ланочок? И пшеничка золотая марно пропадае, До земленьки приклонилась, женцёв выглядае. Не выходят трудолюбны женчики из хаты, Золотую пшениченьку в снопики збирати. Не выходят и не выйдут, бо выйти не в силе, Бо все они, пшениченько, лежат у могиле. Нема, нема, тай не буде женчика Богдана, Нема батька Михаила, нема Иоанна. Сеятели, твои женцы, що так потрудились, На тобе, родная ниво, все упокоились. Их могила темна, сера в свои недра взяла, И ты, буйна наша ниво, сиротою стала. Талергоф В Талергофе близ гангара Мучеников стоит хмара, Поставленых в довгий ряд. А кругом них з диким криком, 3 наеженым острым штыком Патрулюе лютый шваб. И зубами аж скрегоче, Кляне, плюе, теренкоче Окаянный людоид. Кождому он прагне смерти, Рад бы з лиця земли стерти Ненавистный русский род. Горе, горе! Братья мои! Тут в немецком Вавилоне. Плачи, зойки, стон, завод. Печаль нервы розрывае, Сердце в грудях завмирае, Меркне з болю в очах свет. Тут несчастный Рус смиренный, Багнетами оточеный, Попадав в обморок: Под багнетом мусит жити, Спати, встати, воши бити, Под багнетом кождый крок. Под багнетом менаж-зупка, Под багнетом до выходка, Под багнетом — айне, цвай, драй, Под багнетом споведайся, Под багнетом грехов кайся, Под багнетом умирай! Под багнетом гроб открытый, Под багнетом труп зарытый, Под багнетом в лице бьют, Под багнетом написала Тирания, щоб Русь стала И на страшный божий суд. Горе, братья галичане! Дрожат нервы, сердце вяне, Меркне з болю в очах свет. Як погляну, душа млее, Як тут русский род марнее, Кровью росит кождый след. Горе, горе, чорна доле! Стонут горы, стоне поле, Неслыханный, лютый гнет. Всем нам грозит тут заглада, И здается, з того ада Жива душа не уйдет. Смерть-погибель царит всюды: Стрелы в плечи, штыки в груди, Ни вперед, ни в бок, ни взад. Слеза слезу вытискае, Рана рану постигае. Талергоф — кромешный ад! Колись а ныне Под Карпатскими горами, Меж буйными царинами, Плыве речка, шумит лес. Село в лепоту зацвило. Ах, Господи! Як тут мило Тут родився, тут я зрос. В юности тут веселився, Ходив в школу и учився, Читав пильно з книжочок. А там в поле, милый Боже, Яке ж було житье гоже! Пас череду овечок. Гей, гей! Як тут житье плыло, Як тут було любо, мило! Як згадаю, Боже мой: Гуляв, буяв, не журився, Спевав песни, не журився, Як в садочку соловей. Ах, вы чудны, чародейны Лета юны, лета стройны, Де вы? Уплынулн в даль! Завертелось, закружилось, Що осталось, що лишилось, Що? Неутолимый жаль! Любовь Любовь — венец нашей жизни, Любовь — бедным, ближним, Любовь — корень всех блаженств. Любовь — се наш ключ до неба, Любовь — альфа и омега Христианских совершенств. Любовь добры дела творит, Любовь правду все говорит, Любовь родит чудеса, Любовь злобу ненавидит, Любовь грехом собе бридит, Любовь веде в небеса. Свете, ты наш свете! Гей, гей! Свете, ты наш свете, Студеный, завзятый, Окаянный, злобный, грешный, Лютый, сорокатый. Не могу тебе сегодня, Непроглядный свете, Ни поняти, ни познати, Ни порозумети. Скажи, свете, де есть корень, Де тому причина, Що на тобе злобы море, Правды окрушина? И та правда поругана, В лахманах, оплюта, А неправда в павильонах В золото окута. И та правда слезы ронит В кутику нужденном, А неправда шумит-гудит Трясе шаром земным. Ба, що больше? Густо, часто И таке бувае, Що неправда правду живцем На крест розпинае. Гей, гей! Свете, ты наш свете, Яке лихо, горе! Век двайцятый, а на тобе Кровавое море. Василий Ваврик. Крестьяне - Поэты (Галицко-русские Писатели). Лувен, 1973, 86с. http://lemko.org/pdf/Vavrik1973.pdf 12 Mb http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_756.htm В.Р. Ваврик. Краткий очерк Галицко-Русской письменности http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_673.htm

Ять: Украино-польский лад *** В XVII и XVIII столетии польская администрация и униатская иеpapxия до того исковеркали письменную речь и так обезобразили русский язык, что от него отказались сами русские интеллигенты. Приближая свое наречие к чистому русскому стилю, Галичане вводят в общественный язык множество чисто русских слов, очищают его от полонизмов, знакомят народ с славяно-русскими выражениями и таким образом дают возможность читать и понимать всякие русские и церковные книги, открывая широкое поле для интеллектуального и нравственного развитая. Напротив того, мнимые народовцы, придумывая новые слова, коверкая их на польский лад и принимая чешские и сербские выражения, вместо того, чтобы приблизить, отталкивают народ от русского корня, из которого вырос народный говор и здоровыми соками которого питался в продолжении тысячи лет. Галичане жили с остальною Русью тысячу лет в мире и никогда не спорили о моем и твоем; Великороссы и Белороссы не сделали Галичанам никакого зла, а всегда сочувствовали им. С Чехами и Сербами они не имели и не будут иметь никакой общности, кроме платонической дружбы. Что же касается до Поляков, то Русские пережили столько неприятных столкновений с ними, что вся многовековая история переполнена непрерывной борьбой и международной враждой. Галичанам надоела уж эта - очень грубая, как называет г. Пыпин, польская культура -. Поляки, конечно, имеют свои счеты с – Москалями -. Поляки были с Димитрием Самозванцем и Наполеоном I в Москве, а Суворов и Паскевич брали Варшаву, но русские войска не причинили Галичанам никакого вреда ни в 1809, ни в 1849 годах, когда спасли Галицию и Венгрию от революционной безурядицы. Галичане встретили Русских дружно и разстались дружно. Негодовать на Россию могут разве те, которые держат сторону Поляков и уже теперь считают себя подданными фантастической Польши от - моржа до моржа -. (с.69-79) Яков Головацкий. Заметки и дополнения к статьям Г. Пыпина напечатанным в Вестнике Европы за 1885 и 1886 годы. Вильна. 1888г. 87с. http://www.ukrstor.com/golowackij.html 7Мб http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_314.htm Александр Каревин. Русь нерусская (Как рождалась - рідна мова -) - Нет! Это в самом деле не украинский язык! Такого языка у нас не разберут и ничего из него не поймут, а если что-то и разберут, то в голове останется что-то невыразительное, каламутное, какая-то муть -. И.С. Нечуй-Левицкий Необходимое предисловие В мае 2000-го года известный политик (ныне глава Национального союза писателей Украины) Владимир Яворивский жаловался в своей авторской радиопрограмме, что на всю многомиллионную Украину лишь несколько десятков тысяч человек по-настоящему владеют украинским языком. Действительно, язык, объявленный у нас «родным языком украинцев» (и на этом основании получивший статус единственного государственного) не очень-то популярен в народе. Люди общаются преимущественно на русском языке или на так называемом «суржике». Почему? Украинцы отреклись от родного языка? Предали его? Или, может быть, этот язык оказался слишком уж оторванным от народной почвы, а значит – для большинства не родным? Об этом и пойдет речь. Из-за обилия цитат эту книгу можно упрекнуть в компилятивности. Дело, однако, в том, что автор и не претендует на роль первоткрывателя. То, что изложено в моей работе – давно известно. Но известно, к сожалению, лишь узкому кругу специалистов. Между тем, в силу ряда причин, языковая проблема на Украине вышла далеко за чисто научные рамки. Что представляет собой украинизация? Что это такое? Возврат к истокам, восстановление естественных прав украинского языка или, наоборот, попытка оторвать Украину и украинцев от общерусского корня? Эти вопросы интересуют не только ученых. Ответить на них можно только опираясь на факты. Факты, изложенные в документах и специальной литературе, но старательно замалчиваемые сегодня. Привлечь внимание читателей к таким фактам и является задачей книги. Наверняка, она (книга) будет воспринята неоднозначно. Не исключено, что в адрес автора последуют обвинения в «шовинизме», «украинофобии», подрыве «украинской национальной идеи». Поэтому хотелось бы оговориться сразу: данная работа ни в коей мере не направлена против украинского языка. На этом языке создана большая научная литература, написаны художественные произведения (в том числе и талантливые). Есть люди, которые считают этот язык своим, желают развивать его дальше. И это их право. Тем более здесь нет украинофобии. Наоборот, «Русь нерусская» написана в защиту права подавляющего большинства украинцев пользоваться действительно родным языком. Что же касается обвинений в «подрывной деятельности», то нужно напомнить навешивателям ярлыков слова выдающегося русского писателя (украинца по происхождению) Всеволода Крестовского: «Прямое слово правды никогда не может подрывать и разрушать того, что законно и истинно. А если наносит оно вред и ущерб, то только одному злу и беззаконию». «Русь не русская видится мне диковинкою, как если бы родился человек с рыбьим хвостом или с собачьей головой» – заметил как-то Григорий Сковорода. К сожалению, именно в такую диковинку превращают ту часть Руси, которая сегодня зовется Украиной. Нападкам подвергается все русское – русский язык, русская культура, даже русская (православная) Церковь. Административными методами проводится тотальная украинизация. Украинизируются детские сады, школы, вузы и т. д., вплоть до высших органов государственной власти. Сами украинизаторы, ненькопатриоты (как когда-то назвал их один из публицистов) объявляют происходящее «национальным возрождением», «пробуждением национальной сознательности украинцев» (мнения которых, между прочим, никто не спрашивает), «преодолением последствий трехсотпятидесятилетней русификации». Они уверяют, что хотя многие украинцы считают русский язык родным, но в глубине души в них все равно сидит та самая мова, возврат к которой приведет к более полному раскрытию потенциала личности, а значит - к расцвету науки и культуры. Так ли это? Действительно ли украинизация - это благо? А.С. Каревин. Русь нерусская. (Как рождалась «рiдна мова»). Москва 2006; Издательство Имперская Традиция. 224с. В книге киевского историка Александра Каревина подробнейшим образом рассматривается история создания т.н. «украинского языка»: какие силы, каким образом и при каких обстоятельствах из народных диалектов сотворили язык, удаленный от общерусского языка больше, чем от польского. Феномен т.н. «украинского языка» тем более удивителен, что на нем никто, кроме кучки политиков, журналистов и профессиональных патриотов не говорит, но, тем не менее, постоянно декларируется необходимость его насильственного внедрения и защиты от языка общерусского - языка, на котором писали Гоголь, Булгаков, Короленко и даже кумир украинцев - Шевченко. Автор тщательно исследует вопрос – зачем создавался этот искусственный язык? Стояли ли за создателями «мовы» какие-либо внешние силы, и если стояли – то какие? Ответы на эти и другие вопросы читатель найдет в книге. Автор книги - Александр Семенович Каревин — историк, специалист в южнорусской истории. Автор родился в 1966 году в Киеве. Окончил исторический факультет Киевского университета им. Тараса Шевченко. Публиковался в украинских газетах «Киевские новости», «Новости», «Новости ньюс», «Киевский телеграф», «Сегодня», «Освiта Украiни»и др., а также в газетах «Наша страна» (Аргентина) и «Русский голос» (США). Автор работ «Николай II. Правда и вымысел» (К., 1998), «Чертовщина под украинским соусом» (Горловка, 2002). Содержание: Русь нерусская. (Как рождалась «рiдна мова») Необходимое предисловие Глава 1. Возникновение наречий Глава 2. «Не было, нет и быть не может» Глава 3. Птенцы «гнезда» Франца-Иосифа Глава 4. «Чертовщина под украинским соусом» Глава 5. Революция и украинизация Глава 6. «Батько Тарас» или «батько Лазарь»? Глава 7. Русский погром Глава 8. Манкуртизация Вместо послесловия Примечания Выдумка старого гетмана Поэт и царь Не сотвори себе кумира. (Тарас Шевченко: оборотная сторона медали) Не сотвори себе кумира. (Еще раз о Тарасе Шевченко и тарасопоклонниках) Культ «великого Кобзаря» Правда останется правдой Первая киевская Преступление профессора Грушевского Взлеты и падения Симона Петлюры Убийство Симона Петлюры Еще один украинский президент (Черные дела «монсеньера» Волошина) Электронный текст книги (без статей) http://www.russian.kiev.ua/books/karevin/rusnorus/rusnorus.shtml http://www.zaistinu.ru/articles/?aid=1396 http://rudocs.exdat.com/download/docs-96677/96677.doc

Ять: Русский погром Вплоть до самого распада Австро-Венгрии власти прилагали невероятные усилия, чтобы насадить в Галицкой Руси «украинскую национальную идею» и язык. На национальные отношения существенно влияло отсутствие в стране свободы. Формально Австро-Венгрия являлась конституционным государством, где все сферы жизни регламентировались законом. Фактически трудно было найти в Европе другую державу (за исключением, разве что, Турции), где законы оставались простой бумажкой. По закону различные нации, населяющие империю, могли свободно развиваться. Однако Галиции, Буковины, Закарпатья это не касалось. Преподавание на русском языке в государственных школах было запрещено. Изучавшие русский язык самостоятельно подозревались в шпионаже в пользу России. Русские национальные организации преследовались, против русских деятелей (их называли «москвофилами») фабриковались надуманные обвинения в государственной измене, организовывались фальсифицированные судебные процессы. Русских детей третировали в школах (особенно усердствовали в этом учителя-украинофилы). По закону жители Австро-Венгрии свободно могли перейти из одной религии в другую. В действительности же каждый случай перехода в православие опять таки расценивался как государственная измена. Формально население могло избирать в парламент и местный сейм своих представителей. На самом деле власти пускали в ход все средства давления на избирателей, включая открытый террор, чтобы не допустить избрания русских кандидатов. Когда давление не помогало, шли на откровенную фальсификацию, подтасовывая голоса. Если же фальсифицировать в нужных масштабах результаты по каким-либо причинам не удавалось и побеждал кандидат русской партии, часто (хоть и не всегда) итоги голосования просто объявляли недействительными. Даже современные «национально сознательные» историки, вообще-то весьма положительно отзывающиеся об австрийских порядках, признают, что выборы в Галиции «проходили в атмосфере невероятных избирательских злоупотреблений». При этом «злоупотребления» часто заканчивались кровопролитием. Зная, что фальсификация выборов вызовет возмущение населения, власти заранее направляли на участки, где должны были подтасовать голоса, жандармов, не останавливавшихся перед применением оружия. Так было, например, во время выборов 1907 года в селе Горуцко. «Все село проголосовало за русского кандидата, даже еврей-корчмарь. И вдруг ожидавшие результатов селяне узнают от «украинского» священника, бывшего председателем избирательной комиссии, что якобы избран украинский депутат. Это вызвало естественное негодование. Внезапно в селе появляются никогда до того не бывавшие здесь жандармы, стреляют в толпу и убивают четырех человек, причем одного старика прямо в его доме, а 10 тяжело ранят». Н.М. Пашаева. Очерки истории русского движения в Галичине ХІХ вв. В преддверии Талергофа. Рубеж XIX-XX вв.-1914 г. М.,2000. с.130 http://ukrstor.com/ukrstor/paszaeva_oczerk.html Особый упор делался на кадровую политику. В школы назначались учителями исключительно адепты «украинской национальной идеи». В то же время педагоги с русскими убеждениями переводились в другие регионы империи, а то и просто оставались без места. То же самое творилось и в церкви. «Приём в духовные семинарии юношей русских убеждений прекращается, - вспоминал галицкий общественный деятель И.И. Терех. – Из этих семинарий выходят священниками заядлые политиканы – фанатики, которых народ называл «попиками». С церковного амвона они, делая своё каиново дело, внушают народу новую украинскую идею, всячески стараются снискать для неё сторонников и сеют вражду в деревне. Народ противится, просит епископов сместить их, бойкотирует богослужения, но епископы молчат, депутации не принимают, а на прошения не отвечают. Учитель и «попик» мало-помалу делают своё дело: часть молодёжи переходит на их сторону, и в деревне вспыхивает открытая вражда и доходит до схваток, иногда кровопролитных. В одних и тех же семьях одни дети остаются русскими, другие считают себя «украинцами». Смута и вражда проникают не только в деревню, но и в отдельные хаты. Малосознательных жителей деревни «попики» постепенно прибирают к своим рукам. Начинается вражда и борьба между соседними деревнями: одни другим разбивают народные собрания и торжества, - уничтожают народное имущество, (народные дома, памятники – среди них памятник Пушкину в деревне Заболотовцы). Массовые кровопролитные схватки и убийства учащаются. Церковные и светские власти на стороне воинствующих «попиков». Русские деревни не находят нигде помощи. Чтобы избавиться от попиков, многие из униатства возвращаются в православие и призывают православных священников. Австрийские законы предоставляли полную свободу вероисповедания, о перемене его следовало только заявить административным властям. Но православные богослужения разгоняются жандармами, православные священники арестовываются и им предъявляется обвинение в государственной измене» ...Россия и дальше молчит: Дескать, не ее дело вмешиваться во внутренне дела другого государства. Галицко-русские интеллигенты, чтобы удержать фронт в этой неравной борьбе, чтобы содержать свою преследуемую конфискациями прессу и свои общества, облагают себя податью во сто корон и свыше ежемесячно и собирают среди крестьянства средства с помощью так называемой лавины-подати. Против украинской пропаганды решительнее всех реагировала галицко-русская студенческая молодежь. Она выступила против украинской Новой Эры открытым движением - Новым курсом. Галицко-русские народные и политические деятели опасаясь усиления террора, вели все время консервативную, осторожную и примирительную политику с поляками и с австрийскими властями. Чтоб не дразнить ни одних, ни других, они придерживались в правописании официального термина руский (с одним с) и всячески пытались замаскировать свои настоящие русские чувства, говоря молодежи: будьте русским в сердцах, но никому об этом не говорите, а то нас сотрут с лица земли. Россия никогда не заступалась за Галичину и никогда не заступится. Если мы будем открыто кричать о национальном единстве русского народа, Русь в Галичине погибнет навеки. И.И. Терох (1880-1942). Украинизация Галичины. Свободное слово Карпатской Руси, 1960, сент.-октябр. 9/10 (1962, 5-6) http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_735.htm А.С. Каревин. Русь нерусская. (Как рождалась «рiдна мова»). Глава 7. Русский погром. Москва 2006; Издательство Имперская Традиция. 224с. http://www.russian.kiev.ua/books/karevin/rusnorus/rusnorus.shtml http://rudocs.exdat.com/download/docs-96677/96677.doc

Ять: Русский погром Одновременно с политикой «кнута» Вена применяла и «пряник». Созданные под руководством украинофилов крестьянские кооперативы получали щедрую государственную поддержку. И наоборот – те кооперативы, в которых не культивировалась «украинская национальная идея», такой помощи лишались. И всё-таки прочно насадить украинство австрийским властям не удавалось. Ярый ненькопатриот М. Павлик (друг И. Франко) в ноябре 1884 года жаловался в польской газете «Курьер львовский», что «москвофильские настроения среди масс галицко-русской народности» намного сильнее украинофильства, а на Буковине и в Угорской Руси вообще «украинского чувства нет и до сих пор». В 1906 году тот же М. Павлик предупреждал, что на всех западно-украинских землях в душе «наших крестьянских масс» дремлет давнее «народное москвофильство», которое вот-вот проснётся. ...Но какими б не были причины, факт оставался фактом: подавляющее большинство коренного населения Галиции исповедовало «москвофильские» взгляды и в национальном отношении считало себя одним народом с великороссами. «Как славянин не могу в Москве не видеть русских людей. А хотя я малорусин, а там живут великорусы; хотя у меня выговор малорусский, а у них великорусский, но и я русский, и они русские» – писал И. Наумович. ...В 1866г. на страницах Слова Наумович выступил с программной статьей под скромным заголовком Взгляд на будущее, в которой едва ли не впервые в печати так определенно заявил, что - все усилия дипломатии и поляков сделать из нас особый народ рутенов-униатов оказались тщетными и что Русь Галицкая, Угорская, Киевская, Московская, Тобольская и пр. с точки зрения этнографической, языковой, литературной, обрядовой - это одна и та же Русь...Мы не можем отделиться китайской стеной от наших братьев и отказаться от языковой, литературной и народной связи со всем русским миром. Статья была подписана Один из многих. Она вызвала отклики не только в австрийской прессе, но также в России, Франции, Германии. В галицкой польской печати она произвела настоящую бурю, так, Газета народова писала в том же 1866 году, что задача правительства может состоять только в том, чтобы уничтожить всякие влияния, которые стараются Галицкую Русь омосковщить. В ответ Наумович в N83 Слова за тот же год писал: Как христианин и как проповедник науки Христовой я не могу не видеть в Москве моих ближних, братьев, не могу их не любить или любить меньше, чем люблю ближних и во Христе братьев в Кракове, Варшаве и Познани. Как Славянин не могу в Москве не видеть русских людей. А хотя я Малорусин, а там живут Великоруссы; хотя у меня выговор малорусский, а у них великорусский, но и я русский и они русские...Старый наш отец Нестор, родом Малорусе, начал летопись свою словами: Се повести временных лет откуду пошла есть русская земля...Под этой русской землей он подразумевал не одну Галицкую или Малую Русь, но всю Русь, весь северо-восток Европы Н.М. Пашаева. Очерки истории русского движения в Галичине ХІХ вв. Русское движение конца 1860-70-х гг. Деятельность И.Г. Наумовича. М.,2000. с.84 http://ukrstor.com/ukrstor/paszaeva_oczerk.html Галицко-русский народ по своему историческому прошлому, культуре и языку стоит в тесной связи с заселяющим смежные с Галицией земли малорусским племенем в России, которое вместе с великорусским и белорусским составляет цельную этнографическую группу, т.е. русский народ, - говорилось в тексте коллективного прошения об официальном признании прав русского языка в Галицкой Руси (сто тысяч таких коллективных прошений из разных концов Галиции были в 1907 году посланы в австрийский парламент). – Язык этого народа, выработанный тысячелетним трудом всех трех русских племен и занимающий в настоящее время одно из первых мест среди остальных мировых языков, Галицкая Русь считала и считает своим и за ним лишь признает исключительное право быть языком ее литературы, науки и вообще культуры Ф.Ф. Аристов. Карпато-русские писатели. Том первый. Исследование по неизданным источникам. Москва 1916 http://elib.npu.edu.ua/info/R7PQTirgQriXuO 8 Мб http://bookre.org/reader?file=1337589 19мб http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_669.htm Как это часто бывает, давление со стороны власти встретило мощное противодействие населения. - Защитники Руси нашли самую сильную опору в массах галицкого народа, – вспоминал активный участник галицко-русского движения В.Р. Ваврик. – Крестьянину трудно было сразу перекреститься с русина на украинца. Ему тяжело было потоптать то, что было для него святым и дорогим. Еще тяжелее было ему понять, почему украинские профессора как-то туманно, хитро и блудно меняют Русь на Украину и путают одно имя с другим (в Галиции, где почти никто не знал наименований «Украина», «украинский», тем более – «украинец», а только «Русь», «русин», «русский», «руський» - украинофилы предпочитали использовать термины «Русь-Украина», «русько-украинский народ» и т.п. – Авт.). Всем своим существом народ осознал, что творится неправда, фальшь, измена…Чем сильнее был напор на Русь, тем упорней становилась ее защита на Карпатах В.Р. Ваврик. Терезин и Талергоф. 1966 http://www.ukrstor.com/talergof/terezin.html http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_709.htm А.С. Каревин. Русь нерусская. (Как рождалась «рiдна мова»). Глава 7. Русский погром. Москва 2006; Издательство Имперская Традиция. 224с. http://www.russian.kiev.ua/books/karevin/rusnorus/rusnorus.shtml http://rudocs.exdat.com/download/docs-96677/96677.doc

