Форум » Влескнига » Деды и Бабы (продолжение 5) » Ответить

Деды и Бабы (продолжение 5)

Ять: [quote]… ночь — Луна … Плеяды… [url = http://www.astronet.ru/db/msg/1236743] http://www.astronet.ru/db/msg/1236743 [/a] [/quote] 31 июля, 13 часов 43 минуты - 13 Полнолуние. 02 августа (Ильин день, День ВДВ), 13 часов 03 минуты - Луна в перигее (D= 32,8 угл. мин.) на расстоянии 362132 км. от Земли. Осенние Деды (Восеньскiя Дзяды) православные отмечали на третьей неделе после Покрова Трiзень Трi Вiеде - Овсiена Влiка - Восеньскiя Дзяды http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_73.htm (Н.В.С.: «Плеяды» по-Японски — «Субару», а по-Русски — «Волосыни».) pogorelskiy1957@mail.ru DGg4Gy ШТО НА НЯ ДИВИШ??? НИГДА РУСИНА НЕ ВІДІВ???

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Ять: Прикарпатская Русь К.Р.О.К. (Карпато-Русский Освободительный Комитет) продолжает свою деятельность издаючи в Киеве под редакцией С.А. Лабенского закрытую во Львове австрийскими властями газету Прикарпатская Русь. Между прочим Комитет издал также прокламацию до галицко-русского населенья. В Киеве появились два первых номера Прикарпатской Руси (от 10 и 17 августа). Коли русские войска заняли Львов, редакция переехала в Броды и тут появился 3-ий номер Пр. Руси (от 26 августа), вмещающий в собе также отдел для газ. русского крестьянства Голос Народа. Члены К.Р.О.К. ишли разом с русскими войсками и попутно освобождали из тюрем нашим узников. Особенную ревность проявил в том деле гр. В.А. Бобринский, который вступил добровольцем в армию яко гусарский корнет, щобы, як раньше словом, так теперь и делом защищать свовю любимую Галичину. Дальший н-рь Пр. Руси появился уже во Львове 12 сентября и с тех пор та газета начала появлятись правильно Голос Народа. Н-р 30. Львов. четверг. 27 ноября (10 декабря) 1914, с.2 (Редактор И.И. Цьорох) http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_752.htm Прикарпатская Русь Повременное издание Карпато-Русского Освободительного Комитета. N 1. Киев. Воскресенье 10 августа 1914г. N1 Высокознаменательные слова Государя Императора о предстоящем освобождении Карпатской Руси З сего августа г. Киевский генерал-губернатором получена Высочайшая телеграмма следующего содержания: Передайте Мою благодарность Карпато-русскому освободительному комитету за выраженные им чувства. Всею душею разделяю его сокровенную надежду, если на то будет Господня Воля, увидеть наших зарубежных русских братьев, свободно слившихся с Великою Русью. Николай Телеграмма эта последовала в ответ на посланную 2 сего августа начальником края Его Императорскому Величеству телеграмму такого содержания: Председатель бюро Карпато-русского освободительного комитета Юлиан Яворский и члены Мариан Глушкевич, Семен Лабенский, Юлиан Секало, Михаил Сохоцкий от имени собравшихся в матери городов русских, древнестольном Киеве, жителей и народных деятелей Карпатской Руси повергают к стопам Вашего Императорского Величества чувства безпредельной верноподданнической преданности и моля Всевышнего о даровании славной победы русскому освободительному оружию, всеподданнейше просят Ваше Императорское Величество всемилостивейше принять изстрадавшуюся в многовековой лютой чужеплеменной неволе Карпатскую Русь в родное лоно Великой Русской Семьи и завершить святое историческое посланничество собирания Земли Русской. Генерал-адьютант Трепов Воззвание Верховного Главнокомандующего к русскому народу в Австрии Братья! Творится суд Божий! Терпеливо, с христианским смирением в течение веков томился русский народ под чужеземным игом, но ни лестью, ни гонением нельзя было сломить в нем чаяний свободы. Как бурный поток рвет камни, чтобы слиться с морем, так нет силы, которая остановила бы русский народ в его порыве к объединению. Да не будет больше Подъяремной Руси! Достояние Владимира Святого, земля Ярослава Осмомысла и князей Даниила и Романа, сбросив иго, да водрузит стяг единой, великой и нераздельной России. Да поможет Господь Царственному Своему Помазаннику, Императору Николаю Александровичу всея России, завершить дело великого князя Ивана Калиты. А ты, многострадальная братская Русь, встань на стретение русской рати. Освобождаемые русские братья! Всем вам найдется место на лоне матери-России. Не обижая мирных людей, какой бы они ни были народности, не полагая своего счастья на притеснении иноземцев, как это делали швабы, обратите меч свой на врага, а сердца к Богу, с молитвой за Россию и за Русского Царя. Верховный Главнокомандующий генерал-адъютант Николай. 5 августа 1914 Прикарпатская Русь http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_753.htm Се ТрГлаве молiхомь Влiце а Мале

Ять: Прикарпатская Русь Прикарпатская Русь. 1914, н.1. с.3 Еще седой Карпат, как пленный богатырь, Потупя гордый взор, обьят страдальной думой. Еще и Днестр и Сян, и тихий Буг и Стырь, Как бы насторожась, застыли в тьме угрюмой. Но близок уж разсвет. В изломах облаков Сверкнула цепь огней и громом разразилась. Подземный слышен звон распавшихся оков: Встает от сна Карпат! В нем сердце вновь забилось! И вот, над храмов гор, где, словно алтари, Встают за кряжем кряж в клубах курений сизых, Уже мерцает свет предутренней зари: В град-Галич День грядет, как жрец, в лучистых ризах. Разсеялся туман. На солнце золотясь, Открылись города, селенья, реки, горы. Народ надежды полн. И, истово крестясь, Молитвы шепчет он, подьемля к нему взоры. Он слышит Божий глас и в помыслах Царя Зрят жертвенно-святой и предреченный пламень. В сей День он отстрадал и, сретеньем горя, Он встал днесь отвалить от гроба смертный камень. М. Глушкевич Прикарпатская Русь. 1914, н.1. с.3-5. М. Глушкевич. Заметки к моменту Заметки к моменту I Разразившаяся столь неожиданно война сразу, с первых же дней нашла себе во всех слоях русского общества самую верную оценку, выразившуюся, между прочим, в согласном определении ея общепризнанного характера и в общепринятом ея названии. Как только Австрия напала на Сербию и, несколько дней спустя, Германия обьявила войну России, для всех сразу-же стало ясно, что России придется вести упорную и многотрудную, а притом по истине народную войну, целью которой является, с одной стороны, освобождение не одной только России, но чуть ли не всех народов европейского материка, от милитарных тисков двигающегося германского шовинизма, с другой же стороны, окончательное освобождение славянских народов от чужеплеменного ига. Вот почему настоящая война и получила принадлежащее ей по всем правам, великое и грозное, но верное и достойное название освободительной войны. И это с первого же момента, за долгое, сравнительно, время до появления воззваний верховного Главнокомандующего к Полякам и к русскому народу Прикарпатья, каковые акты явились блестящим и ободряющим подтверждением, укреплением и поглублением с высоты компетентных кругов общего всем настроения и общих всем надежд. В ответ на дерзкий вызов воинствующего германизма, великий русский народ, кроткий и долготерпеливый, поднялся во весь свой могучий рост, чтобы, быть может, окончательно и навсегда свести счеты с историческим врагом, не только за себя, но уже заодно и за все славянство. Воскресли надежды всех славян, порабощенных настоящими в силу своего происхождения, Гуннами-Мадьярами и теми-же гуннами по культуре - Немцами. Опять воспряли духом Сербы, поражая мир своею храбростью. Воскресли надежды Чехов, западных славянских стражей. В грозный и ответственный момент среди темных туч завидели просвет Поляки, и в их груди забилось славянское сердце. Несомненно, всколыхнулись вековые чаянья в народной душе Словенцев, Словаков и Лужицких сербов. Все это чувствуют, почти все об этом постоянно читают, многие об этом пишут. Но, в силу особых, исторически сложившихся условий, далеко не все, далеко не многие даже вдумываются в грядущие события, как в совершающийся на наших глазах величайшей важности исторический акт окончательного обьединения всех русских земель. Напротив того, усвоенный значительной частью печати, несколько узкий взгляд на эту войну как-будто закрывает перед памятью народной тесную историческую связь настоящего с прошлым, не позволяя с достаточной ясностью видеть в готовящихся событиях не какие-нибудь чисто милитарные завоевательные стремления России, и последовательное проведение основной национальной идеи всего русского, проходящей красной нитью во всей тысячелетней истории его и выражающейся в неуклонном, заложенном в самой природе его, стремлением к собиранию всех русских земель в одно культурное и политическое целое. И если настоящая война, как может быть, конечный этап борьбы с Немцами, сама по себе чрезвычайно популярная, вызвала небывалое возбуждение в Державной Руси, в русском государстве, как таковом, то насколько сильнее это возбуждение и общий подьем должна чувствовать также Русь, как единый народный дух, как нация, вспомнив, что после великих и знаменательных слов южной Малоросии: Волим под Царя восточного, православного -, и после не менее великих, торжественных слов Екатерины II: Отторженная возвратих -, в скором времени жертвенным подвигом народа будут осуществлены и на веки на скрижалях его запечатлены слова: Да не будет более Подьяремной Руси -, торжественно вылившиеся из чувствилищных недр слившихся воедино русских сердец. А уже никакой песнью слов и никакими звуками не выразить подьема, вызванного этой войной в Галицкой, Буковинской и Угорской русских землях, вчера еще забытых и безмолвных, но сегодня уже как-бы святым трубным гласом разбуженных для того, чтобы после многолетней разлуки, слитые в едино-неразделенное... Обьединение всех русских племен - национальный идеал России Обьединение всех русских племен, представляющих один народ с общим происхождением, с одними традициями, с одним языком, но раздавленных злою судьбою, является заветной идеей русской нации в ея целом. Эта идея, на протяжении всей 1000-летней русской истории служившая главным содержанием не только национального сознания всех русских племен и земель, но также политической программы всех исторически слагавшихся культурно-политических центров, должна сделаться усилием всего русского общества, всего русского народа и созданного им государства, она должна быть самой нацией поставлена во главу угла национально-политической проблемы Великой России. Одухотворяющее начало общественно-политического развития русской нации, - она в то же время одна из важнейших исторических задач ея, священный завет, за исполнение которого в настоящий момент, небывалый по благоприятствующим ему условиям, все современные русские люди, вся Русь ответственна перед грядущими поколениями, перед историей. Вот почему она, изначальная и основная, общая всему русскому народу, всем племенам и землям его, всем векам его истории, прошлой, настоящей и будущей, требует безусловной выдержки, требует самых решительных, неуклонных и последовательных усилий, которые, естественно, должны подавить обывательские чувства и переживания, все временные, условные, партийные и сословные разницы. Если даже оставить в стороне национальный мотив, окажется, что присоединение Прикарпатской Руси к России должно явиться удовлетворением важнейших интересов и насущных потребностей русского государства. Прикарпатская Русь необходима России по строго государственным соображениям, каковыми являются соображения стратегические, политические и общекультурные... М.Ф. Глушкевич. Взгляд на прошлое, настоящее и будущее Прикарпатской Руси в связи с великой войной. Ростов-на-Дону: изд. А.Г. Батыкого на складчину ростовских Карпаторусских беженцев, 1917, 32с. Знаменщица Русского Народа. Русская идея http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_749.htm Прикарпатская Русь http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_753.htm

Ять: Прикарпатская Русь Прикарпатская Русь Повременное издание Карпато-Русского Освободительного Комитета. N 2. Киев. Воскресенье 17 августа 1914г. N2 Ю. Яворский. На заре народной свободы Долга и беспросветна была карпато-русская ночь. Тяжел и кошмарен был шестивековый народный сон. Мучительный сон в горбу заживо погребенного народа, то окутанный сплошь черными, уродливыми тенями внутреннего безсилия, то судорожно пронизываемый лютыми молниями ненасытной вражеской злобы и шипящим заревом мученических костров. Нестерпимо ныла и обливалась кровавым потом истерзанная народная грудь, тревожно метался и задыхался в смертельной тоске прибитый, оскверненный, обезличенный народный дух. Черна и безпробудна была карпато-русская ночь! Но, загнанный и замученный до полусмерти, изувеченный и истерзанный до уродства, он все-таки нетленно жив и непокорен, наш многострадальный народ-богатырь. Сквозь вековую тьму и бурю, сквозь вражеские костры и тюрьмы, он вынес благоговейно и верно свой святорусский облик, свою прадедовскую речь и веру, свою подлинную душу живую. И в сокровенных тайниках народного сознания он сохранил бережно и свято, словно заветную каплю чудодейственной живой воды, аркую надежду на грядущее освобождение, на братскую помощь и ласку своей державной родни... Долго, безконечно долго тянулось это томительное ожидание свободы и света. Поколенье за поколеньем падало во тьме в рабскую могилу, к безплодной борьбе и тоске сгорали лучшие жизни и души одна за другою, зловеще редели изнуренные ряды последних борцов, а лютые цепи вьедались в народное сердце все проникновеннее и глубже. Казалось, близок уж последний, смертный час народа, уж нет ему надежды никакой. Но, утерянный случайно и нелепо в кровавой тьме веков, косно и малодушно обойденный и оставленный на произвол судьбы в последующее время собирания и обьединения Русской Земли и, наконец, уж совершенно заброшенный и забытый родной, великой Россией, он, этот верный народ-страдалец, с неизменной любовью и верой устремлял свои потухшие взоры на братский Север и чутко, последними силами истомленной души своей, ждал от него благовестного луча освобождения, соединения, немеркнущей народной правды и любви... И пробил великий, святой час. Над селами, повитыми извечной тьмою и тоской, гребнями Карпат вдруг, по чудотворному мановению Судьбы, забрезжило, просияло воскресной зарею долгожданное утро золотое. И, злобно шипя, разступается могильный мрак, исчезают зловещие тени неволи, распадаются ржавые, едкие цепи. Вместо диких криков палачей и унылого рабьего стона, поднимается к просиявшему небу победный всерусский гимн и горячая воскресная молитва возстающего из многовекового гроба народа. Радостно и доверчиво раскрываются на встречу освободителю-брату раскованные братские обьятия, восторженно и умиленно раскрывается ему на встречу благодарное сердце народное. Ярко и благовестно занимается над воскресающей Карпатской Русью долгожданная заря любви и свободы. Разсеются скоро и последние разсветные тени, исчезнут навсегда кошмарные воспоминания ночи. И сквозь кровавый туман святой освободительной жертвы взойдет победно и незакатно торжествующее, вечное солнце! Ю. Яворский Витязям южной дружины Стоите вы у поля битвы И смелой грудью рветесь в бой. К вам, к вам прикованы молитвы И взор любви Руси святой. Сияют перед Вами горы, - Там та же Русь седых Карпат; Заставы ваши и дозоры Уж занимают древний скат. Грохочет бой, - и ты, дружина, Шагнешь вперед за Прут, за Сан. И силой мощной исполина Разсеешь ты коварный стан. Скорее братьям дай свободу, В разстрелах гибнущим, в крови, И вековую их невзгоду Развей ты подвигом любви... Неси же стяг на поле битвы За Древний Галич наш родной, Благословят тебя молитвы И взоры всей Руси святой. Михаил Балясный н.2. с.5 Дм. Вергун. Из Славянских заметок Область, которую заняли русские войска, перешедшие реку Збруч в Галиции, составляла в XII веке удельное княжество, независимое от Киева и Галича, со стольным городом в Теребовле. Еще до настоящего времени уцелели в этом городе развалины древнего кремля, построенного на слиянии рек Серета и Гнезны. Здесь княжил несчастный Василько Ростиславович, ослепленный Давидом Игоревичем и Святополком после Любеческого сьезда всех русских князей, на котором они целовали крест прекратить все междуусобицы и распри из за уделов. Только благодаря поддержке Владимира Мономаха, Васильку удалось сохранить свой княжеский престол, который впрочем вскоре после его смерти был уничтожен галицкими князьями. В настоящее время Теребовль маленький городок с 3-4 тысячами жителей. Во время польского и затем австрийского владычества этот когда-то цветущий русский город пал так же, как и ближайший Звенигород, превратившийся из княжеского города в простое малороссийское село. Но, подвигаясь по направлению к Галичу и Львову, русские войска заняли несколько других городов, выросших во время польского владычества. Таков Тернополь с 10.000, Золочев с 30.000, Бережаны с 20.000, Чертков с 15.000, Броды с 30.000 жителями, Рава Русская с 10.000 жителями, Каменка с 12.000 жителями и др. Это все торговые города, ведшие раньше торговлю с Веной. Скоро русские войска подойдут к самой столице Галиции - гор. Львову. Русский князь Лев Давидович перенес сюда из Галича столицу своего княжества, обнимавшего в XIII веке всю Западную Русь, от Закарпатья до Днепра. Только одно столетие гор. Львову суждено было быть русским городом. Его завоевал король Казимир польский, и с тех пор этот город находился под чужим игом. Сегодня (статья появилась 15 авг.) русские жители Львова справляют свой храмовый праздник в одной из древнейших своих церквей, построенной молдавскими господарями. Русские войска, подходя к городу. услышат колокольный звон из всех десяти русских храмов древней русской княжьей столицы. С колокольным звоном будет спорить гул крепостных орудий, разставленных на старой австрийской цитадели, на Высоком Замке, созданном поляками в память Люблинской унии и на Кайзер-вальде. Мы уверены, что скоро замолкнет пальба австрийских орудий, и звон русских колоколов и гул русских орудий осилят ее. Вся Русь, от Тихого океана и до Карпат, шлет об этом горячие молитвы к небесам вместе с русскими жителями Львова и всего Прикарпатья. (Нов. Вр.) Приложение к Прикарпатской Руси Карта русских областей Австро-Венгрии (Русь Галицкая, Буковинская и Угорская) Прикарпатская Русь http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_753.htm

Ять: Прикарпатская Русь Члены К.Р.О.К. ишли разом с русскими войсками и попутно освобождали из тюрем нашим узников. Особенную ревность проявил в том деле гр. В.А. Бобринский, который вступил добровольцем в армию яко гусарский корнет, щобы, як раньше словом, так теперь и делом защищать свовю любимую Галичину. Дальший номер Прикарпатской Руси появился уже во Львове 12 сентября и с тех пор та газета начала появлятись правильно Голос Народа. Н-р 30. Львов. четверг. 27 ноября (10 декабря) 1914, с.2 (Редактор И.И. Цьорох) http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_752.htm N 1414 Львов 12 (25) сентября 1914 Прикарпатская Русь Ежедневная политическая, общественная и литературная газета. Орган Русской Народной Организации в Галичине Высочайшая телеграмма Львов. Из Царского Села Генерал Губернатору Галиции Передайте депутациям русских организаций Галиции, явившимся к вам с выражениеми любви и преданности, мою сердечную благодарность и мой привет многострадальному русскому народу. Вся Россия со мной радуется совершающемуся возсоединению с дорогою каждому русскому древнею Червонною Русью. Вам лично желаю полного успеха. Николай. Эта телеграмма последовала в ответ на посланную 9 сентября Его Высокопревосходительством Генерал Губернатором Галиции графом Георгием Александровичем Бобринским телеграмму следующего содержания: Царское Село. Его Императорскому Величеству! Счастлив донести Вашему Величеству, что сегодня ко мне явились депутация от 19 культурно-просветительных и экономических русских организаций Галиции и от имени Галицкого Русского Народа просили меня повергнуть к Стопам Царским чувства верноподданической преданности, сыновьей любви и благодарности к их природному Белому Русскому Царю, освободившему Червонную Русь от многовекового рабства и воссоединившего её с ея Матерью Россиею. Граф Бобринский. N 1414 Львов 12 (25) сентября 1914, с.2 Русскому народу Братья! Творится суд Божий! Терпеливо, с христианским смирением, в течение веков томился Русский народ под чужеземным игом, но ни лестью, ни гонением нельзя было сломить в нем чаяний свободы. Как бурный поток рвет камни, чтобы слиться с морем, так нет силы, которая остановила бы русский народ в его порыве к объединению. Да не будет больше подъяремной Руси! Достояние Владимира Святого, земля Ярослава Осмомысла и Князей Даниила и Романа, сбросив иго, да водрузит стяг единой, великой, нераздельной России. Да свершится Промысел Божий, благословивший дело великих собирателей земли Русской. Да поможет Господь Царственному Своему Помазаннику, Императору Николаю Александровичу Всея России, завершить дело Великого Князя Ивана Калиты. А ты, многострадальная братская Русь, встань на стретение русской рати. Освобождаемые русские братья! Всем вам найдется место на лоне матери России. Не обижая мирных людей, какой бы они ни были народности, не полагая своего счастья в притеснении иноземцев, как это делали швабы, обратите меч свой на врага, а сердца свои к Богу, с молитвой за Россию, за Русского Царя. Верховный Главнокомандующий Генерал-Адъютант Николай. 5 августа 1914 Воззвание Верховного Главнокомандующего. Народы Австро-Венгрии! Венское правительство обьявило России войну за то, что Россия, верная своим историческим заветам, не могла оставить беззащитной Сербию и допустить ея порабощение. Народы Австро-Венгрии! Вступая во главе Российского войска в пределы Австро-Венгрии, Именем Великого Русского Царя объявляю вам, что Россия, не раз уже проливавшая свою кровь за освобождение народов от иноземного ига, ничего иного не ищет, кроме восстановления права и справедливости. Вам, народы Австро-Венгрии, она также несет теперь свободу и осуществление ваших народных вожделений. Австро-венгерское правительство веками сеяло между вами раздоры и вражду, ибо только на вашей розни зиждилась его власть над вами. Россия, напротив, стремится только к одному, чтобы каждый из вас мог развиваться и благоденствовать, храня драгоценное достояние отцов - язык и веру, и, объединенный с родными братьями, жить в мире и согласии с соседями, уважая их самобытность. Уверенный, что вы будете всеми силами содействовать достижению этой цели, призываю вас встречать Русские войска, как верных друзей и борцов за ваши лучшие идеалы. Верховный Главнокомандующий Генерал-Адъютант Николай. август 1914 Несущим свободу Я боюсь, что вам чужд будет тихий привет Сына Родины, темной от злыдней и бед. Где, скорби о пленении прадедных нив, Склонял головы долу строй плакальщиц ив, Где красу смяли вихри не только сосны: Где печаль и в цветах и в улыбке весны; Где страдалец-народ, непокорный судьбе, Пять столетий с врагом стоял в грозной борьбе, Богатырские внуки в могилы легли, Не дворцы а курганы встают из земли; Где и песни - стенание жалкое птиц, Что средь бурь от родимых отстали станиц; Где Христос на обрубленном Римом кресте Точно на век застыл в своей скорбной мечте, Увядали высоких стремлений цветы Где и хаты, и люди, и мысль и дела Так же серы как осенью низкая мгла, Где как будто лишь камней таинственный глас Миру скорбный про Галич поведает сказ... Где так чужды нам ласка, участье, привет, Как рожденным в тюрьме золотистый разсвет М. Глушкевич Прикарпатская Русь http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_753.htm

Ять: Прикарпатская Русь N 1417 Львов, вторник 16 (29) сентября 1914 Прикарпатская Русь Ежедневная политическая, общественная и литературная газета. Орган Русской Народной Организации в Галичине Главный редактор: Д-р Ю.А. Яворский Преображение Львова Даже из могилы вырастают иногда и тянутся к синему небу прекрасные, торжествующие цветы. Даже в тюрьме снятся иногда тоскующему, измученному узнику чудесные, светозарные сны. Туманные, золотистые сны о былой волюшке и мощи, о зеленом раздольи родных полей и лесов, о тихом счастьи далекого родного очага. Прекрасные, светлые сны озаряли время от времени, словно благовестные проблески грядущей, немеркнущей зари и тяжелую тьму вековой карпато-русской ночи. И самым светлым, самым благовестным из них был вечный и - казалось - безумный сон о русском Львове, о победном русском знамени на его седых, прибитых неволей стенах, об удалом посвисте козацком на его завявших, заполненных врагами улицах. О родной воле и правде на своей - не своей земле, о воскресном, свободном биении ея старого, усталого сердца - древне стольного Львова... И этот пророческий сон ныне сбылся. Сбылись сокровенные, заветные грезы многих поколений, сбылось чудесное марево многих веков. Наш старый львинный град - опять, и уже, даст Бог, навсегда - русский! Царственно парит над ним победоносный русский двуглавый орел, торжественно и привольно развеваются над ним давно невиданные русские знамена. В его старинных стенах, бывших вчера еще немыми свидетелями вражеских оргий и лютых гонений и издевательств над исконным его хозяином - русским народом. В этих многострадальных стенах его вековой тюрьмы, закипела вдруг, новая, свободная русская жизнь. Еще недавно чужие и холодные улицы и площади его наполнялись молодецким темпом и гулом освободительного русского воинства, огласились родными звуками великой и свободной русской речи, залились победными переливами чудесной и могучей русской песни, лихим, козацким посвистом орлов-богатырей. Преобразился, воскрес к новой свободной жизни древний русский Львов. Забилось вновь горячей русской кровью застывшее было старинное сердце Карпатской Руси. И если так слабо и редко еще это его воскресное биение, если лишь медленно и робко поднимается в нем заглохшее было хозяйское, державное сознание его, если еще так много на нем внешнего, чужевластного налета, чужой культурной краски и пыли, - то. Русские свободные люди, не судите его слишком строго, не отчисляйте его разочарованно к чужой, налетной стихии, не считайте его угасшим, потерянным для русской культуры и жизни, не-русским, чужим центром. Нет, не чужой он, не мертв и не утерян, наш древнестольный город князя Льва, не польский Lwow он, не немецко-еврейский Lemberg! Осиянный родным солнцем святорусской правды и воли, приобщенный к заветным сокровищам великой общерусской культуры и речи, согретый теплой лаской и любовью безкорыстного освободителя-брата, он вскоре совсем стряхнет с себя чужую мишуру и позолоту, сотрет налетную пыль и краску, отвергнет и забудет навязанную ему в рабстве чужую речь и веру. Он будет снова, он будет навсегда русским! Ю. Яворский Прикарпатская Русь http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_753.htm

