Форум » Влескнига » Слово о полку Игореве » Ответить

Слово о полку Игореве

Ять: И когда земной шар, выгорев, Станет строже и спросит: Кто же вы? Мы создадим слово о полку Игореве Или что-нибудь на него похожее В. Хлебников Переходим теперь к рассмотрению языческого элемента в Слове. Мы находим здесь прежде всего упоминание языческих богов: Даждь-Бога, Стрибога, Велеса, Хорса, Дива. Русичи считаются внуками Даждь-Бога, Боян внуком пастушьего бога - Велеса, ветры - Стрибожьими внуками... С. Лесной. Слово о Полку Игореве. Исследование в четырех томах. К 150-летию

Ответов - 91, стр: 1 2 3 4 All

Ять: Заклинанания Ярославны ГалическОй На Дунаи Ярославнынъ гласъ ся слышитъ, зегзицею незнаема рано кычеть: Полечю - рече - зегзицею по Дунаеви, омочю бебрянъ рукавъ въ Каялѣ рѣцѣ, утру князю кровавыя его раны на жестоцѣмъ его тѣлѣ. - Ярославна рано плачетъ въ Путивлѣ на забралѣ, аркучи: О вѣтре вѣтрило! Чему, господине, насильно вѣеши? Чему мычеши хиновьскыя стрѣлкы на своею нетрудною крилцю на моея лады вои? Мало ли ти бяшетъ горѣ подъ облакы вѣяти, лелѣючи корабли на синѣ морѣ? Чему, господине, мое веселие по ковылию развѣя? - Ярославна рано плачеть Путивлю городу на заборолѣ, аркучи: О, Днепре Словутицю! Ты пробилъ еси каменныя горы сквозѣ землю Половецкую, ты лелѣялъ еси на себѣ Святославли насады до плъку Кобякова. Възлелѣй, господине, мою ладу къ мнѣ, а быхъ не слала къ нему слезъ на море рано. — Ярославна рано плачетъ въ Путивлѣ на забрале, аркучи: Свѣтлое и тресвѣтлое слънце! Всѣмъ тепло и красно еси! Чему, господине, простре горячюю свою лучю на ладѣ вои? Въ полѣ безводнѣ жаждею имь лучи съпряже, тугою имъ тули затче (Съ дозволенiя московской ценсуры) Плач Ярославны Вольное подражание Княгине З.А. Волконской То не кукушка в роще темной Кукует рано на заре — В Путивле плачет Ярославна Одна на городской стене: Я покину бор сосновый, Вдоль Дуная полечу, И в Каяль-реке бобровый Я рукав мой обмочу; Я домчусь к родному стану, Где кипел кровавый бой, Князю я обмою рану На груди его младой. То не кукушка в роще темной Кукует рано на заре В Путивле плачет Ярославна, Зарей, на городской стене: Ветер, ветер, о могучий! Буйный ветер! что шумишь? Что ты в небе черны тучи И вздымаешь и клубишь? Что ты легкими крылами Возмутил поток реки, Вея ханскими стрелами На родимые полки? То не кукушка в роще темной Кукует рано на заре В Путивле плачет Ярославна, Зарей, на городской стене: В облаках ли тесно веять С гор крутых чужой земли? Если хочешь ты лелеять В синем море корабли, Что же страхом ты усеял Нашу долю? для чего По ковыль-траве развеял Радость сердца моего? То не кукушка в роще темной Кукует рано на заре В Путивле плачет Ярославна, Зарей, на городской стене: Днепр мой славный! ты волнами Скалы половцев пробил; Святослав с богатырями По тебе свой бег стремил. Не волнуй же, Днепр широкий, Быстрый ток студеных вод, — Ими князь мой черноокий В Русь святую поплывет. То не кукушка в роще темной Кукует рано на заре В Путивле плачет Ярославна, Зарей, на городской стене: О река! отдай мне друга — На волнах его лелей, Чтобы грустная подруга Обняла его скорей; Чтоб я боле не видала Вещих ужасов во сне, Чтоб я слез к нему не слала Синим морем на заре. То не кукушка в роще темной Кукует рано на заре В Путивле плачет Ярославна, Зарей, на городской стене: Солнце, солнце, ты сияешь Всем прекрасно и светло! В знойном поле что сжигаешь Войско друга моего? Жажда луки с тетивами Иссушила в их руках, И печаль колчан с стрелами Заложила на плечах. И тихо в терем Ярославна Уходит с городской стены. 11 октября 1825 год Иван Иванович Козлов. Плач Ярославны: (Вольное подражание). Слово о полку Игореве. - Л.: Сов. писатель. Ленингр. отд-ние, 1967, с.394-396, впервые — Плач Ярославны. Дамский журнал. М., 1825. N 23, с. 180–182 [BR]http://www.slovoopolku.ru/kozlov

Ять: Ольга де Клапье. Статья: Сергей Яковлевич Лесной - газета Русская Жизнь N 6437 30 ноября 1967 ...Сергей Лесной написал и издал в эмиграции: Историю Руси (1175 стр., 9 выпусков), Русь, откуда ты? (336 стр.), Пересмотр основ истории славян, Слово о Полку Игореве (522 стр., 4 выпуска)... Последнее заставило нас познакомится. Прадед моего мужа сделал первый перевод Слова на русский язык - поэт Козлов, заслуга немалая, так как он был слепым и переводил с голоса - ему читали вслух. Лесной находил первый перевод Козлова неточным, и вероятно он был прав Сергей Яковлевич Парамонов (Лесной) http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_86.htm

Ять: Сергей Лесной. Песни природы. Париж, 1948, с. 63 Не все петь соловьям, - Дайте почирикать и воробьям… (Конфуций) Лес шумит Лес шумит. Тихо веет прохладой. На душе так легко и светло. Ничего мне в забытьи не надо, Все ушло далеко, далеко… Мир тревог позабыт. Лес шумит. Тихо веют деревьев вершины. Что-то шепчут друг другу кусты. И высокой тревожной осины Ветру плачут о чем-то листы. Мир людей позабыт. Лес шумит… Пятна света скользят, изменяясь, По земле, по листам и стволам, И. в узоры с тенями сплетаясь, Разбегаются вновь по кустам. Свет глаза мне слепит. Лес шумит… Вот затихло. Вот снова гудит. Вот от света глаза я смежаю. Где-то в чаще так грустно скрипит. Лес шумит…А о чем? – Я не знаю. В заключение Я знаю: за стихи начнут бранить меня. Что нового, мол, нет; что техника хромает; Что не чеканен стих; что повторяюсь я; Что выбор наконец и темы удивляет. Где-ж формы новые, изысканность стиха, Сравненья яркие и образность поэта? И с рифмой у меня совсем не без греха, За подражение, мол, следует к ответу… Надрыва-ж вовсе нет, ни бурного волненья, Литаврных звонких слов, туманности порой. Что слишком просто всё. Нет страстного движенья. Ну, словом, убедят, что я поэт плохой. На всё это скажу, что я не соловей, А только серенький и скромный воробей. Но орнитологи согласны все вполне: Считают воробья бесспорно певчей птицей. А если это так, - то можно петь и мне. Пусть скромен голос мой, мне нечего стыдится, Средь истинных певцов хоть выступаю я, - В симфонии лесной и голос воробья Какой-то ноткою наверно пригодится.

