Форум » Влескнига » Деды и Бабы (продолжение 5) » Ответить

Деды и Бабы (продолжение 5)

Ять: [quote]… ночь — Луна … Плеяды… [url = http://www.astronet.ru/db/msg/1236743] http://www.astronet.ru/db/msg/1236743 [/a] [/quote] 31 июля, 13 часов 43 минуты - 13 Полнолуние. 02 августа (Ильин день, День ВДВ), 13 часов 03 минуты - Луна в перигее (D= 32,8 угл. мин.) на расстоянии 362132 км. от Земли. Осенние Деды (Восеньскiя Дзяды) православные отмечали на третьей неделе после Покрова Трiзень Трi Вiеде - Овсiена Влiка - Восеньскiя Дзяды http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_73.htm (Н.В.С.: «Плеяды» по-Японски — «Субару», а по-Русски — «Волосыни».) pogorelskiy1957@mail.ru DGg4Gy ШТО НА НЯ ДИВИШ??? НИГДА РУСИНА НЕ ВІДІВ???

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Ять: В.Р. Ваврик. Василий Дмитриевич Залозецкий. Львов. 1955 Апостол трезвости В.Д. Залозецкий посланником, проповедником, настоящим благовестителем и апостолом трезвости. Ему принадлежал почин над основы обществ трезвости в Галицкой Руси, где порок пьянства, как злополучное наследие многовековой польской неволи, угрожал в XIX веке стихийным бедствием. Борьба с ним составляла одну из важнейших забот тогдашней галицко-русской интеллигенции, особенно о. Иоанна Наумовича. В.Д. Залозецкий выработал статут и план миссий, и митрополит Иосиф Сембратович утвердил их и даже возглавил движение. В продолжении нескольких лет, с крестом в руках, В.Д. Залозецкий разъезжал по селам вдоль Прикарпатья и пламенным словом призывал народ воздержаться от горячих спиртных напитков в праздники, на свадьбах, крестинах, именинах и похоронах. Под влиянием жгучего слова о вреде спирта для наследников, семьи и края, целые деревни отказывались от пьянства и давали торжественные клятвы воздержания до смерти. Имя В.Д. Залозецкого, как лучшего оратора, стало популярным во всей Галицкой Руси. Он сам говорит, что разъезды по селам, после утраты дорогой жены Антонии, были для него исцеляющим лекарством и самым счастливым периодом его жизни; они же дали обильную пищу для его литературного творчества. Демократ В.Д. Залозецкий был демократом в самом благородном смысле этого понятия, народо и человеколюбцем вместе: Не мятежничает мой дух ни заговором, ни динамитом. Я, смиренный мятежник, пособляю горю кротким русским словом. Мне чужды страсти, яд нетерпимости не испортил моего сердца. Без румянца стыда я чужое унижать не могу. Мне чужда самообольстительная гордость. Никому не пытаюсь навязать узы моей собственной воли (- Похождения Мендля Зильбербуша). У В.Д. Залозецкого выше всего стояли интересы родного народа, общественные дела, которые предлагал решать народным вечем. Он ратовал за всеобщее избирательное право представителей в сельскую общину, краевой сейм и державный парламент. Он осуждал тиранию вельмож, панщину, рабство и стоял за национальную свободу своей родины, за полную личную свободу действий, совести, слова, веры, устройства хозяйства по собственному желанию на твердой экономической почве, за полное равенство всех перед разумным законом, порицал немилосердную эксплуатацию крестьянского народа евреями. - Я посылал тебя, девка, в мир, стоять за мою и за нашего народа правду. Карай ты невестинным глаголом истины князей сего мира и с яростью львицы отстаивай свое гнездо (- Две девицы). В.Д. Залозецкого не прельщал соблазн легкого, сытого, поверхностного существования деревенского помещика, как многих его современников-материалистов. Он глубоко вникал в неотрадное положение крестьянского народа, стараясь быть ему полезным на каждом шагу. Ласковым приветом и добрым советом он ободрял каждого с кем только пришлось ему иметь какое-нибудь дело. Короче говоря, это был демократ-идеалист чистой воды. Патриот В.Д. Залозецкий был проникнут задушевной, глубокой и сильной любовью к Руси, русскому народу, но никогда не выставлял этого на вид. Ясное сознание своих обязанностей по отношению к матери-родине у него слились с божественным, молитвенным чувством, и он призывал: Господи, Господи! Пошли мне доброго ангела, и пусть принесет он мне из твоих эфирных высей ветки вышнего мира, любить дальше мой темный народ и из-за одного преткновения не отчаиваться в его лучшем грядущем. Если уже ты не сподобил меня лат, меча и чести ратника за родную землю, то дай, по крайней мере, дар философа, угадывать верное будущее из хладных черт исторического рока и ждать, и ждать, и паки ждать (- После одного судного дня). Положение Галицкой Руси было накануне 1 мировой войны до того тяжелым, что многие , потеряв надежду на лучшие дни, стали отчаиваться. Глубокая вера в русский народ не позволила В.Д. Залозецкому пасть духом. В минуты отчаяния пред ним представал юноша прекрасного одухотворенного облика в белых ризах и возлагал на его голову свою ладонь: Не унывай, близорукий человек! Вот кладу я ветку мира из небесных высей в твой подол, а вскоре опять приду и принесу тебе два земных жемчуга и отверзу тебе глаза: глядеть снисходительно на человеческие немощи и неведения и прощать, и ждать. Есть много вас, чающих движения воды, и воды двинутся непременно, как двинулись древле за фараоном, и дан будет широкий путь оскорбленному и униженному народу –. Этот могучий клич к защите родины: мой друг, не падай духом, не отчаивайся. Отбрось все частное и пошлое, верь и действуй, и все же, наконец, увидишь Русь в славе и величии…(с.172-174) В.Р. Ваврик. Василий Дмитриевич Залозецкий. Львов. 1955. 190с. http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_464.htm Василий Дмитриевич Залозецкий http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_461.htm КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Ять: Венок русинам на обжинки. Речка Яков Федорович Головацкий. 17(29).10.1814-1(13).05.1888. Фотогр. Ректор Львовского университета, 1864 Яков Федорович оставил громадное литературное наследие. Он - поэт, филолог, этнограф, библиограф и публицист. В стихотворении Речка олицетворена Галицкая Русь. Несмотря на преграды речка стремится к морю В.Р. Ваврик Краткий очерк галицко-русской письменности. Лувен, 1973. 80с. http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_673.htm Речка Чом реченько домашняя, Так плывеш поволи? Чом водици не розлиеш З берегов на поле? Годе плысти самотою, Час вже тугу збути: Шуми, гуди филенькою, Що б далеко чути! - Як же мене, родный сыну, Не плысти поволи? Високии береженьки, Ще й ровненьке поле. Я бы в фалю загремела, Та водици мало; Зато гладке личко мое Чисте, як чюркало. Були тучи, дощи, громы, Воды забренели; Щож!..Подрыли береженьки, И воду сколотили. Лучче плысти по тихоньки, Та певненьким ходом; Оминати островоньки, Каменье й колоды. Так поплыну тихо, смирно, Без шуму, без горя; З личком чистым, незмученным Чей дойду до моря! Венок Русинам на обжинки уплел Иван Б.Ф. Головацкий. Часть вторая. У Ведни, черенками оо. Мехитаристов, 1847, с.119-120 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_467.htm

Ять: Венок русинам на обжинки. Слово о повинностех подданых - Рещехомь iеще словы тоiе назпаменте абыхомь не iедiны одо тiе слове не оутратете - Слово о повинностех подданых (перед прочими чина священнического) ко Царю и Отечеству, голошене перед достойными Настоятелями и честными Гостями, до питомцев греч. кат. Семинарии у Львове дня 9. Листопадня 1839 года, Антонием Любич-Могильницким. Буле то другий раз (Покойный Отец Марк. Р. Шашкевич бул первый, который Слово к питомцем держал по руски 1834 года (см. Венок I. Часть.)) за нашой памяти, що молодый богословец так промовил отеческим языком перед лицем достойной Старшины до своих соучеников и сотрудников. - Тямлю тую памятную хвилю - все слухи напряжении кметовали сердечнии слова, притомнии понимали ясную науку из щирои груди родолюбця до молодых леторостей пронешенную, сердця их отверялися для принятия правд выложенных - бо промовил из сердця руского до сердец руских. Многии из читателев дознали сами того чувства, знакома им буде тая хвиля вдыхновения, яку учинило тое слово; - але далеко больше из непритомных ради бы хоть перечитати слова так важнии, хоть из письма одганути мысли и чувства слушателев. От же для обновления и пригаданья тои памятной хвили тым, котри еи раз учули, як и для того, що бы нечувшим подати о ней сяке таке выображение, гадаю дещо побеседовати о том Слове, и важнейшии местця выписати, що бы неяко головнейши повинности и правды там выложеннии хоть коротенько переказати, всякому в память втолковати, и до сердця приложити. Красомовец наш ясно розвинул понятие о Старшине и подвластных, покрепил свои слова историею и письмом святым, кинул колька смелых але правдивых почерков из давнои истории нашого Отечества - розклал просторонно в красных образах, як доля нашого народа одменилася за счастливого правления Австрийского, и выличил все ласки на нас высыпаннии. Одтак повернул на высокое и важное дело священнического чина, представил як до того стану годно приготовлятися, а збивши достаточно закоренелии передсуджения и блуды, научае нас на конец, як правой дорогою йти, що бы одповедно высокому намерению, и с пожитком и хоснем поверенного стада, блаженной цели своей доступити; особливо сильно и слушно представил конечную потребу учения и оброблюванья питомого материнского языка. З разу не смело, здается, приступав до речи своей, и вымовляеся, що дело трудне розпочинае, - бо, мовит, не промовляю до Вас языком од людей ученых обробленным и украшенным, але таким, який ся под убогов рольника стрехов, погордженный просвещенным светом переховуе - однакож чуеся в силе и каже - не есть не подобне, бо промовляю до Вас словами, котри суть найдорожший забыток, який нам любезнии отци наши лишили, котри взяти из уст братей наших, з грудей чувством верности и любви упоеных. - И видко, як ясно и гладко довел до конця започату речь; а що володее своим языком, що певно и смело выражался, наилучше покажеся из выписов, котрых не мало привести гадаю, абы чого доброго не опустити. Чувствуючи свое достойное становище, от так починае молодый вития: Честно и потешно ми есть, Высоко-почтении Настоятели, мужи светлии и всечестнии, и Вы достойнии Гостe любии, що нине перед лицем Вашим могу одкрыти чувствия мои, могу отворити уста мои. Нине, любимии Товарищи, зачинаю житье нове и счастливе, нине невымовной утехов и радостью груди мои оддыхают, коли ми счастье послужило промовити до Вас о высоком намерению, для котрого 'сьмо ся в cиe доброчинне заложение сгромадили, до котрого ся в нем приспособляти и лагодити повинни 'сьмо; коли ми доля сприяла припомнути Вам святии повинности, яких од нас Церковь, Отечество и Император желае, коли могу поговорити с Вами о надеи, яку на нас люба родина и целый народ руский отечества Галичского покладае; але'ще 'мь далеко счастливший, коли промовляю до Вас тыми словами, котри 'сьмо из перси матерей наших высъсали, котрыми 'сьмо невиннии утехи лет детинных солодили, котрыми нас старанный отец и любезна мати научали, як чоловеком добрым и счастливым, як Отечеству и людскому племени ужиточными зостати, котрыми на конец хвалу Божу маем одправляти, верным братиям нашим правды вечнии голосити, и их о повинностех ко Царю и Отечеству научати. - Тут розправляе о блудных и мыльных выображениях, яки сими часы ширются, и молодежь заражают ядом противным правому просвещению, упоминае стерегтися письм и говору тых голов загорелых; - дальше розкладае понятие власти и старшин из початку деяний племени человеческого, дае приклады и доводы из истории так священной як и мирской; выставляе несчастья и недоле, яки народы терпети мусят, коли схибнутся из дороги права и порядку вечного; показуе примеры а примеры не далекии - одтак упоминае сими словами: будьмо далекими од такого заслепления и злости, научимся из чужого несчастья бути мудрыми и осторожными…поступаймо честными следами памятных прадедов и праотцев наших, котри власти верховней неустанно були послушными и своим Князем и Царям (королям) завсе верно служили, хоть им не раз горька недоля докучала. - По том наказуе и утверджае в верностн к Отечеству и Царю, пригадуе и з легка приводит в память - долю Отечества нашого, а над все руского народа, яка 'му в переднейших веках товаришила -...Але не все, каже, нам доховала история, бо неприязный дух тамтых часов судил 'го негодным, абы хоть поминку о нем учинити; однак правда укрытися не може, и так як золото привалене грузею, красоты и цены своеи не тратить, а повержене в огень все пожерающий, 'ще чистейше и яснейше выходит: так тота правда не загибла в темности веков давнейших, и чим больше старанося следы ей затерти, тым голоснейше до нас теперь промовляе. Бо так як тело людске по тяжкей хоробе долго еще на собе носит знаки своей немочи; як по сильней бури, по граде або тучи убитый колос и трава до горы поднестися не може: так тоти многии розвалины колись крепких городов, так розличнии грузы колись цвитущих мест и сел, котрии теперь землю Галицкую так густо покрывают, голосно до нас промовляют, що на них колись несчастна доля тяжила. Але 'ще не все, если ся приближимо до нашого простого народу; если схочемо познати его способ, як мыслит и чуе, як тужит и думав; если подслухаемо, як з песней его неустанно промовляе туга и смуток: то задивуемся, що за велика суперечность межи тым всем и межи его теперешней долею показуеся? - ...Далей описавши стихом (Смотр, на с. 42 Згадка Старины) причину того, каже: Истинный образ многих бид и горькой недоли, якии род руский через колька веков трапили. Мало о них споминае история…розвалины заможных мест и городов поволокла густа мурава, так що не могут сведчити о своем знищенью и только часом ночный птах жалостну песнь на них заводит…не могут до нас промовити в полю могилы, бо их густый бурян покрывае, и только часом сивый орел на них усяде подумати над славою отцев наших, котрых там кости покрытии спочивают: але жие память тых несчастных часов в жалостных Думках и поведенках нашого народа, и одбивается од матери на дочку, з батька на сына як найдорожша часть маетку, яку им зоставити могут. Ними оддыхают груди жвавого молодця в поли при роботе, при буйней чередe, в радости и смутку; ними подливае красна девиця любе свое зелье в городци; ними украшав свои роботы, ними coлодит свою надею, и свою тугу голосит. – Тут на конец приводит старця, котрый внукам своим розповедае о недолях и несчастьях народа в давных часах: одтак обертаеся до товарищев, яка счастлива доля теперь нас потешае, и мовит: Нетреба далеко сведоцтва шукати, бо маем 'го що день на местци перед очима: сведчит о том счастливость людей кождого стану, сведчит мирный спокой и пожадана доля, яка ровно в богатей палате и под низко стрехов гостит и пробувае. Видимо, як места повстают з давных розвалин, и новов красотов, богатством и порядком землю нашу приоздобляют и украшают; видимо, як добрым именем села процвитают…видимо, як ся ремесла, искуство и штуки множат и досконалят, як многие плоды промыслу свого уделяют нам для пожитку и выгоды. Але сего еще мало…суть иншии знаки счастнои доли, далеко дорожшии, як тото все, що 'сьмо выличили. Видимо, як сонце правдивого просвещения умного ясно и высоко подносится над Галицким небом, як лучами своими мраки и тьмы невидения и слепоты умной розганяе, и чисте светло правои мудрости на все части розширяе, так що мы, котри 'сьмо не давно в густей тьме невидения блудили, нине в ряду просвещенных народов европейских смело поличитися можемо. Дознаемо неустанно благих благодатей справедливости: що ровно гордый вельможа як и найнизший простачок тым доброчинным правам и уставам мусится поводовати - и т.д. - Але, каже дальше, найдорожша ласка, якою народ руский в нашем Отечестве так богато обдареный тешится, а поднесение церкви нашои до высоты достоинства, до чести и славы, якою ледви коли в инших часах моглася защитити. Видимо, як Сион руского роду славно и ясно верх свой в облаки подносит, и знамением креста святого детей своих зо всех сторон сгромаджае, абы в нем хвалу Вышнего сердцем и устами голосити; як венец Пастырей выкопанный з грузов и розвалин, де через многии веки приваленый вянул, свежим цветом голову достойнейшого Архипастыря венчае и украшае; як явно и безпечно шле Русин в свободных церквах молитвы свои перед престол Бога, и складае щирии приносы з доробку свого…слухае с пожитком духовным Священника, голосящего чисту правду Евангелия, в честнейшем ряду поставленного, як в веках переднейших. - Теперь (одзываеся), любезнии Братья! познавши тоти так розличнии благодати, спытаймося сами себе, спытаймо щоденного досведченья и истории, з котрого здрою они выплывают, де причина им и початок?...(с.1-10) Ант. Могильницкий. Слово о повинностях подданых (перед прочими чина священического) ко Царю и Отечеству, голошене перед достойными Настоятелями и честными Гостями, до питомцев греч. кат. Семинарии у Львове дня 9. Листопадня 1839 года Венок Русинам на обжинки уплел Иван Б.Ф. Головацкий. Часть вторая. У Ведни, черенками оо. Мехитаристов, 1847, 33с. http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_468.htm http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_467.htm

Ять: Венок русинам на обжинки. Слово о повинностех подданых - Рещехомь iеще словы тоiе назпаменте абыхомь не iедiны одо тiе слове не оутратете - Вас, братия, котрии добре мыслите и честно ся трудите, беру за сведков, що правду голошу - а Вы, котрии ся до того уроения почуваете, котрии мову отеческу занехаете, а що горше, можеся ей и встыдаете, пробачте и даруйте ми, що Вам скажу правду щиру - за правду гневатися не повинни 'сьмо: Будемо учити руский народ - а если не умеем с ним розмовитися! Будем 'то поправляти и до правды провадити - а если не знаем его вады и хибы! Будем его проводниками до благодеяния и счастливости - а не знаем одповести его языком, коли нас о дорогу пытае! То скажит ми, братия мили, на щожь придадутся нам нашии науки и мудрость? - коли низшая братия не змогут з них пожитку отримати. Будут нас мудрых и переученых так уважати, як скупого богача, котрый многии свои гроши замыкав до скрини або в землю закопуе, стереже их пильно, а сам при них з голоду млее и бедному кусень хлеба не уделит. - А теперь спытаймося, де тому вина и причина? - Правда, що в летах детинных перша наша розмова и наука одправлялася отеческим языком: aле оддалении од любимых родителей, одколи высшим наукам посвящаемо дни и труды нашии, уже нам мова материнска здается чужа и не годна, абы нею промовляти! Хапаемся не раз легкомысленно писем не потребных и шкодливых, шукаем там правды, де ей знайти не подобно, а замест солодкой патоки высысаем из них палящу трутизну. Тешат нас и бавлят плохии письма в языках заграничных, над котрыми стративши большую часть дорогого часу, котрый бы 'сьмо могли на що пожиточнейшого обернути; ледво напись якои книги прочитаемо и еи стороны поличимо, уже ся з них мудрыми величаемо, а набравши якогось дивного уроения од людей баламутных и нашему имени неприязных, живимся хлебом рускои земли и трудами братий наших, называемся учителями руского народу, а одрекаемся имени власного, и мовы отцев наших встыдаемся! Але коли встыдаемся свого языка, то встыдаемся и службы Божои, котру тым языком маемо одправляти, встыдаемся науки Христовои и тых, котрии нам беседуют и котри нас научили, встыдаемся родителей наших, встыдаемся родины и дружины нашои!… Но пробачте, що так смело Ганьблю Ваш вроенный встыд; Сердце ся з жалю розплыло На так марный дивогльед. Кождый народ, хотьбы дикий, Любит свой родимый край; Любит отцовски языки, Свою мову и звычай. Дикий, котрый в курней хате Долгу зиму сам седит, В слоте, в студени - на мате, В лесах и вертепах спит: Мильший ему край родимый, Мильший отцев тесный кут, Як богатый свет изменный, Де з золотых кубков пьют. Мильша емуа отцев мов, Як беседы глас чужий, Хоть убога в красни слова, Предце то забыток свой. Завези 'го до палаты, Най в золотом ложу спит; Завсе он до своей хаты, До лепянки затужит. Сам невдячный сын Бескидов Згордил свой любимый род, Жичит мовы од суседов, А до своей чуе встыд!.. Ледво письмо з за границе В нашу землю загостит; Як по воду до кирнице, Кождый до него спешит: И мудрости в нем шукае, А мудрости - ани след – Нема правды - он читае – Полный блудов дивогльед! \ Голову ним завертае, И невинность изказит; А свого ся одрекае, И чужого Бога чтит. Як мотыль с ветром играе Все крылами - и гуде, З пустых цветов мед сберае, Але меду не знайде! Так нам книги з верха красни Мудри, пожиточни все; В середине пусти басне, Нибы тело без души. Мы их предце выхваляем, Чуже красне - свое брыдь… Отцев мовы ся встыдаем?.. Ах, невдячный, гидный встыд!. Тадже руский язык милый Колись в чести красно цвел; Колись князе говорили, Нине власность простаков!.. Ним колись велики Цари Становили брань и мир; Ним колись светли бояре Оздобляли князей двор. Мы, невдячни их выродки, Допчем отцев честный дар, Не смакуе, хоть солодкий, Хоть легкий - то нам Татар. А коли нам чужи слова Так припали до смаку: Одречимся!..руска мова Най загине до знаку!.. Нове coбе имя даймо, Вже не Русин!..якесь инне… Але, братья, погадаймо, Що с языком племя гине! Може мовлю Вам за много? Нудит Вас мой простый стих: Я не мовлю ни що злого, Бо що правда, то не грех!.. Що правда, то не грех, любимии товариши! Правду говорити мушу, бо що сердце чуе, того уста замолчати не могут!..Не хочу я Вас моими словами одвести од учения языков чужих и заграничных, хорони Боже! оддаймо честь, кому честь приналежит! Суть з них де некотри краснии и пожиточнии; треба их учитися, если схочемо правдивого просвещения бути участниками; але, братья, погадаймо, не все золото, що ся светит; треба нам бути бачными и осторожными, абы 'сьмо , коли нас поверховно до правды повести обецяют, не впали в сети хитро на нас заставлении, як нам показало только смутных выпадков, котрых Вам не хочу споминати, бо знаю, що кождому доброму глубоко и смутно в сердце суть записани. Але, братья! робим так, як приповедка старых людей каже - абы була овця цела, и волк сытый -. Учимся чужой, а не занехаймо свою, хвалнм чужу, але не ганьбим свою, величаймося чужою, але не встыдаймося своей! - Для того не ленуймося приложити трудов до того, що нам правдиву честь, а верным Христовым пожиток принести може. Встыдаймося борше бути так плохомыслящими и небачными, абы 'сьмо без розваги и осторожности баламутствам и уроениям давали веры, абы 'сьмо на ослеп втручалися в пропасть безодню, котру под нами хитрии вороги копают, а по том ся з нашои погибели насмевают и поругаютъ! Стережимся, мовлю, писем безбожных и зводительных, так як стережемо ока в голове, як нас мати од огню стерегла. Стережимся, абы 'сьмо через плохость не причиняли ран до ран, болезнь до болезни в сердцю тых, котрии нас милуют и о нас стараются, абы 'сьмо не чернили честь и славу целого народу, абы 'сьмо смутком и жальом не наполняли груди честнейших и любимых Наставников наших, абы 'сьмо горкии слезы Отцям и Матерям нашим из очей не вытискали, абы 'сьмо их сиву голову не зганьбили и не зъогидили, та их перед часом до гробу не втрутили. Маймо Бога в сердце, маймо совесть (сумленье)! утекаймо уроения и блудов, а поступаймо дорогою простою и честною до светла, правды и повинности. Бо если так не учинимо, то знивечимо тым уроением все наши труды и заходы, спустошеют и змарнеют наши науки, неплодна зостане мудрость наша, не сполнится надея братий наших, - простого народу, яку на нас покладают, бо нам замкнении уста, котрыми маем правду голосити; бо нам руки завязании, котрыми им маем дорогу до счастливости показовати; не однесе з нас пожитку церковь святая, пропал той скарб, котрый нам поверила, в нас затриманый и затьмленный лучами своими народу не светит. Не познае народ повинностей своих к Царю и Отечеству, если 'му их зрозумело не выложимо, если 'му до сердця не промовимо, если ся в перед ненаучимо, так як он гадати и беседоватн. Любовь ко Царю и Отечеству будеся им здавати якийсь мертвый образ, не маючий в собе жадной побудки и принуки, если им не дамо зрозумети, що Отечество як родна мати тои любови е годне, що Царь, добрый и любимый Отец того Отечества, о нас як о власных детех стараеся и нас милуе. Верность буде им ся здавати якесь сонне привидение, котре нас доти забавляе, доки спимо; а скоро ся пробудимо, зараз изчезае; так тота верность доти им ся буде повинностью здавати, доки через ню самолюбство, власный пожиток и свои выгоды з могут заспокоити; а скоро тото все устане, и верность их застыгне; если не научим народ способом, яким поймити може, що тоту святу добродетель вера и совесть нам наказуе - Вдячность буде им ся здавати якийсь порожний голос, немаючий ваги и значения, если их не переконаемо, що охоче полнение всех уставов и приказов, що добровольне причинениеся до всех потреб, до робот и данин, якими помоч Отечеству принести можна, вдячностью называют. А так, любезнии братья, теперь познаймо, що тота на показ нибы мала и марна перешкода учинит нас нездольными одповести довольно нашому высокому намерению и призначению; що без докладной ведомости мовы нашего народа, его звычаев добрых, его хиб и уроений, негодно будемся именовати слугами Церкви, сынами Отечества, и поддаными любимого Царя нашего. - Кто з нас правый сын Отечества, кто ся до винограду Христового не втискае для марного дочесного пожитку; кто не вызнае лживыми устами, що Цареви есть верный; кто любит своих родителей и милу родину; кому вера свята, а чувства добродеяния не выкоренил из души своей: того нине перед лицем Бога, и образом Милостивейшего Царя нашего прошу и заклинаю, най собе нине постановит тою правою дорогою поступати, тым легким способом лагодитися годно до высокого стану своего! Най не лякаеся трудов мозольных там, де мерно уживши сил своих може статися правдиво ужиточным Отечеству и Царю своему; най не дасться одстрашитн насмеванием и поруганием безъумных и невдячных выродков од свого честного намерения. А если котрый из нас, що также жалостно постерегати даеться, утратил все чувство правды, одрекся истины, замкнул сердце свое на голос веры святой, на возвание совести, на потребу братей своих: най ся з моих приятельских слов насмевае и поругае, най шукае мудрости и просвещения в марностях и баснях; борше мы ся дочекаемо, що он в своем зарозумлению и уроению, в cвоей слепоте и злости, стягне на себе погарду, нечесть и ненависть у людей, проклятие од братей своих, отвержение од Бога, неславу од Отечества, и негодность назватися подданым Милостивейшего Императора: - а нижелн нас переконае, що неправду голосимо, що ся баламутством поводуемо. Тешно ся, братья, що еще можемо старанием и трудами нашими подвигнути честь и славу роду нашего, що можем верностью и послушенством нашим затерти следы той огидной змазы, котру де некотри безъумнии и невдячнии выродки имени и племени рускому перед лицем целого Отечества и Милостивейшого Царя нашого стягнули. Тешмо ся, мовлю, и не тратьмо надеи, бо Он милостивый и предобрый пробачит нашим хибам, одпустит нашу вину, як любезный отец детем своим, если в них изменение воли и склонность до поправы постерегае. Нехай сердця нашии чистым чувством любви, верности и послушенства к Отцю Отечества неизменно палают, а що сердце чуе, що уста голосят, нехай ся делами честными объявляе! He трудно нам прийде показатн нашу любовь, верность и послушенство, если повинности нашии хоть бы тяжкии и прикрии з щирой воли, з доброй охоты будем исполняти, а тогды помножимо и укрепимо счастливость власну, и потешну долю порученного нам стада верного; а память нашу еще познейшии поколенья будут вдячие споминати и имя наше благословити! (c.21-33) Ант. Могильницкий. Слово о повинностях подданых (перед прочими чина священического) ко Царю и Отечеству, голошене перед достойными Настоятелями и честными Гостями, до питомцев греч. кат. Семинарии у Львове дня 9. Листопадня 1839 года. 33с. Венок Русинам на обжинки уплел Иван Б.Ф. Головацкий. Часть вторая. У Ведни, черенками оо. Мехитаристов, 1847 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_468.htm http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_467.htm

