Форум » Влескнига » Деды и Бабы (продолжение 5) » Ответить

Деды и Бабы (продолжение 5)

Ять: [quote]… ночь — Луна … Плеяды… [url = http://www.astronet.ru/db/msg/1236743] http://www.astronet.ru/db/msg/1236743 [/a] [/quote] 31 июля, 13 часов 43 минуты - 13 Полнолуние. 02 августа (Ильин день, День ВДВ), 13 часов 03 минуты - Луна в перигее (D= 32,8 угл. мин.) на расстоянии 362132 км. от Земли. Осенние Деды (Восеньскiя Дзяды) православные отмечали на третьей неделе после Покрова Трiзень Трi Вiеде - Овсiена Влiка - Восеньскiя Дзяды http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_73.htm (Н.В.С.: «Плеяды» по-Японски — «Субару», а по-Русски — «Волосыни».) pogorelskiy1957@mail.ru DGg4Gy ШТО НА НЯ ДИВИШ??? НИГДА РУСИНА НЕ ВІДІВ???

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Ять: Александр Дмитриевич Григорьев (3 [15] октября 1874, город Варшава, Царство Польское, Российская империя — 4 ноября 1940, Прага, Чехословакия). В 1899, 1900 и 1901 годах я собрал в Архангельской губ. 424 былины и много напевов к ним. Издание записанных мною былин приняла на свой счет Императорская Академия Наук. Первый том, содержащий 212 былин, записанных мною в Поморье и по р. Шнеге, я напечатал в 1904г., а третий, содержащий 120 былин, записанных по р. Мезени, в 1910 году. Напечатать второй том, содержащий 92 былины, записанных по р. Кулою, на запад от р. Мезени, я не успел по разным причинам: сначала был занят печатанием других своих работ, а потом были Всемирная и гражданская войны. Из Варшавы, где я был профессором, я вместе с Варшавским университетом переехал в Ростов на Дону. Через два года (в 1917г.) я переехал в Томск, где был в течение 5 лет профессором, деканом Историко-филологического факультета и проректором Томского университета. В виду существования фронтов я мог заниматься в Томске только изучением русских говоров Сибири. Выехав из России в 1922 году в Польшу, а в 1923 году в Чехию, я вывез с собою и оригинал второго тома Архангельских былин и исторических песен. Теперь я окончательно подготовил его к печати и озабочен напечатанием его, т.к. Российская Академия Наук в настоящее время не может напечатать такого большого тома около 35 печатных листов...Из письма А.Д. Григорьева Яну Махалу (1926) Архангельские былины и исторические песни, собранные А.Д. Григорьевым в 1899-1901гг. с напевами, записанными посредством фонографа: В 3 т. Рос. акад. наук.; Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом); Под ред. А.А. Горелова. СПб.: Тропа Троянова, 2002-2003 http://feb-web.ru/feb/byliny/default.asp?/feb/byliny/texts/ag0.html Александр Дмитриевич Григорьев, посетил недавно Львов, в Русском Касине прочел лекцию о былинах, причем один из неких студентов, по нотам, записанных с фонографа, воспроизвел напевы былин Галицко-Русская Матица (ГРМ), Т.5, вып.1, Львов, 1906 http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_676.htm Эта статья представляет мою первую лекцию в московском университете, читанную 24 сентября 1903-го года и повторенную потом в 1905г. в Вене и в 1206г. в Львове в местных русских студенческих обществах, а также в Русском кружке в Праге... Русския былины - это песни, повествующие о военных или житейских делах разных героев. В народе эти песни называются не былинами, как называет их русская наука по почину Сахарова в 1839г., а старинАми или стАринами. ...Всех былинных сюжетов известно теперь до 80; из них около 40 сделались известными лишь в последнее время, при чем более 30 сюжетов доставили, приблизительно пополам, записи А.В. Маркова и мои. Большинство этих сюжетов записано не один, а много раз, так что число вариянтов всех сюжетов доходит уже до 1600 номеров, при чем наибольшее число приходится на собрания Кирши Данилова (около 70), Киреевского (около 200), Рыбникова (около 230), Гильфердинга (322), Тихонравова и В.Ф. Миллера (85, а со старыми зап. 97), А.В. Маркова (около 205), мое (424), Ончукова (101). ...Былины поют теперь простые крестьяне и крестьянки, обыкновенно более зажиточные; большинство их неграмотно, но умно и памятливо...Знают и поют былины люди, главным образом, средних и преклонных лет; малолетние среди певцов встречаются очень редко. Редко былины поются каликами, т.е. нищими. ...Певцы былин обыкновенно поют их, не мудрствуя лукаво, а стараясь передать их так, как они их слышали. Если же они чего не помнят, то пропускают или передают это разсказом, и только редкий из них решится возстановить забытое место стихами. Большинство певцов поет так, как слыхало, даже и в том случае, если какое-нибудь место или слово испорчено или непонятно им; в ответе на замечание, что тут что-то испорчено, или на вопрос о значении непонятного им слова они обыкновенно отвечают: так поетсе, - а это значит, что дальше разсуждать нечего. Благодаря такой консервативности певцов в былинах удержалась масса слов и оборотов, чуждых и даже непонятных нынешним певцам; сохранились бытовые черты совершенно иной эпохи, не имеющей ничего общего с окружающим современного певца: удержаны подробности вооружения, которого он никогда не видал, и чуждые ему картины природы. ...В настоящее время былины оказались почти на всей территории, заселенной великоруссами в Европейской России с Доном и Тереком и в Сибири. Наиболее былин известно из Архангельской и Олонецкой губерний; затем идут по численности былины Приуралья и Сибири; в западных, южных и центральных великорусских губерниях былины слабо распространены, а в некоторых из них они совсем не известны, хотя это указывает, может быть, не на их отсутствие. а неизследовательность этих мест; таким образом, былины наиболее распространены на территории северно-великороссов. В Малороссии и Белоруссии былины даже Киевского цикла теперь не известны, но есть доказательства в виде сказок, дум и песен о богатырях на то, что былины были там известны, но постепенно вымерли. ...Главными условиями сохранения былин являются глушь и досуг. Крестьянин Севера живет в глуши, иногда в труднодоступных местах; Это обстоятельство охраняло его от влияний, разлагающих и убивающих первобытную эпическую поэзию; к нему не проникали ни солдатский постой, ни крупная фабричная промышленность, ни мода; его едва коснулась и грамотность, так что даже в настоящее время грамотный человек между крестьянами Севера - редкое исключение. Таким образом, здесь могли удержаться в полной силе стихии, составляющие необходимое условие для сохранения эпической поэзии: верность старине и вера в чудесное. Когда человек усомнится в том, что богатырь мог носить палицу в сорок пуд или один положить на месте целое войско - эпическая поэзия в нем убита. А множество признаков убеждает собирателей былин в том, что певцы былин и огромное большинство их слушателей безусловно верят в истину чудес, изображающихся в былине Лекция - Общие результаты работ собирателей и исследователей русских былин, прочитанная в феврале 1906г. во Львове, а месяц спустя в пражском Русском кружке, - А.Д. Григорьевым. Научно-литературный сборник. Повременное издание Галицко-русской Матицы. Под редакцией Б.А. Дедицкого. 1906, т.5, книга вторая, Львов. с.73-86 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_346.htm Колбо не iмахом бранды наша а боянi так бЪхом сте невЪглаcie до конце i окуду сме

Ять: Карпаты - общеславянская прародина Профессор Федор Федорович Аристов» умер 5 ноября 1932г. Он прожил всего 44 года, из которых 25 лет посвятил научной и педагогической деятельности. Федор Федорович оставил богатое научное наследие. Его перу принадлежит свыше 200 работ и около тысячи заметок, посвященных различных проблемам славяноведения и востоковедения. Проф. Ф.Ф. Аристов - русский исследователь закарпатской, чешской, словацкой, лужицкой, польской, болгарской, сербской, хорватской, словенской литератур. Его глубоко волновали судьбы угнетенных тогда братских славянских народов, и он считал своим священным долгом ознакомить широкие слои русского общества с положением в славянских странах, их богатой культурой и литературой. - Сознание честно выполняемого национального долга, - говорил Федор Федорович, - сторицей вознаграждает за все трудности и лишения пройденного научного пути. Несмотря на многообразие научных интересов, основное внимание своей исследовательской работы Ф.Ф. Аристов уделял изучению Закарпатской Украины. Можно смело сказать, что никто из русских ученых не посвятил изучению Закарпатской Украины столько внимания и труда, сколько Ф.Ф. Аристов. В течение десяти лет (1907-1917) он собирал и систематизировал самые различные материалы, из которых был составлен - единственный в своем роде не только в России, но и в Европе Карпато-русский музей Ф.Ф. Аристова в Москве. В музее находились редчайшие рукописи и письма выдающихся славянских писателей и ученых, множество книг, не имевшихся даже в библиотеках Российской Академии наук, Румянцевского и Исторического музеев, а также в заграничных книгохранилищах -. Музей содержал до 100 тыс. экземпляров отпечатанных портретов (целая систематически подобранная галерея) и нигде не опубликованные материалы об историческом, литературном и экономическом развитии Закарпатской Украины. Карпато-русский музей имел следующие отделы: Рукописный. В этом отделе содержалось около 5 тыс. всевозможных рукописей: автобиографий; воспоминаний, дневников, литературных и научных сочинений и писем; Книгохранилище, содержащее всю важнейшую печатную научную и художественную литературу о Закарпатской Украине; Художественно-иконографический, представляющий собрание рисунков, тесно связанных с национально-культурным развитием Закарпатской Украины: портреты деятелей литературы, науки, искусства; виды городов, сел, этнографические типы, а также карты, схемы, диаграммы; Научно-справочный, предназначавшийся для выдачи разного рода библиографических справок о книгах, рукописях и рисунках. С этой целью составлялась аннотированная картотека; Кабинеты писателей. Каждому писателю в музее отводился отдельный кабинет, дающий полное представление о его рабочей комнате. Летом 1917г. экспонаты музея были сданы на хранение в ломбард на Большой Бронной, с тех пор их судьба неизвестна. Осталась только часть рукописного материала, который хранится в частном архиве семьи Аристовых... Ф.Ф. Аристов. 1888-1932. Краткие Сообщения (Т.Ф. Аристова, В.Р. Ваврик). Институт Славяноведения Академии Наук СССР, N 27, 1959 Предисловие В 1907 году нами было приступлено к собиранию материалов для изследования по неизданным источникам - Карпато-русские писатели. Целью этого труда являлось восполнить пробел в науке путем ознакомления образованного общества с жизнью и деятельностью писателей Карпатской Руси. Обыкновенно историки русской литературы ограничивались разсмотрением жизни и творчества писателей, работавших в России, деятели же общерусской литературы в Карпатской Руси, к великому сожалению, оставались вне поля исследования. Отсюда проистекало явное противоречие: в то время как статистика и этнография устанавливали существование четырех миллионов русского народа в Австро-Угрии, история литературы, замалчивая факты литературного развития Карпатской Руси, как бы отвергала неопровержимые данные статистики и этнографии! Односторонность и неправильность такого явления нужно прежде всего объяснять тем, что в России историческая наука, а вместе с нею и история литературы, все еще находятся под сильным влиянием принципа государственности в ущерб идее народности. В русском обществе, а также и в науке, было слабо развито сознание того, что этнографические границы русского народа идут дальше политических границ русского государства и что русские живут как в России, так и в Австро-Угрии. История русской литературы должна представить ход литературного развития всего русского народа (следовательно и четырех миллионов русских галичан), а не только его главной массы, живущей в пределах России. В своем трехтомном изследовании мы дали биографии и характеристики всех выдающихся писателей общерусского направления Галицкой, Буковинской и Угорской Руси. В качестве введения ко всему труду предпосланы очерк - История Карпатской Руси, с древнейших времен и до наших дней, а заключением, обобщающим все исследование, служит статья - История общерусской литературы в Карпатской Руси. ...Карпато-русские писатели отразили в своих сочинениях идею национально-культурного единства русского народа, т.е. тот основной факт нашей истории, который известен под именем - собирания Русской Земли. По горькой иронии судьбы, собирание русской территории в свое время как раз не коснулось Карпатской Руси, которая в течение всей своей истории постоянно ратовала за эту идею. Известно, что первый митрополит Московский - Петр, внушивший московским князьям мысль о необходимости собирания всей Руси, был родом из Галичины, которая воспитала в нем любовь к русской национальной идее. С тех пор и до настоящего времени идея общерусского национально-культурного единства являлась основным фактором всей общественной жизни Карпатской Руси, где даже разделение на два главных политических течения было основано на этом принципе: русофилы выступал как убежденные поборники единства, украйнофилы же, наоборот, стояли за сепаратизм. ...Таким образом, Карпатская Русь со времени своего национального возрождения 1848г., т.е. в течение всего полустолетия, дала целую плеяду выдающихся писателей, с которыми уже успели познакомится не только славяне, но и все культурные народы Запада. Теперь очередь за русским обществом, для которого эти писатели не иностранные, а свои же, родные. Пора заполнить пробел в нашем образовании и тем самым доказать, что труд карпато-русских писателей не был только для одной Карпатской Руси: ведь они писали свои сочинения, имея в виду весь русский народ от Карпат до Камчатки. Великая война 1914 года имеет для России то огромное значение, что, с присоединением Галицкой Руси, завершилось дело собирания русских земель, начатое еще при Иване Калите. Прежде чем наступило политическое обьединение, оно уже было подготовлено в идейном отношении, благодаря самоотверженной литературной и народной деятельности карпато-русских писателей. Труд карпато-русских писателей настолько значителен, что заслуживает самого подробного ознакомления со стороны русского образованного общества... Карпаты являются общеславянской прародиной, откуда въ VII вЪкЪ славянскiя племена разселились въ разныя стороны... Ф.Ф. Аристов. Карпаты - общеславянская прародина http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_669.htm Дощ.6а од Оpie То се обящi нашы Оце со Борусоi одо Раi рiеце до Непрены а Карпанеске држава по родiе тоi се правiтi одо Родiще а ВЪща

Ять: Вопрос о том, каким образом проникло за Карпаты русское имя, является одним из самых сложных и малоразработанных вопросов русской исторической науки. Впервые обратил на это внимание ученых Николай Иванович Надеждин (5 (17) октября 1804 — 11 (23) января 1856), который в своей Записке о путешествии по южно-славянским странам (Журнал Мин. Народного Просвещения 1842г., ч.34) писал следующее: До сих пор все изследования наших историков, этнографов и археологов обращались преимущественно, даже можно сказать исключительно, на Русь, заключающуюся в обширных пределах Российского государства. И здесь еще, особенное, впрочем весьма естественное предпочтение оказывалось Руси Северо-Восточной, основательнице настоящей славы и величия имени русского. Русь Юго-Западная, коей чистейшая и самообразнейшая часть уходит из пределов Российской Империи, простирается за Карпат до Дуная, во всю длину его течет по древней Паннонии - эта Русь едва удостаивалась мимоходного упоминания в предисловиях к Русским историям. Доходило даже до того, что сознание нашего кровного родства и единства с Юго-Западными нашими соименниками - сознание столь ясное и живое, как напр. во время Герберштейна, который всех Руссов признавал и называл равно Руссами - затмевалось совершенно в новейших бытописателях и изследователях, впрочем достойных всякого уважения своею ученостью и добросовестностью. Причина тому, очевидно, заключалась в ложном предубеждении, распространенном венгерцами, а вслед за ними и другими европейскими историками, кои, с нелепых слов безымянного нотаря короля Белы, повторяли в один голос, что Руссы венгерские увлечены за Карпат из нашей украины мадьярами, которые потом бросили их, как безполезную тягость, при пороге своего распространения в Паннонии. За тем еще позднейшее переселение Федора Кориатовича - из Подолии в Мункач - считалось второю эпохою, с которой Закарпатье наполнилось руссами. При таких предположениях понятно, что пребывание нынешних русняков в Венгрии признавалось недостойным занимать место в древней истории и археологии народа Русского. Я был точно того - же мнения, пока не познакомился лично с венгерскими русняками, с местностью их настоящих жилищ и окружных стран, с преданиями, искони существующими у карпато-руссов, равно как и с преданиями самых венгерцев и других окрестных народов, в их полноте и чистоте, из самых источников. Напротив того, теперь я убедился вполне, неопровержимыми доказательствовами, что русская стихия простиралась на Юго-Запад, по обе стороны Карпата, вплоть до Дуная, задолго до вторжения мадьяров в Панонию; что мадьяры: не привели сюда с собою руссов, а нашли их здесь, осилили, расположились жить и господствовать меж них, и таким образом разорвали то непосредственное соседство, в котором руссы, по свидетельству и наших отечественных и чужих преданий, находились некогда с сербами, хорватами и славяно-чехами. Доказательства, на коих основалось мое переубеждение суть: историческое, этнографическое, топографическое и даже лингвистическое. На сей раз упомяну об одном, у нас едва-ли известном факте, но которого важность чрезвычайна: в Трансильвании, в сокровеннейших ущельях Карпата, при истоке Ольты, между румынами, мадьяро-секлерами и саксами, находятся деревни, которые по cиe время называются Русскими, жители которых, на памяти ныне живущего поколения, говорили между собою по русски. т.е. Карпато-Русинским или что то же малороссийским языком! Никто не знает и не помнит, каким образом и когда образовались здесь эти оазисы: они, очевидно, отмыты от родного материка приливом мадьяров и немцев. Что можно сказать против этого живого вопиющего свидетельства? Какой новый свет открылся мне, когда я под моею путническою ногою, ощутил везде следы старой самородной Русской жизни на этом забытом нами пространстве Южно-Славянского Mиpa. Начало нашей истории, происхождение и смысл нашей древней летописи, разлитие благодатных лучей христианства в нашем Отечестве, путешествие к нам церковно-славянского языка, имевшего столь существенное влияние на наше умственное и литературное образование: все эти пункты, более или менее загадочные, более или менее сумрачные, прояснились. Я понимаю теперь, как наш достопочтенный Нестор мог говорить о разселении Славяно-Россов на севере с Дуная: это взял он не из преданий отдаленной древности, как думают обыкновенно, но из живого наглядного познания придунайской стороны, которая в его время, без сомнения еще ощутительно трепетала чистою Русскою жизнью. Я понимаю даже сказку о Кие, основателе Киева, которую многие из восторженнейших читателей древнего летописца считают басней, вымышленною из патриотического хвастовства. Понимаю известный список Русских городов дальних и ближних, сохранившийся при некоторых наших Летописях: эту загадку Сфинкса, которая до сих пор не находила еще счастливого Эдипа. Понимаю образование древней нашей Иерapхии, пугающее изследователей своею темнотою и недостоверностью: и проч. и проч. - Угорская Русь http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_15.htm Ф.Ф. Аристов. Карпаты - общеславянская прародина http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_669.htm Дощ.6а од Оpie То се обящi нашы Оце со Борусоi одо Раi рiеце до Непрены а Карпанеске држава по родiе тоi се правiтi одо Родiще а ВЪща