Ять: Сергей Лесной. Слово о полку Игореве: Исследование Вып.1. Тексты. Париж, 1950, с.98 (сдано в печать I-II-1950, подписано к печати I-XII-1950, тираж 750); Вып.2. Принципы, определяющие верное понимание. Париж, 1951, с.99-223 (сдано в печать I-II-1950, подписано к печати I-V-1951, тираж 750); Вып.3. Комментарии. Париж, 1951, с.225-378 (сдано в печать I-VI-1951, подписано к печати I-XI-1951, тираж 750); Вып.4. Персоналии, лица и события, упоминаемые в Слове. Париж, 1953, с.381-522 (тираж 750); Вып.5. Искания и догадки. Библиография Слова (не вышел в печать)

Ять: Сергей Лесной. Исследование о Слове о полку Игореве. Вып.1. Слово о полку Игореве Тексты: 1) Точная копия издания 1800г. 2) Реставрированный по отношению к XII веку текст издания 1800г. 3) Реконструированный первоначальный текст XII века. 4) Перевод на современный русский язык 5) Пояснительные главы Париж, 1950 Содержание 1. Предисловие – стр.5-12 2. Слово о полку Игореве – 1) текст издания 1800г.; 2) реставрированный по отношению к XII веку, именно в его орфографии; 3) реконструированный по отношению к протографу XII века, текст в его первоначальном распорядке, с ударениями и фонетикой XII века; 4) перевод Слова – стр.14-59 3. Обьяснительная глава к тексту издания 1800г. – стр.61-65 4. Обьяснительная глава к реставрированному тексту рукописи 1800г. – стр.66-70 5. Обьяснительная глава к реконструированному тексту – стр.71-92 6. Обьяснительная глава к фонетическому тексту – стр.93-98 Предисловие Данное издание Слово о полку Игореве имеет двоякую цель: 1) дать в ознаменование 150-летия со дня его опубликования совершенно точную копию его издания 1800г. и 2) изложить результаты исследований автора над Словом. Слово издавалось множество раз, но только три издания могут удовлетворить исследователя или серьезного читателя: издание 1800г., 1904г. и издание 1920г. Издание 1800г. является величайшей редкостью, и многие любители Слова никогда в жизни его не видели, его можно считать несуществующим. Издание 1920 года, представляющее собой фотографическое воспроизведение первого издания с дополнительной статьей проф. М. Сперанского: Первое издание Слова о полку Игореве и бумаги А.Ф. Малиновского -, было издано в весьма ограниченном числе экземпляров и является также редкостью. Фактически и оно совершенно недоступно для любителей Слова. Издание 1904г. нам осталось неизвестным, оно издано Сувориным фотографически. Все же другие издания в той или иной мере, отличаются от издания 1800г., так как все редакторы вносили от себя поправки в орфографию, пунктуацию, размещения абзацев и т.д., не оговаривая или только частично оговаривая эти изменения. Издание Слова в серии Библиотека Поэта, вышедшее в 1949г. в Ленинграде, стало нам известно только во время правки корректур. Хотя это издание и дает варианты екатериновской копии и указывает отклонения от издания 1800г., оно все же не дает представления о пунктуации, размещении абзацев в Слове. Таким образом, серьезный читатель видит Слово в этих изданиях через очки редакторов, а не таким, каким оно было опубликовано. Данное издание пополняет этот пробел: в нем воспроизводится со всей точностью текст издания 1800г., именно не только его орфография и пунктуация, но и количество и размер строк; сохранены также все абзацы оригинала. В подстрочных примечаниях даны также варианты из екатериновской копии. От фотографического воспроизведения издания 1800г. пришлось, однако, отказаться, так как обширные, и во многих местах ныне совершенно устаревшие примечания гр. Мусина-Пушкина – Малиновского, слишком отягощали текст и не давали возможности дать легкообозримые параллельные тексты. В отличие от оригинала, в данном издании применено некоторое усовершенствование, - введена нумерация строк. Многие издания для облегчения цитирования подобную нумерацию уже применяли, однако цель их полностью не достигалась, ибо нумерация их не была единой для всех и имела смысл только для одного издания. Наша нумерация имеет то бесспорное достоинство, что соответствует оригиналу. …Наконец, в заключении несколько слов pro domo sua. Работа эта явилась следствием долголетних исканий автора над Словом, начавшихся выяснением того, что представляет собой Слово с точки зрения натуралиста. Эти исследования показали, что автор Слова, изумительный поэт, был в то же время и глубоким знатоком живой природы, что многие места, замечательные по красоте и верности природе, совершенно утеряны для широкой публики, ибо комментаторы и переводчики, будучи филологами, прошли мимо этих красот, не сознавая их ценности. …Мы твердо настаиваем только на одном: Слово гораздо ценнее, чем думают…Слово гораздо непонятнее, чем предполагают. Слово гораздо более нуждается в помощи всех, кому не чужды интересы славянства, чем это кажется…

Ять:

Ять:   На Дунаи Ярославнынъ гласъ слышитъ, зегзицею незнаемъ рано кычеть: Полечю, рече, зегзицею по Дунаеви, омочю бебрянъ рукавъ въ Каялѣ рѣцѣ, утру князю кровавыя его раны на жестоцѣмъ его тѣлѣ. Ярославна рано плачетъ въ Путивлѣ на забралѣ, аркучи: О вѣтре вѣтрило! Чему, господине, насильно вѣеши? Чему мычеши хиновьскыя стрѣлкы на своею нетрудною крилцю на моея лады вои? Мало ли ти бяшетъ горъ подъ облакы вѣяти, лелѣючи корабли на синѣ морѣ? Чему, господине, мое веселие по ковылию развѣя? Ярославна рано плачеть Путивлю городу на заборолѣ, аркучи: О, Днепре Словутицю! Ты пробилъ еси каменныя горы сквозѣ землю Половецкую, Ты лелѣялъ еси на себѣ Святославли носады до плъку Кобякова. Възлелѣй, господине, мою ладу къ мнѣ, а быхъ не слала къ нему слезъ на море рано. Ярославна рано плачетъ въ Путивлѣ на забрале, аркучи: Свѣтлое и тресвѣтлое слънце! Всѣмъ тепло и красно еси! Чему, господине, простре горячюю свою лучю на ладѣ вои? Въ полѣ безводнѣ жаждею имь лучи съпряже, тугою имъ тули затче.

Ять: Сергей Лесной. Исследование о Слове о полку Игореве. Вып.2. Принципы, определяющие верное понимание Слова о полку Игореве. Париж, 1951 Предисловие Второй выпуск нашего исследования, сданный в типографию одновременно с первым, выходит с огромным запозданием, вызванным техническими трудностями при печатании первого. Когда последние были преодолены, недостаток времени заставил выпустить первый выпуск далеко не в той безупречной форме, как этого желал автор. Здесь не место обьяснять, каковы были трудности; на деле оказывается, что содержание второго выпуска по крайней мере на год устарело. За это время было опубликовано кое-что новое, ушел вперед и сам автор. В силу этого некоторые, правда. незначительные, места нуждаются в переработке. Обстоятельства переживаемого времени не позволяют сделать этого. Поэтому автор предпочел не изменять первоначального текста, а дать краткие дополнительные замечания к тем местам, которые требуют переработки. Различные причины заставляют торопиться, ибо впереди еще много выпусков, по крайней мере еще восемь, в этих условиях приходится жертвовать может быть и ценными деталями в пользу цельности всего большого плана. Автор, однако, надеется, печатая исследование выпусками, дополнять пропущенное и исправлять ошибки в каждом из последующих выпусков, в равной мере он рассчитывает включить все новое, что будет появляться к тому времени. Содержание Предисловие 1. В чем причина неиссякаемого интереса к Слову о полку Игореве? 2. Слово - это поэма или политическое воззвание? 3. Слово с точки зрения натуралиста 4. Был ли автор Слова христианином или язычником 5. Историческая достоверность Слова 6. Принципы, определяющие верное понимание Слова 7. Подлинно ли Слово О полку Игореве? 8. Когда, где и кем написано Слово? 9. Путь и время похода князя Игоря 10. Приложение 1) Природа в Слове о полку Игореве (критический разбор) 2) Об академическом издании Слова в 1950г. Сергей Лесной. Златое слово Руси. Крах антирусских наветов. М., Алгоритм , 2008, с. 301 http://www.book-portal.info/2010/12/11/zlatoe_slovo_rusi._krakh_antirusskikh_navetov.html Сергей Лесной. Откуда ты, Русь?: крах норманнской теории. М., Алгоритм ; 2009, с. 301 (тоже самое)

Октябрин: Вышел сборник История спора о подлинности «Слова о полку Игореве»: Материалы дискуссии 1960-х годов / Вступительная статья, составление, подготовка текстов и комментарии Л. В. Соколовой. — СПб.: Издательство «Пушкинский Дом», 2010. — 792 с.