Ять: Прикарпатская Русь N 1419 Львов, четверг 18 сентября (1 октября) 1914 Прикарпатская Русь М. Глушкевич. Митрополит Шептицкий и русское дело. Прикарпатская Русь. N 1419-1420 Львов, 18-19 сентября, 1914 I. 6 сентября бывший галицкий униятский митрополит граф Андрей Шептицкий по распоряжению русских властей вывезен из Львова в глубь России. Мера решительная и в тоже время вполне справедливая, вызванная всей преступной деятельностью гр. Шептицкого носившего, как бы в насмешку, древнее историческое звание митрополита галицкого и киевского... Для того, чтобы мера, принятая по отношению к бывшему галицкому духовному сановнику стала вполне ясна и понятна, мы считаем долгом хотя бы вкратце, насколько позволяет газетная статья, изложить всю столь вредную для русской церкви, русской народности, русского государства и, значить, русского дела вообще, деятельность гр. Шептицкого. В 1882 году австрийское правительство, конечно, не без благословения Рима, решило пойти на последний решительный приступ против галицко-русской, хотя и униатской, но все таки русской церкви. Нельзя ведь забывать, что галицко-русский народ, совращенный со своей родной православной веры в унию многовековыми усилиями польской шляхты и иезуитов, сохранил в своей душе прежнюю преданность православной вере. Ведь разница заключалась в сущности только в том, что униятская церковь сохранив полностью весь православный церковный обряд и славянские богослужебные книги, признала главенство папы и католический догмат о происхождении св. Духа от Отца и Сына. Фактически народная масса, не входя в догматические тонкости, считала себя по прежнему православной. Таким образом давнишняя польско-иезуитская идея - оторвать Галицкую Русь сперва в религиозном, а потом и в национальном отношениях от остальной православной Руси все еще была далека от осуществления. Поэтому врагам русского дела нужно было принять более решительные меры для скорейшего окатоличения и значит, денационализации Прикарпатской Руси и даже всей Малороссии. С этой целью австрийское центральное и польское областное правительство решило в 1882г. все русские монастыри чина св. Василия Великого передать в руки иезуитов для окончательного преобразования их в дух католического фанатизма и для изгнания из униятскаго богослужения всего, что в нем осталось чисто православного. В это время граф Андрей Шептицкий, блестящий драгунский офицере, неожиданно почувствовал сильное влечение к монашеской жизни. Потомок когда-то русского дворянского рода, окончательно ополяченного уже несколько веков тому назад, сам рьяный поляк, не знавший ни слова по-русски, так-же загадочно-неожиданно полюбил русский народ, русский язык и его галицкое наречие. Поступил скромным монахом в василианский монастырь в Добромиле. Офицер превратился вдруг в монаха, поляк в русского... Прошло несколько лет и гр. Шептицкий был назначен униатским епископом в Станиславове, а немного спустя, по смерти митроп. Куиловского, - митрополитом Галицкой Руси. Его аристократическое происхождение, огромное влияние в решающих кругах, блестящие манеры и умение говорить всем сладкие слова, привлекли к нему симпатии чуть ли не всего галицко-русского духовенства, ошибочно видевшего в нем смелого и сильного защитника восточного обряда галицкой униятской церкви. Но вот, вслед за словами пошли дела, не оставившие ни в ком сомнения относительно стремлений изворотливого иезуита. С свойственной этой касте решительностью, не останавливаясь ни перед какими средствами, он стал насаждать и укреплять как среди подчиненного ему духовенства, так и в народных массах мазепинский сепаратизм. Епископами он назначал рьяных приверженцев украинского сепаратизма, злейших врагов всего русского. Управление униятскими духовными семинариями он вверил тем же мазепинцам, отрекшимся от русского имени. Кандидатов духовного звания, не скрывавших своего русского происхождения, перестали принимать в духов. семинарии, а поступивших начали исключать оттуда. Дошло до того, что в львовской униятской духовной семинарии из общего числа 216 воспитанников осталось только 11 человек не желавших преклониться перед украинской идеей, но и те немногие подвергались, с ведома и одобрения Шептицкого, бойкоту, побоям и всякого рода издевательствам со стороны товарищей украинцев. Молодых русских людей, для которых мечтой жизни было сделаться священниками и работать для просвещения и экономического блага народа, Шептицкий исключал из духовной семинарии после того, как они прошли четыре курса, нарочно для того, чтобы вычеркнут из их жизни несколько лет. Одновременно с такой чисткой в рядах русского духовенства и русских семинаристов б. митрополит Шептицкий стал вводить pазные новшества в униятское богослужение, дабы приблизить его к латинскому, как-то, супликации, ..., молебны к Иисусову Сердцу, майские молебствия, коронки, шкаплержи, монстранции и пр. причем первыми новаторами явились те же реформированные на иезуитский манер монахи-василиане, у которых ненависть к русскому православному обряду доходила до бешенства. Руссофобский характер носила и издательская деятельность василианских монастырей. Издания эти были переполнены изступленной хулой православной веры в роде той, что Иуда, предавший Христа, тем самым перешел из католической в православную веру. Приведенные до сих пор примеры деятельности Шептицкого явились только первым этапом для осуществления его более широко задуманного плана: совратить в унию а потом в католичество и наконец ополячить всю Малую и Белую Русь. Для более успешного достижения этой цели б. униятский митрополит с одной стороны притворился восторженным поклонником возвышенной идеи обьединения всех церквей и стал принимать самодеятельное участие организации и трудах кирило-мефодиевских сьездов в Велеграде. На этих сьездах, блистая своей образованностью, знанием русского языка и догматов православной церкви, он всячески старался привлечь живые симпатии русских теологов, чтобы тем вернее обмануть высшее русское общество относительно своих замыслов. С другой стороны Шептицкий изследовал почву в самой России. Сперва он послал туда своего доверенного монаха-василиянина ксендза Ломницкого, а затем уже стал ездить сам. Ввиду того что истинная цель посещений Шептицким России должна была оставаться скрытой, также как и его деятельность там, поездки его были окружены тайной, он ездил в Россию инкогнито, с подложным паспортом под видом представителя какой-либо торговой фирмы. II. Резко отличается деятельность гр. Шептицкого в России, когда он бывал там официально, - от той, которую он проявлял при посещениях России инкогнито. Однажды многих поразило сообщение газеты Час, органа краковской польской шляхты, ставленником которой являлся на галицко-русской митрополичьем престол ея брат по духу и крови - польский граф Шептицкий. В названной газете сообщалось, что львовский митрополит, поставивший себе задачей жизни заботу о своей пастве, обратился к русским правительственным кругам с ходатайством о разрешении скупать землю в Белоруссии и поселять на ней галицко-русских крестьян. Благодаря знакомству с высокопоставленными лицами ему удалось получить разрешение приобретать землю в Минской губернии. Графу Шептицкому удалось своему ходатайству придать вид особенной заботливости с его стороны не только о материальном благе галицко-русских крестьян; он доказывал, что переселение более просвещенных и в национальном отношении более сознательных галицко-русских крестьян в области, населенные ополяченными римо-католиками белоруссами, принесет пользу русскому делу и будет способствовать переходу белоруссов из католицизма в унию и тем самым возвращать их русской национальности. В действительности цель гр. Шептицкого была совратить в унию неополяченных римо-католиков белороссов, а именно православных мало-велико- и белороссов. Для этого Шептицкий заблаговременно позаботился подготовить в Львове, Инсбрук и других местностях агитаторов, набранных как из числа местных украинофилов так и из числа русских неудачников, выгнанных из России пропагандистов и даже уголовных преступников. Все они, получив здесь в Львове поверхностное духовное образование и, главное, пройдя курс религиозно-политической пропаганды, должны были вместе с крестьянами-переселенцами отправиться в Россию для распространения среди русского населения религиозного и политического сепаратизма т.е. унии и мазепинства. Теперь вспомним о том, что делал гр. Шептицкий в России, когда являлся туда под чужим именем на пр. в качестве агента велосипедной фирмы. Не стесняясь ничем, уверенный в том, что ему удалось обмануть деятельность русских властей, он шел наверняки, проникая всюду, куда ему было нужно. Закон, правила общественной жизни, для него не существовали. Была только цель: пропагандой унии нанести удар православию, разделить русское общество, русский народ на два враждующих стана, отравленных сильнейшей из страстей: религиозной. В тонко разсчитанную игру вовлекались им и русский идеалист, мечтающий о примирении всего человечества, конечно прежде всего в области религиозной; и озлобленный на весь русский мир революционере; и оскорбленный в своих чувствах ханжа; и самый обыкновенный аферист. Таинственность, вернее подпольность этой организации придавала какой то особый отпечаток именам ея членов. Ксендзы Верцинский в Москве, Дейбнер в Петрограде, Траче в Львове. Но и Буковина не была оставлена Шептицким без внимания; и туда он сумел проникнуть, совратив в католичество нескольких липован (православных сектантов, переселившихся туда из России), которым он обещал создать церковную иерархию под главенством папы. Найдя себе поддержку как со стороны австрийского правительства так и со стороны поляков, видя сравнительно немалый успех своей деятельности, Шептицкий стал мечтать о том, чтобы сделаться патриархом всех униатов. Мысль эту ему нашептывали круги, мечтавшие разбить Россию, и присоединить к будущей, Великой Габсбургской монархии всю Южную и Западную Русь, воскресить и освободить от московского ига Украину. Привлекая к унии возможно большее число приверженцев, Шептицкий одновременно задумал порвать еще одну сильную связь униатской церкви с православной: а именно изьять славянские богослужебные книги. Разсчет был весьма прост: сколько ни убеждали Галицкие мазепинцы, галицко-русские крестьянские массы в культурной и национальной самостоятельности мало-русского племени, все доводы их разбивались о священные книги, общие во всех русских землях. Поэтому-то и нужно было изменить язык церковных книг. Гр. Шептицкий начал с молитвенников, которые приказал впредь издавать на галицко-русском простонародном наречии, испещренном полонизмами. Наконец, после этих подготовительных роботе, гр. Шептицкий созвал совещание из своих единомышленников, священников, решивших славянский язык богослужебных книг униатской церкви, заменить украинским языком. Военные события застигли гр. Шептицкого в самом разгар его вышеизложенной деятельности. До чего непоколебимы были его надежда на разгром России, доказывают, в числе многих других, хотя бы следующие факты. Накануне открытия военных действий он издал воззвание своей пастве, в котором в весьма неизысканных выражениях говорил о московском царе, готовящемся наложить кайданы рабства на галицко-русский народ, его веру, его духовную и материальную культуру. Узкие рамки настоящей статьи не позволяют нам привести это воззвание полном виде, но это будет сделано в отдельной статье в одном из ближайших номеров нашей газеты. Другой факт ярко характеризует не только поступки, но и внутренние качества Шептицкого. Тысячи галицко-русских крестьян и интеллигентов всех сословий, в том числе свыше 600 священников, заподозреваемых в сочувствии русскому делу, были арестованы австрийскими властями тотчас по обьявлению мобилизации. Всех их отвозили и отводили в тюрьмы, при чем уличная озверевшая толпа жестоко их избивала. На улицах Львова евреи били по лицу русских священников, плевали им в лицо, бросали в закованных цепями камни. Некоторые, каким то чудом избежавшие такой же участи русские священники, тюремные врачи (поляки), видевшие в тюрьмах наших узников в крови и ранах, наконец даже польское высшее духовенство обратились к б. митрополиту Шептицкому с просьбой прекратить подобные ужасные сцены, унижающие достоинство духовенства вообще. Шептицкий хладнокровно и резко отказал, добавив, что русское дело в Галиции окончательно погибло и что оставшихся на свободе русских священников может спасти только скорейшее отречение от русского имени и переход к украинцам. Через неделю после занятия г. Львова русскими войсками, гр. Шептицкий был арестован и увезен в глубь России. Причиной его ареста была, однако, не его, крайне вредная России деятельность, предшествовавшая падению Львова, а факт, что он не счел нужным, хотя бы в видах простого приличия, несколько уняться, умерить свою неслыханную вражду и ненависть к вере победоносных русских войск. Хитрая игра Шептицкого с иезуитско-ловким разсчетом окружить себя ореолом мученичества, потерпела, вместе со всей его разрушительной работой, полную неудачу. Он увезен, не оставив по себе сожаления и вызвав своим отьездом не сочувствие в русском народе, а глубокий вздох облегчения. М. Глушкевич Прикарпатская Русь http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_753.htm

Ять: Прикарпатская Русь N 1422 Львов, Понедельник 22 сентября (5 октября) 1914 Прикарпатская Русь Ю. Яворский. Русский язык в Карпатской Руси В вековой героической борьбе карпато-русского народа за свое заветное национальное культурное достояние, за свою живую народную душу и честь народную свою, весьма яркую, а иногда даже первенствующую и основную черту представляют его безпрерывные и упорные усилия отстоять природные права своего родного русского языка, как в частном национальном обиходе, так и во всех проявлениях общественной и гражданской жизни страны. Тяжела и в общем безпросветна была эта борьба, случайные временные успехи вновь нещадно смывались ближайшей противной волной вражеского натиска и засилья, часто и надолго, бывало, сиротливо пряталась по темным углам и безпомощно замирала до робкого рабьего шопота, всячески обезличиваемая и изуродованная веками неволи, царственная русская речь - но не сломалась, не сдалась у Карпат ея первородная воля и мощь, но не потеряли здесь своей исторической правды и силы ея исконные хозяйские права! Приниженная и прибитая до земли, загнанная и затравленная до креста, она все снова, с каждым новым подьемом народных сил и надежд, уверенно и гордо поднималась верх и властно пробивала себе. Среди вражеских глумлений и угроз, свой немеркнущий царственный путь. От старых, кошмарных времен лютой польско-иезуитской неволи, до самых последних судорог безпощадного австрийского гнета, до приснопамятного процесса Бендасюка включительно. И ныне, после чудесного свершения великого Божьего чуда, когда с многострадальной Карпатской Руси неожиданно спали многовековые вражеские цепи и ослепительно ярко просияла для нея незакатная заря свободы и правды, когда она из удушливой рабской тьмы выходит опять на широкий, светлый простор всерусской культуры и жизни, - ныне прежде всего должна бы победно воспрянуть в ней и нераздельно осенить ее всю воскресным, торжествующим гимном прекрасная и свободная, великая и могучая, царственная русская речь! Во всех областях и проявлениях ея общественной и государственной жизни, в школах и канцеляриях, в собраниях и печати, в надписях, обьявлениях, речах. Так оно, конечно, раньше или позже и будет. И иначе быть не может и не должно. В исконно-русском крае, героически отстоявшем в течении шестивековой неволи свой заветный национальный характер и облик, с его старой несменной столицей, древне-княжеским Львовом, во главе, не должно быть более, после нынешнего великого подвига освобождения и возсоединения, никакого чужого налета и засилья, не должно быть другой публичной, общественной и государственной речи, кроме единственной, победной, хозяйской речи - русской! Так понимает, очевидно, свою великую историческую миссию и первый Царский посланец - устроитель Карпатской Руси, граф Г.А. Бобринский, когда он, в ответ на несмиряющиеся польские притязания, заявил ясно и твердо: В этих землях коренное население всегда было русское, и устройство их должно быть основано на русских началах. Я буду здесь вводит русский язык, закон и строй -. Радостно и благоястно отзовется по всей истомленной и замученной нашей родине этот великий, светлый обет (даваемое Богу обещание). И если еще ныне, в вихре и смуте военного времени и происходят еще в некоторых случаях те или другие недоразумения и ошибки, если иногда и поднимаются еще вчужь уродливые призраки чужевластного прошлого, то это, будем надеяться, только случайные и временные тени, которые вскоре и навсегда изчезнут под благодатными лучами светозарного всерусского солнца. А священным залогом близкого и полного торжества родной русской речи в Карпатской Руси есть и будет во веки не только возстановленное в ней ныне ее державное достоинство и право, но и извечная беззаветная любовь к ней всего карпато-русского народа, для которого она была всегда и остается и ныне еще не заурядной и стертой обиходной монетой, а драгоценным и прекрасным талисманом его воскресения, священным символом его народной правды и воли! Ю. Яворский Ю.А. Яворский. Русский Язык. Львов. 1925. Издательство Живое Слово http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_688.htm Прикарпатская Русь http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_753.htm

Ять: Прикарпатская Русь N 1423 Львов, вторник 23 сентября (6 октября) 1914 Прикарпатская Русь Есть слова, которые, будучи произнесены, не тускнеют, не забываются, не умирают, но светятся во тьме, светятся в глубине веков все ярче и ярче. - Да не будет больше Руси подьяремной! - Дорогие, великие слова! Произнесенная Верховным Главнокомандующем в самом начале войны, они приобретают с каждым днем все больше и больше значение. Глубокий смысл их выяснится по мере развития событий. В начале войны они являлись кличем патриота-вождя, ведущего свои полки на жертвенный подвиг освобождения единокровных братьев. Как счастливы те, кто честно и храбро потрудились мечом для величайшей идеи, выраженной этими простыми словами, кто с оружием в руках прогнал врага, стоявшего стражем у тюремных стен Прикарпатской Руси! Как счастливы будут те, кому на долю выпадет честь исторгнуть у покоренного врага окончательное державно правное признание великой истины великих слов! Как счатсливы будут те, кто будет звать всю русскую землю на радостное торжество сретения древних княжьих городов Галича, Львова и Перемышля с Киевом, Москвой и Петроградом! Такое счастье - тот же подвиг, понять, постичь и совершить который могут только избранные, одаренные счастливцы. Не менее велик, чем ратный, и столь же многотруден будет подвиг устроителей того края, в котором, после шестивекового царства вражды и насилия, должно засиять солнце своей, родной, русской правды. Сколько самоотверженного труда, какая сила патриотического чувства к родному народу должны явить те, кто призваны и будут призваны управлять всей страною и каждой ея частью. Ведь задача их - быть строителем правды и обновления. Нужна глубокая, нерушимая вера, необходимо изучение всех, часто весьма запутанных, отношений и особенных, исторически сложившихся условий, умение побеждать зло, устранять уродства, залечивать раны. Притом, нельзя забывать одного - отсутствия каких-либо противоречий между завоевателями и побежденными. Прикарпатская Русь - та же русская земля, на которую, однако, инородческое иго наложило свой отпечаток. Она всегда верила в Державную Русь, хоть и не видела ея. - Посмотрите на руки мои и на ноги мои! Это - я сама! - говорит она сегодня. И глядя на нее с любовью и пониманием можно ли сказать: не верю, хоть и вижу? Считать ее за что-то другое, было бы ошибкой, явным заблуждением. Которое всячески старалось внушить австрийское правительство тем, кому не хотелось самому убедиться в нем. Правда, заблуждения, держатся более крепко и цепко, чем этого можно было бы ожидать. Но, во-первых, сильнее их сама жизнь. Во-вторых, великая Русь все таки не лишена людей, знающих русское Прикарпатье, любивших его и верующих в него. Есть люди, которые, точно по промыслу Божью, как бы на то и родились, чтобы указывать своей Отчизне на недособранною часть русской земли и на обиды, нанесенные ей врагами завоевателями. Часто не встречая надлежащей признательности в широких кругах общества, разбитого на сильно враждующие партии, они удваивали, удесятиряли свою энергию в борьбе за священную для них идею. И потому таким дорогим именам, как проф. Т.Д. Флоринского и гр. В.А. Бобринского, всецело и навсегда принадлежат признательные сердца карпатороссов, интеллигентов и крестьян, в них они видят и были бы счастливы видеть всегда первозванных деятелей, согревающих и оживляющих теплотой своего духа великое дело нашего народного возрождения. А сбывшаяся на их же веку мечта их жизни, какой неиссякающий запас сил, должно быть, сияла в их груди! Не взирая на массовые аресты преданных русских делу галичан, буковинцев и угророссов, не лишена и наша родина многих сынов и деятелей, кто в страдные годы лютых гонений, не смыкая глаз от скорби, от трудов и волнений, сберег в себе и в народных массах несокрушимую веру в русское дело и силу для честного служения ему. Для служения торжеству правды и свободы нужен дружный легион честных патриотов, людей образованных и мудрых, с чистой совестью и творческими способностями, деятелей, умеющих воспитывать и направлять самодеятельность народных масс, могущих научить народ быть хозяином на своей земле, вложить в него свободную волю и способность самостоятельно строить свою жизнь. Только тогда не будет больше подьяремной Руси! М. Глушкевич. Прикарпатская Русь http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_753.htm

Ять: Прикарпатская Русь N 1427 Львов, Суббота 27 сентября (10 октября) 1914 Прикарпатская Русь Ю. Яворский. Наша Голгофа Отходящая тьма пред разсветом особенно черна и грозна. Последние судороги бури, последние порывы шквала наиболее неистовы и злы. Победный восторг достижения, торжествующий прорыв новой жизни и воли, жертвенно искупляются прежде жестокой и жуткой мистерией сугубых томлений и мук. Искупительный путь к Воскресению ведет через крестные страсти Голгоф. Тяжкой и мучительной крестной жертвой окупила ныне свое долгожданное светлое Воскресение и многострадальная родина наша, исстари нуждой пребитая, неизбывным горем повитая Карпатская Русь. Закаленная в многовековой борьбе и неволе, привычная к любым гонениям и мукам, она, извечная страдалица-рабыня, подверглась накануне своего Воскресения таким чудовищным издевательствам и гонениям, такой бешенной травле и пытке, пред которыми вчуже бледнеют самые мрачные дикие ужасы средневековых застенков. В трупном предчувствии близкого падения и бегства, в судорожном страхе позорного, мрачного конца, обезумевший враг пытался выместить на своей безответной жертве последнюю отчаянную свою ярость, упырно упиться ея слезами и кровью в свой последний, предутренний час! И упился ими безумно, безудержно! Залил, обагрил ими все скорбное лицо мученицы. Оплевал, осквернил святое лицо ея гнойным ядом своей кощунственной слюны. Опалил, прожог его сплошь жгучим заревом злорадных пожаров и костров. Разорил ея убогие, старые гнезда, ограбил или уничтожил злостно ея старый и нищенский скарб. Поругал ея древние святыни, зверски оскорбил ея чистую народную честь. Завалил свой беглый путь трупами ея лучших, любимых сынов. Тысячи других поверг в свои цепкие тюрьмы, мучил и истекал безпощадно и, наконец, без вести увлек за собою на своем предсмертном бегу. Да будет же проклята в мире его гнусная, черная память, да сгинет на вечные веки проклятый, безумный кошмар! Ю. Яворский Прикарпатская Русь http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_753.htm

Ять: Живая мысль. Вып.6. 1903г. Песнь преступников (Мужской хор). Сл. Н.А. Некрасова. Муз. И.И. Тёроха (от Наташи Гаттас) Николай Алексеевич Некрасов (1821-1877). Песня преступников 1 Дружней! работа есть лопатам, Недаром нас сюда вели, Недаром бог насытил златом Утробу матери-земли. Трудись, покамест служат руки, Не сетуй, не ленись, не трусь, Спасибо скажут наши внуки, Когда разбогатеет Русь! 2 У ней, родимой, требы много: Бедна по милости воров! В ней пышны барские чертоги, Но жалки избы мужиков. Недостает у ней дохода В неурожай кормить крестьян, И нечем выкупить народа Царю у палачей-дворян!.. 3 Пускай бежит в упорном деле С нас пот ручьями, как вода, И мерзнет на клейменом теле, Когда почием от труда. Пускай томимся гладом, жаждой, Пусть дрогнем в холоде зимы, Ей пригодится камень каждый, Который добываем мы! Ее сложил в часы недуга Наш тихий, вечно грустный Крот, и часто, поминая друга, В своем углу ее поет Прощенный ссыльный. Здесь мы гости, Сюда вернулись мы не жить - С отцами рядом положить Трудом изломанные кости, Но рады, рады и тому!.. Начальство к нам добрее стало, Получше отвело тюрьму И хорошо аттестовало. Что будет с нами - до конца Тяжелой было нам загадкой, Но в умиленные сердца Прокрался луч надежды сладкой. Так, помню, солнышко украдкой Глядит, бывало, поутру И в нашу черную нору… Но он надежде верил мало, Едва бродя, едва дыша, И только нас бодрить хватало В нем сил…Великая душа! Его страданья были горды, Он их упорно подавлял, Но иногда изнемогал И плакал, плакал. Камни тверды, Любой попробуй…но огня Добудешь только из кремня. Таков он был. Воспоминанья Страшней не помню: знал и я Изнеможение страданья, - Но что была печаль моя? К довольству суетному зависть, Быть может, личная ненависть, Тоска по женщине пустой, С тряпичной, дюжинной душой, Томленье скуки, злость бессилья. Я, говорят, был мелко зол В моей тоске…Не так орел Свои оплакивает крылья, Которых мощь изведал он, Которых царственная сила Его под небо уносила… Да! возвращаясь с похорон, Недаром в голос мы сказали: Зачем его Кротом мы звали? И мертвый сходен он лицом С убитым молнией орлом! - О чем была его кручина? Рыдал ли он рыданьем сына, Давно отчаявшись обнять Свою тоскующую мать, И невеселая картина Ему являлась: старый дом Стоит в краю деревни бедной, И голова старухи бледной Видна седая под окном. Вздыхает, молится, гадает и смотрит, смотрит, и двойной В окошко рамы не вставляет Старушка позднею зимой. А сколько, глядя на дорогу, Уронит слез - известно богу! Но нет! и бог их не считал! А то бы радость ей послал! Любовь ли бедного томила? Что сталось с нею? Позабыла? Или грустит…и далеко Несется…мысленно заглянет И содрогнется глубоко? Где ей? в ней сердца недостанет! Ах! чувство женское легко! Они его хранят, лелеют, Покуда радует оно, Но если тучи тяготеют И небо грозно и темно - Его спасти им не дано! Быть может, он душою верной Припоминал былых друзей; В кичливой гордости своей, Быть может, враг высокомерный Ему являлся в час ночной… И с криком кинувшись, ногами, Отягощенными цепями, Топтал он призрак роковой? Или изгладила чужбина Всё то, чем молодость жила, И только слезы гражданина Душа живая сберегла? Как знать! Пред ним мы дети были, Ничем мы права не купили Делить великую печаль; Не все мы даже понимали, За что его сюда заслали, Но было трудно, было жаль. Закоренелого невежду Спроси, и тот отдать бы рад Свою последнюю надежду - Под небо родины возврат - За миг единый облегченья Его тоски, его мученья. Но только правосудный бог Утешить мученика мог. И скоро гробовые двери Пред ним открылись, но не вдруг Клейменых каторжников друг Сошел в них: роковой потери По капле яд глотали мы. Почти два года из тюрьмы Не выходя, он разрушался. Зачем? Известно небесам! - Чтоб человек не баловался, - Смеясь, говаривал он нам. И день и ночь поочередно Его мы ложе берегли, Зимой окутывали плотно, Весной на солнышко несли (Был для того у нас устроен Снаряд особенный): больной Кивал тихонько головой И как-то грозно был спокоен. Не шевельнется целый день; Тосклив и кроток беспредельно, Молчит: так раненный смертельно, Глядит и смерти ждет олень… И наконец пора пришла… В день смерти с ложа он воспрянул, И снова силу обрела Немая грудь - и голос грянул! Мечтаньем чудных окрылил Его господь перед кончиной, И он под небо воспарил В красе и легкости орлиной. Кричал он радостно: «Вперед!» - И горд, и ясен, и доволен; Ему мерещился народ И звон московских колоколен; Восторгом взор его сиял, На площади, среди народа, Ему казалось, он стоял И говорил… Прошло два года. Настал святой, великий миг, В скрижалях царства незабвенный, И до Сибири отдаленной Прощенья благовест достиг. Разверзлась роковая яма, Как птицы, вольны вышли мы И, не сговариваясь, прямо Пришли гурьбою из тюрьмы К одной могиле одинокой. Стеснилась грудь тоской жестокой, И каждый небо вопрошал: Зачем он жил, зачем страдал, Зачем свободы не дождался? - Чтоб человек не баловался! - Один сказал - и присмирел. Переглянулись мы уныло, И тихий ангел пролетел. Лишь буря, не смолкая, выла И небо хмурилось. Земли Добыв лопатою привычной, Мы помолчали - и пошли. И жизнь пошла чредой обычной!.. Хотелось мне увидеть мать, Но что пришлось бы ей сказать? Кто подтолкнуть не устрашится Утес, готовый обвалиться, На плечи брата своего? Кто скажет ей: Уж нет его! Загородись двойною рамой, Напрасно горниц не студи, Простись с надеждою упрямой И на дорогу не гляди!» Пусть лучше, глядя на дорогу, Отдаст с надеждой душу богу… Но люди звери: кто-нибудь Утес обрушит ей на грудь… Кто знал его, забыть не может, Тоска по нем язвит и гложет, И часто мысль туда летит, Где гордый мученик зарыт. Пустыня белая; над гробом Неталый снег лежит сугробом, То солнце тусклое блестит, То туча черная висит, Встают смерчи, ревут бураны, Седые стелются туманы, Восходит день, ложится тьма, Вороны каркают - и злятся, Что до костей его добраться Мешает вечная зима. 1856 http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_384.htm ...Не вдруг мы поняли его, Но он учить не тяготился - Он с нами братски поделился Богатством сердца своего! Забыты буйные проказы, Наступит вечер - тишина, И стали нам его рассказы Милей разгула и вина. Пусть речь его была сурова И не блистала красотой, Но обладал он тайной слова, Доступного душе живой. Не на коне, не за сохою - Провел он свой недолгий век В труде ученья, но душою, Как мы, был русский человек. Он не жалел, что мы не немцы, Он говорил: Во многом нас Опередили иноземцы, Но мы догоним в добрый час! Лишь бог помог бы русской груди Вздохнуть пошире, повольней - Покажет Русь, что есть в ней люди, Что есть грядущее у ней. Она не знает середины - Черна - куда ни погляди! Но не проел до сердцевины Ее порок. В ее груди Бежит поток живой и чистый Еще немых народных сил: Так под корой Сибири льдистой Золотоносных много жил -. ... Но спит народ под тяжким игом, Боится пуль, не внемлет книгам. О Русь, когда ж проснешься ты И мир на месте беззаконных Кумиров рабской слепоты Увидит честные черты Твоих героев безыменных? О ней, о родине державной, Он говорить не уставал: То жребий ей пророчил славный, То старину припоминал, Кто в древни веки ею правил, Как люди в ней живали встарь, Как обучил, вознес, восславил Ее тот мудрый государь, Кому в царях никто не равен, Кто до скончанья мира славен И свят: Великого Петра Он звал отцом России новой. Он видел след руки Петровой В основе каждого добра. Сто вечеров до поздней ночи Он говорил нам про него - Никто сомкнуть не думал очи И не промолвил ничего. Он говорит, ему внимаем И, полны новых дум, тогда Свои оковы забываем И тяжесть черного труда. Встает во мраке подземелья Пред нами чудный лик Петра, И, как монашеская келья, Тиха преступников нора. Сносней наутро труд несносный, Таскаешь горы не плечах, Чтоб трудолюбец венценосный Сказал спасибо в небесах... Да! видит бог, в кровавом поте Омыли мы свою вину И не напрасно на работе Певали песенку одну: ...Вплотную к работе над поэмой (Несчастные) Некрасов приступил в ноябре-декабре 1856г., будучи на лечении в Риме. В письме к Тургеневу от 25 ноября 1856 г. он сообщал: Я не писал к тебе потому, что работал. 24 дни ни о чем не думал я, кроме того, что писал. Это случилось в первый раз в моей жизни...Что вышло, не знаю - мучительно желал бы показать тебе... ...Однажды, в шестьдесят третьем, кажется, году, отдавая мне томик своих стихов, он (Некрасов) указал мне на одно стихотворение, Несчастные, и внушительно сказал: Я тут об вас думал, когда писал это (т.е. об моей жизни в Сибири), - это об вас написано... (Ф.М. Достоевский. Полн. собр. худ. произв., т. XII. М.-Л., 1929, с.348). В настоящем издании восстановлен полный текст Песни преступников с порядком расположения частей по автографам ИРЛИ Б и ГБЛ (Зап. тетр. No 4). В прижизненных изданиях Некрасов, стремясь намекнуть читателю на то, что последнее восьмистишие исключено по цензурным причинам, нумеровал второе восьмистишие определенным образом: или 2,-3, или 3, оставляя над этой цифрой цифру 2, пробел и черту (см.: Другие редакции и варианты, с. 323--324). Третье восьмистишие цензура не пропустила даже в 1905г., когда А.Н. Пыпин хотел опубликовать его в книге Н.А. Некрасов (см. корректурную гранку книги А.Н. Пыпина. ИРЛИ, ф.250, оп. 5, N49). http://az.lib.ru/n/nekrasow_n_a/text_0270-1.shtml

Светлаока: Ять пишет: И православная вера якая тут была в Галичине, такою и останется во веки веков аминь. Таким органистам, що пускают такие слухи, буде круто, як возьмут хлопы буки в руки и начнут показывати им дорогу в Рим. Ох, пришло иное время, и взяли хлопы буки в руки, да не те, и почали стрелять да убивать.