Ять: После Н.И. Надеждина вопроса о русском имени на Карпатах касались: академик А.А. Куник, проф. В.И. Ламанский, немецкий ученый Рэслер, академик В.Г. Василевский, проф. А.А. Кочубинский и проф. Ф.И. Успенский. Обо всех этих попытках выяснения русского имени Угорской Руси. проф. И.П. Филевич в своем сочинении Угорская Русь и связанные с нею вопросы и задачи русской исторической науки (Варшава, 1894г., с.11-12) говорит следующее: Все это только отрывки и наброски: ничего не только цельного, но даже сколько нибудь определенного. В течение полувека после Надеждина разработка занимающего нас вопроса, собственно говоря, не продвинулась ни на шаг. Русская мысль боролась с норманистами под знаменем Руси поморской, роксолан, скифов и наконец готтов. Угорская Русь, ни разу не выступала на сцену прямо, но несомненно всегда скрывалась за кулисами, смущая своим именем спокойствие всех названных ученых партий, к решительным или умеренным сторонникам которых принадлежат у нас в настоящее время все представители русской исторической науки. Во взглядах на Угорскую Русь ученые до сих пор колеблются между двумя противоположными взглядами: ак. Кулика с одной и Надеждина с другой стороны. Существенная разница обоих взглядов заключается не в научном их обосновании, а так сказать, в научной обстановке и, пожалуй, в тоне, весьма решительном у норманнистов, и весьма робком у их противников. Упоминания об Угорской Руси находят, как мы видели, место лишь в примечаниях и приложениях. Специального изследования, посвященного вопросу о русском имени на Карпатах нет, и ученые упоминают об этом только по случаю, попутно -. С исчерпывающей полнотой этот же вопрос проф. И.П. Филевич разобрал в своем труде История древней Руси (Варшава, 1896г.), посвященном выяснению - связи Руси Карпатской с остальным русским миром (с.23) Ф.Ф. Аристов. Карпаты - общеславянская прародина http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_669.htm Надеждин приходит к следующему выводу: рубежи славяно-вендской стихии, главным образом по отношению к русскому племени, он определяет таким образом: 1) низь, поросшая лесами, затопленная болотами к востоку от Вислы и особенно от Немана, и 2) степи Днепровского и Донского понизовья, около Азовского моря; 3) центр с которого разлилась славянская стихия - Карпаты (с.36) И.П. Филевич. История древней Руси: Т.1. Варшава: тип. Ф. Черпака, 1896-1897 http://books.google.ru/books?isbn=5518017448 Угорская Русь http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_15.htm Дощ.6а од Оpie То се обящi нашы Оце со Борусоi одо Раi рiеце до Непрены а Карпанеске држава по родiе тоi се правiтi одо Родiще а ВЪща

Ять: Князь Лаборец Серед населеня Закарпатской Руси ривнож збереглася память про давни часи, як свидчит о тим народный переказ про карпаторуского князя Лаборця. Сей князь панував в тим часи, коли мадяри перейшли Карпати и покорили населене Закарпатской Руси. Князь Лаборец боровся хоробро, але погиб в битви над р. Свиржавою, яка вид его имени одержава назву Лаборец. Народний переказ про кн. Лаборця, записанный в сели Драгови Мармар. жупи вид Федора Сухари, звучит ось так (Корнило Заклинский: Народне оповеданя про давнину. З печатне св. Николая в Пряшеви. 1925): Каже народ, что быв раз оден славний князь Лаборец. Он быв дуже славный, за народ дуже гадав и любив. За то люде дуже любили его. Он и свой край любив. Но по великой радости настав сум. Прийшли Мадяры и напали на Лаборця и на его войско. И Лаборец из своим войском дуже бистро билися, но ем не стало войска и тогды он загнав тых людей, что были у нього, аби дали знати людям, що напали на него Мадяры. Они дали знати людям...И зобралися до Ужгороду и як ишли по дорозе, стретилися из Мадярами. Они билися и, як легини куражне, имилися из ними до битвы и убили Мадяров. Прийшли до Ужгороду, но там уже дзвоны били, сумно было. Такий великий сум быв, что наветь тота пташка, что весело спевала, зажурилася. Зведуют легини драговське, что сумуе усьо в Ужгороде. Кажуть люде, ужгородски Русини, что вороги русинам прийшли из чужого краю, Мадяры, гет убили людей тай убили руського князя Лаборця. И они усе засумовали и великим сумом запрятали князя Лаборця. Двайцять попов му служило Тридцять дяков му спевало Кажуть люде, что се було дуже давно Адриан Копыстянский. Стара княжа Русь в народних піснях–билинах. Львів: Изд. о-ва им. М. Качковского, 1929 http://elib.nplu.org/object.html?id=1017 Сум-Сума, у балтийских славян - Горевит, бог горя. Он носил с левой стороны (д)зобенку, полную черных мыслей, а с правой - суму (торбу) с печальными думами, которые он напускал на людей. От черных мыслей и горьких дум и сам он серел, и серел всякий, к кому Сум своей сумой и зобенкой прикасался. Он не мог плакать, поэтому и сам мучился и мучил других, хуже Жели и Карины, которые облегчали горе и печаль, сливая их с сердца человека вместе со слезами. И. Тёрох. Отрывок из соч. Сварог. Предание. Перечень упоминаемых в предании мифологических имен http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_355.htm Колбо не iмахом бранды наша а боянi так бЪхом сте невЪглаcie до конце i окуду сме

Ять: Все отмеченные указания на русский элемент в Карпатах и за Карпатами остались неизвестными русской науке, усердно продолжавшей скитания по отдаленному европейскому северу, северо - и юго-востоку. С 20-х годов вопрос о Карпатской Руси проникает и в нашу науку, на первый раз случайно и, по-видимому, мимолетно, но в действительности уже не сходит с ея страниц. Развитие этого вопроса в нашей науке весьма интересно и потому не лишне будет отметить главнейшие моменты. Такое разсмотрение во многом поможет уяснению обьема и характера самого вопроса, а следовательно, и предстоящей нам задачи. Впервые на него наткнулся П.И. Кеппен, попавший случайно в 1822 году в дунайское Залесье и нашедший там горсточку каких-то славян. - Он занялся даже ими, но затем забыл, хотя и отметил их в своем историческом плане ученого славянского путешествия, появившемся в Библиографических Листах. Когда же через 20 лет подневольный житель Одессы, Н.И. Надеждин повторил путешествие Кеппена в Трансильванию (сведомый о его плане) и стал разыскивать тех славян, ему указали лишь одни свежие славянские могилы (А. Кочубинский. Дунайское Залесье. с.48). Таким образом научное преемство мысли о Карпатской Руси установляется несомненно от Кеппена к Надеждину. Но в этой цепи недостает еще одного звена - Венелина, который в Москве был представителем Карпатской Руси во плоти, и был, повидимому, в близких отношениях с Надеждиным (к Надеждину - первому - отправился Венелин из Университета, по получении аттестата. - Древн. и нын. Словене. Биография Венелина. с.49). Нельзя допустить, чтобы угро-русс не разсказывал Надеждину о своей родине, как равно нельзя допустить, чтобы Надеждин не интересовался этими разсказами. Быть может, Надеждину была даже известна венелинская рукопись об Угорской Руси, если, даже на взгляд акад. Куника, замечания Венелина об Угорской Руси представляют - единственное сносное из всех его писаний -. Мы склонны приписать знаменитому Гуце (такова действительная фамилия Ю.И. Венелина) некоторую долю влияния в том, что славянские могилы в Трансильвании не оказались для Надеждина немыми. 25 марта 1839 умер в Москве представитель Карпатской Руси; к 40-м годам относятся блестящие статьи Н.И. Надеждина по вопросу о началах русского имени и русского племени и о значении Карпат в этих отношениях. В торжественном заседании Одесского общества любителей истории и древностей 4-го февраля 1840г. Надеждин произнес речь, в которой указал предстоящие обществу научные задачи: изучать Новороссию не только в мертвых и немых ея остатках, которыми усыпана поверхность, упитаны недра наших степей, но и в дышащих, говорящих памятниках национальности народов, жизнью которых наполнялись эти степи (Торжеств. заседание. Одесса 1840, с.34) И.П. Филевич. История древней Руси: Т.1. Варшава: тип. Ф. Черпака, 1896-1897, с.7-9 http://books.google.ru/books?isbn=5518017448 Угорская Русь http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_15.htm Сколько ни потерпела народность Руси, Горской и Загорской, от поселений иноязычных, однако, и доселе уцелела. Еще слишком 500,000 Русских жителей живет и ныне по разным Графствам Северо-Восточной Венгрии; и если к этому числу Закарпатской Руси прибавить 700,000 Руси, живущей в горах, с северной стороны Карпатского хребта по Галиции, Буковине и горной части Молдавии, то выйдет более 1,200,000 природной Горской Руси. Что касается до гор Трансильвании с их окрестностями в Венгрии, Валахии и Молдавии, то везде по ним розсеяны непреложные следы Pycи, но изложение которых должно быть предметом особенного разсуждения. При сем, не могу не упомянуть о ложном мнении Венгерских Историков, будто Русь переселилась за Карпаты, вместе с Венграми, только в IX веке. Принимая то, что перенесение мадьярских кочевьев с Дона за Карпаты на Дунай в тамошнюю степь, точно, можно назвать переселением, я не понимаю, каким образом можно назвать переселением в Венгрию (т.е., Загорскую Русь) Русского народа, если он искони обитал не только до Карпатов, но сплошь и в Карпатах. Из этого положения оседлого и некочевого Русского народа невозможно вывести ни малейшего движения, которое можно бы назвать переселением. Дело в том, что Загорская Русь, с 1.000 годов стала носить название Венгрии; но как в ней оказался и Русский народ, то хронисты вообразили себе прибытие его, вместе с Венграми, из такой страны. которая в их время называлась бы Русью! Русские летописи помнят о переходе (888г.) Угров за Карпаты, но о переселении Руси ничего не знают; Венгерские же летописи начались гораздо позже, и о переселении Руси намекают в следствие того только, что это им так показалось. Хотя мнение это чисто опрометчиво, однако, оно и досели в общем ходу в Венгрии. Остается только увериться окончательно, что старожилы стороны Карпатской и Закарпатской по самый Дунай составляли искони часть Русского племени Ю.И. Венелин. Гористая Русь http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_312.htm Из неизданных статей и начерков, обретаемых в бумагах В-на в Румянцевском Музее и Библиотеки О-ва ист. и древ. российских, обращают наше внимание Мадьярские слова, взятые из русского языка (книга, слово, беседа, образ, двор, каша, соль, рожь, колос, борозда, сечка, лен, сено, солома, репа, боб, капуста, огурец, дыня, бук, явор, слива, черешня, мак, ковач или коваль, ткач, сапожник или чижмодей, млинар или мельник, воевода, витязь, палица, стража, чолнок, лодка, медведь, буйвол, баранок, голубь, сорока, воробей, ворона, павлин, выдра, борона, коса, грабли, вилы, лопата, сито, решето, секира, оволок, обруч, стол, бочка, ведро, ковш, доска, сани, ясли, ярмо, крест, труба, искра, поток, холм, пекло, подкова, обед, ужин, вечеря, чудо, чудуюсь) И.С. Свенцицкий. Материалы по истории возрождения Карпатской Руси. Львов, 1905. с.84-85,110-119, 119-120 http://www.litres.ru/ilarion-svencickiy/materialy-po-istorii-vozrozhdeniya-karpatskoy-rusi/ Юрий Иванович Венелин появился на свет 22 апреля 1802 года, в селе Большая Тибава (ныне Свалявский район Закарпатской области - укр. Свалява, русин. Сол'ява (от слова соль)) в Карпатских горах, получив при рождении имя Георгий Гуца. Сам историк считал себя по происхождению карпато-россом (русином). Фамилию Венелин (Венелович) и русское имя Юрий он принял уже в сознательные годы, когда уехал жить в Российскую Империю...Отец Георгия Гуцы был протоиереем Верховины http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_717.htm

Ять: Ой рано, рано, куроньки пели, Ой дай Боже! Ой а ще ранше наш панок устав, Ой устав, устав, три свечи зсукав: При одной свече личенько вмывав, При другой свече шатоньки вберав, При третьей свече коника седлав, Ой седлав, седлав, в поле выежджав, В поле выежджав, з конём розмовлять: Ты коню сивый, будь ми счастливый, Будь ми счастливый на три дорозе, На три дорозе, та у три земли: Одна дорога - та в Волоськую, Друга дорога - та в Немецкую, Трета дорога - та в Турецкую; З Волощины йде - волики веде, З Немеччины йде - грошики несе, З Туреччины йде - коники веде; Ой волики на хлеб робити, А грошиками войську платити, А кониками з войськом ся бити Народные песни Галицкой и Угорской Руси Ныне в Трансильвании, с ея опушками в Венгрию и Валахию, давно уже нет ни души Русской. Эта гористая полоса занята тремя разными языками: 1) Трансильванию населяют Волохи (Румуне), племя Итальянское; 2) Долины населяют Мадяры, племя Манджурское; к их наречию и племени принадлежат и Половцы (Siculi, Szekelyek), занимающие семь горских округов; 3) Саксонские колонии, в южных округах Трансильвании. Это иноплеменное заселение Русских гор, Русской Швейцарии, не мало мешает хорошему историческому мышлению, потому что, как только дело дойдет до, так называемой, Дакии, тотчас мысль там прекращается о природной Руси, при взгляде на новое ея иноплеменное зaceление. Так, многие попали в сети от этого обстоятельства, разбирая эпоху Гуннов, или Обров (Аваров) и других имен народных, относящихся к той стороне, до 800 годов. Но все эти иноплеменники заняли Русские горы только с 800 года. 1: Волохи. Вообще, говорят, что они потомки колоний Траяновых. Но колонии эти были переведены обратно за Дунай Императором Аврелианом во II веке и разделены по разным местам как Мизии, так и Македонии. В следствие этого, часть Мизии, Верхней и Нижней, соединена была под особое управление и название Средней Мизии или Побережной Дакии (Mys Mediterranea или Dacia Ripensis). Таким образом, снова исчезла, так называемая, Дакия по сию сторону Дуная, потому что опять вошла в состав Скифии. Константин Великий, переводя столицу в Цариград, перевел еще некоторые Итальянские колонии во Фракию, которую, по сему, велел именовать Романиею (Romania). В войнах Болгар с Византийцами Болгарское Правительство, отняв у них большую часть этой Романии и Македонии, чтобы ослабить Греко-Римлян, почти все эти колонии, в числе 30,000 семейств, переселило в свои владения по cию сторону Дуная, и разделило по разным местам гористым (Трансильвании и Валахии), откуда, на оборот, переместило за Балканы значительное количество Болгар. И так, с IХ века, эти 30,000 семейных Румынов или Романцев, или, как Русь их называла, Волохов, были разсадником всех, ныне существующих, Волохов и Молдаван по Венгрии, Трансильвании, Валахии, Молдавии. 2. Мадяры или Угры (Венгры) вошли в Венгрию в Х веке; с XI установили Королевство, а особенная их Орда, под начальством Тугутума, завладела Трансильваниею. 3. В XII столетии, от нашествия Татар на Новороссийский край, Половцы оттуда удалились в горы Трансильвании, где и ныне разделены на округи (Sedes Siculorum). 4. По опустошение Татарами Венгрии, Правительство поселило в Южной Трансильвании Саксонские колонии около городов Сибина и Брашова (первый из них эти колонисты называют Hermanstadt, а последний Kronstadt). Вот краткая История заселения Русских гор IX века, тремя иноплеменными, но совсем разноязычными, народами. Ю.И. Венелин. Гористая Русь http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_312.htm http://www.bolesmir.ru/index.php?content=books&name=dictionary_item&dictionary=author&item_id=150