Ять: Был ли автор Слова христианином или язычником?...Есть исследователи Слова, до сих пор считающие, что оно христианское произведение, - трудно представить себе, что делает их глухими к железной логике. Если они религиозны, то не могут же они отрицать существования в прошлом и настоящем людей нерелигиозных. Заметьте, далее, что ни разу в Слове христианский Бог, св. Троица, Богородица не являются органически вплетенными в канву событий и изложения, есть только крайне поверхностные и беглые упоминания (подробнее ниже) о них. Не следует забывать также, что Слово, излагая события, главным образом, вспоминая войны со времен еще Олега Тьмутороканского ни разу не говорит о борьбе за веру, за христианского Бога и т.д. Эта идея совершенно в Слове отсутствует, везде речь только о защите Русской земли. Напрасно некоторые в слове поганый видят синоним слова язычник, - это не так, - оно означает прежде всего - дурной, скверный. Когда Слово говорит: Стреляй, О государь, Кончака, поганого кощея! - это не значит, что стреляй язычника раба, а поганого раба! И уж совершенно белыми нитками пришито в конце Слова - здрави князи и дружина, поборая за христьяны на поганые полки (788-790): за веру русичи не боролись, об этом, нет ни слова, и приписка в конце носит явно привносимой характер. Хоть раз сказал Игорь или кто-то другой - умрем за веру? Не сказал никто, ибо веры-то не было (в представлении автора Слова). Очень характерно также, что в идейной канве Слова совершенно отсутствует столь характерная для хриcтианства идея, как грех и искупление. А события, как нарочно, подходили ко всему этому. Но Слово молчит, упорно молчит об этом. Итак, в основе, в идейной канве Слова христианство целиком отсутствует. Зато язычество налицо. О Христе ни слова - зато упоминается Даждь-Бог, о св. Троице ни слова - зато есть Стрибог, Велес, словом, язычество явно доминирует... Переходим теперь к рассмотрению языческого элемента в Слове. Мы находим здесь прежде всего упоминание языческих богов: Даждь-Бога, Стрибога, Велеса, Хорса, Дива. Русичи считаются внуками Даждь-Бога, Боян внуком пастушьего бога - Велеса, ветры - Стрибожьими внуками... Писал Слово мастер своего дела, и только среда певцов-профессионалов могла сохранить в такой чистоте дух языческого мировоззрения. Гипотеза, что Слово могло быть написано дружинником или кем-либо из военной свиты Игоря, должна окончательно отпасть. В литературе уже отмечалась независимость автора Слова от религиозных источников: он ни разу не цитирует библейские книги, но к ходячим поговоркам прибегает охотно. Далее, он нигде не подражает церковным писателям, хотя, совершенно очевидно, он их знал, - он их просто игнорирует (зато во вставках переписчиков их стиль угадывается мгновенно). Хотя в его речи и встречаются церковные выражения, следует помнить, что тогда церковно-славянский язык в значительной степени играл роль языка культурно-образованных людей. Абстрактные понятия, философские представления и т.д., все это требовало выражений и слов, и певец заимствовал их из церковной книжности. Заимствовал, однако, только как лексический материал, христианские же понятия, весь дух новой религии не был им воспринят. Совершенно очевидно, что он знал о нем, но, отрицая его, считался с ним просто как с фактом. Это обстоятельство объясняет, почему до нас ничего не дошло из творчества этого слоя населения, - произведения, подобные Слову, были решительно противны духу христианства, если даже и не агрессивно настроены против последнего. Это определило их судьбу: они были уничтожены, но их было много, - уже данные о песнях Бояна в Слове показывают нам их тематику, стиль и распространеннocть. Однако в борьбе против светской литературы духовенство одержало верх. Подведем итоги: 1. Слово совершенно игнорирует христианство; если принимать во внимание основную структуру Слова, оно проникнуто языческим мироощущением. 2. Упоминания об элементах христианства носят поверхностный, случайный характер и в некоторых случаях почти наверное являются вставками переписчиков. Обстоятельство, чрезвычайно важное для расшифровки загадок Слова. 3. Певец изобразил русичей гораздо менее христианами, чем это было в действительности, он представил их действующими так, как если бы они разделяли его убеждения и представления. 4. Есть много оснований полагать, что автор ни в коем случае не был лицом духовного звания, образованным дружинником, он был профессионалом-певцом. 5. Анализируя и расшифровывая Слово, нельзя ни в коем случае выпускать из виду вышесказанного.

Ять: В чем причина неиссякаемого интереса к Слову о полку Игореве?... Шаг за шагом, с большим трудом, дополняя, поправляя и поддерживая друг друга, мы, наконец, приблизимся к истинному пониманию Слова. Но знать и понять Слово - это значит знать и понимать наш ХII век, задача огромная и трудная, но благодарная, ибо Слово показывает каких высот достигла тогда культура Киевской Руси. Многое уже сделано, но немало еще остается сделать, и это, еще недостигнутое, манит исследователя, как блуждающий огонек, - вот в этом-то и секрет обаяния Слова. Эти строки были уже давно написаны, как в газетах появилась взбудоражившая всех любителей Слова статья, сообщающая некоторые сведения о втором оригинальном списке Слова, обнаруженном уже в 1923 году. Ввиду интереса, приводим эту статью полностью (Русские новости, 1948, Париж, N 186, с.5: Поход за рукописями (Новое о Слове о полку Игореве), подпись: А. Л-ский). - Журнал Вопросы Истории в свое время напечатал призыв ак. Тихомирова о необходимости организовать сбор древнерусских рукописей, погибающих в глухих углах огромной советской страны. Журнал получил в ответ много письменных откликов и в последнем номере открыл кампанию за осуществление и проведение в жизнь похода за рукописями с пожеланием придать этой грандиозной экспедиции характер широкого существенного движения и привлечь к ней специалистов, учащихся и вообще все культурные силы страны. Мы по своим личным воспоминаниям знаем, что почти в каждом русском доме, особенно в старинных городах, в имениях или монастырях где-нибудь на чердаках, в обитых железом сундуках, хранились пожелтевшие связки писем, грамоты, рукописи всякого рода, книги с медными застежками. Большие архивные собрания и библиотеки в первые годы революции были увезены в города, но целые охапки рукописного материала оставались на местах, и все это необходимо собрать, чтобы не сделались добычей пожаров драгоценные, может быть, памятники русской письменности (Какое милое непонимание русской действительности, когда нет уже ни имений, ни монастырей, ни сундуков, обитых железом, а чердаки заселены и превращены в жилплощадь! - С. Л.). - В ответ на письмо ак. Тихомирова журнал приводит отклики ученых и архивоведов, особенно рекомендующих обследовать северные области, приволжскую глушь, Алтайский край, Прибалтику, Западную Украину. Из этих писем выясняется, что немалое количество архивного материала можно отыскать и у городских букинистов. Так, собиратель старины Груздев сообщает, что он купил для своей личной коллекции около 200 древних рукописей у ленинградских старьевщиков. Секретарь Института Литературы Малышев нашел в другой частной коллекции совершенно неизвестный памятник русского героического эпоса и 8 новгородских грамот, считавшихся погибшими. Другие пишут, что в сундуках с. Мстеры еще хранятся сотни старообрядческих книг. В другом селе недавно был обнаружен рукописный список редчайшего Сказания о разорение Соловецкой киновии. Но самый волнующий отклик получен от работника Псковского музея Л.А. Творогова, письмо которого о его поисках так называемого олонецкого экземпляра Слова о полку Игореве нельзя читать без волнения. Поиски эти были полны драматических подробностей. Творогов сообщает, что проф. Троицкий в бытность свою воспитанником Олонецкой семинарии видел на занятиях в классе в руках у преподавателя рукопись, о которой этот преподаватель сказал: Вот здесь содержится другой список Слова о полку Игореве, но гораздо более подробный, чем тот, который напечатан. Но учитель вскоре умер, а рукопись куда-то исчезла. Однако следы таинственного сборника еще раз были обнаружены. Работая над текстом Слова Творогов очутился в 1923г. в Петрозаводске и там познакомился с одним из преподавателей Олонецкой семинарии, который подтвердил существование и характеристику рукописи. Оказывается, что после революции архивы Олонецкой семинарии были доставлены в городскую библиотеку, где и разбирались исследователем Олонецкого края Островским. Этот последний обнаружил исчезнувшую рукопись Слова о полку Игореве с вариантом, но на другой же день Островский заболел сыпным тифом и умер. Разбор архивов продолжался, но драгоценная рукопись не была найдена. Конец этой истории печален для русской культуры. Проф. Перец (правильнее Перетц. - С. Л.) рассказывал, что один из его учеников видел в Астрахани воз со старыми бумагами, которые крестьянин продавал на базаре. Студент обнаружил на возу среди всякого хлама несколько рукописных сборников, в одном из которых был список Слова о полку Игореве. Но у него не было при себе денег, чтобы купить рукописи, и какой-то киргиз купил воз целиком, свалил вещи и книги в свою арбу и уехал. Был ли это олонецкий список Слова или еще другой, сказать трудно, однако этот случай доказывает, что мусин-пушкинский список не был единственным и что при систематических поисках советские ученые могут найти тот олонецкий вариант гениальной русской поэмы, драматическую историю которого сообщает ныне Творогов. Нечего и говорить, что это было бы величайшим литературным событием наших дней -. Таковы краткие данные об олонецком списке Слова. Сергей Лесной. Слово о Полку Игореве: Исследование http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_381.htm