Ять: Василий Дмитриевич Залозецкий. Заветные мысли (Автобиография) Мое мировоззрение Всю жизнь меня озаряла идея великого национально-культурного триединства: русского, славянского и евразийского. Сперва вкратце определю сущность каждой из составных частей этой идеологической триады, а затем изложу свои заметные мысли более подробно. Русский народ является главой, средоточием и защитником всего Славянского мира. Только Русь сможет объединить и освободить раздробленное и порабощенное Славянство. Чтобы объединить Славян, русскому народу надо быть самому единым и сильным. Отсюду проистекает необходимость поддержания и дальнейшего развития общерусского единства, этого залога не только успеха в международных отношениях, но и правильное, здоровое внутреннее развитие всей Руси. Славянские народы тратят больше сил на борьбу за свое национальное существование, чем на культурное творчество. Взаимные славянские распри и иноземное владычество – два вида зла, которые не дают возможности Славянству занять подобающее место в истории человечества. Если Славяне культурно объединятся, а этому никто и ничто мешать не может, то идейно спаянная наша общеславянская родина Славия будет нести всему миру мир и откроет славянский период во всемирной истории. Ради собственного сохранения в тяжелой борьбе с иноземцами, уже уничтожившими полабско-поморских Славян, что должно служить для нас постоянным предостерегающим напоминанием, ради достойного существования, наконец, во имя великих задач славянского племени в развитии всего человечества необходимо всеславянское объединение. Распространение русского языка, с его богатейшей изящной словесностью и крупнейшими достижениями в области науки, среди всех славянских народов – первый шаг к такому объединению. В XX веке уже никто не станет оспаривать тот факт, что русский литературный язык имеет не только общерусское, но и всеславянское и мировое значение . Славянство, во главе с Россией, более тысячи лет живет на своей исторической территории. Славия занимает огромное пространство в Евразии, т.е. в Европе и Азии. Славия – это не только часть европейско-азиатского материка, но и географический центр и культурное сердце Евразии. Другими словами, Евразия есть Славия по преимуществу потому, что здесь скрещиваются влияния Востока и Запада и перерабатываются в своеобразную культуру, носителем которой из всех Славян в первую очередь является глубоко самобытный русский народ. Если в широком географическом значении слова Евразией именуется Европа и Азия, взятые вместе, то в тесном культурном смысле под Евразией надо понимать именно срединную часть нашего европейского материка, занимаемую русско-славянским миром. В дальнейшем изложении я везде буду пользоваться словом Евразия в узком культурном его значении, противоставляя ему на Западе мир романо-германский, а на Востоке такие самодовлеющие страны, как Индия, Китай и Япония. Таким образом, Славянство, подобие византийского двуглавому орлу, одной головой смотрит на Запад, другой – на Восток. И на западном и на восточном рубеже Славии, удаленные друг от друга более чем на десять тысяч верст, идет упорная национальная, культурная и особенно экономическая борьба с соседями. Если на Западе Славянству опасен пангерманизм прежде всего в качественном отношении, хотя численно Славяне преобладают над немцами, но уступают им в сплоченности, выдержке, планомерности и точности, то на Востоке панмонголизм желтой расы подавляет Славян, в данном случае русский народ, своим количеством. Поставленные между европейским молотом и азиатской наковальней, Славянство должно напрячь все свои силы, чтобы устоять перед грозной опасностью. В благополучном, даже победоносном исходе этой борьбы Славянства с пангерманизмом и панмонголизмом видную роль играет участие на стороне России и вообще Славян целого рода неславянских народностей, занимающих пограничные, переходные в этнографическом отношении, области и целые страны. На юго-западной окраине Славии, между славянским и романо-германским миром, расположены греки, албанцы, мадьяры, румыны, литовцы, латыши, эсты и финны. Общая численность их равняется, вероятно, населению Франции без колоний. Эти народности необходимо втянуть в русло общеславянского культурного и национально-освободительного движения, чтобы они, в момент грозного поединка Германства со Славянством выступили на стороне Славии. Здесь я должен подчеркнуть свою мысль: эти, так сказать, полу-славяне (литовцы и латыши, по своему историческому прошлому, лето-славяне. Финны и эсты, по политической принадлежности, связаны с Россией. Мадьяры, румыны и особенно греки – по культурному развитию, приближаются к России) не должны смешивать своей культурной общности с миром славянским с идеей политического их включения в состав современной России или будущей Славии. Нет, эти полу-славяне пусть не боятся стать просто подданными России или Славии, потому что они могут быть только равноправными и свободными гражданами Евразии, в состав которой войдут русский и все славянские народы. Всех должна воодушевить идея евразийства: олицетворения разнообразий в гармонии, сложного единства, многокрасочной однокультурности, совокупных усилий для достижения общего идеала, т.е. мира всего мира, и внесения своего евразийского вклада в духовную сокровищницу человечества, при сохранении частных, местных и национальных средств и способов материального труда и духовного творчества. Некоторой аналогией будущего развития евразийской культуры может служить картина величественного расцвета эллинистической культуры в древности, но это лишь уподобление, потому что ни полного сходства на безусловное равенство тут быть не может. Различие между древностью и современностью почти во всех отношениях накладывает свой неизгладимый отпечаток на наши нынешние действия и дела давно минувших дней. Эллинистической культурный мир был прежде всего собран непродолжительное время воедино, благодаря победам Александра Македонского; евразийский мир должен быть объединен навсегда любовью во имя мирных целей развития и процветания входящих в состав Евразии народов. Затем, очагом культуры для эллинистического мира являлась небольшая и политически неустойчивая Эллада, и греки, подобно островку, в огромном море, тонули в географической обширном и многолюдном варварском мире, который стремились привязать к себе великими достижениями своей культуры. Ядром же Евразии явится многомилионный русский народ, создавший самое огромное в мире государство Россию, имеющую почти двести миллионов жителей. Русский народ вместе с другими славянами будет составлять огромное большинство населения Евразии, что придаст ей не только национальную устойчивость, но также и политическую и культурную мощь. Наконец, полу-славянские народности не смогут остаться нейтральными в борьбе Славянства с германо-романским Западом, потому что расправа возгорится как раз на их территории. По своей малочисленности эти народности не будут также в состоянии образовать свои вполне независимые национальные государства, например, - независимая Албания - явится просто игрушкой в руках дипломатов великих держав. На восточной окраине Славии, между Индией, Китаем и Японией, вобравшим в себя около половины всего населения земного шара, и Россией также лежит переходная полоса областей и стран, стремящихся отстаивать свое национальное существование от поглощения стихий Великой Азии и видящих своего естественного союзника и защитника в лице России. Это прежде всего злочастная Корея, много претерпевшая от Китайского владычества и затем подпавшая под японское иго. Все надежды корейцев обращены на русский народ, и они с радостью войдут в состав Евразии, потому что это освободит их от рабства и превратит их в свободных граждан. Далее, подвигаясь с востока на запад, мы видим манчжур – народность тунгусского происхождения, которая у себя на родине, в Манчжурии, подвергается полному национальному обезличению вследствие усиленной китайской колонизации. Эта же китайская колонизация угрожает Монголии, так как у монгольских кочевников-скотоводов отнимаются пастбища для превращения их в пашни китайских переселенцев. Как только, в 1911 году вспыхнула Китайская революция, то Монголия поспешила объявить себя независимой, в надежде на поддержку России. Восточный Туркестан, хотя и принадлежит Китаю, но постоянно поднимает восстания против Китайского владычества и мечтает объединиться с русским и западным Туркестаном. Тибет, замкнувшийся от всего мира, опять таки намеревался в 1911 году отделится от Китая и, боясь попасть из огня в полымя, т.е. сменить Китайское владычество на английское, ждал помощи от России. Наконец, Афганистан ненавидит англичан, которым дважды устраивал резню, никогда не примирится с отторжением восточных областей в пользу Индии и закупоркой выхода к Индийскому океану, путем создания английскими политиками преграды в виде Белуджистана. Жизненные интересы Афганистана, подсказывают ему мысль о необходимости самого тесного единения с Россией, для которой он является единственно удобными воротами в Индию. Итак, на восточной окраине России наберется, вероятно, теже 40, а с Персией 50 миллионов населения, изнывающего в неволе, нищете и невежестве, не верящего в час своего освобождения, которое принесет ему русский народ. Эти 50 миллионов человек составят преданных граждан Евразии и явятся стойкими защитниками ее восточных границ от натиска – желтой опасности -. В противоположность народам западной переходной полосы полуславян, для которых Евразия имеет то преимущество, что она по культуре им ближе, чем романо-германский Запад, народности восточной переходной полосы, войдя в состав Евразии, достигнут своего национального объединения, а именно: коренные манчжуры сольются с тунгусами северо-восточной Сибири, объединятся киргизы восточного и западного Туркестана; таджики и узбеки Афганистана соединяться со своими единоплеменниками средне-азиатских владений России. Путем же расширения и усиления прежних и создания новых казачьих войск будут достигнуты этнографические переходы от русской народности к туземным племенам Казак как раз и представляет собой тип своеобразного евразийца, в котором органично слились европейская тяга к культуре и азиатская удаль, с ее любовью к коню, как верному другу, степным просторам, подвижностью и жаждой боевых подвигов. Все это замечательно верно изобразил Л.Н. Толстой в своей замечательной повести Казаки. В общем итоге население западной и восточной переходных полос дает Евразии около ста миллионов человек. Основное же ядро составит Славянство, во главе с русским народом. Таким образом, общее количество жителей Евразии будет не менее 300 миллионов. Эта цифра сможет противопоставить как натискам Запада, так и вторжениям Востока и обеспечить одновременно мирное развитие Евразии на благо всего человечества. Чтобы закончить вводную часть очерка о моем мировоззрении, в нескольких словах коснусь еще вопроса о будущем культурных центров России, Славии и Евразии. По моему глубокому убеждению, русский, славянский и евразийскии центры – политические столицы не следует сливать в одном и том же географическом пункте. Культурным и государственным средоточием России, для страны, раскинувшейся на необъятном пространстве Европы и Азии и к тому же в течение тысячи лет своего существования неуклонно стремящейся стать твердою ногою на берегах незамерзающего моря, представляющего свободный выход на простор мировых путей сообщения, - может быть только Царьград. Отсюда русский народ получил православную веру и основы своей культуры, отсюда же заимствовал свой государственный герб. В тесном единении России и балканских Славян шла многовековая борьба с общим врагом, подчинившим своему игу культурные страны юго-восточной Европы. Географически Царьград расположен на рубеже Европы и Азии. Эти две части евразийского материка здесь соприкасаются, но не сливаются, как это мы видим на Урале. О Царьграде на Руси сложились прекрасные легенды (Москва – третий Рим, а четвертому не бывать. Повесть о белом клобуке. Олегов щит на вратах Царьграда. Золотые ворота в Царьграде и пр.), и борьба за Царьград составила тему многих дивных произведений русских поэтов (А.С. Пушкин, А.К. Толстой, и особенно Ф.И. Тютчев в стихах Рассвет; Русская география; Не гул молвы прошел в народе; Тогда лишь в полном торжестве; Уж третий год беснуются языки; На графа Несельроде. Рефреном этих стихов является строфа: Венца и скиптра Византии Вам не удастся нас лишить, Всемирную судьбу России - Нет! Вам ее не запрудить!.. Федор Тютчев. Пророчество Не гул молвы прошел в народе, Весть родилась не в нашем роде - То древний глас, то свыше глас: Четвертый век уж на исходе, - Свершится он - и грянет час! И своды древние Софии, В возобновленной Византии, Вновь осенят Христов алтарь -. Пади пред ним, о царь России, - И встань - как всеславянский царь! Федор Тютчев. Уж третий год беснуются языки (1850) Уж третий год беснуются языки, Вот и весна - и с каждою весной, Как в стае диких птиц перед грозой, Тревожней шум, разноголосней крики. В раздумье тяжком князи и владыки И держат вожжи трепетной рукой, Подавлен ум зловещею тоской - Мечты людей, как сны больного, дики. Но с нами бог! Сорвавшися со дна, Вдруг, одурев, полна грозы и мрака, Стремглав на нас рванулась глубина, - Но твоего не помутила зрака!.. Ветр свирепел. Но...Да не будет тако! - Ты рек, - и вспять отхлынула волна. Если Петроград - окно в Европу, то Царьград – дверь России в широкий мир. Имея ключи от этой двери в своих руках, Россия может быть уверенной в полной безопасности всего Черноморского побережья. Черное море превратится в Русское море, как именовалось встарь, не только по названию, но и по политическому значению. Это море, подобно Каспийскому, станет фактически водным бассейном России, сделается как бы огромным русским озером. На все лицемерные мероприятия европейской дипломатии, направленные к гальванизации живого трупа на берегах Босфора, к спасению – больного человека -, к интернационализации и нетралицации единственного в своем роде и действительно царственного города, как воздух и хлеб необходимого русскому народу, - каждый национально мыслящий русский человек должен иметь один лишь ответ: Царьград и проливы должны принадлежать России и только России! Царьград – будущая столица Русского государства, идеальное средоточие русского единства, центр всесторонней деятельности велико - мало и белоруссов на благо одного монолитного, мощного и великого русского народа. Столицей же объединенного Славянства должен быть такой город, который расположен в этнографическом центре славянского мира. Взглянув на карту родственных современных славянских народов, сразу замечаем, что почти все они расположились на север и юг от Дуная. Русские примыкают к Дунаю в двух местах: в Бессарабии и у Тиссы на Закарпатской Руси, словаки – на пространстве от Братиславы до Вацова; чехи, если не сплошной массой, но отдельными своими населениями, соприкасаются с Дунаем; славенцы, хорваты, сербы и болгары в полном смысле слова – дунайские народы, только поляки не сидят на Дунае, но все же живут поблизости от него. Таким образом, с полным правом можно считать Дунай всеславянской рекой. Вбитый по Дунаю немецко-мадьярско-румынский клин до некоторой степени разобщил в географическом и этнографическом отношениях восточное, западное и южное славянство. Но эта историческая несправедливость будет со временем исправлена путем заселения славянской народной стихии на исконной славянской реке. Здесь на Дунае и должна быть столица Славии – Братислава, населенная представителями всех славянских народов и представляющая в миниатюре как-бы всю Славянскую державу. В городе Славии должно быть осуществлено не только в теории, но и на практике, всеславянское братство, добрососедское сожительство всех разновидностей славянских племен на сравнительно небольшом куске земли, превращенных усилиями славянских деятелей в живой этнографический музей, в жизненную школу славяноведения. Величественный град Славии должен быть вольным городом, одинаково нейтральным для всех ветвей Славянства, должен быть местопребыванием всеславянского правительства, т.е. того совета старейшин, которому будет принадлежать высший моральный авторитет во всех важнейших вопросах славянской жизни. Столица Славии должна быть построена совместными усилиями всех славянских народов в Карпато-дунайских землях, где протекала проповедь славянских первоучителей, святых равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия, которые положили основы культурного развития славянского мира. Здесь возрождению Славянства и создает свой новый народно-государственный центр, украшенный собором в честь этих первых по времени славистов. Наконец, объединенная Евразия должна иметь свою столицу, сооруженную в центре евразийского мира, посреди между Ледовитым и Индийским океаном, между Чешским лесом и тихоокеанским побережьем России, где-то в пределах Урала. Находясь в точке пересечения этих двух линий, новый город Евразийства явится узловым пунктом и перекрестком великих путей, по которым будет направляться товарообмен между Западом и Востоком, Севером и Югом, что придает экономическую, культурную и политическую мощь этой великой и могучей державы. Равно удаленный от всех пограничных районов и совершенно безопасный в отношении вражеского нашествия в случае войны Евразийск явится идеальным местом для хранения всех духовных и материальных ценностей евразийского мира. Здесь должны находиться не только золотой запас государства и монетный двор, но и все важнейшие архивы, книгохранилища, собрания редких рукописей и картин, имеющих мировое значение. Здесь же должна быть поставленная на недосягаемую высоту академия культуры, как могучий светоч науки, искусства и философской мысли, приводящий в стройную систему все многообразные элементы и составляющий в своей совокупности одно целое. Таковы основные положения и сущность национально-культурной триады. После этого краткого Введения перехожу к изложению своих заветных мыслей, по каждому вопросу в отдельности, в более обстоятельном виде...(с.19-27) Василий Дмитриевич Залозецкий. Заветные мысли (Автобиография) http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_462.htm Василий Дмитриевич Залозецкий http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_461.htm КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Ять: В.Р. Ваврик. Василий Дмитриевич Залозецкий. Львов. 1955 Исследователь галицкой старины В.Д. Залозецкий в начале своей литературной деятельности и не думал заниматься историческими вопросами. Увлекшись, однако, стариной, он потонул в ней с головой. В продолжении 30 лет он копался в летописях, былинах, прологах, изборниках, словах и был, несомненно, рядом с А.С. Петрушевичем, одним из лучших знатоков галицких древностей, которые он изучил гораздо глубже и основательнее Ивана Франко. Когда повесть последнего – Захар Беркут (1883) – незначительные отрывки 13 столетия, то исторические повести В.Д. Залозецкого, как Звонимира, Ростислав, Евфимия Володаревна, Половецкая моленица и очерки, посвященные Слову о полку Игореве - отличаются глубоким проникновением в изгибы жизни древнего Галича. Он глубоко вникает, как сам выражается, в половецкую эру русской истории. Как ни один из галицких писателей, В.Д. Залозецкий широко отобразил эпоху Ростиславичей: Ростислава Владимировича, внука Ярослава Мудрого, первого Рюриковича в Перемышле, Володаря Ростиславовича и его дочь Евфимию, Владимира Володаревича, ловкого, предприимчивого князя, перенесшего столицу из Перемышля в Галич, Ярослава Владимировича, прозванного за свою образованность Осмомыслом. В.Д. Залозецкий показал, что Ярослав Владимирович, считавшийся сильным и могущественным у соседей, был бессилен у себя дома, ввиду крамольных бояр, которые ограничивали его власть и вмешивались не только в управление, не только государственными делами, но и в семейную его жизнь. Сделавшись крупными земледельцами и можными богачами, они не брезгали средствами для достижения своих целей. - Кто из галичан не полюбуется картиной древнего Галича? Шумит Галич-град своею русскою жизнью. Охватило его русское поднебесье. На горах волнами роскошного света блестят на солнце золоченные главы церквей, пестреют крашенные крыши боярских домов, из старинных вертоградов поднимают груши, липы и черемухи свои зеленые, холодные ветви. Роящийся думами и быльями, шумит темен лес над главою Галича. Его ноги омывает широченная змея-река неугомонной струей, а по разветленным жилам города несется его дневной гул, играют звоны, шумит православный народ, трубят караульщики, бубнят скоморохи, бренчат звонкие гусли, оглашают бирючи злобу дня…К берегам Лавринова конца приплыли галеры. Мечут якоря в Днестр, бросают сходни на крутой берег, выгружают восточный товар, беркавцы с романиею, ящики с лимонами, мехи перцу и имберя, поволоки и бархат. Месемврийские купцы, проворные венеты открыли себе путь далекий и грозный от скал Днестра и половецких стрел. Громадная телега, покрытая рогожою, тарахтит на мосту через Днестр. Из под рогожи вылезает рыжий немец в шлейфгаубе и чулках. Роится по улицам Галича пестрый и шумный народ: кто пеший, кто верхом, кто на монастырской двуколке (- Половецкая моленица). Значит, славен и богат был Галич. А вот картина княжеского двора: У князя Ярослава великое пирование, почестный стол. В огромной гридне до высших сводов первого этажа стояли три длинных белодубых стола, украшенные белою узорчатою камкою. У первого стола садились бояре, у второго нарочитые мужи и заморские купцы, у третьего – княжеские отроки, сыновья знаменитых боярских домов. Вдоль стен разместились на палатных брусах гусляры, седобородые, но здоровенные и румяные старцы. – Вдруг загремели трубы, загрохотали бубны. Тисовая дверь распахнулась, и в гридню вступил светлый лик мужей в разноцветных одеяниях, с золотыми оплечьями, с блестящими алмазами и рубинами на колпаках и мечах. Впереди шел Ярослав, человек среднего роста, с томными привлекательными глазами, с черною редкою бородою и бледным, но умным выражением лица. Под руку с ним шел Андроник, мужчина дородный, статный и румяный, с ясным и веселым взглядом очей. Дальше следовали епископ, князь Святополк Юрьевич, приживальщик галицкого двора и Владимир Ярославович, 14-летний юноша. Одной княжны не было –. Висячая над Галичем опасность, готовая разразится в бурю, изображена такими словами: Шумит Галич в своих боярских клетях. Безумствует чернь на городских игрищах. Грешат сильные его: поотнимали они у нищих, против воли Спасителя, медвяные реки, молочные струи, хлебные закрома. Заливается Галич бренными житейскими волнами, но из этих волн выныряют также и высоко благолепные силы, улетают в тихие обители, умиляются и плачут над суровым человеческим роком –. И все же Галич пал. Не спасла его храбрая династия Романовичей. И с грустью отмечает В.Д. Залозецкий: С падением Киева уже некому было отражать от русских границ половцев, а тем более углубляться в их степи. Горожане плакали на пожарищах своих домов, иноки проклинали по уцелевшим еще церквам память княжеских святотатов, храбрый, но недальновидный Мстислав скончался от стыда и унижения совести, а русские ратники лишились знаменитого воеводы -. - Чего стоили свирепому, но мужественному Роману Мстиславичу его усилия, утвердится на Галицком престоле. Герой, какого Русь ни прежде, ни потом не имела, только строптивому нраву галицких бояр, омрачил пятном тирана свое блестящее имя. Он усмирял галицких мух в крови и железе, но меду ни он, ни его наследники не кушали. Только благодаря своим высоким качествам и необыкновенному братолюбию, а наконец, еще благодаря обуху Батыя, громившего одинаково как князей, так и бояр, Данило и Василько Романович, по крайней мере, могли умереть с державным скипетром в руках с честью правых владетелей -. - А что уже говорить о их приемниках? Русское имя столь унизилось, земля до того расстроилась, что уже не могли ей далее не вредить боярские крамолы, ни спасти ее доблесть правителей. Различные Львы, Юрии и Андреи входили на галицко-владимирский престол и нисходили с него единственно для того, чтобы исполнить династическую формальность -. - Позор татарского ига, а позднее еще и литовского, покрыл милостивой пеленой и распущенность бояр и бессилие правителей. Когда же в лесных просеках весной памятного года 1340 раздался топот копыт дружины Казимира, эхо это могло показаться галицким боярам не та опасным. Русский народ терял, конечно, достояние предков, но боярская власть, унизившая себя прежними злодеяниями, могла только порадоваться восходу новой зари, надвигающейся с Запада в золотых лучах шляхетских вольностей (- Половецкая моленица). В.Д. Залозецкий несколько кратно осудил захват русской земли Каземиром, которая, оторванная от родного пня, в польской неволе теряла свое национальное лицо и достояние. Мартиролог, итог претерпенных страданий Галицкой Руси за период владычества польских феодалов и ксендзов, вместе с евреями, не поддается описанию. При развале Королевской Польши (1772) она еле дышала. Не изменился к лучшему национальный, социальный и экономический лад Галицкой Руси после захвата ее Австрией. Прославленная нашими предками – свобода – (1848) положила на галицко-русское крестьянство бремя выкупа земли за отмену панщины, при чем польское помещичье землевладение было полностью сохранено. В руках помещиков осталось 44.4% земли и 91% леса. Крестьянству достались маленькие наделы, без леса и пастбища. Беднота вынуждена была наниматься на кабальных условиях к помещикам на работу, в поисках хлеба бросать родные гнезда. Картина опустошения и нищеты столицы Галицкого княжества произвела на В.Д. Залозецкого удручающее впечатление: Намедни я решился поехать в это сонное тридевятое царство и видел этот город (Галич). На нем лежит серый пустынный саван. Жители его движутся еще как-то насилу в изорванных тулупах, поют даже, пьют и пляшут, но жизни идеальная чаша с высокими запросами духа и быта, лежит на их гноинцах в черепьях (- Заколдованный город)…(с.175-178) В.Р. Ваврик. Василий Дмитриевич Залозецкий. Львов. 1955. 190с. http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_464.htm Василий Дмитриевич Залозецкий http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_461.htm КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Ять: Даждьбог Хорс Се бо ДаБо створящ нам овЪ i це яково же iесте СвЪт Зоре намЪ сяще i во Тоiя безоднi повЪсi ДажьБо Земе наше абi Тая удьржена бя тако Се дуще ПраЩурi соуте А Тi свЪтi зорЪма намо од Iру Дощ.1 *** О книге В.Д. Залозецкий: Даждьбог Хорс, Лада Мокошь, Световит. Прикарпатская Русь. Львов. 1911 Даждьбог и Хорс упоминаются в Слове о полку Игореве. Даждьбог, податель всех благ, был праздничным и более всех уважаемым владыкой души славянина-язычника. Это бог Солнца. Поэтому Славяне никогда не сводили глаз с неба. Владычество Даждьбога примирило его с природой, и это божество пользовалось у него даже большим уважением, чем Перун. Русины или русичи считались даждьбожьими внуками. Поговорка – Даст Бог – жива в русском народе по сегодняшний день. Даждьбог, вероятно, эпитет Хорса. Хорс тождественен Даждьбогу. Это двойное имя должно обозначать олицетворение солнца летом - Даждьбога и солнца зимой - Хорса. Божества Лада и Мокошь равно же тождественны. Лада - богиня непочатой земли, невеста, а Мокошь - богиня плодородия земли. Лада-Мокошь, как жена Даждьбога-Хорса, стала покровительницей любви, брака и веселия на земле. В.Д. Залоцезкий много внимания посвятил Збручевскому истукану, найденному в 1848г. Как А.С. Петрушевич, он считает его изображение Хорса-Даждьбога, а не руянского Световита (Модель этого истукана находится в Львовском историческом музее) - В.Р. Ваврик. Василий Дмитриевич Залозецкий. Львов. 1955. c.141 …Коснемся сперва иерархического положения Даждьбога в Пантеоне, сохраненном Нестором по Лаврентьевской летоп.: Перуна древяна, а главу его сребрену, а усъ златъ и Хърса Даждьбога и Стрибога и Симаръгла и Мокошь… Их этой древней солнцевой веры наших языческих предков проистекает по нашему мнению, та замечательная гармония между природою и душою русского человека, которую отрицать нельзя. Из этой гармонии можно дальше вывесть заключение, что помимо того, что в языческом пантеоне Нестора Перун стоит первый в ряду и помимо того, что такой знаток славянского мира, как А. Афанасьев, дает именно Перуну широкое применение к общественной и частной жизни язычника, все-же таки только Даждьбог, бог солнца, был, если уже не этим практическим, то, так сказать, праздничным и более всех уважаемым владыкою души нашего язычника. Материальное влияние солнца на человека есть вообще исключительное, но если к этому добавить еще и божеский авторитет, то могло понятие о солнце, как о чистом, непорочном и благодетельном светиле коснуться также и морального круга язычника. Наш народ был поклонником солнца вплоть до самого принятия Христовой веры и только на первых порах, смущаемый новизною веры и подстрекаемый кудесниками, он частью сопротивлялся, частью же скрывал свой языческий свет под личиною христианства. Но уже скоро после принятия Христовой веры проявил он могучее и стремительное рвение к новому свету, заметив, что его природная любовь к добру и истине не только удобно применима к новой науке, но и получает под моральным освящением невидимого вседержителя Бога и воплощенного носителя всемирной любви и истины очень разумное и благотворное применение к жизни. Наш язычник был вообще благ и добр, но крайне темен. В пепле от жира и костей языческих треб застала христианская церковь блестящие, хоть крошечные искры божественного дара, кроткое сердце и смиренный ум у нашего солнцепоклонника, а приноровляясь вначале к его мировоззрению, обрядам и праздникам с материнской нежностью и одухотворяя его лучшие чувственные задатки, поставила она наконец Христа Бога престольным владыкой русской земли и сотворила мировую единицу призванную, быть может, обновить мир своим человеколюбием и широким умом. Наш народ стоял в продолжении всей своей истории под двойным солнцем, сначала под материальным, очеловеченным именем Даждьбога, потом под солнцем нетленной, немеркнущей правды; он потому почти никогда не сводил глаз с неба. Владычество Даждьбога примирило его с природой, царство вечной правды – с его собственной душою. До самого падения язычества держал Даждьбог свой мирный скипетр над русской землею и бог войны и грозы не мог воцариться при нем, несмотря на эволюционные попытки к ниспровержению прежнего иерархического строя богов, столь общих в язычестве. У наших язычников не было общенародного бога войны и меча, как например у скандинавского и германского народов; у нас был только официальный, казенный бог войны, грома и грозы, главный бог язычника еще, Владимира и его варяжских преторьянцев - Перун! …Идеальное старшинство Даждьбога над Перуном и симпатичное отношение язычников к нему сквозит впрочем и в молитвам славянской церкви, приноровляемых по понятным причинам к той ступени мировоззрения язычников, на каковой застала их христианская эра. В этих молитвах величается Иисус Христос солнцем правды, как бы в противовес вещественному солнцу - Даждьбогу, большие праздники которого - дни зимнего солнцестояния и весеннего равноденствия, прикрыла церковь христианскими праздниками Рождества и Воскресения Христова – Уважение, какое церковь этим заместительством оказала Даждьбогу, а не Перуну, свидетельствует о его первенствующем значении в языческом богопочитании. Перун был замещен, собственно закрыт св. Пр. Илиею…(с.4-8) Василий Дмитриевич Залозецкий. Даждьбог Хорс, Лада Мокошь, Световит. Львов. Прикарпатская Русь. 1911. 56с. http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_469.htm …Гарманн различает 4 эпохи в истории римского календаря. Первая из них связана преданием с именем первого римского царя Ромула. Римский год той древнейшей эпохи состоял из десяти месяцев. Год начинался с весны, с того времени, как начиналось чувствоваться духовение теплого западного ветра, Фавония (Favonius). Месяцы определялись путем непосредственного наблюдения фазы луны, и этот способ оставался в силе и в последующие века; но тем не менее десять месяцев древнейшего года имели свои имена и каждый заключал определенное число дней. Первый месяц назывался Martius, в честь древне-латинского бога, олицетворявшего собою производительную силу природы. Следующие три назывались: Aprilis от aperire (раскрывать), quod ver omnia aperit (Varro, I.I.6,33), - Maius - от имени богини Maia, Iunius - одного корня с именем Iuno, Iupiter. Остальные шесть месяцев назывались по месту, какое они занимали в году: Qvintilus, Sextilis, September, October, November, Desember - от qvinque, sex и т.д. Что до числа дней в месяце, то по отношению к древнейшему году существует некоторое разнгласие в предании. Известно, что в силу особого суеверного уважения Римлян к нечетным числам, они позднее не знали цифры 30, которая была в обычае у других народов, но предпочли числа 29 и 31. По одним свидетельствам этот закон существовал уже в календаре Ромула, по другим - он был введен Нумою; что же до года Ромула, то он имел 304 дня, которые были распределены между месяцами таким образом: четыпе - март, май, квинтилий (будущий июль) и октябрь имели по 31 дню, остальные шесть - по тридцати. …Итак, римский год в его древнейшем виде имел 304 дня. Но этот промежуток времени не соответствовал астрономическому году и с окончанием десятого месяца не начинала оживать природа, Фавоний не начинал будить ее от зимнего сна. По свидетельству Макробия, Римляне не разделяли на месяцы промежутки между концом десятого месяца и началом весны, не ждали ея прихода, чтобы опять начать считать время по месяцам. Подтверждение тому, что мы здесь имеем дело не с простым измышлением ученого, а что такое представление имело в своем основании факты, можно видеть в следующем религиозном обряде. Календы всех месяцев были посвящены Юноне, а потому в этот день совершалось ей жертвоприношение. В историческую эпоху в Риме, по свидетельству того же Макробия, это жертвоприношение имело место в календы всех двенадцати месяцев; но в общелатинском храме в Лауренте (Laurentum) его совершали только в календы десяти месяцев от марта до декабря. Отсюда можно заключить, что календы января и февраля некогда не считались праздниками, не существовали, стало быть и самые месяцы. Первобытный десятимесячный календарь стал подвергаться улучшениям с древнейших времен. Первую его реформу предание приписывает царю Нуме. Так прежде всего промежуток между концом десятого месяца и началом весны был разделен на два месяца Februarius и Ianuarius. Имя второго из них, одного корня с словом ianua, а также именем бога Ianus, толковалось уже древними как dux mensum, как месяц, начинающий год, и у древних писателей есть не мало мест, в которых определенно утверждается, что этот месяц получил, по установлению царя Нумы, первое место в ряду прочих. Первый из двух новых месяцев, Februarius, получил свое имя от слова Februum. Под этим термином разумелось в римском религиозном ритуале особое очистительное средство, находящее себе применение в поминальных обрядах. Римская поминальная неделя - Feralia - приходилась именно на этот месяц. В нем же имело место lustratio populi, очистительный обряд для примирения богов с народом. Этот характер февраля может служить указанием на то, что ему приличествовало последнее место в ряду месяцев года; и действительно, у древних писателей есть не мало свидетельств, в которых с полной определенностью утверждается, что два новые месяца были распределены таким образом: январь предшествовал марту, а февраль заканчивал собою год, т.е. следовал за декабрем. Так Овидий в своих Фастах говорит (II,47): Но да не пребываешь ты в неведении о древнем порядке: первым месяцем (года) был, как и теперь, месяц Януса. Тот, что за ним следует, был последним в древнем годе, и последним в ряду годичных празднеств было твое, о Термин (= 23 февраля). Ибо первый месяц есть месяц Януса как и дверь (ianua) есть начало; а тот, что посвящен Манам подземным и был последний. Впоследствии, как гласит предание, децемвиры привели во взаимную последовательность периоды времени, отстоящие друг от друга на продолжительный промежуток (эпоха децемвиров - 304 год города (450 до Р.Х.)) -. ...Безмесячный промежуток Ромулова года был исчислен в 57 дней, которые были разделены так, что на февраль приходилось 28, а на январь 29 дней... Юлиан Андреевич Кулаковский. Римский календарь http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_300.htm Се бо таiна влiка есе якожде i Сврг Перуно есе а СвентоВенд Тые Два есьва одържены о Сврзi а обаполы iа БiелоБг а ЦрнъБг сен пероутесе I Тоiе i Сврг држещете абые она Свнту не обыте пъврзещену По тоiе обасва Хърс Вльс Стрыб держетесе По за нь Вышень Леле Лiетiц Радогщ Колендо а Крышень I се о тва Удрзец Сывыi Яръ а ДажБо Се бо iны суте БiелоЯре Ладо Коупало СЪнiц Жiтнец ВЪнiц Зрнiц ОвсЪнiц Просiц Студец Ледiц а Лютец Дощ.11а,б http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_1.htm

Ять: Василий Дмитриевич Залозецкий. Евфимия Володаревна Василий Залозецкий - выдающийся романист Галицкой Руси. Глубоко изучив старину своей родины, он воспроизвел ее прошлое в исторических романах: Звонимира (1883), тут показана картина языческого быта; Половецкая моленица (1891), относится ко времени кн. Ярослава Осмомысла; Евфимия Володаревна (1903), где прославлена дочь кн. Володаря и говорится о посягательствах Польши на Галицкую Русь. В.Р. Ваврик Краткий очерк галицко-русской письменности. Лувен, 1973. 80с. http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_673.htm Третья повесть Евфимья Володарьевна - воскрешает времена Перемышльского князя Володаря (1124-1145). В ней хорошо показаны польско-русские отношения в самом начале возникновения Перемышльского княжества, даны прекрасные описания древнерусских обрядов и суеверий Н.В. Водовозов. Русские писатели в австрийской Галиции (Краткий обзор). Вопросы русской литературы. М., 1976. с.91-309. УЗ МГПИ N405 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_271.htm Повесть Евфимия Володаревна отличается равно-же глубоким знанием древне-русского быта и мировоззрения. У князя Володаря Ростиславича (1134-1145) дочь Евфимия, проникнутая христианским учением, всецело посвящает себя переписыванием книг. За вырученные деньги она выкупает своих земляков из польского рабства. Как сознательная патриотка Русской земли, она отвергает предложение польского князя быть его женой и предпочитает пойти в монастырь. Кроме глубокого анализа русско-польских отношений на западной окраине Русской земли, повесть замечательна бытовыми особенностями. Чудно описана умычка русской девушки Марины польскими наездниками в Тучапах на Сяне. На красной горке собрался весь мир еще до восхода солнца. Долгий блестящий ряд девушек, сцепленных руками, стал лицом к восходящему Даждь-богу. Хороводница поклонилась ему с блюдом хлеба и крашенных яиц. За нею поклонилась вереница девушек. Марина расположила девушек на два хора. Началось ладкание: а мы просо сеяли, ой, дед ладо, сеяли В.Р. Ваврик. К 50-летию смерти В.Д. Залозецкого (литературная справка). Львов. 1965 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_461.htm Евфимия Володаревна. Рассказ из нашей старины. Беседа. Львов. 1895. Отдельное издание: Евфимия Володаревна. Львов. 1903. Полное собрание сочинений. В.Д. Залозецкого. Том II. Львов. 1908 ...Рассказ относится ко времени князя Володаря Ростиславовича. Его столица – Перемышль, жемчужина Червенских городов, исполняет роль крепости Руси против Польши и Угорщины, будучи расположенным на важном пути, идущем, вдоль Сяна и его притока Вигора, через - угорские ворота - на юг и на запад. На правом берегу Сяна красуется терем князя. Городской замок укреплен высокими каменными стенами... В.Р. Ваврик. Василий Дмитриевич Залозецкий. Львов. 1955 (Евфимия Володаревна с.78-83с.) http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_464.htm Василий Д. Залозецкий. Евфимия Володаревна. Историческая повесть. Львов. 1903, Из типографии Ставропигийского Института. 261c. На берегу реки Сяна, недалеко Ярославля, как раз напротив села Тучан, состоявшего в то время из десятка крестьянских дворов, стоял каменный крест с русскою надписью: Тут в бою с Ляхами убит русский витязь, Федько Кармалага. Вечная ему память! Это было в 1121 году, в сентябре месяце. Солнце клонилось к закату, но от целоденной невыносимой жары небо приняло стеклянный вид. По мере западания солнца за лесы перемышльской земли синел небосклон, багровели легкие по небу разбросанные облака и блестящие воды Сяна поволакивались томною тенью. Западный ветер зашумел в луге и колыхал сухою лебедою. Над крестом шумели ольхи и каркали вороны. По при кресте шла дорога, изгибалась потом в лево на берег и спускалась вывозом в воду. По другую сторону Сяна виднелась чайка в притоке, а на берегу возвышалась земляная насыпь, накрытая от беды хворостом и дерниною. Редкий белесоватый дым сквозил из этой норы. Было очевидно, что в этой землянке жил перевозчик. Впрочем в этом углу было тихо и пустынно: ни людского голоса, ни мычания скота. Только изредка прокричали рыболовы и волны реки шумно гонялись друг за дружкой. Вдруг послышался топот конских копыт и перед крестом остановились два всадника. На уздах их тучных коней бренчали разные блестки, цепи и бубенчики из серебра и меди, а на чапраках виднелись гербы, вышитые разноцветными нитками. Это обстоятельство велело догадываться, что всадники происходили из той земли, где с давен-давна жили будто бы два рода людей простых… Василий Д. Залозецкий. Евфимия Володаревна. Историческая повесть http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_470.htm