Ять: Богатырская слава Во столном славном граде Киеве Говорит князь Владимер Всеславич киевской Своим богатырем Илье Муромцу с товарищи: Или то вам не сведомо богатырем, Что отпущает на меня царь Костянтин Из Царяграда сорок два богатырей, А велит им Кеев изгубити. И вы б нынеча никуды не розежалися, Берегли бы естя града Киев А й всее моеи вотчины. Бьют челом семь богатырей: Государь, князь Владимер киевской Всеслаевич! Отпусти нас в чисто поле, Мы тебе, государю, Прямыя вести отведаем И приведем тебе, государю, языка добраго; Тебе, государю, славу великую учиним, И себя, государь, в честь введем И всему твоему государству похвалу великую учиним И многия орды острастим... Впервые текст Сказания о хождении киевских богатырей в Царьград (Богатырское слово) был опубликован в 1860 году Ф.И. Буслаевым, а в 1881 году Е.В. Барсовым и с тех пор неизменно привлекает внимание исследователей прежде всего своей исторической основой...Русские богатыри ходили в Царьград и на Царьград как до крестового похода и до крещения Руси, так и после. Известно, например, что только в 986-987 годах, накануне крещения, Владимир отправил в Царьград шесть тысяч русских воинов за сестру византийского императора Анну...В Сказании речь идет об ожидаемом походе царьградских богатырей на Киев, который киевские богатыри и упреждают своим походом на Царьград, здесь Византия и Русь - противники, а не союзники, как в былине Илья Муромец и Идолище, отразившей последующий период защиты Царьграда. Наиболее полный и древний текст Сказания (Богатырское слово - Е.В. Барсова) публикуется по изданию: Былины в записях и пересказах XVII -XVIII веков. М.-Л., 1960 Героические былины. Богатырское слово http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_606.htm В продолжение первых трех столетий народы, нападавшие на римские области из-за гор Карпатских, т.е. из Руси, у историков римских и у самих римлян слыли под одним обыкновенным именем сарматов, а иногда роксолан. Константин Великий (римский император 306—337гг. н.э.) заключил с ними договор, по силе коего они должны были взаимно помогать один другому, по сему они слыли у римлян под именем союзников (Sarmato Foederati, или просто Foederati). Ю.И. Венелин. О происхождении славян вообще и россов в особенности (из рукописи Ю.И. Венелина, хранящейся в Отделе рукописей Российской Государственной библиотеки, в архиве Ю.И. Венелина - НИОР РГБ, ф. 49, к.2, ед.хр. 25) http://annals.xlegio.ru/rus/small/srio156_ven.htm Сказание о руских богатырех и о цареградцких — лл. 71—79 ...И пришли богатыри во Царь град. И в те поры у ц[аря], стол идет, а в стол подают третию есть[ву]. И учали калики перехожие милостыни прошати, против окна стоячи, чтобы было слышати голосы царю Констянтину ис полаты. Говорит царь Констянтин своему богатырю Тугарину Змиевичю: Познал я тех калик, слышу я по речам, кабы руские пришли, попытаю их о киевских вестях, любо что они ведают. Позвали калик тех ко царю, и царь учал их спрашивати: Скажите вы, калики перехожие, котораго вы есть города?. Говорит Илья Муромец: Ходили мы, государь, ис Киева от великаго князя Владимера киевскаго. А против царя седит Идол богатырь, ростом он без меры велик, |г]овори[т] он царю Констянтину: Государь царь, волной он человек, спроси их о ки[е]вских вестя и о багатырех, сколко их у великого князя Владимера киевскаго?. Говорит Илья Муромец царю Констянтину: 32 богатыря, да удалы добре необычно есть, как Илья Муромец, славный богатырь. И рече царь Констянтин: Каков он рожею и ростом? Посмотри по нашим богатырем! Говорит Илья Муромец: Ростом только с меня величиною, а рожею на меня же походил. Говорит Идол богатырь, посмехается: Аще толко правда, что таков Илья Муромец, и я на ладонь посажу, а другою роздавлю. Да он же говорит, Идол богатырь, царю Констянтину: Не умешкай, царь государь Констянтин, службе богатырские, отпущай нас скорово, только слово несолгано будет, и мы как будем в Киеве, преведем к тебе великаго князя Владимера киевскаго, и со княгинею, и с его богатыри, а в Киеве хотят учинить сечь великую... ...А.А. Зиминым (Институт истории АН СССР) найден новый, четвертый по счету, список Сказания о киевских богатырях. Значение нового списка заключается прежде всего в том, что он относится к третьей четверти XVII века и, таким образом, является вторым известным списком XVII века (первый список XVII века относится к 1642 году и давно известен в литературе - Е.В. Барсов. Богатырское слово в списке начала XVII в. Сборник Отделения русского языка и словесности АН, т. 28, № 3, СПб., 1881, и отдельный оттиск). Новый список датируется (по водяным знакам) 1676—1682 годами ...Вновь найденный список дает возможность уточнить некоторые разночтения текста изученных списков. Так, седьмой богатырь, называемый в списках Барсова и Буслаева - Белая Палица, а в списке ИРЛИ - Белая пьяница, в списке ГБЛ носит имя - Белая Поляница. Хорошо разъясняет новый список и окончание Барсовского списка: Багатырское слово во веки аминь, которое дало возможность некоторым исследователям и все произведение назвать Богатырским словом. Список ГБЛ оканчивается так: Скажи ты, Тугарин Змиев, нашей государыни благоверной царице Елене, —мы в своей правде устояли, что есть царьское — то все исполнено, государева служба верно служена, и честь получена. А богатырем слава во веки веком. Аминь... Л.Н. Пушкарев. Новый список Сказания о киевских богатырях. Труды отдела древнерусской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР. М., 1953. Т.9 http://feb-web.ru/feb/todrl/t09/t09-361.htm http://www.pushkinskijdom.ru/Portals/3/PDF/TODRL/09_tom/Pushkarev/Pushkarev.pdf

Ять: Переход осени в зиму отмечался особым праздником, длившимся три дня. Праздник этот потерял свое древнее название, теперь его зовут Кузьминками Осенними. Ой святой Кузьма-Демьян (первая песня на свадьбе) Там на горке против солнушки, там стояла церковушка, там стояла церковушка. Ай, у тэй церковушки. Ай, у тэй церковушки да й было три празднички, да й было три празднички. Первый праздник - Воскресенийце Первый праздник - Воскресенийце, другей праздник - Узнесенийце, другей праздник - Узнесенийце, третий праздник - Кузьма й Демьян. А святэй Кузьма-Демьян, скуй нам свадьбу крепкую, скуй нам свадьбу крепкую, крепкую, долговетную! ветры веють - не развеють, дожжи мочуть - не размочуть, дожжи мочуть - не размочуть, люди судють - не рассудють. Святы из Усвята - Ольга Федосеевна Сергеева http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_322.htm А и отчего-то зима да зачалася, А и красно лето состоялось? Зачалася зима да от мороза, А и красно лето от солнца. А и богатая осень от лета. И по той-то осени богатой Вылетала малая птица, А и малая птица-певица; Садилась в заленом садочке А на то на дерево калину, А и начала пати-жупати Всякими она-то языками. А и услыхали русские птицы, Собиралися они стады стадами, Прилетали к зеленому садочку, А и садились птицы стадами В одну сторону да головами... Матушка Кузьма-Демьян, Скуй нам свадебку крепко-накрепко, До седой головушки, До долгой бородушки! Кузьма-Демьян по сеням ходила, Гвозди собирала, свадебку ковала! Кузьма-Демьян-сребреница! Зароди, Господи, чтобы писклятки водились http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_1167.htm Говорят как те веть скоморохи: Мы пойдём к Вавилушку на ниву; Он не идёт ле с нами скоморошыть? - А пошли к Вавилушку на ниву: Уш ты здрастуёш, цядо Вавило, Тибе нивушка да те орати, Ишша белая пшониця засевати, Родна матушка тибе кормити! - - Вам спасибо, люди весёлые, Весёлые люди - скоморохи! Вы куды пошли да по дороги? - - Мы пошли веть тут да скоморошыть: Мы пошли на инишшоё цярьсво Переигрывать царя Собаку, Ишша сына его да Перегуду, Ишша зятя его да Пересвета, Ишша доць его да Перекрасу! Ты пойдём, Вавило, с нами скоморошыть! - Говорыло то цядо Вавило: Я веть песён петь да не умею, Я в гудок играть да не горазён. - Говорыл Кузьма да со Демьяном: Заиграй, Вавило, во гудоцик А во звоньцятой во переладець; А Кузьма з Демьяном припособит! - Заиграл Вавило во гудоцик А во звоньцятой во переладець, А Кузьма з Демьяном припособил Путешествие Вавилы со скоморохами http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_533.htm

Светлаока: Ять пишет: цядо Вавило, доць во гудоцик во звоньцятой Ять, это какого региона песня? Дополнение к рисунку календаря:Женский передник с вышитым календарём ! из Каргопольского уезда Архангелогородской губернии: (Из коллекции Архангелогородского областного краеведческого музея).

Ять: Светлаока пишет: Ять, это какого региона песня? Архангельские былины и исторические песни, собранные А.Д. Григорьевым в 1899-1901гг. с напевами, записанными посредством фонографа. Т.1. Москва. Университетская тип-ия. Страстной бульвар. 1904 Кривополенова, Марья Дмитриевна Марья Дмитриевна Кривополенова или Трехполенова (по мужу ее называют «Тихоно́вкой») — крестьянка д. Шотогорки, околка Холма, 57 лет, малого роста, в пестрядевой рубашке, в синяке и в повойнике. Родом она из д. Усть-Ёжуги, лежащей на правом берегу р. Пинеги при начале мезенского тракта. Отец ее умер рано, а мать тогда, когда она была уже пожилой. Ее и других детей «ро́стил» дедушка. Брат Марьи и теперь хорошо живет в Усть-Ёжуге. На 23-м году она вышла замуж за крестьянина-сапожника Тихона Кривополенова из д. Шотогорки и живет с ним уже 34 года. Муж ее — пьяница; ранее он проворовался, сидел в тюрьме и был в арестантской роте, но после этого исправился от воровства. Во время моего пребывания в Шотогорке мужа ее не было дома: он подрядился сплавить лес к д. Усть-Пинеге, вследствие этого отсутствовал уже 4 недели, большую часть выговоренных 12 рублей проел в дороге, а остальные деньги пропил и возвращался домой пешком. Живет Марья с мужем очень бедно: они живут в низкой двухэтажной без крыши избе с одной маленькой комнатой в каждом этаже. Поэтому Марья ездит на своей лошади собирать милостыню по деревням, но в своей деревне она не собирает. — Она знает настоящее народное название былин «ста́ринами»; когда я для образца того, что мне нужно, стал читать ей одну из записанных уже старин, она заявила мне, что мне, значит, нужны ста́рины, и стала петь одни старины, не смешивая их с духовными стихами. Она пропела мне в этот раз 13 старин и 5 стихов; кроме того, она знает много сказок. Она пропела мне следующие старины: 1) «Илья Муромец освобождает Киев от Ка́лина-царя», 2) «Илья Муромец и Чудище проклятое в Цареграде», 3) «Молодость Добрыни и бой его с Ильей Муромцем», 4) «Купанье Добрыни и бой его со змеем Горынищем», 5) «Иван Грозный и его сын», 6) «Кострюк», 7) «Князь Дмитрий и его невеста Домна», 8) «Алеша Попович и сестра Петровичей», 9) «Молодец губит свою невинную жену», 10) «Князь Михайло губит свою первую, а его мать вторую его жену» 11) «Путешествие Вавилы со скоморохами» 12) «Усища грабят богатого крестьянина» и 13) «Небылица в лицах». Начало первой старины я записал вечером 6-го июля, а окончание первой и следующие 11 я записал 7-го июля, а последнюю записал утром 8-го июля. Все пропетые ею 13 номеров она называла старинами. 10-го июля я записал у нее следующие духовные стихи: 1) «Егорий Храбрый и царь Демьянище», 2) «Алексей, человек Божий», 3) «Николай-чудотворец», 4) «Михайло-архангел» и 5) «Сон Богородицы». Когда я был у нее через год для записи напевов, то она к этому времени вспомнила, что забыла мне пропеть еще одну старину «Соловей Будимерович и Забава Путевисьня»; теперь она пропела ее, и я помещаю ее здесь. Старины Марьи выделяются среди других пинежских старин длиной: одна из них достигает 309 стихов. По знанию старин Марья является первой среди опрошенных мною по р. Пинеге. Старины она знает хорошо (и́стово); поет их она быстрым распевом духовных стихов, энергично, отрывисто, с резкими ударениями А у той у красной у девици А были у ей холсты-ти веть холшовы, - Ишша стали толковы да атласны. Говорыт как красная девиця: Тут люди шли да не простые, Не простые люди-те - светые, - Ишша я веть им да не молилась! - А идут скоморохи по дороги, А идут на инишьшоё царьсво. Заиграл да тут да царь Собака, Заиграл Собака во гудоцик А во звоньцятой во переладець, - Ишша стала вода да прыбывати: Ишша хоцё водой их потопити. - Заиграй, Вавило, во гудоцик А во звоньцятой в переладець, - А Кузьма з Демьяном прыпособит! - Заиграл Вавило во гудоцик И во звоньцятой во переладець, А Кузьма з Демьяном припособил: И пошли быки-те тут стадами А стадами тут да табунами, Ишша стали ваду да упивати: Ишша стала вода да убывати. - Заиграй, Вавило, во гудоцик А во звоньцятой во переладець, - А Кузьма з Демьяном припособит! - Заиграл Вавило во гудоцик А во звоньцятой во переладець, А Кузьма з Демьяном прыпособил: Загорелось инишьшоё цярьсво - И сгорело с краю и до краю. Посадили тут Вавилушка на цярьсво. Он привёз веть тут да свою матерь. Архангельские былины и исторические песни, собранные А.Д. Григорьевым в 1899-1901гг. с напевами, записанными посредством фонографа. Т.1 http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/ag1/ag1-377-.htm

Ять: Неграмотная, но любознательная Кривополенова рассказывала о продвижении Руси на Север так, как будто сама в тех походах участвовала: Прежде на Двине, на Пинеге, на Мезени чудь жила: народ смугл и глазки не такие, как у нас. Мы – новгородцы, у нас волос тонкий, как лен белый или как сноп желтый. Мы, русские, еще для похода на Пинегу и карбасов не смолили, и парусов не шили, а чудь знала, что русь идет, – раньше здесь леса были только черные, а тут появилась березка белая, как свечка, тоненькая. Вот мы идем по Пинеге в карбасах. Мужи в кольчугах, луки тугие, стрелы переные, а чудь молча, без спору давно ушла. Отступила с оленями, с чумами, в тундру провалилась. Только девки чудские остались. Вот подошли мы под берег, где теперь Карпова гора. Дожжинушка ударил, и тут мы спрятались под берег. А чудские девки – они любопытные. Им охота посмотреть: что за русь? Похожа ли русь на людей? Они залезли на рябины и высматривают нас. За дождем они не увидели, что мы под берегом спрятались. Дождь перестал, девки подумали, что русь мимо пробежала: – Ах мы, дуры, прозевали! Для увеселенья и запели свою песню. По сказкам-то, никому во вселенной чудских девок не перевизжать. Выло утро, и был день. Наши карбасы самосильно причалили к берегу. Старики сказали: – Вот наш берег: здесь сорока кашу варила. Тут мы стали лес ронить и хоромы ставить… В эту пору здесь у водяного царя с лешим царем война была. Водяной царь со дна реки камни хватал и в лешего царя метал. Леший царь елки и сосны из земли с корнем выхватывал и в водяного царя шибал. Мы водяному царю помогали. И за это водяные царевны не топят ребятишек у нашего берега… Это все мой дедушка рассказывал. Он от своих прадедов слышал. От них и былины петь научился. Я у дедушкиных ног на скамеечке сидеть любила и с девяти лет возраста внялась в его былины и до вас донесла Источник: http://www.pravmir.ru/marya-dmitrievna-krivopolenova/#ixzz3J30AirSI

Ludovit: Светлаока пишет: из Каргопольского уезда Архангелогородской губернии О!.. Вы побывали в Каргопольском уезде… то-то вас давненько не видать — не слыхать…