Ять: Карпато-русские писатели Ф.Ф. Аристов. Карпато-русскiе писатели. ИзслЪдованiе по неизданнымъ источникамъ. Въ трехъ томахъ. Томъ первый. Москва 1916 Изображены (слева сверху по часовой стрелке): A.И. Добрянский, Д.И. Зубрицкий, Я.Ф. Головацкий, А.С. Петрушевич, И.Г. Наумович, В.Д. Залозецкий, Н.Л. Устианович, И.Н. Гушалевич, Б.А. Дедицкий, В.И. Хиляк, А.А. Полянский, Ф.И. Свистун, О.А. Марков, Д.А. Марков, М.Ф. Глушкевич, Ю.А. Яворский, О.А. Мончаловский, Д.Н. Вергун, И.И. Процык, В.Ф. Луцык, Г.И. Купчанко, Е.А. Фенцик, И.А. Сильвай, А.Ф. Кралицкий, И.И. Раковский, А.В. Духнович. Предисловие В 1907 году нами было приступлено к собиранию материалов для изследования по неизданным источникам - Карпато-русские писатели. Целью этого труда являлось восполнить пробел в науке путем ознакомления образованного общества с жизнью и деятельностью писателей Карпатской Руси. Обыкновенно историки русской литературы ограничивались разсмотрением жизни и творчества писателей, работавших в России, деятели же общерусской литературы в Карпатской Руси, к великому сожалению, оставались вне поля исследования. Отсюда проистекало явное противоречие: в то время как статистика и этнография устанавливали существование четырех миллионов русского народа в Австро-Угрии, история литературы, замалчивая факты литературного развития Карпатской Руси, как бы отвергала неопровержимые данные статистики и этнографии! Односторонность и неправильность такого явления нужно прежде всего объяснять тем, что в России историческая наука, а вместе с нею и история литературы, все еще находятся под сильным влиянием принципа государственности в ущерб идее народности. В русском обществе, а также и в науке, было слабо развито сознание того, что этнографические границы русского народа идут дальше политических границ русского государства и что русские живут как в России, так и в Австро-Угрии. История русской литературы должна представить ход литературного развития всего русского народа (следовательно и четырех миллионов русских галичан), а не только его главной массы, живущей в пределах России. В своем трехтомном изследовании мы дали биографии и характеристики всех выдающихся писателей общерусского направления Галицкой, Буковинской и Угорской Руси. В качестве введения ко всему труду предпосланы очерк - История Карпатской Руси, с древнейших времен и до наших дней, а заключением, обобщающим все исследование, служит статья - История общерусской литературы в Карпатской Руси. При разсмотрении жизни и творчества карпато-русских писателей мы заботились о том, чтобы были приведены следующие историко-литературные данные: 1) Биография или автобиография (необходимо при этом отметить, что все автобиографии по большей части написаны специально для нашего изследования). 2) Разбор важнейших произведений с приведением из них выдержек. 3) Отзывы критики о данном писателе. 4) Общая оценка писателя с определением его значения в общем ходе литературного развития Карпатской Руси. 5) Полный перечень сочинений писателя (что являлось особенно кропотливой работой, представляющей продолжение, за последние 20 л., — известного труда И.Е. Левицкого - Галицко-русская библиография). 6) Указатель всей литературы о писателе (наглядно показывающий, насколько данным автором интересовались историки литературы). 7) Кроме того, обращено большое внимание на то, чтобы, по возможности, привести в изследовании все портреты данного писателя в разные периоды его жизни. Содержание трехтомного изследования следующее: Том I. История Карпатской Руси. Д.И. Зубрицкий. А.В. Духновичъ. Н.Л. Устианович. Я.Ф. Головацкий. И.И. Раковский. А.И. Добрянский-Сачуров. А.С. Петрушевич. И.Н. Гушалевич. Том II. И.Г. Наумович. Б.А. Дедицкий. И.И. Шараневич. В.Д. Залозецкий. О. Анатолий Кралицкий. И.А. Сильвай. В.И. Хиляк. Е.А. Фенцик. Ф.И. Свистун. О.А. Марков. Г.И. Купчанко. В.О. Щавинский. А.А. Полянский. Том III. O.A. Мончаловский. В.Ф. Луцык. И.И. Процык. Д.А. Марков. Д.Н. Вергун. Ю.А. Яворский. М.Ф. Глушкевнч. История общерусской литературы в Карпатской Руси. Одновременно с исследованием Карпато-русские писатели нами было предпринято издание многотомной Библиотеки карпато-русских писателей, представляющей уже не биографии-характеристики деятелей общерусской литературы в Карпатской Руси, а самые сочинения карпато-русских писателей. Карпато-русские писатели отразили в своих сочинениях идею национально-культурного единства русского народа, т.е. тот основной факт нашей истории, который известен под именем - собирания Русской Земли. По горькой иронии судьбы, собирание русской территории в свое время как раз не коснулось Карпатской Руси, которая в течение всей своей истории постоянно ратовала за эту идею. Известно, что первый митрополит Московский - Петр, внушивший московским князьям мысль о необходимости собирания всей Руси, был родом из Галичины, которая воспитала в нем любовь к русской национальной идее. С тех пор и до настоящего времени идея общерусского национально-культурного единства являлась основным фактором всей общественной жизни Карпатской Руси, где даже разделение на два главных политических течения было основано на этом принципе: русофилы выступал как убежденные поборники единства, украйнофилы же, наоборот, стояли за сепаратизм. Выдающиеся карпато-русские писатели, хотя и касаются в своих произведениях местных тем, однако, при этом постоянно стремятся показать важность идеи обще-русского национально-культурного единства, почему их сочинения имеют огромное воспитательное значение и должны быть своего рода национальным катехизисом для каждого русского человека. Действительно, стоить только хотя бы в самых общих чертах, ознакомиться с характером сочинений писателей Карпатской (Галицкой, Буковинской и Угорской) Руси, чтобы увидеть, сколько в этих произведениях заключается для русского общества нового, интересного и в высшей степени поучительного. Первым по времени карпато-русским писателем общерусского направления является Д.И. Зубрицкий, написавшей Историю древнего галичско-русского княжества, которая познакомила русских галичан с их историческим прошлым и положила начало историческому изучению Галицкой Руси. Рядом с Д.И. Зубрицким работают его ученики: Я.Ф. Головацкий, поэт, этнограф, историк литературы и языковед, напечатавший четырехтомное собрание Народных песен Галицкой и Угорской Руси, а также А.С. Петрушевич, неутомимый русский историк и археолог, написавший несколько сот сочинений, в числе которых почетное место занимает его шести-томная Сводная галичско-русская летопись; за свои ученые заслуги автор был избран почетным членом русской Академии Наук. Одновременно с Галичиной совершается национальное возрождение и Угорской Руси, где работают: А.И. Добрянский-Сачуров, человек энциклопедического образования, политический вождь угро-руссов и выдающейся писатель; А.В. Духнович, поэт, драматург, историк и педагог, деятельность которого составляет целую эпоху в истории Угорской Руси, и священник И.И. Раковский, которому принадлежит заслуга широкого распространения общерусского литературного языка в угро-русской журналистике, а также воспитание целого поколения в русском национальном духе и преданности восточному христианству; после смерти И. Раковского воспитанное им поколение угро-руссов открыто перешло из унии в православие. Вслед за учеными и народными деятелями выступают и поэты; так, в Галицкой Руси пишут стихи: Н.Л. Устианович и И.Н. Гушалевич, которые в своих произведениях стремились очищать галицко-русское наречие от чужеземных слов и выражений и тем самым сближать его с общерусским, литературным языком. Высшей точки развитая достигает литературное движение в лице И.Г. Наумовича, который написал несколько сот сочинений публицистического, повествовательного и популярно-научного характера, был депутатом Львовского сейма и Венского парламента и еще при жизни получил почетное название Просветителя Галицкой Руси. В 1861 году возникла во Львове большая политическая газета Слово, выходившая первые десять лет под редакцией Б.А. Дедицкого, неутомимого журналиста, писателя, поэта и народного деятеля. На поприще журналистики выдающиеся заслуги принадлежать О.А. Маркову, издававшему ряд газет, литературных сборников и отдельных сочинений карпато-русских писателей. Брать его - Д.А. Марков тоже известен как талантливый публицист, много сделавший для распространения общерусского языка в Галичине, а кроме того, в качестве депутата, произнесший впервые речи на русском литературном языке в Венском парламенте — 27 июня (9 июля) 1907 года и во Львовском сейме — 1 (14) февраля 1914 года. Живым звеном, соединяющим галицко-русскую журналистику с остальной славянской был В.О. Щавинский, ежедневно помещавший в газете Прикарпатская Русь, Письма из Вены, которые знакомили русских Галичан с общественной и парламентской деятельностью славян в Вене, отличались хорошим языком и были проникнуты непоколебимою верою в торжество русско-славянской национальной идеи. В Угорской Руси общерусская литература имеет в этот период таких представителей, как о. Анатолий Кралицкий, весьма разносторонний и плодовитый писатель, оставивший после себя ряд сочинений по русской истории и разсказов из народной жизни; И.А. Сильвай (Уриил Метеор), самый выдающийся угро-русский беллетрист; Е.А. Фенцик, поэт и журналист, основатель и редактор журнала Листок, выходившего в течение 19 лет. В Буковине в это время работал Г.И. Купчанко, издававший в Вене журналы Русская Правда и Просвещение и написавший много сочинений популярно-научного и повествовательного характера. Научное течение представляют в Галицкой Руси И.И. Шараневич, проф. австрийской истории во Львовском университете и автор целого ряда трудов по истории и археологии Галичины, и Ф.И. Свистун, ученый всестороннего образования, работающий в областях русской истории, литературы, педагогики и публицистики, а кроме того, принимающей самое видное участие в общественной жизни, состоя одновременно директором библиотеки Народного Дома и председателем Общества имени Мих. Качковского. Разсказы из народной жизни писали: В.Ф. Луцык (Бодак Музыка), И.И. Процык (Иван Кум) и особенно В.И. Хиляк (Иероним Аноним), произведения которого изданы в пяти книгах и являются любимым чтением русских галичан. Народную жизнь изображает также А.А. Полянский (Недолев), которому принадлежит кроме того большая заслуга в деле развития в Галицкой Руси драматической литературы и введения по деревням любительских народных театров. Первое место среди беллетристов занимает В.Д. Залозецкий, отпраздновавший в 1910 голу 50-летний юбилей своей литературной деятельности. Русские галичане издали, по общенародной подписке, ко времени юбилея три тома его сочинений; последний же (четвертый) том выйдет в Москве. Самым выдающимся публицистом является О.А. Мончаловский, неутомимый труженик на поприще русской литературы, издававший журналы Страхопуд и Беседу и принимавший видное участие в Галичанине и Литературном Сборнике Галицко-Русской Матицы, а также работавший во всех крупных львовских русско-народных организациях (Полное собрание его сочинений будет напечатано в Москве). Литературная критика представлена в лице Ю.А. Яворского, автора ряда стихотворений, очерков и разсказов, отличающихся красотою языка, а кроме того, постоянно работающего в области изучения южно-русской словесности, причем отдельные его сочинения издает русская Академия Наук. Поэзия нашла прекрасное выражение в стихах Д.Н. Вергуна и М.Ф. Глушкевича. Первый поэт касается главным образом национальных тем, второй же - посвящает больше внимания любовной лирике. И Червонно-русские отзвуки Д.Н. Вергуна, и Мелодии М.Ф. Глушкевича были очень сочувственно встречены критикой, которая отметила в этих сборниках наличность безспорного таланта, оригинальность содержания и красоту языка. Таким образом, Карпатская Русь со времени своего национального возрождения 1848г., т.е. в течение всего полустолетия, дала целую плеяду выдающихся писателей, с которыми уже успели познакомится не только славяне, но и все культурные народы Запада. Теперь очередь за русским обществом, для которого эти писатели не иностранные, а свои же, родные. Пора заполнить пробел в нашем образовании и тем самым доказать, что труд карпато-русских писателей не был только для одной Карпатской Руси: ведь они писали свои сочинения, имея в виду весь русский народ от Карпат до Камчатки. Великая война 1914 года имеет для России то огромное значение, что, с присоединением Галицкой Руси, завершилось дело собирания русских земель, начатое еще при Иване Калите. Прежде чем наступило политическое обьединение, оно уже было подготовлено в идейном отношении, благодаря самоотверженной литературной и народной деятельности карпато-русских писателей. Труд карпато-русских писателей настолько значителен, что заслуживает самого подробного ознакомления со стороны русского образованного общества. Будем верить, что в России карпато-русских писателей, наконец узнают, а узнав оценят и полюбят... Москва май 1916г. Ф.Ф. Аристов Федор Федорович Аристов. Карпато-русские писатели. Том первый. Исследование по неизданным источникам. Москва 1916 http://elib.npu.edu.ua/info/R7PQTirgQriXuO 8 Мб http://bookre.org/reader?file=1337589 19мб В заключение я приведу слова галицко-русского народного гимна, который распевают наши русские братья в борьбе за свою русскую веру и народность. Этот гимн я думаю не чужд будет и нашим русским сердцам. Вот его слова: Пора, пора за Русь Святую Идти на бой сынам, ура. Пора за Русь неразделиму Вставать нам всем против врага. Бог нам поможет, Бог есть с нами, Вставай, народ, уже не спи, Смело ступай отцов следами И вeру русскую храни. http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_669.htm

Ять: Карпато-русские писатели Ф.Ф. Аристов. Карпато-русскiе писатели. ИзслЪдованiе по неизданнымъ источникамъ. Въ трехъ томахъ. Томъ первый. Москва 1916 Изображены (слева сверху по часовой стрелке): A.И. Добрянский, Д.И. Зубрицкий, Я.Ф. Головацкий, А.С. Петрушевич, И.Г. Наумович, В.Д. Залозецкий, Н.Л. Устианович, И.Н. Гушалевич, Б.А. Дедицкий, В.И. Хиляк, А.А. Полянский, Ф.И. Свистун, О.А. Марков, Д.А. Марков, М.Ф. Глушкевич, Ю.А. Яворский, О.А. Мончаловский, Д.Н. Вергун, И.И. Процык, В.Ф. Луцык, Г.И. Купчанко, Е.А. Фенцик, И.А. Сильвай, А.Ф. Кралицкий, И.И. Раковский, А.В. Духнович. Вышедший из печати первый том Карпато-русские писатели вызвал восторженные отзывы у крупных учёных лингвистов и славистов: А.Л. Погодина, А.И. Покровского, К.Я. Грота, И.А. Минчинко, Т.Д. Флоринского, М.Н. Cперанского, Ю.А. Яворского, Е.У. Калужняцкого, Ф.И. Свистуна. Профессор Харьковского университета Александр Львович Погодин писал: Автор его задался целью проследить развитие среди русских галичан того политического и литературного направления, которое стремилось связать национальное сознание галичан с общерусским и сделать русский литературный язык господствующим в Галиции. В продолжение многих десятилетий эти люди мечтали о том времени, когда Галиция присоединится к России, и, сохраняя лояльность по отношению к Австрии в существующих тогда политических отношениях, они упорно работали над объединением русского населения Галиции и Венгрии с русским народом в области церкви и языка… Зубрицкий, Головацкий, Добрянский, Петрушевич, деятельности которых, главным образом, посвящен первый том исследования Ф.Ф. Аристова, - все это были крепкие, как дубы, люди, дожившие до глубокой старости и выносившие на своем веку такие грозы, такие бури, которые смяли бы менее устойчивые натуры… Патриотизм этих людей, смело бросающих свои обвинения в лицо господствующим в Венгрии мадьярам, в Галиции полякам и немцам, так же вызывает почтение, как и их проницательность. Одним из первых был Головацкий, закончивший свои дни в России, собиратель знаменитого сборника русских песен, издатель Русалки Днестровой, которая, появившись в 1837 году, послужила основанием русско-галицкого литературного возрождения. Помимо чисто научных и литературных работ, в которых Головацкий проявил редкую неутомимость, он имел огромное значение для современников и соотечественников, как деятель, вечно будящий энергию и веру в будущее… Еще значительнее более крупный государственный деятель Австрии, вождь русского народа в Венгрии - Добрянский...Его идея о национальных отношениях, его взгляды на значение мелких народностей, его учение об общеславянском языке заслуживают специального исследования... Вслед за крупными вождями шли меньшие, готовые положить свою душу за свою веру и, действительно, клавшие ее. Беспощадное преследование православия в Венгрии перед войной, известные процессы Кабалюка и др. свидетельствуют об этом. События войны бросили тысячи этих людей, веривших в Россию и гонимых у себя дома и австрийской властью, и - своими заклятыми домашними врагами - украинцами Грушевского, - бросили их к нам...(Журнал Русская Свобода. Петроград-Москва. 1917. N22-23). О выходе из печати первого том Карпато-русские писатели Ф.Ф. Аристова, выходец из Галичины журналист А.В. Копыстянский сообщал читателям: Издавая свой труд, автор руководился не только желанием восполнить пробел в истории русской литературы, которая, по его мнению, - должна представить ход литературного развития всего русского народа (следовательно, и четырех миллионов русских галичан), а не только его главной массы, живущей в пределах России. Он принимал во внимание еще другие, важнейшие соображения. Выдающиеся карпато-русские писатели хотя и касаются в своих произведениях местных тем, однако, при этом постоянно стремятся показать важность идеи общерусского национально-культурного единства, почему их сочинения и должны быть своего рода национальным катехизисом для каждого русского человека... Автор подчеркивает те моменты в их жизни, когда они, воспитываясь в школах с преподаванием на немецком и мадьярском языках, чуть не погибли в национальном отношении под давлением чуждых им культур. Он обращает внимание читателей на те факты, которые пробуждали в их сердцах любовь к Святой Руси и еще в юности заставляли их мечтать о неусыпном труде в пользу русской идеи. Хотя отношение этих людей к австрийскому правительству было вполне лояльным, и деятельность их происходила в строго законных рамках, тем не менее они не избегли преследований. Значение деятельности этих людей - велико. Они не только словом и пером пробуждали у своих земляков чувство русского самосознания, но своим примером самоотверженной работы и стойкости убеждений не дозволяли потухнуть русской свече на склоне Карпатских гор. (Исторический Вестник. Петроград. 1917. N4.). Не осталась в стороне и Российская Академия Наук удостоив труд Федора Федоровича Аристова Шахматовской премией и медалью, признав тем самым огромный вклад учёного в славяноведение. - (В. Разгулов. Выдающийся русский славист-карпатолог. Календарь Общества им. А. Духновича. Ужгород. 1995. с.35). Валерий Разгулов. Ф.Ф. Аристов и Карпатороссия. 2001, с.20-22 http://libinfo.org/?id=10610 2.1.Мб 100с. Федор Федорович Аристов. Карпато-русские писатели. Том первый. Исследование по неизданным источникам. Москва 1916 http://elib.npu.edu.ua/info/R7PQTirgQriXuO 8 Мб http://bookre.org/reader?file=1337589 19мб В заключение я приведу слова галицко-русского народного гимна, который распевают наши русские братья в борьбе за свою русскую веру и народность. Этот гимн я думаю не чужд будет и нашим русским сердцам. Вот его слова: Пора, пора за Русь Святую Идти на бой сынам, ура. Пора за Русь неразделиму Вставать нам всем против врага. Бог нам поможет, Бог есть с нами, Вставай, народ, уже не спи, Смело ступай отцов следами И вeру русскую храни. http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_669.htm КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Ять: В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор, откуда виднеется русский простор - ДиМитрий Вергун В настоящее время, время ожесточенной борьбы за русскую народность, в Галицкой Руси, время национальных лжеучений, сбивающих с верного народного пути неопытную молодежь и доведших их последователей до изменнического отречения не только от единства с русским народом, но даже от священного имени Русь, исторические идеалы русского народа приобретают великое значение. Они, как путеводные звезды, освещают бурное житейское море и руководствуют мыслями и деяниями людей, преданных русской народности и любящих свою родину. Лучшие сыны русского народа вылили свою любовь к Руси в художественных произведениях, которые, как яркие светила, блещут в русской литературе. Мы и напечатали в сем сборнике выдающиеся памятники поэтического творчества русских писателей, посвященные любви к родине, дабы юным русским галичанам, ищущим возвышенного и благородного, указать путь к достижению их стремлений. Может-ли, однако, быть что-либо возвышеннее, благороднее и непорочнее, чем любовь к святой Руси? Чувство этой любви выражено искренне и горячо в стихотворениях, напечатанных в этом сборнике. В них читатель найдет целое созвучие чувств, волнующих верного, любящего сына Матери-Руси: тихие, спокойные мотивы, задумчиво-грустные молитвенные мысли, тяжелую и глубокую тоску, восторженный призыв к взаимной любви и дружной работе и торжественные гимны сознания мощи русского народа и его будущих великих судеб. Вместе с тем юные русские галичане найдут в сборнике прекрасные образцы русской художественной поэзии, примеры правильной и изящной формы стихотворений и богатый материал для изучения русской литературной речи. Да принесет-же эта книжечка русскому юношеству в Галицкой Руси желательную и наибольшую пользу: одушевит восторженных, ободрит унывающих, убедит сомневающихся, утвердит колеблющихся, исправит заблудших и всех оплодотворит искреннюю, бескорыстною любовью к святой Руси, побуждая к неутомимой и самоотверженной деятельности в ея пользу. Подобное собрание русских художественных произведений появляется впервые в Галицкой Руси. Да достигнет-же оно своей цели, выраженной певцом горя русского народа, Н.А. Некрасова, в следующих стихах: И ангел милосердия Не даром с чудной песнею Над юношей витал. Года ученья минули, И юноша отмеченный Печатью дара божьего, Стал пылким и восторженным Певцом освобождения Униженных, обиженных На всей святой Руси Собрал и издал для галицко-русской молодежи О.А. Мончаловский, Львов, типография Ставропигийского института,1905 Запевка Л.А. Мея Ох, пора тебе на волю, песня русская, Благовестная, победная, раздольная, Погородная, посельная, попольная, Непогодою-невзгодою повитая, Во крови, в слезах крещенная - омытая! Ох, пора тебе на волю, песня русская! Не сама собой ты спелася-сложилася: С пустырей тебя намыло снегом, дождиком, Нанесло тебя с пожарищ дымом-копотью, Намело тебя с сырых могил метелицей! Гимн Н.А. Некрасова Господь! Твори добро народу, Благослови народный труд, Упрочь народную свободу, Упрочь народу правый суд! Чтобы благия начинанья Могли свободно возрасти, Разлей в народе жажду знанья И к знанью укажи пути! И от ярма порабощенья Твоих избранников спаси, Которым знамя просвещенья, Господь! Ты вверишь на Руси! А.С. Пушкину Д.Н. Вергуна Им хорошо, певцам Руси державной, Им гениев своих не трудно восхвалять! По образцам певцов плеяды славной Легко им песни петь, легко их и слагать! Но нам, сынам Руси той подьяремной, Что век шестой уже ярем чужой влачит, Нам, рвущимся на свет из тьмы тюремной, Где нам учится петь, нас кто-же вдохновит? И мы поем нескладно и как знаем, И трудно нам ласкать песнолюбивый слух, Но в песнях наших свято сохраняем Огонь любви к Руси и святорусский дух! Тот свет, что Владимир-князь По всей Руси зажег, Тот дух - на нашей родине Давным давно бы мог Погаснуть, улетучиться... И в копоти чужой Не раз уж задыхался он... Но всякий раз живой Пахнул дух русский в нашу Русь - И ожил, не потух, И вспыхнул ярким пламенем Наш святорусский дух! Пахнул раз дух Хмельницкого, Козаков удалых, Потом и Гонта мстительный Приободрил родных, - А там пришли будители, Вдохнули в наш народ Тот дух, которым до сих пор Он дышет и живет... И крепнет Русь Червонная, И не погибнуть ей, Пока стомиллионная Там Русь стоит за ней! - Едина, неделимая - Храни святой завет, Стой, стой, непобедимая, И обнови весь свет! У Межигорского Спаса (монастырь под Киевом, бывшая приходская церковь запорожских козаков) В.Ф. Луцыка (Бодака Музуки) Видишь-ли Ты, Чудотворный, Кто здесь бьет поклоны? Знаешь-ли Ты, чьи днесь слышны Мольбы да и стоны? И чия свеча икону Твою озаряет, Кто молитву от души недр К Тебе посылает?.. Знаешь-ли Ты?..Прикарпатских Я пределов житель; Скорбь меня в Твою святую Пригнала обитель. Скорбь пригнала и надежда В Твоих чудес силу, Что не дашь нас, живых, класти В сырую могилу... Защити нас!..Вот сын предков Пред Тобою в прахе, Тех, что кровь несли за веру, Головы на плахи; Тех, что мощную рукою Врагов покоряли, И для Руси славы, чести, Воли добывали, Клали злато на престол Твой, Жемчуги, саиты, И умели буйны чубы Пред Тобой корити... Я, сын предков тех могучих, Голодный и голый!.. У меня нет сребра, злата На Твои престолы: Не замету буйным чубом Праха пред Тобою: Злато...взято - чуб...оборван Вражею рукою, На челе-же - вместо венка, Древней предков воли - Начертано рабство знамя, Горя и недоли... Но Ты моей не стыдися Рубахи дырявой! Ведь не я ее замарал Рабскою неславой... Ведь в моей-же груди томной Тот-же огнь пылает, Пред которым враг всесильный Трусит, убегает; Ведь в моем-же сиром сердце Та-же предков вера, Насажденная рукою Князя Владимира; Ведь в моем-же слезном взоре Та-же гордость тлеет, Пред которой палач даже Трепещет, немеет... Не стыдися, Чудотворный! Я ведь сын народа, Что сберег свой прапор русский От рода до рода, И днесь взор свой с упованьем К Тебе обращает, Солнце доли в окно хаты Своей ожидает. И молится, уповая В Твоих чудес силу, Что не дали нас, живых, класти В сырую могилу... Друзьям М.Ф. Глушкевича Когда, друзья, мечтами опьяненный, Я ваших весь заслушаюсь бесед, Тогда пред вашим кругом преклоненный, Твержу вам мой восторженный привет: Вперед, вперед, герои молодые, Ставайте под родное знамя в ряд, Любви, науки меч и щит святые Пусть славой родину нам озарят! Пусть труд, тот гордой вольности родитель Страстям, безволью, лжи живой укор, Приемлет вас в священную обитель, На вас направит прочих братьев взор! Бодритесь духом, силы призывайте, Пусть силу духа освятит любовь, Свободой гордые главы склоняйте Пред верой в счастье будущих веков! Заветные слова святой отчизны: За Русь и за свободу, жизнь и труд - Пусть, наконец, трудами нашей жизни, В желанный, прочный подвиг, возрастут! А ты, великий, мощный, неизменный, Ты, русский дух, свой храм благослови И юный жар дружины вдохновенной Огнем святых порывов оживи! О.А. Мончаловский. Родина. Сборник избранных русских стихотворений http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_689.htm Осип Андреевич Мончаловский (1858-1906) Димитрий Николаевич Вергун (1871-1951) Владимир Федорович Луцык (1859-1909) Мариан Феофилович Глушкевич (1878-1935) см. Василий Романович Ваврик. Краткий очерк Галицко-Русской письменности http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_673.htm