Ять: Василий Дмитриевич Залозецкий. Евфимия Володаревна Василий Залозецкий - выдающийся романист Галицкой Руси. Глубоко изучив старину своей родины, он воспроизвел ее прошлое в исторических романах: Звонимира (1883), тут показана картина языческого быта; Половецкая моленица (1891), относится ко времени кн. Ярослава Осмомысла; Евфимия Володаревна (1903), где прославлена дочь кн. Володаря и говорится о посягательствах Польши на Галицкую Русь. В.Р. Ваврик Краткий очерк галицко-русской письменности. Лувен, 1973. 80с. http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_673.htm Третья повесть Евфимья Володарьевна - воскрешает времена Перемышльского князя Володаря (1124-1145). В ней хорошо показаны польско-русские отношения в самом начале возникновения Перемышльского княжества, даны прекрасные описания древнерусских обрядов и суеверий Н.В. Водовозов. Русские писатели в австрийской Галиции (Краткий обзор). Вопросы русской литературы. М., 1976. с.91-309. УЗ МГПИ N405 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_271.htm Повесть Евфимия Володаревна отличается равно-же глубоким знанием древне-русского быта и мировоззрения. У князя Володаря Ростиславича (1134-1145) дочь Евфимия, проникнутая христианским учением, всецело посвящает себя переписыванием книг. За вырученные деньги она выкупает своих земляков из польского рабства. Как сознательная патриотка Русской земли, она отвергает предложение польского князя быть его женой и предпочитает пойти в монастырь. Кроме глубокого анализа русско-польских отношений на западной окраине Русской земли, повесть замечательна бытовыми особенностями. Чудно описана умычка русской девушки Марины польскими наездниками в Тучапах на Сяне. На красной горке собрался весь мир еще до восхода солнца. Долгий блестящий ряд девушек, сцепленных руками, стал лицом к восходящему Даждь-богу. Хороводница поклонилась ему с блюдом хлеба и крашенных яиц. За нею поклонилась вереница девушек. Марина расположила девушек на два хора. Началось ладкание: а мы просо сеяли, ой, дед ладо, сеяли В.Р. Ваврик. К 50-летию смерти В.Д. Залозецкого (литературная справка). Львов. 1965 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_461.htm Евфимия Володаревна. Рассказ из нашей старины. Беседа. Львов. 1895. Отдельное издание: Евфимия Володаревна. Львов. 1903. Полное собрание сочинений. В.Д. Залозецкого. Том II. Львов. 1908 После смерти беспотомственного Рюрика Ростиславича (1115), Червонные города поделили Володарь и Василько-Ростиславичи. Первый завладел Перемышлем с Звенигородом, второй остался в Теребовле. Братья жили в полном согласии и часто приходили с помощью друг другу и вели солидарно одну политику, вплоть до своей смерти (1124). Рассказ относится ко времени князя Володаря Ростиславовича. Его столица - Перемышль, жемчужина Червенских городов, исполняет роль крепости Руси против Польши и Угорщины, будучи расположенным на важном пути, идущем, вдоль Сяна и его притока Вигора, через - угорские ворота - на юг и на запад. На правом берегу Сяна красуется терем князя. Городской замок укреплен высокими каменными стенами. Володарь Ростиславич изображен В.Д. Залозецким самыми привлекательными красками: Володарь среднего роста, но крепкий и плечистый. Русые волосы и такая же окладистая борода придавали его здоровому, полному и мужественному лицу очень приятный и светлый вид. Его голубые глаза смотрели на свет и на людей, как васильки из жита, тихо, умно и приветливо. Склад его широких, но мягких губ предвещал благородную и на все отзывчивую душу. Он держал себя важно, но свободно и самоуверенно -. Это вдумчивый правитель, пламенный патриот своей родины. У него сын Владимир и дочь Евфимия. Не мало времени и труда затратил писатель в поисках летописей и литературы, чтобы вывести обстоятельный облик княжны Евфимии Володаревны. Вокруг ее имени он создал чудесный образ древнего Перемышля, наидалее на запад выдвинутого заборала Русской земли, когда столкновение между русской и польской стихиями было только в зародыше. Последователи немецкой нетерпимости, польские завоеватели шли на восток с огнем и мечом, стараясь подчинить себе плодородную русскую почву. Каждая пядь Червонной Руси была полита обильной кровью ее защитников. На этом фоне построен исторический рассказ: На берегу реки Сяна, недалеко Ярославля, как раз напротив села Тучан, состоявшего в то время из десятка крестьянских дворов, стоял каменный крест с русскою надписью: Тут в бою с Ляхами убит русский витязь, Федько Кармалага. Вечная ему память! – По другую сторону Сяна колысалась в притоке чайка, легкая лодка. На берегу возвышалась насыпь, покрытая хворостом и дерниной. Это была землянка, в которой жил перевозчик с единственной своей дочерью Мариной, красавицей на всю околицу. Кроме того, девушка отличалась смелым характером и горячей любовью к родной земле. В ночь, когда старый перевозчик перевез через речку на русский берег двух знатных ратных ляхов, Марина имела зловещий сон: будто два гада выползли из леса, докатились до Перемышля и перепрыгнули в княжеский терем. Один гад ужалил князя Володаря Ростиславича, а второй - его дочь Евфимию. Сон встревожил девушку, до того, что она, ничего не говоря отцу, решила отправится в Перемышль и предостеречь князя о грозящей ему опасности. Словно ласточка она летела в столицу и встретила князя у замковых ворот, когда он вышел из церкви св. Иоанна Крестителя. Выслушав щебет девушки, князь приласкал ее, как родную дочь, наградил серебряной иконкой и отпустил домой с грамотой, в которой повелевал тучанскому перевозчику перевозить через Сян на русский берег из Польши только того, у кого будет княжеское разрешение. При тучанской переправе, имевшей важное стратегическое значение, образовалась пограничная застава, организаторами которой были ушедшие из польского плена русские ратники Горило и Гасило. У креста Федька Кармалаги они принесли клятву, до последнего издыхания своей жизни защищать русский рубеж против польских посягательств. Увидев Марину, Гасило полюбил ее всей душой. Девушка, однако, предпочла Горила, хотя ему этого не сказала. Поляки часто делали набеги на русскую землю и уводили в плен русских людей и обращали их в своих рабов или продавали жидам, как скот. Судьба не пощадила и Тучан. В праздник Красной горки, когда девушки совершали обряд ладканья, шайка вооруженных поляков нагрянула на девичий хоровод, и Марина очутилась в арканах. Напастники быстро скрылись в гуще леса. Горько заплакал перевозчик, когда услышал роковую весть. Ратники полка Федька Кармалаги, Горило и Гасило, по следам верного пса Могута, пустились вдогонку грабителей. Бой с ними не продолжался долго. Они бежали, бросив свою жертву. Марина поступила в полк, стала подругой-сестрой своих освободителей: как они она поняла цену свободы и с той поры жертвовала собой за счастье своей родины, за благополучие ее владыки Володаря Ростиславича, горячо заботившегося об укреплении, украшении и процветании всего своего удела. В столице Перемышле он построил великолепный храм в честь св. Иоанна Крестителя, воздвиг новый прекрасный кремль. Сосредоточив всю власть в своих руках, он сломил своеволие и буйство бояр, утвердил сильный закон, взял в защиту пахаря-смерда и на окраинах своей державы поставил надежные заставы. В культурных стремлениях князя Володаря Ростиславича была неутомимой пособницей его дочь Евфимия - сущий ангел во плоти. Тихий нрав, нежное личико, кроткие голубые глаза, золотистые кудри украшали ее. Во имя Христа она затворилась в притворе соборной церкви и дни и ночи проводила над точным воспроизводством священных книг. Когда ее ровесницы, при гулях и песнях скоморохов и колдунов развлекались играми, отгораживалась от смердов бобрами и куницами, она в жесткой власенице, с крестом на груди, при восковой свече, выводила разноцветные заставки, уставные ровные буквы на пергаменте, составляла из листов книгу и на вырученные за нее деньги выкупала невольников из польского плена. За цену евангелия Евфимия Володаревна вырвала из рук хищного торговца-жидовина отрока Владислава, поляка по происхождению. Она научила его читать, писать и переплетать книги. Достигши юношеского возраста, Владислав стал неравнодушен к красивой затворнице. Заметив это, Евфимия повелела ему не переступать больше порога ее келии. Отвергнутый себялюбец обиделся, затаил месть и бежал в Польшу, решив насильно похитить ее при удобном случае. Славу о красе Володаревны он поширил среди польских рыцарей, и сам великий князь Польши, Болеслав (Болеслав III Кривоустый, сын Владислава I Германа, исполнял верховную власть в Польше в 1102-1139 годах; его сын Владислав был князем Малой Польши, умер в 1159 году), захотел женить на ней своего сына Владислава. Пышно и шумно въехали польские послы в Перемышль. Володарь Ростиславич принял их с подобающим достоинством: у его престола стоял красивый, темно-русый, с умным и живым лицом, сын Владимир: по обеим сторонам престола сидели думные бояре и дьяки. Знатные гости приветствовали князя именем Болеслава и изложили цель своего приезда. Володарь Ростиславич отблагодарил за честь и сказал: Наречь благородную отрасль Пястов моим зятем я почел бы большой честью. Я ни к чему не приневоляю мою дочь. Вы же, услышав ее ответ, каков он ни будет, о моей дружеской искренности уверите подлинно моего брата Болеслава, великого князя Польши -. Распахнулась дверь. В палату вошел блестящий ряд женщин в богатых нарядах. Проще всех была одета Володаревна, но более обаятельной девицы в этом избранном хороводе юности, света и цвета не было. Отец представил ее послам и в кратких словах пояснил дочери причину их посещения. Тихим и чуть дрожащим голосом ответила Володаревна: Достойные и милые гости от белой Вислы! Прошу передать мой глубокий поклон и благодарность великому Князю Болеславу и брату Владиславу за то, что обратили свои взоры на меня. Не трудным будет найти невесту и супругу на царском немецком или королевском угорском дворах; но если они предпочли русскую княжну, то этим они сделали большую честь не только мне, но и моей земле. Эту милость сохраню навсегда в моей памяти, но я уже распорядилась моим сердцем: Я дала обет вступить в черницы и служить одному Богу. Желаю вашему отечеству счастья и славы, а вас, доблестных сынов его, да привет Бог здравых и невредимых в ваши милые домашние хоромы -. Неудачное сватовство закончил старый Ефремко, боян-певец, былиной о польском богатыре Болеславе храбром. Во время пиршества шлесский изгой Петр Властович, любимец князя Володаря, вошел в близкую приязнь с польскими послами. Знакомство изгоя было роковым для князя. Обласканный им Властович оказался предателем. Когда Володарь Ростиславич охотился в добромильских лесах, напала на него ватага польских рыцарей. Русские пограничники завязали с ними неравный бой. Горило, Марина и неотступный Могут были перебиты ляшскими всадниками, и князь Володарь Ростиславич очутился в их плену (Это случилось в 1122 году. Это событие отметил польский летописец Ян Длугош и биограф германского императора Оттона, говоря, что окуп за Володаря был так высок…), вместе с Гасилом. За освобождение князя Болеслав Кривоустный затребовал от князя Василька и княжича Владимирка 80 тысяч марок серебром. Помирились на 20-ти тысячах. Вся страна делала складчину; не только князья, бояре, богатые купцы, но и смерды давали все, что могли, на окуп. Не малую долю в требуемую сумму внесла Евфимия Володаревна, которая после мучительной борьбы с собой самой из-за Святибора, поморского княжича надела на себя косынку инокини под именем Евстраксии и усердно трудилась на благо родины в кельи монастыря. На повести В.Д. Залозецкого заметно отразилось влияние Гоголя, Загоскина и Алексея Толстого. Все его герои от князя Володаря Ростиславича до Горила, Гасила и доблестной Марины из Тучан, выведены им, как беззаветно храбрые богатыри святорусской земли. Хотя их могилы подмыл Сян, то всё же их слава не померкнет никогда, и ее не в состоянии унести самое бурное течение нового времени. Повесть приобретает особое значение в настоящее время, когда Перемышль - жемчужина Червонной Руси, находится во власти Польши. Волнующие мысли и вопросы В.Д. Залозецкого актуальны и сегодня. - Вся Русь жестоко обеднела. Да, она и теперь бедна, эта наша перемышльско-галицкая Русь! Она приговорена страшным роком не на себя работать. И не только ее труд и её кровь, но и мысли и чувства некоторых жалких её сынов распутно бегают от неё. Какая это роковая сила? Оплаканное ли незнание родовых начал, коварный ли обман, бедная ли неверная кровь, предопределение ли, или давних ошибок и грехов неотвратимые последствия, духа и плоти уморительная болезнь? Только мощная рука народного гения добудет от веков затерянный подлинно русский якорь - В.Р. Ваврик. Василий Дмитриевич Залозецкий. Львов. 1955 (Евфимия Володаревна с.78-83с.) http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_464.htm Василий Д. Залозецкий. Евфимия Володаревна. Историческая повесть. Львов. 1903, Из типографии Ставропигийского Института. 261c. На берегу реки Сяна, недалеко Ярославля, как раз напротив села Тучан, состоявшего в то время из десятка крестьянских дворов, стоял каменный крест с русскою надписью: Тут в бою с Ляхами убит русский витязь, Федько Кармалага. Вечная ему память! Это было в 1121 году, в сентябре месяце. Солнце клонилось к закату, но от целоденной невыносимой жары небо приняло стеклянный вид. По мере западания солнца за лесы перемышльской земли синел небосклон, багровели легкие по небу разбросанные облака и блестящие воды Сяна поволакивались томною тенью. Западный ветер зашумел в луге и колыхал сухою лебедою. Над крестом шумели ольхи и каркали вороны. По при кресте шла дорога, изгибалась потом в лево на берег и спускалась вывозом в воду. По другую сторону Сяна виднелась чайка в притоке, а на берегу возвышалась земляная насыпь, накрытая от беды хворостом и дерниною. Редкий белесоватый дым сквозил из этой норы. Было очевидно, что в этой землянке жил перевозчик. Впрочем в этом углу было тихо и пустынно: ни людского голоса, ни мычания скота. Только изредка прокричали рыболовы и волны реки шумно гонялись друг за дружкой. Вдруг послышался топот конских копыт и перед крестом остановились два всадника. На уздах их тучных коней бренчали разные блестки, цепи и бубенчики из серебра и меди, а на чапраках виднелись гербы, вышитые разноцветными нитками. Это обстоятельство велело догадываться, что всадники происходили из той земли, где с давен-давна жили будто бы два рода людей простых… Василий Д. Залозецкий. Евфимия Володаревна. Историческая повесть http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_470.htm Василий Дмитриевич Залозецкий http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_461.htm КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Ять: Василий Дмитриевич Залозецкий. Заветные мысли (Автобиография) Русское единство Каждый национально сознательный русский человек должен непоколебимо стоять на почве общерусского единства, понимаемого в самом широком, всеобъемлющем значении свято близости сущность ученья нашей православной, греко-восточной, кирилло-мефодиевской церкви, отстаивать всюду и всегда свое народно-историческое русское имя, изучать и развивать общерусский литературный язык и созданную на нем замечательную изящную словесность, заботиться о повсеместном насаждении русских школ и всеобщей грамотности нашего народа, содействовать мирным завоеваниям науки и вообще русской культуры, наконец, побольше работать над собой в целях нравственного совершенствования, искоренения недостатков личной и общественной жизни, дабы наша многогрешная отчизна приблизилась к идеалу Святой Руси. Русский народ представляет собой сложное единство, образованное велико - мало и белорусами. Каждая из этих ветвей вносила свою лепту в создание общерусского литературного языка, литературы и культуры. Поэтому каждая часть единства русского народа должна и впредь хранить и развивать это великое общее достояние. Вследствие этого, всякие попытки к областному обособлению, к провинциальной замкнутости отдельных русских племен, нужно рассматривать как сектантскую нетерпимость, культурное изуверство, национальную близорукость, духовное самоубийство. Эту болезнь необходимо лечить! Великим объединяющим началом в жизни народа русского всегда являлась православная вера. Свет Христов просвещал всех. На заре русской истории почти единственными источниками образованности были церкви и монастыри. В годины тяжелые испытаний в жизни русской народности и государственности во время татарского ига и польско-мадьярского владычества, церковь являлась средоточием, опорой и хранительницей русского как религиозного, так и национального самосознания. В течение ряда столетий церкви и монастыри служили опорными пунктами заселения огромных пространств и приобщения их к благам общерусской культуры. В эпоху политического раздробления Руси, православная вера служила символом всенародного русского единства. Самая идея собирания русских земель была подсказана светской власти высшим представителем русского духовенства московским и всея Руси митрополитом Петром, галицким уроженцем. Когда объединилась Русь в великое и могучее государство, то только Прикарпатская Русь по какой-то горькой иронии судьбы осталась вне границ Русской державы. Враги русского народа прекрасно поняли ту истину, чтобы убить русский народный дух, надо прежде всего уничтожить его источник – православную церковь. Рим насильственным путем ввел унию в Галицкой и Закарпатской Руси, понимая под этой унией не соединение церквей, а подчинение православного населения папской власти и ее светскому союзнику: романо-германскому Западу. Народ неоднократно восставал против навязанной ему унии, оставался всегда в душе православным, а от униатского духовенства требовал, чтобы оно служило не Риму, а Руси. В Карпатской Руси духовенство, после ополячения и омадьярения дворянства и мещанства, явилось единственным образованным сословием, давшим из своей среды целый ряд выдающихся борцов за русскую культуру. Когда же Рим стремился как можно дальше отдалить униатов от православия, и с этой целью начал вводить всякие латинские новшества в Карпато-русских церквах, то это встретило самое упорное сопротивление среди духовенства и мирян. Поруганное в самых святых своих чувствах население отвергало это навязанное – соединение – и возвращалась в веру своих предков. Так в 1885 году перешел в православие просветитель Галицкой Руси, И.Г. Наумович. В XX веке в православие стали переходить целые села. Православное движение вызвало такой переполох среди австро-венгерского правительства, что оно затеяло огромные судебные процессы (Мармарош-сигетский процесс против свящ. Алексея Кабалюка и ста крестьян, и львовский процесс против журналиста С.Ю. Бендасюка и священников Игнатия Гудимы и Максима Сандовича), угрожая обвиняемым смертной казнью, как - государственным изменникам - в пользу России. Церковь всегда являлась на Руси величайшим организующим началом. Она не только хранила национальные заветы русского народа и его культурного богатства в монастырских библиотеках, но и поднимала народные массы на освободительную борьбу, против угнетателей иноземцев и иноверцев. Вся эпопея казацких войн велась под знаменем борьбы за православную веру и русскую народность. Дух православия крепил и освящал народное дело, давая ему силу и победу. Когда русский народ сам освободился и объединился (кроме Карпатской Руси), то эти же освободительные идеи он понес и к своим порабощенным братьям. За свободу единоверных и единокровных славян - таков был клич русского народа на протяжении ряда войн России с Турцией. Россия присоединила Грузию и освободила Грецию и Румынию, как единоверные страны. В освобождении Сербии и Болгарии идеи единоверия и единокровия совпали. Но России тяжело было примириться с Польшей, мало интересовалась чехами, словаками, славенцами и хорватами потому только, что они, несмотря на единокровие не являлись единоверными русскому народу. Вполне допустимо предположение, что и Карпататская Русь никогда не оказалась бы столь прибитой врагами и забытой Россией, если бы сумела в неприкосновенности сохранить православную веру. Уния с признанием главенства папы и затем лишены исторического имени принесли свои горькие плоды несчастной, по-истине, подъяремной Руси. В сознании народных масс России понятия русский и православный были всегда равнозначущи. Раз в Карпатах живут унияты-русины, следовательно, это не вполне родные братья, а лишь родственные славяне. В таком - русино-униатском - обличьи выставляли нас, карпато-русских, враги славянства перед Россией, где все названия местностей нашего исконно-русского края были списаны с немецких и польских карт и звучали чуждо для русского слуха. Но самое большое горе настало для Карпатской Руси, когда, помимо иноземных недругов, появились еще и свои, променявшие историческое имя Руси на неупотребляемое в Карпатах название: Украина. За чечевичную похлебку, полученную из мутных источников Вены и Берлина, за личные выгоды, дали отнять у себя русское имя новоявленные лжепредатели народа, объявившие унию – украинской верой. Задушенная чужими, преданная своими, обобранная и нищая Россия, понесшая поражение на полях Манчжурии и пережившая революцию 1905г., испытывала страшный упадок в материальном и моральном отношениях. Голос её в международных делах стал звучать слабее. Официальные - союзники и друзья - стремились урвать от России все, что только было возможно. Тогда русский народ вспомнил, что единственными его верными друзьями могут быть только единокровные братья в Карпатской Руси и прочие славяне: сербы, болгары, чехи. Славянская неделя в Петрограде и Славянский съезд в Праге (1908), на котором представители Державной и Подъяремной Руси объединились в одну русскую делегацию, подчеркнув тем самым национально-культурное единство русского народа, разделенного государственными границами, затем посещение русскими гостями Галицкой Руси, галицко-русская делегация на Гоголевских торжествах в Москве (1909) и наконец, Славянский съезд в Софии (1910). Все это послужило делу ознакомления широких кругов русского общества с жизнью Славянства вообще и русских в Карпатах в частности. При этом оказалось, что русское национальное самосознание, мерцавшее в России лишь слабым огоньком, в Карпатской Руси уже с 1848г. горело ярким пламенем. Этот русский дух в Карпатах сохранила и развила в мощное национальное самосознание тесная связь церкви с народом. В России много писалось от оторванности образованного общества от простого народа. Этой пропасти не существовало бы при условии объединения интеллигенции и всего остального народа под знаменем церкви, установленной Богом, не знающих сословных и иных подразделений и призывающей полное равенство за всеми своими членами. Церковь постоянно молится о мире всего мира, вносит умиротворение в жизнь истинно верующих во Христа и объединяет их для совершения добрых дел и исполнения великого подвига отдать душу свои за други своя. Россия приносила неисчерпаемые жертвы ради освобождения славян. Карпатская Русь же свято хранила дух русского национально-культурного единства, и терпела за это от своих врагов всевозможные гонения и притеснения, но боролась и уповала. Уповала в то, что придет конец ее страданиям, пробьет час освобождения, и она объединится навсегда с матерью Россией. Церковь учит любить Господа Бога и ближнего своего. Любить Творца и людей значит разумно жить и трудиться во славу Христа и для блага людей. Найвысший вид труда - это труд просвещенный. Простому народу нужна всеобщая грамотность, а интеллигенции - всестороняя образованность; национальной культуре нужна высоко-развитая наука. К сожалению, школьное дело на Руси, в России и в Прикарпатской Руси вызывает тревогу у каждого беспристрастного человека, близко принимающего в сердце вопросы русского просвещения. Прежде всего скажу о постановке образования в Прикарпатской Руси, в Галичине, Буковине и Закарпатье. Совершенно чудовищным является такое положение вещей, при котором почти 5 миллионов карпато-руссов не имеют ни одной школы с преподаванием на русском литературном языке; им приходится получать образование или на чужом языке (в Галичине преподавание ведется на немецком, польском и украинском языках, в Буковине на немецком, в Закарпатье на мадьярском, для переселенцев в Америке на английском языках) или же обучаться на местных наречиях. Иноязычная школа угрожает карпато-русской молодежи потерей ею своего русско-народного облика, а местные наречия, называемые - украинской мовой - не только не дают никаких прочных знаний, но и калечат учащихся, отравляя их душу ядом ненависти ко всем русскому, при чем отрицается исторически народное имя Русь, а тысячелетняя русская государственность изображается, как олицетворение натиска дикой Азии на культурную Европу. Все величайшие культурные достижения русского народа являются для учащихся украинской школы и педагогики лишними. Вместо образованных людей выходят недоучки, у которых недостаток знаний восполняется фразеологией, карьеризмом и выслуживанием перед австро-венгерскими властями. Карпатской Руси необходима низшая, средняя и высшая школа с преподаванием на русском языке. Австрийское правительство и его наймиты приходят в какой-то панический страх при одной лишь мысли об открытии таких школ в пределах Карпатской Руси, они отдают себе отчет в том, что русский язык, получив права гражданства в Дунайской империи, сразу же займет крупнейшее место во всей общественной жизни страны, станет не только органом общения между отдельными славянскими народностями, но и будет выдвинут в качестве второго государственного языка, Немецкая Австрия превратится в полу-славянскую державу, исчезнет пангерманизм, опустеют мазепинские школы. Тюремщики всегда больше всего бояться свободного слова. Свободный и могучий русский язык, несмотря на искусственные преграды, прокладывает себе путь всюду, и как бы Австрия его не запрещала и официально не признавала, он становится могучим рычагом общения славян. Мы, Карпато-россы, стояли, стоим и будем стоять на почве общерусского культурного развития. В ответ же на все запрещения и гонения пользоваться русским литературным языком в школе, суде, администрации, парламентской и общественной жизни, открыто скажем нашим врагам: Русь была до Австрии, останется и после нее! Самым возмутительным фактом в истории борьбы Карпатской Руси за права гражданства русского литературного языка является союз украинских шовинистов и жандармов без различия партий и австрийских тюремщиков. Мракобесы на парламентских и министерских креслах в ответ на все наши ясные, вполне определенные требования, обычно начинают разводить какую то чисто иезуитскую казуистику. Такая пошлая, лживая и гнусная политика наших гонителей свидетельствует лишь об одном: видимо, и для них стало уже ясно, что по существу, нечем нельзя возразить против признания прав гражданства за русским языком, но надо выиграть время, для чего и создаются разного рода отводы и оговорки. Мы платим подати, несем все повинности и требуем право пользоваться во всех областях нашей деятельности русским языком, а нам нагло заявляют, что он якобы непонятен населению Карпатской Руси. Вследствие этого приходится чуть ли не в стотысячный раз повторять общеизвестную истину, что ни один литературный или книжный язык не совпадает с разговорною речью народа. Чем многочисленей народ и чем большую территорию он занимает, тем больше его язык имеет наречий и говоров. Иногда эти областные особенности в языке настолько значительны, что жители одной местности с трудом понимают своих единоплеменников из другой местности, находящейся в пределах того-же самого государства. Такое дробление не может угрожать измельчением и оскудением культурной жизни только благодаря существованию общих литературных, книжных языков, объединяющих все силы данного народа для творческого труда. Свой местный говор каждый знает практически и пользуется им в несложном обиходе деревенской жизни. Это, так сказать, детский лепет, который всегда уступает место правильной, научно-обоснованной и литературно развитой человеческой речи, т.е. национальному языку. Для всех ветвей русского народа таким единственным национальным органом взаимного общения и могучим средством образованности, научного мышления и художественного творчества на поприще изящной словесности является только общерусский литературный язык. Когда в июне месяце 1907 года галицко-русский депутат и неустрашимый борец за права гражданства русского языка, доктор Дмитрий Андреевич Марков, произнес в Венском парламенте свою историческую речь по-русски, то министр внутренних дел барон Бинерт буквально растерялся, а украинские шовинисты, на которых речь произвела впечатление разорвавшейся бомбы, от злости чуть-ли не лезли на стену и кричали: долой русскую собаку! Немцы ломали пюпитры, поляки ехидничали. Зато все остальные славянские депутаты горячо приветствовали речь Д.А. Маркова. Придя в себя от испытанного ужаса, барон Бинерт понес какую-то околесицу н ту тему, что якобы в Карпатской Руси русский литературный язык непонятен населению, и вообще в Австрии этот язык является иностранным. Лучшим ответом на всю эту австро-украинскую травлю русского языка является петиция галицко-русского населения в Венский парламент, собравшая в Карпатском крае 100.000 подписей. Это знаменательная петиция должна быть одновременно рассматриваема, как манифест Галицкой Руси и доказательством развития русского языка, литературы и культуры в ее пределах. Хотя под именем Карпатской Руси понимается в своей совокупности Галицкая, Буковинская и Угорская Русь, но, в силу австрийской конституции, каждая из этих составляющих частей имеет право говорить о своих нуждах лишь в отдельности. Австро-Венгрия не только боится общего единства всего русского мира, но и не допускает объединения русских областей внутри своего государства. Политика - разделяй и властвуй - проводится здесь нагло и цинично. С этой целью созданы вопреки национальному принципу, т.н. коренные земли, одной из которых является королевство Галиции и Владимирии. Ввиду таких особенностей австрийского строя, в петиции-манифесте перечислены борцы за русскую культуру, лишь в пределах Галицкой Руси. Если бы эта петиция была подана от всей Карпатской Руси, то список борцов за русский язык был бы значительно полнее. Этот манифест должен помнить и знать каждый национально мыслящий русский человек, как исторический документ борьбы за русский язык в Австро-Венгрии (с.28-35) Василий Дмитриевич Залозецкий. Заветные мысли (Автобиография) http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_462.htm Василий Дмитриевич Залозецкий http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_461.htm КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Ять: Русской Галичанке Л.К. Не кручинься, русская сестра! Ты сегодня - страшно думать - за кордоном. Но придет весенняя пора, Снова будет лес зеленый. Не печалься - Русь еще жива, Ведь бывали ж времена плохие. Киев, Львов, Минск, Новгород, Москва Будут вместе, будут вновь Россией. Может быть, мы сами доживем, Может быть, построят наши дети - Сохраним лишь маленький наш дом Домом правды в наше лихолетье 11. фев. 1993г. Н.М. Пашаева Государственная публичная историческая библиотека России Н.М. Пашаева. Очерки истории русского движения в Галичине XIX-XX вв. Москва 2001 ...В преддверии Талергофа. Рубеж XIX-XX вв. - 1914г...Русское движение набирало силу. Несмотря на недостаток средств для развертывания агитации, в парламент попали - русские - депутаты, и в том же 1907г. Д.А. Марков произнес речь на русском литературном языке. В ответ министр внутренних дел барон Бинерт заявил, что в Австрии нет русского народа, кроме старообрядцев-липован. Но тут же в столицу поступило сто тысяч петиций в защиту русского языка (2, с.26-27; 110, с.127). И тогда польско-австрийская администрация начинает все более широко использовать давно уже сформулированный способ puścić rusina na rusina - натравить русина на русина, использовать украинских союзников. Союз польско-австрийской администрации в Галичине с украинскими националистами в его зачатках, как мы видели, распознал еще Головацкий (с.131-132)... 2. Ф.Ф. Аристов. Карпато-русские писатели. Т.1.М., 1916. XVI, 304с.: ил. 110. Н.М. Пашаева. Русское движение в Галичине XIX-XX вв. Славянский альманах. 1998. М., 1999. с.117-132 Нина Магометхановна Пашаева. Очерки истории русского движения в Галичине XIX-XX вв. Гос. публ. ист. б-ка России. М., 2001. 201с. http://ukrstor.com/ukrstor/paszaeva_oczerk.html http://www.twirpx.com/file/240368/ 4.4Мб В 1907 году было введено всеобщее избирательное право. Галицкая Русь послала в числе других своих депутатов стойкого и убежденного защитника русских интересов д-ра юриспруденции Дмитрия Андреевича Маркова, который 27 июня (9 июля) 1907 года произнес в Венском парламенте речь на общерусском литературном языке. Этим перед всем культурным миром было заявлено, что Галицкая Русь считаешь язык Пушкина и Гоголя своим родным языком. Когда в ответ на речь Д.А. Маркова австрийский министр внутренних дел барон Бинерт от лица правительства заявил, что в Австрии нет русского народа, то со всех концов Галицкой Руси было прислано в парламент сто тысяч петиций следующего содержания: Высокая палата! Галицко-русский народ по своему историческому прошлому, культуре и языку стоит в тесной связи с заселяющими смежные с Галицией земли малорусским племенем в России, которое вместе с великорусским и белорусским составляет цельную этнографическую группу, т.е. русский народ. Язык этого народа, выработанный тысячелетним трудом всех трех русских племен и занимающий в настоящее время одно из первых мест среди остальных мировых языков, Галицкая Русь считала и считает своим и за ним лишь признает исключительное право быть языком ея литературы, науки и вообще, культуры. Доказательством этого является тот факт, что за право этого языка у нас в Галиции боролись такие выдающиеся деятели, как епископы: Яхимович и Иосиф Сембратович, ученые и писатели: Зубрицкий, Наумович, Площанский, Добрянские, Устианович, Дедицкий, Головацкий, Петрушевич, Гушалевич, из младших же - Залозецкий, Свистун, Хиляк, Мончаловский, Иван Левицкий, Дудыкевич, братья Марковы, Вергун, Яворский, Святитский, Глебовицкий, Глушкевич, Полянский и многие другие. Общерусский литературный язык у нас в Галиции в повсеместном употреблении. Галицко-русские общественные учреждения и студенческие общества во Львове, в Черновцах, в Праге, в Вене ведут прения, протоколы и переписку на русском литературном языке. На этом же языке у нас сызнова издавались и теперь издаются ежедневные и повременные издания, как: Слово, Пролом, Червонная Русь, Галицкая Русь, Галичанин, Беседа, Страхопуд, Издания Галицко-Русской Матицы, Русская Библиотека, Живое Слово, Живая Мысль, Славянский Век, Издания Общества им. Михаила Качковского, расходящиеся в сотнях тысячах экземпляров. Ссылаясь на вышеизложенное, высокая палата изволит признать законодательным порядком за общерусским языком права гражданства в пределах королевств и земель представленных в венском парламенте; ввести русский язык, как преподавательский, в начальных школах и средних учебных заведениях и прочих училищах русской части Галиции, что будет содействовать поднятию низкого уровня образования в этих школах; основания русского университета во Львове, безотлагательно же учредить при Львовском университете кафедры русского литературного языка, русской литературы, русской истории и истории русского права. К этой петиции следует добавить, что со времени ее подачи (1907г.) и вплоть до великой войны 1914 года в Галицкой Руси печаталось на русском литературном языке еще несколько повременных изданий из которых особенно должны быть отмечены: ежедневная большая газета Прикарпатская Русь и студенческий журнал Новая Жизнь (с.26-27) Федор Федорович Аристов. Карпато-русские писатели. Том первый. Исследование по неизданным источникам. Москва 1916 http://elib.npu.edu.ua/info/R7PQTirgQriXuO 8 Мб http://bookre.org/reader?file=1337589 19мб Ввиду таких особенностей австрийского строя, в петиции-манифесте перечислены борцы за русскую культуру, лишь в пределах Галицкой Руси. Если бы эта петиция была подана от всей Карпатской Руси, то список борцов за русский язык был бы значительно полнее. Этот манифест должен помнить и знать каждый национально мыслящий русский человек, как исторический документ борьбы за русский язык в Австро-Венгрии. В Буковинской Руси за русскую культуру ратовали известные писатели и ученые: В.Ф. Продан, Г.И. Купчанко, Е.И. Калужняцкий, В.И. Милькович, С. Воробкевич, К. Богатырец, Кисель-Киселевский, Е.А. Козак, А.Г. Геровский. В Угорской Руси, помимо отмеченного в манифесте А.И. Добрянского, работающего на ту и другую сторону Карпат, за русский литературный язык боролись писатели и народные деятели: А.В. Духнович, А.В. Попович, И.И. Раковский, И. Дулишкевич, А.И. Павлович, А. Кралицкий, И.А. Сильвай, А. Митрак, Е.А. Фенцик, Ю.И. Ставровский-Попрадов, Е.И. Сабов. О всех деятелях Карпатской Руси Ф.Ф. Аристов подготовил исследование по неизданным до сих пор источникам п.з. Карпато-русские писатели, в котором должна отразиться вся ее умственная жизнь, идея единства русского народа, как светоч, озаряющий тернистый национальный путь карпато-русского народа. Василий Дмитриевич Залозецкий. Заветные мысли (Автобиография) с.35 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_462.htm КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Ять: Василий Дмитриевич Залозецкий. Заветные мысли (Автобиография) Русское единство Карпатскую Русь спасала от гибели церковь, а силы для культурного развития давала ей национальная идея. Религиозное и национальное чувство заложено в самой природе человека, и уже в детстве оно начинает проявляться, то в едва уловимых намеках, то в определенно выраженных чертах. Детям свойственен и религиозный экстаз и национальное воодушевление, что нередко наблюдается в играх (русины - поляки, русские – турки, русские – японцы). Но это наивное, как и всё детское, понимание религиозного и национального начал должно быть рассматриваемо скорее, как простой инстинкт, чем разумное сознание. Таким же недоразвившимся и не оформившимся является и мышление простого народа. Только образование превращает этот инстинкт, неясное чувство в истинное самосознание. Как стихия слепа, так и чувство капризно и своевольно. Чувство способно на порывы, даже подвиги, но ему чужды выдержка, самокритика, дисциплина. Глубокие чувства, широта ума и сила воли достигаются упорным трудом над собой, воспитанием, образованием. Добрые задатки и природные дарования могут путем воспитания и дарования развиться в настоящие таланты. Так грубый алмаз, посредством шлифовки, превращается в дивный бриллиант. Воспитание и образование должны находиться друг с другом в неразрывном духовном союзе, общая задача которого заключается в том, чтобы из сырого человеческого материала создать гармонически развитую человеческую личность. Ни всеобщая грамотность простого народа, ни всесторонняя образованность интеллигенции, ни высокая ученость различных специалистов, без правильно поставленного воспитания, не дадут тех цельных натур, которыми держится семья - ядро всего нашего общественного организма. Семья - это основа всех основ. Только морально крепкая семья может выдать из своей среды верных сынов церкви, народных деятелей, государственных мужей. В семейном кругу ребенок усваивает родную речь, начинает разбираться в своей религиозной и национальной принадлежности, получает зачатки воспитания и образования. Дальнейшая работа выпадает уже на долю школы, которая должна являться органическим продолжением семьи. Семья - первоначальная школа; школа – дальнейшая семья, где малыш вместо братьев и сестер, встречает круг своих сверстников, набирается знаний, привыкает исподволь к общественным выступлениям и укрепляется в своем религиозном и национальном сознании, озаренном светом науки. Высшая школа, дающая специальные знания, должна выпускать вполне сознательных граждан, способных плодотворно трудиться на пользу родного народа. Между низшей, средней и высшей школой должна существовать безусловная преемственность, при чем первая из них дает грамотность, вторая - общее образование, а третья - специальность. Совершенно нежелательно вводить специализацию уже со средней школы, где обучается молодежь, еще не могущая в силу юного возраста определить своего призвания к роду будущей деятельности. Женщинам должны быть предоставлены все права для получения высшего образования. Самоотверженная работа русской женщины в семье, облагораживающее влияние ее на всю окружающую обстановку, её героизм в общественной жизни, столь чарующе изображенной в произведениях И.С. Тургенева и целого ряда русских писателей - всё это наводит на мысль, что русская женщина не хуже, но, пожалуй, еще лучше может справится с разрешением сложных проблем. Отнюдь не случайным надо считать то обстоятельство, что в богатейшей галерее типов, выведенных в русской художественной литературе, все героини гораздо ярче и красочнее героев. Так называемые - лишние люди - и - живые трупы - это по существу, ненужные мужчины; лишних женщин так мало, что они почти не заметны. Воспитание и образование должны дать в итоге гармонически развитую человеческую личность: глубоко верующую, национально сознательную, всесторонне образованную, трудоспособную, сильную душой и телом. Таковы не только идеальные цели, но и реальные задачи русского просвещения. Увы! И в теории и в практике пока этого не видно. В Карпатской Руси дело русского просвещения находится в чудовищно уродливом положении: на почти 5 миллионов русского населения нет ни одного русского училища. Этим сказано все. Мучительную тревогу вызывает и постановка образования в России. Страна необъятных пространств, колоссальных возможностей, но вместе с тем невероятных противоречий и крайностей, непостижимо: Умом Россию не понять, в Россию можно только верить – так гениально определил своеобразие русской народности и государственности поэт-пророк и ясновидец Ф.И. Тютчев. И я верю, глубоко верю в будущую, лучезарную Россию, верю подобно Гоголю, что она обгонит все другие народы. Эта пламенная вера в величие России дает мне нравственное право бережно и любовно коснуться больных вопросов постановки русского воспитания и образования. Быть может, эти искренние строки человека, прожившего долгую жизнь, много видевшего и еще больше передумавшего на своем веку, не уподобятся гласу вопиющего в пустыне и дойдут до слуха тех, кому дороги интересы русского просвещения, требующего в своей постановке коренного преобразования. Основное зло заключается в том, что три четверти населения России коснеет во мраке невежества. Иначе говоря, почти все русское крестьянство неграмотно. Отсюда проистекают самые плачевные последствия - русский крестьянин кормит хлебом весь Запад, а сам зачастую не доедает и даже голодает. Россия - житница Европы - самая отсталая страна в Европе в области ведения сельского хозяйства. Поднять благосостояние крестьянства, а следовательно, и всего населения Русского государства возможно только путем просвещения. Эта истина, не требующая доказательств. Между тем немецкая бюрократия, правящая Россией, относится враждебно даже к самой идее распространения всеобщей грамотности среди простого народа. По мнению бюрократии невежественным народом управлять гораздо легче, чем народом просвещенным. Темной массе всегда можно сказать, что она в государственных делах ничего не понимает, и поэтому не должна ими интересоваться. - Не ваш дело, об этом позаботится начальство - такая формула всякого реакционного чиновника. Остзейские бароны, занимающие самые высокие государственные посты в России, ведут её к гибели. Это отнюдь не сгущение красок, а самый непреложный факт. Вот уже тысяча лет, как идет упорная борьба между германским и славянским миром. Первый наступает и порабощает, второй обороняется, защищая свою национальную свободу. С каждым новым десятилетием эта германо-славянская борьба все больше и больше обостряется и вероятно, недалеко то время, когда оно перейдет в открытую, кровавую, истребительную войну. В этом грозном поединке главную роль будут играть две великие державы: Германия и Россия. Все же остальные государства будут примыкать к той или иной из враждующих сторон. Война есть зло, но она одновременно является экзаменом для народа. В средние века варвары побеждали культурные страны, но в скором времени подпали под влияние побежденных. В эпоху новой истории победителем выходит всегда тот народ, который является более культурным во всех отношениях. Если сопоставить двух будущих противников в войне: Россию и Германию, то в смысле культурности получаются совершенно несоизмеримые величины. Россию ждут тягчайшие испытания. Никто, конечно, не сомневается в том, что русские войска в будущей войне, как в целом ряде предыдущих, проявит чудеса храбрости, что необъятность русской территории и несметность населения сами по себе уже будут страшить врагов, но некультурность России все-же является пока фактом. Политика остзейских баронов, столь гордящихся просвещенной Германией и упорно тормозящих дело пробуждения России, даст свои горькие плоды. Если в России немцы действуют усыпляюще, то в Австрии и особенно в Германии они ведут себя вызывающе, заранее считая себя победителями и считая всю Россию, как будущую колонию Германии. Поучительный труд о немецком засильи на территории Славян составил наш галицко-русский писатель д-р Д.Н. Вергун: Немецкий Drang nach Osten в цифрах и фактах (Вена. 1904). В этом исследовании, написанном на основании немецких же данных, нарисована картина тысячелетнего продвижения германской стихии на земли славян: её колонизация, политический захват, культурное влияние, церковное подчинение, экономическое порабощение. Жуткая картина! Весьма знаменательно, что немецкая бюрократия Петербурга запретила эту книгу в России. Пусть не знает грозящей опасности и не готовится к ее отпору. (с.36-40) Василий Дмитриевич Залозецкий. Заветные мысли (Автобиография) http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_462.htm по просьбе Ф.Ф. Аристова стал писать свою автобиографию. Эта работа растянулась на три года (1910-1912) и полное ее окончание совпало с 80-летием моей жизни. За это трехлетие я собрал рассеянные по разным изданиям свои произведения, которые должны будут войти в 4-ый том полного собрания моих сочинений. Кроме того, я составил хронологический перечень всего мною написанного на протяжении 60-ти лет литературной деятельности (1854-1913) Василий Дмитриевич Залозецкий. Заветные мысли (Автобиография). Продолжение http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_471.htm Василий Дмитриевич Залозецкий http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_461.htm КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Ять: Дмитрий Николаевич Вергун Карпатский Руснак (Посвящено Антону Григорьевичу Бескиду) Я, карпатский Руснак Стародавний козак, Сторожил я века наши горы, От Монгол - янычар, Немчуры и мадьяр, Изнывая без братской опоры. Больше тысячи лет Мы страдали от бед На скалах Прометеем распяты, Но таили огонь И, сжимая ладонь, Сохранили для Руси Карпаты! Мы - Руси колыбель, Мы - славянства купель, Первозванные дети Кирилла. Наш славянский обряд Чудодейственный клад, Неизбывная русская сила. Ободрял он нераз В испытания час Наш народ подневольный, усталый, За него возставал, Среди дебрей и скал, Не один наш подвижник удалый. Кто из нас изнемог От недоли - тревог - Улетал на край света, за море, Муравьиным трудом Призывал на пролом Побороть вековечное горе. И услышан был зов, Из тяжелых оков Воскресает руснак омертвелый, Веря в чудо чудес - Что раз корень воскрес, То воскреснет народ его целый! (На пароходе Лоррэн из Гавра в Нью-Иорк, 2 дек. 1919г.) Размеры брошюры не позволяют автору коснуться подробнее многих из приведенных фактов. Задача наша сводилась не к обсуждению их, а к простому изложению из немецких первоисточников. Собранные цифры и данные, иллюстрируемые приложенной картой, вопиют к славянскому сознанию. Встряхнут-ли они хоть несколько нашу губительную безпечность? - вот вопрос!.. Вена, в начале 1905 Введение (Нынешняя война - эпизод германо-славянской борьбы. - Течения общечеловеческой цивилизации. -Славянский черед. - Слитный славянский земский тип. - Приобретения на Востоке. - Потери на Западе. - Внегерманская Германия. - Аргументы германских посягательств. - Немецкая и славянская плодовитость. - Источники изучения немецких захватов. - Всенемецкие брошюры и политика Вильгельма. - Цель брошюры - поднятие славянского самосознания. с.2-11). Всякому вдумчивому человеку, к какому бы он народу ни принадлежал, умеющему оценивать исторический события самостоятельно, а не по внушению передовиков-читаемых им газет, до очевидности ясно, что нынешняя русско-японская война, взволновавшая, впервые, весь человеческий род, от северного полюса и до южного, является только одним из эпизодов многовековой борьбы германского и славянского миров. Как некогда монгольскии нашествия и турецко-татарские набеги держали славянские народы в страхе и помыслах о роли antemurale totae Christianitatis, тогда, как западная Европа, за славянским оплотом как у Бога за пазухой, могла развивать свою материальную культуру, пышный расцвет которой дает ей теперь смелость считать неустроенное славянство низшей расой, - так в наше время, наскоки японцев, становящихся во главе монгольского мира, по наущению руководящих политиков германского племени, должны были помешать созреванию России для устроения славянского мира, ибо устроение его на началах, завещанных совершеннейшим из обОжившихся учителей человечества, Христом, повело бы к освобождению всех порабощенных народов земли от материального закрепощения их европейскими и американскими - рабовладельцами на разстоянии -. Иго, наброшенное уже на цветные расы человечества, на черную, красную, отчасти желтую, со стороны белого человека, в его якобы законченном виде германца Велико-Британии, Америки и Зап. Европы, столь самодовольно воспетом Радиардом Киплингом в The White Man's Burden, - тоже позорное иго германцы питаются споконвеку набросить и на младшую ветвь арийского рода, на славян, младшую, конечно, не по возрасту, а по выступление на историческую арену. Но славянство не сдается; напротив, все более и настойчивее тянется оно к браздам руководителей общечеловеческой цивилизации, наравне со старшими ветвями белой расы. Влечение это происходит инстинктивно в силу, вероятно, чисто биологических законов развития и совершенствования всего человеческого рода... Вот вам карта немецкого Drang nach Osten. Вот здесь белая черта на западе означает знаменитый limes sorabicus (славянскую границу) при Кирилле и Мефодии. Вот где жили славяне в 800 году, когда Карл, именуемый Славянобойцей, возложил в Риме императорскую корону. Эта граница сохранилась еще, когда Кирилл и Мефодий положили нам основу нашей образованности, гражданственности, нашей самобытности, нашего просвещения, нашего самого дорогого, что мы имеем, великого литературного языка. И вот вы видите здесь клинья, которая германская политика вбила с тех пор в живой организм славянства на западе. Прежде всего было разрушено Моравское Царство, пригласившие Кирилла и Мефодия окончить перевод священных книг на славянский язык. Немцы пригласили с востока мадьяр для того, чтобы разделить южных славян от северных. Далее за ними идут румыны, которые еще с средних веков вплоть до самого 1856г. до парижского мира, бились бок-о-бок с нами, и только искусной политикой Меттерниха были отчуждены от нас и приняли латинские письмена. Далее вы видите клин Силезский, который был отнят у поляков, и который ослабил связи между поляками и чехами…Вы видите, наконец, на верху то, что должно явиться хвостом или вернее пастью Германии, клин балтийских немцев, которые по мнению идеологов пангерманизма должны явиться застрельщиками порабощения последнего оплота славянства - России… Из речи доктора Д.Н. Вергуна, Публичное Собрание (Война на Балканах) в большом зале Дворянского Собрания, под председательством А.А. Столыпина, 22 октября 1912г. Издание Общества Славянской Взаимности, СПб, 1912 Д.Н. Вергун. Немецкий Drang nach Osten в цифрах и фактах http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_708.htm КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Ять: Дмитрий Николаевич Вергун. Прикарпатская Русь Пятьсот семьдесят четыре года прошло с тех пор, как польский король Kaзимир в 1340г. завоевал Галицко-русскую землю, оторвав эту вотчину Святого Владимира от остальной Руси. Но галичане, несмотря на политическое чужое иго, не переставали участвовать в обще-русской жизни. Во время битвы на Куликовом поле в 1380г. галичане послали на помощь московским полкам вел. князя Дмитрия Донского два своих полка. Во главе их стоял Игнатий Рябец, родоначальник русского рода Квашниных-Самариных, Родионовых, Шиловских и др. После Куликовской битвы галицкие полки были поселены в Kocтромской губернии и обосновались в городах, которые носили имена их прикарпатских гнезд на родине: Галич и Солигалич. Кроме Галича, есть в Прикарпатской Руси целый ряд других городов, имеющих своих тезок в России. Так, например, Перемышль, стольный князя Володаря, имеет брата в Перемышле Калужской губернии. Соседний городок на Сане, Ярославль построен тем же великим князем Ярославом Myрым, что и Ярославль на Волге. Есть еще несколько Звенигородов, Городков, Городищ - все памятники общей истории русского Прикарпатья с остальною Русью. Еще ранеe Куликовской битвы из Галицкой Руси вышел инок Петр с р. Раты, избранный митрополитом всея Руси, перенесшей митрополичью кафедру в Москву к великому князю Иоанну Калите, создавший Успенский собор, венчальный чертог русских великих князей и впоследствии царей. За свои заслуги и добродетели он признан святым наряду с другими московскими святителями Ионой, Алексеем и Филиппом. Инстинкт собирания русской земли, инстинкт необходимости племенного единения для сохранения силы, составляет отличительную черту всех уроженцев Карпатской Руси, занявших видные места в общерусской культуре. Для доказательства того не будем упоминать о теории Голубинского о том, что свет Христовой веры Русь получила через посредство священников-угроруссов и галичан. Достаточно указать на митрополита Петра. Не потому, чтобы в княжеско-удельном nepиoдe русской истории не нашлось других примеров, а потому, что после татарского разгрома, в годины общего смятенья, из всех тогдашних передовых русских людей, только червонно-росс Петр, ясно и сознательно кликнул клич о собирании русской земли. Он, не смотря на заманивания других князей, потянулся в Москву к Иоанну Калите и, создав митрополичий престол, положил начало тому движению, которое в дальнейшем своем росте привело к Ивана Великого на наследнице Византийского престола и определило миссию Москвы как третьего Рима. Сознание единства русской земли было особенно живо на княжеском дворe Романа Мстиславича и Даниила Романовича, которых судьба из крайнего северного Новгорода перебросила в южный Галич. Князь Даниил в своих странствиях по всем русским уделам, вплоть до Золотой Орды, мог воочию убедиться в единстве племенного состава населения Сарматской равнины. Известны гимны русскому единству, которыми, словно греческий Тиртей, усмирял распри бояр и князей червонно-русский баян Митуса; из Перемышля, единственный из древнерусских баянов, который полным именем назван в летописи. Судя по некоторым местам Слова о полку Игореве, особенно по месту о злато-кованном престоле галицкого князя Ярослава Осьмомысла, многие литературные историки утверждают, что и певец Слова был уроженец Червоннороссии может быть тот, же самый Митуса (уменьшенное имя Дмитрия) из Галицко-Волынской летописи. Но еще значительнее роль митрополита Петpa. Просто непонятно, как этот скромный уроженец галицкой Равы-Русской, у которой теперь бушевала гроза боев, мог в то время полного отчаяния всей Руси выступить с идеей, требовавшей для своего осуществления столько ума, силы материальной и духовной? Какая должна была быть вера в живучесть русского народа у этого сына прикарпатья, чтобы умственным взором преодолеть все тогдашние невзгоды Руси, татарское иго, грабежи Литвы и Польши, княжеские усобицы, ее нищету и непросвещенность и доказать князьям возможность собирания русской земли? А между тем слово его - плоть бысть: освобождение Руси после Куликова поля и политическое единство русского народа, теперь окончательно осуществляемое, лучший свидетель его гения. Как только Москва, этот Третий Рим, после самозванческой paзрухи избрал себе нового царя из дома Романовых, немедленно взоры всего православного Mиpa обратились к нему. Львовское Ставропигийское братство, построившее во Львове храм, ктитором которого был царь Федор Иоаннович, снарядило депутацию в Москву с поздравлением новому царствующему русскому дому, с перечислением претерпеваемых православными галичанами гонений за веру и с просьбой о церковной утвари и материальной помощи. В депутации участвовал перемышльский епископ Исаия (Koнинский), львовский епископ Иеремия и строитель из Галича, некий Спиридон. Царь Михаил Феодорович был весьма обрадован приезду депутации из Карпатской Руси и отпустил с богатыми подарками для русских монастырей и братств в Галиче. Не забывал русских людей в Прикарпатьи и царь Алексей Михайлович. Монахи из Креховского монастыря, в Жолковском уезде, из Скита-Манявского (в Карпатских горах) часто прибывали в Москву и возвращались, ободренные царской лаской. Его грамота львовскому Ставропигийскому братству доказывает, что он обещал заступничество за православных перед польским королем. Тогда впервые завязались сношения и с Закарпатской Угорской Русью, Пряшевский протопоп Василий Сабов удостоился в Москве царской милости и особой грамоты. Карпатские посланцы, снабженные государевыми грамотами, собирали по пути милостыню для теснимых поляками монастырей, церквей, братств и вызывали сострадание в сердцах отзывчивого православного люда. Не прошло двух столетий со смерти митрополита московского Петра, как опять сын Червоннороссии, уроженец Старого Самбора, гетман Запорожских войск Петр Канашевич-Сагайдачный в битве под Хотином отражает новое нашествие басурман на южно-русские земли и на Польшу. В тоже самое время, уроженец Вышни Судовой, aфoнcкий монах Иоанн Вышенский волнует своими жгучими посланиями Южную Русь и укрепляет ее в сознании правой веры и истинного христианства. Прошло столетие, и галичане подвизаются опять в Москве, помогая Петру Великому выковывать тот общерусский язык и ту новую русскую культуру, мирoвое значение и расцвет которых суждено лицезреть только нашим отдаленным потомкам. Стефан Яворский, уроженец Львова, занимает между петровскими сподвижниками одно из первых мест. Проходить еще столетие и мы видим уроженцев Червоннороссии, хотя из-за другой стороны Карпат, угроросса Лодия - первым ректором Петроградского университета, Балудьянского - воспитателем царя Александра I. Оба они еще до сих пор не оценены по достоинству, но если указать на то, что Лодий своими - Началами любомудрия - создал первые научные термины чистой философии, сохранившие за собою право гражданства и до сих пор, Балудьянcкий же положил основание юридической терминологии, то сразу станет ясным, какую крупную долю внесли эти сыны Карпатской Руси в общую сокровищницу русской науки и культуры. И только немногим позже та же Угорская Русь дает России такого человека, как Иван Гуца, который известен под именем Юрия Венелина. Венелин трудами своими о Болгарии воскресил одно из забытых славянских племен и был отцом мысли об о освобождении болгар. Он же, будучи воспитателем в семье С.Т. Аксакова, духовно взрастил величайшего славянского трибуна Ивана Сергеевича Аксакова и его брата Константина и, следовательно имеет огромные заслуги в создании того направления в русской культуре, которое принято называть ,славянофильством и которое далеко еще не исполнило своего исторического назначения. Первый из русских царей, посетивший, Галицкую Русь, был Петр Великий. Возвращаясь из Вены, вследствие известий о стрелецком бунте в Москве, царь Петр проехал главные города Галицкой Руси, был в Перемышле, Львове, Раве-Русской, везде принимая депутации русского населения и щедро их награждая. В 1704 году Петр заключил во Львове с польским королем Августом союз против шведов, а в г. Жолкве было его свидание с гетманом Мазепой. После Полтавской битвы, собираясь в Прутский поход, Петр Великий еще раз посетил главные галицко-русcкие города. Всякий раз царь Петр заступался перед польским королем за местное русское население, указывая на безчинства иезуитов. По смерти Петра, императрица Елизавета Петровна и Екатерина II не забывали Галицкой Руси, снабжая ее церкви и монастыри богатой церковной утварью и богослужебными книгами. В 1764г. Екатерина Великая приказала своим войскам занять Львов и другие города Галиции. Русская оккупация продолжалась до 1772г., когда Червонная Русь, по первому дележу Польши, досталась Австрии. Русская царица с болью в сердце отдавала вотчину и дедину св. Владимира, как еще Иоанн Грозный называл эти земли, австрийской императрице Mapии Терезии. Но она не чувствовала себя в силах воевать, кроме могучей Турции, еще с Австрией и Пруссией. После раздела Польши, императрица Екатерина II не раз думала о возсоединении Галицкой Руси. Она еще в 1794 году писала Храповицкому: Владимир на Волыни мы заняли по причине, а со временем обменяем у австрийского императора польские губернии на Галицкую Русь, благо Галиция ему совсем не кстати. На венском конгрессе 1815г. судьба Червонной Руси была испорчена на целое столетие. Как тогда - для прекрасных глаз Луизы Прусской - были нами уступлены немцам устья Вислы и Немана, так для Меттерниха была уступлена вся Галиция, с присоединением даже Терпольского округа, занятого в 1809г. Но и император Александр I интересовался Прикарпатской Русью. Он лично посетил Угорскую Русь, проезжая в Будапешт навестить свою сестру Александру Павловну, бывшую замужем за венгерским политиком Стефаном. В г. Бардееве он принимал депутацию угроруссов и выписал многих из них в Россию. Угроруссы потом были помощниками Сперанского при составлении свода законов. Император Николай I думал в 1846 году, во время занятия русскими войсками Кракова, об обмене Галичины на часть Царства Польского. Он об этом переписывался с Паскевичем, но венгерский поход повернул дело иначе. Император Александр II выписал галицко-русское духовенство для располячения Холмской Руси и в 1877 году поднял вопрос об улучшении судьбы Галицкой Руси. Он часто высказывал мысль, что раньше освобождения южных славян надо было завершить собирание русских земель. Тогда авторитет России в глазах западных славян был бы значительно выше и, может быть была бы избегнута стамбуловщина и милановщина, обнажившии такие глубокие язвы славянства. При императоре Александре III Гр. Игнатьевым в 1888г. был снова возбужден вопрос об обмене Восточной Галиции на некоторый губернии Царства Польского. В 1890г. император Александр III, принимая в Почаевской лавре в присутствии наследника престола, депутацию галицко-русских крестьян, сказал: Я знаю вас, помню о вас и не забуду вас. А нынешний Государь, будучи наследником еще, проезжая из Вены в Киев через Львов, сказал графу Лобанову-Ростовскому, указывая на эту Русскую землю: Вот еще не собранный русский край! Прошло двадцать слишком лет с тех пор и теперь, наконец, наступает время, когда вопрос этот будет решен раз навсегда и Государь Император явится действительным Возсоединителем Всея Руси (с.19-32) Сельская деревянная церковь в дер. Слободка-Комарище, в Буковине. с.33 Дмитрий Николаевич Вергун. Прикарпатская Русь http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_472.htm Дмитрий Николаевич Вергун http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_708.htm КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Ять: Василий Дмитриевич Залозецкий. Заветные мысли (Автобиография) Русское единство Темнота простого народа в России - это главное зло, которое должно быть уничтожено. Необходимо безотлагательно приступать к насаждению всеобщей грамотности. Темная масса - слепая стихия, которая ничего не видит, ничем не дорожит, не имеет ни человеческого достоинства, ни религиозного и национального достоинства, живёт одними инстинктами, может иногда проявлять высокие порывы, как это имело место во время изгнания французов из России, но и в порывах носить задатки разрушительной силы, не могущей служить импульсом к постоянному, повседневному, созидательному труду. Для бюрократии легче и проще управлять темной массой, ибо она безгласна и не способна критиковать действия своих правителей и настаивать на представлении отчетов в израсходовании государственных средств, добытых потом и кровью народа. Но полицейско-бюрократический строй, прикрытый маской конституции и узаконяющей право сильного угнетать слабого, является и ядом, который отравляет все помыслы о любви к отечеству и народной гордости. Население видит в бездушной бюрократии своего злейшего врага, которому повинуется в мирное время, когда всё идет более или менее гладко, но стоит наступить каким либо перебоям в работе государственной машины (голод, эпидемия, война), тогда тот же самый безгласный и непокорный народ не останавливается перед самыми кровавыми действиями и, уничтожая постылый бюрократический строй, заодно губит и всю им же самим созданную государственность. Так вместе с плевелами погибнет пшеница. Потоки крови и пожары Разиновщины и Пугачевщины, которые были следствиями помещичьего гнета, бесправия бюрократии и темноты народной стихии, дорого обошлись России. Оба восстания были внутренним делом России, и это дало возможность власти победить народ. Теперь же Россия стоит перед лицом грозной внешней опасности. Настанет час войны государств и борьбы народов. Будут сражаться не только армии, но и целые народности. Культурное отсталость России стоило ей уже Севастополя и Порт-Артура. Уроки крымской и русско-японской войны должны быть учтены, и мы глубоко верим, что они учитываются, и многое уж сделано для того, чтобы не видеть их повторения. Для успешной борьбы с противником нужно иметь, если не лучшее, но, по крайней мере, равное оружие. Два с половиной века монгольского иго задержали культурное развитие русского народа. Европеизация России, столь решительно проводившаяся Петром Великим, не закончена еще и по сегодняшний день. Бировщина еще не изжита в России и по настоящее время; она сохранила свою сущность, переменив лишь внешний облик, и волки стали ходить в овечьих шкурах. Неизбежная война с Германией явится для России величайшим испытанием. Простому народу, коснеющему в невежестве, будет совершенно неясно, с какими немцами надо бороться: с теми ли, которые живут в Германии и ему в общем почти неизвестны, или же с внутренними немцами, которые при наличии двух миллионов наводняют бюрократию на постах губернаторов и министров, военачальников и помещиков. Эти внутренние немцы постоянно мозолят глаза русскому народу, и против них накопилась в русском сердце неизбывная злоба и поистине историческая ненависть. Когда разразится русско-германская война, то только ее кратковременность и ряд решительных побед русских войск над германцами дадут возможность России выйти с честью из этого поединка. Но только в том-то вся и беда, что русско-германская война, при международной обстановке, рискует превратиться в европейский пожар и принять затяжной характер. В открытом бою Германия никогда не одолеет Россию. Разве какая либо страна в мире может выставить такую бесподобную конницу, как русское казачество? Кто в состоянии сравниться с выносливостью русского пехотинца, выходившего победителем при самых неблагоприятных условиях в Суворовские походы, прошедшего всю Европу, меткость русской артиллерии тоже известна. Россия бедна техникой, которая в грядущей войне будет играть весьма важную роль. Слабость развития русской железно-дорожной сети является помехой для быстрого сосредоточения русских армий и нанесения сокрушительного удара Германии в первые же месяцы войны. Европейская война превратится в многолетнюю войну, которая зальет кровью и разорит многие страны и народы. Как отдельный человек, физически усталый и морально измотанный, на всё смотрит мрачно и бывает близок к гибели, так и целые народы, при крупных неудачах, падают духом и поддаются разложению. Просвещенный народ и крупные неудачи не в состоянии разложить. Наоборот, они могут его еще больше закалить и сплотить, с целью возврата потерянного и осуществления будущих национальных задач. Но темный народ, при тяжелых невзгодах отчаивается, и свое бессилие перед действительным врагом превращает в насилие над мирными жителями. Прежде всего такое разложение неизбежно постигнет Австро-Венгрию, где каждая национальность будет стремиться покинуть – тюрьму народов – и зажить собственным домом. Но разложение не исключено и в отношении России. Здесь помимо окраинных сепаратизмов, как польский, финляндский, кавказский и др., самый опасный украинский сепаратизм, самая вредная язва на теле русского народа. Эту кровоточивую рану постоянно растравляет своими снадобьями Вена и Берлин. Немецкие политики не скрывают своих планов о превращении России в немецкую колонию. Это делается пока мирным экономическим путем. Но если русский народ не пойдет добровольно в немецкую кабалу, то его хотят принудить к этому посредством войны. И тут пангерманизм рисует для себя заманчивые картины: отделения Финляндии и Польши и создание зависимой от себя Украины, словом превращением Великой России в Великороссию. Одной открытой силой России не взять. Поэтому немцы действуют также посредством внутреннего подкопа и взрыва, внося разложение и смуту в русские умы, способствуя революции, войне всех против всех, когда обессиленную и разложившуюся Россию можно будет взять голыми руками. Страшен сон, но милостив Бог! Спора нет, германизм - опаснейший враг русского и всех славянских народов. Но не меньшую опасность представляет для России темнота, невежество её населения. Побольше покоя надо её, чтобы она не плелась в хвосте народов, а гордо шествовала во главе человечества! Простой народ необходимо не только обучить, но и воспитать. Эта трудная задача выпадает на долю интеллигенции. К сожалению, русская интеллигенция не подготовлена к этой ответственной задаче. Основы интеллигенции дает общеобразовательная школа, которая как выше сказано, в России не отвечает своему назначению. Многочисленные случаи самоубийств среди учащихся русской средней школы явно свидетельствует о нездоровом начале в постановке воспитания и образования. Бросается в глаза разобщенность семьи и школы с одной стороны, школы и жизни - с другой. Русская средняя школа совершенно не отвечает задачам национального воспитания. Она выпускает каких-то - всечеловеков -, беспочвенных мечтателей, которые чувствуют себя своими среди чужих и чужими среди своих. Русский интеллигент поражает своей национальной безличностью и безразличностью. Он всем интересуется, но почти не знает России и имеет самое смутное представление о славянском мире. Во всём этом виновата средняя, общеобразовательная школа. Русская средняя школа, помимо классицизма и естественных познаний, должна положить в основу своего воспитания и образования прежде всего изучение всего родного и родственного славянского мира. Это дает национальную душу образованному русскому человеку. Это будет то познание России, о котором всю жизнь пламенно мечтал великий Д.И. Менделеев: К познанию России; Заветные мысли. Так как Славянство опирается на Россию в своей борьбе с иноземцами, то Россия обязана знать Славянство и почерпать в нем силы для своего творческого культурного труда. Великий писатель земли Русской, Л.Н. Толстой, отвечая московскому обществу Славия, сказал: не могу не верить в исключительное значение Славянства для объяснения не только христиан, но и всех людей. Это почетнейшая и одновременно труднейшая задача выпадает на долю русского народа и возглавляемого им Славянства. Но прежде, чем объединять народы, разъединенные религиозной рознью, национальной нетерпимостью, экономическим неравенством и нередко искусственными государственными границами, русскому народу и славянству надо явить образец единства и единомыслия. Русский народ только через Славянство выполнит свою объединительно-освободительную миссию среди человечества. Не может быть непосредственного скачка от отдельного человека к целому человечеству. Это был бы скачок в неизвестность, никому ненужный и непонятный жест вне времени и пространства. А между тем, русский человек, особенно интеллигент, минуя свой народ и остальное Славянство, рассматривает себя не иначе, как сразу членом всего человечества. Забвение близкого насущного и тяготение к дальнему недосягаемому, страсть наряжаться в тогу космополитизма, т.е. мирогражданства, и интернационализма, т.е. международного тяготения, решать по преимуществу мировые проблемы и погружаться в - мировую скорбь - все это свойственно, в большой или меньшей степени, каждому образованному русскому человеку. Русский интеллигент старается на Западе казаться непременно с детства - европейцем -, усваивает в совершенстве иностранные языки, на которых изъясняется не только с иноземцами, но и со славянами, владеющими русским языком. Такое обезъянство вызывает недоумение у славян, смотрящих на русский язык как на всеславянский и всечеловеческий орган общения. Западно-европейцы, видят ежегодно русских в огромных количествах в своих столицах и курортах и любят не как - широкую - русскую душу, как звонкую русскую монету, всё же смотрят на русских, как на полу-азиатов: поскобли русского, и окажется татарин. Русский великан одной ногой стоит в Европе, а другой – в Азии. Он сочетал в своей культуре влияние Запада и Востока, переломил из сквозь призму Славянства, дал прообраз многосложного в единстве евразийства, чтобы возвыситься до идеалов человечества. Россия может гордится глубоким своеобразием основ своей культуры, развивать её дальше в том же самобытном направлении и сохранять свое национальное лицо от нивелирующего влияния одного только Востока или одного только Запада. На мой взгляд, всякая однобокость и односторонность, т.е. одно восточничество или одно западничество, может исказить национальный облик, обесцветить русскую многокрасочную и многогранную в своей сущности культуру. Русская общеобразовательная школа должна разъяснять учащимся эти коренные вопросы, развить национальное самосознание своих питомцев и не выпускать их в житейский океан, - без руля и без ветрил – людьми, не знающими своего ни роду ни племени, которых на Западе считают объевропеившимися монголами. Как классицизм, так и натурализм совершенно бессильны осветить эти основные вопросы русского национального самосознания. Это может сделать только славизм. Общим правилом русской средней школы должно быть руководящее начало: познай самого себя! Каждый русский человек должен осознать себя, как часть русского народа, а свой русский народ мыслить, как главную, составную часть Славянства, через которую надлежит участвовать в культурной жизни всего человечества. Если с естественными науками в русской средней школе дело обстоит в общем вполне удовлетворительно, то этого никак нельзя сказать о цикле гуманитарных наук. Здесь весь учебный материал должен быть коренным образом переработан заново. Возьмем несколько примеров для пояснения нашей мысли. В русских руководствах по географии, т.е. землеведению, дается совершенно неясная и неполная картина о расселении русского и славянского народов в Европе. Карты попросту взяты из немецких атласов, при чем все названия оставлены без замены их славянскими и лишь напечатаны русскими буквами. В статистических сведениях полнейшая неразбериха. Окончившие среднюю школу и получившие аттестат зрелости проявляют как-раз полную незрелость мысли в самых элементарных вопросах русско-славянской географии, этнографии и статистики. Они конечно, в этом неповинны. Целиком виновата школа, не давшая соответствующих знаний. После издания прекрасных трудов проф. Т.Д. Флоринского - Славянское племя и Л.Г. Нидерле - Обозрение современного Славянства, пора бы министерству народного просвещения в России заменить архаические учебники географии новыми учебными руководствами. А то получается такое положение вещей, что русский интеллигент знает о русской Галиции немногим больше, чем об испанской Галисии; плохо разбирается в этнографических границах русского народа, не зная, что эти границы идут дальше на Запад по сравнению с государственными границами России; в простоте души считает Австро-Венгрию немецкой страной, в то время как большинство населения в ней составляют славяне; русский интеллигент чувствует полную беспомощность, когда приходится не то-что характеризовать, а просто перечислить по пальцам славянские народы. Здесь он обязательно перепутает сербов-лужичан с сербо-хорватами, словаков со словенцами. Он говорит о - русинском - языке против всех правил грамматики (русская грамматика учит, что суффикс ин, в прилагательных именах выпадает; болгар-ин, болгарский; татар-ин, татарский; жмуд-ин, жмудский; мещан-ин, мещанский и также русин, руссский, а не болгаринский, татаринский, жмудинский, мещанинский, русининский); он отстаивает – черногорский - язык, не подозревая, что черногорцы по языку и культуре те-же самые сербы, что и в королевстве. Русская средняя школа должна раз и навсегда покончить с географической безграмотностью. Русское образованное общество должно знать свой народ и славянский мир, ради освобождения которого приносила огромные жертвы. В каждом важном вопросе его интересует прежде всего политическая сторона. В виду того, что зарубежное славянство не играет крупной роли в международной политике, то русское общество относится слишком невнимательно к таким малым славянским народам, как русины в Карпатах, чехи, словаки, лужичане, словенцы, хорваты, кашубы. Не имея точных знаний о славянском мире не умея поэтому самостоятельно разбираться в весьма сложных славянских вопросах, русская космополитическая интеллигенция довольствуется теми сведениями, которые распространяются враждебными Славянству газетами и журналами. Во всей богатейшей русской культуре художественная литература, за исключением болгарина Инсарова в романе Накануне И.С. Тургенева, не выведено ни одного положительного славянского типа. А ведь и среди зарубежных славян было не мало цельных и ярких натур, выдающихся культурных деятелей и национальных героев. Чем же объясняется полное умолчание о них в произведениях русских писателей? Исключительно полным неведением! Россия – страна Востока, а между тем в русские учебники географии о восточных странах говорится как-то вскользь, как о чем-то незаслуживающего серьезного внимания. Индия, Китай и Япония, в которых живет половина населения всего земного шара, изображаются как отсталые страны. Такой взгляд в корне неправилен. Недооценка Японии дорого обошлась России. Индия – страна чудес еще не сказала своего последнего слова. Английский гнет придавил эту огромную страну, которая имеет все данные к национальной и государственной независимости. Китай также бурлит подобно кипящему котлу, но на огне китайского пожара может дотла сгореть вся колониальная политика европейских держав и Америки на Востоке. С востока свет! И он не должен меркнуть в русском национальном сознании. От географии переходим к истории. В русских исторических трудах вообще преобладает принцип государственности над идеей народности. Все книги под заглавием Русская история по существу излагают историю России, а не историю русского народа. Поэтому о Карпатской Руси говорится постолько, посколько она входила в состав древнего Русского государства или имела свою русскую государственность с X-го века до 1340 года. С половины же XIV и до XX века бесполезно искать сведений о судьбах Карпатской Руси в русских исторических учебниках. О зарубежном Славянстве сообщаются лишь отрывочные данные во Всеобщей истории, при чем жизнь южных и западных славян сравнивается, по преимущественному, с Западом, а не с Россией. Необходимо дать цельную картину исторической жизни Славянства, как единого национально-культурного организма. Схему такого синхронистического обзора славянской истории уже давно предлагал проф. А.С. Будилович, но его ученый посыл не нашел продолжателей. Основательнее всего из гуманитарных наук в средней школе проходятся русский язык и литература. Однако, ни в одной грамматике не дано краткого введения об историческом развитии русского языка и его наречий. Все истории русской литературы, как учебные пособия, так и ученые исследования, страдают двумя огромными пробелами принципиального и фактического характера: во-первых, они рассматривают жизнь и творчество писателей работавших только в России; литературное развитие Карпатской Руси осталось вне поля зрения; во-вторых, белорусские и малорусские писатели, издавшие свои произведения на частных наречиях общерусского языка, почему-то до сих пор не включены ни в одну историю русской литературы. Помимо восполнения этих пробелов, необходимо уделить внимание также и русско-славянским литературным связям, а кроме того, наравне с западным влиянием выявить более точно и подробно и влияние Востока на русскую и славянскую культуру. Только после такого расширения объема истории русской литературы и новых, выдвинутых самою жизнью, методов её построения, наука русского литературоведения даст полную и всестороннюю картину литературного развития всего русского народа, т.е. охватит в своем исследовании все русское словесно-художественное творчество в полной совокупности русских племен и усвоенных влияний и познакомит с могучим влиянием русской изящной словесности на литературе зарубежного Славянства и народов Запада и Востока. Короче говоря, полно и научно составленная история русской литературы должна дать ясное представление о словесно-художественном творчестве русского народа, имеющем всерусское, всеславянское и всемирное значение. Русская художественная литература - самое замечательное проявление русской культуры. Русские писатели - борцы за торжество идеи социальной справедливости и национальной свободы. Поэтому русской изящной словесности должно быть отведено одно из самых почетных мест в семье, школе, науке и жизни. Меня, как священника сильно интересует ещё один вопрос, о котором нельзя мне не упомянуть. После революции 1905 года весьма обострился в России вопрос о преподавании в школах закона Божия. Реакционная часть общества стремится сохранить всё по старому, либералы готовы превратить закон Божий в необязательный предмет или заменить его историей религии и культов, наконец, революционеры в упразднении закона Божия, как школьного предмета, видят один из этапов социалистической борьбы по пути уничтожения религии у народа. Таким образом, один из педагогических вопросов превратился в огромную и сложную проблему, которая затрагивает важнейшие стороны русской религиозной, национальной и государственной жизни. Если Россия пойдет по пути эволюции мирного и свободного развития, то все эти вопросы разрешаться вполне безболезненно. Но упрямство реакционеров и шатанья из стороны в сторону либералов, боящихся больше всего, чтобы не их не смешали с консерваторами, льют воду на мельницу революции, которая нам кажется неизбежной. Такие лозунги, как замена капитализма социализмом, диктатура рабочего класса, земля и воля для крестьянства очень слепят глаза народной массе, будоражат студенческую молодежь, вызывают забастовки и создают страшную демагогию в стране. Так как Россия во всём привыкла хватать через край и ни в чем не знает меры, то она, ради неизвестного будущего, готова уничтожить прекрасные достижения прошлого и отказаться от своего настоящего. Не даром же гениальный психолог, не знающий себе равного во всей мировой литературе, Ф.М. Достоевский, назвал Россию страной крайностей. Действительно, по своей природе русский человек представляет вполне отрадное, положительное явление, в котором добрые свойства преобладают над дурными склонностями: великодушие и доброта, беззаветная отвага в минуты опасности, глубокие чувства и поражающая ширь натуры, смелая дерзновенность каждую теорию довести до её логического конца, ни в чём не останавливаться на полпути, зажигать пламень мысли, живя в ледяных сугробах, зачаровывать покоренные народности способностью постигать их психологию и язык, стоическая выносливость, кормя Европу своим хлебом, самому недоедать, заселять необъятные пространства, перенимать европейскую технику и сохранять азиатскую созерцательность, вечные стремления ввысь, богоискательство, хождения по святым местам у себя на Руси и за её рубежом (Афон, Палестина), мучительные порывы согласовать старую веру в Богочеловеке с новой в человекобога, приобщать к свободе (Сербия, Болгария, Греция, Румыния), создание величайшего в мире государства. Русский народ, подобно могучей липе, имеет здоровые корни и ствол, но на коре и листьях завелась плесень: нежелание определить свое национальное лицо, малый интерес к государственной жизни, забвение о горькой участи Карпатской Руси, космополитизм; все это может затормозить, но не убить развитие русского народа (История учит, что сила народности всегда значительнее силы государственности. - Крохотный островок лужичан (всего 150 тысяч человек) держится среди бушующего германского моря). Каждая нация должна иметь сознательную интеллигенцию, которая была бы связана с народной массой во всех отношениях. Связь образованного общества и простого народа даёт возможность стойко переносить исторические невзгоды, совместно работать над возрождением, рука об руку добиваться осуществления национальных идеалов. В России межу простонародьем и интеллигенцией лежит целая идейная и социальная пропасть. Мужики постоянно думают, что господа хотят их обмануть, перехитрить, ограбить, а тех, которые хотят опроститься, считают шутами и их нереальные планы – барской затеей и комедией. В настоящее время, с учреждением народного представительства, вся русская интеллигенция ударилась в политику. Каких только программ и платформ не накроила она! Но в них нет ничего самобытного русского и славянского. Всё заимствование с Запада. Ни одна партия в своих программах не упоминает о русском национально-культурном единстве, как краеугольном камне развития русской культуры. Нет ничего также о всеславянском объединении. Такое безразличие ведёт к национальному безличию (Россия – не Франция, не Германия, не Англия, этнографический состав которых однороден. В России живет полтораста народностей, племен, самых различных по культурному уровню. Русский этнос – основание России и её основа). Большинство русской интеллигенции примыкает к партии кадетов, т.е. конституционных демократов, которая, несомненна, богата культурными и честными людьми, но насквозь пропитана духом космополитизма и юдаизма. Вождь этой партии, известный профессор истории западной Европы, в ответ на тронную речь, возражал даже против наименования России Русской землей, чтобы не обидеть инородцев. Та же самая партия, не считаясь с историческими фактами, назойливо навязывает южной Руси термин: Украина и с пренебрежением относится к нашей Карпатской Руси. Как реакционеры, так и революционеры ненавидят кадетов, и в этом заключается основная опасность для их существования; им приходится обессиливать себя борьбой на два фронта и находиться под угрозой быть сплюснутыми с двух непримиримых враждебных сторон. Народу нужна национальная идея Вместо этого русскому народу подносят: реакционеры зоологический национализм прусского образца, что наглядно проявляется в польском вопросе: революционеры - безликий интернационализм, а кадеты - беспочвенный космополитизм, т.е. самое бесцветное и далекое от жизни понимание национальной проблемы. Народной массе такая кисло-сладкая теория совершенно чужда, и поэтому она идет за крайними партиями. И она, если не примет национальной окраски, будет задавлена. О правых партиях нет надобности много говорить; они имеют влияние на правительство, но совершенно не пользуются кредитом у русского общества. Все крайние левые политические партии: народные социалисты и трудовики, социал-демократы и социал-революционеры, поглощены мыслью о революции, а не о благе и величии России. Их задача разрушить все до основания, а затем построить власть социализма, к которому, как утопическому острову, человечество должно проплыть через море крови. Но на пути экспериментов находится религия народа. Русский народ в своей толще крестьянский и христианский: оба эти понятия народ отожествляет на только по созвучию, но и по содержанию слова. В минуты радостей и печалей он неизменно обращал свои взоры к небу, получая в молитве духовное успокоение и подъём для физической борьбы. Он привык чтить своих святыни, строить их и постоянно жертвовать на их благолепие. В Карпатской Руси духовенство является самым почетным гостем на всех народных торжествах. Книги духовно-нравственного содержания имеют огромное распространение в народе, особенно повести священника Иоанна Наумовича и легенды паломников о святых местах. Религия образует союз человека с Богом, своим творцом и первообразом. Религия - основа его нравственности. Православная вера, русская вера - это святая святых русского народа. Она опирается не только на чувство верующих, но требует также ясного знания учения Христа и твердой воли для осуществления Его заветов в личной и общественной жизни. В вере необходимы добрые дела и нравственный закал для борьбы со злом. Без знания нет сознания! Вера и знание взаимно дополняют друг друга. Только отдельные ученые, зазнавшиеся и заслепленные своим самомнением, могут говорить о противоречии между верой и наукой. Великие гении, выдающиеся учители и мыслители на протяжении тысячелетий отстаивали необходимость веры и знания. Христианство - религия духа, воплощение заветов Христа в жизни, приближение человека к Богу, оно прежде всего, заботится о верховной природе человека, который должен стремиться к торжеству истины, добра и красоты. Заповедь: не убей - и молитва о мире всего мира - основа христианского учения. Короче говоря, христианство - это жертва кроткого Авеля, и кто не сознает этого, тот является близоруким человеком. С замиранием сердца, с душевным трепетом смотрим мы, карпато-россы, на Россию. Какая ширь, какой простор, какие несметные богатства лежат под спудом! Все безгранично и необъятно в этом срединном мире земного шара, а народ представляет собой трудную загадку не только для иноземного, но и для родного исследователя. Это сырой материал, воск, из которого ваятель одинако может слепить ангела или дьявола. Все дело в том, кто будет этим ваятелем. В зависимости от этого, русский народ проявит либо безграничное великодушие и творчество, либо неудержимую ненависть и разрушение…ибо крайность - черта русской натуры. Из Карпат нам видно, что Русь ныне стоит на краю бездны, откуда выглядывают кровавые образы войны с немецким Drang nach Osten и жуткие картины братоубийственной расправы. Да минует чаша сия нашу Русскую землю! Только глубокая вера в премудрость Всевышнего, а также национальное сознание спасут её, и народная масса даже днем увидит звезды. Пресыщенный кровью, разочарованный в возможности без упорного труда получить все сразу, не видя вокруг себя пищи для души и даже с затратою огромных усилий, добиваясь ежедневного пропитания, русский народ затоскует о вечных духовных ценностях, которые может дать ему только православная вера. Духовное падение и материальное оскудение всегда сменяются возрождением народа, прояснением и укреплением его духовного и национального самосознания. Русская Голгофа, которую Карпатская Русь испытывает уже почти шесть столетий и к которой быстрыми шагами идет Державная Русь, явится заветом возрождения русского народа и осуществления идеала святой Руси и освобожденного ею Славянства. с. Гирное, 1912, В.Д. Залозецкий (с.40-53) Василий Дмитриевич Залозецкий. Заветные мысли (Автобиография) http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_462.htm по просьбе Ф.Ф. Аристова стал писать свою автобиографию. Эта работа растянулась на три года (1910-1912) и полное ее окончание совпало с 80-летием моей жизни. За это трехлетие я собрал рассеянные по разным изданиям свои произведения, которые должны будут войти в 4-ый том полного собрания моих сочинений. Кроме того, я составил хронологический перечень всего мною написанного на протяжении 60-ти лет литературной деятельности (1854-1913) Василий Дмитриевич Залозецкий. Заветные мысли (Автобиография). Продолжение http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_471.htm Василий Дмитриевич Залозецкий http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_461.htm КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Ять: Василий Д. Залозецкий. Евфимия Володаревна ...Рассказ относится ко времени князя Володаря Ростиславовича. Его столица – Перемышль, жемчужина Червенских городов, исполняет роль крепости Руси против Польши и Угорщины, будучи расположенным на важном пути, идущем, вдоль Сяна и его притока Вигора, через - угорские ворота - на юг и на запад. На правом берегу Сяна красуется терем князя. Городской замок укреплен высокими каменными стенами... В.Р. Ваврик. Василий Дмитриевич Залозецкий. Львов. 1955 (Евфимия Володаревна с.78-83с.) http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_464.htm Василий Д. Залозецкий. Евфимия Володаревна. Историческая повесть. Львов. 1903, Из типографии Ставропигийского Института. 261c. Вверху надпись рукою В.Д. Залозецкого (приведено не точно): Долгопочтенный читатель…приносит Вам сие свое о древних бедах Галицкой Руси писание и просит умильно, помнить и впредь о древнем даровании св. Владимира, томящемся все еще в волнах данного тартара - В.Д. Залозецкий с.64...Гасило встал. Его мрачное лице прояснилось. Он позвал Могута и подступил к дотлевающему костру, возле которого спал Горило. Гасило с любовью посмотрел на ясное лице спящего друга и, крестясь, тихо положился возле него.. VIII В голубце перемышльской соборной церкви св. Иоанна сидит бледная, но молодая женщина и пишет на пергаменте. Сквозь одно решетчатое окно, пробираясь к нему помежду листье нависшей липовой ветки, падает немножко притменный свет на девичью стать и на стол, заваленный большими церковными книгами в разных окладах, от кожаных до серебряных. Тут евангелион, кованный серебром с жемчугом и с изображениями Спаса и евангелистов в зеленой финифти (эмали); тут книга Апостол, которую оловяничник (Zinngiesser) украсил золоченною цятою, представляющею Собор свв. Апостолов; тут Прологи, Триоди, Минеи в пергаменте, Часословы и Молитвенники в простых, но крепких кожаных обертках. В каменных чернильницах находилась писчая жидкость разных красок, от обыкновенной черной, до золотой включительно. Девица была одета в серую юбку и в кафтан, из под которого выглядывали рубцы жесткой власяницы. Из шеи свисал на тонкой железной цепочке золотой крест. Девица положила лебединое перо. Когда она, откинувшись на спинку кресла, подняла вверх голову, ее пречудно-голубые глаза выделились так кротко и мягко от благородного лица и золотистых кудрей, словно два василька от половеющей пшеницы. Грудь девицы расширилась, а нежные губы дрогнули от глубокого вздоха облегчения. Она поднесла очи к висящей над столом иконе Пречистой Одигитрии и промолвила тихо: Слава-ж Тебе Боже! Се уже десятая книга и не помню который раб. Выкупленных их, кажется, уже двадцать, а за сию выручать опять двоих -. Луч удовольствия засиял на высоком и чистом лбу девицы. Потом, откинув клок волос ниспавший на одно око, она опять приложилась к письму и тем-же чистым уставным почерком, каким списана была вся книга, она добавила следующие слова: Сия книга, рекомая Тетроевангелие, списася лета от сотворения Mиpa хххх недостойною рукою грешной рабы Божией Евфимии Володаревны Василий Д. Залозецкий. Евфимия Володаревна. Историческая повесть http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_470.htm От Наташи Гаттас подарок Всем Нашим Женщинам Evfimīi͡a Volodarevna : istoricheskai͡a povi͡estʹ / Vasilīĭ D. Zalozet͡skīĭ. Zalozet͡skīĭ, V. D. (Vasilīĭ D.) Lʹvov : Iz tip. Stavropigiĭskogo in-ta pod upr. O. Danili͡uka, 1903 https://cloud.mail.ru/public/0759c6936eb4/Evfimiia%20Volodarevna.pdf http://hdl.handle.net/2027/nyp.33433067264055 24.8 Мб