Ять: Есть убо ина птица, нарицаема зегула, есть убо птица та злонрава сущи, егда убо народить яица, то инѣхъ птиць (въ гнѣзда) яица своя износить изъ гнѣзда, сама же своему гнѣзду не хранитель есть, но инымъ птицамъ отроды своя премѣтаеть *** Вопреки позднейшим утверждениям большевиков, день 23 февраля 1918г. (здесь и далее - н. ст.) ничем героическим для них отмечен не был. Наоборот, в этот день отряды красной гвардии трусливо бежали от немцев, которые практически без боя подошли к Пскову и могли легко двинуться на Петроград, что стало последним аргументом в принятии Лениным условий подписанного вскоре Брестского мира, то есть капитуляции России в Великой войне. Оправдывая необходимость этого позорного мира, Ленин писал в Правде 25 февраля: Неделя 18–24 февраля 1918 года, неделя военного наступления Германии, явилась горьким, обидным, тяжелым, но необходимым уроком...Мучительно-позорные сообщения об отказе полков сохранять позиции, об отказе защищать даже нарвскую линию о невыполнении приказа уничтожить все и вся при отступлении; не говоря уже о бегстве, хаосе, безрукости, безпомощности, разгильдяйстве...В Советской республике нет армии (ПСС, Т. 35). Чей праздник 23 февраля? [BR]http://www.russview.ru/main/142-23-fevralya.html Воспользовавшись разрывом переговоров, австро-германские войска 18 февраля в 12 ч дня начали наступление по всему Восточному фронту. Вечером 18 февраля на заседании ЦК партии после острой борьбы с левыми коммунистами большинство (7 - за, 5 - против, 1 - воздержался) высказалось за подписание мира. Утром 19 февраля председатель СНК В.И. Ленин направил в Берлин германскому правительству телеграмму, выражавшую протест против вероломного наступления и согласие Советского правительства подписать германские условия. Однако немецкие войска продолжали наступление. 21 февраля СНК РСФСР принял декрет - Социалистическое отечество в опасности! Началось активное формирование Красной Армии, которая преградила врагу путь на Петроград. Лишь 23 февраля от германского правительства был получен ответ, в котором содержались ещё более тяжёлые условия мира. На принятие ультиматума давалось 48 ч. 23 февраля состоялось заседание ЦК РСДРП (б), на котором за немедленное подписание германских условий мира голосовало 7 членов ЦК, против 4, воздержалось 4. Предвидя, что капиталистические государства попытаются напасть на Советскую республику, ЦК единогласно принял решение о немедленной подготовке к защите социалистического отечества. В тот же день Ленин выступил на объединённом заседании фракций большевиков и левых эсеров ВЦИК, на большевистской фракции, а затем на заседании ВЦИК. В ожесточённой борьбе против левых эсеров (23 февраля 1918 на заседании ВЦИК они голосовали против Б. м.), меньшевиков, правых эсеров и левых коммунистов он добился одобрения ВЦИК решения ЦК партии. В ночь на 24 февраля ВЦИК и СНК РСФСР приняли германские условия мира и немедленно сообщили германскому правительству об этом и о выезде советской делегации в Брест-Литовск. 3 марта советская делегация подписала Брестский договор. Экстренно созванный 6—8 марта 7-й съезд РКП (б) одобрил ленинскую политику в вопросе о мире. Большая советская энциклопедия. Брестский мир 1918 [BR]http://slovari.yandex.ru/Брестский%20мир/БСЭ/Брестский%20мир%201918 Согласно условиям Брестского мира: От России отторгалась Польша, Прибалтика, западная часть Белоруссии. На Кавказе в пользу Турции отходили Карс, Ардаган и Батум. Российское правительство обязывалось полностью демобилизовать армию, вывести свои войска из Украины, Прибалтики и Финляндии, заключить мир с Украинской Народной Республикой. Русский флот выводился из своих баз в Финляндии и Эстонии. Россия выплачивала 3 миллиарда рублей репараций. Советское правительство обязывалось прекратить революционную пропаганду в центрально-европейских странах. После подписания мирного договора германские войска ликвидировали советскую власть в республиках Прибалтики, в Белоруссии и на Украине.

Ять: С. Лесной. Слово с точки зрения натуралиста Дважды повторяется в Слове загадочная зегзица (636, 639). Одни видят в ней кукушку, другие ласточку, третьи горлицу и т.д. Решение этого вопроса пытались найти в словарном материале древних источников, в народных песнях, местных названиях птиц и т.д. К сожалению, зогза, загоза, зегза и т.д. в одном месте применяют для обозначения кукушки, в других для обозначения ласточки. Окончательное решение не найдено, впрочем никто серьезно этим делом и не занимался. Если Слово в большей мере отражает мотивы, уже существовавшие в поэзии ХII века, та вероятно, что речь идет здесь о кукушке. Дело в том, что образ молодой женщины или сестры, омывающей раны мужчины водой и воплотившейся в кукушку, уже встречался в народной поэзии того времени. Ярославна, уподобляла себя невольно героине той народной песни. Призывный крик кукушки, звучащий меланхолически, мог быть ассоциирован с печальным сюжетом. Однако, за ласточку говорит то, что ластушки, серые загозочки - найдены в народном творчестве, и Ярославна, стоя у реки, невольно следила мыслью за легкокрылой ласточкой, летающей над водой. Ей хотелось также унестись, чтобы помочь израненному мужу (Лада, ласточка, ласка). Как на сем да на белом свету Одно красно пеке солнышко, Единo живет желаньицо. Ой; не дай да Боже, Господи Земли-матушки - без пахаря, Расти девушке без матушки. Ветры виют потихошеньку, Ан приходит холоднешенько Сиротинкам, красным девушкам. Ты пожалуй; моя матушка, К горе-горькой сиротиночке, Ко позяблой семьяниночке Во любимое гостебище. У дверей стоят придвернички, У ворот да приворотнички, По дорожке - стережатыи, По пути да бережатыи. Дубовы столы поставлены, Яства сахарны наношены, Хоть не сахарнии - сиротскии. Ты когда придешь-посулишься: По весне то ли по красной, Аль по летушку по теплому, Аль по осени протяжной, Аль по зимушке холодной? Не могу, бедна горюшица; Пораскликать, поразговорать Я родитель, свою матушку; Знать, убралось-упокоилось, Тепловито мое солнышко, Во погреба да во глубоки, За лесушка за темныи, За горы за высокии, Заросла да заколодила Путь-дороженька широкая К тепловиту красну солнышку. Вот пройдет зима холодная И настанет весна красная, Разольются быстры реченьки, Налетят да птички-ластушки, Серы - малые загозочки. Запашут пахарьки в чистых полях, Затрубят пастушки в зеленых лугах, Засекут секарки во темных лесах. От тебя же, красно солнышко, Не придет вестка-грамотка К горе горькой красной девушке. Не сплывать, знать, синю камышку поверх воды, Не вырастывать на камешке муравой траве - Не бывать в живых родимой моей матушке. Как во эту пору-времечко Без тебя, да красно солнышко, Развилося, разорилося Наше вито тепло гнездышко; Все столбы да пошатилися, Все тынишки раскатилися, Нонь не знаю я, не ведаю, Мне куда да прикачнутися, Сиротинке горе горькоей… *** Есть убо ина птица, нарицаема зегула, есть убо птица та злонрава сущи, егда убо народить яица, то инѣхъ птиць яица своя износить изъ гнѣзда, сама же своему гнѣзду не хранитель есть, но инымъ птицамъ отроды своя премѣтаеть Сергей Лесной. Слово о Полку Игореве: Исследование [BR]http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_381.htm