Ять: Первая мировая война. Талергоф 1 августа 1914г. (все даты по новому стилю) Германия объявила войну России. И тотчас же началась кампания беспощадного террора против русского населения Галичины, против всех, кого только можно было заподозрить в симпатиях к России. Тюрьмы наполнились заключенными, край - виселицами. Интенсивно заработали военно-полевые суды. Период Первой мировой войны, вероятно, самый тяжкий период в истории русского движения в Галичине. Это период массового, физического уничтожения русских галичан, казней, издевательств, насилий. Были созданы концлагеря, концлагерь в Штирии Талергоф, предшественник гитлеровских лагерей стал символом этого страшного времени. Страшного не только насилиями, чинимыми австрийской администрацией и военщиной над ни в чем не повинными законопослушными мирными жителями, но и тем, что беспощадными врагами русских галичан были свои же, галичане украинского направления, которые готовили заранее списки неблагонадежных [127, вып.2, с.21], по доносам которых хватали невинных [напр., см.127, вып.1, с.142, 143, 148 и мн.др.]. - В самом начале этой войны, - пишет И.И. Терех, - австрийские власти арестуют почти всю русскую интеллигенцию Галичины и тысячи передовых крестьян по спискам, вперед заготовленным и переданным административным и военным властям украинофилами, сельскими учителями и попиками [129, с.8]. И.И. Терох (1880-1942). Украинизация Галичины. Свободное слово Карпатской Руси, 1960, сент.-октябр. 9/10 (1962, 5-6) http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_735.htm Многочисленные воспоминания оставшихся в живых жертв террора говорят о том, что каинова работа своих же вызывала особый ужас и отвращение. Мобилизация началась 31 июля 1914г. В ночь с 30 на 31-е были арестованы депутат парламента доктор прав Д.А. Марков, юрист, также доктор прав Кирилл Сильвестрович Черлюнчакевич, бывший адвокатом на процессе Бендасюка. В эту же ночь была арестована Наталия Юлиановна Несторович, руководительница женского пансиона в Перемышле, автор газетных очерков по русской литературе. Первых двух ждал процесс о государственной измене, так называемый Первый Венский, а девушку - концентрационный лагерь Талергоф. За арестом первых троих последовал массовый террор против русских галичан. Хватали как подозрительных всех, кого можно было заподозрить в каких-либо симпатиях к России, русской культуре - достаточно было кода-то побывать в России, быть членом читальни Общества им. М. Качковского, читать русскую газету, а то и просто слыть руссофилом или назвать свой, родной язык russische Sprache. Иногда, чтобы прослыть шпионом, достаточно было посмотреть на проходившие войска - так был заколот стоявший в своем саду крестьянин Григорий Вовк, в селе Бортниках жандармы арестовали и увели четырех 10-летних мальчиков за то, что они смотрели на проезжавший поезд [127, вып.1, с.35]. С 18 августа началось наступление русских войск. Казни приняли массовый характер, во всех случаях предусматривалось - сокращенное судопроизводство - и публичные казни [127, вып.1, с.29]. Корреспонденту Утра России Михаилу Ратову крестьянин из Городецкого уезда рассказывал о расстрелах в Городе: Вот видите, на этих деревьях перед окнами висели заподозренные в руссофильстве. Так прямо на деревьях вешали. Сутки повисят, снимут - и других на них же вешают...А тут за углом учителя расстреляли. Поставили к стене, а напротив 5 солдат с ружьями...Здесь, на этом месте, со связанными назад руками, подкошенный пулями свалился несчастный - по доносу шпиона. А шпионов развели австрийские власти массу. На заборах, стенах - всюду висели объявления с расценками: за учителя - столько-то, за священника - столько-то, за крестьянина цена ниже и т.д. [127, вып.1, с.40]. В том же Городецком уезде, как рассказал И.В. Вовк, было казнено без суда 60 крестьян, в селе Залужьи было расстреляно 5 крестьян, в селе Поречьи - 6, в Зушицах повешено 16, в Каменоброде казнено 55 человек и т.д. - это только в одном уезде...[127, вып.1, с.40 - 43]. 4 августа 1914 г. был арестован только что выпущенный из заключения, оправданный львовским судом о. Максим Тимофеевич Сандович, отдыхавший после процесса у своего отца крестьянина на Лемковщине. Вскоре арестовали также его отца и жену. 6 сентября без суда и следствия по приказу ротмистра жандармерии рано утром он был расстрелян на площади в Горлицах на глазах старого отца и беременной жены, специально приведенных в камеры, выходящие окнами на место казни. Православный священник-мученик, погибший со словами: Да живет русский народ и святое православие!, канонизирован Польской православной церковью. Родившийся в Талергофе его сын, тоже Максим, стал православным священником, как и отец [127, вып.1, с. 176-183]. Все русские общества во Львове с началом военных действий были закрыты [127, вып.1, с.82]. Тюрьмы все более переполнялись заключенными - к 28 августа только во Львове оказалось около 2 тысяч узников, - опасных для государства москвофилов [127, вып.1, с.27]. Жертвы террора располагались в разных местах заключения, но их катастрофически не хватало и с начала сентября 1914 года в Штирии был организован огромный концентрационный лагерь Талергоф. Н.М. Пашаева. Очерки истории русского движения в Галичине ХІХ вв. Глава 13. Первая мировая война. Талергоф. М.,2000. с.140-143 http://ukrstor.com/ukrstor/paszaeva_oczerk.html В.Р. Ваврик. Терезин и Талергоф. 1966 http://www.ukrstor.com/talergof/terezin.html http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_709.htm

Ять: Первая мировая война. Талергоф Впервые книга узника Австро-Венгерского концентрационного лагеря Талергоф Василия Романовича Ваврика была переиздана нами в 2001 году. Эта книга-предупреждение. Предупреждение о том, что мазепинская идеология, согласно которой украинцы не только никогда не были важнейшей составляющей русского мира, но боролись с ним, были враждебные ему, будучи сфабрикованной, лживой и абсурдной, но не будучи опровергнутой, будет распространять свое влияние дальше на Восток Украины. Издавая книгу в 2001 году, мы не питали иллюзий о том, что она перевернет сознание жителей Галиции, что они, узнав правду о своем русском прошлом, прозреют и вернуться к нему. Нет, мы пытались достучаться до тех, кто на землях Центра и, тем более, Востока Украины (Донбасса, Крыма Новороссии) способен слышать, думать, понимать, тех, кто чувствует ложь пропаганды о вековой борьбе Московской и Киевской Руси, о мнимом порабощении последней первой. Мы хотели и хотим дать, кто интуитивно чувствует эту ложь, правдивые и достоверные исторические знания об общерусском национально-культурном единстве. Но силы были неравны. Пока Россия и русские просыпались, вновь обретали и осознавали свою идентичность, свои права, свою историческую субъектность и православную религиозную миссии, те, кто создает из Украины антироссийский Пьемонт, действовали и наступали. На одну нашу книжку и несколько книг, изданных по данной проблематике Михаилом Смолиным, приходятся сотни книг, учебников, программ, фильмов, доказывающих прямо противоположное. Временная победа оранжевой революции в 2004 году продемонстрировала тот факт, что граница распространения мазепо-бандеровской мифологии и идеологии Украины как антиРоссии передвинулась из Галиции на восток, захватила центральные области Украины и Киев. Киев становился Львовом все годы незалежности - галицийские идеологи знали, что материя отнюдь не первична, спокойно отдавали днепропетровским менеджерам экономику, но занимали ключевые посты в сфере образования, культуры, идеологии, религиозной политики, СМИ. Ковали свою элиту. В итоге к 2004 году гуманитарный класс и медиа сообщество Киева-матери городов русских, был на стороне оранжевых. В результате оранжевой революции 2004 года русскоязычный Киев стал Львовом. Львовская идеология стала государственной. Президент Ющенко добился принятия Закона о голодоморе, согласно которому этот большевистский социоцид признается геноцидом внес в Верховную Раду еще один законопроект об уголовной ответственности за отрицание голодомора как геноцида украинской нации. Ющенко не просто поддерживает церковные расколы, как это делали его предшественники - Кравчук и Кучма, а создает Рабочую группу при своем Секретариате, целью которой является разрыв последней и самой главной связи Киевской и Московской Руси-духовной, отрыв Украинской Православной Церкви от Московского Патриархата. Теперь битва за умы, за историческую правду, за самосознание переместилась на Юго-Восток, Донбасс, Крым и Новороссии, исторически великорусские земли, переданные УССР большевистской властью. Главная задача оранжевой власти - их ассимиляция и дерусификация. Нам возразят - это же невозможно, Севастополь - это город русской славы. На что придется сказать необходимую правду. К сожалению, возможно. В конце девятнадцатого века Львов тоже был городом русской славы, десятки тысяч исповедников Православия и русских патриотов Червонной (Галицкой) Руси шли на крест, на плаху за право считать себя православными и русским. Но в итоге Львов стал антирусским Пьемонтом. А Киев, где еще перед большевистским переворотом мысль о нерусскости Киева и отделении от России считалась бредом. Из этого следует, что автоматически, в силу традиции и исторической памяти, религиозное и национальное самосознание сохранить невозможно. Побеждают пассионарии, тем, кто знает свои цели и имеет волю их реализовывать. Галиция победила потому что она религиозна и идеократична. Ее религиозность оппозиционна православной, она дает своим носителям пусть ложные, но цели и смыслы...Кирилл Фролов. Геноцид карпато-русских москвофилов - намеренно замолчанная трагедия XX века: воспоминания узника концентрационного лагеря Талергоф Василия Ваврика. Москва, 2007, 144с. http://www.e-reading.mobi/book.php?book=1014073 В.Р. Ваврик. Терезин и Талергоф. 1966 http://www.ukrstor.com/talergof/terezin.html http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_709.htm

Ять: Первая мировая война. Талергоф В то время, когда славяно-русский табор считал своим священным долгом беречь и отстаивать историческое имя своих предков, имя Руси, озаряющее на протяжении долгих столетий хижины многомиллионного русского народа, лагерь германофильского направления, к большому удивлению самих врагов Славянства, с легким сердцем отказался от своего исторического русского имени, забросал его насмешками и грязью, заменил его областным в Прикарпатье чуждым понятием Украина и вместе с немцами принялся всех и все, что носило печать Руси, преследовать и уничтожать. Это разделение становилось все шире и глубже, и неминуемо должен был произойти разрыв. С внезапным взрывом войны славянского мира с германским миром разыгрались сцены, о которых одно воспоминание заставляет стынуть кровь в жилах... Талергоф (нем. Interniertenlager Thalerhof, 4 сентября 1914 - 10 мая 1917) - концентрационный лагерь, созданный властями Австро-Венгерской империи в первые дни Первой мировой войны. Располагался в песчаной долине у подножия Альп, возле Граца, главного города провинции Штирия. Один из первых концентрационных лагерей в мировой истории XX века, первый в Европе. Сюда были депортированы жители Галиции и Буковины, симпатизирующие или предположительно симпатизирующие России, высланные из Галиции по заявлениям поляков и украинофилов. Всего через Талергоф с 4 сентября 1914 года до 10 мая 1917 года прошло не менее 20 тысяч пророссийски настроенных галичан и буковинцев, только в первые полтора года погибло около 3 тысяч заключённых. Первый транспорт в составе 2000 человек обоего пола прибыл 4 сентября 1914 года из Львова. Четверо суток держали людей под открытым небом, окружив узников живым кольцом жандармов и солдат. Заключенными были, по свидетельству священника Феодора Мерены, пережившего Талергоф, - люди разных сословий и возрастов. Были там священники, прелаты, адвокаты, судьи, доктора, преподаватели, частные и государственные чиновники, учителя, крестьяне, мещане, псаломщики, писатели, студенты, актеры, военные судьи, военные священники -, все русские галичане, за исключением незначительного процента румын, цыган, евреев, поляков, мазепинцев и 3 блудниц из Перемышля...По возрасту Талергофская публика была также весьма разнообразна, начиная почти столетними стариками (прелат Дольницкий 94 л.) и кончая грудными младенцами. В отхожие места интернированные сопровождались конвоем. Не было тут различия между мужчинами и женщинами. Естественные потребности отправлялись по команде, а не успевших справляться прокалывали штыками... http://www.ukrstor.com/talergof/almanah3_uznik.html ...Предвестником воспоминаемых ужасов был ряд политических процессов в Галичине, Буковине и Угорской Руси, начиная с 80-ых годов XIX столетия. Обвиняемые русские люди оправдывались коронными судами за неимением доказательств, ибо исповедывание культурного и национального единства галицко-русской ветви с остальным русским миром не подлежало наказанию по австрийским законам. Как видим, почва к обговариваемым событиям подготовлялась австрийским правительством зарание. В Прикарпатском Крае живут три племена: русское, польское и еврейское. Каждое из них пропитано разною культурой, характером и особенностями. Евреи устраивают свое благополучие на экономическом порабощении ими поляков и русских. Поляки, собственно их духовенство и шляхта проникнуты культурными налетами западной Европы стараются устроить благополучие своего народа на счет закрепощенного ими еще в средневековье части русского народа. Галицко-русский народ несмотря на продолжительное подневольное пробывание его под польским и австрийским владычеством благодаря своей стойкости, не потерял русско-восточного облика и всегда относился с предубеждением к западным завоевателям. Он смотрел на запад, как на культурного хищника, стремящегося его съесть культурным образом. Не по душе было галицко-русскому народу отдать западу свои русские культурные приобретения и растворится в его стихии. Он мечтал о культурном возсоединении с ближайшим, родным востоком и лелеял надежду, что раньше или позже настанет пора, когда он освободится из под чуждого ему владычества. Сохранение русской души в русском населении Прикарпатской Руси объясняется еще и тем, что русское боярство очень скоро ополячилось, пропиталось западной культурой и совершенно денационализировалось, а тем самым и подрезало в корне доверие к себе галицкого простонародья и избавило его от нежелательного влияния запада, стремившегося проникнуть в русскую среду посредством отпавшего от народа высшего сословия. Доказательством сего служат разные унии, сулившие галицко-русскому народу блага на земле и небесах, а между тем послужившие только для вящего его закрепощения иноплеменному элементу. И русское население Прикарпатья чувствовало эту чужую экспансию. Оно сослужило русскому миру службу внешней предохраняющей оболочки, через которую Западу необходимо было проникнуть в русскую сердцевину. Уразумела это Австрия, которая, считая Прикарпатье Ахиллесовой пятой русского народа, пошла на него приступом. Последние описываемые нами события из жизни галицко-русского народа являются завершением движения западно-европейской культуры на русский Восток. В дни великой войны грянул на нашу голову гром и посыпались удары за ударом. Ополчились тогда против нас представители австрийской власти с своими янычарами галицкими украинофилами. Все вражие силы в союз с украйнофильствующей австрийской мирской и духовной иерархией использовали войну для уничтожения галицко-русского населения, исповедующего свое единство с остальным русским народом... ...Уже 1 авг. 1914 года начались аресты русских интеллигентов. Всех влекли из одной тюрьмы в другую, наконец одних заключили в Талергоф, других передали военным судам, a только немногих конфиновано в западных провинциях бывшей австрийской монархии. За интеллигенциею пришла очередь и на русских мещан и крестьян, которых также арестовали в громадном числе, и то по большей части на основании доносов. Многие злые люди считали надоспевшую ужасную пору желанною, чтобы разсчитаться со своими противниками, из-за каких бы то ни было причин, преимущественно чисто личных. Довольно было только указать жандарму или солдату на кого-то пальцем, и он нашелся уже сейчас в тюрьме, если не под виселицею. Жандармам, по большей части с очень скудным школьным образованием, предоставлено было решать на счет лояльности и благонадежности русского народа. Команды снабдили их почти неограниченными полномочиями, они ими и воспользовались. Некоторые из них, как Евгений Кляпа и Дрешер, окружили себя целым штабом конфидентов и денунциянтов и многих неповинных, не исключая даже женщин и детей, повесили. К аресту и к судебным приговорам причинились особенно евреи своими ложными доносами. A надо заметить, что евреи считались во все время войны патентованными австрийскими патриотами. Замечательно, что одновременно с арестами русской интеллигенции жандармы пускали в ход вздорные и тенденциозные вести, вероятно, чтобы этими сплетнями успокоить народ насчет производимых поголовных арестов, с другой же стороны и поддержать в народ воинственный дух. Так, об одном арестованном разсказывали жандармы и их сателиты, будто бы у него найдены в стене или под иконою военные планы, другого будто бы схвачено при черчении таких же, у третьего будто бы найдено под полом боченка с росс. империалами, у четвертого - тайный телефон, бомбы, гранаты, пятого будто бы схвачено при взрыв моста или телеграфических проводов. Удивительно, что все эти слухи появлялись одновременно и разнозвучно в различных местах по точно выработанному плану... Талергофский альманах. Пропамятная книга австрийских жестокостей, изуверств и насилий над карпато-русским народом во время всемирной войны 1914-1917гг. Выпуск второй. Львов, 1925. Издание Талергофского Комитета (Не вношу никаких изменений. Подаю то, что было собрано Комитетом, и продолжаю их работу. Разумеется, что весь материал, который уже появился и в будущем появится, не отвечает строгой системе распределения; это сделает будущий труженник, изследователь-историк горя карпато-русского народа. Задача современных издателей заключалась и заключается в собрании всего того, что еще уцелело в памяти самих мучеников и очевидцев неслыханного в мире террора. В.Р. Ваврик) http://talergof.org.ua/ http://www.ukrstor.com/talergof/ Геноцид карпато-русских москвофилов - намеренно замолчанная трагедия XX века: воспоминания узника концентрационного лагеря Талергоф Василия Ваврика. Москва, 2007, 144с. http://www.e-reading.mobi/book.php?book=1014073 В.Р. Ваврик. Терезин и Талергоф. 1966 http://www.ukrstor.com/talergof/terezin.html http://www.zaistinu.ru/ukraine/church/terezin.shtml http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_709.htm Талергоф В Талергофе близ гангара Мучеников стоит хмара, Поставленых в довгий ряд. А кругом них з диким криком, 3 наеженым острым штыком Патрулюе лютый шваб. И зубами аж скрегоче, Кляне, плюе, теренкоче Окаянный людоид. Кождому он прагне смерти, Рад бы з лиця земли стерти Ненавистный русский род. Горе, горе! Братья мои! Тут в немецком Вавилоне. Плачи, зойки, стон, завод. Печаль нервы розрывае, Сердце в грудях завмирае, Меркне з болю в очах свет. Тут несчастный Рус смиренный, Багнетами оточеный, Попадав в обморок: Под багнетом мусит жити, Спати, встати, воши бити, Под багнетом кождый крок. Под багнетом менаж-зупка, Под багнетом до выходка, Под багнетом — айне, цвай, драй, Под багнетом споведайся, Под багнетом грехов кайся, Под багнетом умирай! Под багнетом гроб открытый, Под багнетом труп зарытый, Под багнетом в лице бьют, Под багнетом написала Тирания, щоб Русь стала И на страшный божий суд. Горе, братья галичане! Дрожат нервы, сердце вяне, Меркне з болю в очах свет. Як погляну, душа млее, Як тут русский род марнее, Кровью росит кождый след. Горе, горе, чорна доле! Стонут горы, стоне поле, Неслыханный, лютый гнет. Всем нам грозит тут заглада, И здается, з того ада Жива душа не уйдет. Смерть-погибель царит всюды: Стрелы в плечи, штыки в груди, Ни вперед, ни в бок, ни взад. Слеза слезу вытискае, Рана рану постигае. Талергоф — кромешный ад! Иван Федоров Федоричка (1872-1930) Этот фильм рассказывает о геноциде русских людей во время Первой мировой войны в Австро-Венгерской империи. Отсюда и пошли первые концентрационные лагеря Талергоф и Терезин. http://www.youtube.com/watch?v=kXILwMi_1Gs http://talergof.org.ua/