Ять: Н.М. Пашаева. Русское движение в Галичине XIX-XX вв. Пашаева, Нина Михайловна. 1966 История так называемого русского движения в Галичине (как и в Закарпатье, где происходили сходные процессы), принадлежит к числу белых пятен отечественной историографии последних 70 лет. О нем или вообще не писали, или писали мало, причем так агрессивно-тенденциозно, что не только рядовой отечественный читатель, но даже человек науки не мог получить объективного представления о галицких москвофилах, их деятельности и судьбах. Между тем это яркое своеобразное явление как в отечественной истории, так и в истории славянства в целом. Под Галичиной мы понимаем ту часть нынешней Западной Украины, которая некогда почти полностью входила в состав Киевской Руси, затем - Галицко-Волынского княжества, с 1340 по 1772гг. находилась под властью Польши, с 1772 по 1918гг. - Австрии, в межвоенный период снова стала территорией польского государства, а с сентября 1939г. была включена в состав СССР как часть Украины. Ныне это области независимой Украины - Львовская, Тернопольская, Ивано- Франковская, а также переданная после войны Польше Лемковщина с центром в древнем Перемышле. Русское самосознание имеет прочные корни в менталитете восточнославянского населения Галичины. Несмотря на тяжелый национальный гнет, оно столетиями сохраняло самоназвание руский, русский, позднее русин, православную веру, а затем, в условиях навязанной унии, - восточный обряд, сознание древнерусского единства. В то же время почти пять веков польского владычества наложили неизгладимый отпечаток на судьбы Галичины. В ней практически исчезло национальное дворянство: Потоцкие, Дзедушицкие, Сапеги - это потомки древнерусских родов, полностью ополячившиеся и принявшие католицизм. Немногие неополяченные выходцы из дворянства, как правило, потеряли былой сословный статус. Так, например, отец известного галицкого ученого-будителя Д. И. Зубрицкого был уже не помещиком, а только поссесором-арендатором. Сам же Зубрицкий добывал средства к существованию собственным трудом, а на старости лет вообще остался без куска хлеба (1). Ополячились и верхние слои жителей городов. Родной язык, национальные черты и веру предков, хотя и в униатском обличье, сохраняли лишь крестьяне, составлявшие большинство населения, низшие слои горожан и униатское духовенство, в особенности сельское, близко стоявшее к своей пастве. Живым звеном, соединявшим русинов (Мы сохраняем это самоназвание галичан, так как украинцами их стали именовать много позже, причем долгое время этот термин носил более политический, чем этнографический характер) с их древнерусским прошлым, был церковнославянский язык богослужения и славянская азбука (кириллица и гражданка). Недаром неоднократно галицким будителям приходилось бороться с попытками навязать Галичине латиницу. Сознание единства с братьями по другую сторону границы сохранялось у крестьян-галичан, отражалось в фольклоре (2). Национальное возрождение, охватившее все славянские земли, не миновало Галичины. Раннее проявление его в этом крае Австрийской империи датируется 30-ми годами XIX в., на которые приходится деятельность Русской троицы - М. Шашкевича, И. Вагилевича и Я. Головацкого, ставшего позднее лидером русского движения, издание первенца галиц ких будителей альманаха Русалка Днестровая (1837), научные труды Д.И. Зубрицкого. Период с 30-х годов вплоть до революции 1848-1849гг. является одновременно началом как русского, так и украинского движения. В то время было еще далеко до размежевания и тем более вражды этих двух направлений, однако уже тогда формируются исторические и языковые установки будущих русофилов. Для русских галичан, при всем разнообразии форм их деятельности и специфике убеждений в различные исторические эпохи, неизменным было признание единства русского народа - от Карпат до Камчатки -, включая, разумеется, Белоруссию и Малороссию, и признание в качестве литературного языка русинов русского литературного языка. Эти взгляды соответствовали представлениям тогдашних русских ученых. И родившийся в Москве Пушкин, и уроженец Полтавщины Гоголь одинаково считались русскими писателями (Лишь много позднее М.С. Грушевский будет сожалеть, что последний не был сознательным украинцем (3)). Напротив, польское общественное мнение и польская наука считали Галичину неотъемлемой частью Польши, отказывая ее восточнославянскому населению в удовлетворении насущных духовных потребностях. Отсюда - уже на ранних этапах русского движения - резкая антипольская его направленность, усугублявшаяся тем, что и после перехода края под власть Австрии крупные польские землевладельцы сохранили свои ключевые позиции. Вместе с тем, как подчеркивал лидер русской партии Я.Ф. Головацкий, русины - не сочувствовали стремлениям польской партии, потому что видели в ней аристократическое начало -, но к польскому народу относились сочувственно, - помня, что он вместе с ними терпел от панов (4) . На первом этапе движение развивалось в традиционном русле национального возрождения. Подобно другим будителям, галичане обращались к своему славному национальному прошлому - истории Киевской Руси и отстаиванию древнерусских традиций в условиях польского владычества. Защитником от полонизации и натиска католицизма с XV в. являлось в Галичине Ставропигийское братство при Успенской церкви во Львове. В начале XVIII в. оно вынуждено было принять унию, церковь была превращена в униатскую таким же способом, как это делается на исходе XX в.: молодчики ворвались в здание, учинили расправу над православным священником и водворили нового, униатского. Правление Ставропигийского братства почло за лучшее – добровольно - принять унию. В конце XVIII в. австрийскими властями братство было преобразовано в институт, который действовал до 1939г. как учреждение русского направления. В 1829г. его членом, а с 1830г. - управляющим типографией становится историк, археолог и этнограф Д.И. Зубрицкий. В 1830г. он издает оду Бог Г.Р. Державина на русском, польском и немецком языках (5). Это было первое произведение на русском литературном языке, увидевшее свет в Галичине. На протяжении 30-40-х годов Зубрицкий опубликовал целый ряд исследований по истории родного края эпохи Киевской Руси и польского периода, доказывая неправомерность польских притязаний на Галичину. Как и у других славянских народов, острейшей проблемой национального возрождения русинов сделался вопрос о том, какой язык станет языком науки и литературы. В противовес господству польского языка, таковым провозглашался русский, руский, руський. Названные термины употреблялись, когда речь шла о языке с трудом попадавших в Галичину и страстно зачитываемых книг, изданных в Петербурге или Москве, а также когда имелся в виду язык Энеиды Котляревского или местный язык общения и народных песен. Собственный народный говор с невыработанным правописанием (принцип - пиши, як чуешь), при отсутствии научной терминологии и значительных литературных произведений не мог служить базой для создания особого литературного языка. Позднейшие украинские исследователи указывали на близость языка галицких русинов к украинскому языку. Это понимали и сами будители, иногда называвшие его также малорусским, однако это была близость, но не тождество. Новый украинский литературный язык, становление которого ученые связывают прежде всего с творчеством Т.Г. Шевченко, тогда еще не сложился. Не было еще установившегося украинского правописания: галицкие будители иногда пытались использовать систему орфографии Максимовича, но она не отвечала необходимым требованиям. Предпринимались попытки шире использовать церковнославянский язык, который, однако, уже не мог выполнять функции языка литературы и науки. Оставался русский литературный язык. Но большая часть будителей 30-40-х годов владела им только пассивно. К середине века вопрос решен не был. Картину сложной языковой ситуации в Галичине дает переписка будителей (6). Письма к родным и друзьям, деловые послания писались как по-польски, так и на разных вариантах местного наречия, более близких то к украинскому, то к русскому литературному языку. К последнему тяготеют письма Я.Ф. Головацкого, адресованные, в частности, Д.И. Зубрицкому, а также письма самого Зубрицкого, хотя в 40-х годах ученый еще не решался писать свои труды русским литературным языком (его Хроника Львова написана по-польски). В рассматриваемый период важное место занимают взаимоотношения будителей с учеными из России, посещавшими Галичину. Особое значение имели две поездки М.П. Погодина в 1835 и 1839-1840гг. У истоков получившей широкое хождение легенды об – агитации - Погодина среди русинов и попытках их – москвичения - стоит польский писатель и мемуарист Г. Богданский (7). Ее подхватил историк Краевский, а затем она вошла в арсенал украинской националистической историографии. Несостоятельность данной версии показал еще в начале нашего века И.С. Свенцицкий. Зная его аргументацию, советский украинский историк Г.Ю. Гербильский писал, однако, о существовании у Погодина и Зубрицкого - идеи объединения славян под властью русского царизма (8). Утверждение это ничем не подтверждено и, как нам думается, ошибочно. Ни о каких политических планах ни у Погодина, ни тем более у Зубрицкого в отношении Галичины говорить не приходится. Галицкие патриоты не помышляли о насильственном изменении существующего строя, хотя видели и обличали его пороки. С самого начала русофильского движения обнаружился его парадокс. Сознавая свое национальное и языковое единство с российскими соплеменниками, галицкие русофилы в то же время не могли надеяться войти в состав Российской империи, так как никакие внешнеполитические планы России в XIX в. этого не предусматривали. Перед лицом постоянного социального и национального гнета со стороны польских помещиков и по преимуществу польской администрации провинции галицкие будители вынуждены были не только соблюдать лояльность по отношению к австрийским властям, но даже ее подчеркивать. Иногда декларации этой лояльности носили нарочито верноподданнический характер и вызывали отвращение передовых деятелей России, не понимавших истинной обусловленности такой позиции. Отвечая в 1862г. на упреки Н.Г. Чернышевского на страницах украинского журнала Основа, Я. Головацкий обосновал этот вынужденный австрославизм, далекий от радужных надежд многих будителей других славянских народов Габсбургской монархии (9). В своих симпатиях к России и Малороссии (Украине) как органической и неотъемлемой ее части галицкие будители не различали части и целого. В приветствии М. Шашкевича сказано: В побратимий летить край/Побратимi де суть люди/Поза Волгу, за Дунай (10). Приветствуя И.И. Срезневского, Я. Головацкий в своем вирше пишет: Руський з руським повстрiчав ся,/Руський з руським повiтався/Хоть з далекой Украiни/Хоть з далекой родини/Вже один другому брат! (11). Позднее украинские авторы станут утверждать, что – русский - означает - российский -, а - руський - украинский. Но в рассматриваемое время такой смысл в эти понятия никто не вкладывал. Революция 1848-1849гг. вызвала в Галичине подъем национального движения, к которому будители не были готовы. Отсутствовала какая-либо общественная организация. М. Шашкевич, бывший душой молодых будителей Галичины, к тому времени уже преждевременно скончался. Я. Головацкий, И. Вагилевич, Н. Устианович и другие, униатские священники были разбросаны по глухим приходам. Инициативу сразу же взяли в свои руки представители высшего униатского клира. В условиях оживления польского национального движения австрийское правительство на короткий срок приняло на себя роль защитника и покровителя галичан. Создается Головная русская рада, заявившая о приверженности престолу и правительству. На - руском - языке начали издаваться книги и газеты, в школах и гимназиях вводится родной язык, открывается университетская кафедра, по тогдашней терминологии, рус кого, а по нынешней - украинского языка (в его галицком варианте). Последнюю занимает Я.Ф. Головацкий, назначение которого приветствуется престарелым Зубрицким. В 1849г. Головацкий выпускает свою Грамматику руского языка, который сам автор называет - малоруским. Книга напечатана кириллицей. В ней Головацкий останавливается на особенностях говоров в разных частях Галичины, пытается установить – правильное - произношение, порой сильно отличающееся от современного украинского. Важнейшим достижением Весны народов явилось создание в 1848г. Галицко-русской матицы. Построенная по типу других славянских матиц, она была культурно-просветительным обществом, издававшим - общеполезные книжки народные руские. В украинской литературе ее называют Руська (12), Галицкая (13), Галицийско-украинская (14). Однако она сохраняла исконное название - Галицко-русская - на протяжении всего своего существования с 1848 по 1939г., выступая выразителем именно русского направления в культуре Галичины (15). Основанный в 1849г. Народный дом также стал достоянием русского направления. Наступившая после революции реакция тяжело отразилась на национальном движении Галичины. Правительство заняло по отношению к нему открыто враждебную позицию, наместником края был назначен ярый враг галичан польский граф А. Голуховский. В печатных изданиях запрещалась - гражданка -, хотя ею свободно пользовались в Воеводине. Преследовалось все, что напоминало связи с Россией, к которой австрийское правительство относилось все более враждебно. Однако будители продолжают свою работу, выходят труды Зубрицкого, Головацкого, А. С. Петрушевича. Галицко-русская матица издает ряд книжек, среди которых - комментированное издание Слова о полку Игореве, история основания самой Матицы Я.Ф. Головацкого, три томика ее полупериодического издания Галицкий исторический сборник и др. (16). Пятидесятыми годами датируется становление так называемого язычия. Позднее А.Н. Пыпин назовет его - особым русским языком - и решительно осудит. Переход к язычию был обусловлен языковой ситуацией в Галичине. При написании научных текстов сразу же вставал вопрос, какой терминологией пользоваться, ибо ни галицкие наречия, ни тогдашняя украинская лексика ее не выработали. Это подталкивало галицких будителей к сближению с русским литературным языком, однако недостаточное его знание, запреты цензуры, церковнославянское наследие, почерпнутое из священнической практики формировали предпосылки для создания искусственного языка. Язычие вобрало в себя элементы местных наречий, русского литературного языка и церковнославянского. Ученые указывают также на полонизмы и богемизмы в нем (17). Язычие оказалось достаточно живучим, просуществовав в научной литературе галицких (а также угорских) москвофилов вплоть до конца века. Писались на нем и произведения художественной литературы. Только с начала XX в. русские галичане стали писать на относительно чистом русском литературном языке. В пятидесятые годы язычие употребляет Головацкий, чтобы в дальнейшем окончательно перейти на русский литературный язык. Отход Головацкого от народного, - украинского -, языка украинские ученые считают ренегатством, в советской же литературе деятельность – позднего - Головацкого всячески замалчивалась. Украинские ученые хотели бы видеть в нем украинского, а не русского ученого и общественного деятеля. На самом деле Головацкий, которого по праву называют галицким Ломоносовым, более быстро прошел путь языковых исканий, продолжавшихся у его коллег до конца века. Противником искусственного язычия был Зубрицкий. Свою Историю древняго Галичско-русского княжества он написал и опубликовал в первой половине 50-х годов во Львове на русском литературном языке, опередив тем самым на полвека остальных галицких москвофилов. В 1859г. австрийская администрация во главе с Голуховским сделала попытку навязать Галичине латиницу вместо кириллицы. Дружный отпор галицких будителей сорвал это разрушительное для галицкой культуры начинание и вызвал отставку Голуховского (18). В пятидесятые годы на национальной ниве трудились, кроме Я.Ф. Головацкого, его брат Иван, живший в Вене и много сделавший для галицкого возрождения, крупный историк А.С. Петрушевич, И.Н. Гушалевич, Б.А. Дедицкий, Н.Л. Устианович, В.Д. Залозецкий и др. Все они позднее составят ядро москвофильского направления. Общественный подъем первой половины 60-х в Австрийской империи нашел отклик и в Галичине (Как и во всей империи). Оживляется деятельность Галицко-русской матицы, Б. Дедицкий начинает выпускать газету Слово, выходившую до 1887г. По инициативе и при активном участии крупного религиозного и общественного деятеля, писателя, униатского священника И.Г. Наумовича возникает широкое движение по очищению униатского обряда от позднейших католических наслоений, за возвращение его к исконным православным формам. Правда, вскоре под давлением Рима движение было свернуто униатскими церковными властями. Депутатами галицкого сейма становятся Устианович, Гушалевич, Наумович. Именно Наумовичу принадлежат слова, прозвучавшие на заседании сейма в 1866 г.: Сходства нашего языка с языком всей Руси не уничтожит никто на свете: ни законы, ни сеймы, ни министры (19). С начала 60-х в Галичине оживляется также украинское культурное движение, однако на первых порах между русофилами и украински мыслящими интеллигентами конфронтации не наблюдается. Лишь после введения дуализма в 1867г. в национальном движении происходит раскол на старорусскую партию и народовцев-украинофилов. Как уже говорилось, москвофилы считали свой край частью великой России от Карпат до Камчатки, языком родной литературы русский литературный язык, хотя и не отрекались от своего народного языка, считая его, однако, лишь наречием. Они держались этимологического правописания, принятого в России до 1918г., полагая, что оно обеспечивает передачу особенностей каждого славянского языка различным произношением, в частности буквы ять, как е, и, я. Украинские деятели признавали единство только с украинским народом, провозглашали украинский язык языком литературы Галичины, в письме применяли - кулишовку -, т. е. фонетическое правописание, используемое в украинском языке доныне. Народовство сразу же получило поддержку австрийских властей. В то же время развивавшееся в России украинское национальное движение подверглось запрету, причем острие запретительных мер было направлено не против радикальных выступлений, а против украинской культуры. Циркуляр министра внутренних дел П.А. Валуева 1863г. – приостанавливал - печатание на украинском языке книг учебного, духовного содержания и вообще литературы для первоначального чтения. Указ 1876г. прекращал ввоз в империю, без особого разрешения, каких бы то ни было книг и брошюр, - издаваемых за границей на малорусском наречии -. В пределах же России запрещалось печатание на украинском языке оригинальных и переводных произведений, за исключением исторических документов и - произведений изящной словесности -, причем для последних требовалось особое разрешение. Запрещались сценические представления, чтения и даже тексты к музыкальным нотам на украинском языке (20). В этих условиях Галичина при поддержке австрийской администрации становится - украинским Пьемонтом -, украинское движение приобретает не только антицарские, но и антирусские черты, особенно олицетворяемые его крайними националистическими представителями. Австрийский – уряд - начинает играть роль защитника проживающих в России украинцев. По нашему мнению, не в XVII в., как иногда пытаются представить, а с конца 60-х годов XIX в. зарождается украинский сепаратизм в его современном обличье, поддерживаемый и направляемый Австрией. Уже в начале эпохи дуализма отношения между Австро-Венгрией и Россией оставляли желать лучшего. Оккупация в 1878г. Боснии и Герцеговины, направленное против России австро-германское соглашение 1879г., союзный договор с Германией и Италией 1882г. ухудшили их еще больше. Развертывалась подготовка к первой мировой войне (21). Понятно, что положение москвофилов, сохранявших полную лояльность по отношению к Вене и при этом не скрывавших своих симпатий к России и национального единства с русскими, делалось чрезвычайно сложным. Они подвергались давлению, а порой и прямому преследованию. Так, лишился кафедры во Львовском университете Я.Ф. Головацкий, что вынудило видного ученого переселиться в Россию. В 1882г. был сфабрикован процесс Ольги Грабарь, называемый так по имени одной из обвиняемых, матери известного художника и искусствоведа И.Э. Грабаря. Поводом послужил переход в православие из унии прихода села Гнилички, хотя православие в Австро-Венгрии не находилось под запретом и даже являлось преобладающим вероисповеданием в соседней Буковине и в Воеводине. Среди обвиненных в - государственной измене - И. Наумович, редактор Слова. В. Плошанский и еще несколько человек. Несмотря на совершенную несостоятельность обвинения в государственной измене, Наумович, Плошанский и еще двое крестьян были приговорены к тюремному заключению, а после его отбытия Наумовичу и Плошанскому пришлось эмигрировать в Россию (22). Особенно тяжелым было положение многочисленных сочувствовавших москвофилам крестьян. Они были отданы на произвол польских помещиков и обычно польской же местной администрации. Так, - русский - крестьянин, отец известного ученого и общественного деятеля В.Р. Ваврика, погиб, избитый во время поездки на выборы (23). В 1890г. в Галицком сейме была провозглашена так называемая - угода, новая эра - соглашение поляков, украинофилов и австрийской администрации, сущность которого сводилась к преданности престолу и приверженности Риму (24). Русские галичане участвовали в политической жизни края, но все же, вероятно, важнейшей стороной их деятельности была работа общественная и культурная. Во второй половине XIX-начале XX в. выходили периодические издания Слово, Пролом, Червонная Русь, Галицкая Русь, Временник Львовского Ставропигиона и многие другие. Работал Народный дом. В 1874г., по инициативе Наумовича, было основано Общество им. М. Качковского, большинство членов которого составляли крестьяне. Общество выпускало популярную литературу, устраивало читальни, организовывало курсы садоводства, местной торговли, производства молочных продуктов, животноводства и т.д. Ежегодные съезды его становились народными праздниками (25). Выходили в свет издания Галицко-русской матицы. Большой вклад в культуру края русские галичане сделали и своей работой по популяризации русской художественной литературы. Много данных об этой работе приводит в своей монографии В.А. Малкин (26). Придерживавшиеся либеральных взглядов молодые москвофилы начала XX в. познакомили галицкого читателя с произведениями Л.Н. Толстого, Л.Н. Андреева, А. М. Горького. Патриотическая просветительская деятельность москвофилов находила живую поддержку в широких слоях населения Галичины, прежде всего среди крестьян. Когда в ответ на речь депутата-москвофила в венском парламенте, произнесенную на русском литературном языке, министр внутренних дел барон Бинерт заявил, что в Австрии нет русского народа, в столицу поступило сто тысяч петиций в защиту русского языка (27). Особую страницу составляет церковная жизнь края. В конце XIX - начале XX в. ряд униатских приходов возвращается в православие, во Львове строится православная церковь, так называемый Малый Юра, на нынешней улице Короленко (сейчас это единственная в городе православная церковь Московской патриархии). Власти всячески старались помешать этому движению. Накануне первой мировой войны состоялся политический процесс по обвинению в государственной измене журналиста С.Ю. Бендасюка, православных священников Максима Сандовича и Игнатия Гудимы и студента В.А. Колдры. Обвинение рухнуло, присяжные оправдали подсудимых. С началом первой мировой войны австрийская администрация, несмотря на лояльность москвофилов, прибегла к жесточайшим репрессиям, жертвами которых стали тысячи ни в чем не повинных галичан - интеллигенция, греко-католическое и православное духовенство и огромное число крестьян. Уже в первые дни войны начались массовые смертные казни, предлогом для которых служили доносы, участие в легальном русском движении и т.д. В частности, на глазах находившихся в тюрьме беременной жены и старого отца был расстрелян только что оправданный Максим Сандович, ныне канонизированный Польской православной церковью. Русских галичан тысячами свозили в концентрационные лагеря Терезин и Талергоф. Последний, находившийся в Штирии, прославился страшными зверствами и явился прямым предтечей фашистских лагерей. Все русофильские общественные организации были закрыты или переданы украинцам. Краткая оккупация Галичины русскими войсками и затем их отход еще более усилили репрессии австрийцев. Массы галичан бежали вслед за отходящими войсками в глубь России. Русское движение было подорвано и только после распада Австро-Венгрии, когда Галичина вошла в состав Польши, наблюдается его оживление. В 1919г. возобновило свою работу Общество им. М. Качковского (28). Во время войны оно было закрыто, а членство в нем расценивалось австрийскими властями как измена и каралось по меньшей мере ссылкой в Талергоф. Переданный австрийской администрацией украинским хозяевам львовский Ставропигион в 1922г. после тяжбы был возвращен русофилам, возобновился выпуск его Временника. В 1923г. состоялось первое после войны заседание Галицко-русской матицы, выходит печатная продукция - книги, брошюры, периодика: Русский голос, Земля i воля, Наука (29). Издание четырех выпусков Талергофского альманаха (30), на страницах которого были опубликованы документы о гибели и муках тысяч галичан, объединило в Талергофском комитете цвет галицко-русских деятелей. Среди них были доктор славянской филологии и узник Талергофа В.Р. Ваврик, подсудимый Львовского процесса 1914 г. С.Ю. Бендасюк, доктор Ю.С. Заяц, поэт, критик, этнограф Ю.А. Яворский. Вместе с тем, очевидно, до самого 1939г. русское движение не оправилось после Талергофского разгрома. Тяжелейшими были материальные условия русских деятелей, многие из которых просто голодали. Оборвались связи с Россией. Единственной связующей нитью с последней была деятельность замечательного историка русского движения в Карпатах Ф.Ф. Аристова, неоднократно заключавшегося в советскую тюрьму за свои контакты с галичанами. Среди изданий этого периода мы находим как книги на чистом русском языке, так и литературу на родном наречии, близком к украинскому литературному языку, но не идентичному ему. В качестве примера можно привести маленькую брошюру - Галичане i всеруска культура (оттиск из газеты Земля i воля), вышедшую во Львове в 1938г. под криптонимом Б. С., - настоящий дифирамб русскому движению галичан. Проблема билингвизма, столь острая в эпоху национального возрождения, таким образом, практически решалась русскими галичанами. Они широко применяли русский литературный язык в научной работе, общественной жизни, часто держались его в быту, в литературных произведениях, однако параллельно использовали и местное наречие. У В.Р. Ваврика, например, есть прекрасные стихи на нем. Нина Михайловна Пашаева. Русское движение в Галичине XIX-XX вв. (Постановка проблемы). Славянский альманах. 1998. c.117-132 http://www.inslav.ru/index.php?Itemid=62&catid=29:2010-03-24-13-39-59&id=473:--20092010&option=com_content&view=article http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_473.htm