Ять: Четвертый раздел Польши *** После того как в 1772г. в результате первого раздела Польши земли древней Галицкой Руси, захваченные Польшей еще в XIV веке, перешли к Австрии, австрийские власти, стремившиеся ослабить влияние польской шляхты в Галиции, оказали определенную поддержку галицким русинам. Но когда по второму (1793 г.) и третьему (1795 г.) разделам Польши правобережная Украина, Волынь и Подолия соединились с Россией, после чего границы России и Австрии сошлись на Збруче, австрийцы изменили свое отношение к галицким русинам из-за опасения возможных притязаний России на Галицкую Русь. Вместо используемого первоначально наименования русинов - русские (Russen), австрийские власти стали применять имевший латинское происхождение термин рутены (Ruthenen). Причем этому термину придавалось не национальное, а вероисповедное значение, указывающее на принадлежность русинов к униатскому - греко-католическому вероисповеданию. Л. Соколов. Вопрос о национальной принадлежности галицких русинов в 1848 году http://www.ukrstor.com/sokolov.html http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov_1848.html 220 лет назад, 3 января 1795 г., была подписана Петербургская декларация России и Австрии о третьем разделе Польши http://topwar.ru/66008-3-yanvarya-1795g-220-let-nazad-peterburgskaya-deklaraciya-rossii-i-avstrii-o-tretem-razdele-polshi.html Декларация России и Австрии о третьем разделе Польши 23 декабря 1794г. - Под стягом России: Сборник архивных документов. М., Русская книга, 1992 http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/poland3.htm

Ять: Корни ненависти (причины появления украинского сепаратизма) Этнографическая карта составленная Д.Н. Вергуном ...Но между Галичиной и Галицией - большая разница. Галичина это только восточная область Галиции, которая среди коронных земель бывшей Австро-Венгрии носила пышное название: Галиция и Лодомерия (испорченная Владимирия) с великим княжеством краковским и княжеством освенцинским и заторским -. Вот что такое Галиция в географическом смысле. Это австрийское месиво из древней Червонной Руси и краковской Малой Польши. Когда обе части размежуются, в духе воззваний верховного главнокомандующего к полякам и русским, тогда только никто не будет смешивать Галичины с Галицией и станут отличать понятия - галицкий (т.е. галичский) от прилагательного - галицийский (с.53-54) Д.Н. Вергун. Что такое Галиция? Петроград. 1915, 65с. http://www.ukrstor.com/galizia.html#galizia_rusgaliz 1.713Мб http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_708.htm Весь трагизм галицких украинцев состоит в том, что они хотят присоединить Великую Украину, 35 мил., к маленькой Западной Украине, (так они стали называть после первой мировой войны Галичину) - 4 миллиона, т.е., выражаясь образно, хотят пришить кожух к гузику (пуговице), а не гузик к кожуху. Да и эти четыре миллиона галичан нужно разделить надвое. Более или менее половина из них, т.е. те, которых полякам и немцам не удалось перевести в украинство, считают себя издревле русскими, не украинцами, и к этому термину, как чужому и навязанному насильно, они относятся с омерзением. Они всегда стремились к объединению не с Украиной, а с Россией, как с Русью, с которой они жили одной государственной и культурной жизнью до неволи. Из других двух миллионов галичан, называющих себя термином, насильно внедряемым немцами, поляками и Ватиканом, нужно отнять порядочный миллион несознательных и малосознательных украинцев, не фанатиков, которые, если им так скажут, будут называть себя опять рускими или русинами. Остается всего около полмиллиона завзятущих галичан, которые стремятся привить свое украинство (то есть ненависть к России и всему русскому) 35-ти миллионам русских людей Южной России и с помощью этой ненависти создать новый народ, литературный язык и государство. И.И. Терох. Украинизация Галичины.Свободное Слово Карпатской Руси - ССКР, 1960, 9-10 (1962, 5-6) http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_735.htm Чтобы выяснить, как возникло то, проникнутое лютой ненавистью к России политическое украинское движение, которое получило наибольшее развитие в совершенно оторванной от России австрийской Галиции, чтобы отыскать его корни, необходимо начать с рассмотрения польского вопроса. После перехода в 1654г. гетмана Богдана Хмельницкого в подданство к русскому царю и последовавшей за этим длительной войны с Польшей, удалось воссоединить с Россией только левобережье Днепра и г. Киев, что было закреплено сначала Андрусовским перемирием 1667г., а затем Вечным миром 1686г. Правобережье осталось под властью Польши еще более чем на столетие, и было воссоединено с Россией в конце XVIII в. по второму (1793г.) и третьему (1795г.) разделам Польши. Подчеркнем, что хотя и в нашей истории эти события именуются разделами Польши, Россия здесь не посягала на исконные польские территории, а лишь возвратила захваченные ранее Польшей древние земли Руси. Однако Галицкая или Червонная Русь тогда возвращена не была - она к тому времени уже не принадлежала польской короне, так как по первому разделу Польши (1772г.) перешла во владение Австрии. В 1815г. на Венском Конгрессе российский император Александр I согласился на создание под эгидой России Королевства (Царства) Польского на месте образованного Наполеоном в 1807-09гг. Великого герцогства Варшавского. Александр I полагал, что этим облагодетельствует поляков, предоставляя им государственность, - ведь в противном случае территория бывшего Великого герцогства была бы поделена между Пруссией и Австрией. Таким образом, в результате разделов Польши и решений Венского Конгресса возникла ситуация, при которой часть древних русских земель (Галицкая Русь) осталась за пределами России, а в то же время в состав Российской империи вошли коренные польские земли, что и создало предпосылки для последовавших затем серьезных политических осложнений. Хотя Королевству Польскому была предоставлена самая широкая автономия, польская шляхта не была удовлетворена. В частности, она потребовала присоединения к своему королевству земель, входивших в состав Речи Посполитой до разделов XVIII века, на что правительство России ответило отказом. Тем не менее в Юго-Западном крае - на Волыни, Подолии и Правобережной Украине после 1815г. польское управление было восстановлено почти во всей его прежней полноте. Все важнейшие отрасли управления были сосредоточены в руках поляков, администрация и школы были польскими, в Кременце действовал польский лицей. Несмотря на это, поляки, стремившиеся к возрождению полностью независимой Польши в ее исторических границах, принялись за подготовку восстания. В связи с этими событиями мы и встречаем первые проявления враждебного России политического украинофильства. В середине 1824г. в Житомире состоялся съезд польских заговорщиков, на котором, среди прочего, было решено развернуть пропаганду среди украинских крестьян на Правобережье, чтобы привлечь их на сторону поляков. В этом направлении работали Вацлав Ржевуский и Томаш Падура. Они старались “разбудить в народе Малорусском веру в его будущее под крылом Орла белого”, то есть под властью Польши. В отличие от романтического или этнографического украинофильства, возникшего на Левобережной Украине, представителями которого были Котляревский, Квитка-Основьяненко, Гулак-Артемовский, украинофильство политическое зародилось на Правобережье в польских кругах, и с самого начала ставило своей целью вызвать у малороссов Юго-Западного края стремление отделиться от России и привлечь их “под крыло белого орла”. Польское восстание 1830-31гг. потерпело поражение, последствием чего стало ограничение автономии Королевства Польского, хотя его управление сохранило свой польский характер. Но в губерниях Юго-Западного края в делопроизводстве польский язык был заменен русским, вместо польских школ введены русские, польский лицей в Кременце был закрыт, а в Киеве открыли русский университет св. Владимира. Однако и после этого польское господство на Правобережье не было серьезно поколеблено. Как отмечал украинский историк Д. Дорошенко, в 1838 г. в трех губерниях Киевской, Волынской и Подольской среди населения “4.200.000 творили селяни-українці, поголовно панські кріпаки, над ними стояла дворянська верства, поголовно польська, в числі 100.000 людей”. Хотя университет св. Владимира в Киеве был русским и все науки в нем преподавались по-русски, “одначе головна маса студентів у ньому були діти польських поміщиків з правобережної України”. В 1850-х годах среди польской студенческой молодежи киевского университета образовалась группа так называемых “хлопоманов”. Польское общество смотрело на Правобережную Украину как на часть исторической Польши, часть, которая должна войти в состав возрожденного польского государства. “Хлопоманы” старались приобрести доверие и сочувствие к польскому делу среди крестьянской массы на Украине, обещая ей в своих брошюрах и прокламациях свободу в будущей возрожденной Польше. В группу “хлопоманов” в начале 60-х годов входили Владимир Антонович, Борис Познанский, Тадеуш Рыльский, Павел Свенцицкий и др. Но в своих надеждах привлечь на сторону поляков крестьян Правобережной Украины “хлопоманы” жестоко ошибались. Д. Дорошенко писал: “Але воно [польське громадянство] гірко помилялось що до українського селянства. Як каже Познанський, супроти поляків, супроти їхньої культури на Правобережжу, Їхніх політичних ідеалів “стояв український селянин в його закостенілому історичному типі, з укритою злобою проти своїх панів-поляків, з вірою в існування правди, уособленої в далекому образі “білого царя”. Тільки на нього покладав свою надію український селянин, тільки від нього сподівався собі бажаної волі.” В конце 50-х - начале 60-х годов XIX в. польские деятели в эмиграции приступили к подготовке нового восстания против России. При этом они непременно должны были обратить внимание на украинофильство. Подрыв единства России собственными силами поляков был делом крайне трудным, но если пробудить и укрепить у малороссов сознание их полной национальной отдельности от великороссов, внушить враждебность к великороссам, то такая внутренняя вражда привела бы к ослаблению России и облегчила полякам достижение поставленной цели. В этот период за границей появляются публикации на исторические и языковые темы, посвященные данному вопросу. Особый вклад в это дело внес Франтишек Духинский, который выдал целую «теорию» о неславянском происхождении «москалей». Очевидно, что между жителями юго-западной и северо-восточной России в XIX в. имелись определенные различия. Украинский историк Н. Костомаров опубликовал в 1861г. статью под названием «Две русские народности», в которой отмечал эти различия между великороссами и южнороссами. Но, говоря о двух народностях, Костомаров тем не менее говорил о двух русских народностях. Духинский же и его последователи заявляли о том, что это совершенно разные, чуждые и глубоко враждебные народы, не имеющие между собой ничего общего. В чем заключалась цель такого разделения двух русских народностей, откровенно заявлял в своем политическом завещании один из руководителей восстания 1863 г. генерал Людвик Мерославский: «Бросим горящие факелы и бомбы за Днепр и Дон в самое сердце Руси; разбудим ненависть и споры среди русского народа. Русские сами будут рвать себя своими же когтями, а мы тем временем будем расти и крепнуть.» Л. Соколов. Корни ненависти (причины появления украинского сепаратизма) http://www.ukrstor.com/sokolov.html http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov_korni.html

Ять: Знать историю Одним из наиболее ярких лозунгов в период "перестройки" был лозунг национального возрождения. Именно национальная идея после крушения "империи" должна была вывести народы бывшего Союза на путь благоденствия и процветания. Неотъемлемым элементом национальной идеи в Украине объявлялась неприязнь к русским. По этому поводу сразу же появилась масса публикаций, в которых настойчиво старались внушить людям мысль о существовании давней, вековечной вражды украинцев к России. Но прошло несколько лет, суровая реальность развеяла возникшие поначалу надежды на быстрый расцвет Украины, и на самом высоком уровне было признано, что "национальна iдея не спрацювала", и большая часть Украины не восприняла предложенную трактовку. Консолидировать нацию на основе ненависти к Москве не удалось. Однако в нашем государстве существует регион, где украинская идея именно в таком варианте пользуется поддержкой. Это - Галичина. В чем причины такого отличия ее взглядов от восточной Украины? Простейшее объяснение сводится к тому, что мол, западные области после установления советской власти в 1939 году очень пострадали от репрессий тоталитаризма. Однако восточные области пострадали от этих же бед не в меньшей, а, может быть, и в большей степени. Свидетельство того, что указанные различия во взглядах между галичанами и восточными украинцами не являются порождением советской власти, а имеют более давние корни, находим, например, в воспоминаниях П. Скоропадского, бывшего гетманом Украины в 1918г. Говоря о галичанах, он отмечал: ...их культура из-за исторических причин слишком разниться от нашей. Затем, среди них слишком много узких фанатиков, в особенности в смысле исповедования ненависти к России [1]; ...наш украинец будет всегда украинцем "русским", в отличие от "галицких" украинцев[2]. Обратившись в поисках причин такого явления к истории Галичины XIX-начала XX вв., мы обнаружим, во-первых, что в наше время, несмотря на объявленную гласность и восстановление исторической правды, от современного массового читателя тщательно скрывается значительная часть исторического материала, относящегося к данному периоду. Во-вторых, мы обнаружим, что ненависть к России действительно уже имела место, но она была присуща не всем галичанам, и была привита им искусственно, исходя из определённых политических целей. Приведём отрывок из статьи, опубликованной во львовской газете Прикарпатская Русь в 1910 году: Разбойная тактика украинофиловъ превзошла самое себя в послЪдней избирательной борьбЪ, разыгрывающейся в стрыйскомъ округЪ. Издающаяся в СтрыЪ газетная тряпка "Пiдгiрська Рада" накликаетъ открыто и явно къ погромамъ русскихъ людей; (...) Въ послЪднемъ, 16 номерЪ от 1 н.ст. сентября т.г. той же газетки читаемъ такой пассусъ: "Можемо однак впевнити власти, що, наколи вони будуть так байдужно з боку глядiти на таке провокацiйне вщiплювання росiйщини на нашiм ґрунтi, а що бiльше попирати (?!) сю злочинну роботу, то наш нарiд положить сам кiнець чорносотенщинi i винищить Московщину до нащадку всiми можливими способами, хоч би се його мало сотки жертв коштувати ... I не стане вкоротцi сухих верб, щоб завiсити на них ренегатське, кацапське стерво! Нищити тих собак без милосердя се наша девiза i будемо нищити без помилування." Сами эти угрозы намъ, положимъ, ни по-чемъ; для цЪлей самообороны у нашего Ивана найдется тоже колъ и сухая верба; (...) Однако важно то, что что такiя наущенiя и поощренiя пускаются въ народъ противъ того же народа, въ крестьянскую массу противъ такой же массы бокъ о бокъ живущей.(...) Но гдЪ же ты, ц.к. прокурорскiй надзоръ? Не спишь-ли г. прокуроръ? Когда въ "ГолосЪ Народа" напечатаютъ въ приличномъ тонЪ критику дЪйствий гр. Шептицкаго, ты уже замЪтил нарушенiе закона, а когда въ ряды русскаго народа пускаютъ такую опасность, водворяютъ дикую анархiю, ты, г. прокуроръ, этого не замЪчаешь. Али милЪе тебЪ гр. Шептицкiй, нежели четыре миллiона русскаго крестьянства, которое сумасшедшiе твои лакеи науськиваютъ на братоубiйственную борьбу? " [3] После прочтения этого отрывка нетрудно придти к выводу, что ненависть к русским в Галичине существовала уже в начале XX века. Однако у современного читателя, получившего свои исторические познания исключительно из нынешних публикаций, несомненно, возникнет ряд вопросов. Почему в австрийском Львове печаталась газета на языке, который ныне принято называть иностранным? Почему написано "украинофилы", а не "украинцы"? О каких русских людях, "кацапах", идет речь? Возможно это какие-то приезжие из России, но что тогда означают слова о четырех миллионах русского крестьянства? Русские, "кацапское стерво", которых в приведенной выше публикации приказывали вешать на сухих вербах, это не какие-то пришельцы из России, а коренные галичане. Во второй половине XIX-начале XX века галицкие русины (а назывались они тогда официально именно так - русины, по-немецки-рутены) разделялись на два течения: так называемых старорусинов или москвофилов и молодорусинов или украинофилов. Старорусины сами себя называли русскими, молодорусины-украинофилы вначале именовались рускими, руськими, затем народовцами и, наконец, украинцами. Различие между этими двумя течениями заключалось в трактовке национальной идеи. Русская национальная идея, на позиции которой стояли старорусины, основывалась на том, что в прошлом существовало единое русское государство-Русь, объединявшее под властью князей из династии Рюриковичей все восточнославянские племена. И хотя в силу различных политических обстоятельств это государство распалось, отдельные части его были захвачены иноземцами, но в основе своей и Русь северо-восточная - Московская или Великая Русь, и Русь юго-западная - Малая Русь, или Русь западная - Белая Русь, и также и Галичина - Русь Червонная, в отношении историческом, национальном, языковом, религиозном, несмотря на возникшие в течение столетий отличия, представляли тем не менее единую Русь. Термин "русские" являлся тогда обобщающим названием для великороссов, малороссов, белорусов, т.е. для всех восточных славян, живших некогда на территории древней Руси. Как же, при каких обстоятельствах произошло размежевание галицких русинов на упомянутые два течения? Ко времени перехода в 1772 году под власть Австрии Галицкая Русь уже более четырех столетий находилась под польским владычеством. Высшие сословия галицко-русского общества давно ополячились, но народ сохранял историческое название своей земли - Русь, и свое историческое имя - русины, русские. Связывала народ со своим историческим прошлым и религия. Хотя униатская церковь была подчинена Риму, но обряд в ней оставался восточным, тем, который принимал князь Владимир Великий. Языком богослужения был церковно-славянский язык, язык богослужения во всей Руси. Сознавали национальное единство Галицкой Руси с остальным русским миром и австрийские власти, которые назвали вначале Червонную Русь Rot-Russland, а русинов - Russen, и лишь затем ввели термин - Ruthenen. - Граф Перген, первый губернатор Галиции, доказывал в 1773 году, что на две трети население состоит из русских (Russen).[4] Вначале австрийские власти оказывали поддержку галицким русинам, чтобы использовать их в противовес полякам, но, когда после второго (1773 г.) и третьего (1795 г.) разделов Польши границы России и Австрии сошлись на Збруче, в правительственных сферах Австрии возникли опасения по поводу возможных притязаний России на Галицкую Русь на том основании, что в прошлом ею владели русские князья из династии Рюриковичей. Осознавая языковое единство галицких русинов с русскими в России, австрийские чиновники, преимущественно немцы, решают ввести в народных школах Галичины польский язык и мотивируют это в докладе в придворную канцелярию от 13 декабря 1816 г. N24.7863 следующим образом:...если же рассмотреть политические соображения, то окажется менее желательным вместо польского распространять рутенский (ruthenisch) язык, который есть лишь наречие русского (nur eine Abartung der russischen ist).[5] В 1818г. австрийское правительство издало распоряжение от 22 мая 1818г. N24.852, в силу которого вводился польский язык как язык преподавания во всех школах, как для поляков, так и для русинов. Полонизация посредством народной школы продолжалась до 1848г. Однако русская национальная идея жила в сознании народа. В 1832г. в Перемышле образовалось "Общество ученых", состоявшее из польской и галицко-русской гимназической молодежи и богословов. Был среди них галицко-русский богослов Николай Кмицикевич, который в 1834г. написал статью "O zaprowadzeniu Abecadla polskiego zamiast kirylicy do ruskiej pisowni" ("О введении польской азбуки вместо кириллицы в русскую письменность"). Статья Н. Кмицикевича, написанная по-польски, хранилась в рукописи и была опубликована на языке оригинала профессором В. Щуратом в "Записках Наукового товариства iм Шевченка" в 1908 году. Н. Кмицикевич выступал против замены кириллицы латинской азбукой и приводил общие рассуждения о русском народе и русском языке: "А. Под народом русским понимаем сильно разветвленный род славян от Белого моря до Крыма, от границ Курляндии до пределов царства Казанского и гор Волгайских, от Печоры на границе северной Азии до истоков реки Тисы в Королевстве Венгерском. B. Народ этот в зависимости от мест своего расселения имеет разные названия: Великая Русь, Малая Русь, Белая Русь, Черная Русь, Карпато-Русь, Украина, Подолье, Волынь, Червонная Русь. (...) C. Все эти русины говорят одним и тем же языком, разделяющимся на разные наречия, которых до сих пор никто из ученых ни описать, ни различать не старался. Все исповедуют обряд греческий, частью в соединении с Римским костелом, частью в раскольничестве, и совершают богослужение на одном старорусском или славянском языке. D. Чем ближе русины жили к полякам, либо жили в смешении с ними, тем большим изменениям подвергся их язык, что легче всего можно наблюдать в епархиях Перемышльской, Холмской и Луцкой. Язык этот можно назвать польско-русским. (...) Чем дальше русины жили от поляков, тем более чистым и приближенным к старорусскому сохранился их язык. (...) G. Русский язык обладает достоинствами, которых отрицать не может ни один иной язык, он имеет два литературных, выработанных и многими классическими произведениями подкрепленных наречия, то есть старорусский или славянский и великорусский. На первом имеем церковные книги, священное писание, множество произведений древних и недавних. (...) На другом, великорусском, имеем неисчислимое количество произведений во всех отраслях науки, литературы, искусств. (...) [6] В 1835г. Львов посетил проездом профессор Московского университета М.П. Погодин, направлявшийся в путешествие по славянским землям. Во Львове он познакомился с настоятелем Свято-Онуфриевского монастыря Варлаамом Компаневичем, а также с другими лицами. Особенно тесные отношения установились у него с Денисом Зубрицким, Яковом Головацким, Иваном Вагилевичем. Впоследствии можно было встретить утверждения, что русскую национальную идею привез в Галицкую Русь именно М.П. Погодин, однако приведенные выше отрывки из статьи Н. Кмицикевича и из доклада австрийских чиновников свидетельствуют, что осознание этой идеи в Галичине существовало и до приезда Погодина как среди самих галицких русинов, так и у австрийских властей. Революционные события 1848г. резко изменили ситуацию в Галиции. Поляки выступили на стороне революции против австрийской власти. И теперь австрийцам ничего не оставалось, как в противовес полякам искать поддержку у галицких русинов. Отмена панщины делала крестьянство юридически полноправным сословием и давала возможность для обретения галицкими русинами национальных прав. При содействии губернатора Галиции графа Ф. Стадиона во Львове образуется национальный представительный орган галицких русинов "Головна Руска Рада". Однако, соглашаясь предоставить им такие права, австрийские власти, тем не менее, не забывали о внушавшей им беспокойство национальной и языковой близости галицких русинов с русскими в России. Перед графом Стадионом стояла задача - отделить русинов от поляков, но в то же время не допустить проявления у них русского национального сознания. Поэтому Ф. Стадион поставил руководству Головной Руской Рады условие - отмежеваться от России и русских в национальном и языковом отношении. Не желая входить в конфликт с властями в столь ответственный момент, представители русинов приняли это условие и признали себя народом "рутенов". "Въ 1848 роцЪ вопрошали насъ, що мы? Мы сказали, що мы всесмиреннЪйши Ruthenen (Господи! Если бы праотцы наши узнали, що мы сами прозвали себе тымъ именемъ, якимъ окрестили насъ во время гоненiя наши найлютЪшiи вороги, они въ гробах зашевелили-бъ ся ). (...) А може вы русскiи? допрошалъ насъ Стадiонъ. Мы кляли душу-тЪло, що мы не русскiи, не Russen, но що мы таки собЪ Ruthenen".[7] Однако австрийские немцы никакого народа "рутенов" не знали, а знали на востоке Европы только русских. Это потребовало от галицких русинов дать по поводу своей национальности разъяснения, которые были изложены в ряде обращений, адресованных венскому парламенту. В одном из этих документов, озаглавленном "Братьям немцам!" и датированном 23 августа 1848г. говорилось: "Раздаются голоса, подозревающие нас в тяготении к России и поэтому не желающие допустить нашего национального развития. (...) Братья-немцы! Также и русские (Russen) являются нашими соплеменниками, та же славянская кровь течет в наших жилах, общая судьба в прежние времена, родственный язык, обычаи и.т.п. делают русских (russischen) братьев для наших сердец ценными и дорогими (werth und theier). Если бы мы хотели это отрицать, то не нашли бы у вас никакой веры; мы бы лгали и не могли бы выступать перед очами Европы как честные и добросовестные люди." [8] Даже находясь в столь сложном политическом положении, галицкие русины не могли категорически отмежеваться от русской национальной идеи, ибо это явилось бы, по их собственным словам, очевидной ложью. Хотя русины и признали себя отдельным народом рутенов, но практически стали издавать свои книжки и единственную в то время газету "Зоря Галицка" на языке весьма приближенном к общерусскому литературному языку. В конце 1851г. власти Австрии, отменив принятую во время революции конституцию, вернулись к абсолютистскому способу правления. Головна Руска Рада была распущена. Наместником Галиции был в то время поляк граф Агенор Голуховский. Главную свою задачу по отношению к галицким русинам он видел в том, чтобы не допускать никакой духовной связи Галицкой Руси с Россией, дать такое направление развитию галицко-русского языка, чтобы максимально обособить его от общерусского. Денис Зарубин писал Погодину 5 (17) мая 1852 г.: "Чисто-русский язык подозревают у нас как симпатизирование с Московщиной. Самый тихий и смиренный журналец "Галицкая Зоря" получил увещевание, чтоб не осмеливался употреблять московских слов под опасением запрещения. Однажды написал редактор в одной статье русскими буквами слова "крещендо декрещендо"; вдруг перечеркнула их цензура как московскую уродливость, насилу только успел бедный редактор доказать, что это не московские, а итальянские музыкальные слова. Цензор не умеет ничего русского, ни церковного языка, только нечто мужицко-польско-русского наречия, начальство строго повелевает ему смотреть за языком, а кроме того есть у нас много невежд и плутов галичских русинов, которые для своих личных корыстей изменяют народному благу - и вот наше состояние" [9] Для осуществления своих замыслов граф Голуховский старался посеять рознь в среде самих русинов - "пустить русина на русина". Он преследовал сторонников русской идеи и поддерживал тех, кто в угоду властям и для своих личных корыстей готов был от этой идеи отречься. Так постепенно возникало размежевание среди галицких русинов на два течения: старорусинов, твердо стоявших на почве русской идеи, и молодорусинов, эту позицию отвергавших. Признание себя народом рутенов не принесло русинам никаких положительных результатов в языковом и культурном развитии Галицкой Руси, поэтому они решили, наконец, ясно и недвусмысленно высказаться о своей национальной принадлежности. 27 июля (8 августа) 1866 г. в газете "Слово" появилась статья под скромным заголовком "Поглядъ въ будучность", ставшая своего рода манифестом, в котором русины заявляли о своей национальной, языковой, религиозной связи с русским миром. "…Такъ вовсе удивляти не можетъ никого, если намъ Рутенамъ не позволено въ певномъ времени употребляти ни выраженiй русскихъ, ни гражданки русской, ни русской скорописи, но допущено лишь то, щобы намъ яко Рутенамъ свободно было подаянья до урядовъ и судовъ писати-друковати церковною кирилицею, а языкомъ такимъ якимъ бесЪдуется по окрестнымъ того уряда торгахъ и корчмахъ. И для чогожъ мы не сказали въ 1848 роцЪ, що мы русскiи, що границею нашою народною ни Збручъ, но дальше ДнЪпра? Бо тогды настрашилибы ся насъ были, щобы мы, связаны исторiею тысячилЪтною, обрядомъ церковнымъ, языкомъ и лiтературою съ великимъ русскимъ народомъ, не забагали коли отъ Австрiи ото рватися, и не были насъ допустили до свободъ конституцiйныхъ, были бы насъ слабенькихъ тогды придушили, шобысьмо и не дыхнули дыханиемъ русскимъ. (...) И на соймЪ Львовскомъ, где была найлучша способность высказати ясно и Полякамъ и ЕвропЪ, не сказалъ никто изъ нашихъ, що всЪ усилiя дипломацiи и Поляковi сотворити зъ насъ особный народъ рутеновъ-униатовъ оказалися тщетными, и що Русь Галицка, Угорска, Кiевска, Московска, Тобольська и пр. подъ взглядомъ етнографическимъ, историческимъ, лексикальнымъ, литературнымъ, обрядовымъ есть одна и таяже самая Русь, (...). Для того есть мнЪнiемъ нашимъ, що время уже преступити нашъ Рубиконъ и сказати откровенно въ слухъ всЪмъ: Не можемо отдЪлитися хиньскимъ муромъ отъ братей нашихъ, и отстояти отъ языковой, литературной, церковной и народной связи со всЪмъ русскимъ мiромъ! Мы не Рутены зъ 1848 року, мы настоящiи Русскiи; но якъ всегда были, так есьмо и останемъ въ будуще непоколебимо вЪрны нашому августЪйшому австрiйському Монарху и свЪтлЪйшой династии Габсбурговъ!" [10] . Это заявление галицких русинов было с крайним недовольством воспринято галицкими властями. Особенно резкой была реакция "Газеты Народовой". Она призывала к решительной борьбе со старорусским движением, с "москвофилами" и ставила задачу для противодействия этому движению создать "антимосковскую Русь в Галиции". "Такая антимосковская Русь, связанная унией с Польшей, будет для Австрии оборонным валом против Москвы, основой ее будущей политики, устремленной на Восток " [11] . "Газета Народова" также отмечала: "... в своей манифестации орган московской агентуры (т.е. газета "Слово",-Л.С.) выразительно говорит, что...пытаются организовать особую национальность русинов, поднять народный язык Руси, развить его в письменный. Но московская агентура этого не желает, со всей силой против этого протестует. Она хочет, чтобы русины стали москалями, а тут...им препятствуют и работают над тем, чтобы генетически из народа развить национальность русинов!" [12] Далее ставилось требование безусловно устранить сторонников русской идеи из школ и администрации, а также проводить соответствующую работу с депутатами: "Известно, кто из депутатов гмин признается москалем, к Москве тянется, а кто держится своей национальности руской, и хочет остаться русином и впредь. Так вот русинов истинных выбирать следует во все комиссии, из москалей никого. Различие это должно быть строго проводимо и наглядно показано, чтобы весь мир знал, что большинство (галицкого сейма,-Л.С.) борется против москалей, а не против русинов " [13] . "Москалями" здесь называли сторонников русского единства, а "истинными русинами" тех, кто готов был признать признать себя "особой национальностью". Так в Галичине было положено начало политическому размежеванию в среде галицких русинов. Старорусины оставались на своих прежних позициях, а на основе молодорусинского движения стала формироваться "антимосковская Русь" - будущее галицко-украинское движение, проникнутое духом непримиримой вражды и ненависти ко всему русскому. Последующие десятилетия истории Галицкой Руси проходят под знаком борьбы этих двух движений. Таким образом воплощался в жизнь уже известный нам принцип "пустить русина на русина" ... 1870г. старорусины основали политическое общество под названием "Русская Рада". В 70-х годах старорусское движение было преобладающим среди галицких русинов, молодорусское же находилось еще в зачаточном состоянии. Однако молодорусины пользовались покровительством властей и обвиняли старорусинов в том, что они якобы являются агентами Москвы и врагами Австрии. В 1882 г. Был проведен показательный политический процесс над 11 деятелями старорусского движения, обвиненными в государственной измене. Но суд присяжных не признал подсудимых виновными в этом преступлении. С 1880г. украинофилы начинают выпускать свою газету "Дiло" (газета старорусинов "Слово" выходила с 1861г.), а в 1885г. образуют политическое общество "Народна Рада". К концу 80-х годов силы движений практически сравнялись. В 1900г. старорусское движение преобразуется в Русско-народную партию, печатными органами которой были газеты "Галичанинъ" и "Русское слово", а в 1909 г. образуется Русская народная организация со своими печатными органами - газетами "Прикарпатская Русь" и "Голосъ народа", руководство которой осуществлял "Народный Совет". Русское движение в Галичине имело также целый ряд обществ культурно-просветительского и экономического характера, а в австрийском парламенте и галицком сейме оно было представлено своими депутатами. Всю эту работу приходилось вести в условиях непрекращающихся нападок как со стороны уже окрепших политически украинофилов. И хотя к началу XX века последние серьезно враждовали с властями, главными своими врагами они по-прежнему считали сторонников русской идеи. Обвинения всего русского движения в антигосударственной деятельности, в измене, в шпионаже в пользу России не сходили со страниц галицко-украинских газет. Но когда, желая отреагировать на эти доносы, власти организовали в начале 1914г. политический судебный процесс над активистами русского движения С. Бендасюком, В. Колдрой и священниками И. Гудимой и М. Сандовичем, обвиненными опять же в государственной измене, то после трехмесячного разбирательства суд присяжных полностью оправдал подсудимых. Ибо русское движение в Галичине действовало в рамках австрийской конституции, а нападки его врагов были не более чем безосновательной клеветой, стремлением свести таким образом счеты со своими политическими противниками. Летом того же 1914г. началась первая мировая война. Власти, отбросив законы и конституцию, подвергли сторонников русского движения жесточайшим репрессиям, в ходе которых десятки тысяч галицких русинов были расстреляны, повешены, брошены в тюрьмы и концлагеря. Но и после войны, несмотря на понесенные потери, русское движение в Галичине возродилось и продолжало свою деятельность в 20-х и 30-х годах, хотя оно, конечно, уже значительно уступало по своей силе украинскому движению. Ныне, организуя русское движение в современных условиях, мы должны восстанавливать историческую память, мы должны знать, что русские, проживающие на древних землях Галицкой Руси, никогда не были чуждыми Украине и не должны быть таковыми в будущем. Преодолев конфронтацию, объединившись, они способны укрепить межэтническое согласие и дать государству великий шанс стать державой. [1] Скоропадський, П.: Спогади, Київ-Фiладельфiя, 1995, с.52 [2] Там же, с.255 [3] Прикарпатская Русь, 23 августа (5 сентября) 1910, N 275 [4] Brawer A.J.: Galizien, wie es an Osterreich kam, Leipzig/Wien:1910, s.20 [5] Lewicki J.: Ruch Rusinow w Galicji w pierwszej polowie wieku panowania Austrji (1772-1820) , Lwow:1879, s.24. [6] Щурат В.: Азбучна стаття Миколи Кмицикевича, Записки Наукового Товариства iм Шевченка, т.LXXXI, 1908, кн.I, с.135-144 [7] Слово, 27 июля (8 августа) 1866, N59 [8] Malinowski, Michael von: Die Kirchen-und Staatssatzungen bezueglich des griechisch-katholischen Ritus der Ruthenen in Galizien, Lemberg:1861, s.575 [9] Письма къ М.П.Погодину изъ славянскихъ земель (1835-1861), выпуск 3, Москва: 1880, с.587-588 [10] Слово, 1866, N59 [11] Gazeta Narodowa, 9.08.1866, N183 [12] Gazeta Narodowa, 25.08.1866, N196 [13] Gazeta Narodowa, 29.11.1866, N275 Л. Соколов. Знать историю. Статья публиковалась в сборнике И завтра жить, Львов: Цивилизация, 2000, с.111-125 http://www.ukrstor.com/sokolov.html http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov-znatistoriju.html