Ять: Государственная публичная историческая библиотека России Н.М. Пашаева. Очерки истории русского движения в Галичине XIX-XX вв. Москва 2001 От автора Предлагаемая читателю работа - первый в историографии опыт дать цельное изложение истории русского движения в Галичине на протяжении последних двух столетий. Русское движение во всем Карпатском регионе, по древней терминологии Червонной Руси, - сложный феномен отечественной истории. На протяжении последних 8 десятилетий история его - одно из белых пятен нашей историографии. Думается, для глубокого его исследования еще не настало время. Из-за распада СССР (и ряда сопутствующих причин) использовать богатейшие материалы архивов и библиотек Западной Украины сейчас исследователю-москвичу трудно. Множество материалов доныне хранится в частных архивах карпатских деятелей, однако внуки и правнуки их едва ли захотят вслух вспоминать сейчас своих русских дедов и прадедов. Московские государственные архивы относительно бедны. В библиотеках России далеко не полно представлены источники и литература, вышедшие за пределами ее, особенно начиная с 20-х годов XX в. Отечественная литература откровенно тенденциозна - прорусская до Октября и проукраинская в советскую эпоху; советских работ или упоминаний о русском движении почти нет, даже тенденциозных. Немного дали и послесоветские годы. В этих условиях мы решили выбрать форму свободных популярных очерков, причем ограничиться лишь историей русского движения в Галичине - наиболее трагичной и наименее исследованной (История карпатско-русского движения в Закарпатье и за пределами Карпатской Руси - отдельные большие темы, также неразработанные). Своей скромной задачей автор считает дать лишь представление о движении и идеологии русских галичан, практически не известных не только широкому читателю, но даже специалистам-славистам. Факты порой пришлось брать из вторых рук, из литературы. Хотя работа популярная, она снабжена ссылками. Автор использовал доступную русскую и зарубежную литературу, некоторые обнаруженные им архивные находки, материалы небольшого собственного архива, а также прессу, как русскую дореволюционную, так и русских галичан. К сожалению, в московских библиотеках последняя представлена очень скудно. Важнейшей работой, а отчасти и источником, является трехтомный труд Ф.Ф. Аристова (1888 -1932) Карпато-русские писатели. После краткого исторического введения автор дает развернутые биографии отдельных карпато-русских деятелей, максимально полные списки их трудов, включает в биографии их мемуары (Поскольку все карпато-русские деятели, исследуемые Аристовым, оставили свои работы, автор использует для них понятие - писатели, хотя часто их труды не относятся к области художественной литературы). К сожалению, в 1916г. был опубликован только первый том труда Аристова [2]. Гранки двух других томов находятся в архиве дочери его Т.Ф. Аристовой и многие годы ждут своего опубликования. Традицию писать не о движении, а об его отдельных деятелях подхватили В.Р. Ваврик(1889-1970) и Н.В. Водовозов (1902-1977). Перу Ваврика принадлежит небольшая, но емкая книга-справочник Краткий очерк галицко-русской письменности, в которой читатель находит сведения о галицко-русских деятелях с XII по XX век. Биографиям предшествует предисловие о самом авторе, написанное издателями - книжка вышла после смерти Ваврика в Лувене (Бельгия), рукопись удалось переправить за границу [8]. Небольшая статья Н.В. Водовозова - Русские писатели в австрийской Галиции - содержит некоторые общие сведения и биографии 14 галицко-русских писателей XIX-начала XX вв. [16]. Краткие справки о деятелях галицко-русского движения опубликовала в последние годы в Большой российской энциклопедии Т.Ф. Аристова. Ее перу принадлежит и ряд историко-публицистических статей в газетах по проблемам русского движения в Карпатском регионе [напр. 3]. Историю Галичины и галицких проблем XIX в. читатель находит в большом труде галицко-русского исследователя Ф.И. Свистуна - Прикарпатская Русь под владением Австрии (1896). Книга, снабженная ценными дополнениями, была переиздана в США в 1970г. [122]. Работа галицкого ученого содержит огромный комплекс фактических данных, подтвержденных ссылками на источники. Материалов по русскому движению там, конечно, много, но в целом труд не дает представления о том, что же такое было русское движение XIX в. По XX в., как нам известно, такого труда вообще нет (Удачная попытка на одной странице церковной газеты дать картину русского движения в Галичине с 1848 по 1939гг. принадлежит А. Внукову [15]. Это, кажется, единственный опыт подобного рода). Таким образом, настоящие очерки - первый скромный опыт цельного изложения этого феномена отечественной истории. Несколько слов о терминологии. Мы сознательно употребляем слово Галичина с ударением на последнем слоге, а не Восточная Галиция. Он принят в исторической литературе и наиболее полно отражает понятие. Им обозначаются земли Карпатского региона, которые ныне находятся в составе Западной Украины - Львовская, Тернопольская, Ивано-Франковская области - а также Польши - трагическая Лемковщина с ее древнерусским Перемышлем. Мы избегаем употреблять для Галичины термин - Западная Украина, а для галичан - украинцы. Эти термины появились лишь со 2-й половины XIХ в., когда в национально-освободительном движении края произошел раскол, породивший антагонизм русских галичан и галичан украинцев. Тогда термин украинец носил не этнический, а скорее национально-политический характер (Об этом ниже). Первоначальное самоназвание населения - русский, руский, руський. С начала австрийского владычества в Галичине широко входит термин русины и искаженное ratheni. Сам термин русин не нов, в частности, как синоним русского он встречается например, в московском памятнике XVI в. В XIX - XX вв. в Галичине, как и в Закарпатье, самоназвание русины наряду с русские получило и среди населения, и у представителей интеллигенции широкое распространение. Мы будем пользоваться этим термином для обозначения коренного населения Галичины. Примечательно, что прилагательное от русин, как считают сами русины, не русинский, а только русский, руский (Цитаты на употреблявшемся галицкими будителями руском языке или галицко-русском наречии очень часто образные, но порой трудные для нашего понимания. Мы приводим их почти всегда в переводе на русский литературный язык). Нам еще необходимо определить, что же собственно подразумеваем мы под русским движением в Галичине. При всем разнообразии форм деятельности русских галичан и различий их убеждений в различные периоды неизменным было признание единства всего русского народа - от Карпат до Камчатки, включая, разумеется, Белоруссию и Украину, сознание собственной принадлежности к этому единому русскому народу и признание русского литературного языка родным литературным языком русинов. В предлагаемых очерках мы будем говорить лишь о русском движении в самой Галичине. С рубежа XIX-XX вв. начинается массовая эмиграция галичан в США и Канаду, так называемая - демократическая эмиграция. Части ее свойственна русская идеология. Этого явления мы вообще касаться не будем, хотя именно там более всего понимают проблему. Содержание I. От Киевской Руси до национального возрождения. IX в. - 30-е гг. XIX в. II. Первый период национального возрождения. С 30-х гг. XIX вв. до революции 1848-1849гг. 1. Первые будители 2. Русские книги. Русские друзья 3. Язык? Наречие? 4. Накануне революции III. Весна народов 1848-1849. 50-е годы - годы реакции 1. Революция 2. Глухие 50-е IV. Под австрийским и австро-венгерским скипетром 1861-1918 1. В преддверии дуализма 2. Львовское Слово и его оппонент 3. Обрядовое двюкение. И.Г. Наумович 4. На ниве культуры 5. Украина? Москва? Русь! 6. Под знаком дуализма. Этнографическая выставка. Судьба Якова Головацкого 7. Русское движение конца 60-х-7-х гг. Деятельность И.Г.Наумовича 8. Процесс Ольги Грабарь 1882г. 9. На путях к православию 10. После процесса. 80-е - 90-е годы 11. Русские друзья, оппоненты, помощники 12. В преддверии Талергофа. Рубеж XIX-XX вв. - 1914г. 13. Первая мировая война. Талергоф. V. Между двумя мировыми войнами VI. Эпилог Литература Указатель имен Нина Магометхановна Пашаева. Очерки истории русского движения в Галичине XIX-XX вв. Гос. публ. ист. б-ка России. М., 2001. 201с. http://ukrstor.com/ukrstor/paszaeva_oczerk.html http://www.twirpx.com/file/240368/ 4.4Мб

Ять: Важнейшей работой, а отчасти и источником, является трехтомный труд Ф.Ф. Аристова (1888-1932) Карпато-русские писатели. После краткого исторического введения автор дает развернутые биографии отдельных карпато-русских деятелей, максимально полные списки их трудов, включает в биографии их мемуары (Поскольку все карпато-русские деятели, исследуемые Аристовым, оставили свои работы, автор использует для них понятие - писатели, хотя часто их труды не относятся к области художественной литературы). К сожалению, в 1916г. был опубликован только первый том труда Аристова [2]. Гранки двух других томов находятся в архиве дочери его Т.Ф. Аристовой и многие годы ждут своего опубликования. Ф.Ф. Аристов. Карпато-русские писатели. Т.1. М., 1916. XVI, 304с. http://elib.npu.edu.ua/info/R7PQTirgQriXuO 8 Мб http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_669.htm Традицию писать не о движении, а об его отдельных деятелях подхватили В.Р. Ваврик(1889-1970) и Н.В. Водовозов (1902-1977). Перу Ваврика принадлежит небольшая, но емкая книга-справочник Краткий очерк галицко-русской письменности, в которой читатель находит сведения о галицко-русских деятелях с XII по XX век. Биографиям предшествует предисловие о самом авторе, написанное издателями - книжка вышла после смерти Ваврика в Лувене (Бельгия), рукопись удалось переправить за границу [8]. В.Р. Ваврик Краткий очерк галицко-русской письменности. Лувен, 1973. 80с. http://www.ukrstor.com/ukrstor/vavrik-galruspismennost.html http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_673.htm Небольшая статья Н.В. Водовозова - Русские писатели в австрийской Галиции - содержит некоторые общие сведения и биографии 14 галицко-русских писателей XIX-начала XX вв. [16]. Н.В. Водовозов. Русские писатели в австрийской Галиции (Краткий обзор). Вопросы русской литературы. М., 1976. с.91-309. УЗ МГПИ N405 http://www.edrus.org/content/view/4669/62/ http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_271.htm Н.М. Пашаева. Очерки истории русского движения в Галичине XIX-XX вв. Москва 2001 http://ukrstor.com/ukrstor/paszaeva_oczerk.html http://www.twirpx.com/file/240368/ 4.4Мб

Ять: На страницах Временника Ставропигийского института и отдельной брошюрой Ваврик опубликовал краткую, но очень емкую справку о русском движении в Галичине на 1929г. [12], к сожалению, по 30-м годам подобных изданий нам обнаружить не удалось. – Н.М. Пашаева. Очерки истории русского движения в Галичине XIX-XX вв. с.165 Содержание: Историческое прошлое. Территория Галицкой Руси. Население и его национальное имя. Основы галицко-русской жизни. Галицко-русская библиография 1929 года. Американские издания. Историческое прошлое Древняя, седая история Карпат наполнена упорной и подвижнической борьбой, отмеченной безконечными крестами и могилами. На истоках рек Днестра и Сяна, вдоль Карпатского хребта, жило в глубокую старину славянское племя, по имени хорваты (Я.Ф. Головацкий: Великая Хорватия, или Галицко-Карпатская Русь. Москва, 1841), которое на заре державной Руси составляло часть киевского княжества. В годы Владимира (980-1015) эта прикарпатская полоса имела название: Червенские города, и вплоть до смерти Ярослава Мудрого (1054) разделяла одну судьбу с Киевом; вскоре потом сделалась самостоятельным княжеством, со столицею в Галиче. Из Червенских городов родилась Галицкая Русь, ярко и выпукло отличающаяся от римо-германской культуры запада и сохранила свою державную жизнь до 1340 года. В неравном бою пала под ударом короля Казимира. Сохранив все еще сильную самобытную, волевую и свободолюбивую личность, Галицкая земля, под названием русского воеводства, находилась в составе польской речипосполитой до 1772 года и, как Галицкое княжество, перешла под владычество Австрии, где тянула свою жизненную лямку до 1914 года. После окончании войны в 1920г. она опять досталась на основании приговора амбассадоров великих держав Польше, которая, перечеркнув ее национальное, историческое имя, переименовала ее в Мало-Польшу. Вот таковы судьбы Галицкого края! Территория Галицкой Руси Пространство Галицкой Руси, от речки Збруча по Горлицы, распадается на две части: восточную Галичину и западную Лемковщину. Первую, значительно большую, половину составляют три воеводства: львовское (20.720 km^2), тернопольское (16.240) и cтаниславское (18.368). В состав Лемковщины входит 5 уездов: Новый Санч (1.262 km^2), Грибов (585), Горлицы (916), Ясло (820) и Кросно (727). Таким образом, площадь восточной Галичины равняется 55.328 km^2, а площадь Лемковщины 4.310 km^2; итого 59.638 km^2. Лемковщина почти целиком входит в состав краковского, коренного польского, воеводства; она расположилась на скатах нижнего Бескида, от реки Попрада к Дуклянскому перевалу. Южная ее граница идет вдоль чехоловацкой республики; последней русской деревней на западе считают Королеву Русскую в грибовском уезде,_ а северную границу ведут через села: Бинчарово, Белянку, Ропицу Русскую, Розделье, Пилигримку, Мысцово и Гирово. Население и его национальное имя Русское население Галицкой Руси (восточной Галичины и Лемковщины) разделено официальной польской статистикой, оконченной 30-го ноября 1921 года, на две национальности: русскую (rosyjskа) и русинскую (украинскую). Относительно русских подсчет безусловно неточен и неверен, что подчеркивает сам д-р А. Крысинский, говоря: Spis z r. 1921 znalaz wprawdzie Rosjan, lecz odsetek ich ocenil stanowczo zbyt nizko. Число русских в восточной Галичине он исправил из 1.008 человек на 155.808, на Лемковщине из 44 - на 34.907 человек. Эту ошибку, весьма разительную и внушительную, заставило его исправить общее и тайное голосование при выборах депутатов на сейм в 1928г. Согласно подсчетам д-ра А. Крысинского, число греко-католиков в восточной Галичине достигает 2.945.820, а православные - 3.003 душ (Цифры заимствую из статьи д-ра А. Крысинского, помещенной в журнале: Sprawy Narodowosciowe. Czasорismo poswiecone badaniu spraw narodosciowych. Rok II. N6. Grudzin 1928. Warszawa. Dr. A. Krysinski: Liczba i rozmleszczenie Ukrainccow w Polsce). На Лемковщине он находит 54.581 греко-католиков и всего только 112 православных, т.е. итого 3.002516 человек русских и украинцев. Однако со всею решимостью русские и украинские этнографы единодушно твердят, что население Галицкой Руси (восточной Галичины и Лемковщины)насчитывает от Збруча по Горлицы, Криницу и Кросно 3.500.000 до 4.000.000 душ, куда входят греко-католики, православные, латинники и другие вероисповедания русской национальности. Исходя с научной и исторической точки зрения, разделение Галицкой Рyси на русских и украинцев граничит с абсурдом, так как народная масса, от незапамятных времен до нынешних дней, называет себя русской. Термины: Русь, русин, руснак, русский, руський, сохранившийся по обеим сторонам Карпат, не есть пустые звуки; они записаны в летописях, греческих, латинских, польских и немецких источниках и грамотах польских королей, литовских князей и австрийских императоров. Галицкое население бережет эту святыню до последней капли крови, чему дало доказательство в 1914 году, идя за свое национальное имя в немецкие вязницы и на смерть. Наоборот, украинским галицкое население никогда, решительно никогда, себя не называло, а русинским – тем паче. Последний термин придуман поляками весьма неудачно, и д-р А. Крысинский считает его этимологически чудацким и совсем не обретаемым (etymologicznie dziwaczny i w zyciu zupemie nie spotykany przymiotnik: rusinski). Совершенно прав д-р А. Крысинский, когда боится, чтобы упразднение старых народных терминов: Русь, русин, русский не повлекло за собою необходимости признать в Галичине существование российской нации, и чтобы кончина – русинов - не призвала к жизни не только украинцев, но и россиян. Кажется все таки, что эти опасения беспредметные, так как галицко-русский народ в корне консервативен; он свято, по традиции, оберегает установившийся порядок, обычай и обряд, свое имя и веру; он не даст подорвать себе тех своих устоев, на которых простоял неизменно полное тысячелетие. Основы галицко-русской жизни Галицкая Русь разбита на партии, главным образом на две идеологически себе противоположные: русскую, с программой единства русского народа и украинскую, с программой самостоятельной Украины. Эти две идеологически партии разделяются на несколько политических, разделений. С оттенками украинских партий я мало знаком, однако должен сказать, что они вместе представляют теперь в крае подавляющую силу. Русская идея в настоящее время культивируется главным образом Русской Селянской Организацией (РСО), начавшей свою деятельность под названием, Русской Народной Организации в 1921 году в ужасных условиях: во всем галицко-русском крае, во Львове, по всем уездным городам, местечкам и селам были австрийской властью закрыты и конфискованы: общества, народные дома, читальни, ученические пансионы, гимнастические дружины и библиотеки. Все это было Австрией передано украинцам, как верным своим союзникам. Приказом последнего австрийского императора Карла было вычеркнуто национальное имя, русская земля была объявлена Украиной. Основная задачи Русской Селянской Организации (смотри Русский Голос, N254, от 20-го мая 1928г. Львов. Организационный наказ – устав Русской Селянской организации) заключаются в двух положениях: а) Русская Селянская Организация является союзом русского крестьянского населения, признающего национальное и культурное единство всех русских племен; ее целью является защита национально-культурных, экономических и социальных прав русского крестьянина в Польше. б) Русская Селянская Организуя входит в состав общерусской национальной организации в Польше, имеющей название Русское Народное Объединение, чтобы общими силами добиваться в Польше всех гражданских правь: школ, равенства и свободы на родной своей земле. Судя по подсчету голосов во время выборов депутатов в 1928 году, число членов Русской Селянской Организации колеблется между 80.000 и 100.000 душ. На русский список в Галичине пало 80.000 голосов; на Лемковщине, в округе Ясло, не было вовсе русского списка, так как тамошние русские вошли в союз с одной из польских партий. Культурная жизнь Русской Селянской Организации группируется менеее-более вокруг следующих центров: 1) Ставропигийского Института; 2) Русского Народного Дома; 3) О-ва имени Михаила Качковского; 4) Галицко-русской Матицы; 5) О-ва Русских Дам; 6) Кооперативных союзов, в особенности Русского Рев. Союза; 7) О-ва Русская Школа и 8) студ. о-ва Друг – всех во Львове, 9) разных культурно-просветительных заведений на провинции и 10) постоянных и повременных изданий... 3. Общество имени Михаила Качковскаго создал в 1874г. известный под именем просветителя галицкого народа, Иван Григорьевич Наумович; оно служит исключительно крестьянской массе: учить крестьян лучшему хозяйничанию, обрабатыванию поля и огородов; устраивает курсы для крестьян», с целью привить им основное знание медицины, ветеринарии, садоводства, пчеловодства. Старается двинуть крестьянство из неграмотности, пьянства, суеверия и дать ему элементарное просвещение из истории словесности, песни. Основы его деятельности зиждутся на четырех, Иваном Григорьевичем Наумовичем придуманных, девизах: молись, учись, трудись, трезвись. По завещанию Наумовича, члены О-ва должны ежегодно, преимущественно осенью, в одном из уездных городов Галицкой Руси устроить общее (генеральное) собрание для подведения итогов своей деятельности и избрания нового правления, которое управляет обществом. Свое имя О-во получило от мецената Михаила Качковского, который на просвещение народа дарил 60.000 австрийских гульденов. О-во располагает своим собственным домом во Львове и несколькими домами на провинции, которые вместе составляют сумму одного миллиона злотых, библиотекой предназначенной для народа. Во время войны, когда австрийские власти закрыли О-во, множество ценных книжек пропало. До войны О-во имело в каждом уездном городе свою филию, сверх 1.000 деревенских читален и около 12.000 членов. В настоящее время О-во имеет 4 филии: в Бродах, Жолкве, Самборе и Сяноке, 209 читален и 4.614 членов. В общем говоря, О-во Качковского имеет за собою весьма громадную заслугу ввиду народа. Наиболее успешно работало оно тогда, когда его руководителями были выдающееся галицко-pyccкиe народные работники-писатели: И.Г. Наумович, Б.А. Дедицкий, О.А. Мончаловский и Ф.И. Свистун. В настоящее время О-во ведет живую акцию в народной массе посредством, своих инструкторов, преимущественно в агрономической области, по указаниям неутомимого работника Г.С. Мальца (Г.С. Малец (1867) видный деятель Галицкой Руси, кроме численных очерков по агрономии, написал брошюру Потуги розъдинения и ослабления русского народа (1924), в которой доказывает необходимость этимологического правописания для всех русских» наречий) В.Р. Ваврик. Справка о русском движении на Галицкой Руси, с библиографией на 1929 год. Львов, 1930. 16с. Из Временника Ставропигийского института, 1930 http://www.twirpx.com/file/1220617/ 327Кб