Ять: Н.М. Пашаева. Русское движение в Галичине XIX-XX вв. Вхождение Западной Украины в состав СССР в 1939г. можно считать завершением русского движения в Галичине. Окончила свое существование Галицко-русская матица, был закрыт Ставропигион. Русские галичане стали гражданами СССР и советскими служащими: В.Р. Ваврик - сотрудником Исторического музея во Львове, Р.Д. Мирович - библиотекарем-библиографом Политехнического института, Р.Я. Луцык - библиотекарем Отдела редких книг Львовского университета, Ю.С. Заяц - библиотекарем библиотеки Академии наук и т.д. С.Ю. Бендасюк нашел работу в православной церкви Малого Юры и в 50-е годы его можно было видеть в храме с тарелкой. Русские галичане не участвовали в коммунистическом движении межвоенного периода и были известны как люди верующие, а – русские - их воззрения легко представлялись украинскими оппонентами как антисоветские. Ключевые позиции в общественной и культурной жизни сразу же были заняты представителями украинского направления. Начались конфликты при выдаче паспортов: русские галичане требовали, чтобы в пятой графе стояла запись - русский -, советские чиновники всячески стремились навязать украинскую национальность. Были жертвы репрессий. Во время оккупации русские галичане не запятнали себя связями с фашистами. После окончания войны к Польше отошла самая западная, одновременно самая русская и православная часть Галичины - Лемковщина. В украинском Львове галицко-русские интеллигенты стали людьми второго сорта. Так, доктор двух университетов В.Р. Ваврик получил степень кандидата наук, нищенские зарплату и пенсию. В 1957г. в издательстве Львовского университета вышла монография В.А. Малкина, в которой в очень осторожных выражениях, но все же положительно оценивался вклад москвофилов в развитие культуры Галичины (31). Книга вызвала резкую критику, вылившуюся на страницах прессы в настоящую травлю русских галичан. Защититься они, разумеется, не могли. Пятидесятые - начало шестидесятых годов были временем активной научной работы поздних будителей. В этой связи прежде всего следует назвать В.Р. Ваврика. Его перу принадлежит исследование о Русской троице, очерки об отдельных галицко-русских деятелях. Именно Ваврик являлся душой галицко-русского движения в данный период, хотя ни одной его работы по истории Галичины не увидело тогда свет. Лишь позднее усилиями энтузиаста Е.М. Гавришкова кое-что было переправлено за рубеж и опубликовано галицко-русской эмиграцией (32). Архив Ваврика находится в Санкт-Петербургской Публичной библиотеке и ждет своего исследователя. С благодарностью надо вспомнить бескорыстную, трогательную помощь Ваврика тем, кто в трудные годы занимался историей Галичины и галицких русофилов. На кончину Ваврика (1970г.) откликнулась в советской печати только дочь Ф.Ф. Аристова, стоявшего у истоков русского научного карпатоведения (краткий некролог в Советском славяноведении и развернутый в Журнале Московской патриархии (33)). Публикация последнего Т.Ф. Аристовой совместно с Р.Д. Мировичем под собственной подписью было для сотрудника Академии наук СССР актом большого гражданского мужества. Огромную работу по выявлению жертв Талергофа и их судеб проделал Р.Д. Мирович, материалы которого публиковались за границей. Поиск и обнародование рукописных документов и сочинений галицко-русских деятелей послевоенной поры - дело будущего. В настоящее время интерес к истории Галичины как будто несколько оживился. Стало возможным писать о русском движении. Издаются монография и ряд научных статей В. Н. Савченко по истории Галичины первых двух десятилетий XX в. (34), с публицистическими статьями выступает в ряде газет Т.Ф. Аристова (часть их вошла в брошюру, опубликованную в Пряшеве по случаю юбилея автора (35)). В выходящей сейчас пятитомной энциклопедии Отечественная история: История России с древнейших времен до 1917г. - Т.Ф. Аристова публикует биографические справки о карпато-русских, в том числе галицких, деятелях. Специально русскому движению в Галиции посвятил статью в газете Православная Москва А. Внуков (36). Сейчас, когда история и культура русской эмиграции, людей, отторгнутых от Родины в сравнительно недавнем прошлом, привлекает всеобщее внимание, история и культура края, отторгнутого от Руси в древности, безусловно должна стать объектом самого серьезного и беспристрастного исследования отечественных славистов как явление не внутриукраинского, а общерусского порядка. Примечания 1. Пашаева Н.М. Неизданная переписка Д.И. Зубрицкого. Славянский архив. М., 1962. с.186 2. Малкин В.А. Русская литература в Галиции. Львов, 1957. с.6-7 3. Там же. с.137 4. Головацкий Я.Ф. Русины в 1848г. Памяти Т.Г. Шевченко. Основа. 1862. N4. c.25-26 5. Левицкий И.Е. Галицко-русская библиография XIX столетия. Т. I. Львов, 1888. XXII. с.7. Изд. автора 6. Кореспонденцiя Якова Головацького в лiтах 1850-62. Вид. К. Студенський. Львiв, 1905. CLXI 7. Там же. с.XVI 8. Гербiлъсъкий Г.Ю. Передова сусиiльна думка в Галичинi (30 - первая середина 40-х рокiв XIX столiття). Львiв, 1959. с.104-105 9. Пашаева Н.М. История Галичины на страницах русской прессы второй половины XIX - начала XXв. - История, историография, библиотечное дело: Материалы конференции специалистов Государственной публичной исторической библиотеки. Москва 23-24 марта 1993г. М., 1994. с.98 10. Гербiлъсъкий Г.Ю. Указ. соч. с.93 11. Там же. с.96 12. Освободительные движения народов Австрийской империи: Возникновение и развитие: Конец XVIII в. 1849г. М., 1980 с.479 13. Стеблий Ф. И. Криль М.М. Галицкая матица во Львове. - Славянские матицы. XIX век. М., 1996. Ч. I. с.190-233 14. Мэгочи П.Р. Культурные институции как инструмент национального развития в XIX в. в Восточной Галиции. - Славянские и балканские культуры XVIII-XIX вв.: Советско-американский симпозиум. М., 1990. с.133 15. Пашаева Н.М., Климкова Л.Н. Галицко-русская матица во Львове и ее издательская деятельность. Книга: Исследования и материалы. М., 1977. с.61-77 16. Пашаева Н.М., Климкова Л.Н. Указ. соч. с.67-69 17. Лещак О.В. Богемизмы в язычии Я. Головацкого: Попытка интерпретации факта. - Якiв Головацький i pyx за нацiнальне вiдроджения та культурне еднания слов'янських народов: Тези доповiдей та повiдомлень конференцii 23-24 жовтня 1989р. Тернопiль, 1989. c.22-24 18. Пашаева Н.М. Проблемное изучение славянского национального возрождения (Книга как исторический источник). М., 1988. Ч. I. с.60-61 19. Аристов Ф.Ф. Карпато-русские писатели. Т. 1. М., 1916. XVI. с.25 20. Пашаева Н.М. История Галичаны...с. 103-104 21. Малкин В.А. Указ. соч. с. 110 22. Пашаева Н.М. История Галичаны...с. 105-106 23. Там же. с.105 24. Аристов Ф.Ф. Указ. соч. с.26 25. Мэгочи П. Р. Указ. соч. с.136-137 26. Малкин В.А. Указ. соч. 27. Аристов Ф.Ф. Указ. соч. с.26-27 28. Мэгочи П.Р. Указ. соч. с.141 29. Талергофский альманах. Вып.3. Предисловие 30. Там же. Вып. 1-4. Львов, 1924-1932 31. Малкин В.А. Указ. соч. с.62,157 и др. 32. См., например: Ваврик В.Р. Краткий очерк галицко-русской письменности. Лувен, 1973. с.80 33. Мирович Р., Аристова Т. Доктор В.Р. Ваврик (Некролог). - Журнал Московской Патриархии. 1971. N1. c.18-19 34. Савченко В.Н. Восточнославянско-польское пограничье 1918-1921гг. (Этносоциальная ситуация и государственно-политическое размежевание). М. 1995. с.195 35. Татьяна Федоровна Аристова, доктор исторических наук...Русское культурно-просветительное об-во им. А. В. Духновича в Пряшеве. Пряшев, 1996. с.58 36. Внуков А. О русском движении в Галиции (1848-1939гг.). Православная Москва. 1966. N6(66). c.7 Нина Михайловна Пашаева. Русское движение в Галичине XIX-XX вв. (Постановка проблемы). Славянский альманах. 1998. c.117-132 http://www.inslav.ru/index.php?Itemid=62&catid=29:2010-03-24-13-39-59&id=473:--20092010&option=com_content&view=article http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_473.htm