Ять: Ложь под маской правды В трех номерах львовской газеты "За вільну Україну" (№№51-53 за 14, 15 и 17 мая 2002г.) опубликована статья доктора филологических наук, профессора Львовского национального университета им. И. Франко, академика Академии наук высшей школы Украины, лауреата Всеукраинской премии им. И. Огиенко Василия Лызанчука под заголовком "Пізнаймо правду..." ["Познаем правду..."]. Обращаясь к "уважаемому Читателю" (с большой буквы), автор указывает, что находясь в море разнообразнейшей информации очень важно выяснить, какое слово приносит правду, а в каком - скрытая неправда, дезинформация. С этой мыслью можно безусловно согласиться, чего, однако, ни в коей мере нельзя сказать о содержании самой статьи. В. Лызанчук упоминает о двух учебниках "История России", вышедших в Москве в 2000 и 2001гг., о публикациях М. Бахарева - главного редактора "Крымской правды", но основное внимание уделяет статье председателя партии "За Русь Единую", председателя Русского Движения Украины А.Г. Свистунова "Русский вопрос", опубликованной в газете "Русский мир" (№2, сентябрь-октябрь 2001г.). Профессор Лызанчук приводит пространную цитату из названной статьи, а затем обрушивает на А.Г. Свистунова поток обвинений в кощунстве, в черной ненависти к Украине и т.п., приправив все это нападками на личность автора. Заполнив подобными излияниями два абзаца, пан профессор наконец переводит дух и говорит: "Вибач, шановний Читачу, за надмірну експресію." ["Прости, уважаемый Читатель, за чрезмерную экспрессию".] Что же вызвало у пана профессора такой неудержимый приступ бешенства? Всего лишь то, что А.Г. Свистунов открыто высказал мысль об историческом единстве Руси и выступил против тех, кто стремится разобщить украинцев и русских. Повторно приводя отрывки из уже ранее цитированного фрагмента статьи "Русский вопрос", В. Лызанчук пишет: "...О. Свистунов наполегливо популяризує стару, як московський імперіялізм, тезу, що "предки современных украинцев считали себя тоже русскими", мовляв, вони себе й тепер усвідомлюють "частью Русского мира - цивилизации, берущей свое начало в Древней Руси". ["...А. Свистунов настойчиво популяризирует старый, как московский империализм, тезис, что "предки современных украинцев считали себя тоже русскими", мол, они себя и теперь осознают "частью Русского мира - цивилизации, берущей свое начало в Древней Руси".] Пообещав читателю усмирить свои эмоции, профессор Лызанчук приступает к критическому разбору положений, высказанных в статье "Русский вопрос": "Тут, зрозуміло, не лише плутанина з термінами "руський", тобто "українець" і "русский" тобто "московит", "росіянин". Може, О. Свистунов не знає правдивої давньоруської, тобто давньоукраїнської історії, історії Московії, а після злодійського вчинку Петра І, тобто найменування Московії давньоукраїнською назвою Русь, історії справжніх відносин України і Росії? А може свідомо все перекручує, підтримуючи в нашому суспільстві таке явище, як інтелектуальний антиукраїнізм." ["Тут, понятно, не только путаница с терминами "руський", то есть "украинец" и "русский", то есть "московит", "россиянин". Возможно, А. Свистунов не знает правдивой древнерусской, то есть древнеукраинской истории, истории Московии, а после злодейского поступка Петра I, то есть наименования Московии древнеукраинским названием Русь, истории настоящих отношений Украины и России? А может, сознательно все перекручивает, поддерживая в нашем обществе такое явление, как интеллектуальный антиукраинизм."] Характерно, что стоило только профессору Лызанчуку от трескучих пустопорожних фраз и личных оскорблений перейти к попытке научно обоснованной критики взглядов оппонента, как пан профессор незамедлительно попадает впросак, ибо выдвинутые им упреки в незнании истории или в сознательном извращении фактов могут быть в полной мере обращены к его собственной персоне. С терминами "руський" и "русский" действительно существует известная путаница. В древних русских летописях можно встретить упоминание о земле "Руской", "Русской", "Русьской", "Рустей", но эти названия относятся не к каким-либо отдельным территориям, а к русской земле как к целому и стоят в текстах летописей буквально рядом. Просто тогда терминология еще не была окончательно установлена. Смысловое разделение слов "русский" и "руський", о котором пишет В. Лизанчук, произошло в XIX столетии в Галицкой Руси, находившейся под властью Австрии, было обусловлено сложившимися там политическими обстоятельствами, и никакого отношения к древнерусской истории не имеет. Что же касается "злодейского поступка Петра I, то есть наименования Московии древнеукраинским названием Русь", то право же, не к лицу человеку, носящему звания профессора и академика, писать такую чушь. Ведь даже школьнику должно быть известно, что при Петре I было введено название Российская империя, а Русью и Россией Московское государство называлось задолго до Петра I. Далее В. Лызанчук утверждает: "Київську Русь як державу консолідував не міфічний "русский" етнос, а праукраїнці на давньоруському етапі свого історичного розвитку." ["Киевскую Русь как государство консолидировал не мифический "русский" этнос, а праукраинцы на древнерусском этапе своего исторического развития."] Однако в те давние времена не этнос консолидировал государство, а наоборот, образование древнего Русского государства, подчинение многочисленных славянских племен власти князей из династии Рюриковичей, затем принятие в этом государстве христианской религии, появление единой церкви и общего книжного языка консолидировало эти племена в древнерусскую, а не в "древнеукраинскую" народность, ибо перечисленные выше факторы действовали на всей территории древнего Русского государства, а не только на той его части, которая впоследствии вошла в состав современной Украины. В. Лызанчук пишет: "Державна традиція княжої Руси обривається у Галичині 1340 р., а у Києві - лише 1471 р., зі скасуванням Литвою Київського князівства. А вже в 1490 р. маємо першу письмову згадку про українських козаків на Нижньому Дніпрі." ["Государственная традиция княжеской Руси обрывается в Галичине в 1340г., а в Киеве - только в 1471г. с упразднением Литвой Киевского княжества. А уже в 1490г. имеем первое письменное упоминание про украинских казаков на Нижнем Днепре."] Говоря о пресечении государственной традиции княжеской Руси в Галичине и Киеве, для полноты картины следовало бы заметить, что на северо-востоке Руси эта традиция вообще не прерывалась, а получила непосредственное продолжение в Московском государстве. Не надо быть профессором и академиком, чтобы сообразить, кто имел более близкое отношение к киевским великим князьям - их прямые потомки по мужской линии, великие князья, а затем цари московские из династии Рюриковичей, или та весьма разношерстная публика, которая стала собираться на Нижнем Днепре. Украинский историк И. Крипьякевич отмечает, что название казаков тогда, около 1490г., означало людей, которые промышляли в степях. "Ім'я козаків спершу не означало якогось стану чи класу, а тільки вказувало на заняття - степові промисли." ["Имя казаков вначале не означало какого-либо сословия или класса, а только указывало на занятия - степные промыслы".] (Крип'якевич І.П. Історія України, Львів, 1990, с.157.) И эти люди, по мнению пана профессора, были продолжателями государственной традиции княжеской Руси? В. Лызанчук пишет далее: "Головні культурні, політичні, духовні, економічні центри Руси - Київ, Чернігів, Переяслав, Володимир, Галич, Львів та інші міста стали центром козацької України, міцно з'єднавши два послідовні періоди української історії." ["Главные культурные, политические, духовные, экономические центры Руси - Киев, Чернигов, Переяслав, Владимир, Галич, Львов и другие города стали центром казацкой Украины, крепко соединив два последовательные периода украинской истории."] В том, что касается причисления Галича и Львова к центрам казацкой Украины, фантазия автора явно перехлестывает через край. Значит, в 1648г. казацкое войско Б. Хмельницкого осаждало казацкий же центр - город Львов? Так, выдавая явные вымыслы за неопровержимые свидетельства, подтвержденные данными всевозможных наук, пренебрегая даже элементарной логикой, профессор Лызанчук завершает первую часть своей статьи и переходит к обоснованию изначальной и полной отдельности украинцев от "московского" народа. Отождествляя древнюю Русь только с Украиной, В. Лызанчук в то же время отмечает: "Територія, яка стала потім етнічним ядром, де сформувався московський (російський) народ, першопочатково була землею угро-фінських (чудських) племен." ["Территория, которая стала потом этническим ядром, где сформировался московский (российский) народ, первоначально была землей угро-финских (чудских) племен."] Ссылаясь на книги М. Грушевского и его последователей, профессор Лызанчук указывает, "що період Київської держави перейшов не у володимиро-московський, а в галицько-волинський (XIII ст.), потім - у литовсько-польський (XIV-XVI ст.)" ["что период Киевского государства перешел не во владимиро-московский, а в галицко-волынский (XIII ст.), потом - в литовско-польский (XIV-XVI ст.)"], и, приведя цитату из Грушевского, резюмирует: "Отже, "окремішність" українців є наскрізною ідеєю багатьох етно-генетичних теорій - від Грушевського до сучасних." ["Итак, "отдельность" украинцев является сквозной идеей многих этно-генетических теорий - от Грушевского до современных."] Суть концепции М. Грушевского состояла в том, чтобы исключить Киевское государство из истории великорусской народности. Однако в своей основе данная концепция не принадлежит Грушевскому, и идея "отдельности" украинцев от великороссов имеет более раннее происхождение. Тем не менее украинские авторы предпочитают выводить ее от Грушевского, замалчивая имя подлинного основоположника. "Фундаментальный вклад" в теоретическое обоснование отдельности украинцев от великороссов внес поляк Франтишек Духинский, который совершил без преувеличения "революционный переворот", коренным образом изменивший всю концепцию истории славян вообще, а Польши и России в особенности. В период подготовки поляками восстания против России, в 1858-1861гг. вышла во Франции главная работа Духинского "Основы истории Польши и других славянских стран, а также история Москвы." Великороссы или "москали", по утверждению Духинского, вообще не являются славянами, а принадлежат к народам "туранской ветви" (т.е. угро-финским и урало-алтайским). Кстати, не случайно и В. Лызанчук угро-финнов вспомнил. Ф. Духинский писал: "С IX по XIV век варяги или норманны-русины с князьями из династии Рюрика господствовали над москалями и над славянами новгородскими, надднепрянскими и надднестрянскими. От этих норманнов-русинов земли тех славян и москалей имеют и свое название Руси с различными прилагательными: Малой, Белой, Червонной и т.д., но москали хотя и были связаны со славянами посредством династии Рюрика, были не славянами, а уральцами". (Duchinski F. Pisma, t.1, Rapperswyl, 1901, s.80.) "История Руси до XIV века есть историей, подготавливавшей жителей этих земель, и рюриковичей и славян, к соединению со славянами надвислянскими. [...] Исключать историю славян из Гродно, Новогрудка, Трок, Вильно, Витебска, Могилева, с Волыни и восточной Галиции из истории Польши до XIV века и включать историю этих земель, называемых Русью, в историю Москвы до XIV века является важнейшей исторической ошибкой и величайшей преградой для понимания образования польского государства." (Там же, с.87.) "Теория" Духинского была призвана обосновать претензии поляков на обладание западными и юго-западными русскими землями. Кстати, даже в предисловии к собранию сочинений Духинского, вышедшему в 1901-1904гг., сказано, что Духинский не был ученым в точном смысле этого слова, а своими научными раcсуждениями боролся за политические интересы Польши. В 1866г. во Львове начал выходить журнал "Siolo", основанный польским эмигрантом, участником восстания против России 1863г. П. Свенцицким. В предисловии к первому номеру говорилось: "Всем известно, что российский панславизм, своими претензиями угрожающий славянству, главным образом опирается на самозванном признании финно-монгольской Москвой себя славянской Русью вначале, Всей Русью затем, и Россией теперь. Поэтому если путем исследований, как исторических, так и литературных, подлинная Русь сможет обосновать свои национальные права, если убедит весь мир, что является отдельной национальностью, не имеющей ничего общего с Россией - тогда панславистские претензии москалей рухнут, не имея под собой почвы, и аппетиты Москвы будут умерены. Россия говорит, что нет Руси как отдельной национальности, докажем ей, что дело обстоит наоборот, что Москва только присвоила себе права славянской Руси - и увидим, что отодвинется от Европы, и между ней и Западом встанет непробиваемая стена - славянская Украина-Русь." В то время, когда был написан процитированный текст из журнала "Siolo" (1.07.1866) в Галиции не было ни Товариства "Просвіта", ни "Наукового товариства ім. Шевченка", до появления на свет М. Грушевского оставалось еще около трех месяцев, но цель исследований, которыми им придется заниматься, была уже поставлена, результат был наперед задан, требовалось только подвести под него обоснование. Вполне откровенно сформулирована здесь и задача, решению которой должны были служить подобные исследования - отделить Украину от России и превратить в барьер между Россией и Западом. Сама постановка задачи вполне очевидно выдает ее политический, а не научный характер. Причем достичь требуемого результата исследований, идя строго научным путем, было невозможно. "Теория" Духинского с наукой ничего общего не имела и представляла собой набор столь явных глупостей, что в чистом виде не могла быть использована. Однако галицкие украинофилы, взявшиеся за выполнение поставленной перед ними задачи, не смогли придумать ничего лучшего и просто риспособили "теорию" Духинского к своим потребностям, заменив Польшу на Украину и устранив упоминание о русинах как о восточных поляках. Выдумки о москалях-финнах, которые похитили название Русь, были пущены в ход. За увлечение "духинщиной" галицких украинофилов-народовцев неоднократно резко критиковал украинский историк М. Драгоманов. А такие видные украинофильские деятели как Н. Костомаров и П. Кулиш, разобравшись, во что превращается украинофильство, перешли на позиции признания русского единства. Чтобы придать украинскому варианту "духинщины" наукообразный вид, австрийские власти по ходатайству князя А. Сапеги и наместника Галиции графа К. Бадени учредили во Львовском университете соответствующую кафедру, возглавил которую М. Грушевский. Такова предыстория появления исторической концепции М. Грушевского, на которой базирует свои рассуждения и В. Лызанчук. В Австро-Венгрии теория об отдельности русинов-украинцев от великороссов стала инструментом официальной политики и усиленно насаждалась властями. Сторонников идеи русского единства среди галицких русинов власти подвергали преследованиям, а в годы первой мировой войны и жестоким репрессиям, отправляя десятки тысяч галичан на расстрелы и виселицы, за колючую проволоку Талергофа и в казематы Терезина. Так на землях Галицкой Руси внедрялась украинская национальная идея. В России же великороссы, малороссы и белорусы принадлежали к единому русскому народу, что не только было утверждено официально, но и глубоко коренилось в сознании народа. "Свидомых украинцев" было крайне мало и фактически украинская нация начала формироваться только после революции 1917г. Д. Дорошенко писал в своих воспоминаниях: "Нас, "свідомих українців", було так мало, ми всі так добре знали один одного, були так тісно зв'язані між собою різними зв'язками по громадській роботі, що в нас виховалася ота "кружковщина", сектярська вузькість і замкненість, [...] Тепер поняття нації безмірно поширилося, і властиво сама нація українська тільки тепер почала формуватись і викристалізовуватись." ["Нас, "свидомых украинцев", было так мало, мы все так хорошо знали друг друга, были так тесно связаны между собой разными связями по общественной работе, что у нас выработалась та "кружковщина", сектантская узость и замкнутость, [...] Теперь понятие нации безмерно расширилось, и собственно сама нация украинская только теперь начала формироваться и выкристализовываться."] (Дорошенко Д. Мої спомини про недавнє минуле (1914-1920), друге видання, Мюнхен, 1969, с.321-322.) Другой украинский деятель тех времен В. Андриевский отмечал: "Українські соціялісти поставили собі за першу і з початку за одиноку ціль: поділити після Марксового катехизму українську націю на кляси. Одно тілько вони забували, що на Великій Україні тоді ще не було Української Нації!" ["Украинские социалисты поставили себе как первую и вначале единственную цель: поделить согласно Марксового катехизиса украинскую нацию на классы. Одно только они забывали, что на Великой Украине тогда еще не было Украинской Нации!"] (Андрієвський В. З минулого, т.1, ч.1, Берлін, 1921, с.112.) Если в австрийской Галиции общерусское национальное сознание искореняли поляки и австрийцы, то на российской Украине это сделали большевики, официально разделив русский народ и оставив название "русские" только за великороссами. Именно при советской власти в сознание народа было введено представление о русских (великороссах), украинцах и белорусах как об отдельных народах, но тогда все-таки говорили о трех братских народах, а теперь нам настойчиво внушают мысль, что украинцы и "московиты" (россияне) всегда были совершенно чуждыми и враждебными народами. При этом широко используются такие методы, как фальсификация, подтасовка, замалчивание неугодных фактов, а любая попытка изложить иную точку зрения встречается истеричными воплями, оскорблениями и обвинениями в антиукраинизме. Вот и профессор Лызанчук, начав с бесспорного утверждения о необходимости познать правду, так и не смог выйти за рамки вышеперечисленных методов. Почему же пан профессор допустил в своей статье такое количество искажений исторической правды (мы упомянули лишь часть из них), которые свидетельствуют либо о некомпетентности, либо о сознательном обмане читателя? Дело в том, что профессор Лызанчук вынужден руководствоваться ложной концепцией, созданной в свое время по политическому заказу, и в наши дни служащей аналогичным целям, ибо на протяжении последних полутора столетий всегда находились "заказчики", желающие превратить Украину в барьер между Россией и Западом, а то и столкнуть Украину с Россией. Излагая вымыслы, весьма далекие от подлинной истории, В. Лызанчук постоянно твердит о правде, без стеснения приводит в свою поддержку даже цитату из святого Евангелия: "Познайте правду, и правда освободит вас". Очевидно, расчет пана профессора сделан на то, что оригинальные публикации XIX - начала XX века неизвестны современному читателю и крайне малодоступны, поэтому состряпанные в тот период на австро-польской пропагандистской кухне антиисторические фальшивки сойдут за чистую монету, читатель так и не сможет по-настоящему познать правду, а поэтому и дальше останется в плену навязанных ему мифов, не ведая об истинных причинах, вызвавших появление на свет этих мифов. В. Лызанчук пишет: "Повноцінно жити і правильно будувати - значить, користуватися правдивою інформацією." ["Полноценно жить и правильно строить - значит, пользоваться правдивой информацией."] И это верно. Вся практика последних более чем десяти лет наглядно подтверждает это правило, однако, доказывая его от противного. Разве была дана народу правдивая информация, когда обещали небывалый расцвет Украины после распада "империи"? Нет, народ цинично обманули, широко используя при этом и псевдоисторическую дезинформацию. Как следствие получили не полноценную жизнь и правильное строительство, а развал, вымирание и деградацию. Но невзирая на это, нас и дальше продолжают гнать по гибельному пути и, громогласно ратуя за правду, оболванивать население лживыми измышлениями. О том, что в современной Украине распространяется фальсифицированная версия истории, не раз писали и говорили. Однако, было бы наивно полагать, что фальсификаторы устыдятся и прекратят свое занятие. Не будем забывать, - они не заблуждаются, а выполняют заказ. Отвечать на их нападки такими же нападками, используя, к примеру, терминологию из профессорского лексикона: "духовная бедность, интеллектуальная безголовость, национальное вырождение" и т.п., да этим и ограничиться, значит встать с ними на одну доску, опуститься до их уровня. Это, впрочем, и бессмысленно, ибо ничего не доказывает. Слабая сторона фальсификаторов именно в том, что они фальсификаторы. Они превосходно могут навешивать политические ярлыки, имея в этом деле большой опыт (только "антисоветизм" теперь заменили на "антиукраинизм"), но они совершенно не способны аргументировать по существу. На ложь и дезинформацию мы должны отвечать не жалобами и нареканиями, не всплесками эмоций, а убедительно доказывать свою правоту и развенчивать измышления фальсификаторов истории. Статья В. Лызанчука еще раз подтверждает, что существует настоятельная потребность в публикации материалов, посвященных данной тематике. Согласимся с заключительным высказыванием пана профессора: С неправдивым словом можно бороться только правдивым словом. Л. Соколов. Ложь под маской правды http://www.ukrstor.com/sokolov.html http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov_falmasq.html