Ять: Русская Галиция и "мазепинство". Сборник под ред. М.Б. Смолина. Из-во: Имперская Традиция. 592с. 2005 Аннотация Со времен Святого Владимира прикарпатские земли, называвшиеся тогда полосой Червенских городов, или Червонной Русью, всегда были частью Большого Русского мира. Нашествие монголов, а затем экспансия польская и венгерская постепенно подчинили эти русские территории чужеземной власти. Несмотря на долгие годы неволи и национального угнетения (Польша и Австро-Венгрия), русские Прикарпатской Руси старались сохранить свою природную русскость. В XIX столетии в Галиции началось русское возрождение - стремление русского населения к соединению с Российской Империей и возвращение в лоно Православной Церкви из унии. В годы Первой мировой войны русские живущие в Прикарпатской Руси, подверглись настоящему геноциду. Австр.-венг. власти провели масштабные чистки русского населения, жертвами которых стали несколько сотен тысяч человек расстрелянных, повешенных, лишенных крова и замученных в лагерях. Австрийские концлагеря, забытые сегодня - Талергоф и Терезин, - были первыми ласточками германских Освенцима, Дахау и Треблинки. Именно в Талергофе и Терезине была опробована политика массовых убийств мирного населения. Прикарпатские русские пережили свою национальную Голгофу. Особую роль "общественных полицаев" в этом геноциде сыграли профессиональные "украинцы", "мазепинцы" усердствуя в доносах и участвуя в расправах над русскими галичанами, буковинцами, угро-руссами. "Роль этих народных предателей, так называемых "украинцев", - вспоминал один их пострадавших, - в эту войну общеизвестна…Прикарпатские "украинцы" были одними из главных виновников нашей народной мартирологии во время войны". Об этой забытой жуткой странице русской истории и рассказывает наш сборник, в который войдут как работы галицко-русских публицистов, так и знаменитый "Талегрофский альманах". Содержание М.Б. Смолин. Украйнская “Русь подъяремная”. Русская Галиция и мазепинство Ф.И. Свистун. Погибнет ли Прикарпатская Русь? Профессор И.П. Филевич. По поводу теории двух русских народностей Профессор И.П. Филевич. Вопрос о двух русских народностях и “Киевская старина” О.А. Мончаловский. Литературное и политическое украинофильство Протоиерей Иоанн Чернавин. Тарас Шевченко и его религиозно-политические идеалы О.А. Мончаловский. Мазепинцы Д.А. Марков. Последнее слово перед Австрийским военным судом Талергофский альманах. Пропамятная книга австрийских жестокостей. изуверств и насилий над карпато-русским народом во время всемирной войны 1914-1917гг. Выпуск первый Террор в Галичине в первый период войны 1914-1915 годов Выпуск второй Террор в Галичине. Террор в Буковине. Отзвуки печати Терезин. Глинд. Гнас и др. Беллетристика Выпуск третий Талергоф Выпуск четвертый Талергоф Доктор А.Е. Хиляк. Виновники Талергофа в освещении исторических документов B.P. Ваврик. Краткий очерк галицко-русской письменности Примечания

Ять: Д.А. Марков. Последнее слово перед австрийским судом Государственная публичная историческая библиотека России Н.М. Пашаева. Очерки истории русского движения в Галичине XIX-XX вв. Москва 2001 С начала войны большая часть деятелей русского движения прошли муки Талергофа. Однако одного из наиболее ярких лидеров русского движения того времени, депутата парламента и львовского сейма известного Д.А. Маркова, ждало худшее - страшная венская тюрьма Чертова башня и процесс по обвинению в государственной измене. Кроме него на этом так называемом Первом венском политическом процессе в качестве обвиняемых было привлечено еще шесть человек - депутат венского парламента В.М. Курылович, адвокат доктор прав К.С. Черлюнчакевич (защитник М. Сандовича на львовском процессе 1914г.), адвокат И.Н. Драгомирецкий, журналист, корреспондент Нового времени Д.Г. Янчевецкий, крестьянин Ф. Дьяков и кузнец Г. Мулькевич [127, вып.2, с.142]. В качестве свидетелей обвинения были привлечены украинские деятели Галичины. среди них Кость Левицкий, лидер и идеолог украинского национализма, вскоре, в 1918г., ставший одним из организаторов и руководителей Западноукраинской народной республики (ЗУНР), профессор Львовского университета Кирило Студийский, позже - советский академик, редактор львовского украинского Діла Ярослав Веселовский и др. Вся деятельность руссофилов имела вполне легальный характер, судить было не за что. Но их судили не за деяния, а за убеждения, недаром адвокат Ф. Ваньо, привлеченный к процессу в качестве свидетеля-эксперта, прямо сформулировал: Кто употребляет русский язык, не может бьпъ хорошим австрийцем; хорошими австрийцами являются лишь украинцы, поэтому все члены русско-народной партии - изменники, ибо они не украинцы [127, вып.2, с. 144]. Главный обвиняемый Д.А. Марков в своем блестящем последнем слове неоднократно говорил, что деятельность руссофилов проходила в рамках закона, а под конец подчеркнул: Меня защищает правда, а сила правды непреодолима. Эта правда - моя национальная идея, идея культурного и национального единства русских племён. Несмотря на то, что сегодня эту идею придавили тяжелые камни враждебных политических устремлений, я убежден, что эта идея, эта моя правда, найдёт дорогу к свету! - А так как - цель украинства негативна, именно разбитие единой национальной культуры русских племен, то я не считаю его культурным движением, я считаю его противным культуре, и уже по этим чисто культурным причинам не являюсь сторонником украинства [71, с.56]. Все семеро были приговорены к смертной казни через повешение [127, вып.2, с. 142-146]. Приговоренных спас от смерти Николай II. Через испанского короля Альфонса XIII ему удалось добиться замены смертной казни на пожизненное заключение [21, с.123, 125, 142; 17, прил., с.38]... 71. Д.А. Марков. Последнее слово перед австрийским судом (По стенографическому судебному протоколу). Перевели [из немец.] А.Х. и Р.Л. [Александр Хиляк и Роман Луцык], Львов: Издание газ. Русский голос, 1938. 59с. Оттиск из газ. Русский голос. В квадратных скобках, подчеркнутое - чернилами на титульном листе дописано рукой В.Р. Ваврика. - Архив Н.М. Пашаевой. 127. Талергофский альманах: Пропамятная книга австрийских жестокостей и насилий над карпато-русским народом во время всемирной войны 1914-1917гг. Вып. 1-4. Львов: Издание Талергофского комитета, 1924-1932 Н.М. Пашаева. Очерки истории русского движения в Галичине XIX-XX вв. М. 2001, с.156-157 http://ukrstor.com/ukrstor/paszaeva_oczerk.html http://www.twirpx.com/file/240368/ 4.4Мб Талергофский альманах. Пропамятная книга австрийских жестокостей. изуверств и насилий над карпато-русским народом во время всемирной войны 1914-1917гг. Вып. 1-4 http://talergof.org.ua/ http://www.ukrstor.com/talergof/ Д.А. Марков. Последнее слово перед австрийским судом (По стенографическому судебному протоколу). Перевели [из немец.] А.Х. и Р.Л. [Александр Хиляк и Роман Луцык], Львов: Издание газ. Русский голос, 1938 Русская Галиция и "мазепинство". Сборник под ред. М.Б. Смолина. Из-во: Имперская Традиция. c.193-208. 2005 Димитрий Андреевич Марков (1864-1938) (Родной брат Осипа Андреевича Маркова (1849-1909), журналиста и редактора Галичанина и Русского Календаря). Крестьянский сын из Грушева Дрогобычского уезда. Во Львове окончил немецкую гимназию и богословский факультет, в Инсбруке получил степень доктора юридических наук. Был депутатом Галицкого сейма и Австрийского парламента, где в 1907г. произнес речь на русском языке. В 1914 году был арестован и военным трибуналом в Вене приговорен к смертной казни через повешение. Приговор был заменен на вечную каторгу в Терезинской крепости. Вышел на свободу после развала Австрии. Димитрий Марков - неустрашимый борец за свободу Галицкой Руси. Отстаивал её права в Париже во время мирной конференции. Свое имя прославил речами на вечах в селах, парламенте и сейме. На литературном поприще он выступал, как публицист. Перечень его работ: Письма публициста (1905), Австрия и Россия (1910), Русская и украинская идея в Австрии (1911), Слово перед австрийским военным судом (1915), Записки о Прикарпатской Руси на мирной конференции (1919), Воспоминания о Наумовиче (1926), Кто нас спасал в 1915г. (1934). Die russische und ukrainische Idee in Oestereich. Wien und Leipzig, 1912. Д.А. Марков был главным представителем молодого поколения карпато-русского национального движения, которое открыто заявляло о своей идеологии единства русского народа, т.е. великороссов, малороссов и белороссов. Литература: Masarykuv slovnik (Прага, 1929), Временник (1930). В.Р. Ваврик Краткий очерк галицко-русской письменности. Лувен, 1973. 80с. http://www.ukrstor.com/ukrstor/vavrik-galruspismennost.html http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_673.htm

Ять: Д.А. Марков. Последнее слово перед австрийским судом ...Я кончаю свою речь. Высокочтимый военный прокурор сказал тут вчера много такого, что решительно требует возражения. Но я не буду на этом больше останавливаться, так как время уходит и я хочу мою речь закончить. Высокий военный суд! Меня защищает правда, а сила правды непреодолима. Эта правда - моя национальная идея, идея культурного и национального единства русских племён. Несмотря на то, что сегодня эту идею придавили тяжелые камни враждебных политических устремлений, я убежден, что эта идея, эта моя правда, найдёт дорогу к свету! Ибо культурный прогресс со стихийной, непреодолимой силой направляет развитие моего народа в народное русло и оставляет в стороне всякий неприродный путь. Этот противный природе путь, на который главным образом из-за польской политики - вступило отчасти культурное развитие моего народа, - это идея так называемого украинства. Так как цель украинства негативна, именно разбитие единой национальной культуры русских племен, то я не считаю его культурным движением, я считаю его противным культуре, и уже по этим чисто культурным причинам не являюсь сторонником украинства. Высокий военный суд! Я человек, который идет за голосом своей правды, правды, в которую верит. Я эту мою национальную веру искал, я ее научно исследовал. История Руси, которая открылась мне в мои детские годы и затем в гимназии, и не верить которой, сомневаться в которой я не имею никакого основания, затем мнения и взгляды научных авторитетов, за которыми я пошел в моем зрелом возрасте, уже как бывший священник, как студент университета в Инсбруке, и в особенности - я это подчеркиваю - сравнительные исследования в области немецкого культурного развития, - все это приковало меня к моей национальном правде, которой я с тех пор верю как вечной правде. То что сегодня, после различных унижений, бывших моим уделом в течение последнего года, и после разнообразных нравственных пыток я стою ещё перед угрозой получить клеймо политического преступника, наконец, что - привлекаюсь к ответственности как народный представитель, как депутат, правда не прямо, но окольным путем, на основании подозрений, - все это я не ставлю в вину никому, ни отдельным членам польской знати, ни членам украинской партии. Я записываю все это в счет теперешней несчастной констелляции, критическое констелляции мировой политики. Однако, высокий военный суд, это жуткое, это критическое время пройдет. Я верю, что скоро зазвучат слова отрезвления и слова любви, и - поскольку вопрос касается меня - история меня оправдает. Ибо, как я уже об этом упоминал, культуру нельзя насаждать - я повторю здесь слова моего глубокоуважаемого защитника - культуру нельзя насаждать циркулярами галицких уездных старост или даже наместников, развитие культуры - это я подчеркиваю, это я должен подчеркнуть - развитие культуры какого бы то ни было племени, какого бы то ни было народа, нельзя приостановить посредством мук и жертв отдельных личностей. Наоборот, муки и жертвы все способное к жизни только укрепляют. Я позволю себе в связи с моими словами, привести здесь слова одного из величайших поэтов: Ни время, ни сила не разобьют отлитой формы, которая живая развивается. Я кончаю мою речь. И предоставляю Вам, высокочтимые члены военного суда как носителям правовых норм, как представителям закона, этого зеркала каждого народа и каждого государства, этой совести каждого государства, я предоставляю Вам судить о моей вине. Я кончил Д.А. Марков. Последнее слово перед австрийским судом (По стенографическому судебному протоколу). Перевели [из немец.] А.Х. и Р.Л. [Александр Хиляк и Роман Луцык], Львов: Издание газ. Русский голос, 1938 Русская Галиция и "мазепинство". Сборник под ред. М.Б. Смолина. Из-во: Имперская Традиция. c.193-208. 2005

Ять: Ф.И. Свистун. Погибнет ли Прикарпатская Русь? Государственная публичная историческая библиотека России Н.М. Пашаева. Очерки истории русского движения в Галичине XIX-XX вв. Москва 2001 Историю Галичины и галицких проблем XIX в. читатель находит в большом труде галицко-русского исследователя Ф.И. Свистуна - Прикарпатская Русь под владением Австрии(1896). Книга, снабженная ценными дополнениями, была переиздана в США в 1970г. [122]. Работа галицкого ученого содержит огромный комплекс фактических данных, подтвержденных ссылками на источники. Материалов по русскому движению там, конечно, много, но в целом труд не дает представления о том, что же такое было русское движение XIX в. 122. Ф.И. Свистун. Прикарпатская Русь под владением Австрии. 2-е доп. изд: Издатель П.С. Гардый. Lane Trum-bull Connekticut, 1970. 645с. 1 ил. Н.М. Пашаева. Очерки истории русского движения в Галичине XIX-XX вв. М. 2001, с.156-157 http://ukrstor.com/ukrstor/paszaeva_oczerk.html http://www.twirpx.com/file/240368/ 4.4Мб Ф.И. Свистун. Прикарпатская Русь под владением Австрии. Часть I. Львов 1895, 350с. I. Первый роздел Польши и занятие Галичины и Буковины Австриею II. Политика Марии Тересии и Иосифа II, относительно русского народа, и мероприятия австрийского правительства. Состояние русского народа III. Вторый и третий роздел Польши. Судьба униатской церкви IV. Устройство политического, судебного экономического и школьного управлений V. Движения поляков в 1795-1846гг. и их последствия для галицкой Руси VI. Духовная жизнь австрийской Руси в 1772-1847гг. VII. Настроение умов в Австрии накануне 1848г. VIII. 1848 и 1849 годы Ф.И. Свистун. Прикарпатская Русь под владением Австрии. Часть 2 (1850-1895). Львов 1896, 743с. IX. Правительственная система Шварценберг-Баха и ея отношение к русскому народу X. Крымская война и ея последствия для австрийской Руси XII. Конституцийное переустройство Австрии в 1860-1868гг. - Введение польской автономии в Галичине и борьба гал. Руси за ея народныи права XIII. Славянофильство в России и русско-турецкая война 1877/8г. - Воздействие их на отношения Австро-Венгрии вообще и австрийской Руси в частности XIV. Нынешнее состояние Прикарпатской Руси. - Народонаселение и его социальные отношения. XV. Производительные силы Галичины и Буковины XVI. Духовная жизнь Прикарпатской Руси XVII. Американская Русь XVIII. Погибнет ли Прикарпатская Русь? Ф.И. Свистун. Погибнет ли Прикарпатская Русь? Если взглянем на все прошедшее Прикарпатской Руси, то видим, що она, поставленная на страже юго-западных окраин Руси, в продолжении тысячи лет верно и непоколебимо исполняла свою задачу. Начало ея падения относится собственно к нашествию татар и розорению ними всех земель на северном склоне Карпат. Имея с одной стороны подольскую их Орду, с двух других же сторон два государства: Польшу и Венгрию, поднимавшии постепенно свое могущество - розслабленная Червонная Русь не долго могла отстаивати свою независимость. Однако причиною утраты ея независимости не были в такой степени оба выше названныи государства, в якой была нею римская курия, безпристанно наклонявшая владетелей Польщи и Венгрии к войне с - схизматиками - в галицко-владимирском княжестве. Римская курия наклонила Казимира вел. и короля венгерского соединити свои силы для покорения той земли, откуду найлегче могло католичество дальше роспространятись к Востоку. Казимир вел. нанес тяжелый удар Червонной Руси. При нем из прежняго русского боярства остались лишь следы; он наметил ту политику относительно червоно-русских городов, которой придерживались так он сам, як и ближайшии его наследники, т.е. щобы посредством магдебургского права червоно-русским городам придати латинский характер. Потерявши городы, Червонная Русь лишилась очагов своей духовной и гражданской жизни. Не смотря на то, народ, оставшееся нечисленное дворянство и духовенство обнаружают в последующее время необыкновенную стойкость в защите православия и своей национальности. В 15 и 16 веках возникает даже новая червоно-русская шляхта из князей волошских селений, войтов и солтысов - и она, можно сказати, не меньше и даже усерднейше стоит на страже русской национальности, чем прежнее русское дворянство. В 10 веце червоно-русскии городы стают заполнятись свежим русским мещанством, оживотворенным и возбужденным к деятельности греками-пришельцами. Когда Червонная Русь опять стала подниматись, приходят иезуиты и начинают борьбу против русского племени. Иезуиты наносят ему тяжелыи удары, отчуждая русское дворянство и князей от народа, подстрекая польское мещанство против русских сожителей, заводя церковную унию, латинизуя и полонизуя русский народ. Но и теперь Червонная Русь обнаружает необыкновенную стойкость. Она последняя из литовско-польских земель принимает церк. унию, принявши же таковую, всегда борется за греко-славянский обряд. Придавленная в пору падения Польщи, она опять поднимается под владением Австрии. Если розглянемся дальше в том, кто в первой линии враждебно относился к Прикарпатской Руси, то увидим, що то было во время, когда еще карпато-россы были православными: прежде всего римская курия с латинским своим духовенством, подстрекавшая польских королей против схизматической Руси. Кроме того также мещане немецкой народности относились враждебно к Руси. Когда червоно-русскии городы стали ополячиватись, видим в них также усиливающуюся русскую стихию. Вообще, вникнувши глубше в историю Прикарп. Руси, видим, що для ней немецкий элемент был больше опасный, нежели польский. Поляк темпераментом своим доводит лишь к тому, що дразнит и обезпокоивает, но другой национальности не истребляет в такой степени, як немец, действующий систематически, спокойно, последовательно и всегда с успехом. Польский народ, если его не подстрекали латинское духовенство или иноземцы, никогда не относился враждебно к русскому. Врагами русского народа были всегда олигархи. Замечательно, що и сегодня на истребление русского народа в Галичине настаивают олигархи - все ровно, польского, еврейского, армянского или немецкого-ли они происхождения. Кроме олигархов врагами Руси есть также римское ультрамонтанство. Вообще можно сказати, що если Прикарпатская Русь вынесла гонения и страдания в продолжении сверх 500 лет, то и сегодня, среди больше розвитых духовных средств самозащиты нияк не можно думати, щобы она погибла. Новыи гонения усилят лишь русский дух, закалят его и побудят к живейшей деятельности. Из поодиноких сословий, в продолжении истории, видим, що самою слабою стихиею в национальном отношении были литовско-русскии князья, а затем дворяне и разом с ними церковная иерархия, которая плохо держалась. Самою сильною стихиею были мещане, затем мелкая шляхта и простонародие с низшим духовенством. Тем именно, так сказати демократическим элементам, одолжена Прикарпатская Русь, що не вынародовилась и що существует до нынешняго времени, не утративши своего характера. http://www.ukrstor.com/ukrstor/svistun2.html Филипп Иванович Свистун (1844-1916) Родился в крестьянской семье в Тоболове Каменка-Бугского уезда. Гимназию и университет окончил во Львове, затем преподавал географию и историю в Ряшевской гимназии. После ухода в отставку был директором библиотеки Русского Народного Дома во Львове. Умер в Ростове на Дону, куда ушел перед австро-мадьярским террором. Филипп Свистун - историк и филолог, исследователь Прикарпатской Руси. Важнейшие его труды: Galicyjskie Beskidy i Karpaty lesiste (1876), Чем есть для нас Шевченко (1885), Галицкая Русь в европейской политике (1886), Спор о варягах и начале Руси (1887), Прикарпатская Русь под владением Австрии (1896), Галицко-русское войско в 1848г. (1899), Граф Агенор Голуховский и Галицкая Русь (1901), Литвинович и Наумович (1905), Лев Трещаковский (1910). Кроме исторических трудов, Филипп Свистун писал еще повести, как: История одной пятки, Кровавые лета, Гальшка Острожская. Последняя повесть основана на исторических документах. Литература: Беседа (1894), Временник (1903, 1923) В.Р. Ваврик Краткий очерк галицко-русской письменности. Лувен, 1973. 80с. http://www.ukrstor.com/ukrstor/vavrik-galruspismennost.html http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_673.htm