Ять: Нина Михайловна Пашаева. Пою для себя Немного о себе Я родилась 20 июля 1926 года в Москве. Мама - София Сергеевна Кононович (1900-1996), внучка профессора астронома А.К. Кононовича. Из семьи с давними дворянскими традициями, она была храброй и вышла замуж за дагестанца (лака) Магометхана Пашаева. Он ее оставил в год моего рождения. Мама ничего с него не требовала, одна кормила всю жизнь нашу семью, меня и свою мать. К моему большому счастью отец не принимал никакого участия в моем воспитании. Чтобы прокормить нас, мама очень много работала, а я оставалась на руках у бабушки Софии Александровны Кононович (1874-1965). Она была человеком удивительной доброты, мужества, веры и долготерпения. Прожитые непрерывно рядом с ней первые 39 лет моей жизни - мое самое большое счастье. Этапами в моей жизни были арест мамы и высылка ее в Ростовский район Ярославской области, затем война, эвакуация к маме. 8-й и 9-й классы я окончила экстерном - бабушка учила меня всем предметам со слуха, что спасло мне зрение в военный голод. Вернулась в Москву осенью 1944 года. Наша жилплощадь была потеряна вместе со всеми вещами. Законную крышу - маленькую квартирку на троих - мама получила как реабилитированная только в 1963г. В ней живу доныне, со смерти мамы одна. С октября 1944г. и поныне я - постоянная прихожанка церкви Пророка Илии Обыденного. Легенды о прошлом нашей семьи определили мой путь - окончив школу в 1945г. я поступила на Истфак МГУ. После его окончания в 1950г. по распределению поступила в Государственную публичную историческую библиотеку России, которая стала моим вторым домом. В ней работаю и поныне. Наряду с ежедневным трудом библиотекаря с 50-х годов занималась исследовательской работой как историк. В 1958г. защитила кандидатскую диссертацию, в 1993г. - докторскую. Тематика - славистика, с 1975г. также история Москвы, по которой прочитано много лекций С 1981г. перешла работать на полставки и до настоящего времени используюсь как историк. За последнее 20-летие кроме статей опубликовала 3 монографии, ряд научных библиографий. В нашем доме постоянно звучали стихи. Сама поэт, мама знала их множество, и строки Пушкина, Блока, Гумилева и многих других я помню с детства. Стихи стала писать с 14 лет… Писать стихи я никогда не считала для себя каким-то занятием, они приходили почти случайно, публиковать их я вообще не собиралась. И теперь, прожив три четверти века, я просто делюсь с теми, кого это может порадовать. Москва ноябрь 2001 Н. Пашаева 1…строчку бабушки Капля за каплей, слеза за слезой Тихо на землю упали Сердце полно и мечтой и тоской Полно весенней печали. 1941-1942 2 Бабушке Неотвязные мысли, несносные думы, По небу тучи несутся угрюмо, Холодно, голодно, радости нет. Спишь ты, мой друг, мой единственный свет? Если не спишь ты, не будет уныло. Вспомним о том, что хорошего было, Ну а потом почитаем с тобой. Спишь или не спишь ты, мой друг дорогой? Встань, погляди, ободри меня словом Тяжко и горько жить в крае суровом, Но от тебя не повеет весной, Спишь или не спишь ты, мой друг дорогой? 1942 3 Ветры церковь обвевают, Мертвецы кругом блуждают, В церкви пусто и темно, Заколочено окно, На полу товар лежит И алтарь давно забит. И бездомно, как и мы, Бродят мертвые средь тьмы. 13 февраля 1942 … Первая любовь Сонет, 1941 Я немножко была влюблена. За глаза я его полюбила, Этих синей очей глубина Как то в душу мою заходила. То была молодая весна, Время счастья, мечтанья то было… Вся душа была светом полна В глубь души я своей уходила, Чувство теплое в ней я нашла Но понять я себя не могла И его я невольно чуждалась. Все с разлукой остыло во мне. Лишь мелькает его образ во сне. Это чувство во сне лишь осталось. … Видно мне уж судьба такая - Биться об стену головой, Ненавидя, любя, проклиная, Жить несбыточной детской мечтой. В фолиантах искать наслаждений, В книжной пыли любовь искать, На земле ждать небесных видений И ответа от мертвых ждать март 1946 ... Я не талант - это знаю я твердо И признаться ли искренно - не грущу Своей дорогой иду я гордо, Я быть сама лишь собой хочу. Я только голосу сердца внемлю, - Пою для себя, молчу для других. Нечего мне закапывать в землю, Чиста я пред роем потомков злых. Творчества счастье - его испытает И гений великий и жалкий пигмей. А правда друзей беспощадно-святая Не даст мне замкнуться в гордыне моей. 20 февраля 1953 Нина Михайловна Пашаева. Пою для себя. 2001. 132с. - Посвящение: Дорогой Историчке, второму родному дому. Автор. 30/XI 2001 http://www.shpl.ru/ http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_146.htm портрет Нины Михайловны, написанный Софией Георгиевной Галкиной ...Оглядываясь назад, я считаю свою жизнь счастливой, Когда-то муж сказал про мою бабушку: Она счастлива, она в любви жила. Это же могу сказать и я. Мне посчастливилось в семье жить в любви, иметь прекрасных родных и друзей. Меня любили оба двоюродных брата, а младший, астроном, с юности и доныне - моя опора и поддержка. Нас студентов, трогательно любили профессора. В исторической библиотеке ее внимательных и приветливых сотрудников любили читатели, для которых часто многие годы библиотека была родным домом. У меня на протяжении жизни было много друзей (ныне уже мертвых, и живых). Им писались строчки к подарку, к рождению, печальными строками я оплакивала их память... Я считаю свою жизнь счастливой... http://www.mosjour.ru/index.php?id=1808 КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Ять: Н.М. Пашаева. Немного об унии в Галичине Не подводи меня к развалинам, К родным местам не подводи, Довольно жизненной печали нам. Хоть грезы детства пощади. Скажи мне, что кресты старинные Речная мгла заволокла И что тумана нити длинные От глаз скрывают купола. Нет - пусть во прах дробится Камень старинных церквей. Пусть в кошмарах нам будет сниться Вид поруганных алтарей, Пусть за стеной монастырской Раздается хохот и крик И в дальней ссылке сибирской Томится священник-старик. Не сломить им жизненной воли, Не дождаться победы им: В катакомбах, в пустыне, в поле Мы молитву свою свершим. Но есть и страшней гоненье: Что если в тяжелый час Произойдет примиренье, Что если признают нас И, волю тех выполняя, Церковь станет их верной рабой? Боже, Боже, к Тебе взываю: Защити Ты Свой Дом Святой. Н.М. Пашаева Весна 1946 (Пою для себя, с.10-11) Галичина - край парадоксов (1). И один из них - история унии с XVI по XXI век. Правда ли, что уния была принята в Галичине добровольно? Каким образом униатская (Греко- Католическая) церковь оказалась господствующей в Галичине и в XVIII-XIX вв. и в начале 90-х гг. XX в.? Правда ли, что Греко-Католическая церковь в Галичине в конце XX в. была - церковью отцов? В чем главная разница между православием и католицизмом (и латинского и греческого обряда)? И существенна ли она в современной истории мирового христианства?...(с.4) ...Начало 1 мировой войны ознаменовалось невиданным террором и созданием страшного концентрационного лагеря Талергоф в Штирии, в который были заключены тысячи галичан, и униатов и православных. Об их взаимоотношениях говорит и маленький эпизод, сохранившийся в воспоминаниях одного из узников, переживших Талергофский ад, униатского священника о. Генриха Полянского. В числе узников были униатские священники, вскоре была устроена униатская церковь и назначен настоятель, но не из заключенных, а беженец. По воспоминаниям о. Генриха, в лагере было множество православных и священник Дионисий Киселевский с братом отстроили православную часовню, т.е. церковку, в которой можно служить литургию, но служить ее полагается в церковных ризах, а их сначала не было. Православные брали их на время у униатов. Как-то настоятель о. Карпяк, встретил - кого-то несущего эти ризы в нашу церковь, - рассказывает о. Генрих. - Откуда ты это несешь? - спросил о. Ярослав. - Из православной часовни - ответил несущий. - Каким образом? - Мы заняли эти ризы к нашему богослужению -, сказал несущий. - Так? То отнеси ризы обратно в часовню; я не позволю их больше употреблять в нашей церкви -. Какой фанатизм - говорилось в лагере - уж будто и ризы пропитаны – схизмою (55). Нам думается, заключенные не поняли настоятеля. Осторожный и считавшийся папистом, он просто подарил ризы в православный храм, не вызывая нареканий начальства. В ходе 1 мировой войны во время оккупации Галичины русскими войсками политика военных властей в целом отличалась веротерпимостью. Глава униатской церкви в Галичине митрополит Андрей Шептицкий дал командующему армией генералу Брусилову честное слово, - что он никаких враждебных действий как явных так и тайных против нас предпринимать не будет - и был оставлен во Львове для исполнения своих духовных обязанностей. Однако свое честное слово стал нарушать и тогда был арестован и выслан сначала в Киев, а затем в Нижний Новгород, Курск, Суздаль, наконец, в Ярославль (56). Однако, как только произошла Февральская революция, Шептицкий получил свободу, а Временное правительство легализировало греко-католическую церковь в России (57). Когда после распада Австро-Венгрии и 1 мировой войны Галичина попала под власть Польши, вновь началась ее полонизация. Особенно тяжело процесс проходил в Лемковщине. Сложно складывалась и религиозная жизнь края. Занявший кафедру униатского епископа Перемышльского Иосафат Коцыловский при поддержке митрополита А. Шептицкого развернул в 20-х годах широкую украйнизаторскую кампанию, посылал на приходы молодых политизированных священников, использовавших церковь как политическую трибуну. И тогда с 1926г. начинается, а с 1927г. развертывается массовый переход лемковских сел в православие. По свидетельству польского автора А. Крысинского, которое приводит в своей справке на 1929г. В.Р. Ваврик (58), треть всех лемков - в последние годы - приняла православие. При переходе в православие церковь не передавалась православным, начиналось строительство новой церкви. Иногда часть села оказывалась православной, часть униатской и тогда между православными и униатами происходили столкновения, иногда даже специально спровоцированные чиновниками. Насилия и столкновения прекратились только, когда Рим вынужден был изъять лемковские униатские приходы из-под власти епископа Коцыловского и создать специальную администратуру во главе с священником Я. Медвецким. Переход в православие целых сел наблюдался не только на Лемковщине - так, в 1928г. отмечен подобный процесс и в Восточной Галичине (59). В 1936г. торжественно праздновалось 350-летие Ставропигиона, после 1709г. остававшегося униатским, хотя его секретарем во время празднования был православный В.Р. Ваврик. После II мировой войны обвиненные в сотрудничестве с гитлеровцами советскими органами были арестованы все униатские епископы Галичины. А 8-10 марта 1946г. состоялся Львовский собор Галицкой униатской церкви. Законный он или незаконный? Для этого нужны такие архивные изыскания, каких сейчас никто не сможет, да и не захочет проводить. Униатские духовные лица сотрудничали с гитлеровцами. Кто? Насколько и насколько вынужденно? Насколько добровольно приняло православие униатское духовенство на соборе? Насколько поддерживало собор население, окормлять которое должна была ставшая православной галицкая церковь? И, наконец, быть может самое важное - Какие тайные пружины и тогда и позднее стояли за всеми событиями последних шести десятилетий? Будем же говорить только об известных фактах. Когда к 1946 году все униатские епископы были арестованы, советские власти допустили созвание собора без высшего духовенства (60). И на этом соборе ученый протоиерей униатской церкви Гавриил Костельник предложил вернуться в православие, т.е. к вере прадедов. Кто из присутствующих священников категорически заявил: Нет! Мы верны папе, он - глава всемирной церкви, все вы - схизматики! - и пошел дальше в лагеря или был расстрелян? Если бы такой был, он бы давно был канонизирован католической церковью и мы бы об этом знали. Если бы собор сказал - нет, все было бы по-другому. Но собор сказал - Да. И православная церковь, которая продолжала быть под гнетом, окормляла верующих Западной Украины, чего тогда униатская церковь сделать не могла. Выросло два поколения православных. А Гавриил Костельник был убит через два года, в 1948г. по дороге из храма в 10 часов утра. Униатская церковь продолжала существовать (или возродилась) подпольно. Атеистическая политика советского государства, сглаженная некоторой терпимостью в первые после-военные годы, с приходом к власти Хрущева, обещавшего показать по телевизору последнего попа, превратилась в прямое гонение прежде всего православия. В Галичине она приняла своеобразные формы. Был выпущен из тюрьмы митрополит Иосиф Слипый, глава униатской церкви после смерти Шептицкого в 1944г. Он оказался в Москве. (Автор лично видела его в Исторической библиотеке, куда он раз пришел). Затем его отпустили в Рим. И при Хрущеве, и в эпоху застоя официальное отношение к унии оставалось прежним, но практически ей развязывали руки в ее деятельности, прямо противозаконной по тогдашнему законодательству (62). Так мне рассказывали, что, например, в карпатское село, где церковь закрыта и открыть ее законно православным совершенно невозможно, свободно приезжают униаты во главе со священником. Им отпирают храм, они служат, исполняют требы окрестных крестьян и спокойно отбывают восвояси, причем власти им в этом даже потворствуют. В сталинскую эпоху на страницах книг и статей об унии отзывались в самых крайних оскорбительных формулировках (за это заплатил жизнью Ярослав Галан. - Плюю на папу -, да разве так можно?! говорил мне как-то с возмущением православный русский галичанин). Со 2-й половины 50-х гг. постепенно положение меняется. В СМИ проглядывается симпатия к подпольно действующей церкви. Таким образом достигалась главная цель атеистической пропаганды - в сознание населения внедрялся образ униатской церкви как церкви гонимой и защитницы веры, создавался стойкий антиправославный настрой. Фактически униаты становились союзниками советской власти в ее борьбе против православия. Наконец наступает перестройка. В СССР, идет активная подготовка к празднованию 1000-летия крещения Руси. Переданный правительством еще в 1983 г. духовно-административный центр Русской Православной церкви Данилов монастырь в Москве в 1987г. уже почти восстановлен из руин и тогда в сентябре в Риме проходит синод - начало празднования тысячелетия крещения Украины Украинской греко-католической церковью. - Вскоре после синода - пишет греко-католический епископ Михаил Хрынчишин, - 6 ноября 1987г. кардинал Мирослав Любачивский выступил со следующим обращением: Следуя примеру Христа, мы протягиваем руку русскому народу и Московскому патриархату в знак прощения, примирения и любви. Как мы это делали, примиряясь с народом Польши, мы повторяем слова Христа: Прости...как и мы прощаем (Мф: 6,12). Будучи братьями во Христе, станем уважать друг друга, научимся жить вместе, помня, что объединяет нас общая вера во Христа. Мария, Матерь Божья, - столь могучая сила для обеих наших религиозных традиций, что она поможет нам преодолеть все препятствия на пути к единству во спасения народа нашего -. Два года спустя, 24 сентября - 8 октября 1989г., следующий архиерейский синод Украинской церкви в Риме завершил празднование тысячелетия. Президиум синода послал патриарху Московскому Пимену послание в духе прощения и примирения. Ни на тот, ни на другой жест ответа не было (63). Хотелось бы знать, за что из своего римского далека милостиво посылал прощение православному патриарху кардинал Любачивский. Это была думается, скорее очередная декларация всемирной духовной власти Рима, правда более похожая на дипломатическую ноту тоталитарного государства. (Недаром современный профессор истории богословия Афинского университета Георгий Металлинос прямо говорит об - империалистическом государстве Ватикан (64)). Прошел 1988 год, год отмены насильственного атеизма, год юбилея крещения Руси. Государство возвращало отнятые у Церкви храмы. И тогда униаты в 1989г. вышли из подполья и заявили свои претензии на храмы, почти полвека уже православные или только сейчас возвращенные православным. О добровольном введении унии создают легенду как и 400 лет назад, но факт остается - храмы в основном захватывались насилием как и столетия назад. Православные оказывали сопротивление, но силы были неравные. Начиненные боевиками автобусы были вполне подготовлены к нападению, а государство - и разваливавшийся Советский Союз и зарождавшаяся самостоятельная Украина - не собирались помогать жертвам насилия (65). Да и проливать кровь на ступенях храма - не лучшее занятие для кротких русинов. Захваты прекратились только тогда, когда по словам владыки Августина брать уже было нечего. Что же предпринимал Ватикан для прекращения избиений и безобразий, которые творились...фактически инсценированные из Рима. А ничего. Папа каялся не в своих грехах, но не хотел, а быть может и не мог, каяться в своих, в попустительстве насилиям и безобразиям. Да и зачем? Это было продолжение очень старой политики Ватикана, его Drang nach Osten (натиск на восток), его стремление утвердить власть церкви апостола Петра, а фактически свою власть, в славянских исконно православных регионах, в России, на Украине. После захвата православных церквей в Западной Украине Ватикан предпринимает целый ряд шагов, чтобы вызвать Русскую Православную церковь на диалог, чтобы она поскорее забыла карпатскую трагедию. Но это не удается. Недаром на заседании синода Украинской православной церкви Московского патриархата 17 апреля 2003 г. - был разговор об отношении к католикам и униатам. Пришли к общему решению: нет достаточных аргументов для ведения переговоров. Верующие настолько смущены экспансией униатства, что, если увидят наши благие действия по отношению к католикам, обстановка обострится. Перед тем как вести переговоры, нужно определить их тему. Говорить об объединении церкви абсурдно, а о возвращении храмов надо не говорить, их надо возвращать (66). И сейчас, в сущности, вероятно, разочаровываясь в успехе унии, Ватикан начинает массированное прозелитическое наступление на восток, проповедуя уже не унию, а просто католицизм. Но почему же все-таки после Брестского собора для торжества унии понадобилось два века, а ныне лишь несколько лет? Почему сейчас в одной семье одни могут ходить к Малому Юре, единственной во Львове церкви Украинской православной церкви Московского патриархата, а другие - в соседнюю униатскую церковь и, главное, это никого не удивляет. Думается, здесь сказывается, назовем так, стихийный экуменизм советских и постсоветских людей, большая часть которых не понимает вообще, в чем разница не только православия и католицизма, но даже где проходит грань между христианством и нехристианскими сектами, только прикрывающимися христианской терминологией. Для галичан уния - отнюдь не вера отцов, как иногда хотят представить. Отцы либо были уже автоматически православными после 1946 года, либо вообще официально атеистами, как это тогда полагалось. Но в основе, вероятно, лежит и более глубокая причина - великий парадокс католической церкви. Думается, историки не ошибаются - да, католическая церковь - это возникшее в средние века государство, претендовавшее и доныне претендующее на духовное (и, вероятно, не только духовное) мировое господство. Люди, не разделяющие этих взглядов вне церкви схизматики или еретики, а внутри ее - заложники ее устройства, а порой и жертвы. Но одновременно католическая церковь - это неотъемлемая часть той Церкви, которую основал Спаситель, которую - врата адовы не одолеют. И недаром существует изречение, приписываемое св. Филарету митрополиту Московскому (Дроздову) - Наши перегородки не доходят до неба -. Поэтому не дай Бог нам осуждать наших братьев и мирян и духовных греко- и римокатолической церкви которые искренно служат в ней Богу, верят в Святую Троицу, считают основой своей искренней, а нередко и пламенной веры Евангелие. А еще верят своей церкви, в которой крещены или которой искренно поверили или даже верят церкви Христовой в той форме, как им навязало государство. Только беспокойно за них. Им упорно навязывается сознание, что папа - наместник Христа на земле, что все церкви, кроме католической неправильные, навязывается стойко отрицательное отношение к Русской православной церкви и снисходительно-осуждающее - к православию. В XVII-XVIII вв. уния в Галичине победила, но это была пиррова победа. Что будет дальше с униатской церковью ныне - покажет время. Сейчас от нас, православных мирян и особенно православного духовенства, зависит очень многое - прежде всего духовная и нравственная чистота церкви, на всех ее ступенях, порядок, бескорыстие - начиная от иерархов и вплоть до уборщицы, доброжелательность, любовь по отношению друг к другу и к инославным. И в то же время отсутствие каких бы то ни было уступок в вопросах веры и церкви. Мы должны быть едины в духе любви, всегда помнить - не судите да не судимы будете -, но одновременно мы должны быть твердыми в том, во что верим (с.27-35) Примечания 1. Настоящий очерк - не историческое исследование. Это личное мнение автора, подтверждаемое общеизвестными фактами; ссылки мы даем порой на справочные издания и энциклопедические статьи. Понятием Галичина обозначаются земли Карпатского региона, которые ныне находятся в составе Западной Украины - Львовская, Тернопольская, Ивано-Франковская области, а также в Польше - Лемковщина с древнерусским Перемышлем (ныне Пшемысль). Исконное население - потомки древнерусского племени. В IX-XI вв. Галичина была частью Киевской Руси, крещена вместе с остальной Русью, с середины XI в. вошла в состав Галицкого, а затем Галицко-Волынского княжества, которое прекратило свое существование в 1340г. С середины XIV в. оказалась под властью Польши, в результате первого раздела Польши в 1772г. вошла в состав Австрийской империи (с 1867г. Австро-Венгрии). После 1 Мировой войны вновь под властью Польши. В 1939-1991 гг. - часть Советского Союза (УССР). ... 55. Талергофский альманах, вып. IV, Львов, 1932, c.116-117 56. Бахтурина А.Ю. Политика Российской империи в Восточной Галиции в годы первой мировой войны. М., 2000, с. 145, 152-153. Конфессиональной политике России в Восточной Галиции в годы 1 Мировой войны Бахтурина отвела в своей монографии, отдельную главу с. 142-183 57. Даниленко С.Т. Униаты. М, 1972, с.50-56; Пашаева Н.М. Очерки истории русского движения в Галичине XIX-XX вв. М., 2001, с.157 58. Ваврик В.Р. Справка о русском движении на Галицкой Руси, с библиографией на 1929 год. Львов, 1930, с.5 59. Свистун Ф.И. Прикарпатская Русь под владением Австрии. 2-е доп. изд. Lane Trumbull Connecticut, 1970, с. 601 60. С 1945г. Собор подготовляла инициативная группа во главе с доктором философии настоятелем Преображенского собора во Львове протоиереем Гавриилом Костельником (1886-1948), некогда преподавателем Львовской Греко-католической богословской академии, из которой в 1930г. был уволен и отдан под строгий надзор епархиальной власти за симпатии к православию. Кроме о. Гавриила до Собора приняли православие еще два униатских священника д-р Михаил Мельник и Антоний Пельвецкий, хиротонисанные во епископы в Киеве накануне Собора - единственные два епископа, принимавшие в нем участие (А. Григоренко. Уния. Новосибирск, 1991, с. 81 и др.). На собор было приглашено 225 делегатов священников и 22 делегата от мирян. Прибыли 216 делегатов священников и 19 делегатов мирян. - Из приглашенных противников воссоединения на Собор никто не прибыл -. Львовский церковный собор. Документы и материалы. 1956-1981. М., 1982, с. 63 61. 400 лет Брестской церковной унии 1596-1996. Критическая переоценка. Сборник материалов международного симпозиума. Неймеген. Голландия. М., 1998. с.98 62. - Большинство вчерашних униатов стало посещать православные храмы. Не слишком многочисленные стойкие приверженцы греко-католичества на Западной Украине более 30 лет осуществляли свою деятельность в подполье. Впрочем, об этом было известно властям, предпочитавшим смотреть - сквозь пальцы - на нелегальное существование униатских общин, монастырей и даже семинарий. Большинство иерархов УГКЦ было в послевоенные годы репрессировано. Однако, отбыв срок заключения (к смертной казни никто из них приговорен не был в отличие от архиереев Русской Православной Церкви) почти весь греко-католический епископат оказался в эмиграции. - Петрушко В.И. Украинская греко- католическая церковь: Современное состояние. Ежегодная богословская конференция Православного Свято-Тихоновского богословского института. Материалы. 1997. М., 1997, с. 42-47 63. 400 лет... с.60-61 64. Там же, с. 96 65. В 1992г. в Афинах была опубликована декларация, в которой говорится: Богословская секция богословского факультета Афинского университета с неослабевающим вниманием следит за попытками Ватикана вдохнуть новую жизнь в исторические останки униатства среди страдающих православных народов Украины, Молдавии, Югославии, Албании и Чехословакии с целью насадить главенство папы в Восточной Европе. Ватикан неправ, пользуясь временной растерянностью западноевропейцев в связи с неожиданным развитием событий в Восточной Европе для того, чтобы содействовать подавлению православных. Неописуемые акты изощренной жестокости и насилия, направленные против православных в этих регионах, вызывают в их памяти трагический опыт более ранних методов папства... - 400 лет, с. 101-102. Конкретные примеры бесчинств униатов см. напр. Григоренко, ук. соч. с. 3-6, 90, 92, 96 и мн. др. 66. Церковный вестник. 2003 N8, с.2 Н.М. Пашаева. Немного об унии в Галичине (Глазами светского историка). Москва 2003, 40с. http://bookfi.org/book/748701 622кб http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_474.htm

Ять: Василий Д. Залозецкий. Евфимия Володаревна повесть Евфимья Володарьевна - воскрешает времена Перемышльского князя Володаря (1124-1145). В ней хорошо показаны польско-русские отношения в самом начале возникновения Перемышльского княжества, даны прекрасные описания древнерусских обрядов и суеверий Н.В. Водовозов. Русские писатели в австрийской Галиции (Краткий обзор). Вопросы русской литературы. М., 1976. с.91-309. УЗ МГПИ N405 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_271.htm Василий Д. Залозецкий. Евфимия Володаревна. Историческая повесть. Львов. 1903, Из типографии Ставропигийского Института. 261c. Вверху надпись рукою В.Д. Залозецкого (приведено не точно): Долгопочтенный читатель…приносит Вам сие свое о древних бедах Галицкой Руси писание и просит умильно, помнить и впредь о древнем даровании св. Владимира, томящемся все еще в волнах данного тартара - В.Д. Залозецкий На берегу реки Сяна, недалеко Ярославля, как раз напротив села Тучан, состоявшего в то время из десятка крестьянских дворов, стоял каменный крест с русскою надписью: Тут в бою с Ляхами убит русский витязь, Федько Кармалага. Вечная ему память! Это было в 1121 году, в сентябре месяце. Солнце клонилось к закату, но от целоденной невыносимой жары небо приняло стеклянный вид. По мере западания солнца за лесы перемышльской земли синел небосклон, багровели легкие по небу разбросанные облака и блестящие воды Сяна поволакивались томною тенью. Западный ветер зашумел в луге и колыхал сухою лебедою. Над крестом шумели ольхи и каркали вороны. По при кресте шла дорога, изгибалась потом в лево на берег и спускалась вывозом в воду. По другую сторону Сяна виднелась чайка в притоке, а на берегу возвышалась земляная насыпь, накрытая от беды хворостом и дерниною. Редкий белесоватый дым сквозил из этой норы. Было очевидно, что в этой землянке жил перевозчик. Впрочем в этом углу было тихо и пустынно: ни людского голоса, ни мычания скота. Только изредка прокричали рыболовы и волны реки шумно гонялись друг за дружкой. Вдруг послышался топот конских копыт и перед крестом остановились два всадника. На уздах их тучных коней бренчали разные блестки, цепи и бубенчики из серебра и меди, а на чапраках виднелись гербы, вышитые разноцветными нитками. Это обстоятельство велело догадываться, что всадники происходили из той земли, где с давен-давна жили будто бы два рода людей простых и вельможных. А такою была Польша, в то время еще очень маленькая, известная миpy только тем, что чрез нее шел торговый путь в нашу Русь. А наша Русь была широка. Самый борзый и легкий гонец, ветер, не скоро допадал наших окраинных рек Сяна и Вислока, не скоро ляхам и немцам заносил запах наших лесов и степей. А главное — мы были тогда в нашей хате хозяевами, дышали своим русским духом и слушались своих князей. Никто не привязывался к нам за наше, никто нам не резал наших букв, напротив каждый чужинец - а их гостило у нас всегда многое множество - мог быть уверенным, что его никто у нас не обидит за его родную веру, речь и обычай. Гостей охраняли державные законы и давали им даже перед коренными русскими некоторое преимущество. И так гость немец в пользу своего дела ставил только двух свидетелей, а свой человек даже семь! Эти разного рода гости вскоре заметили нашу податливость и стали чем раз более налегать на нас, особенно с тех пор, как нашим Львовом завладел польский король Казимир. Ныне мы сами принуждены просить у наших гостей, чтоб нам разрешили у себя по своему помолиться, по своему говорить и писать… Василий Д. Залозецкий. Евфимия Володаревна. Историческая повесть http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_470.htm https://cloud.mail.ru/public/0759c6936eb4/Evfimiia%20Volodarevna.pdf 24.8 Мб от Наташи Гаттас