Светлаока: Ludovit, планшет в ремонте был просто), глазки и умишко отдохнули

Ять: Географическое распространение русских былин - вопрос очень сложный и почти не исследованный фольклористами. Разработка этого вопроса поможет решению одной из центральных проблем фольклористики - проблемы происхождения былин и их последующей истории. Литература, посвященная былинам, огромна, однако их географическое распространение почти не нашло в ней отражения. В настоящей статье сделана попытка наследовать, используя метод картографирования, географическое распространение былин на территории России в конце XIX - начале ХХ в., т.е. в период, известный как классический в истории собирания былин. В работе использованы следующие сборники былин: Песни, собранные П.В. Киреевским, вып. 1-5, М., 1860-1863; Песни, собранные П.Н. Рыбниковым, под ред. А.Е. Грузинского, т. I-II, М., 1909-1910; Онежские былины, записанные А.Ф. Гильфердингом летом 1871г. Т. I-III, М.- Л., 1949-1951; Фольклорные записи А.А. Шахматова в Прионежье. Петрозаводск, 1948; А.В. Марков. Беломорские былины, М., 1901; Архангельские былины и исторические песни. собранные А.Д. Григорьевым в 1899-1901гг., т. I - М., 1904; т. II - Прага, 1939; т. III - СПб., 1910; Н.Е. Ончуков, Печорские былины, СПб., 1904; Материалы, собранные в Архангельской губернии летом 1901г. А.В. Марковым, А.Л. Масловым и Б.А. Богословским, Труды музыкально-этнографической комиссии, М., ч.I, 1905; ч.II, 1911… …Большинство использованных сборников относятся примерно к одному периоду, охватывающему 35 лет (от 1867г., когда начал собирать былины П.Н. Рыбников, до 1902г., когда собирал былины Н.Е. Ончуков). Это дает возможность говорить об единовременности эпических традиций сравниваемых районов. Следует подчеркнуть. что собирание былин в этот период носило стихийный характер. Картина распространения эпической поэзии была неясна собирателям, и каждый из них, в каком бы районе России он ни работал, стремился найти там былины. В последующее же время (1920-1930-е годы), когда выявились основные очаги былин, поездки предпринимались в основном по маршрутам прежних собирателей. Это соответствовало и задачам советских исследователей - изучить судьбы былинной традиции и сказительских школ, раскрыть идейное содержание эпических произведений. Поэтому в рассматриваемый период (конец XIX - начало ХХ в.) можно с большим правом сопоставлять распространение былин в различных районах. Ограничиться этим периодом позволяет и то обстоятельство, что собирательская работа последующего времени не выявила таких очагов былинной традиции, которые бы существенно меняли картину распространения эпоса. …Отличительным признаком былин считается стихотворный размер и речитативное исполнение. Исходя из этого определения, в работе учтены только собственно былины, т.е. героические былины и былины-новеллы. Былины-баллады, скоморошьи былины и былины на сказочные сюжеты, исполнявшиеся в эпической манере лишь на Севере, во внимание не приняты, так как по своему содержанию они не связаны с эпическими героями. Исключены также прозаические пересказы былин, ибо в них отсутствует стихотворный размер, являющийся одним из основных жанровых признаков былины. Подобные пересказы, как и сказки о богатырях, можно встретить в районах, где эпической традиции никогда не было. …На основе отобранного и систематизированного таким образом материала мною составлены таблица, показывающая число записей былин, приходящихся на уезд, и карта распространения былин в Европейской части России. Былины, как видно из карты, сосредоточены в основном на Европейском Севере, в Архангельской и Олонецкой губерниях. На большинство уездов этих губерний приходилось по несколько десятков записей былин, а в Мезенском уезде число их достигает 170. Ничего подобного нет в других губерниях России. Там былины либо вовсе отсутствуют, либо их очень мало… …Таким образом, в рассматриваемый период на всем огромном пространстве Европейской России эпическая традиция сохранялась только в Архангельской и Олонецкой губерниях, где число записей былин достигает 676. Во всех же остальных губерниях сделано всего 105 записей, включая 43 записи казачьих песен на былинные сюжеты, которые, как уже говорилось, лишь условно можно считать былинами. Напомним, что плотность населения в Архангельской и Олонецкой губерниях значительно меньше, чем во многих других. …Поразительны различия и в качестве былинных текстов. Если в большинстве губерний, где произведены записи, тексты сохранились в сокращенном и скомканном виде, зачастую в отрывках, то на Севере, напротив, записаны превосходные художественные тексты, многие из которых содержат до 500 стихов. Именно в северных губерниях собиратели в конце XIX в. обнаружили живую творческую традицию и услышали первоклассных мастеров былинного сказительства. …Выявить основную причину распространения и сохранения былин на русском Севере помогает изучение размещения здесь былинных очагов. …Неравномерность распространения былин на русском Севере связана, по-видимому, с историей колонизации края. Как установлено историческими, этнографическими и лингвистическими исследованиями, эта область была заселена русскими сравнительно поздно (главным образом в XII-XVII вв.), причем северо-западная часть русского Севера подвергалась новгородской, а юго-восточная часть – ростовской, или так называемой низовской колонизации. Сопоставляя районы размещения былинных очагов и районы, по которым двигалось население из Новгородской губернии, обнаруживаем почти полное их совпадение. С.И. Дмитриева. Географическое распространение русских былин (по материалам конца XIX — начала XX в.). Советская этнография. 1969(4). с.28-39 http://journal.iea.ras.ru/archive/1960s/1969/Dmitrieva_1969_4.pdf М.И. Васильев. О причинах неравномерного географического распространения русских былин (по материалам XIX — начала XX в.). с. 76-83 С.И. Дмитриева. Еще раз к вопросу о географическом распространении русских былин. (Ответ М. И. Васильеву). с.83-94 Советская этнография. 1990(3) http://www.booksite.ru/etnogr/index.htm

Ять: Старины поются большею частью пожилыми людьми от 40 до 60 лет, но заучивают их обыкновенно еще в детском возрасте. Так, обе Крюковы, мать и дочь, начали перенимать старины с 8—9 лет; А.М. Крюкова до 18 лет, когда она жила на Терском берегу, заучила 41 старину, а с 18 до 45 лет — только 19; Васильева заучивала старины девочкой лет 10; в молодости, именно, лет 17-ти, перенимал старины и замечательный сказатель Гаврило Крюков. Такой способ передачи старин от одного поколения другому объясняет сравнительную сохранность, в какой донесли до нас золотицкие сказатели старые былины: он сокращал количество звеньев, связывающих современные тексты с более ранними, так как наиболее важные изменения в них совершались, очевидно, при передаче. Другой факт, объясняющий архаичность записанных мною старин, это — почтение, с которым относятся сказатели к содержанию их. А.М. Крюкова прямо говорила, что проклят будет тот, кто позволит себе прибавить или убавить что-нибудь в содержании старин. Уважение крестьян к старинам и сказателям настолько известно, что я не считаю нужным на нем останавливаться; отмечу только тот факт, что крестьяне считают знание былин признаком талантливости и как бы образованности. Один старик говорил о себе и нескольких других крестьянах не знавших былин: вот, мы никуда не годимся, ничему не учились; никакого проку в нас нет (с.13) 28. Вдова, ее дочь и сыновья-корабельщики (ББ, с. 163—164). Зап. от А.М. Крюковой в с. Нижняя Зимняя Золотица 4 июля1899 г. (Переняла у девочки Федоры, лет 12; она была родом из Чапомы́, но жила в Чаваньге в няньках). Ай была-то жила вдовушка; Шьчо ведь было у ей да тро́ё деточок: Два сына было́ да всё ведь дочь единая. Ай задумала вдовушка думушку худу́ про собя: Ай шьчобы мне, вдовушки, итьти ко синю́ ко морю́, Ко синю́ морю, вдовушки, мне-ка деточок сьнесьти. Спушшу, спушшу, вдовушка, детей на воду, Я поло́жу-ту на дошшочку красна дерева, Росьпишу-ту я слова, каки́ мне надомно, По словам шьчобы моих детей узнавали тут. Приходила-то вдовушка ко синю́ морю, Их ведь кла́ла на дошшочку красна дерева Да спускала-то деточок на синё́ё морё́, Говорила-то деточком таково́ё слово́: Понеси, понеси ты, мо́рё си́нёё, Си́нё морё понеси да на морьскую пучинушку! Ты ведь спой-скорьми дитей, Спас пречистыя; Ай на ум-то наставь, да Мати Божья, ты их! Я сама-то пойду з дочкой спасатисе, Я сама-то пойду Богу молитисе, Я пойду я в ма́настыри в спасёныя -. Ай прошло тому времецьку ведь много лет. Да ушла она молитьц́е Богу-Господу; Ай ее́-то детей бедных маленьких, Понёсло же детей по синю́ по морю́, По синю́ по морю́ да их не знаем куда. Как во ту ведь пору́ да во то времечко Тут иде́т по синю́ морю́ чернён карабь Да на том карабле млад карабельшичок; Он ведь ходит по ка́раблю, сам расхаживаёт, Он в подзорною трубочку посматриваёт; Он завидял во трубочку чудо чудноё, Он завидял во трубочку диво дивноё: На дошшочки несёт да всё два детишша, Их два детишша несёт два малого. Приказал он спехнуть да скоро шлюпочку, Он велел перенять да двух-то деточок; Говорил он сибе да он тако́ё слово́: Я возро́шшу возьму — дак будут братьича мне. Он возро́сьтил взял этих малых детушок, Он состроил им по чорному им по ка́раблю́, Нагрузил карабли да он товарами. Отпускал корабли да во синё́ё морё́, Отсылал он скоро́ да мла́дых братьичей своих, Мла́дых братьичей своих, его воско́рьмленых родных. Шьчо пошли-то ети братьича по синё́му-ту по морю́, Ставились ети братьича ко родимому к селу. Увидала там родна́ да ихна матушка была; Шьчо приходит ихна матушка ко черьнёну караблю Со своей она с родимой-то со дочерью; Говорит-то тут ведь вдовушка таки она слова: За большого-то я брателка сама заму́ж иду́, За меньшого-то я брателка дочь вы́да́ю. Говорят-то карабельшички таковы-ти собе слова: Ты откуда же, кака пожила вдова пришла? Говорит-то всё вдова да таковы им словеса: Уж вы глупы карабельшицьки, неразумны вы молоды́! Шьчо живёт ли тако чудо на бело́м же на свету́, На бело́м-то ли на свету, на сьвятой ли на Руси: Выходила ль ро́дна мать за своёго ль за сынка, Отдавала ль дочь свою за родного братёлка? Старины скажу конець — больше нечево мне сьпеть. http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/bst/bst-130-.htm Беломорские былины, записанные А. Марковым. М., 1901, 619с. http://www.twirpx.com/file/1285852/ 28мБ

Ять: Посвящается всей России Рабочим всех производств О песнях богатырских Я приглашен Комиссиею Чтений ознакомить вас с народным песнотворчеством, с теми песнопениями, кои составлены не лицами образованными, учеными, а созданы духом народным, природными дарованиями его творческих способностей. Мне приходится говорить вам о том, что создано вашим же духом. Речь моя будет не о тех песнях, кои сочиняются на фабриках и заводах, а о тех, кои завещала нам седая, русская старина; не о тех, кои почтенному человеку бывает подчас и слушать стыдно, а о тех, к коим с уважением относятся даже чужие народы. Песня есть выражение дум, чувств и стремлений человеческой души - в складном слове и в таких или иных переливах голоса. Песня есть музыкальное слово. Она сопровождает человека от колыбели до могилы; с нею связывается и труд и отдых; она и радость подымает и горе облегчает. В ней отражается и народные предания о давно минувших временах, о старых обычаях и нравах; она помнит и разсказывает многое из того, что происходило в течении многих веков; она передает народные взгляды на многие исторические лица и события. Песня поэтому есть живая летопись народа о своей былой исторической жизни. Сегодня я начну говорить вам о самых древних песнях - песнях героических. Народы живут и растут так же, как и всякий отдельный человек; у народом также есть свое детство, своя юность, возмужалость и старость. Две существенных черты характеризуют детское сознание: рано начинает проявляться пытливость; рано дети спрашивают свою мать: кто зажег на небе огни? И чем больше они растут, тем ярче сказывается в них разумность и тем настойчивее слышатся вопросы: откуда все и зачем. Искание божества, искание конечной причины есть жизненная потребность природы разума - и кто отрекается от божества, тот в сущности отрекается от своего собственного ума. Другая черта детского сознания - есть одухотворение всей природы: все на свете живо, все дышит и чувствует. Жив для ребенка деревянный конь; жива даже кукла сделанная из тряпок. Теми же чертами характеризуется и детство народов; в силу разумности они ищут божества; в силу одухотворения - они находят Его в природе, в ея силах и явлениях. Долго продолжается детство народа; долго живет он отдельными родами, племенами, кои даже не знают друг друга. Сначала народ бывает звероловом - эта самая низкая ступень его жизни. Божеством бывает для него - небо; в небе покоится его божество и ему он поклоняется. Потом народ бывает пастухом; и тогда для него бывает свято и дорого солнце; разные явления этого живого светила, этого великого божества, вызывают в народном сознании целую повесть об его жизни; восход и заход солнца рисуется как живая борьба света со тьмою; если бывают затмения солнца, то это обьясняется тем, что его будто сьедают небесные волки. Наконец из быта пастушеского, кочевого, народ переходит в быт оседлый, земледельческий; в эти времена - получают для него особенное значение воздушные силы и явления, как-то ветры, облака, гром и молния, дождь и т.п. Одухотворяя их, народ создает новые повествования, кои становятся содержанием его веры. Борьба сил и явлений вызывает в его сознании борьбу небесных великанов. Как бывают бурны и сокрушительны ветры - также могуче и властно представляется и божество ветра. Особенно движенье облаков, кои принимают формы то страшной, надвигающейся горы, то громадных коней с великаном всадником, должны были порожать детское сознание. Страшный гром наводил мысль на представление бога Громовержца, который громадным молотом ударял о наковальню и выбивал искры. Самая молния - казалась огромным змеем, который извивался в воздушных пространствах. Таким образом в течении детского периода жизни народ наживает массу верований и связанных с ними религиозных преданий. Все подобные боги были и у русского народа и повествования о них называются - старыми словесами. С принятием христианской веры и с уничтожением языческих богов - эти старые словеса стали - сказками. Таковы напр. сказки о красном солнышке, о месяце добром-молодце, о заре-зарнице-красной девицы, об Иване-ветров сыне, о Кощее безсмертном и т.п. Героический период в жизни каждого народа начинается тогда, когда отдельные племена начинают создавать государство. Не легко дается этот государственный подвиг. Он вызывает вековую борьбу с врагами внешними и внутренними; а где есть борьба, там неизбежно возникают и герои. Воспевая этих героев народ изображает их или в виде полубогов, которые, живя на земле, обладают однако силою сверхестественною, не человеческою, чудесною; или же рисует живых действительных героев, лишь украшая их образы старыми словесами. Первые герои - герои полубоги называются у нас богатырями старшими; последние же, по отношению к первым - богатырями младшими. У всех исторических народов были такие герои. Были они и в мире до-потопном: сохранилось предание о тогдашних исполинах, т.е. удалых поленицах, кои происходили от смешения сынов божьих с тщерями человеческими. За тысячу лет до Р.Х. у Греков был певец Гомер, героические песни которого составляют предмет удивления и изучения всех народов; но и его герои, кои сами себя производили от богов, услаждались и вдохновлялись более древними песнопениями, когда герои бились не копьями и мечами, а палицами булатными. В летописях наших богатыри называются Божьими человеками. Слава народу русскому, что он сохранил свои богатырские песни. Эти песни глубже всего доказывают творческий дух его и свидетельствуют о том, что он призван долго жить в истории. Много веков пелись эти героические песни, но никто из ученых долго не подозревал самого их существования. В 1804г. вышла в свет впервые книга, под заглавием Древние Российские стихотворения в сборнике Кирши Данилова. Издание это не мало удивило ученых, но осталось под сомнением, бытуют ли эти древние песни в живых устах народа. Первый из живых уст - записал богатырские песни в Олонецкой губернии Пав. Ник. Рыбников, москвич по рождению и воспитанию, близкий родственник известного коммерсанта Андр.Алекс. Корзинкина. Издано 4 тома собранных им песен. Однако и теперь, высказывалось подозрение, не сочинил ли их сам г. Рыбников. По отьезде его из Петрозаводска, я, продолжая его дело по собиранию причитаний, записал и напечатал несколько былин, и на них тогда же указывалось, как на доказательство того, что в Олонецкой губернии живьем бьет еще творческий народный дух. Конец подобным ученым подозрениям положен был Г. Гильфердингом, который записал и издал огромное количество новых былин. Под напором новой гражданской жизни, даже в захолустьях быстро изчезают теперь богатырские песни. Вот почему ученые особенно теперь озабочены их собиранием. Ныне записываются эти песни и в Сибири и в Архангельской губернии. Один молодой ученый г. Григорьев, нынешним же летом, записывал эти песни близ берегов Белого моря - и записывал не только слова, но и самые звуки, при помощи фонографа. Богатырские песни пелись и поются Старым людям на послушание А младым людям в научение О Русских народных песнопениях. Лекции читанные Е.В. Барсовым, Обществу Московских Рабочих в Императорском Историческом Музее, Москва, Университетская типография на Страстном бульваре, 1903 Общие результаты работ собирателей и исследователей русских былин http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_262.htm