Ять: Рождественское письмо. Иван Ильин Это было несколько лет тому назад. Все собирались праздновать Рождество Христово, готовили елку и подарки. А я был одинок в чужой стране, ни семьи, ни друга; и мне казалось, что я покинут и забыт всеми людьми. Вокруг была пустота и не было любви: дальний город, чужие люди, черствые сердца. И вот в тоске и унынии я вспомнил о пачке старых писем, которую мне удалось сберечь через все испытания наших черных дней. Я достал ее из чемодана и нашел это письмо. Это было письмо моей покойной матери, написанное двадцать семь лет тому назад. Какое счастье, что я вспомнил о нем! Пересказать его невозможно, его надо привести целиком. Дорогое дитя мое, Николенька. Ты жалуешься мне на свое одиночество, и если бы ты только знал, как грустно и больно мне от твоих слов. С какой радостью я бы приехала к тебе и убедила бы тебя, что ты не одинок и не можешь быть одиноким. Но ты знаешь, я не могу покинуть папу, он очень страдает, и мой уход может понадобиться ему каждую минуту. А тебе надо готовиться к экзаменам и кончать университет. Ну, дай я хоть расскажу тебе, почему я никогда не чувствую одиночество. Видишь ли ты, человек одинок тогда, когда он никого не любит. Потому что любовь вроде нити, привязывающей нас к любимому человеку. Так ведь мы и букет делаем. Люди это цветы, а цветы в букете не могут быть одинокими. И если только цветок распустится как следует и начнет благоухать, садовник и возьмет его в букет. Так и с нами, людьми. Кто любит, у того сердце цветет и благоухает; и он дарит свою любовь совсем так, как цветок свой запах. Но тогда он и не одинок, потому что сердце его у того, кого он любит: он думает о нем, заботится о нем, радуется его радостью и страдает его страданиями. У него и времени нет, чтобы почувствовать себя одиноким или размышлять о том, одинок он или нет. В любви человек забывает себя; он живет с другими, он живет в других. А это и есть счастье. Я уж вижу твои спрашивающие голубые глаза и слышу твое тихое возражение, что ведь это только пол-счастья, что целое счастье не в том только, чтобы любить, но и в том, чтобы тебя любили. Но тут есть маленькая тайна, которую я тебе на ушко скажу: кто действительно любит, тот не запрашивает и не скупится. Нельзя постоянно рассчитывать и выспрашивать: а что мне принесет моя любовь? а ждет ли меня взаимность? а может быть, я люблю больше, а меня любят меньше? да и стоит ли мне отдаваться этой любви?.. Все это неверно и ненужно; все это означает, что любви еще нету (не родилась) или уже нету (умерла). Это осторожное примеривание и взвешивание прерывает живую струю любви, текущую из сердца, и задерживает ее. Человек, который меряет и вешает, не любит. Тогда вокруг него образуется пустота, не проникнутая и не согретая лучами его сердца, и другие люди тотчас же это чувствуют. Они чувствуют, что вокруг него пусто, холодно и жестко, отвертываются от него и не ждут от него тепла. Это его еще более расхолаживает, и вот он сидит в полном одиночестве, обойденный и несчастный... Нет, мой милый, надо, чтобы любовь свободно струилась из сердца, и не надо тревожиться о взаимности. Надо будить людей своей любовью, надо любить их и этим звать их к любви. Любить — это не пол-счастья, а целое счастье. Только признай это, и начнутся вокруг тебя чудеса. Отдайся потоку своего сердца, отпусти свою любовь на свободу, пусть лучи ее светят и греют во все стороны. Тогда ты скоро почувствуешь, что к тебе отовсюду текут струи ответной любви. Почему? Потому что твоя непосредственная, непреднамеренная доброта, твоя непрерывная и бескорыстная любовь будет незаметно вызывать в людях доброту и любовь. И тогда ты испытаешь этот ответный, обратный поток не как «полное счастье», которого ты требовал и добивался, а как незаслуженное земное блаженство, в котором твое сердце будет цвести и радоваться. Николенька, дитя мое. Подумай об этом и вспомни мои слова, как только ты почувствуешь себя опять одиноким. Особенно тогда, когда меня не будет на земле. И будь спокоен и благонадежен: потому что Господь — наш садовник, а наши сердца — цветы в Его саду. Мы оба нежно обнимаем тебя, папа и я. Твоя мама -. Спасибо тебе, мама! Спасибо тебе за любовь и за утешение. Знаешь, я всегда дочитываю твое письмо со слезами на глазах. И тогда, только я дочитал его, как ударили к рождественской всенощной. О, незаслуженное земное блаженство! Иван Ильин http://3rm.info/publications/42604-rozhdestvenskoe-pismo-ivan-ilin.html

Ять: Потуги разъединения и ослабления русского народа *** В своей брошюре - Потуги разъединения и ослабления русского народа, вышедшей во Львове в 1924г. вторым изданием после конфискации, Г.С. Малец писал: В образовании русского литературного (книжного) языка, в создании всей русской культуры принимали участие все русские племена: малоруссы, великоруссы и белоруссы. Что до книжного языка, то можно сказать, что малоруссы положили для него основу, а великоруссы дали ему свой выговор. И потому неверно и смешно, если нам кто-то говорит, что тот язык не есть нашим (малоруссов), что это московский, или российский язык. Нет это не верно! Он есть общерусским литературным языком, так же московским, как киевским и львовским -. Говоря о старом, этимологическом правописании, автор отмечал, что оно - и есть одним из тех признаков, который указывает более наглядно на единство общерусского языка для всех русских племен, и удерживает это единство. Фонетика же вводит уже различия в способе писания и потому-то именно фонетика и была насильственно заведена Австрией в галицких школах, чтобы нас разделить и затруднить нам галичанам доступ к богатой общерусской культуре. Потому-то и теперешняя Польша не допускает русских школ и не признает у себя прав гражданства для общерусского литературного языка, и проводит дальше политику старой Австрии -. - А почему же мы русины должны отрекаться от своей старины, своей истории, своего названия, своего национального единства, своего уже столетиями выработанного книжного языка и всей нашей культуры?! Почему одно русское племя должно отрекаться от другого, заводить взаимные споры и ненавидеть себя взаимно?! Только одно ослепление, только неразумие могут вести нас к тому, на несчастие и погибель себе, а на радость нашим врагам! Григорий Семёнович Малец. Потуги разъединения и ослабления русского народа. Львов: Изд Ставропигийского института, 1924, 40с. Л. Соколов. Русский язык для Украины - не иностранный http://www.ukrstor.com/sokolov.html http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov-russkij.html О политических игрищах тяжеловесов европейской политики, Германии и Австрии, на Украине рассказывает брошюра галицко-русского публициста Григория Семеновича Мальца (1867-1935) - Потуги разъединения и ослабления русского народа, изданная в Львове в 1924 году. Автор описывает тот же джентльменский набор средств европейской политики, который мы видим и сегодня: поддержка украинских радикалов, провоцирование раздоров между малороссами и великороссами, бесконечные увещевания, весь смысл которых в том, что первым лучше жить в самостийной державе и не глядеть на восток, а вторым – сидеть на востоке и не поглядывать в сторону Малороссии. Германия и Австрия понимали, що для того прийдеся им вести тяжкую борьбу - войну з русским народом и только победивши его, змогут добитесь своей цели. Но они тоже добре розумели,що як довго межи всеми русскими племенами буде едность и згода, як довго они чувствовати и признавати себе одним народом, так довго они, немцы, не змогут ничого добитись, бо не устояти им против всеи великой русской силы. И для того хитро и скрыто взялись немци на способы, щобы вызвати роздоры, и борьбу межи русскими племенами и ослабити их власными своими руками. А тогды легче буде немцам справитись с русским народом, где-бы он не жил, и добились своей цели. Вся хитрость полягала в том, щобы указуючи на где яки рожнице межи малорусским и великорусским племенем, внушити (вмовити) малоруссам, що они суть отдельным народом от великоруссов, що им выгоднейше буде отделитися от них и утвердити особну, самостийну державу. В той цели потреба було зменити и назву того нового народа и его будущой самостийной державы: выкинути и затерти его природну историчну назву русский, русин, Русь. На месце того начала вводитись для всего малорусского племени назва украинский, Украина. Украиной начала называтись еще за часов Польши только часть русской земли, т.е. часть малоруссами занимаемой земли, котра лежит на краю (у края, на границе) Польши и така назва може подходити, и теперь подходит только для земель Киевской, Полтавской, Харьковской, та части Черниговской и Екатериновской губерний. Но словом Украина никогда не называлась ни Подолье, ни Волынь, ни Холмщина, а тим меньше Галицка, Буковинска и Угорска Русь. Но и теперьшна правдива Украина, т.е. Киевщина, Полтавщина и др., в старину и всегда, назывались только русскою землею, Русью. Таже в Киеве пошла русска государственность и русска вера по всей Руси, из Киева игло русске письменство, русске просвещение по всех русских землях, а также и повночных! Киев назывався – материю русских городов. Германский министр Эрцбергер: Русский вопрос является ничем иным, как частию большого спора, который немцы ведут с англичанами в целях господства (панованя) над миром. Нам (немцам) нужна Литва и Украина, которые должны быть аванпостами (передовыми сторожами) Германии. Польша должна быть ослаблена. Если и Польша будет в наших руках, то мы закроем все пути (дороги) в Россию и она будет принадлежать нам. Для кого не ясно, что только на этом пути лежит будучность Германии -. И так по думце Эрцбергера и всех германцев для будучности Германии конечно есть потребный украинский сепаратизм. Так само и полякам. Вот що пише наш Галицкий украинец А. Каменский, котрый в своей брошуре, Галиччина Пиемонтом, тверезо и реально розбирае и осветляе русско-украинский вопрос. - В сепаратизме Украины, говорит вон, - заинтересован головно польский элемент Правобичной Украини (по праву сторону Днепра). И се головни пионери (агитаторы) украинского визволения. Се видаеться трохи дивним, але так воно е. Правобични поляки чувствуют, розумиют, що Польша аж до Днепра й Чорного моря не можлива. Еслиб на Правобиччу хотили хоч здалека будувати Польщу, скрипилиб тильки антипольски (противопольскии) тенденции (настроенья). Вони стараються тому всими силами будувати Украину, роблячись украиньскими патриотами. Вони знают, що украинська держава утвердилаб позицию и забеспечила би истнувания Польши-. А в другом месце Каменский говорит: хто в даних обставинах важае будувати Украину поза межами России, той, будуе не Украину, а Польщу (кто желает строить Украину вне границ России, тот строит не Украину, а Польшу). – Ми же скажем от себе, вполне сознаючи и ясно видячи тое, що всяке будуванье Украины, Украины в новом пониманю, а особливо в национальном и культурном отношенью, есть руйнованьем Руси, ослаблюваньем русского народа во всей его целости, а тим самым и Украины, що нашим недругам только желательно. А буде то именно з выгодою и корыстию не только для Польши, но головно для Германии и других соседов, желающих поживитись необьятными просторами и богатствами Русской Земли -. Не стоит ли нам сегодня более внимательно вслушаться в голоса наших соотечественников, живших до нас? Владислав Гулевич. Украина в фокусе мировой политики http://www.otechestvo.org.ua/main/201401/2819.htm

Ять: Банкротство «украинского Пьемонта» Термин «украинский Пьемонт» как образное наименование Галичины, символизирующее ее ведущую роль в становлении украинской государственности, был извлечен на поверхность в период так называемой перестройки вместе с прочим идеологическим инвентарем галицких украинофилов времен Австро-Венгерской монархии. Пьемонт — историческая область Италии, в прошлом королевство, вокруг которого в середине ХIХ века произошло объединение итальянских земель, приведшее к созданию единой Италии. Главенствующая роль Пьемонта в объединении Италии была обусловлена его экономическим и военным превосходством над другими итальянскими государствами. Название «Пьемонт» в значении области, возглавляющей процесс национального объединения, для Галиции первоначально применили галицкие поляки. Они исходили из того, что в этой австрийской провинции после введения в Австрии конституционного правления поляки занимали в политическом отношении более выгодное положение, чем в других частях Польши, принадлежавших тогда России и Германии, и поэтому Галиция должна была стать лидером в процессе возрождения Польши. Галицкие украинофилы-народовцы, копируя поляков, также стали называть Галичину Пьемонтом, только украинским, имея в виду, что Галичина станет объединителем украинских земель. Но если поляки были в австрийской Галиции господствующей нацией, в их руках была сосредоточена крупная земельная собственность и административная власть, то галицкие русины, представленные в основном крестьянством и крайне малочисленной интеллигенцией, находились в положении подчиненном. Само украинофильское движение в Галицкой Руси было порождением польской политики и предназначалось, во-первых, для борьбы с галичанами, исповедовавшими идею национального единства всей Руси (в польской терминологии — с «москвофилами»), а во-вторых, для развития и последующего распространения идеи украинского сепаратизма на юге России с целью подрыва русского единства. В конце ХIХ века политическое украинофильство стало орудием также австрийской и германской политики. Поскольку это движение изначально создавалось как «антимосковская Русь» и было направлено против России, неотъемлемым элементом его идеологии являлась ненависть к России и всему русскому, которая усиленно насаждалась среди галичан. Очевидно, что австрийские власти оказывали поддержку галицким украинофилам потому, что будущая «самостийная» Украина мыслилась ими как составная часть монархии Габсбургов. Только победа Австро-Венгрии и Германии в войне с Россией могла обеспечить Галичине роль «украинского Пьемонта». Никаких собственных предпосылок для успешного выполнения такой роли эта, одна из наиболее отсталых провинций Австро-Венгерской империи, не имела. Малоземелье на селе, отсутствие промышлености в городах, массовая безработица — вот что характеризовало Галичину в начале ХХ века. Крушение Австро-Венгерской империи лишило галицких народовцев возможности реализовать идею «украинского Пьемонта». Поляки довольно быстро показали им всю беспочвенность таких претензий. Как бы ни оценивать сейчас советский период нашей истории, следует признать, что именно воссоединение с Украиной как частью Советского Союза, вхождение в единый союзный народно-хозяйственный комплекс открыло путь к решению давних экономических проблем Галичины. В то же время политика советской власти объективно способствовала укреплению позиций галицкого национализма. Разложение советской системы, предательство компартийной верхушки повлекло за собой не только падение общественно-политического строя. Глубоко порочная «ленинская национальная политика» привела к распаду страны. И в тот момент, когда на передний план выдвинулись лозунги разрушения, оказались востребованными идеологические разработки, приготовленные в австрийской Галиции для противодействия галицко-русскому движению и для подрыва единства России. Так снова было поднято знамя «украинского Пьемонта» как символ лидерства Галичины в процессе отрыва Украины от России и насаждения антирусской идеологии по всей Украине. Галичина, провозглашенная «островом свободы», была незамедлительно превращена в полигон, на котором стала отрабатываться модель будущей «нациократической Украины». Начали, естественно, с отстранения «москалей-оккупантов» от руководства и замены их «своими». Такие мелочи, как профессиональная квалификация, в расчет не принимались. Простые галичане встретили перемены с большим энтузиазмом, активно ходили на митинги и ожидали, что вот-вот начнут жить «как в Европе». «Провидныки нации» быстро внушили народу, что все беды галичан происходят от «клятых москалей», которые съели их сало и выпили их горилку, а «свои», придя к власти, непременно обеспечат им благополучие. Столкнувшись с экономическими проблемами, вызванными распадом Союза, «свои» руководители оказались способными лишь на то, чтобы благополучно разворовать доставшиеся им предприятия и обеспечить Галичине один из самых высоких на Украине уровень безработицы. В 1998г. Львовская область заняла первое место на Украине по показателю падения объемов промышленного производства — 27% от уровня 1990г., тогда как в целом по Украине он составлял 50%. А ведь экономический крах самостийной Украины в целом и Галичины в особенности был результатом вполне закономерным и легко прогнозируемым. Галичина, где в XIX — начале ХХ века взращивалась политическая сила, призванная в интересах Австрии и Германии оторвать Украину от России, имела, таким образом, исторические предпосылки стать во главе разрушительных процессов на Украине в начале 90-х годов ХХ века. Но в то же время Галичина была в наибольшей степени обречена стать жертвой этих процессов. Однако в начале 90-х годов любые объяснения, что разрушение единого государства приведет к развалу экономики и падению жизненного уровня большинства населения Украины, встречали решительный отпор со стороны приверженцев самостийности. Потребовалось десять лет, чтобы на страницах галицкой «национально-свидомой» прессы был поставлен вопрос об отставании Галичины и сделаны попытки проанализировать причины создавшегося плачевного положения, выходящие за рамки известной схемы «москали съели наше сало...» Львовская газета «Поступ» (№ 137, 2001 г.) поместила статью под названием «Почему Галичина отстает?» с подзаголовком «Или Как долго мы еще будем отставать?» В ней говорится о вещах достаточно известных. Примечательно, однако, что упоминание о них в кругах «национально-свидомых» еще недавно расценивалось как проявление «антиукраинских настроений». Говорится о том, что Галичина является отсталым и проблемным на протяжении сотен лет регионом, для которого характерна аграрная перенаселенность, что реальные шаги для индустриализации Галичины начали делаться только «за совитив». С вхождением Украины в мировой рынок промышленность Галичины пострадала едва ли не в наибольшей степени, потому что продукция машиностроения, которая здесь производилась, могла иметь спрос только на советском рынке. В то же время сохранился спрос на изделия металлургических предприятий Донбасса и Приднепровья. Это по существу является признанием факта, что после развала Союза в незалежной Украине начала формироваться экономика классического колониального типа, ориентированная на производство не готовой продукции, а сырья и полуфабрикатов наименьшей степени обработки. Далее сказано и о том, что как центр украинской культуры Львов в советское время был известен в значительной мере благодаря тому, что в нем работали выдающиеся личности из других регионов Украины; что элита Галичины послевоенного периода, прежде всего управленческая, инженерно-техническая и научная в областных центрах большей частью была сформирована из русских, евреев и украинцев (в смысле украинцев восточных, которых здесь отличают от галичан, в худшую, конечно, сторону, как «несвидомых»). «Победа национально-демократических сил в Галичине в начале 90-х годов устранила эту элиту от власти. Люди, которые пришли на смену, совсем не имели опыта, прежде всего экономического и управленческого». Статье предпослан вопрос: «Почему отставание Галичины обсуждается именно сейчас, на 10-м году независимости Украины, почему об этой проблеме не говорили тогда, когда идея самостийности только реализовывалась?» Ответ дается следующий: «И сейчас мы затрагиваем вопрос “Почему Галичина отстает?” просто потому, что 10 лет назад никто не рассчитывал все преимущества и потери, которые даст этому краю независимость Украины и переход к рыночным условиям хозяйствования». Вот уж поистине святая простота. Никто, значит, не рассчитывал... Теперь, когда экономический провал Украины и Галичины стал свершившимся фактом, люди, по-видимому, считающие себя интеллектуалами и «провидныками нации», не находят ничего лучшего, как прикинуться дурачками. Кто действительно не просчитывал ситуацию, так это масса рядовых обывателей, которая, развесив уши, тешилась россказнями о том, что, оказывается, с Украины пошла вся мировая цивилизация, что украинская мова древнее санскрита, а после обретения незалежности на Украину прольется золотой дождь из бочки гетмана Полуботка. Реально принимавшие решения деятели, как и находившиеся у них в услужении прихвостни, все прекрасно просчитывали, и в их действиях безусловно доминировал голый прагматизм, причем густо замешанный на цинизме. Расчет был предельно прост. Создателям нового мирового порядка нужно уничтожить Советский Союз. Если посодействовать им в этом деле, вывесив для прикрытия лозунг построения незалежной процветающей Украины, то в случае распада Союза на обломках некогда великой державы можно будет неплохо поживиться, и, предоставляя обманутой и презираемой массе бесконечно дожидаться осуществления очередной утопии, самим в кратчайшие сроки обеспечить свое личное благополучие. Вот почему тема неизбежного экономического провала самостийной Украины, а вместе с ней и Галичины, не обсуждалась десять лет назад «национально-свидомыми». Наоборот, они делали все возможное, чтобы заглушить голоса тех, кто предупреждал о грядущей катастрофе, старались представить их «врагами Украины». Потому что если бы народ своевременно узнал, что его ждет впереди, он мог бы и не полезть в расставленную для него западню, сорвать планы разрушителей. «Украинский Пьемонт» обанкротился не только экономически. Он продемонстрировал полное банкротство идеологии, гласившей, что благо Украины может быть достигнуто только путем ее отделения от России; подтвердил на практике, что эта идеология, созданная для целей польской, австрийской, германской политики, и в наши дни служит чужим — американским, германским, польским интересам, но только не интересам самого народа Украины. Налицо также моральное банкротство проводников этой идеологии, обманувших свой народ, сыгравших роль «козлов-провокаторов», загнавших стадо в пропасть. В статье «Почему Галичина отстает?» в целом правильно отмечены причины отставания, но вот на вопрос подзаголовка «Как долго мы будем отставать?» ответа нет и близко. Автор, сказав «а», так и не отважился сказать «б», — сказать, что отставать мы будем до тех пор, пока не будет восстановлено в том или ином виде экономическое и политическое единство Украины с Российской Федерацией и Белоруссией — историческое единство Руси. Только такое единство создаст основу для проведения курса, направленного на защиту своих интересов, а не на угодливое пресмыкательство перед сильными мира сего и выпрашивание у них жалких подачек, чем занимается сейчас Украина, как, впрочем, и Российская Федерация. Во второй половине ХХ века говорили о странах развитых и развивающихся. Идущий сейчас процесс глобализации делит мир на страны высокоразвитые и те, которые никогда не станут развитыми. Украине отводится место среди последних. Российской Федерации тоже. С Россией пока еще считаются из-за оставшегося военного потенциала, но его не удастся долго сохранять в условиях общего упадка экономики, а тогда и России грубо и бесцеремонно укажут ее место. У народа Украины и Российской Федерации не только общее прошлое, у нас общие цели — выжить в современном мире, устоять перед беспощадным натиском глобализации, уготовавшей нам место на мировых задворках. Галичане, воспитанные поляками и австрийцами в антирусском духе, с особым рвением выступали за развал Союза. Теперь, когда последствия этого развала стали предельно очевидными, галичанам следует понять, что, продолжая противиться сближению Украины и Российской Федерации, они губят Украину и прежде всего затягивают удавку на собственной шее. Леонид Соколов. Банкротство «украинского Пьемонта». http://www.ukrstor.com/sokolov.html http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov-bankrotstvo.html Книга современного Львовского историка Леонида Соколова «Осторожно: «украинство»! состоит из ярких и содержательных исследований, посвященных теме «украинского» сепаратизма, его истории и идеологических установок. В книге поднимаются наиболее значимые вопросы, связанные с проблемой «украинства». Автором анализируется, кому выгодно, чтобы Украина была против России, развенчивается миф об «извечной вражде» русских и украинцев. Рассказывается, в чем были причины появления украинского сепаратизма, стремились ли украинцы к самостийности в 1917 году, кто сделал Львов украинским городом, чья мечта сбылась в 1991 году и другие вопросы. Для всех интересующихся историей, политикой, языкознанием и геополитикой. Содержание Публицистика Была ли в Советском Союзе советская власть? 7 Украина против России: кому это выгодно? 25 Сепаратисты от истории. 37 Руський или русский? 48 Русский язык для Украины — не иностранный. 55 Неучи с профессорскими званиями. 89 Идея национального единства Руси. 97 За СССР или за Русь единую? 99 Чья мечта сбылась в 1991 году? (К десятилетию украинской «незалежности») 115 К вопросу об «извечной вражде» русских и украинцев. 121 Русский — не обязательно коммунист! 129 История «украинства» Исторические корни украинского национализма. 143 Переяславские соглашения 1654 г. — договор равных или переход в подданство? 152 Наполеон Бонапарт — борец за волю Украины 172 Забытый основоположник. 175 Ответ идейным наследникам Духинского. 187 Валуевский циркуляр 1863г. и Эмсский указ 1876г. Правда и вымыслы. 200 Русская либеральная интеллигенция и политическое украинофильство. 225 П.А. Столыпин — реформатор и патриот. 238 «Знать историю». 243 Стремились ли украинцы к самостийности в 1917 году? 252 История Галиции Вопрос о национальной принадлежности галицких русинов в 1848 году. 271 Большой политический процесс русских в Галиции. 287 «Королевство Голиции и Голодомории», или Каким был жизненный уровень галичан под властью Австрии. 303 Юбилей императора Франца Иосифа на фоне кризиса украинской национальной идеи. 313 Подстрекатели. 320 Об украинском патриотизме. 323 Памятник Даниилу Галицкому как символ прозападной ориентации Галичины. 331 Кто сделал Львов украинским городом? 336 «Высокая и достойная» перспектива Галичины. 340 Банкротство «украинского Пьемонта». 342 Провокатор, или Неутомимый борец с «кацапизмом». 347 Леонид Б. Соколов. Осторожно: "украинство"! Москва: ФондИВ, 2009. 352с. http://malorus.livejournal.com/59526.html