Ять: Мариан Феофилович Глушкевич В.Р. Ваврик. Мариан Феофилович Глушкевич. К 25-лет...Биографический очерк. Машинопись. 1 фото. 1960, 59с. Предисловие Галицко-русское княжество, просуществовавшее три столетия (1054-1340), как самостоятельное государство, томилось в польской и австрийской неволе шесть столетий (1340-1939). Находясь на рубеже Востока и Запада, между славянской и германской стихиями, население этой страны во 2-ой половине 19-го века идеологически образовало две родины: Галицкую Русь и Галицию Украину. Галицкая Русь ориентировались на Россию, а Галицкая Украина устремляла свои взоры на Австрию и Германию. Настоящий очерк Галицкой Украины не касается. В нем будет речь о Галицкой Руси, главнейшими представителями которой после раздела Польши (1772) были: Д.И. 3убрицкий, Русская троица, т.е. М.С. Шашкевич, И.Н. Вагилевич, Я.Ф. Головацкий, Н.Л. Устианович, A.С. Петрушевич, И.Н. Гушалевич, И.И. Шараневич, В.А. Дедицкий, И.Г. Hayмович, В.Д. Залозецкий, В.И. Хиляк, О.А. Мончаловский, Е.И. Калулужняцкий, Ф.И. Свистун, А.А. Полянский, Д.И. Вергун, Ю.А. Яворский, О.А. Марков, Д.А. Марков, Н.П. Глебовицкий, С.Ю. Бендасюк, М.Ф. Глушкевич и много других. Большинство из них вышло из духовной среды; также, как в России И.Г. Чернышевский, Н.Л. Добролюбов, Н.Н. Страхов и другие, они были прогрессивными деятелями Галицкой Руси. С их именами связаны ее возрождение (1837-1848) и культурное развитое на протяжении почти целого века (1848-1939). Тяжелый рок тяготел над Карпатами, и только с появлением в них советской армии, просветлело над древним Галичем, и Галицкая Русь обрела полную национальную свободу. Мариан Феофилович Глушкевич 1 Жизнь Род Глушкевичей вышел из духовного сословия Галицкой Руси. Иоанн Глушкевич был в 1829-1870 годах настоятелем прихода в с. Вороблике на Лемковщине, где, кроме прямых занятий, уделял много внимания просвещению своих прихожан, обучая их грамоте, пению и садоводству. Его сын Феофил (1845-1910) исполнял должность приходского священника в с. Малнове Мостисского уезда (В то время Малновский приход состоял из трех приселков: Мелешки, Дубина и Загорбы. Он насчитывал 2046 русинов, 9 поляков и 52 еврея). Это был образованный человек, любитель словесности и искусства, и его перу принадлежит несколько статей воспитательного содержания. У него было три сына: Мариан, Богдан и Роман. Личности первого из них посвящаем ниже следующие строки. Имя Мариана свидетельствует о последних лучах влияния польской культуры, господствовавшей на задворках галицко-русской интеллигенции вплоть до 1-ой мировой войны. Мариан Феофилович родился в 1878 году в с. Малнове. Дома он был обучен начальной грамоте. После окончания 9-го года родители отдали его в немецкую львовскую гимназию, которую он прошел с отличием. Также с отличием он окончил юридический факультет львовского университета, получив диплом доктора юридических наук. Будучи студентом, Мариан Феофилович принимал деятельное участие в обществе галицко-русских студентов Друг, вокруг которого группировалась молодежь высших учебных заведений. В 1895 году он состоял членом правления, в 1897 году был заместителем председателя, и в 1898 году исполнял должность председателя общества. Общественную работу продолжал М.Ф. Глушкевич в Бродах, как судья, в 1906-1909 годах. Студенты И.Ф. Гудима, И.О. Пинковокий и В.Н. Котельницкий осуществляли все его мероприятия в городе и уезде. Прежде всего он оживил жизнь мещан в читальне общества им. Мих. Качковского, затем перевел основательною реорганизацию бродовского уезда, который стал оплотом борьбы за русскую идею в Галичине. Не было воскресения и праздника, чтобы он не выезжал в село с докладом. Особенно много внимания он посвятил воспитанию школьной молодежи, составил для нее специальную грамматику, преподавал ей русский язык и литературу, приобрел для бурсы им. Ф.М. Эффиновича богатую библиотеку русских классиков и устроил даже в своей квартире вечеринку в честь А.С. Пушкина. Высокий, стройный, интересный, жизнерадостный и энергичный молодой судья был кумиром молодежи. Увидев его, приближавшегося ровной походкой к общежитию, она приходила в восторг. Он сердечно здоровался с ней, и она любила его за то, что гордо отворачивался от людей старого курса, так названных рутенов, что возвышался над мещанской заскорузлостью, подвергал критике реакционное духовенство, умно, плавно и высокопарно вел речь и выдвигал смелые, свободолюбивые и революционные кличи. Посредством своей жены Александры Богдановны, дочери известного галицко-русского писателя Б.А. Дедицкого, он привлек к общественной работе интеллигентных женщин города и при их помощи открыл девичий пансион с преподавательницей русского языка Ниной Щербинской, выписанной из России. В читальни бывали вечеринки, на которые приходили - патриции и плебеи -: Глушкевичи, Сохоцкие, Шущинские, Сухаровские, Диаковские, Микулины, Онуфровы, Белинские, Дребичи, Полещуки, Ярмолюки, студенты, гимназисты, старших классов гимназии. Вокруг Юлиана Осиповича Кустыновича и Мариана Феофиловича Глушкевича всегда толпилось много молодежи. Все вместе танцевали, пели патриотические и революционные песни, говорили о Славянстве, России, Пушкине, Гоголе, Толстом, Наумовиче, спорили о прогрессе и революции. Все вместе были охвачены одной думой о Родине. В годы пребывания М.Ф. Глушкевича в Бродах произошли в уезде два важных события для русского дела. В 1907 году на основании первых общих, равных, тайных и непосредственных выборов в австрийский парламент был избран депутатом доктор прав Дмитрий Андреевич Марков 30.000 крестьянских голосов. В 1908 году депутатом в галицкий сейм был избран председатель Русской организации доктор прав Владимир Феофилович Дудыкевич. Это была большая победа русской идеи в Австрии. М.Ф. Глушкевич будучи судьей, зависимым от правительства, не выдвигал своей кандидатуры ни в парламент, ни в сейм, но самоотверженно руководил выборной компанией в пользу выдающихся вождей Галицкой Руси. Выслужив 10 лет в суде, Мариан Феофилович перебросился на адвокатское поприще. Он переселился в Золочев и в конторе адвоката доктора прав Ивана Драгомирецкого отбыл двухлетнюю практику (1909-1910), и затем действовал как защитник по уголовным делам. Одновременно, в меру возможности, он занимался и общественными делами Золочевского уезда. В начале 1913 от открыл собственную адвокатскую консультацию во Львове. В древней столице Галицкой Руси Мариан Феофилович привлек к себе сразу общее внимание русского общества, которое, в угаре партийных и национальных страстей народов лоскутной Австро-Венгрии, уже открыто ориентировались на Россию, закрепляли связь со всеми славянами и присоединялись к оппозиции против немецко-мадьярского зажима, за что навлекло на себя ненависть полиции, жандармерии и всех органов государственной разведки. Австрия и Германия лихорадочно готовилась к войне с Россией. В галицко-русском обществе с тревогой поднимался пафос борьбы и патриотизма. Мариан Феофилович в то время развернул свой ораторский талант. Обладая поэтическим наитием, он ударил по самым чувствительным струнам галицко-русской молодежи и овладел ею совершенно. Это был апогей его дерзания и славы, особенно ярко вспыхнувший во время великого политического процесса журналиста Семена Юрьевича Бендасюка и товарищей. Своими яркими, изысканными и продуманными речами он занял первое место среди защитников Галицкой Руси, какими были В.Ф. Дудыкевич, К.С. Черлюнчакевич и Л.Ю. Алексевич. На М.Ф. Глушкевича молодежь смотрела, как на своего духовного вождя, и на каждом шагу устраивала ему горячие встречи. Процесс, в продолжении двух лет тщательно подготовленный австрийским прокурором, окончился провалом обвинительного акта как раз накануне первой мировой войны. Восторг галицко-русской общественности быстро сменился неслыханным горем. Еще не прозвучали первые выстрелы пушек, а уже вся интеллигенция Галицкой Руси очутилась в тюрьмах. Тысячи крестьян повисли на виселицах, тысячи пали жертвой произвольных расстрелов, десятки тысяч были загнаны в ужаснейший конц. лагерь возле Граца, Талергоф. В.Ф. Дудыкевичу, С.Ю. Бендасюку, Л.Ю. Алексевичу, Г.С. Мальцу, Ю.М. Секало, М.Е. Сохоцкому и М.Ф. Глушкевичу удалось счастливо ускользнуть из рук австрийского палача, но всем им заочно был вынесен приговор смерти через повешение венским дивизионным судом, вместе с лучшими деятелями галицко-русского народа: Д.А. Марковым, К.С. Черлюнчакевичем, В.М. Курыловичем, слесарем Г.Л. Мулькевичем и крестьянином Ф.Я. Дьяковым. Дикие расправы не спасли Австрию. Карпаты заняла русская армия. М.Ф. Глушкевич возвратился из России во Львов и занял место юрист-консультанта при галицком генерал-губернаторе, а в 1915 году был назначен градоначальником Перемышля. Из-за отсутствия оружия русские войска вынуждены были уйти из Карпат. Эта была страшная катастрофа и для России и для Галицкой Руси в особенности: население целых деревень уходило на восток в Россию; беспримерный произвол австрийской военщины захлестнул несчастный край. Среди беженцев в России был и Мариан Феофилович с семьей. Он остановился в Ростове на Дону, где осела основная масса галицкой интеллигенции. В донском университете он пополнил русские юридические дисциплины, особенно философию, уголовное право. Живое участие он принимал в организации гимназии для галичан и работал в качестве юрисконсульта в банке Приазовского края. В начале 1917 года пала царская власть. Россию охватила революционная волна, затем гражданская война. Мариану Феофиловичу, как каждому галицко-русскому беженцу, довелось претерпеть не мало унижения и обид. В то бурное время совершенно напрасно погиб В.Ф. Дудыкевич, народный вождь Галицкой Руси, погиб в расцвете лет журналист С.А. Лебединский, и многие беженцы не вернулись восвояси. С разбитым сердцем Мариан Феофилович вернулся в родной Львов. Тут он всецело посвятился адвокатуре и тут закончил второй период жизни, который, несомненно, знаменовал собою явный упадок его поэтического дарования и общественной деятельности. Правда, он принимал еще участие в центральных галицко-русских организациях, возобновивших свою деятельность после австрийского разгрома, был председателем О-ва им. Мих. Качковского, сотрудничал от поры до времени в галицко-русских изданиях, произносил патриотические речи в честь просветителей Галицкой Руси И.Г. Наумовича (1926), Б.А. Дедицкого (1927) и И.И. Шараневича (1929), выступал на собраниях Русской организации и на днях Русской культуры, все-ж таки он уже не вознесся до такой высоты, на какой стоял до первой мировой войны. По почину общества галицко-русских студентов Друг, 22-го марта 1930 состоялось чествование 30-летия литературной деятельности М.Ф. Глушкевича. С докладом выступил доктор юридических наук А.Е. Хиляк. Юбиляр получил много приветствий от галицко-русских обществ и поодиноких людей в краю и из-за границы. Проф. Ф.Ф. Аристов прислал из Москвы специальную статью, Д.Г. Янчевецкий, приговоренный к смертной казни в Вене, вместе с галицко-русскими патриотами, откликнулся из Ростова на Дону задушевным стихотворением: Поклон тебе, певец народный, И полный дружества привет, Трибун отважный, самородный И стойкий Галича поэт! Я получил твоих стихов Невянущее вдохновенье, Как будто галицких цветов Я ощутил прикосновенье. Попытки молодежи, оживить и расшевелить музу поэта, не увенчались успехом. Он все далее и далее уходил от общественных дел в свое укромное затишье, особенно после трагической кончины жены, сгоревшей в пламени газа. Он стал угрюм, грустен. Эта грусть Маркиана Феофиловича таилась, несомненно, и в других причинах: в развеянной надежде на национальную свободу Прикарпатской Руси после проигранной Россией войны, в тяжелых условиях Галицкой Руси, в тисках шляхетской Польши. Наконец, долголетняя, неизлечимая болезнь рака подрывала его организм и думу. Я устал. Мне ненавистен Мутный бред людских страстей Я устал от пошлых истин, От врагов и от друзей, Стая злых, тупых, холодных - Труп под сгнившею парчой. Нет живых, нет благородных, Сильных любящих душой. Веру в доблесть подрывает Зависть жадная невежд, Яд сомнений разъедает Души полные надежд. Одинок, забыт, печален Меж своих чужой брожу Я с тоской на храм развалин Светлых юных снов гляжу. Эти грустные строки, писал проф. Ф.Ф. Аристов, имеют неоспоримое автобиографическое значение. За последние годы писатель ушел и от общественной жизни и от поэзии, в 1927 году отказался от чествования 50-летней жизни. Будем верить, что молчание поэта лишь временное явление, объясняемое его усталостью и безотрадным положением Родины -. Напрасно звал Маркиана Феофиловича к прежней работе лучший друг Карпатской Руси. Он остался глухим на его призыв и, правду-матку говоря, уже не в силах был сокрушить змею, точившую его грудь. После тяжелой операции Мариан Феофилович Глушкевич скончался 17-го июля 1935 года на 57 году жизни, не дождавшись освобождения своей Родины от 600-летнего плена. Похороны его праха состоялись по восточному обряду, так как еще в 1914 году, когда русская армия вошла во Львов покойный, вместе с многочисленными своим земляками, присоединился к православной вере под именем Константина. У гробницы галицко-русских журналистов на Лычаковском кладбище сказал прощальное слово доктор юридических наук А.Л. Павенцкий, который прекрасно знал Маркиана Феофиловича, как коллега по профессии и часто выступал с ним в политических процессах. В самых общих чертах он охарактеризовал его следующими словами: Когда казавшаяся достигнутой лелеянная в мечтах свободная Родина осталась лишь тусклым воспоминанием минувших дней, когда грянули неимоверные потери и неисправимые ошибки, когда под ударом роковых событий разуверился покойный и когда его душа лишилась самых задушевных былых надежд, тогда в глубине своего сердца он хранил, как нечто самое драгоценное: любовь ко всей Руси, любовь к Руси всех времен и всех пространств, ко всем ее разновидностям: вольному Новгороду, гордому Пскову, державной Московии, думной Украине, тихой Волыни и древнему Галичу. Всю Русь широкую, как корабль дальнего плавания, любил он любовью одинаковой. С годами она превратилась в скорбную печаль, тем более печальную, что душа поэта терзалась от бессилия. Эта скорбящая любовь к Руси будет ему путеводной звездой по ту сторону Стикса, когда он ляжет в этой гробнице рядом с Луцыками, Пелехами, Мончаловскими и Дедицкими -. Кроме А.Л. Павенецкого, на смерть М.Ф. Глушкевича откликнулись его товарищи-адвокаты Евгений Давидяк, Дмитрий Сосюкало и еврей доктор Зоммерштейн, отметивший в личности М.Ф. Глушкевича человека высоких качеств, глубокого мыслителя и прекрасного юриста-защитника. Некрологи поместили львовские издания: Життяi право, Календарь о-ва Мих. Качковского, Русский голос, Дiло, Новый час, Земля i воля, и варшавские газеты: Слово, Русское Слово,Wiadomosci ukrainskie (с.1-9) Мариан Феофилович Глушкевич (1878-1935) Доктор юридических наук, судья, адвокат, общественный деятель. В политической деятельности был сторонником так наз. нового, возглавляемого В.Ф. Дудыкевичем, курса, идеологией которого было - в условиях Австро-Венгрии - национально-культурное единство всех трех ветвей русского народа - великороссов, малороссов и белороссов, а впоследствии и политическое единство с Россией. В 1915г. отступил с русской армией в Киев, затем в Ростов на Дону. После революции возвратился на родину. Мариан Глушкевич - поэт, лирик. Стихи его вышли в трех небольших сборниках: Мелодии (1903), Собрание стихов (1907), Символы и иллюзии (1922) В.Р. Ваврик. Краткий очерк Галицко-Русской письменности http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_673.htm Наталья Гаттас. Чары Галицкой Руси http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_722.htm Мариан Глушкевич. Чары Галицкой Руси http://www.zrd.spb.ru/books/marian.pdf Присоединение всей Прикарпатской Руси к России - неизбежная историческая национальная задача - ея, требует, как вопрос национального достоинства, самой решительной и прямолинейной политики...Обьединение всех русских племен - национальный идеал России...является заветной идеей русской нации в ея целом Да будем во веки едина - Знаменщица Русского Народа М.Ф. Глушкевич. Взгляд на прошлое, настоящее и будущее Прикарпатской Руси в связи с великой войной. Ростов-на-Дону: изд. А.Г. Батыкого на складчину ростовских Карпаторусских беженцев, 1917, 32с. http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_713.htm Др. Мариан Глушкевич. Русский народ, его земля и история. Львов, 1912 http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_637.htm КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Ять: Василий Дмитриевич Залозецкий. Заветные мысли (Автобиография) В.Р. Ваврик. Василий Дмитриевич Залозецкий. Львов. 1955 (Заветные мечты. с.134-138) Заветные мечты Это переделка и пополнение житейских очерков, напечатанных в виде рассказа, п.з. Влияние женщины (Беседа. Львов. 1896, N7-19; ПСС т.III, 1909, c.485-554), собственно говоря, это автобиография В.Д. Залозецкого. Она была составлена по просьбе Ф.Ф. Аристова для его исследования о карпато-русских писателях в 1912 году, который кое-что из нее использовал в 1913 году по случаю 80-летия со дня рождения писателя. Вследствие войны, а затем революции автобиография В.Д. Залозецкого не могла быть напечатанной в России, и Ф.Ф. Аристов выслал рукопись в Прагу Ю.А. Яворскому. Но и последний не успел ее напечатать ни в Праге, ни в Ужгороде и накануне своей смерти передал мне, с просьбой, напечатать Заветные Мысли В.Д. Залозецкого в сборнике Галицко-Русской Матицы. В самом деле, я подготовил рукопись к печати, вычеркнув из нее некоторые места, но вспыхнувшая в 1939г. война помешала изданию очередного выпуска сборника. Опасаясь, чтобы один экземпляр не погиб, я попросил студента Я.В. Янчака переписать рукопись. Он исполнил мою просьбу, а подлинник я сохранил в Музее Ставропигийского Института. Так как этот музей подвергался разгромам немцев (1941), большевиков и украинских шовинистов (1944), то долгое время после войны мои усилия найти рукопись не увенчались успехом (Соловей свил гнездо в кустах жасмина за окном дома писателя и десять лет напевал ему свои песенки. Похитила его сова, и пуще прежнего затосковали гномы в унылом жилище). Я нашел ее только в 1946г. Дважды в Москве (1945 и 1954) я искал квартиру покойного Ф.Ф. Аристова, но каждый раз напрасно. Я хотел видеть рукопись В.Д. Залозецкого и убедиться, насколько по ней прошлась рука Ф.Ф. Аристова. В 1955г. я написал письмо в адрес его дочери Татьяне Федоровне Аристовой, которая работала в Московском Институте Этнографии, и просил ее прислать мне все материалы и письма В.Д. Залозецкого. Но ответа я не получил. Надо полагать, что Ф.Ф. Аристов в Заветных мечтах В.Д. Залозецкого исправил только шероховатость языка там, где это нужно было, всё же прочее осталось нетронутым. Все мысли совпадают с рассуждениями автора, высказанными им в 1896г. (Влияние женщины). Автобиография В.Д. Залозецкого состоит из двух частей: личных воспоминаний и мыслей касательно Руси и Славянства. Первая часть занимает всего несколько страниц. Писатель говорит о себе мало и сжато; пропустил даже такие важные моменты в своей жизни, как неистощимое горе потери любимой жены в 1873г. и острое воспаление легких в 1895г. Из новеллы Мой соловей (Временник 1906) можно заключить, сколько мук довелось ему вытерпеть после утраты самого дорогого друга: Со смертью моей супруги оглох мой дом, а дедики его печи и углов его домовые, как будто оболоклись в печальные, молчаливые саваны. Я страдал двойно, и за себя, и за них, ибо мне почему-то казалось, что они винят меня в этом, что я , хозяин дома, позволил войти в онь черному гостю. Как они хотели улыбаться по мне, только бы воротить прошлое, когда по стенам дома ютились ясные лучи и лилась всюду с утра до вечера звонкая, задушевная речь моей неугомонной хлопотуньи. Но я не мог воротить былое, и всякая улыбка замирала во мне и на всем, что меня только окружало. К моему большому несчастью, явился у меня с ранних еще пор философский склад мысли, я покорил все свои чувства под властью ума и не знал, ни плакать, ни раскрывать свои боли перед другими -. Из новеллы Мои аисты (Временник 1906) можно узнать причину воспаления легких: Возвращаясь домой (Из города Стрыя, куда В.Д. Залозецкий ездил на представление Ой, не ходи, Грицю, та на вечерницы. В новелле рассказал, как устроил из старого колеса гнездо на крыше своего дома для заморских гостей, и ежегодно чета оглашала своим клекотом его обитель. В одну весну на гнезде произошло сражение между тремя аистами. Видимо, ревнивая самка заклевала свою соперницу и выбросила цыплят на землю, как плод бигамии. Такую же трагедию можно наблюдать и в жизни людей. Грехи родителей падают на главы неповинных чад. Случай слеп, но жизнь сурова), студеною и ветряною мартовскую ночью, я продрог и к утру почувствовал кольку в плечах. Я поставил себе сам диагноз на воспаление легких. Призванный врач только подтвердил это. Моя умственная, философическая отпорность подсказывала, что мне еще не время умирать, хотя от могилы моей супруги махали уже таинственным глаголом ветки надмогильной липы. Я хотел жить, чтобы дальше писать и дать моей неблагоприятной родине еще хоть несколько кипарисных веток из кладбища ее когдашней силы и славы -. Вторая часть автобиографии В.Д. Залозецкого является глубоко продуманным произведением. В нем заключается все его умственное развитие, все им виденное, пережитое и перестраданное от панщины до кануна первой мировой войны; в нем исповедь пламенной души, изложение мыслей, построений и мировозрений разносторонне образованного культурного деятеля с глубоким, пытливым, созерцательным умом, страстью, ищущего правды на земле и свободы каждого на ней человека. Прежде всего он горячий защитник своей ближайшей родины Карпатской Руси против насилий и выжимания всех её жизненных соков со стороны польских, австрийских и еврейских грабителей. В.Д. Залозецкий на протяжении всей своей жизни был сознательным и убежденным борцом единой Руси и видел в русском народе, как одного этноса, неисчерпаемый запас жизненной силы; только сплотив все лучшее, что вырабатывает каждая отдельная часть Русской земли от Карпат до Тихого океана, русская нация может создать мощь, которой не страшны будут никакие враги и препятствия. Он, кажется, единственный из галичан, евразиец, глубоко вникавший в каждую подробность России; его интересуют все чужие стихии вокруг русской земли: поляки, словаки, румыны, татары, турки, китайцы, корейцы, японцы. Нужно удивляться, как много он знает о разных чужих племенах из журналов (Нива, Всемирное обозрение), о состоянии России вообще и предлагает, подобно великому славянскому мыслителю Юрию Крыжаничу, новые реформы, чтобы укрепить ее могущество и правительство во всех направлениях. В.Д. Залозецкий впитал в себя всю идеологию русских славянофилов. Он предлагал единство славянского мира не посредством централизации, а на принципах свободной, братской федерации. В дополнении к своей автобиографии (Влияние женщины), он говорит, чтоб под влиянием трех женщин: матери – русской, первой любви – польки, и жены – немки, стал убежденным последователем славянского братства и арийского человечества. - Славянофильство не последнее еще слово. Оно только одна из самых жизненных фаз развития европейского духа. Но придет время, когда оно сослужит свою службу, уступит место более широкой мысли арийского братства. Придет время когда взаимодействие отдельных отличительных черт арийского таланта доведет дух человеческий до его совершенства и даст мир и счастье не только Европе, но и всей Вселенной. Славянофильство положительно не политический термин, но именно культурный. Это неудержимое желание голубоокого племени собрать свои разбросанные силы в одну громадную духовную целость и начать свое культурное воздействие на другие племена арийской расы. Я славянофил, но я почти в равной мере и германофил, испытав сам на себе взаимодействие двух родственных душ арийской расы. Влиянию германской женщины я одолжен любовью к постоянному труду, влиянию моей кроткой славянской натуры одолжала моя мать более широкое мировоззрение, бессеребренную любовь людям и пониманию природы. На основе этих заветных идеалов уже не кажутся нам утопией ни Братислава, как центр славянского братства, ни Еврозийск на Урале, как центр России. Глубоко веря в торжество света, добра и нравственной красоты, В.Д. Залозецкий отвергал сумрак гнета, мерзости запустения, унижение, продажность совести и жаждал видеть Русь в ореоле славы и в авангарде усовершенствования человечества. В,Д. Залозецкий глубоко верил в здравый смысл русского народа и утверждал, что его гений духовно связан с ним неразрывно: он черпал и черпает из сокровищницы народного, своего собственного духа материал, творчески подражая ему и осуществляет возможности, заложенные в национальной психике. Этот гений не допустит к раздроблению Руси на части и победоносно справится со всеми ее внешними и домашними врагами. Напротив, раскрывая свою душу, он объединит их в могучую нацию и державу и обеспечит выгодную позицию всему славянскому миру в непрекращающейся его борьбе с врагами. Русский гений, строитель великой, могучей и единой Руси, должен показать всему свету, что он обладает такой силой и не боится принять бой с любым наездником в любое время. А этой силой являются: русский язык со всеми его наречиями, русская наука во всех областях человеческого знания, русское искусство в самых совершенных видах (с.134-138) Василий Дмитриевич Залозецкий. Заветные мысли (Автобиография) http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_462.htm по просьбе Ф.Ф. Аристова стал писать свою автобиографию. Эта работа растянулась на три года (1910-1912) и полное ее окончание совпало с 80-летием моей жизни. За это трехлетие я собрал рассеянные по разным изданиям свои произведения, которые должны будут войти в 4-ый том полного собрания моих сочинений. Кроме того, я составил хронологический перечень всего мною написанного на протяжении 60-ти лет литературной деятельности (1854-1913) Василий Дмитриевич Залозецкий. Заветные мысли (Автобиография). Продолжение http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_471.htm Василий Дмитриевич Залозецкий http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_461.htm КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Ять: Мариан Феофилович Глушкевич. Друзьям В.Р. Ваврик. Мариан Феофилович Глушкевич. К 25-лет...Биографический очерк. Машинопись. 1 фото. 1960, 59с. Избранные стихотворения Статьи критиков, как бы они не были хороши, не в силах сказать о писателе столько, сколько могут сказать о нем его собственные сочинения. Поэтому пусть сам читатель судит о таланте М.Ф. Глушкевича, по его-же мыслям и чувствам, высказанным им в стихах (с.22) http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_637.htm Друзьям М.Ф. Глушкевича Когда, друзья, мечтами опьяненный, Я ваших весь заслушаюсь бесед, Тогда пред вашим кругом преклоненный, Твержу вам мой восторженный привет: Вперед, вперед, герои молодые, Ставайте под родное знамя в ряд, Любви, науки меч и щит святые Пусть славой родину нам озарят! Пусть труд, тот гордой вольности родитель Страстям, безволью, лжи живой укор, Приемлет вас в священную обитель, На вас направит прочих братьев взор! Бодритесь духом, силы призывайте, Пусть силу духа освятит любовь, Свободой гордые главы склоняйте Пред верой в счастье будущих веков! Заветные слова святой отчизны: За Русь и за свободу, жизнь и труд - Пусть, наконец, трудами нашей жизни, В желанный, прочный подвиг, возрастут! А ты, великий, мощный, неизменный, Ты, русский дух, свой храм благослови И юный жар дружины вдохновенной Огнем святых порывов оживи! О.А. Мончаловский. Родина. Сборник избранных русских стихотворений. Собрал и издал для галицко-русской молодежи О.А. Мончаловский, Львов, типография Ставропигийского института,1905 http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_689.htm

Ять: Младорусь: периодический сборник Цели и задачи сборника: Идея Всеславянства, Служение национальной идее и искусству, Объединение и развитие молодых дарований за рубежом Книга первая. Прага Славянское издательство 1922 На лобном месте. Стихи. Д. Вергун (с.15) Истерзан лик Руси, веками нерушимый. Голгофы заревом окутан шар земной. Распятой жертвы крест, мучителям незримый, Маячит в небесах багровой пеленой... А на кресте висит, среди людских отребий, Всемирным тернием венчанная Любовь, И распинатели о ризах мечут жребий. Смакуя в лоскутах запекшуюся кровь... За счастье всех людей, за благо всех народов. Святая Русь себя в закланье обрекла, Среди торгашества безчинствующих сбродов Всечеловечества огниво сберегла... Пусть слишком тяжела Голгофы злая страда, Мучениями Русь искупит мира грех, И в воскресении ее сынов отрада, И Пасха русская - та будет Пасхой всех! Развалит тесный гроб победная стихия, С глаголом мира всем в безтрепетных устах Возстанет в третий день Славянская Россия С вселенской правдою в блистающих очах. И вновь сомкнутся с ней Славян родные братья, На тризне заключив свободный свой союз, И новый лад внеся в пожарище распятья Любовных и во-век нерасторжимых уз... И будет их союз - прообраз миру мира И равновесия земных племен залог, Свободы, равенства - без всякого кумира, И Братства всех людей незыблемый чертог. И в нем подымется все выше Мысль людская На Человечности последнюю ступень. Откуда заблестит заря десницы рая, За нею всеблаженств желанный, вечный День... Дмитрий Вергун. Карпатские соколы (Очерк Карпато-русской поэзии) (с.100-105) Среди стихотворцев Карпатской Руси, Пред и Подкарпатской, пишущих на русском литературном языке, насчитывали до сих пор два поколения: первое сам пок. Иван Франко окрестил - ласточками, ко второму привилось название жаворонков. Третье, нынешнее поколение, иначе и назвать нельзя, как карпатскими соколами, их боевые полеты, вполне оправдывают это название. Такое впечатление производит ознакомление с плодами музы нынешних галицко-русских поэтов, сборниками стихотворений В.Р. Ваврика: Трембита, Н.Г. Климкова - Карпаторусские Думы и со стихотворениями И.А. Лабенского, печатавшимися в Омском Карпаторусском Слове и др. Первой ласточкой были Червонно-русские Отзвуки, изданные львовским студенческим обществом Друг в 1901г. Значение литературного события придал им тогда И.Я. Франко. Он поторопился отметить появление этого сборника характерной кличкой Московска Ластивка (в украинском Литературном Вестнике), выразив надежду, что - одна ласточка не делает весны. Каково же было его смущение, когда вскоре зареяли и другие ласточки. Престарелый академик А.Н. Пыпин, историк Славянских литератур и русской этнографии, благословил в своем отзыве о Червонорусских отзвуках в Вестнике Европы в 1901г. новое направление галицко-русской поэзии. Приветствовал его в своей статье, посвященной этой книжке, и чуткий В.В. Розанов в Нов. Времени. Борьбу ласточек с рутенщиной и заскорузлостью двух-лойяльного Галичанина отмечает и К.И. Арабажин в своем очерке, посвященном галицко-русскому литературному движению, в Ефроновском Энциклопедическом Словаре. К началу XX столетия ласточки обзавелись уже своим органом печати. Недолговечным было, правда, Живое Слово Ю.А. Яворского, просуществовавшее во Львове только несколько месяцев. Оно должно было заменить Беседу О.А. Мончаловского, где ласточки впервые выступили на литературное поприще. Ю.А. Яворский был вскоре, после победы молодых, избран редактором Литературно-научного сборника Галицко-русская Матица. Один из стаи ласточек начал в Вене издавать Славянский Век, продержавшийся пять лет. М.Ф. Глушкевич, выпустивший вскоре свои Мелодии, предпринял с И.С. Свенцицким во Львове издательство журнала Живая Мысль, где радикальное направление ласточек получило дальнейшее развитие. Ласточки писали и пели на русском литературном языке для тех Галичан, Буковинцев и тогдашних Угроросов, которые от теоретического сознания национально-культурного единства русского народа - от Карпат до Камчатки - последовательно перешли к практическому осуществлению своего самосознания, приобщившись к общерусской литературе. К поколению ласточек принадлежали и д-р Д.А. Марков, выступивший в Венском парламенте в 1907г. с политической речью на русском литературном языке, автор смелых Писем публициста и Н.П. Глебовицкий, издавший 2 тома разсказов. Углубление движения ласточек выпало на долю нового поколения - карпатских жаворонков. Кличка карпатских жаворонков связана с группой галицко-русской молодежи, приезжавшей в 1911г. в Россию под руководством В.А. Галушки и О.О. Гецева для ознакомления столичной русской публики с произведениями старой галицко-русской литературы: Подгорянами И.Е. Гушалевича, Капралом Тимко И.Г. Наумовича, стихотворениями В.Ф. Луцика и др. Но к жаворонкам следует причислить все поколение на грани второго десятилетия XX века, так как все оно проникнуто одной идеей - распространения русского литературного языка не только среди интеллигенции по обоим склонам Карпатских гор, но и под крестьянскими стрехами! Знаменами жаворонков являются Грамматика русского литературного языка С.Ю. Бендасюка и Марш русских студентов И.И. Цероха. Грамматика Бендасюка имела для этого поколения такое же историческое значение, какое приобрела в 60-годах прошлого столетия книжка Б.А. Дедицкого: В один час научиться малороссу по великорусски! Марш же русских студентов И.И. Цероха своей бойкой, хотя и трудной мелодией, вытеснил постепенно тягучий гимн - весны народов - Мир вам братья И.Н. Гушалевича. И.И. Церох стал издавать Голос Народа во Львове и вместе с С.А. Лабенским, избранным вскоре редактором Прикарпатской Руси, вынес всю тяжесть борьбы - новокурсников с подновленной рутенщиной д-ра Н.П Глебовицкого, покрывавшего свой новый двух-лоялизм в Галичанине уже русским литературным языком. Крайнее левое крыло карпатских жаворонков после перекраски И.С. Свенцицкого, прекратившего Живую Мысль, в 1906г., пыталось создать отдельный орган в Новой Жизни (Львов 1909), но попытки и К.М. Вальницкого и И.А. Голинатого не встретили тогда достаточной поддержки среди карпаторусского студенчества. Идеологию социалистического направления в Галицкой Руси создавал покойный 3.И. Мохнацкий. К поколению жаворонков нужно причислить и талантливых А.А. Филипповского, И.Я. Луцыка и И.Г. Боруха, переправившихся на новое поприще деятельности за океан, к карпаторусским эмигрантам в Америке. Идеолог карпатских жаворонков, С.Ю. Бендасюк, должен был искупить свое рвение в распространении русского литературного языка среди простонародья Прикарпатья более продолжительным тюремным заключением, чем это ранее выпадало на долю ласточек. С ним вместе еще в 1912г. были посажены в австрийскую тюрьму В.А. Колдра и два молодых священника - зверски потом австрийцами разстрелянный о. Максим Сандович и И. Гудима. Польский суд присяжных заседателей вынес им в 1914г. оправдательный приговор. Это своеобразное проявление славянофильства среди польских общественных деятелей в высшей степени испугало венские правительственные круги. Оно послужило немалым аргументом для объявления предупредительной войны тевтонства славянству, как это выяснилось из дальнейших политических процессов в Вене (против д-ра Д.А. Маркова, д-ра Богатырца, д-ра Булика, д-ра Гассая и многочисленных их сотоварищей). С началом мировой войны в Галиции выступают на сцену - карпатские сокола. Стремление галицко-русских свободолюбцев получить в 1914 году разрешение от высшего русского командования на сформирование особых - карпато-русских дружин (по образцу чехословацких) не встретило понимания ни в главной ставке, ни в Петрограде. Особенно ревностно настаивавший на этом галицкорусский деятель был с почетом выслан из только что освобожденной его родины, а, прибыв в Петроград, столкнулся с угрозой ссылки в Сибирь. Но это стремление не заглохло и особенно ярко проявилось оно среди галицкорусских курсантов, приехавших в Петроград для пополнения своего образования по специально русским предметам. Галицко-русская молодежь принялась в 1916г. в Петрограде за издание журнала На Новом Пути. Во главе издательства стал д-р А.В. Копыстянский, автор книжки Галицкая Русь прежде и ныне, изданной об-вом ревнителей исторического просвещения в Петрограде в 1907г. (псевдоним - Очевидец), впоследствии председатель Карпаторусского Центрального Комитета в Омске и издатель Карпаторусского Слова. Кроме него в издании участвовали молодой ученый А.И. Генсерский, поэты Н.Г. Климков и И.А. Лабенский, публицист И.П. Черный и др. Вся эта молодежь готова была составить ядро карпаторусских добровольческих дружин и кровью запечатлеть преданность идее. Издававшаяся тогда во Львове Прикарпатская Русь Ю.А Яворского, была лишена возможности отражать эти настроения на своих столбцах. Круги, близкие в то время к бывшему военному генерал-губернатору Галициии, гр. Г.А. Бобринскому, находили, что формирование особых карпаторусских добровольческих дружин внесло бы национальный элемент в российскую армию, основанную на государственной базе, и могло бы создать нежелательный прецедент. В виду того и поездка председателя Галицко-русского Народного Совета д-ра В.Ф. Дудыкевича с И.И. Церохом, горячим сторонником создания дружин, в Холм, в ставку Западного фронта, и поездки в Главную Ставку не увенчались успехом. Карпаторусские военные отряды не смогли организоваться и после революции, при Временном Правительстве Керенского, когда о них хлопотал председатель Галицко-русского Беженского Совета в Киеве, проф. Ю.А. Яворский. Только генерал Л.Г. Корнилов в 1918г. и адмирал А.В. Колчак в 1919г. поняли значение особых карпаторусских боевых отрядов и согласились на формирование их из карпаторусских беженцев и военнопленных, как в Донской области, так и в Сибири. В связи с созданием этих боевых отрядов и возникает особый род карпаторусской поэзии, дружинного песно-творчества - карпаторусских соколов. Судьбы этих отрядов описаны В.А. Савруком в американско-русском календаре Правда на 1922г. (г. Олифант, Пенсильвания) и С.С. Пыжем. Стихотворения соколов разбросаны в Карпаторусском Слове (Омск 1918 и 1919), выходившем под редакцией И.А. Лабенского и в Карпаторусском Добровольце, выходивше при армии генерала Деникина в Ростове на Дону под редакцией В.Р. Ваврика, а раньше в Призыве, органе карпаторусской народной организации в Ростове н.-Д., издававшемся под редакцией И.И. Цероха. Характер этой поэзии - боевая лирика. Она преобладает и в сборнике Карпаторусские Думы, И.Г. Климкова, появившемся в 1918г. в Ростове на Дону и в сборнике В.Р. Ваврика, вышедшем в Ужгороде в 1921г. под заглавием Песни - Русь - Трембита. Поэзия поэтов, переживших тяготу боевых походов, особенно легендарного Ледяного Похода Корнилова на Кубани, конечно, отличается от музы карпато-русских Тиртеев, взывавших к борьбе за народные идеалы в мирной обстановке. В стихах, например, В.Р. Ваврика слышатся нотки старых галицкорусских дружинных баянов. Огонь древнего певца Митусы, решившего своими песнопеяниями участь Перемышля в ХII веке, автора Слова о полку Игореве, которым, по мнению многих изследователей, был галичанин, или тех дружинных певцов, которые сопровождали полки Игнатия Рябца, поспевших на помощь Дмитрию Донскому на Куликово Поле. В прологе В.Р. Ваврик взывает: Я жажду, чтобы песни мои Всех русских сердца всколыхнули. Чтобы русские все на мои Родные Карпаты взглянули... Я в бури и вихри проник Разящего громом раската, И тайну однажды постиг Я песен седого Карпата... Подобными настроениями проникнуто большинство стихотворений карпаторусских соколов. У И.Г. Климкова преобладает гражданский элемент, у В.Р. Ваврика элегический. Но и в элегиях заметен национальный фон, который придает его стихам краевое своеобразие. Так, например, опираясь на мнение одного ученого изследователя русских былин, доказывавшего, что в богатыре Святогоре русский народ олицетворил свою исконную национальную колыбель - Карпатский горный кряж, В.Р. Ваврик дает следующую элегию: Грусть Карпат Тьма в Карпатах. Дремлет бор, Плещет Уж уныло, Грустен ходит Святогор, Все ему постыло. Всю честную старину Новизна сменила, И не вьется в вышину Дым паникадила. Не поет Дажбогу хор И не те девчата, Опечален Святогор И грустят Карпаты. Еле-еле плещет Уж Мутною волною, А над ним повисла глушь Черной пеленою... Описывает ли карпаторусский сокол степной курган, где полегла русская слава, прощается ли он с милой, везде перед глазами стоит этот богатырь - Святогор, этот седой Карпат, борьба за русский облик, которая велась шесть столетий. Среди поколения карпаторусских соколов, пишущих прозою, выдаются своими философскими очерками И.И. Серкобилинский, тонкими аллегориями Д.И. Яблонский, И. Ковердан, не говоря о В.А. Савруке, стяжавшем себе популярность своими корреспонденциями в американской Прикарпатской Руси, календаре Правды и др. изданиях. А.Ю. Геровского, Д.И. Вислоцкого, д-ра А.И. Гагатко и Ю.М. Цуркановича, надо скорее причислить к поколению, жаворонков. Исторические события заставили все три поколения карпаторусских ласточек, жаворонков и соколов, разлетевшихся, было, по всему миру, снова собраться вблизи своих родных Карпатских гор, чтобы продолжать национальную работу. Есть попытки внести в их сборную стаю плевелы розни и мелких свар. Надо, однако, надеяться что эти обстрелянные птицы на чужие повабные посвисты не поддадутся. В их единении залог их будущего успеха. Каковы бы ни были их расхождения по социальным вопросам, здоровый инстинкт самосохранения сможет подсказать им, что прежде всего должен быть разрешен национальный вопрос и что в их национальной спайке ключ к ближайшим достижениям на литературном и культурном поприще. Д. В-н. Прага. Младорусь: периодический литературно-художественный сборник. ред. Василий Ильинский. Первая книга. Прага: Славянское издательство, 1922 (возможно передано не точно) http://dc.lib.unc.edu/cdm/item/collection/rbr/?id=22950 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_475.htm