Ять: До середины XIX в. былины были известны русскому читателю лишь по сборнику Кирши Данилова, первое (сильно сокращенное) издание которого под заглавием Древние русские стихотворения увидело свет в Москве в 1804г., второе (значительно более полное) - в 1818г. (Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым). Считалось, однако, что представленные в этой книге песни уже перестали бытовать в народе. Сама личность составителя этого собрания произведений народного песенного эпоса, равно как и место, время и обстоятельства его возникновения оставались тайной вплоть до недавнего времени, когда трудами ученых, предпринявших обширные историко-архивные разыскания, было установлено, что Кирилл Данилов был заводским мастером в демидовском Нижнем Тагиле. Владея обширным фольклорным репертуаром, он в середине XVIII в. записал его (или продиктовал для записи) по поручению хозяина заводов - Прокофия Акинфиевича Демидова, который, в свою очередь, хотел передать эти песни в качестве важного исторического источника известному историку, академику Герарду-Фридриху (Федору Ивановичу, как его звали по-русски) Миллеру. Весьма вероятно, что Кирилл Данилов оказался за Уралом не по своей воле: в России за иную песню могли сослать в места не столь отдаленные и в XX, и в XVIII веке. Думать так заставляет фраза, оброненная П.А. Демидовым в письме Г.-Ф. Миллеру от 22 сентября 1768г.: Я достал [эту песню] от сибирских людей, понеже туды всех разумных дураков посылают, которыя прошедшую историю поют на голосу. Эпоха романтизма пробудила интерес интеллигенции к народному творчеству и национальному искусству. На волне этого интереса в 1830-1850-е гг. развернулась деятельность по собиранию произведений фольклора, организованная славянофилом Петром Васильевичем Киреевским (1808-1856гг.). Корреспондентами Киреевского и им самим было записано около сотни былинных текстов в центральных, поволжских и северных губерниях России, а также на Урале и в Сибири. Настоящим потрясением для научного мира стало открытие в середине XIX в. живой традиции былинного эпоса, причем недалеко от Санкт-Петербурга - в Олонецкой губернии. Честь этого открытия принадлежит Павлу Николаевичу Рыбникову (1831-1885гг.), народнику, высланному в Петрозаводск под надзор полиции. Ободренные находкой П.Н. Рыбникова, отечественные фольклористы во 2-й половине XIX - начале XX вв. предприняли множество экспедиций, в основном на Русский Север, где были открыты новые очаги сохранности песенного эпоса и от сотен сказителей сделаны записи тысяч былинных текстов (всего исследователь эпоса профессор Ф.М. Селиванов насчитывал к 1980г. около 3000 текстов, представляющих 80 былинных сюжетов). *** В Петрозаводске, еще почти не имея собственных былинных записей, и не подозревая какое богатство откроется вскоре перед ним, но получив в свое распоряжение Бутеневское собрание и начав печатать его в Олонецких Губ. Ведомостях, он уже имеет надежды (очевидно от того же Хомякова) на издание отдельного сборника. (Первая поездка Рыбникова, открывшая ему сразу целый ряд певцов и давшая больше 80 записей, началась в мае 1860г., но уже 2 апреля Олонецкие Губ. Ведомости в редакционной заметке писали: собрание былин, стихов и песен г. Рыбникова, сколько нам известно, предназначаются к изданию особым сборником, который займет видное место в нашей ученой литературе). Первые тетради своих записей он посылает в Москву к Хомякову и тот решает тогда же напечатать сборник...Хомяков умер в сентябре 1860г...Во исполнение воли отца, сыновья А.С. Хомякова дали средства на издание первых двух томов -А. Грузинский Песни, собранные П.Н. Рыбниковым, ч. I: Народные былины, старины и побывальщины M. 1861г. Московскому обществу любителей российской словесности от имени покойного его председателя А.С. Хомякова От издателей...П.Н. Рыбников пользовался особенною приязнию и справедливым уважением со стороны Алексея Степановича Хомякова: в своих переходах из Москвы в губернию Черниговскую, из Черниговской в Пермскую и оттуда в Олонецкую, обратившись к изучению простого русского народа в его неподдельном творчестве, собиратель предлагаемых песен, движимый естественным чувством, прислал первые плоды трудов своих первому тому, кто умел ценить всякое живое направление молодости, и, согревая ее сочувствием, успевал превращать всякую истинную жизнь молодого развития в жизнь направления русского. Получив первые тетради собранных песен, А. Ст. Хомяков выразил непременное намерение: издать их от себя и посвятить Московскому Обществу Любителей Российской Словесности, которому он, как председатель, подарил последнее время своей сочувственной деятельности. Свидетели такой мысли исполняют ее ныне с согласия Общества и Собирателя… 1861 года, марта 12 дня. П. Безсонов. Д. Хомяков. Общие результаты работ собирателей и исследователей русских былин http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_262.htm

Ять: Нужна была вся тяжелая моя школа, горячая любовь к народу, чтобы в короткий срок, узнавая чутьем местность и людей, собрать такие редкости - Рыбников Павел Николаевич (24.11.1831, Москва, -17.11.1885) Предисловие редактора Сборник былин П.Н. Рыбникова, вышедший в 4 томах в 1861-1867гг. (Песни, собранные П.Н. Рыбниковым, ч. I: M. 1861г., 488с.; ч. II: М. 1862г., 354с.; ч. III: Петрозаводск, 1864г., 460с.; ч. IV: СПб. 1867г., 299с.), давно уже представляет библиографическую редкость, и некоторые тому его очень трудно добываются даже антикварным путем; между тем ценность его для серьезных занятий народной поэзией до сих пор очень велика. Взяв на себя редактирование нового издания, мы стремились по возможности освободить его от тех недостатков, которые делают подчас неудобным пользование первым изданием. Главные недостатки этого последнего порождены тем, что оно печаталось по мере составления сборника, на протяжении 7 лет, под руководством разных лиц (первые два тома редактированы П. Безсоновым, третий - самим Рыбниковым, четвертый - О. Миллером). От этого накоплялись поправки, дополнения к вышедшим томам, ряд обозначений и приурочений мог быть сделан более точно или исправлен лишь после знакомства с Заметкой собирателя, которой естественное место было в главе сборника, но которая появилась лишь в третьем томе. Затем былины в первом издании были расположены по сюжетам, при чем и этот план по необходимости проводился для каждого тома отдельно, так что ориентироваться в сборнике можно лишь при помощи особого указателя по сюжетам. Между тем, теперь считается более естественным и удобным располагать народные произведения по местностям, а былины вместе с тем и по певцам Песни, собранные П.Н. Рыбниковым. 2-е изд. Под ред. А.Е. Грузинского. Т.1. М., 1909г., 618с. http://www.slavyanskaya-kultura.ru/catalog/item45.html 7,04Мб Песни, собранные П. Н. Рыбниковым Т.2. М. 1910г., 727с. http://filegiver.com/free-download/pesni-sobrannye-p-n-rybnikovym-t-2-1910.pdf Песни, собранные П. Н. Рыбниковым Т.3. М. 1910г., 432с. Прил.: Извлечения из писем П.Н. Рыбникова. с.301-325; Об особенностях олонецкого подречия. с.326-350; Словарь непонятных и областных слов. с.351-382; Указ. имен. с.383-398; Предмет. Указ. с.399-429; Список сказителей и сказительниц. с.430; Указ. былин по содержанию. с.431-432 Общие результаты работ собирателей и исследователей русских былин http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_262.htm

Ять: П.Н. Рыбников. Заметка собирателя Пошел Добрынюшка во почестный пир, Садился Добрынюшка на упеченку, Начал в гусли наигрывати, Первый раз играл от Царьграда, Другой раз играл от Иерусалима, Третий раз стал наигрывати, Все свое похождение разсказывати Вскоре по выходе в свет первой части до меня стали доходить от многих любителей народной поэзии настоятельные просьбы обьяснить, как и от кого записывал я былины, что за люди современные певцы, в какой степени былевая поэзия сохранилась у народа в Олонецкой губернии и как передается от одного поколения к другому. Я понимал всю справедливость этих требований, но не мог удовлетворить тогда потому, что, по разным причинам, мои сведения о сказителях были еще очень отрывочны и ограничены, выводы из них были бы преждевременны и односторонни, а между тем не представлялось возможности вскоре запастись материалами для разьяснения сомнений. Во-первых, поездки мои были слишком редки и непродолжительны, а певцы инде разсеяны на больших разстояниях друг от друга. Материалы для целого 1-го тома и части второго были собраны в течение каких-нибудь 9 или 10 недель, в продолжение которых пришлось проехать более 2000 верст от Петрозаводска через Заонежье до границ Архангельской губернии на север и Вологодской губернии на восток. Во-вторых, следует обратить внимание на то, что русский человек не любит, чтобы на первых порах знакомства слишком интересовались его личностью; потому я довольствовался тем, что мне сказывали былины, и не вдавался в разспросы певцов о их житье-бытье. В-третьих, само собой бросалось в глаза, что лучшие из певцов уже старые люди и дряхлеют не по дням, а по часам. Учителя их, которые, по их же разсказам, знали о богатырстве больше и лучше их, почти все перемерли, и та же участь каждую минуту грозит лучшим представителям теперяшнего поколения сказителей. Я понимал, что драгоценные сказания могут не нынче завтра навсегда погибнуть, и торопился записывать уцелевшее. Наконец признаюсь, я сам был подавлен богатством собираемого материала, мной завладели новые для меня народные образы, как будто спешившие на смену один другому, - и памятники былевой поэзии заслонили от меня тогда их хранителей и передатчиков. Теперь я более прежнего освоился с предметом, ближе познакомился с певцами, и, что мог узнать о них и о их жизни, передаю читателям. Чтобы наглядно представить, как я собирал и записывал былины, разскажу со всей подробностью о знакомстве моем с первыми сказителями, с которыми я столкнулся. *** В течение 1839г. из разговоров с Петрозаводскими старожилами я узнал, что в сельском населении Олонецкой губернии сохранилось много любопытнейших и древних обычаев, поверий, преданий, былин и песен. В подтверждении этим разсказам указывали на исторические и этнографические данные, напечатанные в местных губернских ведомостях, между прочим на две былины о богатырях Соловье Будимировиче и Василии пьянице. В том же году мне самому довелось прочесть в рукописи несколько старин, записанных (как я узнал впоследствии) со слов крестьянского портного Бутылки, родом из Пудожгорского погоста Повенецкого уезда. С зимы 59-60 года я принялся сам собрать памятники народной поэзии, но сначала удавалось записывать только бытовые песни, заплачки и духовные стихи. К записыванию этих материалов представила удобный случай - первая поездка моя на Шунгскую ярмарку, Повенецкого уезда (в декабре 59-го и в январе 60-го года), куда я отправился для собрания статистических сведений. Здесь мне разсказали, что в старое время на эту ярмарку постоянно приходило много калик: они садились, бывало, у погоста и пели духовные стихи, а толпы проезжих собирались их слушать и подавали им посильную милостыню. Но с 50-x годов, неизвестно почему, земская полиция стала гонять убогих певцов с погоста и не позволяла им больше петь на улицах. Только по особенному моему настоянию сотский с великим трудом отыскал двух калик (один из них, слепой Иван, был родом из Купецкой волости, Пудожского уезда, другой из Кузаранды, Петрозаводского уезда) и привел их на мою квартиру. Когда, они пообогрелись и поразговорились я начал просить их спеть, что умеют. Они сперва было отнекивались; но, когда я сам прочел им по памяти из книги Голубиной, то и они завели сперва один стих, потом другой, и спели все, что знали, В эту поездку, в марте 60 года, и частью в январе 61 года записал я от них Алексия Божия человека, Агрикова сына Василья, книгу Голубиную, Осипа Прекрасного, Егория Храброго и т.п. Разспрашивал я своих калик про былины, но они не умели их петь. Впрочем, Иван из Купецкой волости пообещался выучиться старине о Васильюшке Игнатьевиче и передать мне ее, и действительно сдержал свое слово впоследствии, уже в январе 61 года. Исполняя просьбу калик, я упросил еще в 30 году земского исправника прекратить на них гонение; с тех пор они опять показались на ярмарке, на своем месте у погоста, и снова стали пением стихов испрашивать мирское подаяние. В ту же поездку я познакомился с Шунгской вопленицей или плакальщицей. Вопленица - это в Повенецком Заонежье такое же официальное общественное лицо в бытовой сфере, как уставщик в религиозной. Уставщик наблюдает за чистотою религиозного обряда и порядком, а вопленица блюдет чистоту бытового обряда, обычая и порядка; она руководит ходом свадеб, похорон, поминок. Когда невесту в день порученья подводят ко столу, плакальщица идет сзади ея и поет жалобные заплачки, в которых высказывает всю горесть расставанья молодой девушки с родителями, родом-племенем, и весь страх неизвестности при переходе к - чужим чужанинам -, - на остудушку чужую на сторонушку -. Плакальщица провожает невесту к ея родным, у которых она тоже должна выплакать свое горе; плакальщица следит за соблюдением всех подробностей вековечного обычая на свадьбе, оберегает невесту от глаза, наговора, и окончив свое дело, оборонив насколько следовало красную девицу - от полоненья -, как бы по необходимости продает ее - измене-разскаэу, большему свату-тысяцкому -. В дни похорон и поминок, она же подсказызает вдовам и сиротам жалобые заплачки и высказывает - жалким голосом - тяжесть разлуки с милою - семеюшкою -, - ясным соколом-брателком - и другими дорогими - покойничками -. Моя знакомка была известна по всему околотку под именем - правителя свадеб -. Заплачки ее имели такую славу, что ее приглашали даже в Толвую, т.е. в Петрозаводское Заонежье, где население живое, восприимчивое и с поэтическим даром слова, где поэтому обыкновенно плакальщицы не играют важной роли: там всякая почти женщина может выплакивать свое горе в импровизации ли, под влиянием собственного настроения, или в переделках заплачек, переходящих из роду в род и известных почти каждой большухе и старухе. От этой Шунгской вопленицы записал я в январе и марте 60 года и в январе 61г. превосходные свадебные и похоронные заплачки. В той же местности на беседах или вечеринках мной были записаны песни беседные. Но о былинах покаместь до меня доходили только слухи. Я слышал на ярмарке от разных лиц, особенно от приезжих торговцев, что в Олонецкой губернии есть действительно люди, умеющие петь и сказывать былины; но мои Шунгские знакомые мало интересовались этим родом народной поэзии. Чиновникам мое любопытство казалось праздным, торговцы знать ничего не знали, кроме своего дела, а Шунгские туземцы смотрели на старины даже не совсем доброжелательно. Их занимала только религиозная старина, и тут у меня подтвердилось замечание, сделанное мною еще в Черниговской губернии: где сильно разовьется старообрядчество, там народ интересуется памятниками поэзии и вообще искусства лишь настолько, насколько они причастны религиозной области и насколько они поддерживаются обычаем, возымевшим силу с XVII века. К мирским песням ревностные староверы большею частию относятся с тем же настроением, которое вызвало в аскетах древней Руси такого рода запрещение: песней сатанинских ни пети и мирских людей не соблажняти -. Потому в Повенецком уезде слышно едва-едва про двух-трех сказителей. Если в других местностях Олонецкого края сохранилось столько остатков богатырского эпоса, то тому причиною поэтическая природа жителей и их поселения на украине между Корелою и Чудью, где они должны были подчеркивать свою народность былевою памятью о славном Киевском и Новгородском прошедшем... Общие результаты работ собирателей и исследователей русских былин http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_262.htm