Ять: Чья мечта сбылась в 1991 году? В августе Украина отметила десятилетие своей "незалежности". Назвать независимостью то состояние, в котором Украина оказалась десять лет назад, у любого здравомыслящего человека, не намеренного обманывать других людей, просто язык не повернется. Однако нам внушают, якобы в 1991 году сбылась вековечная мечта украинского народа. Как будто народ веками только и мечтал о массовой безработице, нищете и собственном вымирании. Из чего следует вывод - либо народ всегда страдал склонностью к мазохизму, либо нас и дальше держат за придурков, предлагая торжествовать и праздновать по поводу событий, представляющих собой величайшую катастрофу в истории народа, масштаб трагических последствий которой и сейчас еще осмыслен далеко не всеми. Компартийные перерожденцы, стремившиеся поскорее приступить к разграблению общенародного достояния, развалили не просто советскую систему, не только большевистское творение, известное под названием СССР, а, по существу, историческую Россию - тысячелетнее государство, создававшееся десятками поколений русских людей, начиная со времен легендарного Рюрика. Но этим "иванам не помнящим родства", вскормленным на идеологической мертвечине, было глубоко безразлично историческое прошлое своей страны, как, впрочем, и ее будущее. Не вековечную мечту народа осуществили они десять лет назад, а сделали народ жертвой наглого и циничного обмана. Одолеваемые жаждой власти и наживы, преследуя свои шкурные интересы, они фактически воплотили в жизнь давние замыслы всех врагов исторической России и русского народа, состоявшего из великороссов, малороссов и белорусов. О том, чтобы стравить между собой малороссов и великороссов, расчленить единую Россию, мечтали польские повстанцы, боровшиеся за возрождение великой Польши с восточной границей по Днепру; австрийцы, планировавшие нанести смертельный удар Российской империи созданием Украинской державы как составной части монархии Габсбургов. Были свои виды на Украину у германского кайзера и у Гитлера. После Второй мировой войны западные державы вложили триллион долларов в подрывную работу против СССР. Неужели их побуждало к этому только бескорыстное желание осчастливить украинский народ? В старой России русские патриоты, в том числе и среди малороссов, прекрасно понимали, что счастье и процветание Малороссии возможно только при условии тесного единения ее с остальной Русью, и решительно отвергали мысль об украинском сепаратизме. В 1863 г., когда политическое украинофильство с антирусской направленностью пребывало еще в зачаточном состоянии, в австрийской Галиции стал выходить украинофильский журнал "Мета", проповедовавший идею разобщения малороссов и великороссов. Тогда же издававшийся в Киеве историко-литературный журнал "Вестник Юго-Западной и Западной России" опубликовал письмо, адресованное издателю "Меты" Ксенофонту Климковичу. Пропагандисты политического малорусского сепаратизма были названы в нем "презренными орудиями, назначенными исключительно для нанесения ран русскому народу", играющими позорную роль в планах "раздробить Россию, или по крайней мере оторвать от нее кусок живого тела, называемый Малороссией". При этом говорилось, что в случае расстройства единой православной России малороссы будут обращены в "разряд хлопов, или быдла", на котором поляки и евреи "будут возить воду, песок, навоз, кирпич и другие тяжести". В 1908г. газета Галичанин - орган Русско-народной партии в австрийской Галиции отмечала:...Для Руси не страшна никакая сила в мире, будь у нее только согласие и единство. Русь представляет в своем единстве такое могущество, что нечего ей опасаться с какой бы то ни было стороны. Но водворись в ее недрах раскол, разделись она на мелкие части, поборивающие с ожесточением друг друга, как то бывало во время княжеского периода русской истории, тогда она не представляет никакой силы и самый слабый враг может легко покорить ее. Мы видим в истории, сколько труда стоило русскому народу, пока он был в состоянии опять собрать все русские земли в одно целое и сплотить все русские силы в могущественный организм. Русь может быть уничтожена только Русью, и потому самопонятно, что самым большим и единственным врагом для Руси есть сепаратистическое движение, имеющее целью разделить русский организм на враждебные таборы, поборивающие друг друга с крайним остервенением. Этот вопрос предстоит перед нами совсем ясно, и в том отношении не может быть ни малейшего сомнения -. В 1911г. газета Свет в статье под заголовком "Великая пошлость" писала, что те, кто выступает против русской национальной идеи, единой для всех русских племен, подставляют свои спины всем непримиримым врагам русского государства и русского народа; и если бы цели врагов нашли свое осуществление, то "малороссы пострадали бы совершенно так же, а может быть и больше, чем великороссы". Лозунги украинского сепаратизма никогда не находили серьезной поддержки на российской Украине. Но в австрийской Галиции власти усиленно насаждали антирусские настроения среди галичан, и эта работа дала свои плоды. Павел Скоропадский, бывший гетманом Украины в 1918г., так писал в своих воспоминаниях о галичанах: "...к сожалению, их культура из-за исторических причин слишком разнится от нашей. Затем, среди них много узких фанатиков, в особенности в смысле исповедывания идеи ненависти к России. Вот такого рода галичане и были лучшими агитаторами, посылаемыми нам австрийцами. Для них неважно, что Украина без Великороссии задохнется, что ее промышленность никогда не разовьется, что она будет всецело в руках иностранцев, что роль их Украины - быть населенной каким-то прозябающим селянством." Уже вскоре после Первой мировой войны было ясно, что малые страны, появляющиеся на карте Европы, не могут иметь перспективы подлинно независимого существования, и будут вовлекаться в сферы влияния крупных государств. В 1924г. во Львове вышла книга под названием "Галичина Піємонтом". Ее автор Андрей Каминский писал, что "независимая Украина - Западная или Соборная - одинаково стала бы только переходной стадией в принятии чужой доминации". И далее: "Ныне тот, кто лелеет идею независимости Украины, работает для ее деструкции, работает для Англии и Германии, сознательно или несознательно". Пагубные последствия украинского сепаратизма, прежде всего для самой Украины, были ясны каждому, кто знал историю и ориентировался в современной политике. Но десять лет назад народ был предан не только компартийной верхушкой, но и так называемой научной интеллигенцией, теми людьми, которые, казалось, обладая соответствующими знаниями и способностью к самостоятельному мышлению, имели возможность объективно оценить обстановку, а затем разъяснить народу, к чему приведет распад СССР. Во всяком случае в 1990г. за это бы не расстреляли и в Сибирь не сослали. Однако вместо этого ученые мужи, еще недавно подобострастно воспевавшие божественную мудрость родной партии, наперегонки поспешили, чтобы вылить на головы народа массу самых несуразных бредней, лишь бы завлечь народ в западню сепаратизма. Тех немногих, кто пытался предупредить народ о надвигающейся катастрофе, клеймили как врагов Украины, которые хотят удержать республику в "имперском ярме" и не позволить украинцам насладиться всеми прелестями "незалежного" рая. А уж как расписывали картины чудесного преображения Украины после ее отделения от "ненавистной империи": пройдет всего лишь год-два и Украина, достигнув небывалого расцвета, займет место в ряду наиболее развитых стран мира. При этом с нескрываемым злорадством рассуждали о том, что "москали" без Украины совершенно пропадут. Правда, в то же самое время, когда во Львове и Киеве заявляли, что Москва грабит Украину, в Москве убеждали обывателя, что наоборот, республики грабят Россию, и только провозгласив суверенитет, Россия поднимется к высотам благосостояния. И вот в 1991 году сбылась мечта...Единое государство развалили. Ну и кто расцвел? Да, великороссы пострадали, но и украинцам долго радоваться не пришлось, потому что они, как и следовало ожидать, пострадали еще больше. Стало реальностью то, о чем писал автор письма издателю журнала "Мета" в 1863г. - украинцы превратились в холопов, в быдло, и таскают на себе песок, кирпич и другие тяжести в Польше, а также в Чехии, Греции, Португалии и т.д. Действительность даже превзошла мрачные прогнозы автора письма - он едва ли мог предвидеть, что украинские женщины поедут по заграницам торговать своим телом, чтобы выжить в условиях обретенной "незалежности". Украинская промышленость большей частью похоронена, крестьянство прозябает...Всё как по писанному. Националисты сейчас пытаются оправдаться тем, что им мешают бывшие коммунисты, засевшие в органах власти. Но ведь именно коммунисты преподнесли им в 1991г. "незалежность" на блюдечке с желто-голубой каемочкой, а иначе не видать им этой "незалежности" как своих ушей. Дело не в формальной партийной принадлежности, а в том, что разумный, порядочный человек, ответственный перед своим народом, никогда не поддержал бы планы разрушения единого государства, зная, что это принесет народу неисчислимые бедствия и страдания. От тех же, кто обманул народ, наплевал на его жизненные интересы, народ никогда ничего хорошего не дождется, как бы они ни били себя в грудь и ни клялись, какие они "патрийоты" Украины. А. Каминский отмечал в начале 20-х годов, что среди сепаратистов есть, во-первых, "чистые идеалисты, которые идут за всем, что высокое и прекрасное - их не очень много", во-вторых, "люди, которые готовы наполнять собой все европейские канцелярии полиции и иностранных дел и предлагать свои услуги всем консулам мира, заинтересованным в отрыве Украины от России". Возможно, что и в наше время среди сепаратистов есть люди честные и искренне заблуждающиеся. Но какой надо иметь уровень умственного развития, чтобы до сих пор заблуждаться? В основной же массе нынешние сепаратисты полностью соответствуют той второй категории, о которой писал А. Каминский. Тогда в 20-х годах он, конечно, не мог знать, кто персонально возглавит "незалежную" Украину через семьдесят лет, но в том, что это будут предатели, у него сомнения не было: "...украинство... старается только сменить пана... основывает и творит господство предательства, предательства как метода и принципа, следовательно отрицание не только державы, а и всякого житья-бытья". Если бы отделение Украины было совершено не бывшими коммунистами, а потомственными галицкими националистами, результат был бы аналогичным. Потому что сознательно или несознательно, но объективно они бы работали на интересы Германии, Англии, Америки, Польши, но ни в коей мере не Украины. В жестокой борьбе за передел сфер влияния в мире СССР, преданный компартийным руководством, потерпел сокрушительное поражение. Население с безразличием, а то и с радостью восприняло не только крушение советской системы, но и распад страны, не задумываясь, что все тяготы поражения придется нести именно ему. Десять лет - достаточный срок, чтобы отрешиться от иллюзий. То, что происходит на Украине - это не случайность, не ошибка, а закономерный итог политики, целью которой было уничтожение великой державы, как бы она ни называлась - Российская империя или Советский Союз. После распада Союза Украина, как и предполагалось, попала под "чужую доминацию". Но если в 20-х годах А. Каминский указывал, что "Малым державам при каждом случае, не касающемся внутренней жизни, их действия диктуются", то в наши дни Украине диктуются и условия внутренней жизни. Пока публика на площадях Москвы и Киева выясняла, кто кого грабит, самих же и ограбили - и "суверенных", и "незалежных". Но одним только ограблением дело не ограничится. Нашим новообразованным "суверенным" и "незалежным" государствам продиктованы условия, неизбежно ведущие к физическому вымиранию населения. Для победителей важны на "постсоветском пространстве" в первую очередь энергетические и сырьевые ресурсы, количество которых в мире имеет предел, и они неуклонно исчерпываются. Эти ресурсы должны быть поставлены на службу экономике стран-победителей, и чем меньше их будут потреблять аборигены, тем лучше. Еще лучше, если самих аборигенов станет меньше. Главное, чтобы они, разделенные новыми границами, одураченные, ограбленные и униженные, как можно дольше не осознали, что в действительности с ними произошло, не вздумали снова объединиться и совместными усилиями отстоять свои национальные интересы. Пусть и дальше считают, что десять лет назад сбылась их вековечная мечта, и достаточно только разворовать еще несколько заводов, сократить количество рабочих мест, поднять цены и тарифы, а вдобавок запретить русский язык, вот тут "нэнька Украина и розквитнэ". Поэтому нельзя сбавлять обороты пропагандистской машины. Побольше трескотни о "незалежности", о том, что иного не дано, и пусть празднуют десятую годовщину своего постепенного уничтожения. Еще несколько таких годовщин и на Украине останется 15 млн.человек, в Российской Федерации - 50 млн., и тогда вопрос будет решен окончательно и бесповоротно. Сепаратистский эксперимент практически подтвердил тот результат, который давно был просчитан теоретически - отделение Украины от России обернется бедой для самой Украины. Сепаратистская идея обанкротилась, и какую бы новую ложь ни городили в ее защиту, это не изменит ситуацию, продолжение эксперимента только увеличит количество жертв. Можно извести горы бумаги и потратить массу эфирного времени на радио и телевидении, чтобы заморочить людям головы националистическими мифами, самым бесцеремонным образом извратить историю. Но как отмечал в свое время украинский историк В. Липинский: "Писаную историю можно фальсифицировать сколько угодно, но реальной жизни, которая вытекает из действительной истории, сфальсифицировать невозможно". К сожалению, украинские историки и пропагандисты националистического направления на деле всегда игнорировали эту очевидную истину, предпочитая вместо подлинного просвещения народа надувать пузырь сепаратистской утопии и быть "презренными орудиями", предназначенными для разобщения украинцев и великороссов. Суровая реальность со всей беспощадностью показала, к чему они вели народ. Однако во все времена среди украинцев были люди, понимавшие необходимость единения Украины и Великороссии. К этому пониманию пришли такие известные украинофильские деятели как Н. Костомаров, П. Кулиш, М. Драгоманов. Бывший гетман П. Скоропадский так видел будущее Украины после падения большевизма: "...я остался глубоко убежденным, что Великая Россия восстановится на федеративных началах, где все народности войдут в состав великого государства, как равное к равному, где измученная Украина может лишь свободно расцвести, где жизнь не будет пронизана насилием и справа, и слева, как до сих пор, что только тогда наступит покой, только тогда мы дойдем до периода нового, совместного, народного творчества, и нам не страшны будут ни Центральные Государства, ни Антанты того времени." Большинство галичан, конечно, думало иначе. Но и в Галичине были сторонники русского единства. Упомянутый выше А. Каминский писал: Наши времена требуют единения. Такова экономика и такова политика нынешнего дня...Такие два народа, как украинцы и великороссы...идут и могут идти как один. Выискивание особенностей и отдельностей можно оставить с одной стороны академикам и ученым, а с другой чужим агентам. Наше время требует противопоставления гигантским силам чужим (Англия, Германия, Япония, Китай) нашего величия -. Хорошо сказано, и вполне актуально, вот только нам сейчас единение необходимо не столько для демонстрации собственного величия, сколько для элементарного выживания. Л. Соколов. Чья мечта сбылась в 1991 году? (К десятилетию украинской незалежности) http://www.ukrstor.com/sokolov.html http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov_dream.html Книга современного Львовского историка Леонида Соколова «Осторожно: «украинство»! состоит из ярких и содержательных исследований, посвященных теме «украинского» сепаратизма, его истории и идеологических установок. В книге поднимаются наиболее значимые вопросы, связанные с проблемой «украинства». Автором анализируется, кому выгодно, чтобы Украина была против России, развенчивается миф об «извечной вражде» русских и украинцев. Рассказывается, в чем были причины появления украинского сепаратизма, стремились ли украинцы к самостийности в 1917 году, кто сделал Львов украинским городом, чья мечта сбылась в 1991 году и другие вопросы. Для всех интересующихся историей, политикой, языкознанием и геополитикой. Содержание Публицистика http://www.edrus.org/content/category/10/72/47/50/50/ Была ли в Советском Союзе советская власть? 7 http://www.edrus.org/content/view/294/62/ Украина против России: кому это выгодно? 25 http://www.edrus.org/content/view/118/68/ Сепаратисты от истории. 37 http://www.edrus.org/content/view/114/68 Руський или русский? 48 Русский язык для Украины — не иностранный. 55 http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov-russkij.html Неучи с профессорскими званиями. 89 http://www.edrus.org/content/view/2722/68/ Идея национального единства Руси. 97 http://www.edrus.org/content/view/109/47/ За СССР или за Русь единую? 99 http://www.edrus.org/content/view/111/68/ Чья мечта сбылась в 1991 году? (К десятилетию украинской «незалежности») 115 http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov_dream.html К вопросу об «извечной вражде» русских и украинцев. 121 http://www.edrus.org/content/view/107/62 Русский — не обязательно коммунист! 129 http://www.ukrstor.com/ukrstor/vestnik20082-sokolov.html История «украинства» Корни ненависти (причины появления украинского сепаратизма) Исторические корни украинского национализма. 143 http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov_korni.html http://www.edrus.org/content/view/104/68/ Переяславские соглашения 1654 г. — договор равных или переход в подданство? 152 http://www.edrus.org/content/view/292/47/ Наполеон Бонапарт — борец за волю Украины 172 http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov_bonapart.html Забытый основоположник. 175 http://www.edrus.org/content/view/1044/47/ Ответ идейным наследникам Духинского. 187 http://www.ukrstor.com/ukrstor/vestnik20074-sokolov.html Валуевский циркуляр 1863г. и Эмсский указ 1876г. Правда и вымыслы. 200 http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov_ukazy.html Русская либеральная интеллигенция и политическое украинофильство. 225 http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov_lib-int.html П.А. Столыпин — реформатор и патриот. 238 http://morozova1079.narod.ru/school_figna/dokls/ist/stolipin_patriot_reform.html «Знать историю». 243 http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov-znatistoriju.html Стремились ли украинцы к самостийности в 1917 году? 252 http://www.ukrstor.com/ukrstor/vestnik20072-sokolov.html История Галиции Вопрос о национальной принадлежности галицких русинов в 1848 году. 271 http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov_1848.html Большой политический процесс русских в Галиции. 287 http://www.edrus.org/content/view/1793/47/ «Королевство Голиции и Голодомории», или Каким был жизненный уровень галичан под властью Австрии. 303 http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov-uroven-kuk.html Юбилей императора Франца Иосифа на фоне кризиса украинской национальной идеи. 313 http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov_franc.html Подстрекатели. 320 http://www.edrus.org/content/view/113/47/ Об украинском патриотизме. 323 http://maxpark.com/community/4407/content/1815550 Памятник Даниилу Галицкому как символ прозападной ориентации Галичины. 331 Кто сделал Львов украинским городом? 336 http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov_lvovua.html «Высокая и достойная» перспектива Галичины. 340 http://www.edrus.org/content/view/110/47/ Банкротство «украинского Пьемонта». 342 http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov-bankrotstvo.html Провокатор, или Неутомимый борец с «кацапизмом». 347 Леонид Б. Соколов. Осторожно: "украинство"! Москва: ФондИВ, 2009. 352с. http://malorus.livejournal.com/59526.html Маратон рехворматорiв, Л. Соколов К вопросу о реформировании украинского правописания http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov_maraton.htm Ложь под маской правды http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov_falmasq.html Процесс по делу С. Бендасюка и товарищей http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov-bendasjuk.html Кривое зеркало острожского профессора http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov-krivoezerkalo.html От сепаратизма украинского к сепаратизму галицкому http://www.ukrstor.com/ukrstor/sokolov-separatizm.html

Ять: Становление сектантства на Украине (массовая обработка сознания с применением конкретных психотехнологий) ...признаки, характерные для всех структур сектантского типа: Во-первых, структуры сектантского типа используют навязчивую пропаганду, формируя у своих членов черно-белое восприятие действительности. «Примерим» этот признак на нынешнюю Украину. Собравшиеся на майдане были подвергнуты шквалу пропагандистских воздействий: марши, концерты, выступления артистов и политиков, ежедневное многократное коллективное исполнение гимна Украины со словами «Станем, браття, в бій кривавий», массовое скакание... Формирование у толпы чувства «слиянности», единения и противопоставления «врагу» осуществлялось нон-стоп, без остановки, днем и ночью — три месяца подряд. При том, что, по оценке психологов, для затягивания человека в секту достаточно месяца плотного воздействия. Позже украинские СМИ приступили к созданию «образа мира», в котором «подлинной» Украине — космосу, средоточию порядка, справедливости и пр. — противопостоит «зона АТО» как воплощение хаоса, беззакония, разрушения всех норм и устоев. Другим мощным антиподом «незалежной» стал «агрессивный монстр» — Россия. Во-вторых, сектантские структуры отсекают доступ своих членов к «нежелательной» информации. В марте 2014 года на Украине были отключены все российские каналы ТВ, а ведь многие украинские граждане смотрят в основном телевизор. Пользователи же интернета сталкиваются здесь с массированными вбросами дезинформации о положении дел в стране и за рубежом. В-третьих, эти структуры запугивают адептов, внушая им, что только внутри «своего» круга они в безопасности. Всякий, кто вне этого круга, — враг: «Кто не скачет, тот москаль!» (Напомним, что для введения в секте «белых братьев» в определенные состояния практиковались, в том числе, длительные синхронные прыжки под скандирование «Кто не прыгает — клипот!».) УкроСМИ истерически накачивали тему «кровожадности» тех, кто поставил себя «вне» Украины, находящейся под властью хунты: донбасских «сепаратистов» и «террористов». В-четвертых, в сектантских структурах подогревается чувство избранности, «инаковости», превосходства над окружающими, миссии. Про «древних великих укров» не знает сегодня только ленивый. Миссия же современных украинцев состоит в том, чтобы возродить великую нацию в ее чистоте и первозданности, «вытравив» дух «москальства». В-пятых, сектантские структуры претендуют на то, что являются носителями непогрешимой истины. Сектанты утрачивают способность признавать ценности, не являющиеся внутригрупповыми. Все, кто общался с обработанными пропагандой украинцами, отмечают у многих из них утрату способности к критическому мышлению. Вопреки любым аргументам, адресующим к рациональному осмыслению действительности, они твердокаменно стоят на внушенной им позиции, отрицая даже очевидное. Характерны разговоры, которые велись во время начала «АТО»: трупы мирных жителей Донбасса — это «постановочные кадры». Не менее характерен переход от полного отрицания факта убийства мирных граждан к позиции: «Сами виноваты — доигрались со своим референдумом!» В-шестых, попавшие в секту, будучи вырванными из привычного круга жизни, частично или полностью утрачивают навыки самостоятельного существования. Люди, несколько месяцев прыгавшие на майдане, фактически оказались неспособными безболезненно переключиться на прежний рабочий режим. У них происходила самая настоящая «ломка» — как после употребления наркотиков. Ведь сложная смесь чувств, которыми была заряжена толпа на майдане (чувсто единения, иллюзия преодоления собственного одиночества, ощущение причастности к «историческому деланию», а одновременно безнаказанность, снятие запрета на агрессию), — это очень мощный допинг... Кстати, сами наркотики на майдане тоже раздавали — например, подмешивая в чай. Известны случаи, когда бабушки, постояв на майдане за небольшую плату и попив там «чайку», приходили домой, а на следующий день уезжали на «скорой помощи» с диагнозом «наркотическая интоксикация»... Какой невыносимой тоской веяла на участников майданного «карнавала» перспектива возвращения к прежной жизни...И насколько «кстати» пришлось начало «АТО», когда нежелание вернуться к серым будням после «карнавала» оказалось столь сильным, что война против мирных жителей Донбасса — занятие, по моральным меркам крайне сомнительное, — стала для многих «майданутых» приемлемой и желанной (во всяком случае, на первом этапе). Психологи отдают дань профессионализму украинских специалистов по ведению информационно-психологической войны, столь «вовремя» переключивших внимание участников майдана, которые были уже в сантиметре от глубочайшего разочарования, на войну. Сравнения можно продолжить. Анна Кудинова, Егор Горшков, Валерий Цикунов. Становление сектантства на Украине http://ruspravda.info/Stanovlenie-sektantstva-na-Ukraine-9526.html http://gazeta.eot.su/article/kto-ne-skachet-tot-moskal-5 http://gazeta.eot.su/article/kto-ne-skachet-tot-moskal-4 http://gazeta.eot.su/article/kto-ne-skachet-tot-moskal-3 http://gazeta.eot.su/article/kto-ne-skachet-tot-moskal-2 http://gazeta.eot.su/article/kto-ne-skachet-tot-moskal

Ять: КарпатоВедение Ту бо то дяехомо во спомiнь гуре Карпенсте А тон щас се iменова род наше Карпене В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор, откуда виднеется русский простор - ДиМитрий Вергун В 1907 году нами было приступлено к собиранию материалов для изследования по неизданным источникам ...Изображены (слева сверху по часовой стрелке): A.И. Добрянский, Д.И. Зубрицкий, Я.Ф. Головацкий, А.С. Петрушевич, И.Г. Наумович, В.Д. Залозецкий, Н.Л. Устианович, И.Н. Гушалевич, Б.А. Дедицкий, В.И. Хиляк, А.А. Полянский, Ф.И. Свистун, О.А. Марков, Д.А. Марков, М.Ф. Глушкевич, Ю.А. Яворский, О.А. Мончаловский, Д.Н. Вергун, И.И. Процык, В.Ф. Луцык, Г.И. Купчанко, Е.А. Фенцик, И.А. Сильвай, А.Ф. Кралицкий, И.И. Раковский, А.В. Духнович Ф.Ф. Аристов. Карпато-русскiе писатели. Томъ первый. ИзслЪдованiе по неизданнымъ источникамъ. Въ трехъ томахъ. Томъ первый. Москва 1916 Карпаты являются общеславянской прародиной, откуда в VII веке славянские племена разселились в разные стороны Ф.Ф. Аристов. Карпаты - общеславянская прародина http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_669.htm ...моя душа бунтовалась против беззастенчивого затирания следов Руси на нашей земле. Я задумал составить пособие, в котором решил вывести на свет отвергнутых и отстаивать Русь. Мне хотелось осведомить молодое поколение и указать будущему исследователю на то, что галицко-русская письменность является органической частью обще-русской литературы, хотя она развивалась в особых, исключительно тяжелых условиях польского и австрийского ига В.Р. Ваврик. Краткий очерк Галицко-Русской письменности http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_673.htm Владимир Игнатьевич Хиляк http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_665.htm КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Ять: Особый русский язык (Иероним Аноним. Повести и рассказы. Юбилейное иэдание общ. Академический Кружок. Львов, 1882-1887) У нас более или менее известно существование Галиции, сопредельной австрийской провинции, населенной в большинстве чисто русским (южно-русским) народом; из истории помнят, что это было некогда русское галицкое княжение, которое с половины XIV-го века подпало под власть Польши и затем, после долгой бурной судьбы в составе Речи-Посполитой, по разделам Польши досталось Австрии; в последнее время до русского общества доходили, впрочем, более или менее отрывочные, известия о внутренней борьбе, совершавшейся в Галиции, о стремлениях галицких патриотов поднять положение русского народа, о их спорах с поляками, которые по преданию старого господства и сословных преимуществ не хотят слышать об уступках, - и вместе о домашних спорах самих русских галичан. Одни из них, создавая себе идеальное представление о едином русском народе от Карпат до Камчатки, стремились к нравственно-национальному единству с этим народом, а друге, (как это надо признать) не сочувствуя политическому быту великого русского народа, ограничивают свои симпатии более тесной средой своего собственного народа и его ближайших единоплеменников - южной ветви русского народа, малороссиян, которая по их теоретическому взгляду составляет отдельное этнологическое целое и имеет право особого культурного и литературного существования. В последнее время русское общество получило и более близкие сведения о наших единоплеменниках галичанах: некоторые из них (именно из первой упомянутой группы) приняли известное участие в деле новейшего возсоединения униатов, наконец переселялись в Россию, как недавно умерший Головацкий, как гг. Наумович и Площанский, или как те учителя латинской и греческой грамматики, которые создали себе довольно определенную репутацию. Но у нас почти абсолютно неизвестны подробности внутренней жизни этого галицкого народа, и та небольшая, но довольно оживленная литература, в которой выражается и быт народа, и стремления его более образованного класса. И в русской, и в галицкой печати (в последней, у людей первой категории) было очень много говорено о глубоких национальных началах, соединяющих или долженствующих соединять оба племени или великое племя - с его небольшой отраслью, оторванной от целого внешними насилиями природы; не мало было брошено укоров тем, которые недоумевали о необходимости и самой возможности этого единства и думали только о своем галицко-русском народе, который при всех исторических связях с древнею восточною Русью оставался особым народом, мало имеющим общего с тем, что развилось приблизительно с XIV-го века на русском северо-востоке, и связанным по ближайшим историческим преданиям, обычаю и языку только с южно-русским народом империи; - при всем том наше братство и единство с галичанами остается весьма проблематическим или, по крайней мере, чрезвычайно слабым и зачаточным. Галичане очень мало знают современную русскую литературу и, как прочие братья-славяне, начинают узнавать ее только потому, что о ней в последнее время стали много говорить сами немцы. Это незнание, происходящее ближайшим образом от обоюдного недостатка сношений, довольно понятно, но оно имеет и свои более глубокие исторические причины. Прежде всего, жизнь русского государства и громадного русского народа так далека от небольшого галицкого племени, издавна живущего в пределах чуждых государств, что здесь не может быть непосредственного близкого интереса; умственная жизнь русского общества и в старые времена московского царства, и особливо с XVIII-го века и в новейшее время, имела так мало общего с тем, что делалось в Галиции, что многое в ней не только чуждо галичанам, но без настоящего, почти специального изучения будет просто непонятно; в настоящее время склад русского общества и народа еще больше осложнился, так что понимание становится еще труднее; самые формы русского быта для галичанина чужды и необычны; наконец и русский язык, образовавшийся в условиях, опять неизвестных Галиции, и притом диалектически различный для галичанина, не учившегося ему особо, должен быть не вполне вразумителен. То же самое в обратную сторону должен испытывать русский читатель, обращаясь к галицко-русской жизни и литературе: этот край так удален от нас историей, что жизнь его становится понятна только путем изучения; его современное положение, племенные и политические отношения не имеют ничего общего с нашими привычными понятиями. Если мы можем более или менее удобно осваиваться с особенностями нашей Малороссии, то это весьма естественно после политического и образовательного объединения, начавшегося еще с половины ХVII-го века, - но ничего этого не было у нас с Галицией: она осталась в тех условиях польского (прежде политического, ныне культурного) господства, которые для нашей Малороссии прекратились уже более двухсот лет назад; она остается с унией и многими старыми бытовыми порядками, которые давно прошли для Малороссии и тем менее понятны для нас. Книжный язык современной галицкой Руси до сих пор остается в переходном положении, в роде того, в каком был южно-русский язык в XVII столетии, на пол-пути между народным и школьно-церковным, или наш литературный язык в первой половине XVIII-го века, когда в нем сталкивались самые разнородные элементы: и живая народная речь, и формы и слова церковно-славянские, и целый запас слов иностранных из школы, из техники и из латино-немецкой канцелярии. Когда в эпоху галицко-русского возрождения, с 1830-х годов, возник по необходимости вопрос о литературном языке, которым должна была говорить начинающаяся литература, этот вопрос представил чрезвычайный и, кажется, едва одолимые трудности. Действительно, в эту эпоху всеобщего славянского оживления дело шло о том, чтобы поднять угнетенное до тех пор чувство своей народности: начались усердные этнографические поиски, собирались исторические предания, изследовался народный быт, предпринимались заботы о пробуждении сознания в массах, и понятно, что к народу надо было обратиться на том языке, какой был бы ему родным и понятным; действовал вместе с тем пример нашей Малороссии, где параллельное движение вызвало небольшую литературу на чисто народном языке; но чувствовалось также, что средства народного языка недостаточны для произведений научного характера, а вместе с тем в старых памятниках южно-русской литературы и в хранившемся церковном употреблении привычны были элементы церковно-славянского языка (в их северно-русской и южно-русской модификации), - и в результате всего этого стал складываться тот особый русский язык, который с тех пор и доныне отличает галицко-русскую литературу. Нельзя сказать, однако, чтобы этот язык установился во что-нибудь определенное даже теперь, по истечении полувека с начала новейшего галицко-русского возрождения. Разнообразные элементы языка, каким пользуются галицко-русские писатели, до сих пор находятся в состоянии брожения и настоящей борьбы. Нам случалось говорить об этом положении вещей, о -твердых - русинах, которые настаивают на единстве русского племени и языка от Карпат до Камчатки и желают писать на нашем русском литературном языке, и партии народнической, которая стоит за отдельность южно-русского племени и языка и держится последнего в своих литературных трудах. Таким образом, немногочисленные литературные силы небольшой народности (в пределах Австрии) разделены на два лагеря, относящееся друг к другу весьма враждебно. Притом в каждом лагере его литературное оружие далеко не прочно, не представляет ясной, для всех обязательной системы. Язык - твердых - русинов есть вообще нечто странное и путанное: когда они думают, что пишут (и говорят?) на русском языке, нашему читателю их писания напоминают - вовсе не наш нынешний язык, язык Пушкина, Тургенева, язык современной научной литературы, а скорее язык прошлого века - Ломоносова, Сумарокова и т.п.: так он старомоден, искусствен, тяжеловёсен, а вместе и пересыпан местными особенностями. С другой стороны язык народной партии также не всеми выдерживается в предполагаемой чистоте: когда одни, повидимому, привыкли в изложении на южно-русском (галицком) языке, другие колеблются в его формах и делают заимствования форм, слов и оборотов из книжного русского языка. Наконец, те и другие встречаются с внешними условиями, которая неодолимо действуют на литературный язык, придавая ему специальную местную складку, и отделяют его одинаково и от литературного великорусского, и от нашего малорусского языка. Дело в том, что в то время как - твердые - русины не знают хорошо нашего русского языка (которым желают писать), их противники находятся также в затруднительном положении: чистый народный язык может быть выдержан разве только в поэзии, в беллетристике, в повестях из народного быта и тому подобному, но он оказывается недостаточным в литературе научной и политической, как и для поэтических произведений более сложного содержания. Наука требует развития целой терминологии, которая едва ли может образоваться без обширной, между прочим, университетской научной работы на этом языке; с другой стороны, жизнь политическая, которая в последние десятилетия становится важным интересом галицко-русского общества, идет по преимуществу не на русском, а на немецком и польском языке. Читая галицко-русские газеты, в их политическом отделе, русский читатель встречается с целою массой терминов и выражений общественно-политической жизни, прилаженных с немецкого или повторенных с польского и совершенно неизвестных русскому языку в обеих наших его отраслях. Это доходить иногда до такой степени, что иные фразы (надо думать, не в особенно умелых руках) кажутся как будто польскими, переписанными по-русски. Состояние языка бывает в большей степени отражением самой жизни. Галицко-pyccкий быт всего больше подлинного русского (т.е. южного) сохранил, конечно, в низших народных слоях, сохранил не в силу того полу-мистического представления, что народ есть верный хранитель истинного предания, а интеллигенция и т.д., а просто в силу того, что быт народного слоя, с его элементарным трудом, в его обыкновенно экономически стесненном и в Галиции нередко бедственном положении, с его недостатком и даже невозможностью сколько-нибудь широкого школьного образования, - что этот быт всего меньше испытывает те культурные влияния, каким гораздо легче подпадают городские, более достаточные и более образованные слои. В этих последних слоях галицко-русского общества издавна складываются бытовые черты чисто местного характера, опять несходный с общественной жизнью России, и северной, и южной. Это было вполне естественно; долгие годы сожительства с польским обществом и нравами, а в последнее столетие влияние немецкого управления, школ и канцелярий, наконец светских обычаев и мод, не могли не отражаться на галицко-русском быте, особенно в том городском населении, которое всего чаще вступает в соприкосновение с элементом польским и немецким. Сопротивление почти немыслимо: еслибы существовал в галицко-русском народе свой аристократический высший класс, он мог бы иметь руководящее влияние по своему общественному положению и богатству, но в Галиции этот класс, старое боярство, еще с ХIV-го века стал подпадать польскому влиянию и давно уже превратился в польскую аристократию; городское мещанство в прежнее время довольно упорно держалось старых русских преданий, но в конце концов его энергия была сломлена; политическое господство Польши и уния, затем немецкое господство разорвали его связь с восточными единоплеменниками и предоставили его самому себе, без патриотического центра и руководства. В последние десятилетия в галицко-русской жизни начинает развиваться политическое сознание: повидимому оно делает успехи, но история так запутала отношения этого осколка русского племени, что не мудрено, что его представители в новейшее время не в силах были разрешить фатального недоумения: что они такое, где их отечество, к кому им примкнуть и куда стремиться? Очевидно, отсюда должна была выростать масса трудных положений, недоумений и противоречий, - из которых только немногое достигает до нашего сведения. Предоставленные своим скудным силам, ведя борьбу на тесном пространстве, галицкие патриоты становятся тем нетерпимее и исключительнее, доводят до крайности свои положения, а также и сбиваются с пути. Иным - твердым - русинам казалось, наконец, единственным выходом -буквальный выход из своего отечества, как это сделал Головацкий; иные из своей пропаганды единого русского отечества делали выгодную аферу, в конце концов дискредитируя дома и самих себя, и свою идею, а мы, не зная их похождений, приветствуем их как заслуженных славянских братьев. Другая сторона, полагая, что ведет чисто народное дело, доходит до другой крайности, проповедуя отдельность и исключительность южно-русского племени, отвергая солидарность с русской литературой и давая фантазии гораздо более места, чем следует по положению вещей и по истории. Если они (как и их противники) кончают тем, что не знают русской литературы, то есть того лучшего, что было ею создано, и тем, конечно, стесняют запас нравственно-образовательного содержания, какой мог бы быть почерпнуть из этого столь близкого источника, то мы, с своей стороны, в сущности отталкиваем эту литературу родственного народа, - которую должны были бы знать и которой могли бы принести помощь, - когда встречаем ее цензурными запрещениями...(с.354-359) А.Н. Пыпин. Особый русский язык. Вестник Европы. 1888г., Т.6. N11, с.354-372 http://starieknigi.info/index/VE.htm Выпуски с 1802-1917гг. http://starieknigi.info/Zhurnaly/VE/Vestnik_Evropy_1888_134_Harward.pdf 49Мб http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_314.htm А.Н. Пыпин. Обзор малорусской этнографии. Вестник Европы, 1885г., N8, с.744–778; N9, с.325–350; N10, с.777–804; N11, с.351–387; N12, с.778–817 (или в 3 томе: А.Н. Пыпин. История русской этнографии. Спб. 1891) А.Н. Пыпин. Обзор малорусской этнографии. IV. Польские и галицкие этнографические сборники 30-х годов. V – Лукашевич и Метлинский (с.351-384) Вестник Европы. 1885 Ноябрь (том 116) http://starieknigi.info/Zhurnaly/VE/Vestnik_Evropy_1885_116_Harward.pdf 62Мб Яков Головацкий. Заметки и дополнения к статьям Г. Пыпина напечатнным в Вестнике Европы за 1885 и 1886 годы. Вильна. 1888г. с.87 http://www.ukrstor.com/golowackij.html 7Мб Русская этнография только в последние десятилетия, почти только с сороковых годов, получила характер настоящей научной дисциплины. В своем изложении мы останавливаемся на главнейших фактах этой истории… мы желали бы распространения исторических знаний о предмете, столь близком интересам каждого просвещенного человека, в возможно большем кругу читателей, а не в одном тесном кругу кабинетных специалистов А.Н. Пыпин. История русской этнографии (в четырех томах). Из-во: Типография М.М. Стасюлевича (СПб), 1890-1892гг., Общее кол-во страниц: 1777 Том І. Общий обзор изучений народности и этнография великорусская. 1890г. 440с. Том ІІ. Общий обзор изучений народности и этнография великорусская. 1891г. 446с. Том ІІІ. Этнография малорусская. 1891. 442с. Том ІV. Белоруссия и Сибирь. 1892г. 508с. http://rapidlinks.org/link/?lnk=495406 PDF 76,52 MB