Ять:

Ять: Предисловие Данный выпуск нашего исследования посвящен комментариям к Слову. Содержание их весьма разнообразно: здесь и обоснования для реставрации некоторых мест текста, и обьяснения смысла древних слов и выражений; здесь и критические замечания по поводу опубликованного о Слове, равно как и соображения по поводу темных мест или мест, смысл которых только кажется ясным, но на самом деле требует еще дополнительного исследования и т.д. Однако главный упор сделан на разьяснении некоторого смысла многих мест, понимаемых неверно потому, что в Слове видели не быль, а фантазию. Так как в Слове упоминается множество лиц, событий, мест, детальное пояснение взаимоотношений которых заняло-бы слишком много места и отвлекло-бы внимание читателя, - все данные из этой области выделены в особый отдел - Персоналии (см. четвертый выпуск). Как в комментариях непосредственно, так и в персоналиях, было обращено внимание не только на то, что сделано, но и на то, что остается сделать. Всилу этого, любители Слова найдут здесь до известной степени и программу дальнейших исследований и увидят поле, где и они могут приложить свои силы. Само собой разумеется, что мы рассмотрели критически только некоторые из высказываний, - большей частью только те, что опубликованы или оглашены недавно, и имеют под собой некоторую долю вероятия. Возражать-же на бездну нелепостей мы считали совершенно нецелесообразным. В критических своих замечаниях мы нередко ставили точки над i и позволяли себе называть вещи их настоящими именами без излишней деликатности. Сделали мы это потому, что именно исследователи Слова позволяли себе часто безответственность в высказываниях, а порой просто-тако беспардонность. Мы сочли необходимым показать, что нельзя говорить о Слове нелепостей безнаказанно и что пора этому положить конец. Чтобы по возможности избежать личностей, мы, как правило, умышленно не называли авторов; там-же, где они упомянуты, это вызвано особыми соображениями: большей частью это относится к лицам, говорящим, так сказать ex officio…

Ять: Комментарии к Слову о полку Игореве Заглавие 1-5. Заглавие – Слово о полку Игореве - принадлежит, очевидно, не автору Слова, а переписчикам. Сам автор называет свое произведение то повестью (8, 39), то песнью (11). И то, и другое верно: повестью – потому, что это длинное повествование об историческом событии, - песнью – потому, что повесть излагалась напевным говором, вероятно, под аккомпанемент струнного музыкального инструмента и воспевала подвиги. Этому мы находим подтверждение в самом Слове: певец говорит о Бояне, об его пении (называя соловьем), об его игре (на струнном инструменте) и вместе с тем всюду видно, что это почитатель Бояна, способный пойти по его стопам, высоко ценивший его искусство, пошедший, однако, своим оригинальным путем в приемах изложения. Причиной этого была реальная, общественно-политическая, а не только поэтическая цель. Автор Слова был таким-же певцом, как и Боян, - отсюда и вероятность, что Слово могло излагаться напевным говором в сопровождении музыки. 1. Термин Слово в понимании переписчиков бытует и по сей день: приветственное, прощальное, похвальное, надгробное и т.д. слово. Хотя по нашим теперешним это слово и не совсем подходит, - веками закрепленное название Слово о полку Игореве должно остаться. Другое дело – как его переводить. Одни переводят песня, но это слово не подходит, ибо песня применяется к мелким, не столько литературным, сколько музыкальным (песня без слов), а, главным образом, вокальным произведением. Другие перводят - песнь, что имеет оттенок чего-то более серьезного и крупного, причем центр тяжести здесь именно в литературной, а не музыкально-вокальной стороне (Песнь о вещем Олеге). Мы считаем, что 792 печатных строк слова ясно показывают, что мы имеем дело здесь с довольно крупным литературным произведением и что вернее всего было бы назвать Слово вместе с его автором повестью. Однако, слово повесть в нашу эпоху утвердилось за прозаическими произведениями, главным образом, бытового характера. Поэтому мы предпочитаем в переводе слово – сказание. Оно в одинаковой мере применимо, как к эпической прозе, так и произведениям песенного характера (Сказание о граде Китеже и т.д.). Наконец, Сказание о битве на Куликовом поле, произведение совершенно аналогичное по теме и даже подражательное (именно Слову), - показывает уместность применения именно этого слова. 2. О полку – многие делают ударение о полку, правильнее же будет – о пОлку. В этом убеждает нас корень слова пълкъ (древне-русское) или плъкъ (староболгарское), как и аналогичные: вълкъ, тлъкъ (т.е. волк, толк). Мы, не отдавая себе отчета, удерживаем еще влияние старины и говорим: что тОлку, вОлку, нашего пОлку прибыло и т.д. Оборот: о полку Игореве и в русском, и в украинском языках отмер. Русский скажет: о полку Игоря, украинец либо: о полку Iгоревiм (устар.), либо – за полк Iгора (совр.). Для обоих языков также допустим оборот: про полк. Слово полк в древних источниках (и в Слове) имеет несколько значений: 1) как и в настоящее время, означает крупную боевую единицу. Пример: изрядиша полков 6: Игорев полк середе, а по праву брата его Всеволожь (Ипатьевская летопись об Игоревом походе), 2) войско вообще: А Игорева хороброго полку не кресити!. 3) битва, сражение: и не смеша дати им полку (Новгор. I летоп. 6688г.), 4) поход и т.д. Конечно, красивее, поэтичнее перевести – Песнь о битве Игоря, ибо битва была в центре произведения. Однако, сам автор Слова начинает: почнем-же, братие, повесть сю от старого Володимира и до нынешнего Игоря… Указывая такой обьем повествования, автор Слова тем самым подчеркивает, что речь здесь будет не только о битве или походе Игоря в целом, но и о другом. В главе – Слово – это поэма или политическое воззвание – мы подробно разобрали этот вопрос и пришли к заключению, что и иные соображения руководили певцом при создании этого произведения. История похода послужила только поэтической канвой для общественно-политического воззвания. Поэтому мы считаем более уместным перевести более общим словом; Сказание о походе… 3. Игорь – древне-русское имя. Еще в XIIв. языческие имена были в полном ходу. Игорь в крещении был назван Георгием, но для всех, даже для оффициального летописца-монаха, он был Игорем. Светские имена еще очень долго преобладали над духовными. Обычно считают, что Игорь – это измененное, русифицированное скандинавское: Ингвар. Это неверно: это были два разных имени. В Слове мы, во-первых, встречаем, кроме Игоря, и настоящего Ингваря (530), значит, тогда различали Игоря и Ингваря. Во-вторых, в летописи мы встречаем князя, носившего имя Игоря Ингваровича. Не имея здесь возможности останавливаться подробнее, ибо это совершенно особая тема, отметим, что и Ингварь – славянское имя (от ино – и говор, т.е. говорящий иначе). 4. Святославль – genetivus possesivus. Прилагательное – Святославичь, об этих формах в особом выпуске. Данные об Игоре, Святославе и Олеге см. Персоналии (1,2,3). 5. Очевидно, в древности существовало мужское имя Олег с ударением на О, произносилось оно также и Ольга и даже Олг, отзвуком чего является начертание в Слове – плъки Олговы (222). Соответственно Олегу существовало и женское имя – Олега со слабо звучащим е, заменявшимся мягким знаком (явление, чрезвычайно частое в древне-русском языке), - отсюда современное Ольга. В ходе времени, однако, ударение в слове Олег пернеслось на неударяемое Е и получилось современное ОлЕг, украинское Олесь (Олэсь). Это имя жило на Руси с давних пор. То, что имя это упоминается в украинских песнях (Без тебе, Олесю…), говорит об его народности, т.е. глубоком проникновении в быт, что, как правило, бывает со своими, а не чужими словами.