Ять: Младорусь: периодический сборник В. Ваврик. Побег из плена генерала Корнилова через Карпаты (с.32-37) Еще сумерки лежат над землею и не скоро еще засияет разсвет, а генерал Корнилов уже на ногах. Не спится ему в старом, унылом замке мадьярского графа. Невыносимая тоска гложет его сердце. В утомительной думе текут его невольные дни и ночи. Все гуще и гуще морщится его чело и тяжелое горе, повисшее над Родиной, тревожит его постоянно. Он слышит зловещие вести и предчувствует чуткой душою пучину злодеяний, в которую летит его дорогое отечество. Наедине, где его не замечают, он молится могучему Богу русской земли: Мне не страшна тюрьма, заключившая меня в неволю. Сердце и душу пополам разрывая, меня терзает ужасная дума. Буря клокочет над русской землею. Зреет предательство и некому пресечь вериги, накинутые на святую Русь. О, великий Боже, и ты, ветер родной Сибири, несите меня туда скорее... *** Генерал Корнилов изучил Карпаты в совершенстве еще до того, как приближался к ним со своими верными полками. В плену он познакомился и с их историей. Он знал, что Днестр с Быстрицами - русская река, что приросший к ногам Карпат старый Галич - один из первых русских городов, в котором как и в Киеве пели баяны о славе Владимира, Ярослава, Осмомысла, Мстислава Удалого и звучали гусли в честь Романовичей, князей Романа, Данила, Льва и Юрия. Он собственными очами видел руины замка князя Льва, сохранившиеся как доказательство прошедшей независимости и свободы. Роем носились над ним воспоминания о том, как он, не щадя себя, вел свое войско, чтобы освободить и раз навсегда присоединить к Руси Теребовлю, Богородчаны, Бережаны, Сборов, Станиславов, Калуш и престольные Галич и Львов. Неволя стала ему не под силу. Тревожные слухи о перевороте на родине решали его судьбу. Будучи человеком чрезвычайно выдержанным, стойким, самоотверженным и пренебрегающим смертью, он решил бежать - бежать во что бы то ни стало. В старой, серой и грязной шинели и помятой шапке австрийского солдата очутился генерал Корнилов на свободе с верным и преданным ему чехом Мрняком. В своем пути он придерживался разной тактики. Сначала он шел прямо через села и города, зная, что там меньше смотрят, чем в садах и огородах. В одном большом городе он зашел даже в ресторан, где слышал о себе следующий разговор двух немцев. - Читал ли ты, что генерал Корнилов бежал? - спросил первый. - Да, читал - ответил второй. - Эх, если бы поймать и десять тысяч получить! - крикнул первый. - Не плохо бы! - заметил второй. - У меня его снимок! - добавил первый, вынувши из кармана газету с фотографией генерала Корнилова, которого в то время никак нельзя было бы узнать по лицу. Он изсох, очи его глубоко впали в ямы и жидкая борода росла без всякого порядка. Австрийская шинель сделала его несчастным ландштурмистом, которых полно было в городе. Он незаметно вышел и направился в горы. *** Генерал Корнилов уже находился в Карпатах, когда австрийские и мадьярские газеты доносили ежедневно, что он пойман и разстрелян. Весна была в расцвете. Приученный суровой долей с юных лет, он терпеливо выносил голод, жажду, холод и зной. В темноте ночной он проходил потоки, пробирался через скалы и болота, не зная отдыха. Сквозь листву безбрежного бора улыбалось ему ясное лицо неба. Кругом была жизнь и целебный аромат цветов наполнял его грудь. Шумели ветви, как волны моря. Быстрый и легкий сокол, трепеща крылами, несся в высь под голубые облака. Живо играли ручейки и водопады. Пастушки пели заунывные песни, глядя на стада овец, бегающих по зеленой полонине. В этой песне так и льются тоска и горе, что искони русская земля - Карпаты несут под чужеплеменным игом. Вслушиваясь, генерал Корнилов улавливал в ней звуки родимой песни и больно сжималось его сердце. Долго забывала Россия убогого и замученного мадьярами и ляхами Прикарпатского горца, ушедшего в непроходимые боры и дебри. Тронутый горькою его участью, вольный козак клянется, что еще раз вернется с железными своими полками в Карпаты. После недельного путешествия мадьяре поймали и разстреляли Мрняка, когда он пошел в одну деревушку, чтобы добыть хлеба. Генерал Корнилов слышал выстрелы и понял сразу, что больше не увидать ему верного друга. Облокотясь на скалу, он погрузился в какое-то тяжелое забвение. Сердце билось больно и на лице изобразилась горькая грусть. Он вспомнил битву на карпатском перевале, где горсть его верных воинов, как встарь у Фермопил спартанцы, удерживали напор неприятеля. Вокруг трупы и он ранен, но не думает сдаваться: Перемогу себя. Я должен собою владеть, только - не плен…пусть погибну, все же спасу честь русского воина. Достоинство и честь Руси прежде всего! - сказал он твердо как и тогда, и опять закружились воспоминания: эх, полки мои стальные, где вы теперь? Знать, конь мой уже тоскует по мне…Да! надо скорее, один шаг вперед равен сотне верст отступления. Цель должна быть достигнута. Вперед!.. В полузабытье и шуме воспоминаний он не заметил, как к нему подошел чабан (пастух). Он был стар и сгорблен, лицо его было покрыто седыми волосами. Через плечо на овечьей коже, вывернутой вверх шерстью, висела большая сума, а в руке торчал костыль. Он был похож на кудесника, встретившего князя Олега. Из-под соломенной шляпы выпадали длинные седые волосы. Не мало удивился Корнилов, увидев его перед собою. - А ты кто такой будешь? - ровным голосом спросил чабан зашедшего в горы незнакомца. - Я русский военнопленный. Бегу в родной край - был ответ. Лицо чабана приняло сразу озабоченный вид. Внезапный ответ, произнесенный решительным голосом, привел его в изумление. Опытный полководец имел возможность изучить души людей и он был убежден, что с простым человеком можно говорить откровенно. - Коли ты русский и бежишь из неволи в родной край, так будь у нас гостем. Не бойся ничего. Сюда жандармы не заходят, а если даже пришли бы, то вокруг нас есть пещеры. - Ступай за мною, отдохнешь в колыбе. Вижу по, лицу, что ты замучился порядочно, - тихо сказал чабан и, стуча по камням палкою, повел гостя к своему жилищу. Колыба находилась над маленьким ручейком, падающим со скал и видно было по всему, что она недавно построена, так как не успела еще закуриться дымом. Сложена была крюками из больших и неотесанных досок до самой крыши. На крыше лежала мурава и рос разный бурьян. Чабан за руку ввел гостя в колыбу. Внутри было темно. Чабан снял с маленького оконца рогожу и хмурый свет наполнил избу. Взор Корнилова остановился на стенах, на которых кругом висели иконы, и какие! Все русские! Вид Киево-Печерской Лавры, преп. Иов, вид Кремля, св. Николай Чудотворец, св. Петр, митрополит московский, Казанская Божья Матерь и другие…Корнилов сдвинул гуще брови и подошел к большой скрыне, на которой лежал псалтырь, издание Киевской книгопечатни. - Садись на ослон, вот здесь; я сейчас приду обратно, - сказал чабан и вышел в сени. Думы повисли опять над вождем, слишком уже утомленным. *** Великий полководец стал на колени перед иконами. В его очах блистали слезы. Ознаменовав грудь троекратным крестом, он прошептал тихую молитву: Молю Тебя, Святое Провидение, не оставь нас-многогрешных и не откажи в своей помощи. Помоги, Боже, русскому народу выйти на путь истины и вечной жизни. Чтобы он поборол зло и злобу и с чистым сердцем совершил дела свои! Чтобы матушка Москва соединила всех детей русских… Чабан застал его на коленях и не подошел к нему, пока генерал не поднялся. В руках старика был кусок печеной баранины, будза и кукурузный хлеб. - Ой, слыхал я еще от отца, что у вас крепко придерживаются веры православной. Ни молока, ни костяного сахару не кушают в посте… - говорил чабан. - Скажи, старик, откуда взялись у тебя такие иконы? - спросил Корнилов. - Еще мой отец принес от вас. Он отправлялся потаенно несколько раз на моление в Почаев и святой Киев. Как станет, бывало, разсказывать, какая там красота, то слезы так и текут, так и текут, - оживился чабан. - А св. Петр, митрополит московский, как к тебе попал? - спросил снова Корнилов. - Тоже принес отец мой и объяснил потом, что он наш угодник из-за Карпат, по ту сторону, а чтить его надо за то, что любил Русскую землю…Преподобный Иов тоже наш… - ответил чабан. Лицо Корнилова пуще омрачилось и он несколько смущенно смотрел на горца, кладущего все принесенное на скрыню. - Какой же ты веры? - Такой же, как и ты: русской! Плохо у нас…Мадьяре не любят нас и издеваются над нами… - говорил старик ровным голосом. Ген. Корнилов задумался. - Знать, много нас русских…говорят, что много…- продолжал чабан, но Корнилов не отвечал уже ничего. Чабан уложил своего гостя на постели, устланной свежим сеном и на моховой подушке. Сон его был крепок и мучителен. Он видел без предела степь с безчисленными курганами, подымающими свое чело из высокий пшеницы и травы. Широкая воля колыхалась над степью, по которой он мчался на быстром коне с верными текинцами. Куда он мчался - он сам не знал, но он так спешил, ибо много пути еще было впереди. Много преград и много врагов предстояло одолеть. Кажись, вот-вот будет пойман и изрублен, но вот вдали ему навстречу едут Илья Муромец, Добрыня да Ермак и тьма-тьмущая казаков…Они подняли кверху свои каленые шашки, зовут его к себе на славный пир… Генерал часто вздрагивал, но не проснулся. Старый пастух сидел под колыбою всю ночь, не зажмурив ока ни на одно мгновение и прислушивался не идет ли кто-нибудь из непрошенных гостей. Корнилов проснулся с сильной головной болью. Чабан стоял перед ним. - Перекрестись и выпей, это ягодная вода - сказал он, подавая ему глиняную посуду. Ген. Корнилов пил с большою жаждою и чувствовал, как живительная струя разливалась по его телу. Затем пастух подал ему целую сумку с кукурузой, брынзой, будзом и бараниной, не забыв вложить туда двухкопеечный ножик, необходимый для крушения окаменевшего будза. Потом далеко-далеко проводил гостя. - Смотри, русский! иди вот туда по той тропинке и все держись левее, - сказал он. - Левее Ужгорода, Мукачева, Мармарошского Сигота, что ли? - спросил генерал Корнилов. Чабан удивился. - Я и заметил сразу, что ты не из простых. Так смотри, иди с Богом и не забывай! Не забывай, что здесь тоже Русь Православная по всем Карпатам и вниз по Белую Воду - сказал он на прощание, приподнявши палку, будто бы грозил ею. Корнилов понял, что чабан под Белою водою разумеет Белую Тиссу, куда в самом деле раскинулся Карпато-русский народ. - Не забывай! - крикнул еще раз чабан с высокой горы. *** Прошло уже три недели, а генерал Корнилов все еще путешествовал. Несмотря на свою выносливость, он чувствовал, что его силы падают, тем более, что Карпаты покрыл мокрый туман. Его шинель отяжелела; глина прилипала к неуклюжим сапогам. По скалистым горам итти было почти невозможно. Ручейки переполнились водою. Подойдя к Ужу, он увидел, что его можно было перейти только через мост, охраняемый мадьярской заставой. Надвинув шапку на чело и спрятав голову в воротник шинели, он быстро зашагал по мосту. Часовой, согнувшийся в три беды, его было не заметил, но на несчастье вышел из избы мадьярский офицер. - Эй, ты…почему не отдал чести? - гаркнул он на генерала Корнилова, все еще неостанавливающегося. - Задержать и на гауптвахту! - ещё громче закричал офицер. Из-под моста выскочили два солдата с винтовками на изготовку и задержали его. В очах его затмилось, сердце забилось лихорадочно: прощай воля, прощай свобода, прощай родная, святая Русь! *** Шли вдоль реки, клокочущей и рвущейся вперед. Генерал Корнилов думал тяжелую думу. Вдруг его лицо просияло. - Камрады, давайте зайдем в корчму и согреемся, - сказал он по немецки. Камрады согласились, ибо очень были голодны и лакомы на водку. В корчме толкались солдаты и мужики, пившие, не обращая ни на кого внимания. Генерал Корнилов стал угощать своих камрадов, лишь делая вид, что пьет. Как-то случилось, что в корчме служила русская девка из под Мармарошского Сигота. Подавая водку генералу Корнилову, она сразу угадала, что он русский военнопленный и сейчас пойман. Это было при дневном освещении. Они сразу же решила ему помочь и потому не жалела солдатам водки. Они скоро свалились на скамьи и в пьяном бреду пели что-то непонятное и дикое. - Идите за мною - сказала тихо девка. Генерал Корнилов пошел в другую комнатку и маленький коридорчик. Открыв двери, девка сказала: - Идите этим полем. Через три дня будете на румынской границе. А это возьмите на дорогу. Я вижу, вы - человек необыкновенный. Вернувшись в Россию, разскажите, что здесь любят русских, любят и ждут. С Христом в путь!.. Две большие слезы выступили на лице закаленного воина. Он схватил руку девки и поцеловал жарко. Через час он опять находился под безопасной пеленою Карпат. Силы в нем ожили. Дуновенье ветра с русского востока овеяло его животворящею бодростью и обласкало его, словно нежная рука родной матери. Он чувствовал, что вскоре кончится его горе и, молча, благословлял лесистые, чудные Карпаты. г. Прага, 29 января 1922 В.Р. Ваврик Младорусь: периодический литературно-художественный сборник. ред. Василий Ильинский. Первая книга. Прага: Славянское издательство, 1922 http://dc.lib.unc.edu/cdm/item/collection/rbr/?id=22950 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_475.htm КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Ять: Будинский Изборник. Истоки Руси Размещен: 02/04/2010, изменен: 23/01/2014 Савченко Борис Валентинович borsav@inbox.ru Аннотация: Содержит текст на старославянском языке и его перевод на русский. Главы из Арамейской библии, Птолемеева учения о вселенной, родословия первых русских князей. Проводится научный анализ текста. Будинский Изборник стоит в одном ряду с Повестью временных лет, Велесовой книгой, Аскольдовой летописью и др. Мой отец, Савченко Валентин Николаевич, на склоне лет взялся за перевод со старо-славянского языка текстов Будинского Изборника, переписанных его родным дядей Кучанским Николаем Алексеевичем еще в 30-х годах ХХ века с книги Будинский Изборник в Киево-Свято-Печерской Лавре. К сожалению во время Великой отечественной Войны оригинал книги был уничтожен немцами (возможно был вывезен на территорию Германии. Поисковые работы, на сколько я знаю, никто не проводил). Сохранились только рукописи Кучанского Н.А. (в ужасном состоянии из-за плохого хранения), которые отец взялся переводить. Кучанский Н.А. при жизни перевести рукопись не успел, т.к. умер в молодом возрасте от туберкулеза. Он был по образованию историк и занимался исследованием становления ранней Руси (до-Рюриковый период). Отец перенял эту любовь к истории Руси от своего дяди, но как специальность историю для себя не выбрал. Тем не менее отец интересовался ранним периодом становления Руси как государства всю свою жизнь. Он собрал достаточно большую библиотеку по этой теме. И вот настал тот момент, когда отец решился взяться за перевод. К этому он готовился всю свою жизнь. Академик Бегунов Ю.К., автор Истории Руси в 5 томах, высоко оценил значение Кучанского Н.А. и Савченко В.Н. в сохранении и переводе текста Будинского Изборника: Предлагаемая к изданию книга содержит уникальный, громадного, непреходящего значения исторический материал, т.е. источник, на языке подлинника IX-XII вв. Главное содержание этого Изборника (Сборника), сохраненного монахами южнорусской Обители из-под Киева - Будинского (Будинецского) монастыря св. Афанасия, составляет подробнейший рассказ о событиях русской истории от нескольких веков до нашей эры до времени великого Киевского князя Владимира I...в Изборнике сообщаются факты нашей древней истории - и Киевской Руси, и Руси Словенской (т.е. Северо-Западной, Новгородской), каких мы не можем найти ни в Повести временных лет, XIIв., ни в новгородских и иных летописях...В целом этот памятник, сохраненный в архиве украинца Н.А. Кучанского и дошедший до нас, это уникальный случай, не имеющий ни аналогов, ни копий...этот текст был в свое время представлен отцам I-го Вселенского собора восточно-православной церкви в 325г. и отвергнут ими как апокрифический, гностический...и только монахи Будинецкой обители...сохранили нам этот текст стараниями отца Феофания и его сподвижников... Книга Будинский Изборник содержит: Рецензия, акад. Бегунов Ю.К. Вступительная статья. Будинецский Изборник - жемчужина греко-русской литературы середины IX - начала XIV вв. Бегунов Ю.К. КНИГА 1: Часть 1. Предыстория (с.1-27 текст русский) Часть 2. Библия (с.28-121 текст старославянский и перевод на русский) Главы этой книги: Бог и Хаос и их вечная борьба Птолемеево учение о вечности и о вселенной - это есть Альмагест Сотворение нашего земного мира Человек. Адам и Ева - родители человечества Родословие до Ноя. Всемирный потоп Родословие после Ноя и великая троица Колен человечества: Сим, Хам, Иафет. Колено Сима Великое Рождество Спасителя Конец нашего мира Азбуковник (словарь). дополнение к книге I, части 2 из материалов В.М. Украинчук ( Савченко. текст старославянский и перевод на русский) Хронология Арамейской библии Предисловие Н.А. Кучанского (текст русский) Родословие семьи Иисуса Христа фрагменты рукописей не имеющих хронологий. КНИГА 2: Часть 3. Русь. - Русь до Рюрика: эпоха до 862 года, приход Рюрика на Русь (с.122- 211 текст старославянский и перевод на русский) Главы этой книги: Колено Иафета из Ветхого Завета Арамейского Родословие Словенских и других племен Откуда произошла наша Русь? КНИГА 3: Часть 4. Русь. - Рюрикова Русь: эпоха до 1054 года, кончина Ярослава Мудрого (с.212-300) Главы этой книги: Рюрикова Русь и дорога ее. Записи из Будинского Изборника о времени, прошедшем от кончины Гостомысла и до кончины Ярослава Мудрого (текст старославянский и перевод на русский). Комментарии к книге. Савченко В.Н. Заключение. Арамейская Библия и Летопись Аскольда как исторические источники. Бегунов Ю.К. Послесловие Н.А. Кучанского - к читателю: Русские люди, вчитайтесь в эти страницы, вглядитесь в эти родословия наших древних русичей, дошедшие к нам из глубины веков...предков, заложивших основу и построивших нашу Русь для нас и наших потомков...Любите Русь, берегите Русь, защищайте Русь, не отдайте Русь на поругание чужеземцам...Ведь это ваша Мать, это ваша Земля, это ваша Страна, это ваша Родина! Со страниц этой книги Древняя Русь взывает к вам: - Сыны мои, дочери мои, не дайте чужеземцам надругаться над Русью и поработить ее! - Запомните: не станет Руси, не станет и вас; вы растворитесь, исчезнете в чужеземном мире и слово Русский - это гордое слово - уйдет в небытие! Н. Кучанский http://samlib.ru/s/sawchenko_b_w/izbornik.shtml ...Кучанский Николай Алексеевич (мой внучатый дядька), историк по образованию, в 1932-1935 гг. переписал текст на древнеславянском языке с рукописной книги Будинский Изборник, находящейся в тот период в Киево-СвятоПечерской Лавре с желанием его в дальнейшем перевести, но, к сожалению, не успел, т.к. умер от туберкулёза в 1936г. (об этом я писал ранее в статье Будинский изборник. Истоки Руси). Рукопись осталась в нашей семье. В связи с опасностью обысков НКВД в период 1937-39 гг. эти рукописи перепрятывались нашими родственниками с квартиры на квартиру и по прошествии многих лет были переданы моему отцу. Так, благодаря усилиям нашей семьи по сохранению текстов книги Будинского изборника в довоенный и послевоенный периоды 20 века, а в дальнейшем перевода их на современный русский язык моим отцом Савченко Валентином Николаевичем, текст дошёл до широкого круга читателей. Отец потратил около трёх лет на систематизацию текстов, их восстановление (реставрируя тексты, отец целыми днями сидел с увеличительной лупой, разбирая каждую букву размытых и выцветших чернил), затем выполнил перевод и составления родословий, (рукописные тексты на древнеславянском языке, родословия первых князей, в дальнейшем вошедшие в книгу, выполнены моим отцом. Он всегда писал удивительным каллиграфическим подчерком, прим. Савченко Б.В.), написал комментарии (не включенные Бегуновым Ю.К. в книгу, прим. Савченко Б.В.). http://samlib.ru/s/sawchenko_b_w/izbornik-1.shtml 7 авг 2014 в 10:10 Будинский изборник. Владимир Егоров В настоящее время готовится к изданию книга академика Бегунова Ю.К. (1932-2014) Будинский изборник IX-XIV в.в. Арамейская библия и Аскольдова летопись. Это один из последних трудов Юрия Константиновича. Еще при жизни Бегунова Ю.К. и Пекина Михаила была достигнута договоренность о выпуске этой книги в рамках проекта Ильмерия. Издание представляет перевод древнерусской летописи XIV века на современный русский язык. В книге описана история образования и развития в V–XI веках древнерусского государства в двух его регионах: южном (Киевском) и северном (Словенском) и, что особенно ценно, родословные царских и княжеских родов с древнейших времен. Текст Будинского изборника сопровождается комментариями и вступительной и заключительной статьями академика Ю.К.Бегунова. Ориентировочно срок выхода книги в свет - сентябрь т.г. Вопросы приобретения издания можно решить здесь. http://vk.com/topic-39099436_30252326

Ять: Будинский Изборник Русские люди, вчитайтесь в эти страницы, вглядитесь в эти родословия наших древних русичей, дошедшие к нам из глубины веков...предков, заложивших основу и построивших нашу Русь для нас и наших потомков...Любите Русь, берегите Русь, защищайте Русь, не отдайте Русь на поругание чужеземцам...Ведь это ваша Мать, это ваша Земля, это ваша Страна, это ваша Родина! Со страниц этой книги Древняя Русь взывает к вам: - Сыны мои, дочери мои, не дайте чужеземцам надругаться над Русью и поработить ее! - Запомните: не станет Руси, не станет и вас; вы растворитесь, исчезнете в чужеземном мире и слово Русский - это гордое слово - уйдет в небытие! Н. Кучанский Будинский изборник IX-XIV вв.: Арамейская Библия и Аскольдова летопись: (текст, перевод, комментарии, статьи). Под общей редакцией академика Ю.К. Бегунова. Санкт-Петербург. Из-во Искусство России, 2013. 550с.

Ять: Федор Федорович Аристов и карпаторусская проблема Ф.Ф. Аристов. Литературное развитие Подкарпатской (Угорской) Руси. Москва 1928 (это не репринт, а впервые изданная книга в 1995 году с рукописи 1928 года, которая пролежала весь советский период в шкафу) ...В большевистском СССР Ф.Ф. Аристов остался забытым по указаниям сверху, а потому малоизвестным современному молодому поколению, несмотря на то, что его идеи и научные труды и сегодня являются благодатной почвой для диссертаций, докладов, лекций, сообщений. Можно смело сказать, что никто из русских ученых не уделял изучению Галицкой, Угорской, Буковинской Руси столько внимания, сколько Ф.Ф. Аристов. Так, в течение десяти лет (1907-1917) он собирал и систематизировал самые различные материалы, из которых был составлен единственный в своем роде не только в России, но и в Европе Карпато-русский музей в Москве. В нем находились редчайшие рукописи и письма выдающихся карпаторусских писателей, ученых, священников; музей содержал множество книг, не имевшихся даже в библиотеках Российской Академии Наук, Румянцевского и Исторического музеев, а также в зарубежных книгохранилищах. В музее было собрано до 100 тысяч различных экспонатов, в т.ч. отпечатанные портреты и нигде не опубликованные материалы об экономическом, историческом, религиозном, литературном, этно-территориальном, этно-культурном, географическом развитии Галичины, Угорской Руси, Буковины. Карпато-русский музей имел следующие отделы: - рукописный, содержавший около пяти тысяч всевозможных рукописей: биографий и автобиографий, воспоминаний, дневников, исторических, литературных, языковедческих географических научных сочинений и писем; - книгохранилище, содержавшее всю важнейшую печатную научную и художественную литературу о Карпатской Руси; - художественно-иконографичесхий, представлявший собрание рисунков, связанных с русским религиозным и национальным движением в Карпатах: портреты священников и деятелей истории, литературы, религии, искусства; виды городов, сел, этнографические типы, а также карты, схемы, диаграммы; - научно-справочный, предназначавшийся для выдачи разного рода библиографических справок о книгах, рукописях и рисунках; с этой целью составлялась аннотированная картотека; - кабинеты писателей. Каждому писателю в музее отводился отдельный кабинет, дававший полное представление о его рабочей комнате. Летом 1917г. экспонаты музея были сданы на хранение в ломбард, и с тех пор судьба их неизвестна, очевидно, они погибли в Гражданскую войну. Наряду с созданием музея, Федором Федоровичем было задумано и начато издание 30-томной Библиотеки карпато-русских писателей, боровшихся за русскую идею, русское имя, русскую веру, язык и литературу в Карпатской Руси. Эта Библиотека представляла собой сочинения карпато-русских писателей под редакцией Ф.Ф. Аристова, которому удалось опубликовать из этой серии сочинения А.В. Духновича, О.А. Мончаловского, А.А. Полянского, Д.И. Маркова. В набор был сдан 4-й том полного собрания сочинений писателя-священника В.Д. Залозецкого, как дополнение к трем томам, изданным во Львове в 1910 году. Книга, однако, не была напечатана, как и не были также изданы подготовленные к печати полные собрания сочинений О.А. Мончаловского, М.Ф. Глушкевича. кроме этого Ф.Ф. Аристов опубликовал ряд научно-критических очерков о А.И. Добрянском, Б.А. Дедицком, М.Ф. Глушкевиче, Ю.А. Яворском, И.И. Шараневиче, А.А. Полянском, А.Ф. Кралицком и задумал создать книгу о В.Р. Ваврике, А.В. Карабелеше и других. С предложением о популяризации карпаторусской литературы в России он обращался в своем письме к М. Горькому 16 июня 1928г... 17 сент. 1993. Татьяна Ф. Аристова, доктор исторических наук Ф.Ф. Аристов. Литературное развитие Подкарпатской (Угорской) Руси. Москва 1928 (это не репринт, а впервые изданная книга в 1995 году с рукописи 1928 года, которая пролежала весь советский период в шкафу - С. Шарапов). Книга подготовлена к изданию стараниями Т.Ф. Аристовой и С.В. Шарапова. Добавлена статья Т.Ф. Аристовой - Федор Федорович Аристов и карпаторусская проблема. 49с. http://en.booksee.org/book/748556 49с., 1.42Мб Редакция сайта Западная Русь начинает публикацию книги выдающегося русского ученого Ф.Ф. Аристова - Литературное развитие Подкарпатской (Угорской) Руси. Оглавление Федор Федорович Аристов и карпаторусская проблема. Вместо предисловия I. ЦЕРКОВНО-СЛАВЯНСКИЙ ПЕРИОД II. ЛАТИНСКИЙ ПЕРИОД Андрей Бачинский Иоанникий Базилович III. МАДЬЯРСКИЙ ПЕРИОД Василий Довгович Михаил Лучкай УГРО-РУССКИЕ ПИСАТЕЛИ, РАБОТАВШИЕ В РОССИИ Иван Орлай Михаил Балудьянский Петр Лодий Юрий Венелин IV. РУССКИЙ ПЕРИОД Александр Духнович Андрей Попович Иван Раковский Иоанн Дулишкович Адольф Добрянский-Сачуров Александр Павлович О. Анатолий Кралицкий Иван Сильвай Александр Митрак Евгений Фенцик Юлий Ставровский Евмений Сабов Приложение Ф.Ф. Аристов. Литературное развитие Подкарпатской (Угорской) Руси (Часть I-III) http://zapadrus.su/bibli/geobib/aristov-lit-razv-podkarpat-rusi.html Ф.Ф. Аристов. Карпаты - общеславянская прародина http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_669.htm КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Ять: Будинский Изборник. Аскольдова летопись ...Оценивая значимость Аскольдовой летописи в целом, заметим, что она более точная, чем Повесть временных лет и содержит много ценных и древних подробностей. К тому же она лишена поздней пронорманнской тенденции. В целом эта летопись весьма важна для изучения ранней русской истории - Ю.К. Бегунов (с.507) Приложение 1. Хронология (сост. Н.А. Кучанский и В.Н. Савченко) …Источник: Аскольдова летопись (сост. В.Н. Савченко) (с.509-511) Год до Р.Х. 108 – Первое пришествие славянских племен на Север Руси, к озеру Ильмень, под предводительством своих вождей – Словена и Руса 96 – Заложен первый, самый древний город Северной Руси, Словенск, а тремя годами позже – Руса Год(ы) от Р.Х. 221 - Полчищами остготов во главе с их царем Нидалом, Словенск и Руса были уничтожены 370 - Передвижение южно-славянских племен от бассейна Дуная и Днестра до Днепровских порогов, где они осели и основали городок Белоярброд (конец IV в.), который в 430г. от Р.Х. стал называться Киевградом, а позже и просто Киевом, по имени старшего сына князя Орея (Ария) и внука князя Белояра, Лаврикия, называемого в народе князем Кием 823 - В Хольмграде родился Аскольд, будущий великий князь Киевский и старший внук князя Новгородского Гостомысла 826 - Князь Сигурд, старший сын Гостомысла и отец Аскольда, погиб в сражении с норманнским ярлом Гунульфом: утонул раненый в Балтийском море 842 - Словенский князь Аскольд - старший внук новгородского князя Гостомысла - прибыл в Киев по просьбе Дира (после смерти великого князя Мезислава (Михаила) - отца Дира), так как Дир по состоянию здоровья не мог руководить военными действиями против Византии, а наследников по мужской линии у Дира не было 844 - У Аскольда и Ульяны (Иулианны), младшей дочери Дира, родился сын Борислав (Бурислейф) 858 - Новгородский князь Гостомысл, предчувствуя близкую кончину, послал письмо в г. Мекел своему зятю, ободритскому князю Годславу (Хальдлану), женатому на средней дочери Гостомысла, Умиле, от которой у Годслава было трое сыновей: Родериг (Рюрик), Сигнётр (Синеус) и Торвардр (Трувор). Гостомысл просил Годслава прислать в Словенскую Русь старшего своего внука Родерига (Рюрика) для княжения в Ладоге, так как, согласно завещанию Гостомысла, предстояло перемещение его многочисленных наследников по княжеским уделам Словенской Руси. В этом письме Гостомысла речь шла только о присылке Рюрика, а Синеус и Трувор должны были остаться - на отчине Полабской, для княжения у ободритов. 860 - Кончина Гостомысла 862 - Приход князя Рюрика с братьями на Русь 862-864 - Словенская Русь фактически сражалась с пришельцами с Запада (находниками), но силы были не равны, Так как на словен обрушилась вся мощь варягов-прибалтов, включая и дружины варягов-норманнов, грабивших и державших в страхе многие прибрежные города Западной Европы. Многие зажиточные бояре и купцы бежали из городов Словенской Руси в Киев и Полянскую землю под защиту великого князя Киевского Дира и его зятя князя Аскольда, не желая служить - заморским находникам - и платить им дань. Словенские князья Вадимунд, Будигост, Исбор, Эйнар, слепо верившие в силу – княжеского слова -, закрепленного самой честью князя, потеряли не только свои владения, но и свои жизни из-за вероломства и коварства своих дальних родственников 864 - Княжич Борислав (в народе - Борич) убит в сражении с черными булгарами в 20-летнем возрасте, когда со своей дружиной пришел на помощь союзнику Аскольда, бужанскому князю Велемиру, мужу княгини Анастасии, старшей дочери князя Дира 865 - Вокняжение Рюрика в Новгороде. Бегство новгородских бояр в Киев к Аскольду, сроднику их. Женитьба (вторая) новгородского князя Рюрика на внучке Гостомысла Русгерди (Росице). Рождение Ингвара (Игоря) 866 - Неудачный поход Аскольда и Дира на Царьград 872 - В Киеве умер Олдир (Дир) и вокняжился Аскольд 874 - Крещение Руси в Киеве 876 - Заключен союз между Аскольдом и цезарем Василием 878 - Заболел Рюрик 23.II.879 - В Новгорода умер Рюрик и воцарился шурин его Олег (Хельг) с малолетним Игорем (Ингваром): Олегу - 39 лет, Игорю - 13 лет (Олегу он приходится племянником) 882 - Захват Киева и вероломное убийство великого князя Киевского Аскольда князем Новгородским Олегом Вещим. Провозглашение 16-летнего Игоря Рюриковича великим князем Киевским, a города Киева – столицей Объединенной Киевской и Новгородской Руси. Фактическая власть в новом государстве принадлежит Олегу Вещему, шурину Рюрика (он младший брат первой жены Рюрика Ефанды). Олег полон творческих сил, властолюбив, умен и пользуется огромным авторитетом среди варягов и русских и словенских воинов. Огромные дани он раздает в первую очередь простым людям, и его любит народ. 888 - Олег Вещий женится на плесковской княгине Людмиле и усыновляет её детей от первого брака 889 - Рождение Пребраны, которую отец Олег Вещий назвал Хельгой (священной). Это будущая великая княгиня Ольга Святая - хранительница Руси 903 - Олег Вещий, в целях дальнейшего укрепления своей власти, привозит Ольгу из Плескова в Киев и выдаст замуж за великого князя Киевского Игоря Рюриковича - своего племянника. Игорю 38 лет, Ольге - 14 лет. Они находятся в беспрекословном подчинении своего родственника и отца Олега Вещего 904 - У великокняжеской четы рождается сын Святослав, будущий великий князь Киевский Святослав Храбрый - победитель Хазарского каганата, угнетавшего Древнюю Русь около 200 лет: платили и золотом, н серебром, и мехом, и рабами, и женщинами, и детьми 907 - Олег Вещий осуществляет знаменитый поход на Царьград Византийский, и императоры Леон и Александр выплачивают ему огромную дань и дают всяческие льготы русским купцам в Тавриде и Царьграде. Олег половину дани раздает полянам и словенам 6.II.911 - Комета над Киевом как грозное предвестие, согласно предсказанию волхвов, грядущей гибели трех князей: Олега, Игоря и Святослава 911 - Кончина в Плескове княжны Людмилы, любимой жены Олега Вещего 912 - Второй договор великого князя Олега Вещего с императорами Византии Леоном и Александром о мире, дружбе и сотрудничестве 913 - Кончина Олега Вещего в Киеве, на горе Щековице, от укуса змеи, по предсказанию волхвов, возвещенному 6 февраля 911 года от РХ. Восстание древлян против Игоря под предводительством родового древлянского князя Мала. - И сказал Мал древлянам своим: Олег умер, а Игоря мы победим и дани больше не дадим полянам… 916 - Поход Асмунда и Свенельда на древлян 922 - На Кавказе погиб князь Хальгард, сын Синеуса, который боролся против хазар 929 - Женитьба молодого княжича Святослава на княжне Предславе, дочери венгерского князя Такшоня 930 - Рождение Ярополка, первенца Святослава 935 - Неудачный поход Игоря на Византию. Рождение Олега, второго сына Святослава; назван в честь Олега Вещего 937 - Пленение Игорем детей Мала Древлянского: сына Добрана и дочери Малуши (Малфреди) 940 - Рождение ключницей Ольги Малушей княжича Владимира, будущего крестителя Руси 941 - Второй неудачный поход Игоря на Византию 945 - Договор великого князя Киевского Игоря с цезарем Византии Романом Лакапином. Гибель князя Игоря от древлян 946 - Месть княгини Ольги древлянам за Игоря 955 - Крещение Ольги в Царьграде 965 - Разгром Святославом Хазарского каганата, взятие Итиля, столицы Хазарии. Пленение и убийство кагана хазарского Иосифа 967 - Победа князя Святослава над греками и болгарами. Взятие Преслава, столицы Болгарского царства 968 - Победа князя Святослава над печенегами у Киева 1.VII.969 Кончина в Киеве великой княгини Ольги Святой в возрасте 80 лет 970 - Поход Святослава на болгар, к городу Преславу 971 - Вторая победа князя Святослава над болгарами. Поход Святослава на Цимисхия, к Доростолу 972, март Трагическая гибель князя Святослава у Днепровских порогов в борьбе с печенегами 973-981 - Междоусобица между князьями-братьями Ярополком, Олегом Древлянским и Владимиром 977 – Убийство князем Киевским Ярополком своего младшего брата, Олега Древлянского. Обращение умирающего Свенельда, самого старого воеводы из Киевской Руси, к князю Киевскому Ярополку с просьбой о защите его сыновей и внуков, так как те честно служат Руси 979 - Начало борьбы между Ярополком и Владимиром за Киевский княжеский стол 980 - Взятие Полоцка Владимиром, насильственная женитьба на Рогнеде Полоцкой, убийство ее родни. Убийство Ярополка Киевского Владимиров Новгородским. Вокняжение в Киеве Владимира I Святославича. Рождение Святополка Окаянного в Киеве и Вышеслава в Новгороде, оба сыновья Владимира I: Святополк - от Юлии, Вышеслав - от чехини Оловы 981 - В Полоцке родился Изяслав от княжны Рогнеды, это третий сын Владимира I 982-988 Расширение территории Киевской Руси от Балтики до Черного моря и до Волги, благодаря победам князя Владимира I над печенегами, вятичами, ятвягами, поляками и болгарами 988 - Поход Владимира на Корсунь, первая победа Владимира над Византией; ультиматум Владимира византийским цезарям Василию и Константину о выдаче за него замуж царевны Анны. Крещение Владимира в Корсуне, его женитьба на византийской царевне Анне 990 - Греческий митрополит Михаил окрестил восемь старших детей Владимира I. Крещение Руси 990-1000 Усиленное строительство городов и храмов по всей Руси по велению Владимира I, распределение греческих епископов по епархиям Руси 1000 - Кончина матери Владимира I Малфреди 1001 - Победа Владимира I над печенегами, пленение их князя Родомана и двух его сыновей 1002 - Кончина жены Владимира I Рогнеды, матери его шести сыновей и двух дочерей. Великий князь Владимир I начал делить свое государство Киевскую Русь на княжеские уделы для своих 12 сыновей, чем предопределил пагубный путь распада великого государства и начало междоусобных войн между своими сыновьями 1015 - Отказ князя Новгородского Ярослава платить дань Киеву, т.е. Владимиру I. Князь Владимир I стал готовится к войне с Ярославом 19.VII.1015 - Внезапная кончина великого князя Владимира I Будинский изборник IX-XIV вв.: Арамейская Библия и Аскольдова летопись: (текст, перевод, комментарии, статьи). Под общей редакцией академика Ю.К. Бегунова. Санкт-Петербург. Из-во Искусство России, 2013. 550с. http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_476.htm



полная версия страницы