Ять: О.А. Мончаловский. Литературное и политическое украинофильство - работа опубликована в газете Галичанин, a затем была издана отдельной брошюрой во Львове в 1898г. Мы, русские галичане, однако, больше тридцати лет боремся с украинофильским сепаратизмом, мы были свидетелями его развития и вырождения в политическую секту, мы, наконец, перенесли по причине борьбы с украинофильством столько неприятностей и гонений, что можем считать себя компетентными в оценке этого движения и в издании справедливого о нем суда. Мы постараемся сделать это в кратком обзоре литературного и политического украинофильства, отношений польских политических деятелей к украинофильству и отношений украинофильских вожаков к русской партии в Галичине, чтоб под конец вывести заключение, логически вытекающее из фактов и могущее, по нашему мнению, служить практическим руководством и наставлением для деятельности в настоящем и будущем. Печальная роль вырожденного украинофильства есть в действительности несчастье галицко-русской интеллигенции, несчастье русского населения Австрии, несчастье всего русского народа. Мы уже теперь видим в Галичине и Буковине печальные плоды украинофильства, порожденного плохо понятым местным патриотизмом, извращенного невежеством и поддерживаемого политической хитростью противников русского народа из боязни перед его грозным единством, именно - национальное обезличение вольных или невольных сторонников украинофильства. Мы видим, как гибнут не только безплодно, но даже вредно, силы по природе хорошие, но увлеченные примером или матерьяльными разсчетами и как уклонение от твердой национально-исторической почвы приводит заблудших к рабскому подчинению чужим идеям, чужим планам. ... Заключение Мы видели выше, что украинофильство, как всякое тенденциозное произведение, уже в самой своей основе носит ложь и элементы разложения, вследствие чего его последователи перескакивают от одной программы к другой и не могучи ни при одной из них остаться, распадаются на фракции и группы, взаимно друг друга ненавидящие и поборивающие. Мы видели, что украинофильство, сознавая свое безсилие даже в одной Австрии бороться с национально-историческим направлением развития галицких и буковинских малороссов, призвало на помощь польских политиков, которые, под видом любви и сострадания к малороссам, желают их втянуть в дело столь им чуждое и враждебное, сколь оно чуждо и враждебно всему русскому народу - и создать весьма существенное затруднение в культурно-историческом развитии малорусской, а по крайней мере галицко-русской и буковинско-русской ветвей русского народа. Мы видели примеры братоубийственной борьбы, ведомой в Галичине украинофилами против русской партии, искренно верящей в необходимость для русского населения Австрии культивироваться и развиваться без разрыва связи с традиционными устоями, на основаниях, указанных ему историей, и убежденной, что только на культурно-исторической почве лежат пути для духовного сближения веками отчужденной Червонной Руси с великим русским миром и для развития и возвышения нашего теснейшего отечества. Мы видим, как во имя национального сепаратизма и в школе и в церкви Галичины и Буковины уничтожают следы, указывающие связь Червонной Руси с остальным русским миром и как, наконец, стараются даже историческое имя нашей родины заменить другим, отвечающим стремлениям сепаратизма. Мы, наконец, видим, что украинофильство, заставив своих последователей отрицать единство русского народа и искать помощи у польских политиков и правительства, тем самым понизило национальное самосознание, а между тем каждый маломальски образованный человек поймет, что с понижением национального самосознания естественно изсякает и национальное творчество. Благодаря понижению национального самосознания, у нас, вместо здорового, естественного развития национальных основ, способных улучшить условия человеческой жизни, в деятельность народа внесен раздор не только партийных, но и частных желаний и апетитов. Национальная жизнь мельчает и поглощается напряженною борьбой за преобладание партий и личными счетами. Отсутствие патриотизма является неизбежным признаком такого национальнаго упадка. В чем-же лежит задача русской партии в русских землях, принадлежащих Австрии? В старании не только защитить русское население перед тлетворным влиянием полонизма и латинства и убийственного для национальности и веры западного социализма, но и путем просвещения самой себя и народа в духе и направлении, указанном историею, развивать наши национальные силы. Так как на пути своих стремлений русская партия встречается с украинофильством, то естественно, она принуждена и ему противодействовать. Однако она противодействует украинофильству не путем накликания на него жандармов и всей рати польских политиков, как это часть политических украинофилов делает относительно русской партии, но указанием на те органические связи, которые Червонную Русь соединяют в языковом и этнографическом отношении с русским народом в один национальный организм и доказывают несбыточность украинофильской утопии... О.А. Мончаловский. Литературное и политическое украинофильство. Львов. 1898г. 193с. http://www.ukrstor.com/ukrstor/monczalowskij_ukrainofilstwo.html http://www.ukrstor.com/monczalowskij.html http://bookre.org/reader?file=748474 6.7Мб Осип Андреевич Мончаловский (1858-1906) Сын учителя начальной школы в Сушне Каменка-Бугского уезда. Окончил немецкую гимназию во Львове. За русские убеждения был удален из униатской духовной семинарии. Принял православие и поступил на юридический факультет. Всецело посвятил себя журналистике. Обладал организаторским и ораторским талантом и в совершенстве владел русским литературным языком. Осип Мончаловский основал и редактировал журналы Беседа и Страхопуд. Первый журнал был посвящен вопросам галицко-русской и русской литературы, а второй бичевал польские и австрийские злоупотребления и беспощадно высмеивал ренегатов Галицкой Руси и ее врагов. Осип Мончаловский прожил недолго, но оставил заметный след в родной культуре. К лучшим его трудам принадлежат: Житье и деятельность Ивана Наумовича, 1899, Живые вопросы, 1900, Грамматика русского языка, 1902, Петр Великий в Галицкой Руси, 1903, Участие малороссов в общерусской литературе, 1904, Главные основы русской народности, 1904. Галицкие украинофилы, не исключая Ивана Франко, подвергали Мончаловского жестокой критике, но мало обоснованной и обьективной. (Литература: Галичанин, 267, 1906, С.Ю. Бендасюк - О.А. Мончаловский, 1930) Святая Русь http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_679.htm Главные основы русской народности http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_684.htm Житье и деятельность Ивана Наумовича http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_685.htm Положение и нужды Галицкой Руси (заметка - О названиях Украина, украинский и описание очевидцем и активным участником политической жизни самостийнического и русского движений в Галиции с 1840 по 1890 годы - Литературное и политическое Украинофильство) http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_687.htm Родина. Сборник избранных русских стихотворений http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_689.htm Петр Великий в Галицкой Руси http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_690.htm Грамматика русского языка http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_691.htm Значение Гоголя в русской литературе http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_706.htm Собиратель русских былин А.Д. Григорьев, и былина о Дюке Степановиче http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_707.htm В.Р. Ваврик Краткий очерк галицко-русской письменности. Лувен, 1973. 80с. http://www.ukrstor.com/ukrstor/vavrik-galruspismennost.html http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_673.htm

Ять: Русская Троица и Русалка Днестровая ...быть может, для русской закордонной публики, так как в России, исключая десяток-другой сторонников украинофильства, на этот национальный сепаратизм смотрят с улыбкою, как на шалости избалованного ребенка. Дело в том, что большинство русской закордонной публики не понимает нынешнего украинофильства и считает его не только естественным, но и похвальным выражением привязанности к особенностям родного малорусского слова, к природе мягкого юга и к особенностям южнорусской жизни. Такое понимание украинофильства было бы, однако, непростительным заблуждением. Нынешнее украинофильство - не благородное и естественное украинофильство Костомарова, Шевченка и Кулиша, а раньше их Котляревского и Кветки Основяненка, так как с течением времени и под влиянием враждебной русскому народу, но хитрой политики его противников, первоначальное чистое, литературное украинофильство, выражавшееся в любви к родному слову, к преданиям козацкой старины, к обычаям южной Руси, выродилось в национально-политическое сектантство, которое, при благоприятствующих для него обстоятельствах могло бы принести много вреда русскому народу. Зло нынешнего украинофильства в том, что оно, под покровом народничества, впрочем карикатурно извращенного, каплею по капле отравляет несведущих ложью... Украинофилы вообще, а галицкие в особенности, любят ссылаться на неживущих уже выдающихся деятелей и делать их своими единомышленниками, благо - мертвые срама не имутъ - и протестовать не станут. В России они сделали своим родоначальником И.П. Котляревского, а в Галичине Маркиана С. Шашкевича. Что касается галицких сепаратистов, то они считают М. Шашкевича родоначальником своей литературной самостоятельности на том основании, что - Русалка Днестрова - составлена на галицко-русском наречии и напечатана наполовину фонетикою, именно с опущением (и то не во всех статьях и словах) буквы - ъ -, хотя другие буквы, ныне украинофилами выброшенные, Ъ (ять) и - ы - в Pyсалке задержаны. Между тем разве одному г. Маковею неизвестно, что в 1837 году в Галичине вся местная русская интеллигенция, состоявшая почти исключительно из священников, говорила и писала по польски и за малыми исключениями о русском языке и письме меньше имела понятия, чем псаломщики, обучавшие тут и там детей грамоте на Часословах и Псалтырях. Сочинители и издатели Русалки Днестровой, составляя ее на галицко-русском наречии, решительно не имели намерения выразить этим самостоятельность малорусского языка и народа, а что касается опущения буквы - ъ - в Русалке, то оно произошло по причине незнания правильнаго правописания и под влиянием чеха Добровского, который выбросил -ъ - из славянской азбуки и серба Вука Караджича, употребившего в издании сербских песен фонетическое правописание. По свидетельству Якова Головацкого, товарища и сподвижника Маркиана Шашкевича и главного автора Русалки, М. Шашкевич после выхода Русалки сожалел о своем увлечении и в появившихся позже своих сочинениях всегда употреблял этимологическое правописание. Замечательно также и то обстоятельство, что галицкие украинофилы только в 1893 году додумались произвести M.C. Шашкевича в родоначальники галицкого украинофильства. До того времени их авторитетом был Т. Гр. Шевченко, котораго поэтические произведения составляли альфу и омегу их литературных, культурных, политических и социальных знаний и стремлений. Но с поры провозглашения в львовском сойме г. Романчуком пресловутой программы в 1890 году, в которой католицизм был объявлен основой русько-украинской народности, Т. Гр. Шевченко, как православный, должен был уступить, особенно, что язык произведений Шевченка слишком пахнет московщиной для нынешних украинофилов. Котляревский и Кветка-Основьяненко то же не могли занять места корифеев галицкого украинофильства, так как и они были православными. Оставалось выбрать кого-либо из галицких униатов в сепаратистские авторитеты и выбор пал на М. Шашкевича. Сепаратисты не имеют, однако, ни малейшего права анектовать для своих целей М. Шашкевича. Русалка Днестрова была созданием не одного М. Шашкевича, но также Я. Головацкого и И. Вагилевича. Впрочем, если бы М. Шашкевич один составил Русалку, то сепаратисты не в праве злоупотреблять его имя для своих целей, так как в разсуждении: Azbuka i abecadlo, odpowiedz na zdanie o wprowadzeniu abecadla polskiego do pismiennictwa ruskiego, написанном M. Шашкевичем в 1836 году против попытки ввести латинскую азбуку в русское письмо и в составленном ним учебнике Читанка для малых детей до школьного и домашнего употребления, изданном в 1850 году, нет и следа украинофильского сепаратизма. По этому галицкие сепаратисты напрасно облекают М. Шашкевича в свой халат и незаслуженно оскверняют память человека, которого высоко чтит галицкая Русь. (С Маркианом Семеновичем Шашкевичем сыграли ґалицкие сепаратисты еще иного рода комедию. Возведши его в родоначальники галицкого украинофильства, сепаратисты постановили отпраздновать торжественно в 1893 году 50-летнюю годовщину его смерти, перенести из деревни Новоселок, где он умер, его тленные останки во Львов и напечатать его портрет. За портретом искали долго и, наконец, нашли и напечатали. Но когда портрет появился, то крылошане Михаил Малиновский и А.С. Петрушевич, знавшие лично М. Шашкевича, решительно заявили, что портрет - подложный. - Прим. авт.) О.А. Мончаловский. Литературное и политическое украинофильство. Львов. 1898г. 193с. http://www.ukrstor.com/ukrstor/monczalowskij_ukrainofilstwo.html http://bookre.org/reader?file=748474 6.7Мб http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_687.htm Русская Троица (1834-1837) Три студента богословского факультета Львовского университета, Маркиан Семенович Шашкевич, Иван Николаевич Вагилевич и Яков Федорович Головацкий, осознали себя сынами Руси и приняли древнеславянские имена: Руслан, Далибор и Ярослав. Они сказали во всеуслышание: как на небе Бог в Троице единой, так на земле Русь в троице единая: Великая, Малая и Белая Русь - одна Русская земля. Троица студентов вышла из русских деревень Прикарпатья. Почувствовав русскую почву под своими ногами, энтузиасты твердо решили трудиться в пользу родного племени, оторванного от великого русского народа и изнывавшего в тяжелом ярме польской шляхты. Первый рукописный свой опыт они назвали Руси сын (Русин), затем Зоря, которая должна была рассеивать мрак над Галицкой Русью. Издание, однако, не осуществилось, ибо подверглось запрещению административным порядком в 1834 году. Всё же зачинщики не покорились и не сдались. Они придумали новое название: Русалка Днестровая. Это общий труд Шашкевича, Вагилевича и Головацкого. Руслан предпослал альманаху трогательное предисловие: судилось нам быть последними. Он поместил несколько своих стихов рядом с переводами чешских и сербских народных песен, новеллу Олена и рецензию на Ruskoje wesile И. Лозинского, причем осудил латинский алфавит в русской письменности. Далибор указал на значение русских народных песен и привел тексты колядок, гаивок, ладканий и думок из разных местностей Галицкой Руси, а также поместил две баллады, написанные им под влиянием романтической поэзии Адама Мицкевича. Ярослав снабдил сборник своим оригинальным стихотворением и переводом двух народных сербских песен и опубликовал русские и славянские рукописи из архива Василианского монастыря во Львове. Благодаря его настойчивости и энергии первый галицко-русский альманах увидел свет в 1837 году в Будапеште, что и есть его особенной заслугой. В.Р. Ваврик. Краткий очерк Галицко-Русской письменности http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_673.htm ...В 1831-32г., кончив гимназию, я поступил на философический факультет Львовского университета...Никто не мешал читать во время лекции какую угодно книгу. Я пользовался той свободой, читал книги, посещал библиотеки, но читал уже с большим разбором книги, касающиеся истории и языкознания, преимущественно русского и славянского. Не легко давалась мне та наука русского языка без руководителя. По собственному влечению я делал себе выписки и извлечения из всяких книг и изучал единственную находящуюся в унив. библиотеке немецко-русскую грамматику Гейма и переписал весь Сборник малороссийских песен Максимовича (с 1827г.), некоторые песни Кирши Даниловича (изд. 1818) из имевшихся в библиотеке Оссолинских экземпляров, прежде в черновую тетрадку, а потом дома переписывал начисто. Между тем мой сборник русско-народных песен постоянно увеличивался. Слушатель второго года философии (физики) Маркиан Шашкевич, который, в свою очередь, занимался русским языком и историей Руси, заметил, в каком направлении я читаю книги и делаю эксцерпты (выписки); он сблизился со мною, прямодушно открыл свои думы, сказав, что он русин, и заявил решительно, что нам, молодым русинам, нужно соединиться в кружок, упражняться в славянском и русском языках, вводить в русских кругах разговорный русский язык, поднять дух народный, образовать народ и, противуборствуя полонизму, воскресить русскую письменность в Галичине. Я пришел в восторг от такого предложения, о котором я позволял себе только грустно желать. Шашкевич познакомил меня с Иваном Вагилевичем, моим коллегою на первом году философии, и с тех пор мы стали сердечнейшими друзьями. Мы постоянно, встречаясь дома, в аудиториях, на прогулках, всюду мы втроем говорили, толковали, спорили, читали, критиковали, рассуждали о литературе, народности, истории, политике и пр., и почти всегда мы говорили по-русски, так что коллеги называли нас в насмешку русская тройца... Шашкевич, смелейший от нас всех на всякий подвиг, приобрел все больше сочувствующих нашим идеям. Мы условились, что всякий, приобретенный нами и вступающий в наш русский кружок, должен подать руку и заявить честным словом, что он обещает всю жизнь действовать в пользу народа и возрождения русской народной словесности. Чтобы освятить то обещание, мы приняли славянские имена: Шашкевич - Руслана, Вагилевич - Далибора, я - Ярослава. Затем явились Велимир - Лопатынский, Мирослав - Илькевич, Богдан - мой брат Иван, Ростислав - Бульвинский (умер); явились Всеволоды, Мстиславы, Володари и пр. Шашкевич пошел еще дальше: он составил альбум Русская зоря, в котором записывались желающие со своими стишками или девизами, но не иначе, как русской скорописью на русском языке. Я вписался с другими при словах: пізнай себе, буде з тебе. Шашкевич привел из песни Максимовича: Світи, зоре, на все поле, закіль місяць зійде. Острожинский написал: Час уже ляхам перестати, а нам, русинам, начинати. Вписались философы, и богословы: Покинский, Урицкий, Минчакевич, Кульчицкий, Охрымович, Гадзинский, Белинский и др. В семинарии начались толки о русском народе, о его просвещении посредством народного языка. У нас, правда, не было ясного понятия и определенной программы, всякий понимал дело по-своему, но движение между молодым поколением было сильно. В то время Вацлав из Олеска (Залеский) напечатал свой сборник песен народных; мы гордились тем, что поляк ставил русские песни во много выше польских по поэтическому творчеству; но мы негодовали на то, что русские песни напечатаны вперемежку с польскими и что напечатаны польскими буквами. Нам хотелось бы иметь национальный сборник, вроде Максимовича (с 1827г.). Я со своей стороны величался тем, что в моем сборнике находится много истинно народных песен, которых нет ни у Максимовича, ни у Залеского. У нас зародилась мысль издать русский альманах под названием Зоря, в котором были бы помещены народные песни, сочинения стихами и прозой, памятники прежней народной поэзии и переводы. Сказано: довольно слов, надобно приступать к делу. Начали сочинять статьи: Шашкевич написал на основании Бантыш-Каменского биографию Богдана Хмельницкого, сказку Олена и несколько стихотворений; Вагилевич: Мадея и Жулина и Калину; я сочинил Два веночки и выбрал песни из моего сборника, к которым Вагилевич взялся написать предисловие. Насчет правописания происходили долгие споры. Я предлагал правописание Максимовича; мои сотоварищи требовали применения (по мнению Копитара и Гримма, самого логического) сербского правописания Вука Стефановича Караджича. Я отстаивал русскую азбуку и не допускал латинского j... через несколько дней у Шашкевича на квартире сделали ревизию. Полицийные комиссары перерыли все его вещи, но не нашли ничего запрещенного. К счастью, его альбум Зоря была при нем в кармане, его же особы не трогали; а то, если б нашли список имен с девизами, немцы были бы уверены, что они открыли русский заговор, и Шашкевич по своей неосторожности погубил бы столько полной надежды молодежи. После ревизии Шашкевич бросил свою Зорю в нужник... После вакансов в г. 1835 меня приняли на второй курс университета во Львове...Я опять встретился с прежними друзьями. Вагилевич был тот же горячий энтузиаст, с широкими планами и полный мечтательных идей. Напротив того, Шашкевича, посетив его в семинарии среди музейного шума, я нашел совсем упавшим духом; он называл все наши затеи ребяческими игрушками, мечтательными грезами, никогда не исполнимыми; он уповал в какие-то предстоящие реформы, и все обнадеживался, полагаясь на благосклонность немцев. Наконец он сознался под секретом, что его приглашал директор полиции к обеду, расспрашивал о желаниях молодых русинов, обещал все, только чтобы мы не вязались с поляками. Я пристыдил Шашкевича, что он столько легковерен и полагается на немцев, тогда самых больших противников славян, а Вагилевич прямо сказал: Стережись! Шашкевич уже на той дороге записаться в полицейские шпионы. Он уже открыл им наши планы... В продолжение 1835 и 1836...Я переписал почти все статьи из рукописной Зори (статья о Хмельницком где-то затерялась у Шашкевича), мы добавили некоторые новые статьи и назвали наш сборник Русалка Днестровая, - и я послал его Петровичу. Вскоре последовало разрешение цензуры и услужливый Петрович прислал мне счет за напечатание книжки в сумме 400 гульденов. На радости я написал письмо к директору Верещинскому в Коломыю, и он согласился дать 400 флоринов. Русалка напечатана в 1000 экземплярах, и Петрович прислал мне все во Львов, за исключением 100 экз., посланных в Ведень... Казалось, все идет как по маслу. Между тем полиция стала пристально смотреть за молодежью, попалось несколько русинов...То были самые надежные молодые люди, с которыми мы сообщались, и некоторые из них прислали Шашкевичу материалы по русской литературе, и потому он поместил их имена в предисловии Русалки. Львовская цензура заподозрила нас в сообщничестве с ними по делу преступления. Ректор и цензор Венедикт Левицкий, в душе сочувствующий русскому делу, но над меру щепетильный моралист, бился с мыслями, как бы, не нарушая своего австрийского патриотизма, не погубить нас. Шашкевич был в отчаянии, ему угрожало исключение из семинарии и духовного звания. Мать-вдова, полагавшая всю свою надежду на него, старшего сына, оставалась с тремя сынами и тремя дочерьми на жертву нищеты. Вагилевич отрекся от всего, сказав, что мы с Шашкевичем издавали вдвоем Русалку, без его ведома. Чтобы спасти Шашкевича, я принял на себя всю вину, заявляя, что будто бы, будучи в Пеште, я нашел возможность издать книжку, не зная о том, что в Галиции действуют другие законы, чем в Венгрии. Левицкий выхлопотал прежде всего у правительства, чтобы дело расследования было предоставлено семинарскому начальству без всякого вмешательства полиции. Нас извинили незнанием законов и простили, но так как в Русалке напечатаны также статьи, которые уже запрещены были львовской цензурой, то над нею сделан был строжайший цензурный приговор: Damnatur! Наступило полное разочарование, рассеялись мечты о движении русско-народной письменности, и мы очутились на краю безнадежности. Я.Ф. Головацкий. Пережитое и перестраданное. Воспоминания, 1885 http://litopys.org.ua/zahpysm/zah15.htm Я.Ф. Головацкий. О первом литературно-умственном движении русинов в Галиции http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_675.htm

Ять: Русская Троица и Русалка Днестровая Не журися Русалочко з над Днестра, що-сь не прибрана, в наряде який вид природи и простодушного и добросердного народа твойого приймила-сь, - стайешь перед твоеми сестрицями. Они добри, видачятти, приймут тя и прикрасят Русалка ДнЪстровая. Будим 1837 Воскресить с новой силой Русскую славу, русскую власть! однакож язик и хороша душа руска була серед Славлянщини, як чиста слеза дЪвоча в долони серафима Книга начинается вступительным словом М. Шашкевича - Предисловие, в котором он подчеркивает красоту русского языка и литературы и списком наиболее важных поднепровских литературных и фольклорных изданий того времени - честь им най буде и слава, а в руских детех най усерднейша подяка! Далее материал разделен на четыре части - Народные песни, Сочинения, Переводы и Старина. В них опубликованы сборники народных дум и песен с предисловием И. Вагилевича, оригинальные произведения М. Шашкевича - Воспоминание, Погоня, Тоска по милой, Сумрак вечерний, Елена; Я. Головацкого - Два веночка; И. Вагилевича - поэмы Мадей, Жулин и Калина, а также переводы сербских песен, три исторические песни из старых рукописей и другие произведения Я.Ф. Головацкий. О первом литературно-умственном движении русинов в Галиции http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_675.htm