Ять: С. Лесной. Слово - это поэма или политическое воззвание? (Из Вып.2, без сокращений) Долгое время, целую эпоху, на Слово о полку Игореве смотрели как на великолепный, чисто литературно-сказательный памятник. Любители Российской словесности, - писал Мусин-Пушкин устами своего редактора Малиновского в предисловии к Слову 1800 г., - согласятся, что в сем оставшемся нам от минувших веков сочинении виден дух Оссианов: следовательно, и наши древние герои имели своих Бардов, воспевавших им хвалу. Еще раньше, в 1797 году Н.М. Карамзин писал: года два тому назад в наших архивах открыли отрывок поэмы под названном: песнь Игоревых воинов, каковую можно сравнить с лучшими Оссиановыми поэмами и каковая написана в XII столетии неизвестным сочинителем. Слог, исполненный силы, чувства величайшего героизма, разительные изображения, почерпнутые из ужасов природы, составляют достоинство сего отрывка... Итак, в Слове увидали поэму, Ироическую песнь, как это стоит на обложке издания 1800 года. Весь центр тяжести этого произведения усмотрели в воспевании подвигов, в чистой поэтике. Это было величайшей ошибкой, наложившей отпечаток на всю историю исследования Слова от 1795г. и до наших дней. Да, Слово - это поэма, но поэма в высшей степени своеобразная, поэма не фантастическая, не приблизительно, а строго-историческая и, самое главное, злободневно-политическая. Не поняли того, что не столько поход Игоря как таковой стоит в центре поэмы, сколько беда Русской земли и в прошлом (войны Олега), и в настоящем из-за раздоров среди князей. Прошли мимо и не поняли златого слова Святослава - этого прямого обращения к действию, к единению сил, к спасению родины именно в тот бедственный и полный ужасов момент, когда: Се в Римове крычать под сабли Половэцькыми, а Володимир под ранами! Слово поняли как сугубо придворное произведение, имевшее своей задачей воспеть доблесть князей и дружины, считали, что о народе нет ни одного слова, что автору Слова были безразличны бедствия и горести русского народа. Историк Иловайский в 1859 году так оценивал Слово: Везде они (князь и дружина) представляются понятиями неразрывными, и притом едва ли не олицетворяющими собой понятие о всей Русской Земле. Народ или, собственно, черные люди остаются у него в тени, на заднем плане... И вот с легкой руки Иловайского пошли писать под диктовку с некоторыми вариациями на ту же тему вплоть до 1934 года, когда В. Невский, советский автор, в прекрасном сборнике о Слове (изд. Academia) писал: Автор Слова несомненно принадлежал к высшему привилегированному сословию, к дружинно-боярскому: он был боярином и дружинником...Прежде всего поражает Слово тем, что народ, смерды, их жизнь, их участие абсолютно в нем не отражается: получается впечатление, как будто бы народ не принимает в походе никакого участия... Автор даже, - продолжает Невский, образы свои черпает не из народной жизни, не из народных низов, а из жизни богатой и притом военной верхушки. Только 3 раза мы встречаем сравнение, взятое из жизни народа, именно из быта земледельца... Больше картин из жизни пахаря-земледельца в Слове нет нигде. Зато высший, боярский, дружинный слой описываются яркими красками. Игорь, его товарищи и его дружина храбры и доблестны...И не только князья, дружина княжеская, - это дружина богатырей, закаленных в бою и отваге... Далее В. Невский, очевидно солидаризируясь с акад. Перетцем, приводит следующие его слова: Для автора, конечно, ближе всегда были интересы его класса, интересы княжеские, а не интересы народной массы, которая, по нашему мнению, считала своим родным делом хозяйственную деятельность... Кажется, - продолжает В. Невский, - достаточно и тех доказательств, какие приведены выше, чтобы согласиться с мнением о боярском, привилегированном происхождении автора Слова. С этой точки зрения можно сказать, что наше Слово, как и западноевропейская средневековая рыцарская поэзия, носит аристократический характер. Отсюда совершенно понятно, что автора совсем не интересует народ, смерды, его положение, его горести и страдания... Таково мнение о Слове от Иловайского и до Невского, мнение господствовавшее, но, к счастью, не единственное. Трудно найти в литературе мнение более несправедливое, тенденциозное, тупое, прямо вопиющее к небу. И мнение это высказывает советский автор, официальной обязанностью которого, казалось бы, было подробное и всестороннее освещение роли народа в Слове! Ведь почти каждая строка Слова находится в кричащем противоречии с приведенным выше мнением. Ведь центральной фигурой Слова, его стержнем является русский народ. Советские ученые (Новиков, Орлов и другие) давно уже поняли это, и трудно понять, как могла подняться рука, чтобы написать такое фальшивое, инспирированное какими-то особыми соображениями мнение. Да, Слово - это похвальная песнь князьям, их дружине, всему войску; в Слове отдается должное отваге, храбрости, трудам и ранам князей, но вместе с тем Слово - это публичный суд, суд всей Русской земли не только над данными князьями Ольговичами, но над всей системой управления землей того времени. Обвинительный акт начинается словами - упреком Святослава: Се ли створиста моей сребреней седине! Он любит их, героев Слова, за смелость, бесстрашие, он ценит их труды и мучения, но упрекает в неблагоразумии: Не во время вы затеяли поход, бесславно пролили кровь поганых, - говорит он. И к этому приговору певец присоединяет (если следовать одному толкованию, принимаемому большинством) упреки и других народов, более того, проклятия их (немцев, венецианцев, греков и мораван). Если же принять наше толкование, то проклятия произносились русскими женщинами, потерявшими своих близких, это они - кають князя Игоря, иже погрузи жир во дне Каялы, рекы Половецькыя, Русского злата насыпаша - и так далее. Примем ли мы первое или второе толкование, - это не изменяет сути дела: Игоря проклинают за его неудачу. Что же тут общего, скажем мы, с фантастической песней о Роланде? Где аристократичность Слова и защита классовых интересов, если героев его, правда, любя, но публично, во всеуслышание, перед всей землей, певец с горечью отчитывает? Это не похвала, а акт гражданского суда, суда строгого, но справедливого. На чьей стороне стоит певец, на стороне князя-феодала, пустившегося в рискованную авантюру вместо того, чтобы основательно подготовить поход, или на стороне русского народа, жестоко пострадавшего в ней? Нам кажется, что двух мнений здесь быть не может, что и гг. Иловайские, Невские и Мазоны должны согласиться с тем, что певец укоряет Ольговичей в неразумии. Более того, - певец возвышается над событиями не только своего времени, он поднимается выше, он анализирует не только неудачный поход внуков Олега, он осуждает и его самого. Это он называет его Гориславличем, т.е. человеком горестной славы, это он укоряет Олега, что тот ковал крамолу и стрелы сеял по земле... Более того, певец бросает в лицо всем князьям перед всем народом тяжелый упрек, им и их системе управления: Тогда при Ользе Гориславличи сеяшеться и растяшеть усобицями, погыбашеть жизнь ДаждьБожа внука.. и прямо указывает: В княжих крамолах веди человеком скратишася - и т.д. Или: Усобица князем на поганые погыбе, рекоста бо, брат братови: се мое, а то мое же; и начяша князи про малое: се великое говорити, а сами на себе крамолу ковати. А погани со всех стран приходжаху с победы на Землю Руськую... Спрашивается, где же здесь панегирик, защита кастовых или классовых интересов? Если панегириком считают публичное шельмование: Про малое стали говорить: о, се великое, то трудно понять, как понимают смысл слова панегирик сторонники мнения, что певец Слова защищал интересы класса феодалов и сам принадлежал к привилегированному сословию. Напрасно некоторые толкуют - погыбашетъ жизнь ДаждьБожа внука - как гибель имения, добра князей, это неверно, - внуки ДаждьБога это все русские, а не только князья. Откройте Апостол 1307 года, и там на полях его вы найдете цитату, почти дословную из Слова (она только что приведена нами), но там вместо ДаждьБожа стоит - наша жизнь, т.е. добро русских людей вообще. Так понимали Слово в 1307 году, так и следует его понимать, ибо дальнейшая цитата полностью разъясняет смысл отрывка: Тогда по Руськои земли редко ратаи покрикивали, но часто вороны граяли, деля себе трупы.. (и уж, конечно, трупы, о которых жалеет певец, были трупы народа, а не князей). Здесь певец на стороне хозяина земли Русской - пахаря, Русского народа, и он громогласно упрекает князей, своих защитников от внешних врагов, в нерадивости. Где же здесь, спрашивается, защита классовых интересов? Наоборот, певец, если он был даже дружинником или боярином, возвышается над интересами своего класса, а выше всего ставит благо всей родины! Если этого не понимал проф. Иловайский, проклятый буржуй, никогда не читавший Маркса и чуждый политике, то уж г. Невскому следовало бы все же более порядочно понимать то, что он читает и затем так развязно комментирует. Далее, певец не ограничивается только примером Игоря, воспоминаниями об Олеге, Всеславе, который также причинил немало бед Руси своими исканиями - девици собе любой, т.