Ять: Настоящим потрясением для научного мира стало открытие в середине XIX в. живой традиции былинного эпоса, причем недалеко от Санкт-Петербурга - в Олонецкой губернии. Честь этого открытия принадлежит Павлу Николаевичу Рыбникову (24.11.1831, Москва, -17.11.1885), народнику, высланному в Петрозаводск под надзор полиции. Служа в губернском статистическом комитете, Рыбников в 1859-1863гг. совершал деловые поездки по губернии, в ходе которых обнаружил десятки знатоков эпоса - сказителей - и записал от них 165 текстов былин, которые опубликовал в 1861-1867гг. Вот как собиратель описывает свою первую встречу с былинами (во время ночлега на Шуй-наволоке, острове в 12 верстах от Петрозаводска): Я улегся на мешке возле тощего костра, заварил себе чаю в кастрюле, выпил и поел из дорожного запаса, и, пригревшись у огонька, незаметно заснул; меня разбудили странные звуки: до того я много слыхал и песен и стихов духовных, а такого напева не слыхивал. Живой, причудливый и веселый, порой он становился быстрее, порой обрывался и ладом своим напоминал что-то стародавнее, забытое нашим поколением. Долго не хотелось проснуться и вслушаться в отдельные слова песни: так радостно было оставаться во власти совершенно нового впечатления. Сквозь дрему я рассмотрел, что в шагах трех от меня сидит несколько крестьян, а поет-то седатый старик с окладистою белою бородою, быстрыми глазами и добродушным выражением в лице. Присоседившись на корточках у потухавшего огня, он оборачивался то к одному соседу, то к другому, и пел свою песню, перерывая ее иногда усмешкою. Кончил певец, и начал петь другую песню: тут я разобрал, что поется былина о Садке купце, Богатом госте. Разумеется, я сейчас же был на ногах, уговорил крестьянина повторить пропетое и записал с его слов. Стал расспрашивать, не знает ли он чего-нибудь. Мой новый знакомый, Леонтий Богданович, из деревни Середки, Кижской волости, пообещал мне сказать много былин: и про Добрынюшку Никитича, про Илью Муромца и про Михайла Потыка сына Ивановича, про удалого Василия Буславьевича, про Хотенушку Блудовича, про сорок калик с каликою, про Святогора Богатыря, да знал-то он варианты неполные и как-то не досказывал слов. Потому я напечатал впоследствии только те из его былин, которые дополняли своими подробностями другие варианты, или представляли совершенно новое содержание. Впрочем на первый раз и записывалось как-то неохотно, а больше слушалось. Много я впоследствии слыхал редких былин, помню древние превосходные напевы; пели их певцы с отличным голосом и мастерскою дикциею, а по правде скажу, не чувствовал уже никогда того свежего впечатления, которое произвели плохие варианты былин, пропетые разбитым голосом старика Леонтья на Шуй-наволоке - Заметка собирателя. Песни, собранные П.Н. Рыбниковым. Изд. 2-е. Т.1. М., 1909, с.LXIX-LXX 33. Садке Печатается по тексту сб.: Рыбников, I, N 54. Записано П.Н. Рыбниковым в мае 1860г. на Шуй-наволоке, в 12 верстах от Петрозаводска, от Леонтия Богданова, - лет 70-и с хвостиком -, крестьянина д. Середка Кижской вол. (Заонежье). Л. Богданов был первым сказителем, которого, наконец, встретил и неожиданно для себя услышал П.Н. Рыбников после долгих поисков. Тотчас после этой встречи Л. Богданов стал для собирателя главным помощником: он разыскивал других сказителей (в частности, он привел гордого Т.Г. Рябинина), убеждал их не опасаться чиновника и петь ему старины. Такая помощь, как известно всем собирателям, - бесценна, ибо без своего человека среди местного населения подчас ничто не помогает завоевать доверие фольклорных исполнителей. Ай, жил Садке купец, богатый гость. Лег он спать на темную ночь, Выставал по утру раным рано, Говорил к дружине ко хороброей: Ай же ты, дружинушка хоробрая! Берите-ка бессчетной золотой казны, И выкупите весь товар в Нове-граде: Не оставьте товару ни на денежку. А дружина его была послушлива, Брала бессчетной золотой казны, Выкупила весь товар в Нове-граде. Спал Садке вторую ночь во крепкоем сне, Выставал по утру раным рано, Говорил к дружине ко хороброей: Ай же ты, дружинушка хоробрая! Нет ли още товару в Нове-граде? Берите-ка бессчетной золотой казны, Выкупите весь товар в Нове-граде, Не оставьте товару ни на денежку. Дружина его была послушлива, Брала бессчетной золотой казны, Приходили они к Нову-граду, А в Нове-граде товару больше того: Повыкупили весь товар в Нове-граде. Спал Садке третью ночь во крепкоем сне, Выставал по утру раным рано, Говорил дружинушке хороброей: Ай же ты, дружинушка хоробрая! Нет ли още товару в Нове-граде? Берите още бессчетной золотой казны, Выкупите остатний товар в Нове-граде, Не оставьте товару ни на денежку. Дружина его была послушлива, Брали бессчетной золотой казны, Приходили к Нову-городу, Так в погребах товару больше того: Выкупали весь остатний товар, Приносили к Садку, купцу богатому. Тут его дружинушка хоробрая Строила кораблики великие: На корабликах снасточки шелковыя, Кормы-то писаны по-звериному, А нос-то писан по-змеиному; На корабликах товары драгоценные. И поехал он по славну синю морю Со своей дружинушкой хороброю. Становилися кораблики середь моря, День стоят, и другой стоят, и третий стоят. Закручинились корабельщики, запечалились, Стали бросать жеребья вольжана, Кому-то из них идти на сине море. Поискала судьбина Садке, купца богатого. Спускали дощечку-то дубовую: И он прощался со дружинушкой хороброей, Берет с собой гуселышки яровчаты И садится на тую дощечку на дубовую. Пошла дощечка ко дну синя моря, Объявилось на дне царство великое, А во царстве пированьице, почестен пир. Приводили Садке к царю Водянику; Говорил Водяник таковы слова: Ай же ты, Садке купец, богатый гость! Поиграй-поиграй в гуселышки яровчаты, Потешь-потешь наш почестен пир: Выдаю я дочи свою любимую Во тыё во славно окиян-море. Брал Садке гуселышки яровчаты, Яровчаты гуселки, звончаты: Струночку ко струночке налаживал, Стал он в гуселышки поигрывать, Играет-то Садке в Нове-городе, А выигрыш ведет от Царя-града. Стал царь Водяник поскакивать, А царица Водяница поплясывать, Красныя девушки хоровод водят, А мелкая четь в присядку пошла. Играет Садке день с утра до вечера, А царь Водяник все поскакивает, А царица Водяница поплясывает. Лег Садке спать на темную ночь, Во снях ему не спалось, грозно виделось: Приходило старчище незнай собою; Говорил старчище таковы слова: Ай же ты, Садке купец, богатый гость! Полно тебе играть во гуселки яровчаты, Полно губить людей бесповинныих. От твоих от игор от бесовскиих, И от тыих от плясок иечестивыих, Окиян сине море всколыбалося, Кораблики все повыломало, Людей-то всех повытопило. - Приходил Садке к царю Водянику, Сам-от говорит да таковы слова: Ай же ты, царь со царицею! Не хочу играть во гуселки яровчаты: От твоих от плясок от бесовскиих Окиян сине море всколыбалося, Кораблики все повыломало, Людей-то всех повытопило. Тут царь Водяник поставил Садке на его корабль и Садке воротился с дружиною домой. Дома его встретила молодая жена и говорила ему таковы слова: Ай же ты, любимая семеюшка! Полно тебе ездить по синю морю, Тосковать мое ретливое сердечушко По твоей по буйной по головушке: У нас много есть именьица-богачества, И растет у нас малое детище. Садке (Ай, жил Садке купец, богатый гость...). Новгородские былины. М.: Наука, 1978. с.184-186 http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/nov/nov-184-.htm

Ять: К Царю морскому Варуне *** Венде врентетесе до земь нашiех о ступы древлiе а глендете ещье пощаре iнi яко ве дне оходу одо ПентыРiещеце i СемеРiеще кiльбова о десунь отщецена од ны - Дощ.36а *** По морю, морю синенькому, Вдоль по синему морю да по Волынскому, Там бежало, выбегало-то тридцать кораблей. Что тридцатой-от кораблик наперед всих забегал, Наперед всих забегал, да как соколик залетал, Он хоботы мечет по-змеиному, А нос и корма по-звериному, А бока зведены да по-турецкому. Хорошо были корабли устроены: Палуба на корабли дубовенькая, Она белого дубу все заморского; А цепи-то, канаты все шелковенькие, А машточки на корабли кизила дерева, А стеньги, брамстеньги - кипарису дерева, А реи-ти, брамреи - дубовенькие, А оснасточка на палубе шелковенькая, А парусы на корабли полотненые, Они белого полотна да все голанского. А на место очей было у корабля По дорогу камню драгоценному, А на место бровей было у корабля По черному соболю сибирскому, А на место ушей было у корабля По серенькой лисице по бурнастые. Хорошо было на корабли устроено: А устроена беседа, словно рыбей зуб, Во беседушке сидел да удалый молодец (имя рек), Он ведь стружочку строгал из каленой стрелы Он ведь стружочку строгал, во синё море метал, Уронил с руки колечушко, злачён перстень. Тут возговорил-промолвил удалой молодец: - Уж вы гой еси, слуги мои, слуги верные, Вы берите-ко, слуги, золоты ключи, Отмыкайте-ко, слуги, окованы сундуки! В эфто время слуги-то не ослышались, Они брали со стены да золоты ключи, Они брали три нёвода шелковые, А заметывали слуги во синё во морё. Они не выловили ему да злачёна перстня, - Они выловили три окуня златопёрые: Первый окунь - во пятьсот рублей, А второй-от окунь - цела тысяча, А третьему-то окуню и цены-то ему нет. Есь ему цена во Новом городе, в Золотице деревне, Есь ему оценшичек - удалой молодец (имя рек). На житье, на еденье, на кушанье и на богачество! Здунай (Три окуня златоперых). Печатается по тексту архива: РО ИРЛИ, Р. V, колл. 72, п.1, 14. Записано В.П. Чужимовым в 1934г. от Ивана Егоровича Точилова, 45 лет, в д. Нижняя Зимняя Золотица на Зимнем берегу Белого моря. Песня - поздравительная корабельщику после окончательной постройки корабля. Каждый стих песни сопровождается припевом - Здунай http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/nov/nov-236-.htm - Песни древних, хотя они не таким порядком складываны, чтоб за историю принять было можно, однако же много можно в недостатке истории из оных нечто к изъяснению и в дополнку употребить - Василий Татищев - Новгородцы одержали не одно токмо имя свое славенское, но и язык сродных себе славян, около Дуная и в Иллирике обитающих, который много сходнее с великороссийским, нежели с польским, невзирая на то, что поляки живут с ними ближе, нежели мы, в соседстве - Михайло Ломоносов В высоком тереме, о Варуна, самосущий, В стовратном побывал я - в доме твоем. РВ VII, 88.5 К Варуне К Царю морскому Варуне http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_648.htm

Ять: К Царю морскому Варуне Распространение былины Садко в европейской части страны Былина о Садке записывалась нечасто. Всего известен 51 текст, из них по 10 вариантов записано на Пудоге и на Печоре, шесть вариантов - у донских казаков, по пять вариантов - в Заонежье и на Зимнем берегу Белого моря, по два варианта - в Русском Устье Индигирки и среди казаков-некрасовцев, по одному варианту - в Кондопожской вол. Петрозаводского у., в Повенецком у., на Выгозере, на Карельском берегу Белого моря, на Пинеге, на Кулое, в Коношском р-не Вологодской губ., на нижнем течении р. Колымы. Неизвестно, где были сделаны три самые ранние, до начала 70-х годов XVIII в. записи, помещенные в сборниках Кирши Данилова и М. Д. Чулкова http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/nov/nov-362-.htm?cmd=2 Еще в Петрозаводске тамошние старожилы разсказывали мне, что в старое время былевые песни были в большом ходу и большой чести у всего Пудожского городского населения. Лет 50 тому назад не только купцы и мещане, но и чиновники сходились по вечерам на беседы, чтобы слушать былины. Но в настоящее время старины уже вышли из моды в г. Пудож, о сказителях почти никто не знал, за исключением г. Буторина, который сообщил мне, что в Сумозерском погосте, верстах в 15 от города, живет хороший певец, Андрей Сорокин. Самому мне, по болезни, нельзя было сьездить в Сумозерский погост, потому я послал звать Сорокина в Пудож. На следующий же день он пришел ко мне и охотно стал петь былины. Сорокин еще молодой парень, перенял свое знание от отца, содержит постоялый двор и своим уменьем сказывать привлекает к себе многочисленных посетителей. Заедут к нему проезжие с вечера и часто всю ночь напролет слушают долгие разсказы Андрея о разных богатырях. Былины его отличаются особенною полнотою, древностью некоторых выражений и интересными эпизодами. Несносная боль в руке позволила мне в то время записать от него только 2 былины (64 и 74 I части) и неполный пересказ о Дюке (I 47) и принудила меня просить г. Шиша найти какого-нибудь писца для записи остального. Впрочем в 1861г., проезжая по Пудожскому уезду, я проверил чужую запись, и она оказалась очень верною - П.Н. Рыбников. Заметка собирателя 27. Садке Печатается по тексту сб.: Песни, собранные П.Н. Рыбниковым, II, N 134. Записано приблизительно в 1860г. от Андрея Пантелеевича Сорокина (Научившись былинам от предков, певцы в свою очередь передают знание свое детям. Так Андрей Сорокин еще молодой парень, а сказывает превосходно и выучился этому от отца - Заметка собирателя (Песни, т.3, 1864)), крестьянина д. Новинка на Сумозере, в 18 км к северу от Пудожа (Пудога)...Более полных и высокохудожественных вариантов этой былины последующие собиратели уже не находили. Наряду с вариантами из сборника Кирши Данилова этот текст быстро стал хрестоматийным, его многократно перепечатывали в разных популярных изданиях, к нему чаще всего обращались ученые, дабы подкрепить свои суждения о всех вариантах былины Садко, и его читали в севернорусских деревнях, что приводило к частичному или полному освоению его содержания и к попыткам передать новым собирателям освоенное как продукт местной традиции. Во славноем в Нове-граде Как был СадкЕ-купец богатый гость. А прежде у Садка имущества не было: Одни были гуселки яровчаты; По пирам ходил-играл СадкЕ. Садка день не зовут на почестен пир, Другой не зовут на почестен пир И третий не зовут на почестен пир. По том СадкЕ соскучился. Как пошел СадкЕ к Ильмень-озеру, Садился на бел-горюч камень И начал играть в гуселки яровчаты. Как тут-то в озере вода всколыбалася, Тут-то Садке перЕпался, Пошел прочь от озера во свой во Новгород... Садке (Во славном в Нове-граде...). Новгородские былины. М.: Наука, 1978. с.148-157 http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/nov/nov-1482.htm 28. Садке Печатается по тексту сб.: Гильфердинг, I, N 70. Записано А.Ф. Гильфердингом в 1871г. от А.П. Сорокина. Повторная запись спустя 11 лет показывает, что сказитель твердо знал свой текст, и поэтому его нельзя считать импровизатором, создавшим уникальную первую часть былины. А.П. Сорокин не только сохранил основное содержание текста, но и стремился его расширить за счет различных уточнений и повторов. А как ведь во славноём в Новеграде, А й как был Садке да гусельщик-от, А й как не было много несчетной золотой казны, А й как только ен ходил по честным пирам, Спотешал как он да купцей, бояр, Веселил как он их на честных пирах. А й как тут над Садком топерь да случилосе, Не зовут Садка уж целый день да на почестен пир, А й не зовут как другой день на почестен пир, А й как третий день не зовут да на почестен пир. А й как Садку топерь да соскучилось, А й пошел Садке да ко Ильмень он ко озеру, А й садился он на синь на горюч камень, А й как начал играть он во гусли во яровчаты, А играл с утра как день топерь до вечера. А й по вечеру как по поздному А й волна уж в озере как сходиласе, А как ведь вода с песком топерь смутиласе, А й устрашился Садке топеречку да сидети он, Одолел как Садка страх топерь великий, А й пошел вон Садке да от озера, А й пошел Садке как во Новгород... http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/nov/nov-157-.htm# К Царю морскому Варуне http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_648.htm

Ять: К Царю морскому Варуне - Песни древних, хотя они не таким порядком складываны, чтоб за историю принять было можно, однако же много можно в недостатке истории из оных нечто к изъяснению и в дополнку употребить - Василий Татищев - Новгородцы одержали не одно токмо имя свое славенское, но и язык сродных себе славян, около Дуная и в Иллирике обитающих, который много сходнее с великороссийским, нежели с польским, невзирая на то, что поляки живут с ними ближе, нежели мы, в соседстве - Михайло Ломоносов *** Обернулся, глядит Садке Новгородскиий: Ажно стоит старик седатыий. ...Говорит старик таковы слова: ...Скажет тебе царь морской: Не хочешь ли жениться во синем море На душечке на красныя девушке? - Говори ему таковы слова: У меня воля не своя во синем море. - Опять скажет царь морской: Ну, Садке, вставай поутру ранешенько, Выбирай себе девицу красавицу. Как станешь выбирать девицу красавицу, Так перво триста девиц пропусти, И друго триста девиц пропусти, И третье триста девиц пропусти: Позади идет девица красавица, Красавица девица Чернавушка, - Бери тую Чернаву за себя замуж *** Геродот сравнивает обычаи иллирийских энетов с обычаями вавилонян в выборе невест, когда женихи, начиная с самых красивых девушек, кончали свой выбор дурнушками. В этом обряде отразился существовавший некогда у генетов обычай группового брака. Страбон передает, что у них существовали мифические сказания и обряды, восходящие, возможно, к тому времени, когда генеты переселились из Малой Азии в Европу Ю.К. Колосовская. Народ венетов в свидетельствах древних авторов. 1997. Античный мир и Византия. Харьков, с.104-113 http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_642.htm Поехал Садке по Волхову, Со Волхова во Ладожско, А со Ладожска во Неву-реку, А со Невы-реки во сине море *** От Юмны четырнадцать дней ходу под парусами до Острогарда Руси (Ostrogard Ruzziae - Новгород), столицей (metropolis) которой является город Киев (Chive), достойный соперник Константинопольской державы, славнейшее украшение Греции. Адам Бременской. Деяния гамбургских архиепископов. 1075г. http://www.vostlit.info/Texts/rus/adam_br_5/frametext1.htm Делайте жеребья на красноем на золоте, А я сделаю жеребий вольжаный. - Делали жеребья на красноем на золоте, А сам Садке делал жеребей вольжаный, Всяк свое имя подписывал, Спущали жеребья на сине море: Как у всей дружины хоробрыя Жеребья гоголем по воды пловут, А у Садка-купца ключом на дно. (Этим не оканчивается испытание: Садко предлагает дружине сделать жеребья дубовые, а сам делает липовый; потом дружина делает жеребья липовые, а он - дубовый) *** О будущем гадали обыкновенно метанием деревянных дощечек, у которых одна сторона была черная, другая белая. Когда их бросали, белая сторона наверху добро, черная худо, по их мнению, предвозвещала - Михайло Ломоносов. Древняя Россiйская исторiя. (1766г.). Гл.4. О нравах и о вере вендских померанских славян http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_390.htm Но и новгородцы не забыли места, кои ими были управляемы и куда езжали; помнят, по крайней мере, Воллин, о котором есть одна старая новгородская песня и который называется Волынцем Заморским Ю.И. Венелин. Истоки Руси и Славянства. с.617 http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_717.htm Мало збыщаше Iлерув а неботь рещены Iлмерстiе а те се бо седнеше вендле iезера А ту Ведештii усшедща даль а Iлместе остаще сен тамо I тако збенде мало - Дощ.7э Iмяхомь мнозiе хранiе о НовуГрду на Волхъву рiецiе - Дощ.21 К Царю морскому Варуне http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_648.htm