Ять: Руслан Шашкевич. Згадка Русалка ДнЪстровая. Будим 1837. c.60-65 Як в мЪю так пЪю – приповЪдка народна Згадка ЗаспЪваю що минуло, ПередвЪцкій згану чяс, Як весело колись було Як то сумно нинЪ в нас! Святовида [1] лиця ясні За Лабою [2] Славлян чтиў, Купайловий [3] танок красний Царинами вЪтром спЪў. - Гай ся на честь гарной Лади [4] ПЪньом дЪвиць розлягаў, Мір в подяцЪ для Коляди [5] Веселячись снопи клаў. — Над ярою Волтавою [6] Суд Любушин [7] мир даваў, Над ДЪнпром славотицьою Так Ярослав ся вславляў. [8] По за бЪлими водами БЪлий гнЪздо орел виў; А рускими сторонами Звін вЪчовий гомотЪў. — Новгорода сила й слава СвЪтом цЪлим зголосла, Киева золота глава Під небеса ся звела. Слави дочка величана На свЪт цЪлий сияла ПЪснь Люмира пЪснь Бояна [9] ГолоснЪсше Ъй гула. — НинЪ думка йде сумненько Темним лЪсом гомонит, За Дунай, за ДнЪпр туженько Згадка журна лиш летит. По над ДнЪстра берег крутий Гамор галич розлягат — Там сум душу хапле лютий В безвЪсть гадка проподат. — Городища де бували Днесь могили ся звели, Богiв храми де стояли Грехiт мохи поросли. — По за води по за тихi 3 Славоў гаразд пробуваў — ЗагудЪвши вихорь лихий И слЪди их позмЬтаў! — Красна Ретра з Арконою [10] Пилом вЪчним припали, ДЪти вЪрні з матерьою Десь в безвЪстьох изчезли... Де ворони ся злЪтают Колись славний стояў тин [11] Тяжкі мраки днесь лягают Як на ногах татарин. [12] Щастє гаразд з під могили Гомонем лиш залЪтат; Як Славляне колись жили Журна думка лиш з гадат; Из Русина щирой груди В побратимий летит край, Побратимі де сут люди По за Вому за Дунай. — Руслан Шашкевич 1. Святовид. бог Славлян надлабских в надбальтицких виображающий сонце 2. Лаба Albis fluvius 3. Купайло, бог Плодів земних. Опис обрядів Купайлових найдеш кромЪ инших в Исторіи Малой Россіи Дм. Бантыш Каменского Ч. III. стр. 84. прим. 4. Лада, бог милости, ладу и женидби або весЪля; доси у нас пЪсни весЪльні зовут ся ладканя 5. Коляда бог миру, и пированя 6. Волтава рЪка у Ческій земли Moldau Fluss. 7. За Княгини Любуши споминают-ся первий раз у Чехів desky prawdodatne зри Kralodworský rukopis: Saud Ljbušin 8. Ярослав Володиміровичь (1019) зчиниў зберку прав руских знакому під именем Правди рускои 9. Люмир и Боян пЪвцЪ стародавной Славлящими - ceй на Руси той у Чехов. - зри Слово о полку Игоря - Kralodwarsky rukopis 10. Преславни городи у Славлян над нинЪшним морем Балтицким 11. Твердогород, замок. - ПримЪри: Милятин, Гусятин, Рогатин, Чорнятин, Славетин и м. и. 12. ПовЪдают люди, що Татари вертаючи с полоняним міром у свiйцю, коли стагали на нічлЪги повязаним полонянцям лягали на ноги, щоб не поўтЪкали. Я.Ф. Головацкий. О первом литературно-умственном движении русинов в Галиции http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_675.htm

Ять: Крестьяне - Поэты. Василий Романович Ваврик Я - русин Я русин был и русским буду, Пока живу, пока дышу, Покамест имя человека И заповедь отцов ношу. Когда австрийцы и поляки Да немцы лютые меня С правдивого пути не сшибли И не похитили огня, То ныне ни крутым запретам, Ни даже ста пудам оков Руси в моей груди не выжечь Во веки вечные веков. I. Краткая биография Василий Романович — выходец из народа. Он родился в крестьянской семье 21 марта 1889 года в селе Яснище Бродовского р-на Львовской обл., где и прошел начальную грамоту. Окончив успешно немецкую гимназию в Бродах, он записался на юридический факультет Львовского университета. Вспыхнувшая летом 1914 года мировая война повернула его путь в совершенно другое направление. В пределах Прикарпатской Руси начались ужасы, гонения, и зверства военного произвола, которые не прошли мимо молодого студента. Василий Романович был арестован в селе Манаеве; через Зборов, Золочев и – бригидску – тюрьму во Львове, был заточен в Терезинскую крепость в Чехии, а затем переброшен в ужасный своими пытками Талергоф возле Граца в Штирии. В конце 1915 года он был зачислен в 80-й полк австрийской армии. В штрафной роте он вытерпел немало издевательств и обид в тылу и на фронте в Альпах. На горе Слеме он попал в плен; год спустя из Италии уехал во Францию и поступил добровольцем в Русский корпус, сражавшийся с немцами. Осенью 1917 года, через Англию и Ледовитый океан, отплыл вместе с русскими солдатами в Россию и прибыл в Петроград как раз в первый день Октябрьской революции. Призыв к братанию с немцами никак не вмещался в голове галичанина, испытавшего на себе все ужасы Терезина и Талергофа. В поисках Руси, взлелеянной им еще на школьной скамье, он очутился в отряде карпатороссов, возникшем для борьбы за свободу Карпат. Отряд, развернувшийся в полк, пытался через Украину и Волынь, проникнуть к родным границам, но был разбит сильной группой анархиста Махно на Днепре. В 1920 году Василий Романович переехал, через Югославию и Венгрию, в Закарпатскую Русь и в Ужгороде возглавил редакцию еженедельной газеты Русский Вестник. Осенью записался на историко-филологический факультет Карлова университета в Праге. Предложив диссертацию на тему: Яков Федорович Головацкий и его значение в галицко-русской словесности, получил в 1926 году ученую степень доктора славянской филологии. Вернувшись на родину, Василий Романович еще три года занимался в польском университете во Львове. Защитив на философском факультете вторую диссертацию на тему: Иван Николаевич Далибор-Вагилевич, его жизнь и деятельность, он выдержал в 1929 году экзамены по славянской филологии, немецкому языку и педагогике и получил диплом преподавателя. Несмотря на это, государственной службы он не получил и работал в качестве секретаря в Ставропигийском институте вплоть до прихода Советской Армии. В 1939-1941гг. Василий Романович состоял старшим преподавателем русского языка в университете. В годы немецкой оккупации (1941-1944) зарабатывал на хлеб в домоуправлении Ставропигийского ин-та. Тогда же довелось ему пережить тревожные и грозные дни: его брата Петра, пятидесяти-шестилетнего крестьянина и отца шестерых детей, расстреляли украинско-немецкие террористы, а второго брата Павла избили до того, что он скончался от тяжелых ран. Сам же Василий Романович, кроме материальных недостатков, постоянно находился под наблюдением немецких агентов. Не взирая на это, он всячески действовал в пользу родного края и славянских народов, за что был награжден медалью За доблестной труд в Великую Отечественную войну 1941-1945гг. После освобождения Карпат от немцев, Василий Романович работал старшим научным сотрудником в Историческом музее, будучи одновременно лектором по истории города Львова. Решением Совета Института литературы им. Тараса Григорьевича Шевченко АН УССР от 11 октября 1956 года ему была присуждена ученая степень кандидата филологических наук, на основании чего Высшая Аттестационная Комиссия Министерства высшего образовани СССР выдала ему в Москве 21 ноября 1956 года диплом кандидата Наук за N 000199. В конце того же года он вышел в отставку с пенсией 56-ти рублей в месяц. II. Литературные работы Еще в гимназии начал В. Ваврик сочинять стишки подражательногого характера. Первый его опыт – Карпаты - был напечатан в ежедневной газете Прикарпатская Русь N 1021, Львов, 1913). Все им написанное он сам объединил в общее заглавие: Червонная Русь. Это сделано им сознательно с целью обратить внимание на юго-западный угол Руси по склонам и подгорьям Карпат, который на заре истории русского народа обьединял т.н. Червенские города: Червень, Перемышль, Галич, Звенигорсд, Буск, а позже Холм и Львов, - все достояние Ростиславичей и Романовичей Рюрикова рода. В 1340 году Червонную Русь захватила Польша, а в 1772 году Австрия. После второй мировой войны значительная часть этой исконной русской земли отошла к Польше и Словакии. По своему жанру и характеру работ В. Ваврика расположены в следующих разделах: - Красная горка, лирика, - Трембита, баллады и поэмы, - В чужом ярме, новеллы и рассказы, - Лоскутья, статьи и записки, - Драматические картины, - Научно-популярные очерки, - На закате гаснущих дней, воспоминания, - Переписка... Карпаторусский Календарь Лемко-Союза на 1964: Р.Л. Мирович. Василий Романович Ваврик (к 75-летию со дня рождения). с.97-100; И.С. Шлепецкий. Георгий Юлианович Геровский (1886-1959). с.101-114; В.Р. Ваврик. Иван Степанович Шлепецкий. с.115-121) http://lemko.org/pdf/KLS1964.pdf 17Мб Крестьяне - Поэты. Василий Романович Ваврик http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_756.htm

Ять: В.Р. Ваврик. Иван Степанович Шлепецкий (Краткая справка) На исторических путях культурной жизни карпато-русского народа, в борьбе за его лучшее будущее, демократическая интеллигенция Карпатской Руси всегда шла впереди. На протяжении многих лет она была опорой в стане поработителей карпатских русинов. Даже в самые черные дни мадьярской неволи, среди общей тишины и трепета раздавался смелый голос: Подкарпатские русины, оставьте глубокий сон!... Светлые идеи, за которые боролись карпато-русские культурные деятели: Балудянский, Лодий, Орлай, Венелин, Кукольник, Добрянский, Духнович, Павлович, Кралицкий, Сильвай, Раковский, Фенцик, Ставровский, Митрак, Лучкай, Грабарь, Бескид, Поливка, Карабелеш и много других, не пропали бесследно. Семена, брошенные ими в народную почву, взошли хорошими плодами здоровой, разумной, творческой жизни, основанной на началах духовного раскрепощения и нравственной чистоты карпатского русина. Если бы их следами пошла карпато-русская интеллигенция после 2-ой мировой войны, то народная нива могла бы уже теперь заколоситись пышными всходами, тем более, что русский язык приобрел в школах полные права гражданства. К сожалению, однако, нашлись в ее рядах хулители всего родного прошлого. Они расковеряли и огадили вспаханную удобренную и улучшенную здоровым зерном карпато-русскую почву, подвергли несправедливой критике своих отцов и дедов, осмеяли подвиги своих предшественников. Вследствие украинской суматохи и насилия, уцелевшая карпато-русская интеллигенция выбилась из нормальной жизненной колеи; ею овладели призраки растерянности, расхлябанности, неуверенности, апатии, дряблости духа. Вслед за этим она лишилась вольных импульсов здорового творчества и простого желания осмыслить сущность настоящего дня, выявить свое лицо, открыто и организованно заявить о своих законных правах, о своих насущных нуждах. Несмотря на то, что личный, служебный и профессиональный состав карпато-русских учителей, врачей, юристов, агрономов, священников постоянно увеличивается, все же совершенствование условий материальной и духовной культуры, улучшение жизни не двигается вперед. Все выше названные носители культуры, прибитые обухом безголовия, не могут придти в себя и под давлением страха представляют собой воплощенный испуг. Они опасаются смело ступать по улицам своих городов и деревень. Они боятся громко говорить и шепчут шопотом потихоньку да с оглядкой на все стороны. Горе Карпатской Руси усугубляется еще тем печальным фактом, что она разбита на три части: русскую, польскую и словацкую и окружена пятью границами: советской, румынской, мадьярской, польской и чехословацкой. Творческие ее дарования изгнали за ее пределы. Выдающийся ее поэт Андрей Васильевич Карабалеш, испытавший на себе пытки железа и крови в мадьярских и немецких концлагерях, хруст своих костей и незалечивший еще ран гестаповского произвола, очутился в когтяг – сiчовых - атаманов и влачит жалкое существование не только в материальном, но и духовном смысле вдали Родины на границе северной Чехии в Рыхнове возле Либерца. Подающий большие надежды литератор Олег Алексеевич Грабарь пропал без вести. Талантливый журналист и выдающийся общественный деятель Иван Степанович Шлепецкий надрывается в чешской Праге. Доцент ужгородского университета Петр Васильевич Линтур и старший преподаватель пряшевского пединститута Андрей Степанович Шлепецкий, как могут и знают, приспособливаются к тяжелым обстоятельствам. В настоящей статье хочу вкратце обратить внимание на скромного, без каких-либо претензий доктора медицинских наук Ивана Степановича Шлепецкого, пламенного патриота Карпатской Руси, который прошел сквозь бурю и грозу лютых гестаповцев и их холопов-украинских СС террористов да чехословацких буржуазных националистов. Все же он не погнулся, не сдался и непоколебимо всегда сохранял свой национальный русский облик. Проживая в настоящее время в Праге, он не боится требовать того, что полагается его Родине по законам чехословацкой конституции. Иван Степанович Шлепецкий родился 9-го апреля 1907 года в Великом Буковце на Пряшевской Руси, расположенном в том-же Стропковском районе, что и Вышняя Ольшава, откуда происходил Михаил Андреевич Балудянский, первый ректор Санкт-Петербургского университета. Родители Ивана Шлепецкого, Степан Дмитриевич и Анна Андреевна, урожденная Поливка, занимались земледелием. Отец его умер в 1916 году и мать осталась с пятью малолетними сиротами в разоренной войною обстановке. И только благодаря заботам старшего брата, известного общественного деятеля Американской Руси, благодетеля Пряшевской Руси, журналиста и историка, протоиерея Андрея Степановича Шлепецкого, которому в 1912 году удалось благополучно сбежать за океан из австро-венгерской тюрьмы народов, Иван Степанович смог получить приличное образование. Начальную школу он закончил в родном селе, гимназию в Ужгороде, а медицинский факультет в Карловом университете в Праге. Там-же сразу стал работать в клинике по внутренним болезням у профессора Д-ра В. Прусика. Не медицина, однако, приковала к себе Ивана Степановича, хотя он с давних пор популяризует в народе медицину и пишет статьи на разные медицинские темы, как: Здоровье в Карпатских ущельях, На новом пути здравоохранения, Обязанность гражданина при несчастных случаях, Рак - скрытый враг здоровья человека и др. Он нашел другое поприще. Деятельность его можно определить тремя словами: все для Руси!.. Карпаторусский Календарь Лемко-Союза на 1964: Р.Л. Мирович. Василий Романович Ваврик (к 75-летию со дня рождения). с.97-100; И.С. Шлепецкий. Георгий Юлианович Геровский (1886-1959). с.101-114; В.Р. Ваврик. Иван Степанович Шлепецкий. с.115-121, написано в 1963) http://lemko.org/pdf/KLS1964.pdf 17Мб http://lemko.org/books/index.html Иван Степанович Шлепецкий http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_457.htm

Ять: Георгий Юлианович Геровский (1886-1959) Пряшевщина - самая западная часть исторических земель древней Руси, Киевского государства - дала своему народу много выдающихся культурно-просветительных и общественно-политических деятелей, как, например, Арсений Коцак (1737-1800), Иван Югасевич (1741-1814), П.Д. Лодий (1764-1829), М.А. Балудянский (1769-1847), Ю.И. Венелин-Гуца (1802-1839), А.В. Духнович (1803-1865), А.И. Добрянский (1817-1901), А.И. Павлович (1819-1900), А.Ф. Кралицкий (1835-1894), А.Л. Поливка (1841-1888), Ю.И. Ставровский-Попрадов (1850-1899), И.Ф. Кизак (1856-1929), И.И. Ханат (1857-1936), И.А. Поливка (1866-1930), И.Э. Грабарь (1871-1960), К.П. Мачик (1875-1938), Н.А. Бескид (1883-1947) и др. Многие из них не ограничили свою деятельность для народа только своего небольшого участка русской земли, но внесли значительный вклад в сокровищницу русской культуры вообще, как, например, М.А. Балудянский, первый ректор Петербургского университета (1819-21), Ю.И. Beнелин-Гуца, русский филолог и историк-славист, И.Э. Грабарь, советский живописец, искусствовед и деятель в области охраны и реставрации памятников искусства, народный художник РСФСР, П.Д. Лодий, первый декан юридического факультета Петербургского университета и др. К этой плеяде культурно-просветительных деятелей и стойких борцов за социальное и национальное возрождение своего карпато-русского народа следует присоединить и Г.Ю. Геровского (1886-1959), неутомимого труженика и исследователя в области языковедения, истории, литературы и фольклора всего русского Закарпатья, о которой наш земляк, известный советский художник, академик И.Э. Грабарь в письме к д-ру Д.О. Семанюку пишет: За эти последние дни умер мой единственный двоюродный брат Георгий Геровский в Пряшеве, очень образованный доктор-филолог -. Львовский же ученый, доктор славянской филологии В.Р. Ваврик в письме от 19 апреля 1959 года пишет: Присоединяюсь к Вашей глубокой скорби по случаю кончины выдающегося карпато-русского ученого Георгия Юлиановича Геровского, оставившего за собою богатую и полезную работу. В течение горьких лет он внедрял необходимость изучения карпатских говоров и знал их особенности до мелочей -. … Слово сказано на могиле Г.Ю. Геровского в Пряшеве 7 февраля 1959 года Дорогой Георгий Юлианович! Ваша неожиданная, преждевременная кончина причинила нам большое горе и печаль. Сошлись мы здесь, чтобы отдать последнюю честь Вашему праху. Да иначе и не может быть! К этому обязывают нас Ваши неоценимые труды на поле науки, истории, языковедения, фольклора, журналистики. Да, Вы уходите от нас, как наша единственная крупная научная сила, наша энциклопедия отечество-ведения! Вы целые десятилетия трудились на благо нашего родного края и своими академическими работами заставляли молчать всяких недорослей, извращавших факты исторического бытия, действительного положения существования нашего народа. Именно этот способ действия создал для Вас тернистый путь, по которому Вам приходилось идти. Значение нашей старинной народной поговорки - Правда очи колет - сильно отразилось именно на Вас, на Вашем существовании. Защищая правду и справедливость, Вы попадали в немилость, в преследования. И действительно, немало горя и лишений прожили Вы в прошлом. Во время Австро-Венгрии — преследования и арест, во время первой буржуазной Чехословацкой республики - лишение права на труд и обречение на голодовку…И только наше современное социалистическое правительство реабилитировало Вас, оценило Ваши труды, дало право на труд и отдых. И вот, когда бы Вам только спокойно жить и продолжать трудиться на научном поприще, Вы уходите от нас. Дорогий Георгий Юлианович! Вы уходите от нас как раз в тот момент, когда наша страна более всего нуждается в таких кропотливых научных работниках, как Вы, когда вновь появляются всякие недоросли, зазнайки и фальсификаторы истории нашего края. Но мы не будем падать духом. Прощаясь с Вами в повышенном настроении от гигантских планов XXI съезда КПСС, которые несомненно будут иметь немалое значение и для нашей страны, мы можем только обещать Вам, что мы пойдем по пути заветов наших предков и, строя новое, социалистическое общество и светлое будущее, мы будем стойко защищать правду и справедливость по Вашему примеру. Спите спокойно! Простите всем, кто Вас обидел ведомо или неведомо! Мы же обещаем Вам, что сохраним о Вас добрую память в наших сердцах. Да будет Вам легкой родная земля! Д-р И.С. Шлепецкий Карпаторусский Календарь Лемко-Союза на 1964: Р.Л. Мирович. Василий Романович Ваврик (к 75-летию со дня рождения). с.97-100; И.С. Шлепецкий. Георгий Юлианович Геровский (1886-1959). с.101-114, написано в Праге, авг. 1959; В.Р. Ваврик. Иван Степанович Шлепецкий. с.115-121, написано в 1963) http://lemko.org/pdf/KLS1964.pdf 17Мб Георгий Юлианович Геровский http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_458.htm