Ять: В настоящем случае мы хотим остановиться на одном писателе этой литературы. Вероятно, только очень немногим людям, которые интересуются у нас галицко-русской словесностью, известно имя писателя, заглавие сочинений которого мы выше поставили; между тем это имя весьма популярное между русскими галичанами, и Иероним Аноним считается одним из лучших современных представителей их литературы. Издание его повестей и разсказов сделано академическим кружком, то есть обществом русских студентов во Львове, на память десятилетней годовщины этого кружка. Приводим несколько слов из предисловия кружка, чтобы показать, какое значение придается в самом молодом поколении произведения Анонима, а вместе - каким языком пишут в Галиции по-русски. - Много у нас пишут и говорят об успехах сделанных в последныи времена на поприще возбуждения русско-народной жизни в Галичине. Мы далекии от пессимизма, признаем, что много, очень много сменилося в лучшее, но не лзя замолчати, что надежды, оживлявшии первых поборников святой нашей справы, еще далеко не осуществленныи. Правда, интелигенция нашая, с изъятием людей запродавших свое народное достоинство, не стыдается теперь родного слова, но чи стается (становится ли) она тем самым русскою? Нет! Только речь у нея русская, а мысли, чувства, идеалы - чуждыи! - Познавати свой народ учатся у нас из Брашевских, Захарьясевичев, Сахер-Масохов и проч. - не позорь ли то? Не отдаляете ли нас тое чем раз более от того народа, который один съумел сохранити все памятники великой минувшести? Крайная отже (поэтому) потреба ширенья родной беллетристики, которая могла бы освободити нас от чужих, так вредных произведений - наглядна. Тожь думаем, что не могли мы почтити десятилетней годовщины основания Академического Кружка полезнейшим отечеству делом, як изданием повестей самого лучшаго нашего новелиста. - Теперь передаем их Вам, Отцы наши, который учили нас любви в всему родному, да будете тое для Вас доказом, что труды Вашии не были безуспешными; передаем их Вам, русскии красавицы, из них уведаете, что и родное слово в состоянии поднести духа, загрети сердце; наконец, передаем их и Вам, юныи русскии братья, крепется родною мыслью, бо поприще для Вашей будущей деятельности великое! С верою наперед! - Настоящее имя Анонима есть Хиляк (Владимир Игнатьевич). Краткая биография, приложенная к четвертому тому, настоящего издания, так говорит о начале и развитии его литературной деятельности (приводим опять слова подлинника, для образчика языка). - Среди умственного застоя, вызванного главно политическими неудачами и среди породившейся вследствие того апатии, отзывался постоянно голос из-под Лемковского Бескида, который под видом прехороших повестей и розсказов стремел розбудити духа спящей блаженным сном Галицкой Руси. Голос тот приобрел себе вскоре большую популярность. Кому же у нас неизвестны повести и разсказы: Шибеничный верх, Польский патриот, Влечение сердцем, Повесть в пору, Русская доля и прочии? Читались они на разхват; каждый чувствовался ободренным и спрашивал: Кто их автор? Но имя автора скрывалось долшее время под разными псевдонимами; вскоре же узнали любопытныи, что автором тех чрезвычайно занимательных и многоценных повестей и розсказов есть: о. Владимир Игнатьевич Хиляк, приходский священник в Бортном, горлицкого повета, известный под псевдонимами: Иероним Aноним, В. Нелях, Я Сам, Некий -... А.Н. Пыпин. Особый русский язык. Вестник Европы. 1888г., Т.6. N11, с.354-372 http://starieknigi.info/index/VE.htm Выпуски с 1802-1917гг. http://starieknigi.info/Zhurnaly/VE/Vestnik_Evropy_1888_134_Harward.pdf 49Мб http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_314.htm И. Левицкий. Биографический очерк (от Наташи Гаттас) Иероним Аноним (Владимир Игнатьевич Хиляк) Биографический очерк Среди умственного застоя, вызванного главно политическими неудачами и среди породившейся вследствие того апатии, отзывался постоянно голос из-под Лемковского Бескида, который под видом прехороших повестей и розсказов стремел розбудити духа спящей блаженным сном Галицкой Руси. Голос тот приобрел себе вскоре большую популярность. Кому же у нас неизвестны повести и розсказы: Шибеничный верх, Польский патриот, Влечение сердцем, Повесть в пору, Русская доля и прочии? Читались они на разхват; каждый чувствовался ободренным и спрашивал: Кто их автор?... ... ...Вконце следует еще приметити, что о. Владимир, яко неутомимый труженик на поле родного слова, обогатил тоже нашу очень бедну этнографическую литературу двумя весьма интересными статьями из жизни Лемков, напечатавши в Литературном Сборнике за г. 1871: Свадебные звычаи у Лемков, и в Родимом Листке за г. 1880: Юмор у Лемков. Львов, 1(13) ноября, 1887 Иван Ем. Левицкий Последние произведения В.И. Хиляка (от Наташи Гаттас) О.А. Мончаловский. Критико-биографический очерк о Иерониме анониме. Владимир Хиляк родился 15(27) июля 1843г. в семье священника Игнатия Хиляка, настоятеля прихода села Верхомля великая, на западном рубеже Червонной Руси, в так называемой Лемкомщине. Первоначальное образование получил Владимир Хиляк дома, от отца, народную школу и первые шесть классов гимназии кончил в Новом Сандеце, седьмой же и восьмой класс в Пряшеве, на Угорщине. Поступив в 1862г. в генеральную духовную семинарию во Львове, где пробыл три года, он на четвертый курс перешел в епархиальную семинарию в Перемышле, где и был в 1866г. рукоположен в священники. Пастырскую деятельность начал Владимир Хиляк в селе Долина близ Шимбарка, затем был переведен в Избы, в 1870г. получил бедный горский приход Бортное, отчего друзья и сродники обыкновенно называли его Бортнянским, а в 1892г. переехал на приход в село Литыню, где и умер. Владимир Хиляк выступил на литературное поприще в 1872г., напечатав в фельетоне газеты Слово под псевдонимом В. Нелях повесть Польский патриот. С тех пор по конец жизни автора, имя его не сходит со страницы галицко-русских изданий, стоящих за единство русского народа и исторические основы его развития. Не смотря на то, что литературная деятельность Владимира Хиляка продолжалась всего двадцать лет, он написал и напечатал необыкновенно много. Произведения его пера были напечатаны в следующих изданиях: В фельетоне газеты Слово: в 1872г. повесть Польский патриот; в 1874г. повесть Влечение сердец; в 1875г. фельетоны: С новым годом - и - Я и она; в 1876г. фельетоны: Предсказания на 1876г.; в 1877 и 1878гг, большая повесть Шибеничный верх; в 1883г. разсказ Упрямыи старики, в 1884г., разсказ Кусок жизни людской; в 1882г. в юбилейном н-ре Слова, изданном по случаю годовщины 25-летнего существования этой газеты, юмореска Также юбилей -, которая однако пала жертвою конфискации. В литературном журнале Pодимый Листок в 1879г, повесть Супружество и четыре факультеты - и разсказ На св. Андрея; в 1880г. повесть Русская доля, а в 1881г. повесть Великий перекинчик в малом розмере - и два разсказа: Смерть и жена от Бога - и - Лихо на свете. В литературном журнале Беседа в 1887г. разсказ Мой бл. пам. дьяк - и две юморески: Рыба, переделанная из конфискованной в 1885г, юморески Также юбилей - и - Клара Милич Тургенева; в 1888г. разсказ По совету врача; в 1889г. разсказ Не только жену, но и тещу выбирай - и юмореска Познал свою жену; в 1891г. повесть Первая любовь; в 1892г. разсказ Столько и ни за що. Во Временнике Ставропигийского Института за 1886г. разсказ Небоженька лучшая была; за 1892г. рассказы: Причина и последствие - и - Синкова Поляна или заручины в болоте; за 1893г. разсказы Не все ровно - и - В день серебряной свадьбы (Этот разсказ напечатан в предлежащем издании п.з. Женитьба по разсеянности. Это случилось потому, что получив от семьи покойного автора черновую рукопись разсказа, я его приготовил к печати и дал ему название, не зная о том, что автор несколько дней перед своею смертью списал рукопись на чисто и переслал ее г. М.М. Клемертовичу для напечатания во Временнике. - О.А. М-ий). В сатирическом журнале Страхопуд напечатано множество его мелких статей и фельетонов под псевдонимами: Некий, Я Сам - и под криптонимами: альфа и омега - и - гамма. Особенно замечательны его фельетоны в Страхопуде в 1890 году Кумедна чудасия; в 1891г. Мудрое письмо русского дурака; в 1892г. Поединок. В отдельном издании появился в 1873г., как приложение к газете Слово, разсказ Повесть на часе. В Науке напечатаны слъдующие повести: в 1888г. разсказ: Да не приимеши имени Господа Бога твоего всуе - и Последняя чарка не с руки - или Семь бед за один обед; в 1889г. Счастье не в грошах; в 1892г. В гресе и наказаниe - и в 1893г. Не судите, да не судимы будете. В фельетоны газеты Пролом в 1881г. разсказ: Чи рыдати, чи смеятись? В фельетоне газеты Новый Пролом в 1883г. три сатирическая статьи: В Федоровицу, На що русский очи дивлятся и О росте человеческом; в 1884г. разсказ: Под почтовый рожок; в 1886г. юмореска Надпорядочная любимца. В газетах: Новый Пролом, Червоная Русь, Галицкая Русь и Галичанин напечатаны между прочим следующие разсказы и фельетоны Владимира Хиляка: В Новом Проломе рассказ: Две повестки, отпечатанный также отдельно; в Червоной Руси за 1889г., десять юмористических фельетонов п.з. О всем и ничем, фельетон С Новым Годом и два фельетона Дедушки и бабушки; в Галицкой Руси за 1892г. фельетоны п.з. Львовский провинциальный синод, а в Галичанине за 1893г. разсказ И смешно и жалко -, начало которого было впрочем напечатано в прекратившемся Литературном приложении к Черв. Руси. Часть произведений Владимира Хиляка, разбросанных по разным газетам и журналам, появилась в отдельном издании, а именно в 1882г. общество русских студентов Академический Кружок во Львове издало три тома, в которые вошли: I том: Шибеничный верх; II т.: Русская доля, Последнии из рода, Влечение сердец и Лихо на свете; III т.: Польский патриот, Смерть и жена от Бога, Повесть в пору (на часе), Супружество и четыре факультеты - и Великий перекинчик в малом розмере. Четвертый том сочинений В. Хиляка. изданный под моею редакциею, появился в 1887г, и содержит портрет автора с кратким его жизнеописанием и характеристикою его произведений и следующие рассказы и повести: Мой бл. п. дьяк, Рыбы, Почтовый рожок, Клара Милич Тургенева, Упрямый старики, Кусник жизни людской. Некоторые рассказы В. Хиляка были перепечатаны в России в русских литературных журналах и газетах, а именно: В 1880г. в петроградском журнале Славянский мир была напечатана повесть Шибеничный брег (верх); в 1885г. в журнале Иллюстрированный Мир (Петроград) была перепечатана таже самая повесть п.з. Народные тираны; в фельетоне газеты Орловский Вестник за 1899г. напечатан разсказ Мой бл. п. дьяк, а в петроградском журнала Русский Вестник были напечатаны следующие разсказы: в 1889г. Мой бл. п. дьяк. Почтовый рожок и Упрямые старики, а в 1891г. Великий перекинчик в малом размере и Смерть и жена от Бога. Все произведения нашего писателя, напечатанные в Русском Вестнике, переложены из галицко-русского наречия на литературный русский язык А.Д. Погодиным, с которым я по этому делу вел переписку и который сообщил мне, что намерен читающую публику в России познакомить со всеми лучшими повестями Иеронима Анонима... Владимир Игнатьевич Хиляк http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_665.htm Русский вeстник. 1856-1906 http://starieknigi.info/index/RV.htm

Ять: Изданные теперь труды Хиляка заключают, кажется, полное собрание его беллетристики (кроме, может быть, еще более новых): мы находим здесь одну большую историческую повесть из второй половины прошлого столетия и ряд разсказов из современной галицко-русской жизни, которые отчасти касаются образованного круга общества и воспоминаний студенческого быта, отчасти сельской народной жизни. Историческая повесть, Шибеничный верх, построенная частью на документальных сведениях, частью на местных преданиях, относится к 1768 году и разсказывает о хозяйничанье польских конфедератов (перед первым разделом Польши) в той самой Лемковщине, которая составляет родину и место жительства самого писателя. На главной сцене - отношения поляков к местному русинскому населению; эти отношения автор изображает самыми мрачными красками. Конфедераты не только разоряли народ реквизициями, но совершали и другие насилия, соединенные с коварством. Военные нравы, и в военное время, не отличаются мягкостью; автор, кажется, это знает, но он именно рисует коварное злодейство, которое губит ничем неповинную крестьянскую семью: глава семьи гибнет на виселице (шибенице), дочь-девушка теряет рассудок, и т.д. В конце концов порок наказывается, и главный виновник, польский ротмистр, преследуемый мстителями, казнит себя самоубийством на том самом месте, где было совершено его злодеяние. Сами галицкие критики, высоко ценя повесть, находят в ней недостатки, именно некоторую искусственность; на наш взгляд эти недостатки покажутся, вероятно, еще значительнее; ее манера несколько старомодная, мелодраматическая, но при всем том есть в ней и положительные достоинства -в особенности в картинах народного быта, написанных всегда с любовью и хорошим знанием. В исторической повести Хиляка уже сказывается одна черта галицкой жизни - племенная и политическая вражда в польскому элементу. Мы не раз встретим ее и в других разсказах, напр. в Польском патриоте и Русской доле. В первой из этих повестей изображен ловкий бродяга, который, приняв на себя видь повстанца, сражавшаяся (в 1863-64) за отечество, обманывает своих и чужих и попадает, наконец, в руки правосудия. Изображаемый здесь - патриот - не может быть принят за обычное явление, и жертвою обманов бродяги становятся и сами соотечественники мнимого пана Коморницкого; но польско-русские отношения рисуются, напр., тем, что бродяга, очевидно предлагающий себя на всякие услуги, является агентом польской партии при выборах, обманывает русских поселян-избирателей, и т.п. В Русской доле русскому человеку, прямому, скромному и достойному, приходится терпеть людскую несправедливость, которую олицетворяют особенно поляки. Вообще, польско-русские отношения рисуются приблизительно в том тоне, как изображала их русинская публицистика, причем на стороне русских оказывается добродетель, на стороне поляков - порок. Беда, однако, в том, что из этих же разсказов можно видеть, что русские часто бывают сами виноваты в своих бедах - недостатком солидарности и понимания своих дел... А.Н. Пыпин. Особый русский язык. Вестник Европы. 1888г., Т.6. N11, с.354-372 http://starieknigi.info/index/VE.htm Выпуски с 1802-1917гг. http://starieknigi.info/Zhurnaly/VE/Vestnik_Evropy_1888_134_Harward.pdf 49Мб Иероним Аноним Повести и рассказы. Том 1 Львов. Издание Академического Кружка. 1882 Из типографии Ставропигийского Института под управлением Стефана Гучковского Юбилейное издание Общ. Академический Кружок В память десятелетней годовщины основания общества русских студентов Академический Кружок в Львове (1871-1881) Много у нас пишут и говорят об успехах сделанных в последныи времена на поприще возбуждения русско-народной жизни в Галичине. Мы далекии от пессимизма, признаем, что много очень много сменилося в лучшее, но не лзя замолчати, что надежды, оживлявшии первых поборников святой нашей справы, еще далеко не осуществленныи. Правда, интелигенция нашая, с изьятием людей запродавших свое народное достоинство не стыдается теперь родного слова, но чи стается она тем самым русскою? Нет! Только речь у нея русская, а мысли, чувства, идеалы - чуждыя! Познавати свой народ учатся у нас из Крашевских, Захарьясевичев, Сахер-Масохов и проч. - не позор ли то? Не отдаляет ли нас тое чем раз более от того народа, который один сьумел сохранити все памятники великой минувшести? Крайная отже потреба ширенья родной беллетристики, которая могла бы освободити нас от чужих, так вредных произведений - наглядна. Тожь думаем, что не могли мы почтите десятьлетней годовщины основания Академического Кружка полезнийшим отечеству делом, як изданием повестей самого лучшего нашего новелиста. Теперь, передаем их Вам Отцы нашии, которые учили нас любви к всему родному, да будет тое для Вас доказом, что труды Вашии не были безуспешными; передаем их Вам русскии красавицы, из них уведаете, что и родное слово в состоянии поднести духа, загрети сердце; наконец, передаем их и Вам юныи русские братья, крепится родною мыслью, бо поприще для Вашей будущей деятельности великое! С верою наперед! Шибеничный верх Повесть по народному преданию и различным запискам. Введение Ты наверно, любезнейший читатель, не посетил подбескидских стран. Не дивуюсь тому, ибо, если бы та закутина русской земли отличалась изящною красотою природы или необыкновенным явлением физическим, наверно не укрылась бы она пред пристрастным любопытством сплиноватого Англичанина - и ты, читая панегирик в заграничных часописях, не выдержал бы, что с чужинцами не отдати признательность природою украшенной земле русской. Но на несчастье, так не есть. Нужденная Лемковщина не имеет ничего, чем бы могла принадити к себе якого туриста; окрестность всюда стереотипна, гора и лес, лес и гора, а одна и другая однообразны. И села, между ними положенныи, почти ничем не розличаются. Всюда те же хаты однообразныи, тягнущиеся вздолжь потока, всюда церковна деревяна, с трема червоными куполами, одна управа полева, овес редонький, картофеля низенькая, луги скупенькии...Понимаешь, что переходити подобную страну одному - страшно скучится, и что мне приятный был бы товарищ в дорозе. Прото не вмени мне во зло, если я тебе, любезнейший читатель, умильно в сопутники приглашаю. Не нужно тебе журитись над стратою времени и грошей, ибо я, як повестеписатель, владею другим средством движения, чем суть локомотивы или дилижансы. Употребляя того средства, не наживешся той невыгоды личной, якою наделяет железная дорога своих пасажиров, ни не будешь ползати слимачим ходом, свойственным нашим дилижансам, за что еще нужен - экстра-тринкгельд, я бо движусь из одного местца в другое на крылах фантазии, скорше, чем летом молнии, а свободнейше, чем летом орла... Движись со мною! Владимир Игнатьевич Хиляк (Иероним Аноним). Повести и рассказы. I том. Львов: О во Акад. кружок, 1882 http://lemko.org/pdf/chylak.pdf 73Мб http://lemko.org/books/index.html http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_665.htm Читателям нашым буде не лем интересно, але и практично познакомится из литературном минувшином своих предков, о том як писали лемкы осемдесять и сто лит тому назад. Мы избрали едну повисть Владимира Хиляка, котру он основал на народной лемковской приповидки: Што кому призначено, то го не мине -, або - Смерть и жена — от Бога призначена. А може и не основал, лем тоты приповидкы на ньом буквально исполнилися. http://lemko.org/pdf/LTB1958.pdf 10Мб

Ять: Украинствующие и мы *** Очередной юбилей родившегося 1(13) января 1878 года в Киеве Василия Витальевича Шульгина остался, как обычно, совершенно незамеченным. Конечно, назвать Шульгина забытой фигурой в истории никак нельзя. Его книги воспоминаний «Годы», «Дни», «1920 год» регулярно выходят достаточно большими тиражами, он часто цитируется в исторических исследованиях. Напечатаны в последние годы и его ранее неизвестные работы и записи бесед с ним. Но в массовом сознании Шульгин практически полностью воспринимается как мемуарист, автор увлекательных книг о дореволюционной России и Гражданской войне. Как выдающийся идеолог общерусского единства он известен мало, что и неудивительно. Шульгинская политическая публицистика времен Гражданской войны, в которой украинская тема была одной из главных, почти недоступна – для этого надо идти в архивы и поднимать плохо сохранившиеся подшивки «Киевлянина», «Великой России» и других газет, издававшихся при Деникине и Врангеле. Лишь очень немногие его статьи того времени были переизданы. А основополагающий труд Шульгина, посвященный истории и философии общерусского единства «Украинствующие и мы», не переиздавался с 1939 года и хорошо хоть доступен сейчас в интернете. Между тем совершенно невозможно переоценить значение этого небольшого по объему, но чрезвычайно содержательного исследования для сознания нашей общей Родины, нерушимой духовной общности трех ветвей единого русского народа. Ведь именно идея русского «триединства» была главной в жизни этого коренного «волыняки». Он имел сразу две малых Родины – родную Волынскую губернию и Киев, всегда бывший для главного редактора «Киевлянина» самым любимым городом в мире и одной из трех столиц исторической Руси (недаром книга Шульгина о нелегальной поездке в Советскую Россию и посещении Киева, Москвы и Ленинграда была им названа «Три столицы»). «Украинствующие и мы» писалась автором в тяжелых условиях эмиграции, а время ее выхода в свет отнюдь не было случайным. Надвигалась мировая война, и было абсолютно очевидно, что она не сможет обойти Советский Союз. Однако при всем его тогдашнем (позже оно серьезно трансформировалось, чему посвящена была книга «Опыт Ленина») негативном отношении к Советской власти Шульгину было очевидно, что украинский вопрос обязательно используют немцы для раскола исторической Руси. А платить единством Родины ради борьбы с большевиками он считал для белой эмиграции абсолютно морально недопустимым. Советская власть для него, по позднейшей терминологии Сталина, «приходила и уходила», а общерусское единство было ценностью вечной и непреходящей. Подобное использование «украинства» уже происходило на его глазах во время Гражданской войны и в период польской оккупации Волыни. Он хорошо помнил, как мазепинская агитация превратила в ярого русофоба его собственного племянника Александра Шульгина, который посвятил жизнь борьбе против общерусского единства и родного дядю называл не иначе как «дьяволом». А Волынь, где у Шульгина было небольшое имение, некогда отдававшая в Российской империи на выборах в Думу самый большой процент голосов за монархистов, после многолетней обработки националистами стала в последующем одним из базовых регионов действий «бульбашей» и ОУН-УПА. Много сил и веры надо было, чтобы сохранить верность единому Отечеству, когда враги общерусского единства, как писал Шульгин, соблазняли «малых сих» сладкими посулами: «Предайте свое русское имя. Отрекитесь. Назовитесь украинцами. И хорошо вам будет, и все блага земли посыпятся на вас». Кстати, именно так все последние годы, по сути, и проходила пропаганда за «евроинтеграцию», закономерно закончившаяся «евромайданным» путчем. Недаром для Шульгина идеология мазепинской русофобии – это прежде всего апология предательства. Предательства самого себя, своего рода и исторических корней. И более чем показательно, что эпиграфом к своей работе он взял следующий отрывок из гоголевской «Страшной мести»: «Великую обиду нанес мне сей человек: предал своего брата, как Иуда, и лишил меня честного рода и потомства на земле». Но в книге показывается, что и в самые страшные времена неизменно находились не предавшие своего русского имени. Шульгин приводит идущие из самой глубины души слова узника австрийского концлагеря Талергоф львовского крестьянина Фомы Дьякова: Нехай не гине николи память о наших невинных тысячах русских людей, лучших и дорогих наших батьков и матерей, братов и сестер, котри в страшних муках погибли от куль, багнетов и на австро-мадьярских шибеницах, що неначе густый лес покрыли всю нашу землю. Той зверский террор в световой истории записан кровавыми буквами, и я верю, що та память о мучениках буде вечная. Наши дети, внуки, правнуки и тысячелетни потомки будут их вспоминали и благословити за тое, що в страшных, смертельных муках и страданиях не выреклися свого великого славянского русского имени и за идею русского народа принесли себе кроваво в жертву. Ганьба буде на вечный спомин за писемни и устни ложни доноси выродних наших родних братов, которы выреклися тысячелетного русского имени, стались лютыми янычарыма, проклятыми каинами, юдами, здрадниками и запроданцами русского, славянского народа и русской славянской земли за австрийскии и германскии охлапы! Не менее показательны цитируемые в книге слова и другого простого галичанского крестьянина: «…торжественно могу заявити, що, если б навек все отреклися их идеи, то есть Святой Руси, здорова селянска душа крепко ей держатися, бо та идея освящена кровью наших батьков и матерей». Шульгин в книге детально показал, что русофобия мазепинцев, отрицание общего прошлого, но и будущего направлено не только против России, но и всех жителей древней земли Киевской Руси: «Утверждение, что Великая Россия была, есть и будет незаменимой колонией для Малой, - не парадоксальная фраза, а неопровержимая действительность. Украинствующие, желающие нас этого нашего естественнаго прибежища лишить, с точки зрения разума - безумны, а с точки зрения интересов Южно-Русскаго народа - преступны! Ибо кто же потеснится в этом неласковом мире? Кто нам заменит гостеприимных москалей - кацапов? Не поляки ли, которые не имея свободной земли, сами ищут выхода на наши территории? Или быть может, немцы, чей Drang nach Osten есть явление, вызванное тем, что немцам тесно в границах Германии. Немцы могут выгнать малороссов из их черноземных степей, но они не властны подарить украинствующим ни одного акра немецкой земли. И не примут они ни одного «чигиринца» на свои фабрики и заводы в качестве рабочего или инженера …» В «Украинствующих» автор предсказал и к чему приведет победа врагов общерусского единства. Этому посвящены следующие эмоциональные и глубоко поэтические строки, так нехарактерные для политической аналитики: «И для наших потомков «ридна маты Вкраина» станет злой Мачехой… - «Мабудь, вы сказылись, пани матко, тоди, як вкупи з русским именем выреклысь и руськои земли, що тягне аж до краю свита. Доки цяя безкрайна руська земля була и наша земля, був нам свит в виконцях, бо було, як то се каже, де «главу преклонити». А теперь? Де подинемось?!» История действительно распорядилась так, что после многолетней агрессивной обработки умов и прямого вмешательства внешних сил «ридна маты Вкраина» стала для многих миллионов своих жителей злой мачехой. Пришедшая после февральского переворота власть сделала русофобию государственной идеологией. Предпринимается все, чтобы затоптать в грязь и стереть из сознания людей жизненно необходимое для их будущего сознание общности Русского мира. Подобное, как это показано в «Украинствующих», уже неоднократно происходило в нашей истории, но в конечном итоге органическое, идущее из глубины веков сознание общерусского единства неизменно побеждало. Должно победить оно и сейчас, когда его вновь испытывают на прочность. Хотя, возможно, этих страшных испытаний удалось бы избежать, если бы идейное наследие Шульгина изучалось ранее должным образом. Андрей Дорошев. Незамеченный юбилей пророка единого Отечества. 17.01.2015 http://odnarodyna.com.ua/node/27257 В.В. Шульгин. Украинствующие и мы (Издательство Russia Minor, Белград, 1939). Свободное слово Карпатской Руси. 1986(9-10) http://www.angelfire.com/nt/oboguev/images/shulgin1.htm http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_630.htm