е., хорошей волости, - он указывает, что это зло царит сейчас и в другом конце Русской Земли, - в Полоцкой земле. Там тоже Двина болотом течеть под кликом поганых, там одиноко погиб Изяслав в битве с врагами, покинутый братьями, и там беда. И певец не ограничивается только общими местами, критикой вообще, но он называет громко, во всеуслышание и конкретных, живых виновников сегодняшних раздоров: Ярославе и вси внуци Воеславли, гневно восклицает он, склоните же свои знамена, вонзите в землю ваши опозоренные мечи, вы отошли от дедовской славы, - это вы своими крамолами начали наводить поганых на землю Русскую! Ну, и аналогию с средневековыми рыцарскими песнями нашли гг. Невские и Мазоны!!! Где же здесь защита классовых интересов, своей феодальной верхушки? Ведь это речь народного прокурора и строгого судьи, а не речь защитника. Да такого певца, восхвалителя мало услать в Соловки или Воркуту, ему и Колымы мало! Итак, певец осуждает не только неудачный поход Игоря, совершенный тайком из-за эгоистичного интереса самому получить славу, а не делиться ею с другими, но осуждает и всех князей за их крамолы; он называет имена виновников раздоров, он напоминает, что это тянется уже не менее 100 лет, со времени Олега Тьмутораканского. Откровенно говоря, хвала в Слове храбрости бледнеет перед столь тяжелыми обвинениями. И уж, конечно, Слово не имеет ничего общего с похвальной, аллилуйской придворной песнью, какой ее хочет изобразить г. Невский. Переходим ко второму совершенно ошибочному, мы сказали бы, позорному утверждению, роняющим достоинство советской науки, что в Слове не защищаются интересы народа, что автор не живет его бедствиями. Все Слово - это сплошное опровержение этого мнения, это стон сердечной боли за русский народ. Возьмите место: битва на Каяле проиграна, кровавого вина не доста.. жены русскыи всплакашася... Кто эти жены, - русского народа или жены феодалов, или аристократов? Застонал Кыев тугою, а Чернигов напастьми, печаль жирна тече среди земли Руськыи...Значит народ мучается, народ опечален, а не феодальная верхушка! Откройте летопись: Где бо бяше в нас радость, понеже воздыхание и плачь распространися...возпиша вси и бысть плачь и стенание: овем бо брата избита и изъимана, а друтым отци и ближникы... Значит плакали все, кто по братьям, кто по отцам, кто по близким. О каком походе говорит это летопись? - именно о походе Игоря! Понятен теперь и этот скорбный рефрен: А Игорева храброго полку не кресити! (не воскресить). Заметьте: сказано полку, т.е., войска, а не только дружины, составлявшейся из воинов-профессионалов. Да, храбрых русских воинов, народа русского, полегшего на поле брани, не воскресить! Но ни Иловайский, ни Невский, ни тем более иностранец Мазон не понимают, о ком скорбит певец Слова (невероятно, но факт). Говорит ли автор о том, что Игорь погрузи жир во дне Каялы...Русского злата насыпаша, говорит ли он о дружине (вероятно, того же Игоря): Дружину твою, княже, птици крилы приоде, а звери кровь полизаша, вспоминает ли он о стягах Рюрика и Давыда, в которых нет единения, говорит ли он о битве на Немиге (Немиги кровавые берега не благом (зерном) посеяны были, а костями русских сынов), - всюду скорбь о русском народе, о Русской земле и меньше всего о феодалах и аристократах. Наоборот, ни разу певец не отзывается сочувственно о князьях, как о таковых, но только, как о защитниках родины. Только в отрывке: О, стонати Руськыи земли, помянувше первую годину, первых князей... можно усмотреть сочувствие, уважение и любовь к князьям, к князьям древности, осуществлявшим идеал певца, но это было когда-то! Сегодняшних князей певец честит достаточно. Далее автору Слова брошен упрек в том, что он много внимания уделил военщине, отчасти охоте, что в этом сказывается пренебрежение к народу, к смерду. Но поймите, гг. Невские, что Слово - это песнь о походе, о войне, а не трактат о земледелии. Ведь не будем же мы упрекать автора книги о музыке, что он слишком мало внимания уделил индустриализации (г. В. Невский, конечно, не в счет!). А что касается охоты, то она в XII веке не была развлечением, забавой, а одним из самых существенных промыслов, которым был занят и пахарь в свободное от полевых работ время, - шкуры зверей это были деньги. Итак, подавляющее большинство исследователей, особенно в прошлом столетии, не понимали истинного значения Слова. Не поняли нашей национальной гордости, что ни одна европейская культура не может выставить для соответствующего горизонта времени произведения, могущего стать в сравнение со Словом. Слово гораздо глубже, серьезнее, политически зрело, чем все фантастические повести или рыцарские песни вроде Песни о Роланде. И недаром иностранцы подкапываются под Слово: никак не могут поверить, что культура русских в XII веке была не ниже, а, может быть, и выше их собственной. К чести исследователей Слова следует, однако, отметить, что не все пошли стопами Иловайского и иже с ним. Многие давно поняли и указывали на огромное политическое значение Слова и что героем Слова в сущности является русский народ. Некоторые, напр., украинец Мондальский (1918), даже впали в другую крайность и видели в Слове только одного героя - пахаря, русский народ, забывая, что представителям защиты его, князьям и дружине, также отведено почетное место. Другие исследователи, в частности Новиков (1938), достаточно правильно и объективно оценили основные идеи Слова. Для них основная мысль, так сказать, квинтэссенция произведения заключена в златом слове Святослава, обращении к другим князьям. И действительно: за великолепной декорацией описания похода Игоря скрыта основная цель произведения, - призыв ко всем русским князьям встать в настоящий момент на защиту родины, - это политическое воззвание, очень удачно использующее поэтическую канву для своих целей. Чтобы не быть голословным, произведем арифметический подсчет, - подсчитаем, сколько строк посвящено собственно походу Игоря и поэтике, а сколько обсуждению и политике, т.е., обсуждению прошлого и причин бедствия Русской земли в настоящем. В центре стоит златое слово Святослава (417-542). Далее уже идут слова самого автора на ту же тему, но о беде от поганых в Полоцкой земле (542-568). Затем следует обвинительный акт по адресу Ярослава и внуков Всеслава (568-580). Итого обсуждение главным образом современного политического положения занимает 165 строк. Но это не все, - автор, вспомнив внуков Всеслава, не забывает и вреда от деяний самого Всеслава (в центре потрясающее сравнение битвы на Немиге с работой: молотьбой зерна на току). И затем певец переходит к упреку Рюрику и Давиду в их розни (580-635); прибавляется еще 55 строк. Итого 220 строк подряд посвящены главным образом политике и прямого отношения к походу Игоря совершенно не имеют. Однако, перед златым словом имеется еще крупный отрывок, где певец показывает на примере прошлого (войны Олега) всю пагубность раздоров между князьями (220-256), прибавляется еще 37 строк. Далее следует упрек князьям вообще (298-307), добавляется 8 строк, тот же упрек повторяется на строках 327-330. Итого политике посвящено 261 строка. Однако на самом деле политическая часть еще длиннее, ибо отрывок: тии, бо храбрая Святославличя (332-363) и объяснение боярами сна Святослава (381- 416), в сущности, в большей мере принадлежат этой части, а не поэтической, - эти отрывки только подготовка, фон для златого слова. В Слове всего 792 строки, 5 строк занимает заглавие, 526 занимает поэтика и 261 строку (по крайней мере!) занимает политика. Эти цифры показывают совершенно ясно и объективно, что политической части певец придавал огромное значение: по крайней мере, одна треть произведения занята ею. Эта часть для тех, кто считает Слово только хвалебной песнью, безусловно страшно перегружена и растянута, как это неоднократно и высказывалось. На самом же деле это не так: Слово - это злободневное политическое воззвание, призыв к действию, к защите родины, совершенно живой, конкретный, поименный, - поэтому должны были быть перечислены все, кто мог помочь походу, отсюда уместность упоминания всех. Слово - это обращение к чувству и разуму всех русских людей и в первую