Ять: Соловей Будимирович Пробираясь верхом по камням и мосткам через болота, я добрался кое-как до Шале и тут пересел в лодку. На мое счастье, лодочник оказался хорошим сказителем и спел мне отличные былины о двух Ливиках, о Сухмантии, О Василии Буслаеве и Соловее Будимировиче. По словам моего кормчиго, в Шалах были певцы и кроме него: и действительно в 1863г. я получил из этого прихода 5 песен, записанных по моей просьбе, со слов крестьянина дер. Гагарской Потапа Трофимова Потахина: былины эти по складу и стилю, довольно близки к записанным мною от лодочника, и вероятно, оба певца учились у одного и того же учителя - П.Н. Рыбников. Заметка собирателя Из-за славного синя моря Волынского, Из-за того Кодольского острова, Из-за того лукоморья зеленого Выбегало-бежит тридцать кораблей, Тридцать кораблей со единыим. Единый кораблик передом бежит, Передом бежит, как сокол летит; Высоко его головка призаздынута, Нос-корма была по-звериному, А бока сведены по-туриному, Того ли тура заморского, Заморского тура, литовского. На том на черленом на корабле Были паруса-флаги крупчатой (плотной, кряжчатой) камки, Снасти и кодолы (толстые канаты) были шелковые, Того ли были шелка шемаханского; Якори-то были булатние, Булат-железа сибирского, Сибирского железа, поморского. На том ли черленом на корабле Середи корабля стоит зелен чердак, Зелен чердак муравленый; Во том ли зеленом во чердаке Потолок обит черным бархатом, Стены покрыты черным соболем; Изнавешан зелен чердак Куницами и лисицами, Печорскима и сибирскима, Ушистыма и пушистыма. Во том ли зеленом во чердаке Сидел млад Соловей сын Будимирович Со своей государыней со матушкою, Со молодой Ульяной Васильевной. Играет Соловей в звончаты гусли, Струнку к струночке натягивает, Тонци по голосу налаживает, Тонци он ведет от Нова-города, А другие ведет от Еросолима, И все малые припевки за синя моря, 3а синего моря Волынского, Из-за того Кодольского острова, Из-за того лукоморья зеленого; … Молода Забава Путятична, Любимая княженецкая племница, Поутру выставала ранешенько, Умывалась водою белешенько, Выходила девица в свой Забавин сад, Увидела в саду она три терема, Три терема — золоты верхи, Со троима со нарядныма сенямы. Пришла она ко первому ко терему, У того терема послухала — В том терему стучит и гремит: Тут Соловьева дружина хоробрая Считают Соловьеву бессчетну золоту казну. Отходила ко другому ко терему, У того у терема послухала — В том терему шепетком говорит: Тут Соловьева родна матушка, Стоит старушка — богу молится, Умоливает за сына за любимого. Подходила ко третьему ко терему, У того у терема послухала — В том терему стучит и гремит, Песни поет и гусли играет: Млад Соловей сын Будимирович Струнку ко струнке натягивает, Тонци по голосу налаживает, Тонци он ведет от Нова-города, А другие ведет от Еросолима, А все малые припевки за синя моря, За синего моря Волынского, Из-за того Кодольского острова, Из-за того лукоморья зеленого. … Братцы, дружина хоробрая! Слушайте большого атамана, Делайте дело повеленое: Снимайте сходенки на корабли, Поднимайте якори булатние, Распускайте паруса крупчатные, Поезжайте за славно за сине море, За сине море за Волынское, Ко тому ко острову Кодольскому, Ко тому лукоморьицу зеленому Соловей Будимирович. Пудога. Шальский лодочник. Песни, собранные П.Н. Рыбниковым: В 3т. Под ред. Б.Н. Путилова. Петрозаводск: Карелия. Т.1. 1989г. Былины. 527с.; Т.2. 1990г. Былины. 640с.; Т.3. 1991г. Песни, причитания, сказки и другие жанры. 365с. http://philolog.petrsu.ru/filolog/folklor.htm

Ять: Соловей Будимирович Братцы, дружина хоробрая! Слушайте большого атамана, Делайте дело повеленое: Снимайте сходенки на корабли, Поднимайте якори булатние, Распускайте паруса крупчатные, Поезжайте за славно за сине море, За сине море за Волынское, Ко тому ко острову Кодольскому, Ко тому лукоморьицу зеленому II, 21. Славяния (Sclavania), пространнейшая область Германии, населена винулами (Winuli), которые некогда звались вандалами (Wandali). Она, говорят, вдесятеро больше нашей Саксонии, в особенности если к ней причислить Чехию (Boemia) и живущих за Одером (Oddara) поляков (Polani), так как ни образом жизни, ни языком они не отличаются. Эта страна, обильная оружием, мужами и плодами [земли], со всех сторон замыкается прочными границами лесов и рек. В ширину, с юга на север, она [простирается] от реки Эльбы (Albia) до Скифского моря (mare Scythicum - Балтийское море). В длину же она, начинаясь от нашей Гамбургской епархии, тянется на восток, включая бесчисленные земли, до Баварии, Венгрии (Ungria) и Греции (Grecia - здесь имеется ввиду Византия)…За рекой Одером живут сперва поморяне (Pomerani), потом поляки, соседями которых с одной стороны являются пруссы (Pruzzi), с другой - чехи (Behemi), а на востоке - Русь (Ruzzi). II, 22. По ту сторону от лютичей (Leuticii), другое имя которых - вильцы (Wilzi), протекает река Одер, наиболее полноводная из рек в стране славян. В ее устье, где она впадает в Скифские болота (Scytice paludes), расположен знаменитейший город Юмна (Iumne - Юмна, или Волин (Юлин, легендарная Винета, Йомсборг скандинавских саг)), весьма многолюдная гавань варваров и греков (Greci), обитающих вокруг. Об этом славном городе ходит множество невероятных рассказов, поэтому я счел уместным включить кое-что, достойное упоминания. Это, безусловно, самый большой город во всей Европе, населяют его славяне вместе с другими народами, греками и варварами. Равным правом на жительство обладают и приезжающие саксы, если только они не выказывают там всенародно христианства. Дело в том, что все они до сих пор пребывают в заблуждении язычества, хотя в остальном не найти народа более честного, добросердечного и гостеприимного. Нет такой диковинки или предмета роскоши, которых не нашлось бы в этом городе, куда в избытке стекаются товары из всех северных стран. Там находится Котел Вулкана (Olla Vulcani), который туземцы называют греческим огнем, о каковом упоминается у Солина. Море там троякого рода: остров тот омывается тремя рукавами, из которых, как говорят, один на вид зеленый-презеленый, другой беловатый, а в третьем, постоянно мятущемся, свирепствуют бури. Из этого города по морю недалеко в одну сторону до города Деммина (Dymine), расположенного в устье реки Пене (Peanis), где обитают также и руяне (Runi - западнославянское племя, населявшее главным образом остров Рюген в Балтийском море), а в другую - до области Земландия (Semland - Область прусского племени самбов), которой владеют пруссы. Путь таков: от Гамбурга, то есть от реки Эльбы, на седьмой день доберешься до города Юмны по суше, а если по морю, то чтобы добраться до Юмны, надо сесть на корабль в Шлезвиге (Sliaswig) или Ольденбурге (Aldinburg - по-славянски, Старгард - политическое средоточие ободритского племени вагров и ободритского союза в целом). От Юмны четырнадцать дней ходу под парусами до Острогарда Руси (Ostrogard Ruzziae - Новгород), столицей (metropolis) которой является город Киев (Chive), достойный соперник Константинопольской державы, славнейшее украшение Греции. Адам Бременской. Деяния гамбургских архиепископов. 1075г. http://www.vostlit.info/Texts/rus/adam_br_5/frametext1.htm

Ять: Соловей Будимирович Братцы, дружина хоробрая! Слушайте большого атамана, Делайте дело повеленое: Снимайте сходенки на корабли, Поднимайте якори булатние, Распускайте паруса крупчатные, Поезжайте за славно за сине море, За сине море за Волынское, Ко тому ко острову Кодольскому, Ко тому лукоморьицу зеленому При Варяжском море на южном берегу жившие славяне издревле к купечеству прилежали. В доказательство великого торгу служит разоренный великий город славенский Виннета, от венетов созданный и проименованный. Гелмолд о нем пишет: Река Одра протекает в север середи вендских народов. При устье, где в Варяжское море вливается, был некогда преславный город Виннета, в котором многонародное пристанище грекам и варварам, около жившим. Все европейские городы превосходил величеством. В нем жили славяне, смешанные с другими народами, с варварами и с греками...Приезжим саксонцам равно позволялось жить в сем городе, лишь бы только не сказывались христианами, ибо славяне все даже до разорения сего города служили идолам. Впрочем странноприимством и нравами ни един народ не был честнее и доброхотнее. Купечествовал товарами разного рода с разными народами пребогатый город и все имел, что бывает редко и приятно. Разорен от некоторого короля датского. Видны еще только древних развалин остатки. - После сего привык народ славенский в Померании к морскому разбойничеству. О нравах и о вере вендских померанских славян, особливо которые жительствовали в Вагрии, северные писатели уверяют, что у них многоженство в обычае было: покупали жен, сколько кому прокормить возможно. Хотя ж почитали единого бога на небесах, который имел об оных попечение, однако земные дела поручал другим. Святовид на острове Ругене вырезан был на дерева о четырех лицах, в коротком платье, стоял в капище, в левой руке держал лук, в правой рог с вином; на бедре превеликий меч в серебряных ножнах. При нем висело седло и узда величины чрезвычайной. Четыре лица, как кажется, значили четыре части года. Именем сего идола давал жрец ответы. Святовиду честию следовал Прове, или Проно, особливо у вагрских славян; стоял на великом и кудрявом дубе. Около его на земли расставлены до тысячи идолов с двумя, тремя лицами и больше. Перед Проном стоял алтарь для приношения жертвы. Радегаст держал на груди щит с изображенною воловою головою, в левой руке копье, на шлеме петух с распростертыми крылами. Сива, или Сиба, нагая женщина, волосы назади висели до подколенков; в правой руке яблоко, в левой виноградный грозд держала. Наконец, почитались у них Черн-бог и Бел-бог: первый добрый, другой злой. Сверх всех сих идолов, обоготворялись огни, которые по разным местам неугасимо горели. Многие воды, ключи и озера толь высоко почитались, что с глубоким и благоговейным молчанием черпали из них воду. Кто противно поступал, казнен был смертию. Такое озеро обоготворялось на острове Ругене, в густом лесу, называемое Студенец, которое хотя весьма изобиловало рыбою, однако оныя не ловили для почтения мнимой святости. При всем сем почитали змей как домашних богов и наказывали тех, которые им вред наносили. В приношении жертвы Святовиду изъявляли превеликое почитание. После жатвы собирался весь народ перед его капище для препровождения великого празднества, где били скота на жертву, и для знатного идольского пирования за день перед праздником должен был сам жрец прежде приношения жертвы и служения чисто выместь капище. Следующего дня, в самый праздник, при собрании народа перед дверью капища, взяв из руки идольской рог с вином, чем за год был наполнен, прорицал о плодородии будущего года. Ибо ежели вина в роге не много убыло, почиталось плодородия признаком. В противном случае изобилия плодов не надеялись. По сем выливал жрец вино из рога перед ногами Святовидовыми и наливал в него новое; пил за его здоровье и просил, чтобы людям своим и отечеству подал изобилие, богатство и победу над неприятельми. Выпив рог вина, наполнял снова и отдавал идолу в руку. Потом приносили в жертву великие круглые хлебы из муки и из меду, которые жрец поставив между собою и народом, молился о изобильной жатве будущего года. Потом благословлял народ именем Святовидовым, увещал к прилежному приношению жертвы и обещал в воздаяние победу на врагов по морю и по суху. По сем препровождался день в ядении и питии, и за стыд почитали, ежели кто не напился допьяна. Каждый человек в год сему идолу третию часть своей хищной добычи долженствовал принести в жертву. Триста конных нарочных воинов, сколько могли награбить, все в капище приносили, что жрец употреблял на украшение оного. Нередко сему идолу приношены были в жертву христианские пленники, которых садили верхом на лошадях во всей их сбруе. Лошадь четыреми ногами привязывали к четырем сваям и, под поставленные по обеим сторонам костры дров подложив огонь, сожигали живых коня и всадника. Другим идолам своим, Прову или Прону, Сиве, Радегасту, приносили тогда жившие славяне кровавую жертву людей христианских. По заклании оных прикушивал жрец крови, от чего уповали силы и действия к предсказанию. Когда жертва совершилась, начинался жертвенный пир с музыкою и плясанием. Злым богам приносили кровавую жертву и печальное моление, также и страшные клятвы, добрым - веселие, игры и радостные пирования. О будущем гадали обыкновенно метанием деревянных дощечек, у которых одна сторона была черная, другая белая. Когда их бросали, белая сторона наверху добро, черная худо, по их мнению, предвозвещала. Летание птиц и крик по разности сторон, встреча зверей, сверх сего, движение пламени, течение воды и разные виды пены и струй также служили к предсказанию. Святовиду посвящен был великий белый конь. Когда войну начать хотели, втыкали перед капищем в землю острыми концами шесть копей, по два вместе крестообразно. По обыкновенной молитве выводил жрец посвященного коня скакать через оные копья. Когда на скоку заносил наперед правую ногу, почитали за доброе предзнаменование предприемлемого дела; когда же левую простирал наперед далее, признавали за худое предвозвещение. По сему конскому скаканию начиналась война или отлагалась Михайло Ломоносов. Древняя Россiйская исторiя. (1766г.). Глава 4. О нравах, поведениях и о верах славенских http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_390.htm