Ять: Георгий Геровский. Язык Подкарпатской Руси В 1925-1928 годах Г.Ю. Геровский исследовал юго-карпатское наречие Закарпатской области и Пряшевщины и составил первую диалектологическую карту этой языковой области. Исследование состояло в определении отдельных типов наречий, объяснении их фонетических и морфологических особенностей, в обозначении более важных изоглосс — линий, соединяющих на географической карте места с одинаковыми языковыми особенностями населения. Собранный материал был основой для классификации наречий на основании данных об их происхождении (древнее и новое наречие) и их фонетических и морфологических особенностей, причем принимались во внимание местный словарный состав или же чужие, неорганические элементы или связь с наречиями совсем иной наречной группы. Результаты этого кропотливого труда изображены в наглядном виде в диалектической карте, впервые составленной в научной (языковедческой), литературе для этой языковой области. Для собирания диалектологических материалов нужно было совершить немало научных поездок, необходимо было обладать железной выдержкой и затратить много тяжелого труда, посетить наиболее отдаленные села горной области, преодолеть многие препятствия. Собранные материалы были им обработаны в 1934 году опубликованы – И.С. Шлепецкий От издателей Инициатором данного издания является карпаторусский народный деятель Михаил Ильич Туряница, основатель и многолетний редактор журнала Свободное слово Карпатской Руси (США), запрещенного советской цензурой. В книге проведен подробный филологический анализ подкарпаторусского диалекта, его сходств и различий с мало- и великорусским диалектами, составлена карта говоров Подкарпатской Руси. На основании анализа всех подкарпаторусских литературных памятников автор аргументированно утверждает, что литературным языком Подкарпатской Руси был сначала церковно-славянский, а затем - общерусский литературный язык карпаторусской редакции, одинаково понятный носителям всех карпаторусских говоров. - В ответственные моменты карпатороссы (русины) сами решали, как им жить и каким литературным языком пользоваться. На всенародном опросе о языке преподавания в школах в 1937 году каждый селянин получал 2 билета, на одном из которых было написано: малоруський язык (украинский язык), на другом - великорусский язык (русский язык). Несмотря на явное жульничество со словами малоруський и великорусский - ибо малорусский народный язык - это не украинский, а русский (литературный) - это не великорусский, самостийники потерпели полное поражение, ибо 86% селян, подчиняясь тысячелетнему чувству единства всего русского народа, голосовали за великорусский язык (Мих. Прокоп. Из книги Путями истории, НьюЙорк, 1979). Карта говоров Подкарпатской Руси была нами увеличена и изображена в цвете для большей наглядности, были также сняты границы районов на 1934 год, которые её сильно перегружали. Книга рассчитана на преподавателей словесности, студентов филологических вузов, а также на всех тех, кто интересуется филологией Г. Геровский. Язык Подкарпатской Руси. М., 1995, с.90; подготовлена С.В. Шараповым (пер. с чешского редакции 1934г.) http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_347.htm Почти все многочисленные сочинения Георгия Геровского по истории, диалектологии, фольклору и истории литературы остались в рукописях. Ни чехи, ни мадьяры, оккупировавшие Закарпатскую Русь с 1939 по 1944гг., ни коммунисты Пряшевской Руси, куда он переселился после II Мировой войны, не разрешали печатать сочинения местных русских ученых Свободное Слово Карпатской Руси http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_736.htm Георгий Юлианович писал: Замечательным для истории языка этого маленького полумиллионного народа...есть его решительное усилие не отдаляться все более и более от русского корня введением собственных диалектических особенностей в литературу, решительное сознательное стремление к языку русской литературы, к русской школе, руководимые естественным инстинктом самозащиты и чувством языковой принадлежности ...Подкарпаторусский диалект относится к единому языковому образованию, называемому русским языком, диалекты которого занимают великую восточно-европейскую равнину к северу от Карпат. Русский язык состоит из трех основных диалектов или диалектных групп: 1. северо восточный или великорусский, 2. южно-русский или малорусский и 3. западный или белорусский, являющийся в определенном смысле связующим звеном между двумя предшествующими диалектами. Карпаторусский диалект относится к южнорусской или мало-русской группе, с которой его связывают общие языковые особенности ...Подкарпаторусский диалект характеризуется некоторыми особенностями, не известными ни одному из других малорусских диалектов ...особенности, характерные только для подкарпаторусского диалекта и не представленные в других малорусских диалектах и даже находящиеся в противоречии с их основными чертами, позволяет сделать вывод: что подкарпаторусский диалект является самостоятельным диалектом южнорусского типа. Он не может быть включен ни в одну из научно признанных групп малорусских говоров и должен быть признан особым диалектом наряду с другими диалектными группами ...Исследование словарного фонда юго-карпатского наречия привело к факту сохранения слов древнего основного фонда (главным образом юридической терминологии - головник), а сравнение со словарными особенностями других русских наречий - к родственности юго-карпатских говоров и северо-великорусских, в которых сохранились те же слова, исчезнувшие в наречиях средней области под влиянием бурных исторических событий (сравни - жуковина - кольцо в Закарпатье и в северо-великорусских наречиях; (см. Словарный состав южно-карпатской народной речи. Костер, N9, Прага 1946, с.149-150) – И.С. Шлепецкий, с.108) ...Изучив наречие местного населения, он научно поддержал мнение тех, кто утверждает, что население Пряшевской Руси - это - прямые потомки жителей древней, Киевской Руси - лемки, наречие которых ближе всех стоит к русскому языку (В.А. Анукин, А.И. Спиридонов: Закарпатская область. Москва, 1947, с.93 - И.С. Шлепецкий, с.111) Георгий Юлианович Геровский http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_458.htm

Ять: Из русских в нерусские - Вы не создаете украинское, вы уничтожаете русское, оставляя после себя духовную, культурную и научную пустоту. Ваше - украинство - призвано стать колом, вбитым в русский народ. Обвинить великорусов во всех бедах малорусов, уничтожить созидательное русское начало, путем внедрения в создание малорусского мужика зоологического неприятия единокровных и единоверных братьев из Великой России…Лингвистические региональные различия не значат ничего: немцы, французы, итальянцы так же пишут и говорят неодинаково, но только лжецу, ненавистнику и предателю их отечеств придет в голову поднимать эти различия на государственные знамена. Вашими трудами мы выведем русский народ до отдельных сел и хуторов… - из выступления Георгия Геровского во Всеукраинской академии наук, 28 января 1924 года. За пару месяцев до отбытия из Советского Союза домой, в Подкарпатскую Русь, Георгий Юлианович Геровский получил звание академика Всеукраинской академии наук и Академии наук СССР, однако пробыл в них не долго. В начале своего становления советская власть испытывала острую нехватку в образованных специалистах, массово выехавших из СССР, посему терять таких ценных кадров как Геровский совершенно не хотелось, к тому же в свете политики украинизации, проводимой советской властью и КП УССР. После успешной работы в Саратовской губернии и заведовании историческим отделом библиотеки самого на тот момент крупного на Волге Саратовского университета, Геровского попросили остаться и заняться научной работой в Киеве. Попросили и тут же пожалели. На второй день пребывания Георгия Юлиановича в стенах Всеукраинской академии наук, на заседании комиссии по развитию украинского языка Геровский вступил в научную дискуссию с Михаилом Грушевским, закончившийся, по воспоминаниям академика Петровского, - перепалкой, где Грушевскому не нашлось, что ответить, кроме обвинений Геровского в москвофильстве. Георгий Юлианович просто и изящно доказал полную несостоятельность труда Грушевского - История Украины-Руси, указав на историческую, культурную и лингвистическую мистификацию тезисов о наличии - украинской нации -, подлога с введением в народный обиход населения Советской Украины этнонима - украинец -, а так же уничтожении общерусской культуры, путем насильственной украинизации. Открыто Геровского не поддержал никто, только тогдашний председатель Всеукраиснкой академии наук, Владимир Ипполитович Липский в полголоса сказал: когда-нибудь это должно было произойти. На следующий день, 29 января 1924 года, Георгий Юлианович написал заявление об уходе, указав, что не может работать с маргиналами, ставящими идеологию выше науки и цель деятельности которых - уничтожение русского единства. Лесь Иванив. http://allpravda.info/content/2642.html Список трудов, статей и заметок Г.Ю. Геровского Г.Ю. Геровский владел всеми живыми славянскими языками, а также старославянским. Кроме того, он владел немецким, французским, мадьярским, греческим и латинским языками. Писал он, кроме научных и исторических трудов, статьи на разные актуальные темы на русском, чешском, словацком, немецком и других языках. Работы его печатались в разных периодических и непериодических изданиях, в нередких случаях под разными псевдонимами, так что их нелегко собрать. Краткий, далеко неполный перечень его трудов и статей прилагаем в конце нашего очерка. При этом следует еще отметить, что Г.Ю. Геровский в октябре 1957 года представил филологическому факультету Карлова университета в Праге обширный труд - диссертацию Происхождение Восточнославянского заселения в Верхнем Потисье и его древнейшие судьбы (По языковым и историческим данным) - на соискание научной степени доктора филологических наук. Этот интересный труд (293 страницы машинописи) остался неизданным ...Итак, оценивая труды Г.Ю. Геровского, каждый беспристрастный человек должен признать, что ему по праву принадлежит первое место как ученого, языковеда и историка в закарпатской отечественной истории. Список трудов, статей и заметок Г.Ю. Геровского: 1. Книги: Русский язык в церковно-славянско-русской грамматике Михаила Попа-Лучкая, Ужгород 1930. Joyk Fodkarpatske Rusi. I. Lidova rec (s mapou jihokarpatskych ruskych nareci), II. Sposovny jazyk XII-XX stol. Ceskoslovenska vlastiveda, III. (Jazyk). Praha 1934. Разбор новой угрорусской грамматики. Под редакцией Г.Ю. Геровского и В.И. Крайняницы. Ужгород 1940. История угрорусской литературы в изображении Володимира Бирчака. Ужгород 1943. II. Статьи в разных изданиях: Из северо-русской фонетики. (Звуковые явления говора села Липовки Саратовского уезда). Slavia, VII, Прага 1928. Zur Behandlung der Lautverbingen-dl-tl- im Sudkarpatorussischen (ugrorussischen). Zeitschrift fur slavische Philologie, VII, 1929. О языке грамоты 1404 года Грушевского монастыря на Карпатской Руси. Slavia, XVII, Прага 1929. Die altrussischen Scheibweisen дъжчь und дъжгь. Zeitschrift fur slavische Philologie, XX, 1943. Духнович. По поводу годовщины рождения. Народная газета N17 от 24 апреля 1928, Пряшев. Евгений Сабов и его значение для преподавания русской речи. Русская школа. 1937, Прага. Русские и украинские слова. По поводу их сравнения в книжке Русский чи Украiнець. Рус. Нар. Голос, 1938, Ужгород. Разбор граматики Панькевича. Slavia, VI, 1926; книжное издание, Ужгород 1930; журнал Русская школа, 1936, Прага. Как называли себя и свою землю наши предки? Русская Правда, 1940. Ужгород. Легенда о Раковском. Руское Слово, 1941, Ужгород. Борьба закарпатского народа за свое освобождение в течении столетий (Историческая справка). Альманах, 1945, Ужгород. Словарный состав южно-карпатской народной речи. Костер, Прага, N9, 1946, с.149-150. Как называется себя народ Пряшевщины? Костер, Прага, N1, 1947, с.7-10. Историческое прошлое Пряшевщины. Пряшевщина, историко-литературный сборник. Прага, 1948, с.57-93. Народная речь Пряшевшины. Пряшевщина, Прага 1948, с.94-144. Народная культура населения Пряшевщины. Пряшевщина, Прага 1948, с.145-163. Южно-карпатское название Руснак и его западнославянские соотношения. Ceskoslovanska rusistika, Прага 1957, с.429-442. К вопросу о значении названия Руснак. Дукля, Пряшев, N3, 1958, с.47-52. Исторические сводки: I. Время заселения южных склонов карпатских гор нашим народом. II. Происхождение предков нашего народа. Дукля, Пряшев, N1, 1959, с.53-58. О специфике литературного двуязычия у восточных славян. Вопросы языковедения, N3. Издание АН СССР. Москва 1959, с.86-88. О древнерусских написаниях жг, жч и г. Вопросы языковедения, N4. Москва 1959. Река Латорица в обрядовых песнях северного Шариша. Slavia, 1959, N5. Прага. III. книги, подготовленные к печати: Нынешнее состояние исторической науки о старой истории бывшей Угорской Руси (Написанное в 1952-53гг.). Южно-карпатское наречие и карпатская группа говоров (Написанное в 1943-44гг.). Замки на Пряшевщине. Происхождение Восточнославянского заселения в Верхнем Потисье. (По языковым и историческим данным). Д-р И.С. Шлепецкий. Прага, Август 1959 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_458.htm Г. Геровский. Древняя история Закарпатской Руси. Свободное Слово Карпатской Руси. май-август 1989, с.50-61 Г. Геровский. Наша народная песня. ССКР, 1972, март.-апрел. 3/4 (159/160), с.11-12 Г. Геровский. О слове Русин. ССКР, 1973, янв.-февр. 1-2 (169-170) http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_347.htm http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_736.htm К вопросу о значении названия Руснак http://www.ukrstor.com/ukrstor/gerovskij_rusnak.htm Письма Г.Ю. Геровского – А.В. Флоровскому (26 мая 1958 - 2 янв. 1959) http://ras.ru/avflorovsky/3_actview.aspx?id=3218 Г. Геровский. Язык Подкарпатской Руси. М., 1995, с.90; подготовлена С.В. Шараповым (пер. с чешского редакции 1934г.) http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_347.htm

Ять: Пряшевщина - историко-литературный сборник *** мы можем только обещать Вам, что мы пойдем по пути заветов наших предков и, строя новое, социалистическое общество и светлое будущее, мы будем стойко защищать правду и справедливость по Вашему примеру - из слова сказанного И.С. Шлепецким на могиле Г.Ю. Геровского в Пряшеве 7 февраля 1959 Дощечка N 5, Текст, Документ N 5 Дощечка N 5-я, вероятно, является по своему языку самой архаичной, если этот язык сравнивать с языком предыдущих дощечек. Вид дощечки по данным Ю.П. Миролюбова, кто старательно презервировал ее, так как она весьма ветха по времени, изьедена червями и внутри трухлява. Изследуя язык, я нашел, что он действительно очень древен и отличается от языка других, известных мне дощечек... Фонд 10143, опись 41 (Архив А.А. Куренкова), рулон 7 http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_334.htm Дощ.5а Спондробенце се защатi намо тоя околы Рщемо тако iжде ляты до Дiроу за тенсенце пентеста iдоша ПраДы нашы до гуре Карпанеске а тамосе осЪднеща а жiвя кладно То бо Родi сен правiщася од Оцi Родцi а старенце Родоу бя Щк одо Iрiан Тоi бо уще Паркун бо ны сен благволящлен бо то утщехом Соi А тако сен бящ жiвут пентеста ляты А тамо тщехом сен до восхдяцу Суне а iдехом до Ньпре Та бо рiека есе до морнже тецяi А то полуноце сядще на не а сен iменова Непре Препенте яко бо вутце сен iменова Непре Препенте А тамо сендещя пентосент ляты вще сен правiщя сен а тако Бозема хранiвен одо многаiа рьще соязенце Iлероув бяща мносте там оседiцы огнiщаны А тако бо скотiа сен венденце во ступы а i тамы тако Бозема сен хранiтi Можяще так ОрЦе вiодех не Ау пенжiяшет i многа злато а богаце жiвхо ста Дощ.5б Сiце се Iензенце одовратiшасе до полудене а само нехаяi ны А тако iдща на ведене скотiа говада своа I беща ту птiцы срiяща мноства тещiяшетi до не А тiто галща i вранi од ядi летiяi А бясте яде велiка в ступiях То б тоi племены Костобце налязяi А сiце отвережiтi раны многая а крве лiяща Ту внезапы главе сякша врзiям свема a тыя суте враны ядла А тако Стрiбы свiщашуте во стпiях а Боряе гундяшете одо полунще небеспенцетеса ны Бiя ту сЪща велiка Ензiце а Кустобце серазiтi со злые утечеце а воры говiяд нашех Тако бяшет уборiца тая а дваста ляты А наше родiще тещяшетi до Ляшi пребендены суте а тамо сядша За сты лятi бящi тамо Годе Iерменрехе а се злобящы на ны А ту бяща уборце влiка а Годе бя потсняна а одтрцена до Донще а Доне а Iерменрех пiяi вiна любы братресте по зе воявенде нашы А такосе утворжешетiся бя жiвуте нове Влесова книга http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_1.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_3.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_13.htm Вот подробности, как начались мы в округе этой. Скажем так, что лет за тысячу пятьсот до Дира наши Прадеды в Карпатские горы пошли и там поселились, и жили покойно. И роды ведь управлялись сами Родичами Отцами, а старейшина Рода был Щеко из Ириан. Он ведь учил, что Паркун нам благоволит, потому как мы Его почитали, и такой наша жизнь была лет пятьсот. А там и двинулись мы к восходящему солнцу и к Непре пошли. Та ведь река к морю течет. И к полуночи мы сели на ней и звалась Непра препятствием, потому как вожди...И там поселились они и пятьсот лет все сами собой управлялись, и так были Богами хранимы и многими, которых зовут соязычниками. Ильмеров множество было там, огнищан оседлых. И так скот себе водили в степи, да и там так Богами хранимы были. Может, так еще Орей Отец водил их. И денежек и золота много имели, и богато жили мы с вами. Вот эти Язы отошли на полдень и там не тревожат нас. И так пошли они скот водить и говяд своих. И видели тут, как множество птиц к ним летело. И те-то галки и вороны с пира летели. И пир был великий в степях. То ведь те племена Костобоков напали. И они наносили многие раны и кровь проливали. То неожиданно головы секли врагам своим, и их-то вороны и ели. И так Стрибы свищут в степях и Бореи гудят к полуночи об опасности для нас. Была тут сеча великая, чтобы с Язами и Костобоками сразиться, с пакостными убегающими ворами говяд наших. И брань та двести лет вот так была. И родичи к Ляхам убежали, ввержены во беды, и там осели. Сто лет спустя там были готы Германреха и злобились на нас. И брань большая тут была, и Готы были потеснены и отброшены до Донца и Дона. И Германрех пил вино братской любви с воеводами нашими, и так вот сотворилась жизнь новая Влескнига. Литературный перевод (с примечаниями) Н.В. Слатина http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_689.htm Пряшевщина, историко-литературный сборник. Прага, 1948 (от Наташи Гаттас) И.С. Шлепецкий. Пряшевщина (с.55-57) (Данные, какие представляет о ней наука) Под названием Пряшевщина подразумевается область, заселенная русским населением, живущим на юге Карпат между реками Ужом и Попрадом, точнее, в Землинской, Шаритской, Спишской и Абауйской областях (по карте Шольца, соответствующей парижскому мирному договору 1919 года), культурным центром которого является город Пряшев. Историческое существование русского населения на этой территории, как и его русское происхождение, является неоспоримым. Эту неоспоримость подтверждают многие ученые мира. Известный чешский ученый, профессор Нидерле устанавливает, что даже - большая часть восточных словаков - ословаченные русские…(Нидерле: Slovansky svet, Прага 1909). - Русская область распространяется дальше на запад, где часть нынешней Словакии раньше была русской, тянулась более глубоко на юг и в смежную область ныне мадьярскую и даже занимала значительную часть во внутренней Трансильвании (Нидерле: Slovanske starozitnosti, 1925, IV, с.162-163)... Г. Геровский. Историческое прошлое Пряшевщины. Пряшевщина, историко-литературный сборник. Прага, 1948, с.57-93 Г. Геровский. Народная речь Пряшевшины. Пряшевщина, Прага 1948, с.94-144 Г. Геровский. Народная культура населения Пряшевщины. Пряшевщина, Прага 1948, с.145-163 Пряшевщина - историко-литературный сборник http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_459.htm

Ять: Пряшевщина - историко-литературный сборник *** И.С. Шлепецкий. Пряшевщина (Данные, какие представляет о ней наука) Под названием Пряшевщина подразумевается область, заселенная русским населением, живущим на юге Карпат между реками Ужом и Попрадом, точнее, в Землинской, Шаритской, Спишской и Абауйской областях (по карте Шольца, соответствующей парижскому мирному договору 1919 года), культурным центром которого является город Пряшев. Историческое существование русского населения на этой территории, как и его русское происхождение, является неоспоримым. Эту неоспоримость подтверждают многие ученые мира. Известный чешский ученый, профессор Нидерле устанавливает, что даже - большая часть восточных словаков - ословаченные русские…(Нидерле: Slovansky svet, Прага 1909). - Русская область распространяется дальше на запад, где часть нынешней Словакии раньше была русской, тянулась более глубоко на юг и в смежную область ныне мадьярскую и даже занимала значительную часть во внутренней Трансильвании (Нидерле: Slovanske starozitnosti, 1925, IV, с.162-163)... О спишском, шаришском и земплинском населении словацкий историк Мишик пишет следующее: Я убежден, что вопрос, являются-ли спишские или шаришские и земплинские униаты словаками, не будет возникать, как только будет хоть сколько-нибудь исследован их говор, ибо потом каждый беспристрастный человек придет к убеждению, что они собственно – русские. Прошу простить меня, если скажу без того, чтобы притязать на решающее слово, что со своей стороны я уже и теперь убежден в русском облике и русском происхождении наших спишских униатов (Мишик: Slovanske Pohl'ady, 1895, с.501). Там же Мишик пишет далее: Что спишские русские считались таковыми и в далеком прошлом, это подтверждается грамотой польского короля Сигизмунда III, изданной в 1590 году в Варшаве -. Эта грамота на латинском языке, в которой спишское население несколько раз названо Russici - русские, Russorum - русских, и т.д. (См. Slovanske Pohl'ady, 1895, с.501). О наречии русских сотаков словацкий ученый Заборский пишет: Кажется, что нынешнее наречие есть русская речь сильно пропитанная словацкой, значит произведение не так давнего времени. Дело в том, что с переводом в римское католичество (латинство) были православные русские ословачены (Заборский: Slovanske noviny, Вена, 1850-52). Не иначе пишет о земплинском населении Нидерле. Он указывает, что - в Земплине и соседнем Ужгороде выступают перед нами впервые в бОльшем количестве русские, здесь повсюду называемые руснаками, составляющие часть одноцельной области, которая распространяется начиная с Земплина и Ужгорода к востоку…(Нидерле: Mistopis а nar. stat., Прага 1919). Там же он в дальнейшем отмечает, что в Земплине - есть села, жители которых хотя говорят - по словяцки - (т.е. шаришеким наречьем), но вероисповедание у них православное (униатское), или села, народная одежда и весь быт которых является большей частью русским, но пробуждающееся там национальное сознание находится в противоречии с языком (Нидерле: Mistopis а nar. stat., Прага, 1919, с.16). Национальное сознание чешский ученый у них устанавливает несомненно русское. Несмотря на то, что сам Нидерле заключает, что - на востоке нельзя установить старую (русско-словацкую) границу и определение границы по Вагу, Грону, Топле или Торисе есть не более, как гипотеза (Нидерле: Slovansky svet, Прага 1919), все-таки как Нидерле, так и Мишик подтверждают что - самым западным русским селом является Остурня (Нидерле: Mistopis a nar. stat., Прага 1919) Однако по вопросу о русско-словацкой границе Нидерле с решительностью настаивает, что - мы знаем, что тут она не шла так далеко, как сегодня (почти к Тисе), ибо большая часть восточных словаков есть пословаченные в историческое время русские (Нидерле: Slovansky svet, Прага 1909, с.72). Очевидно, что русско-словацкая этнографическая граница постепенно передвигалась на восток искусственно, в ущерб русскому народу. И несмотря на то, что русское население некоторых частей этого края подвергалось сильной денационализации, все-таки оно до сих пор сохранило свой русский облик. Неоспоримой действительностью является то, что - область русского языка в Словакии была первоначально больше, чем cегодня. Все знатоки восточной Словакии соглашаются с тем, что словацкий язык проникает в русские села и что русское население подвергается словацкому влиянию…большинство греко-католических словаков является русского происхождения (Ceskoslovenska vlastiveda, Прага 1936). Нужно отметить, что о Пряшевщине много говорилось в Сен-Жермене после первой мировой войны. Об этом первый губернатор Карпатской Руси, д-р Жаткович, пишет следующим образом: данные, на основе которых заключен в Сен-Жермене договор о добровольном присоединении русских (живущих на юге Карпат) к Чехословакии, ясно подтверждают, что Спиш, Абауй, Шариш и Землин должны быть присоединены к автономной Карпатской Руси (Жаткович: Русский Вестник, Pittsburgh, 1919, см. Наш Путь, Ужгород, 18. I. 1936). И вот, несмотря на сильный напор денационализации, население Пряшевщины считает себя русским, принадлежащим к великому русскому народу. Пряшевщина - историко-литературный сборник. И.С. Шлепецкий. Пряшевщина (с.55-57) http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_459.htm



полная версия страницы