Ять: Вестник Европы. Выпуски с 1802-1917гг. http://starieknigi.info/index/VE.htm А.Н. Пыпин. Обзор малорусской этнографии. Вестник Европы, 1885г., N8, с.744–778; N9, с.325–350; N10, с.777–804; N11, с.351–387; N12, с.778–817 (или в 3 томе: А.Н. Пыпин. История русской этнографии. Спб. 1891) А.Н. Пыпин. Обзор малорусской этнографии. IV. Польские и галицкие этнографические сборники 30-х годов. V – Лукашевич и Метлинский. Вестник Европы. 1885 Ноябрь (том 116), с.351-384 http://starieknigi.info/Zhurnaly/VE/Vestnik_Evropy_1885_116_Harward.pdf 62Мб В Вестнике Европы за ноябрь 1885 года, с.351, помещена была статья г. Пыпина под заглавием: Обзор малорусской этнографии. Разсуждая о Малороссии, автор в изложении своем коснулся смежной с Россией Галиции и старался по возможности разъяснять исторические, политические, литературные и международные отношения Поляков к Русским в Галицкой Руси. Соглашаясь во многом с г. Пыпиным и признавая всю полезность его обстоятельного изложения малоизвестного в русской литературе предмета, мы считаем необходимым сообщить некоторые разъяснения и пополнения, чтоб исправить многие неточности и неправильные суждения в этой замечательной статье, преимущественно с тем, чтобы предостеречь других от невольных ошибок и неверных взглядов повторяемых за авторитетным писателем и нередко становящихся аксиомой в науке… Г. Пыпин нашел многие вопросы для себя неразъясненными. И понятно, живя в России и глядя с особой точки зрения, не зная местных обстоятельств, жизни в Галиции и смотря на все глазами русского человека, он многое мог истолковать себе превратно. Чтобы понять все эти недоразумения, нужно пожить на месте, обстоятельно изследовать почву, познакомиться с народом, его бытом, отношениям к окружающим его элементам, словом — принять во внимание все условия жизни. При наблюдении исторического процесса политической и социальной жизни Поляков и Русских, все зависит от точки зрения и взгляда на совершившиеся события. Если Поляки, по словам г. Пыпина, окружают фантастическим блеском свое прошедшее в бывшей Речи посполитой и воспламеняют свой патриотизм до фанатизма и все это в глазах г. Пыпина вполне естественно, позволительно, даже похвально, почему же не допускать у Русского подобное же увлечение славой и пламенною любовью к давно прошедшему русскому быту, о котором мечтает русский Галичанин, окружающей неподдельным блеском своих князей Ростиславичей и Мономаховичей, и зачем же порицать Галичан за воспоминания об единстве всей Руси? Гордясь славой своих предков, доблестями Володаря и Василька и могуществом Ярослава Осмомысла, Даниила и Льва, силой и преобладанием своего народного быта, независимостью и господством Русского народа и православия во всей стране, где впервые родилась и объединилась русская народность и была в полном смысле русская и православная, русский Галичанин желает господства Русского элемента надо всеми наносными наслоениями и возвращения прежней русской жизни. Напротив, Поляки и полякующие претендуют на свою потерянную власть в этих искони русских землях, при жизни масс Русского народа, мечтают о польском господстве от моря до моря, велят Русским забыть свою историю и всякое воспоминание о русской старине считают бунтом против несуществующей Польши и изменой фантастической их ойчизне! (с.3-4) ...г. Пыпин (с.738) пытается разъяснить взаимные отношения Поляков (галицких) к галицким Русским, но весьма неудачно. Допустим, что - с самих первых веков истории Руси (вообще, не специальной галицкой, так как в то время Галиции не было, разве в головах венгерской и немецкой дипломатии) были военные столкновения с Польшею (не всею, а только соседними Малою Польшей и Мазовшем), что могло иметь некоторое влияние на соседнюю Русь, но не меньше того было воздействие Руси на Поляков, особенно принимая во внимание высшую степень русской культуры в то время, когда Русь имела своих писателей, проповедников, летописцев и пр., а польский язык до завоевания Червонной Руси королем Казимиром был языком безграмотным, не культурным; самая же Польша (по выражению авторитетного историка Лелевеля) была в Европе известна на столько, на сколько чрез нее шел тракт к Киеву и на Русь. Припомним, что могущественные русско-галицкие князья вмешивались не только в политические дела Малой Польши и Мазовша, но и в дела венгерского и чешского королевства и даже в дела крошечного австрийского герцогства. В то время галицко-перемышльская Русь не была изолирована так, как теперь, и немецким кордоном отделена от прочей Руси. Не смотря на разгром Татарами, которому она подверглась, (хотя может и меньшему разорению, чем киевская и северная Русь), она была в тесной связи со всею Русью или, употребив часто повторяемое г. П—ым слово, с обще-русскою землей. Князья галицкие Мстислав Мстиславович и юный Даниил Романович участвовали в битве на Калке, доставили галицкую конницу по суху, а галицкую пехоту (выгонцев) в тысячи лодьих по Днестру и Черному Морю на сборный пункт у острова Хортицы. Когда же по причине малолетства Романовичей Андрей Угорский захватил галицкий престол, то Мстислав Удалой примчался с Новгородскими полками и прогнал Венгерцев из обще-русской земли. Галицкая и перемышльская епархия всегда состояли под верховною властью киевских, а после московских митрополитов обще-русской земли и Галичанин св. Петр, нетленные мощи которого покоятся в Успенском соборе в Москве, возседал на кафедре митрополитов всея, то-есть и Галицкия, Руси. Митрополиты посещали между прочим и галицкие и перемышльские церкви. Многие из Галичан возседали на митрополичьей кафедре в Киеве. Галичанин Стефан Яворский содействовал Петру Великому в преобразовании России. Таким образом и разгром татарский не уединил галицкой Руси (то есть правильнее Галицкой, Перемышльской, Белзкой и Теребовельской или Червенской Руси) от остальных русских земель, тем менее присоединение (то есть завоевание или насильное завладение) Галицкой Руси к Польше в половине XVI столетия могло окончательно связать эту русскую землю с Польским государством и совсем неверно, что будто бы - с тех пор и до ныне Галицкая Русь осталась оторванною от русского целого -. Между тем Галицкая Русь называемая Галицией и Лодомерией, только с 1772 года оторвана от русского целого и поневоле стала отрезанным ломтем без связей: церковных, книжных и бытовых с русским целым. Тем отраднее для всякого русского человека, что в Галичанах чувствуется русская кровь, в их груди бьется русское сердце, они любят Русь, и что в них отзываются симпатии к общерусскому отечеству, а в России находятся друзья и покровители обще-русской идеи, не обращая внимания на то, представляется ли это сближение друг с другом г. Пыпину и К – более или менее справедливым (с.740-41), - искусственным или даже нелепым - ?! До тех пор (с XIV столетия) Галицкая или Червонная Русь или просто Русь, как говорили Поляки, хотя и политически подчиненная Польше, не прекращала своих связей с остальными Русскими землями, преимущественно с юго-западной Русью, вошедшей в состав Литовско-Русского Великого княжества. Червонная Русь всегда была составною частью Киевской митрополии и в духовной связи с северо-восточною Русью и православным миром. Когда строилась Львовская Ставропигийская церковь, то епископ Балабан обращался за помощью в Москву, и не даром. До сих пор красуется в куполе церкви русский двуглавый орел с надписью: Федор Иванович царь Москво-России благодетель бысть храма сего. Церковные братства, их школы и типографии были в непрерывной связи и переписки. Львовские епископы и церковные братчики и переписывались с Киевским, Виленским и Могилевским братствами, поддерживали друг друга и не чуждались как теперь. Разве только добро-польские и добро-австрийские дельцы могут игнорировать эти братские связи. Даже г. Спасович не отрицает, того, что - старинный город князя Льва — сердце Червонной Руси. (Ист. слав, лит., II, 497). Поселившись во Львове, Москвитин Иван Федоров жил как между родными и основал типографию при св. Онуфриевском монастыре. Не знаем, но каким особенным - связям с Польшею Русь Галицкая - будто бы - не была однородна даже с Днепровскою Русью Киева, Подоли и Волыни - (?), когда между этими областями не было большего разъединения, как между нынешними губерниями или Галийскими бецирками. Другое дело - южная Русь левого берега Днепра, то-есть Ново-Россия -, которая в то время представляла - дикое поле -, по которому гарцевали татарские орды. Впрочем, может-быть и правда, что в этих областях, - влияние полонизма наступило позднее -, хотя в обезлюденных Подоли и Украине селилось больше выходцев из Польши, а к Козакам был всегда сильный наплыв баннитов, то-есть, судебным приговором лишенных прав шляхтичей. Напротив того, Червонная Русь всегда была гуще заселена и меньше нуждалась в колониях. Если впрочем внедрявшийся полонизм и католичество встретили народный отпор в казацких возстаниях, то раньше того Галичане боролись под началом Дашка из Острога и покутянина Мухи; наконец Поляки находили сильный отпор в Молдавянах, с которыми православная Русь была заодно. Были и в Карпатах, свои гайдамаки и опрышки, наводившие ужас на всех подкарпатских панов. При разделах Польши Галиция не могла быть присоединена к России наравне с другими русскими землями уже потому, что при первом разделе Польши, на который согласились король и Речь Посполитая, участвовали только коммиссары австрийские и польские, Россия же не принимала непосредственного участия, так как между Россией и Червонною Русью существовала еще Волынская и Подольская земля (см. нашу статью в Русск. Вестнике 1885г, июль, с.242). При 2 и 3-м разделах – ея принадлежность к русским землям в самом деле была как бы забыта (с.55-58) Яков Головацкий. Заметки и дополнения к статьям Г. Пыпина напечатанным в Вестнике Европы за 1885 и 1886 годы. Вильна. 1888г. 87с. http://www.ukrstor.com/golowackij.html 7Мб В настоящей книге собраны многолетние работы по истории изучения русской народности, первоначально помещавшиеся в Вестнике Европы (1881-1888). Объединенные здесь в одно целое, они были вновь пересмотрены и в различных местах более или менее значительно дополнены. ...Русская этнография только в последние десятилетия, почти только с сороковых годов, получила характер настоящей научной дисциплины. В своем изложении мы останавливаемся на главнейших фактах этой истории…мы желали бы распространения исторических знаний о предмете, столь близком интересам каждого просвещенного человека, в возможно большем кругу читателей, а не в одном тесном кругу кабинетных специалистов А.Н. Пыпин. История русской этнографии (в четырех томах). Из-во: Типография М.М. Стасюлевича (СПб), 1890-1892гг., Общее кол-во страниц: 1777 Том І. Общий обзор изучений народности и этнография великорусская. 1890г. 440с. Том ІІ. Общий обзор изучений народности и этнография великорусская. 1891г. 446с. Том ІІІ. Этнография малорусская. 1891. 442с. Том ІV. Белоруссия и Сибирь. 1892г. 508с. http://rapidlinks.org/link/?lnk=495406 PDF 76,52 MB

Ять: Читателям нашым буде не лем интересно, але и практично познакомится из литературном минувшином своих предков, о том як писали лемкы осемдесять и сто лит тому назад. Мы избрали едну повисть Владимира Хиляка, котру он основал на народной лемковской приповидки: Што кому призначено, то го не мине -, або - Смерть и жена — от Бога призначена. А може и не основал, лем тоты приповидкы на ньом буквально исполнилися. *** Шестый час выбил на часах вcиx веж пештянскых. Свист машины прошиб воздух, штурман сперся на свойом колеси, пароход двинулся горой Дунайом. Дивне чувство овладило мном, коли я в первый раз пустился в дорогу кораблем. Я отвернул мои очы от амфитеатрально розмищенной Буды и от золотосияющей крышы цисарской палаты, котра, озарена червоными лучами клонящогося к западу солнца,слипила мой взор…Я оперся о поруча парохода и дивился безмысленно в синьи волны Дуная. Нит! Не безмысленно — се лишь сумне занятие идиота — а я поневольно думал. Мни пришла на гадку давна школьна задача, в котрой профессор велил нам описати сравнение между человическом жизнью, а pиком. Як то тяжко приходило мни тогда найти таке сравнение, а як легко днесь! А вот, жизнь тече, як pика, як бы и сей Дунай, в границах природных, або силом рук человическых направленных, то быстро, то повольно - то бурливо, то спокойно. Чым ближе к источнику, к молодости, тым pика быстрийша, вода яснийша, точно, як и свитлы дни молодости...Чым ниже по течению, pика повольнийша, вода мутнийша - испытанный образ дозрилого мужчины, обреченного заботами, или мрачной, невеселой старости. Якесь уныние нашло на мене. Я подивился вокруг себе. На поклади бавилися дити шариками. Счастливы дити. Они не предчувствуют, што незабавом придеся им бороти с волнами жизни, где нераз тяжко от боли застогнают, точно, як сей пароход, котрого машина сапит, штобы перебороти сильне течение Дуная. И я подневольно пригадал coби свитлы дни мойого дитства в родительском доми, по котрых слидувала уже меньше беззаботна школьна жизнь - и мои гадкы опинилися тут-же на одной точки... Владимир Хиляк. Смерть и жена от Бога призначены. Издание Лемко-Союза. НьюЙорк. 1958, 36с. http://lemko.org/pdf/LTB1958.pdf 10Мб Владимир Игнатьевич Хиляк (Иероним Аноним). Повести и рассказы. I том. Львов: О во Акад. кружок, 1882 http://lemko.org/pdf/chylak.pdf 73Мб http://lemko.org/books/index.html http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_665.htm

Ять: Я - русин Я русин был и русским буду, Пока живу, пока дышу, Покамест имя человека И заповедь отцов ношу. Когда австрийцы и поляки Да немцы лютые меня С правдивого пути не сшибли И не похитили огня, То ныне ни крутым запретам, Ни даже ста пудам оков Руси в моей груди не выжечь Во веки вечные веков. Василь Романович Ваврик Крестьяне - Поэты Народная поэзия - сокровищница всего народа. Создавали и создают её талантливые певцы, поэты, лирники, сказатели. Автор Слова о полку Игореве был, несомненно, одним из баянов на дворе галицкого князя Ярослава Владимировича Осмомысла. Летопись отметила, что при князе Данииле Романовиче прославился певец Митуса. Он один нам известен, а сколько имен затерялось и пропало бесследно в продолжение веков! Отзвуки народного творчества древней Руси сохранились в обломках до сих пор: колядки, щедровки, гаивки, русалии, ладкания, голосения, поговорки, пословицы, загадки, сказки, былины. Эти крошки народной словесности представляют собой ценнейшие источники быта наших предков. Галицко-русские писатели, связанные неразрывными узами с народом, всем сердцем и разумом оберегали заветы и наследие своих отцов и дедов. Д.И. Зубрицкнй начал свое литературное поприще рассуждениями о народных песнях: Uber galizische Volkslieder (1823). Священники И.Г. Наумович,В.Д. Залозецкий, В.И. Хиляк, прожившие всю жизнь в деревне, были глубокими знатоками народной души, а И. Вишенский, И. Гушалевич, Ф. Белоус, Ф. Свистун, Д. Вергун, Д. Марков, С. Бендасюк вышли из самых недр народа. В ниже следующих рядках остановимся на именах подлинных народных певцов-крестьян, песни которых представляют яркую картину самобытной поэзии и отличаются глубоким патриотическим содержанием. Не много их, всего несколько человек, но все они - соль Галицкой Руси. Помянуть их хотя бы самым скромным словом - неотложный долг благодарности потомства. Димитрий Гаврилович Третьяк Русь - моя мати Наша доля Любовь и наука Русином звуся Все вперед Исидор Романович Пасечинский Наша доля близь За Русь Гей, хто Русин Думка Читальня Русь Иван Ильич Процык Курган Русь едина Сян - наша граница Зазулька Час вставати Честь Иван Федоров Федоричка Наша нива Талергоф Колись а ныне Любовь Свете, ты наш свете! Даниил Ильич Сысак Верный сын с. Джурина Моей жене Печальная панихида Награда Моему ровеснику В больнице Иван Васильевич Тернопольский Война Мати Моя палата Поворот з Талергофа Плач Руси Роковины Афанасий Гаврилюк Судьба хлебороба Орач До светла Михаил Иванович Волошинович Дума селянина Люблю тебе За Лемковину Верю я Там на приспе Нестор Димитрьевич Жилич (Любомир Камянский) Моя люба Лемковина Могила партизана Лемковской матери Суседу Образ Тылича Флоринка Сян Славянам Народный кермеш Екатерина Ивановна Приплесь-Дычкевич Народному деятелю Заклик Добродею-патриоту Под талергофским крестом Иван Юрьевич Русенко Наша Лемковщина Лемки Народ воскрес Теперь на Лемковщине Моя отчизна Василий Ваврик. Крестьяне - Поэты (Галицко-русские Писатели). Лувен, 1973, 86с. http://lemko.org/pdf/Vavrik1973.pdf 12 Mb В.Р. Ваврик. Краткий очерк Галицко-Русской письменности http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_673.htm

Ять: Украинский лад *** Украиноманы и Поляки, а за ними и г. Пыпин, с безпримерною ожесточенностью нападают на тех Галичан, которые, сознавая единство Руси, стараются писать на исторически-развитом общерусском, грамматически обработанном языке, имеющем богатейшую литературу. Они защищают шаткое мнение – молодых - Галичан, пытающихся образовать какой-то украинский или даже галицкий или русинский письменный язык, который не имеет ни общепринятой грамматики, ни литературы, ни даже возможности и сил создать оную. Украиноманы пытаются доказать, что они одни в состоянии просветить народ своими плохенькими книжонками, печатаными небывалым правописанием на своем искусственно-составленном жаргоне, тщательно стараясь избегать форм и слов сходных с общерусскими и подбирая и придумывая такие, которые менее употребительны или вовсе не употребительны. Многие утверждают (Пыпин, Ист.I, 352), что русский язык в книге не понятен для огромной массы южно-русского народа, но к несчастью никто не хочет практически проверить, насколько понятен народу общерусский язык и насколько он способен быть органом народного образования, конечно если слог прост, и предмет не выше круга понятий народа. Попытаемся провести параллель между общерусским языком галицко-русского писателя и дословным переводом той же статьи под руководством грамматики и словарей - молодых Галичан -. В первом столбце мы помещаем несколько строк из Истории древнего Галицко-Русского княжества, соч. Д. Зубрицкого. Львов, 1852, II,3, во втором же перевод (собственно переложение) текста на жаргон галицких народников, в котором все слова, формы и правописание заимствованы из Немецко-руского словаря О. Партицкого, изд. Во Львове 1867 года, и Грамматики руского языка Мих. Осадцы, там же 1862 года. Вот образчик письменного языка - общерусских Галичан и народников украиноманов. Кто решится сказать, что язык Зубрицкого менее понятен народу, чем язык передранный на украинский лад. Зачем же коверкать и уродовать слова и формы, когда можно писать правильно на удобопонятном для всех русском языке? Яков Головацкий. Заметки и дополнения к статьям Г. Пыпина напечатанным в Вестнике Европы за 1885 и 1886 годы. Вильна. 1888г. 87с. http://www.ukrstor.com/golowackij.html 7Мб http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_314.htm

Ять: Иван Ильич Процык (1864-1911) Иван Кум был на Галицкой Руси более известен, нежели Иван Процык. Он родился в Прысовцах Зборовского уезда. Отец его был малоземельным пахарем. Ваня учился хорошо, но не мог окончить лишь среднее училище. Был удален из VIII-го класса за участие в манифестации в честь И.Г. Наумовича. Оставался в родном селе до призыва в австрийскую армию. Выслужив в ней 12 лет вахмистром, жил некоторое время в Чехии, где приобрел много полезных знаний. Женившись на чешке, устроился не плохо, но тоска по родине заставила его поблагодарить добрых славян за хлеб-соль и вернуться в родные стороны. Иван Процык, вместе с братом Богданом, решил издавать народный журнал п.з. Наука - по образцу просветителя Иоанна Наумовича, черпал из его сокровищницы, перепечатывал его статьи и повести, но всё же не доровнял ему. Он сочинял патриотические стихи, писал шуточные сатиры, в которых беспощадно высмеивал пороки галицко-русского общества, подвергал острой критике гнёт польско-австрийских властей, грабёж евреев, наглых эксплуататоров и экпроприяторов народного добра, а - Простая беседа - Ивана Кума была любимой лектурой крестьян, которым по душе были веселый тон, юмор и крепкие выражения. Львов — оплот польского шовинизма — давил душу крестьянина. Приходилось ему жить в чрезвычайно тяжелых условиях и работать в качестве писущего, редактора, экспедитора. Умер в крайней нужде. Согласно его желанию студенческий хор спел на его могиле песню Некрасова: Укажи мне такую обитель, Я такого угла не видал, Где бы сеятель наш и кормитель, Где бы русский мужик не стонал. Иван Кум всецело был предан родному народу. Теплым словом он старался его просвещать и укреплять в нем веру, что неволя захватчиков Галицкой Руси раньше или позже кончится, и великая Русь подаст ей руку помощи. В 1905г. Процык издал популярный сборник Декламаций с портретами галицко-русских культурных деятелей: Наумовича, Яхимовича, Качковского, Добрянского, Дедицкого, Куземского, Гушалевича, Белоуса, Площанского, Малиновского и Барабаша - крестьянина и посла галицкого сейма, одного из подвижников Иоанна Наумовича. Литература: Ф.Ф. Аристов, Карпато-русские писатели» т.III (рукоп.). Курган Серед поля Зборовского Темнее курган. Сорок тысяч вороженьков Там поклав Богдан. Не из злобы, а за правду И за Русь святу Упокорив Хмельниченько Вражую буту. Правда, ныне на курганe Красуется крест, Но не врагам належится За то хвала, честь. Крест Никита из Присовец Сооружив тот, Якраз тому вже минае Двесте третий год. Наоколо у Зборова Тих курганов тьма, А гаразду, як не було, Так таки нема. Народ русский наш, як терпев, Так терпит теперь. Ему всегда перед правом Зачинена дверь. Русь едина Гей-же, братья галичане, Вже настала та пора, Щоб на небосклоне Руси Засияла нам зоря. Зоря правды и любови Щоб злучила всех сынов, Що родились в русском краю, Де Перемышль, Галич, Львов. Мы Червоной Руси дети Пятьсот лет стоим в борьбе. У нас нет друзей-суседов, Только Бог, и мы одни. Мы еще не победили, Но и враг не победил. Только силы сполучимо, У нас много-много дил. Мы не знаем земли красшой, Як наш край: Галичина — Часть всей Руси безпредельной, Наша близша вотчина Поза Бескид и Карпаты, Понад Сян, Буг, Збруч и Прут. Станьмо в обороне Руси, Най не делят Русь, не рвут. Разом руки! Разом силы! Мы часть мира, мы — народ! Русь едину передаймо Нашим детям з рода в род. Сян - наша граница Чому кружишь, ляцкий орле, Понад русску хату, Чому несешь в русску землю Польскую гакату? Тут свята Русь, а не Польша, Тут слава гремела, Тут владели, князювали Сыны Владимира. Тут искони земля русска, Земля Ярослава, Тут лягала и вставала Наша русска слава. Тут прадедны родны наши Даниила чада Грудью, кровью Русь спасали От гибели ада. Тут мы сами володари, Тут наша землиця, Перемышль наш и Карпаты, Сян - наша границя. Зазулька Шла девчина левадою, Шла на панский лан. Перед нею серед поля Выступив курган. Под курганом головоньки Козацких сынов. На кургане трираменный Крест святый зчорнев. А на кресте зазуленька Села и куе. Заслухалася девчина, Аж серденько бье. И залилася девчина Аж у три ручья: Скажи, птичко, чи воскресне Матенька моя? Злепотела зазуленька 3 куком понад лан. Дивись, доню! Солнце всходит, Мерехтит курган. Час вставати Слышу вопли из-под Львова, Плач и стоны у 3борова. Якась орда напирае, Край Подолья разоряе. Краде мову, грабит веру Нема Руси! гласит миpy. Хто те враги? Чи татары Летят на Русь наче хмары? Не татары! Я их знаю, На мече еще кровь маю. Кровь запеклу з-под Збаража, Де корилась душа вража. Лежат в земле тихомолки Козацкии славны полки. Лежат, не спят, лишь дремают, Замогильну стражу мают. А як сурмы-трубы грянут, ВСе головы на бой встанут. Не корися, русский роде! Борись мужно против орды, Як лях стане напирати, Кличь: Богдане, пора встати! Честь Честь вам, наши славны дети, Честь страдальцям пять веков, Що не дали одолети Святой Руси тьме врагов. Наши отцы в вечном мире Спят в могилах. Вечны сны. При Руси стоят оплотом Славных предков их сыны. Они знают умирати За народ, за Русь, за честь, Им не страшен удар грома, Не страшна им ляцка месть. Поки чути русске слово, Поки течут Сян и Прут, Русь живе и жити буде, Процветати буде тут. Василий Ваврик. Крестьяне - Поэты (Галицко-русские Писатели). Лувен, 1973, 86с. http://lemko.org/pdf/Vavrik1973.pdf 12 Mb http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_756.htm В.Р. Ваврик. Краткий очерк Галицко-Русской письменности http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_673.htm



полная версия страницы