Ять: Соловей Будимирович (Пудога. А.П. Сорокин. Песни, собранные П.Н. Рыбниковым) Из-под того креста Леванидова, Из-за того ли было острова Кодольского, Той-то земли Веденецкие, Плыло-выплывало три кАрабля, Три карабля да три черные. Походы Карла Великого в земли саксов и полабских славян: 1 - 772-780гг.; 2 - 783-785гг.; 3 - 792-799гг.; 4 - 802-804гг.; 5 - в земли славян; 6 - места сражений (по кн: Левандовский А.П. Карл Великий. - М., 1999) Адам Бременский (Adam von Bremen, ум. после 1081). Деяния архиепископов Гамбургской церкви. Кн.2. 18-23 18. Мы нашли также и границу Саксонии, лежащей по ту сторону Эльбы, как она была установлена Карлом и прочими императорами; она проходит следующим образом: От восточного берега Эльбы до небольшой речки, которую славяне называют Месценрейца (Межиречье, то есть - пограничная река). От неё граница идёт через Дельвундерский лес до реки Дельвунды (Дельвенау. Впадает в Эльбу к востоку от Лауэнбурга). Оттуда она доходит до Горнбека (Горнбекер Мюленбах - правый приток Дельвенау) и Билениспринга (Биллеквелле) и далее к Лиудвинештейну (вероятно, Шопсберг у Зандеснебена), Вайзебиркену и Барницу. Затем она тянется до Хорбистенона (Зумпфбесте; впадает в Траве при Ольдеслоэ) Травенского леса (Травена - это река, которая протекает через земли вагров и впадает в Варварское море; на этой реке расположены - единственная гора Альберг (Калькберг близ Зегеберга) и город Любек. А.Б.) и вверх по нему вплоть до Булилункина (Блункербах-Нидерунг). Оттуда граница идёт до Агримесхоу (Аккерандвальд) и постепенно подымается до брода, который зовётся Агримесвидил (Аккерандбах), где Бурвидо вступил в поединок со славянским воином и убил его. В память об этом в названном месте поставлен камень. От этого болота граница идёт к озеру Кользе (Штокзее) и доходит на востоке до поля Цвентифельд вплоть до реки Цвентины ( Река Цвентина вытекает из озера, на котором расположен город Плен. Затем она протекает через леса Изарнхо (лесной массив в Гольштейне) и впадает в Скифское море. А.Б.), по которой граница Саксонии идёт до самого Скифского моря и того моря, которое зовётся Восточным. О природе этого моря коротко упоминает Эйнхард в Деяниях Карла, когда говорит о славянской войне. 19. - От западного океана, - говорит он, - на Восток протянулся некий залив, длина которого неизвестна, а ширина не превышает 100 000 шагов, хотя во многих местах он и более узок. Вокруг него живёт множество народов. Так, даны и шведы, которых мы называем норманнами, владеют северным побережьем и всеми его островами. На восточном берегу живут славяне и различные другие народы, среди которых главными являются вильцы (Лютичи), с которыми король тогда вёл войну. В результате единственного похода, которым он руководил лично, [Карл] так разбил и укротил их, что в дальнейшем те считали для себя невозможным отказываться от исполнения его приказов (Эйнхард, Жизнь Карла, 12). 20. Вот что говорит Эйнхард. Мы же, поскольку уже столько раз упоминали о славянах, считаем нелишним рассказать о природе земли славян и сделать исторический очерк населяющих её народов, тем более что почти все славяне (то есть славяне в Ольденбургской епархии (до р. Пены)) в это время, как говорят, были обращены к христианской вере стараниями нашего владыки Адальдага. 21. Итак, область славян, самая обширная провинция Германии, населена винулами, которых некогда называли вандалами; говорят, что она в 10 раз больше, чем наша Саксония; особенно, если считать частью славянской земли Чехию и живущих по ту сторону Одера (По ту сторону Одера первыми обитают поморяне, а затем поляки, которые с одной стороны граничат с пруссами, с другой - с чехами, а на востоке - с русами. А.Б.) поляков, ибо ни по наружности, ни по языку они ничем от них не отличаются. Эта страна, изобилующая оружием, воинами и плодами, со всех сторон окружена лесистыми горами и реками, которые [служат] её надёжными границами. В ширину она [простирается] с юга на север, то есть от реки Эльбы до Скифского моря. В длину же она, начинаясь, по-видимому, в Гамбургском приходе, тянется на восток, включая неисчислимые земли, вплоть до Баварии, Венгрии и Греции. Славянские племена весьма многочисленны; первые среди них - вагры, граничащие на западе с трансальбианами; город их - приморский Ольденбург (Ольденбург - это крупный город славян, которые зовутся ваграми; он расположен возле моря, которое называют Балтийским или Варварским, в одном дне пути от Гамбурга. А.Б.). За ними следуют ободриты, которые ныне зовутся ререгами, и их город Магнополь (Мекленбург - город к югу от Висмара. Древняя столица ободритов). Далее, также по направлению к нам - полабы, и их город Ратцебург (Ратцебург - город к югу от Любека). За ними [живут] глиняне и варны (Глиняне - в районе Путлица, варны - в районе Варнова). Ещё дальше обитают хижане (В районе Кессина, близ Ростока) и черезпеняне (Между Рекницем, Небелем, Требелем и восточным течением Пены), которых от доленчаней (между Куммеровер-Зее и Толлензее с Деммином) и ратарей (В Мекленбург-Стрелице) отделяет река Пена, и их город Деммин ( Хижане и черезпеняне живут по эту сторону реки Пены, а доленчане и ратари - по ту сторону этой реки. Эти четыре народа называют вильцами или лютичами за их храбрость. А.Б.). Здесь - граница Гамбургского прихода. Есть и другие славянские племена, которые проживают между Эльбой и Одером, как-то: гаволяне (в районе Бранденбурга; иначе - гевеллеры), живущие по реке Гавель, доксаны (В районе Витштока на Доссе), любушане (в области Шлибен у Флемминга, близ Лебусы), вилины, стодоряне и многие другие. Самые сильные среди них - это живущие посредине ратари; город их, знаменитая на весь мир Ретра (Ретра располагалась на оз. Липе между Нейстрелицем и Нейбранденбургом (Мекленбург)), является центром идолопоклонства. Большой храм построен там для демонов, главным из которых считается Редегост. Образ его приготовлен из золота, а ложе - из пурпура. Этот город имеет девять ворот и со всех сторон окружён глубоким озером; пройти туда можно лишь по деревянному мосту, но путь по нему дозволен только приносящим жертвы или желающим получить ответ [оракула]; это, по моему мнению, указывает на то, что - Стикс девять раз окружает и возбраняет (Вергилий, Энеида, VI, 439) погибшие души тех, которые служили идолам. Говорят, что от города Гамбурга до этого храма 14 дней пути. 22. За лютичами, которых иначе зовут вильцами, протекает Одер, самая полноводная река в земле славян. В её устье, там, где она впадает в Скифское озеро, расположен знаменитый город Юмна (Волин - располагался в устье р. Одер), весьма оживлённое местопребывание варваров и греков, живущих вокруг. Поскольку о великой славе этого города рассказывают многое и не всегда правдиво, мне также хочется упомянуть о нём кое-что, заслуживающее внимания. Это, действительно, крупнейший из всех расположенных в пределах Европы городов, который населяют славяне вместе с другими народами, греками и варварами. Приезжие саксы также получают возможность там жить на равных с прочими правах, но при условии не исповедовать открыто христианство. Ибо все они до сих пор блуждают в потёмках язычества, хотя в отношении нравов и гостеприимства не найти более честного и радушного народа, чем они. Этот город богат товарами всех северных народов, нет ни одной диковинки, которой там не было бы. Там есть Котёл Вулкана, который местные жители называют греческим огнём и о котором упоминает также Солин (у Солина речь идёт о медицинском масле). Нептун известен там троякого вида. Ибо остров тот омывается тремя рукавами, из которых один, как говорят, на вид очень зелёный, второй - беловатый, а третий - свирепствует неистовым течением в постоянных бурях. От этого города коротким путём добираются до города Деммина, который расположен в устье реки Пены, где обитают руны. А оттуда - до провинции Земландии, которой владеют пруссы. Путь этот проходят следующим образом: от Гамбурга или от реки Эльбы до города Юмны по суше добираются 7 дней. Чтобы добраться до Юмны по морю, нужно сесть на корабль в Шлезвиге или Ольденбурге. От этого города 14 дней ходу под парусами до Острогарда (Новгород) Руси. Столица её - город Киев, соперник Константинопольской державы, прекраснейшее украшение Греции. Река Одер, как было сказано, берёт своё начало в глубинах Моравского леса (Моравы - это славянские племена к востоку от чехов; с одной стороны они граничат с поморянами и поляками, а с другой - с венграми и печенегами, кровожадным народом, который питается человеческим мясом. А.Б.), там же, где лежат истоки нашей Эльбы (в Судетах). Какое-то время они текут вместе, а затем пути их расходятся. Одна из рек, то есть Одер, поворачивая на север, протекает по центральным землям винулов, пока не доходит до Юмны, где отделяет поморян от вильцев. Вторая же, то есть Эльба, направляясь на запад, сначала протекает по землям чехов и сорбов ( Сорбы - это славяне, которые населяют расположенные между Эльбой и Заале районы; их соседями являются тюринги и саксы. По ту сторону реки Оры (Левый приток Эльбы к северу от Магдебурга) проживают другие сорбы. А.Б.), в среднем течении отделяет язычников от саксов и, наконец, отрывая Гамбургский приход от Бременского, победно впадает в Британский океан. 23. Всего сказанного о славянах и их родине вполне достаточно, ибо доблестью Оттона Великого все они в это время были обращены в христианство (c.39-42) Адам Бременский, Гельмольд из Босау, Арнольд Любекский. Славянские хроники. Перевод с лат. И. В. Дьяконова, Л. В. Разумовской. (Media-evalia. средневековые литературные памятники и источники). М., 2011. 584c. http://vk.com/page-23433303_43832155 7.7Мб

Ять: Венде врентетесе до земь нашiех о ступы древлiе А глендете ещье пощаре iнi яко ве дне оходу одо ПентыРiещеце i СемеРiеще кiльбова о десунь отщецена од ны (Дощ.36а) Венды, вернитеся в земли наши, в степи древние. А (то) увидите ещёжье пожары иные, как (и) во дни исхода из Пятиречья и Семиречья, которые дасунями (дасы - злые иноверцы) отобраны (отсечены, отщеплены, отлучены) от нас *** И власть у нас от тех Рифейских Ободритов, Оттуда, где и ныне правит Русский царь Карта Вагрии - Варяжской земли в окрестностях Ростока. На побережье близ острова Поэль располагается Рерик, родной город князя Рюрика. В разгар Северной войны Пётр I стремился к усилению русского влияния на южном побережье Балтики, рассчитывая на то, что эти территории удастся эффективно использовать как плацдарм для борьбы со Швецией. Герцогство Мекленбург, также вступившее в войну против шведов, в свою очередь рассчитывало на военную помощь России. И русская дипломатия не преминула воспользоваться этим шансом, чтобы укрепить позиции на Балтике. Со временем второго крупного визита императора Петра I в Европу совпал брак правящего Мекленбургского герцога Карла Леопольда с дочерью Ивана V Алексеевича Екатериной, заключённый 19 апреля 1716 года в Данциге… Приводим оригинал произведения в адаптированном русском переводе (Thomas Fr. Die nahe Anverwandtschaft des Herzogs Carl Leopold mit der Farstin Catharina von Russland. - Gustrow, 1716., s.21-24 - Комментарии Фридриха Томаса, перевод с немецкого и подготовка текста - В.И. Меркулов): Ликуй, о Мекленбург, оставь свои заботы, И с радостью воспрянь державною главой, Хотят ведь небеса в твою судьбу вмешаться, И радость непременно принести тебе. Поэтому ликуй, оставь печали ветру, Закрой для своей боли мрачные врата, Смотри, уже рассеялась тумана дымка, И твоё солнце светит ярче, чем всегда. Бывал ли горизонт твой краше озарён, Когда забрезжил для тебя свет солнца? И что ж за луч так осветил тебя, Что ты, о Мекленбург, весь воссиял от счастья? Твой высочайший Князь сам светится как солнце, В супруги герцогиню выбрал он себе, И в том весь Мекленбург нашёл своё богатство, Что Рус и Венд соединились в браке вновь. Всё стало, как и прежде, как при Ободритах, Когда держал наш Мекленбург и трон, и скипетр: И власть у нас от тех Рифейских Ободритов, Оттуда, где и ныне правит Русский царь. (a) И им благодаря, во время войн и мира, Мы были в прочной дружбе, браком скреплены. Сегодня же напомнить должно то, Что были Венд, Сармат и Рус едины родом. Хочу спросить у древности о том, Как королём и почему у нас стал Вицлав, Что своим браком и примером показал, Какое Венд и Рус нашли у нас богатство? (b) Великое оно для Вендов и для Русов, Ведь от него их славные правители пошли. Оно явилось к нам как чудные сады, Принесшие позднее в мир прекрасные плоды. Здесь бил крылами Алконост, Сады Семирамиды не могли затмить его красою, А Бельведер едва ли мог достать его теней. Был перед нами настоящий рай. Со всех концов простерлись там цветущие луга, Виднелись величаво царственные кроны И яблок золотистых спелые плоды, Перемежались рощи цитрусов, оливок. И ветер гнал величественно воды рек, Чтоб Океан почувствовал их бег, Соединяя вместе Эльбу, Везель, Обь, Там где играют в волнах нереиды. Оттуда совершил далёкий путь наш Мекленбург, Чрез землю Русов к своему княженью: Столь очевидны его предки нам, И с ними мы в родстве тысячелетнем. (c) Но так нашлись и в Мекленбурге корни Рода Русского, когда князь Мицислав, Подобно предку своему, роднился с Русами, И на Антонии принцессе Русской поженился. (d) Биллунг, могущественный Господин, Его владения дошли до Везеля и Эльбы, А он как Венд принадлежал Христу, И был потомком Русов в Мекленбурге. (e) Карл Леопольд, правитель сей земли, На благо Провидению и дружбы, С принцессой княжеского рода из Руси, Скрепил высоким браком узы. Да будет их союз воспет на долгие лета, Да будет он навеки прочным. О Боже, эту пару ты благослови, Что скреплено, то в счастье сохрани. И как с приездом знатной Катерины Возликовала Мекленбургская земля, Да будет так на небесах, Аминь! И всюду пусть гремит нам имя дорогое. О Господи, да будет возвышаться Мекленбург, Пусть укрепляется наш княжий трон, И наш родимый дом становится таким, Что будто бы Господь свой щит простёр над ним. Да здравствует наш герцог Леопольд и Катерина! Преумножайте ваш высокий княжий род! Пусть множится для вас обоих слава! И наш народ кричит VIVAT! Пояснения Фридриха Томаса: (a) Как известно из истории, ободриты (Obodriten, Obetriten), древние венды, жили на территории Мекленбурга, марки Бранденбург и в Померании свыше шестисот лет. И также известно, что своё первоначальное происхождение они вели из Сарматии (Sarmatien), Пруссии (Preussen), Руси (Reussen) и Самоедии (Samojeden), придя к Балтийскому морю с Рифейских гор, где была прародина всех скифских и сарматских народов. Возможно, имя ободриты (вариант Obdoriten) они также получили в России, где по сей день есть река Обь. (b) Мекленбургские историки Латом и Хемниц считали Вицлава (Witzlaff, или Vitislaus, Vicislaus, а также возможно написание Witzan, Wilzan) 28-м королём вендов и ободритов, который правил в Мекленбурге во времена Карла Великого. Он женился на дочери князя Руси и Литвы, и сыном от этого брака был принц Годлейб (Godlaibum, или Gutzlaff), который стал отцом троих братьев Рюрика (Rurich), Сивара (Siwar) и Трувора (Truwar), урождённых вендских и варяжских (Wagrische) князей, которые были призваны править на Русь. После скорой кончины двоих братьев, Рюрик стал единовластным правителем Руси, от которого произошла ныне правящая русская династия. (c) Близость русской и мекленбургской династий подтверждает генеалогия, по которой обе ветви происходят из одного корня. (d) Мицислав (Mizlaff, или Mieceslaus), вендо-ободритский принц, подобно Витцлаву взял в жёны русскую принцессу Антонию. (e) Биллунг, которого также называют Мистевой (Mistevojus), был могущественнейшим правителем Мекленбурга. Его отец Мицислав II (Mizlaff, или Mieceslaus) был женат на дочери русского князя из Пскова В.И. Меркулов. Откуда родом варяжские гости? (генеалогическая реконструкция по немецким источникам). Москва, Амрита-Русь, 2005, 127с. http://old-earth.narod2.ru/lib/slav/balt/merkulov-varangian-guests.pdf http://www.hrono.info/statii/2004/merk0904.html О Богумире муже Славы и Арине Родионовне http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_445.htm Мы сме Русiщi Iмяхом грдiтесе походiу нашiу а држащесе едiн одна прятiсе до смертЪ правЪ На то еще помiньмо Дорiе парцiш тЪго iже на ны утощiсе а побiе ны за наше раздЪляне Тото бо вразiе Ерек а Аск усЪстасе на кренкы наша а мрзяще нам до кромЪты Сме потомiцы роду Слвуне кii прiде до Iлмарiце а усЪднешеся до Годья А ту буде тысЪнце ляты - Дощ.8

Ять: Осип Осипович (Иосиф Иосифович) Первольф (26 февраля 1841, Чимелице близ г. Писек, Богемия в составе Австрийской империи (ныне Южночешского края, Чехии) — 21 декабря 1891, Варшава) — ученый-славист, славяновед, филолог, этнограф, педагог. Доктор славянской филологии (с 1876). Чех по происхождению. В 1874 году за диссертацию «О славянской взаимности» (в «Журнале Министерства народного просвещения») получил в Санкт-Петербургском университете степень магистра, а в 1876 году степень доктора Варшавского университета за книгу «Германизация балтийских славян», в которой осветил вопросы славянской колонизации полабско-балтийских земель, описал залабских и люнебургских славян, славянские племена брижан, стодорян, ратарей, укрян, вагров, полабов, бодричей, лютичей, поморян и других, провел исследование следов славянства в нижненемецком народонаселении. В 1886 году вышел I-й том его труда «Славяне, их взаимные отношения и связи» (очерк политической истории славян по племенам и быт их), в 1888 году — II том (славянская идея в литературе славян до XVIII века), в 1890 году — 1 часть («Западные славяне») III тома (славянская идея в политических и культурных сношениях славян до XVIII в.; в рукописи, из-за смерти автора, осталась глава о польско-русских отношениях). IV том — «Возрождение славян» — остался незаконченным Введение I. Очерк древней истории славян II. Разъединение славян Славянские учреждения А. Сознание национального единства у отдельных народов славянских I. Славянское сознание у Чехов II. Славянское сознание у Поляков III. Славянское сознание у Славян балтийских и лабских IV. Славянское сознание у Югославян V. Славянское сознание у Русских В. Взаимные отношения между отдельными народами Славянскими I. Чехи и поляки II. Чехи и Балтийско-Лабские славяне III. Поляки и Славяне Балтийско-Лабские IV. Поляки и Русские V. Русские и Чехи V. Чехи и Юго-Славяне VII. Поляки и Юго-Славяне VIII. Русские и Юго-Славяне Заключение Проследив внимательно взаимные сношения Славянских народов с древнейших времен до XVIII века, мы видим, что Славяне хотя и лишились национального единства, но не лишились вместе с тем, сознания племенного родства и никогда не переставали считаться членами одного рода. Это сознание видно не только в их духовной, литературной жизни, но заявляло свою силу и в политических их сношениях: народы Славянские ищут себе друг у друга правителей славянского рода, и если и ссорятся, то все-таки, в конце концов, приходят к убеждению, что им следует жить – в согласии и в вечной неразделенной любви братской, как людям одного языка и народа славянского -. Так было у Славян до XVII-XVIII века. И.И. Первольф. Славянская взаимность с древнейших времен до XVIII века. СПб., 1874г., 296с. http://ia351439.us.archive.org/3/items/slavianskaiavza00perwgoog/slavianskaiavza00perwgoog.djvu 7.75Мб http://www.knigafund.ru/books/8556 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_352.htm заветной мечтой И.И. Первольфа было прекращение взаимных враждебных отношений между отдельными славянскими племенами. В 1871 г. по приглашению П.А. Лавровского он занял кафедру славяноведения в Варшавском Университете, в котором его преподавательская деятельность продолжалась около 20 лет. В России им напечатаны, кроме ряда отчетов о научных занятиях, статей о славянской взаимности и по истории восточного вопроса, следующие труды: 1) Славянская взаимность с древнейших времен до XVIII в. (магистрская диссертация). СПб., 1874г.; 2) Германизация балтийских славян (докторская диссерт.). СПб., 1876г.; 3) Варяги - Русь и балтийские славяне - в Журнал Министерства Народного Просвещения 1877г., N 7; 4) Словенский язык и его судьба у народов славянских (в Мефодиевском Сборнике, изд. Варшавским Университетом в 1885г.). Но главным трудом Первольфа является Славяне, их взаимные отношения и связи, т. I. Очерк истории славян до XVIII в. (1886); т. II. Славянская идея в литературе до XVIII в. (1888); т. III. Славянская идея в политических и культурных сношениях славян до конца XVIII в. Ч. I. Западные Славяне (1890); Ч.2. Славяне западные и восточные в их взаимных сношениях (1893). Труд этот остался незаконченным; наибольший интерес должен был бы представлять т. IV, посвященный истории славянского возрождения и развития панславистской идеи в XIX в. И.И. Первольф. Славяне, их взаимные отношения и связи т. 1-3 (1886-1893). Типографiя Варшавскаго Учебнаго округа, Варшава http://mirknig.com/2011/02/15/slavyane-ih-vzaimnye-otnosheniya-i-svyazi-t-1-3-1886-1893.html 81,8 Мб



полная версия страницы