очередь русских князей, - отсюда подробное обоснование призыва фактами в прошлом и настоящем. Весь поход, вся поэтика Слова - это только эмоциональная подготовка слушателя к тому, что будет в самом центре Слова, - в златом слове Святослава, и недаром это место сам певец называет его золотым, здесь центр тяжести всего произведения, его summa summarum. Приходится удивляться не тому, что политика занимает более трети произведения, а как искусно разместил певец материал политический среди поэтики, так что он оказался как бы замаскированным, почти незаметным; здесь талант певца сказался в совершенстве. В уста Святослава вложено чрезвычайно умелое, дипломатически громкое слово ко всем русским князьям (возможно, прямой отголосок действительно существовавшего). Все в этой речи, что вносит рознь, неудовольствие, оставлено в стороне, все мелкое, личное забыто. Князья выставляются в самом лучшем свете, как богатыри, честные и храбрые, вспоминаются крупные деяния их. Святослав обращается буквально ко всем русским князьям, не забывая ни средних, ни малых, и всюду отмечая доблесть их дружин и тем подготовляя благоприятную почву для положительного решения о походе, ибо с мнением дружин князья очень считались. Начинает злато слово Святослав с упрека Игорю и Всеволоду; отдавая дань их смелости, благому намерению поразить врагов, сочувствуя их беде, он упрекает их в неосторожности, в самонадеянности. Далее он переходит попутно к брату своему Ярославу. Он восхваляет его могущество, его воинов, но упрек в бездействии, в недостаточной помощи Игорю высказан чрезвычайно тонко: Я уже не вижду власти брата моего.., как будто причина отсутствия поддержки со стороны Ярослава это только печальная случайность. Такое обращение к Ярославу объясняется не только тем, что это обращение к брату, но и тем, что Святослав, видимо, не потерял еще надежды иметь Ярослава, владения которого были близки к половцам, участником задуманного похода. Он не решается порывать с братом, которого сам певец в дальнейшем считает главным виновником раздоров. Далее он обращается к великому князю Всеволоду Большое Гнездо, действительному хозяину Руси в то время. Напоминая о его блестящем походе на Волге против так называемых серебряных болгар и понимая, что Всеволоду трудно идти так далеко, - он подсказывает форму его помощи в общем деле: он может послать князей Глебовичей, своих вассалов и помощников, земли которых лежат ближе к половцам, кстати, как бы мимоходом, он не упускает случая сказать приятное Глебовичам, назвав их живыми шереширами (метательными орудиями). Затем он обращается к своим соседям Рюрику и Давиду в весьма хвалебной форме, не забывая и их дружину. Эти похвалы во всеуслышание, перед всем народом, приобретают особый оттенок и смысл, если принять во внимание отношения, существовавшие между Святославом и упомянутыми князьями. Узнав о пленении сына Всеволодом Большое Гнездо, он сказал: Отомстил бы я Всеволоду, да нельзя, - подле меня Ростиславичи (Рюрик и Давыд). Эти мне во всем делают досады в Русской земле; ну, да мне все равно: кто ко мне из Владимира племени ближе, тот и мой. Так он говорил, охотясь по левому берегу Днепра. Гнев его, однако, был так велик, что, узнавши о том, что Давыд Ростиславович в это время также охотился в лодках по Днепру в этом же месте, приказал стрелять по нем. Давыд был осыпан стрелами, но ему удалось благополучно уйти. Далее Святослав обращается с большой похвалой к галицкому князю Ярославу Осмомыслу, напоминая, что это он брал Киев (и мог владеть последним), что Ярослав настолько силен, что посылает войска за далекими землями против султанов (есть данные, что войска Ярослава участвовали в походе для завоевания Гроба Господня). Тут деликатный намек, что Ярослав Осмомысл, завоевывающий за морями Гроб Господень, должен, естественно, позаботиться и о защите отцовского престола. Высокая оценка Ярослава понятна еще и в том отношении, что еще в походе 1183-1184 гг. Ярослав оказал военную помощь Святославу в его походе на Кобяка. В том же духе составлено обращение Святослава и к прочим князьям. Утилитарное, значение золотого слова настолько очевидно, что некоторые исследователи даже считали, что Слово написано по заказу самого Святослава, что это политический памфлет, но в художественной форме. Хотя великий князь киевский Святослав III сделан самой импозантной, центральной фигурой среди князей, которой он на самом деле не был, - мы все же считаем, что автор Слова не выполнял чьих-то специальных поручений, - слишком независимо он выступает по отношению ко всем князьям, косвенно достается в Слове и самому Святославу. Автор, несомненно хранитель традиций, политически поддерживал великое княжество в Киеве, кто бы там ни сидел, ибо это был престол дедов, распоряжавшихся из Киева судьбами Руси. Автор - образованный человек, большой патриот, спорее всего профессиональный певец, сам отлично понимал что нужно в данный момент его родине. Именно он был способен более всех других (в частности князей) подняться над мелкими личными интересами до понимания необходимости общего-сударственного блага. Наиболее подходящим князем для реализации мечтаний певца в данной ситуации был киевский князь Святослав, поэтому-то он его и поддерживал. Его сравнительно независимое положение позволяло ему поднимать свой громкий и гневный голос против реальных носителей раздора, быть выше партийных и княжеских группировок. А что он независим был, - видно из самой песни, из духа ее: это он, певец, поднимает свой голос против Ярослава Черниговского и других, когда, казалось бы, он мог спрятаться за спину Святослава, вложив свои мысли в уста последнего. Кроме того, история приводит нам примеры, что такие независимые певцы в те времена существовали. В 1241г. в Перемышле против князя Даниила поднялся мятеж, в числе мятежников оказался словутный, т.е. знаменитый певец Митуса, который - древле из гордости не захотел служить князю Даниилу -, Митусу привели в изодранной одежде на суд. Такие певцы служили своим талантом не за деньги! И неудивительно, что некоторые исследователи в упомянутом певце Митусе видят не только аналогию, но настоящего певца Слова о полку Игореве, его действительного автора. Итак, Слово это поэма, но злободневная, остро политически направленная, и никакие песни о Роланде и т.д. не могут быть сравниваемы с ней, ибо они политически беззубы, побасенки, плоды только эстетики, но уж никак не политики. И уж, если угодно искать аналогий для рыцарских средневековых песен на русской почве, то их можно найти в былинах, в песне, например, о Змее Горыныче, но никак уж не в Слове о полку Игореве. Какие же выводы, необходимые для правильного понимания Слова, должны мы сделать из вышесказанного? Во-первых, хотя 2/3 Слова посвящены походу Игоря, центр тяжести произведения в его политической трети. Поход Игоря использован, как удобная для слушателя форма для принятия им определенного решения - похода для защиты родины. Во-вторых, Слово, будучи целенаправленным, реалистическим, должно быть и есть произведением исторически точным, фантастике, мистике здесь нет места. По форме это поэма, но по сути это политическое воззвание, совершенно реальное, определенное и серьезное. В-третьих, элементы исторической точности определяют собой неподдельность Слова, а там, где неточности есть, они должны давать указания на лицо, эти неточности внесшее. В-четвертых, если мы находим в Слове места, вызывающие у нас сомнение, - объяснения нужно искать не в творческом полете фантазии певца, а в чем-то другом, ибо фантазерству в подобном произведении нет места, тем более, что сам певец особо оговаривает, что он будет петь быль, а не рассказывать побасенки. http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_382.htm

Ять: Ять пишет: С. Лесной. Слово с точки зрения натуралиста Дважды повторяется в Слове загадочная зегзица (636, 639). Одни видят в ней кукушку, другие ласточку, третьи горлицу и т.д. Решение этого вопроса пытались найти в словарном материале древних источников, в народных песнях, местных названиях птиц и т.д. К сожалению, зогза, загоза, зегза и т.д. в одном месте применяют для обозначения кукушки, в других для обозначения ласточки. Окончательное решение не найдено, впрочем никто серьезно этим делом и не занимался. Если Слово в большей мере отражает мотивы, уже существовавшие в поэзии ХII века, та вероятно, что речь идет здесь о кукушке. Дело в том, что образ молодой женщины или сестры, омывающей раны мужчины водой и воплотившейся в кукушку, уже встречался в народной поэзии того времени. Ярославна, уподобляла себя невольно героине той народной песни. Призывный крик кукушки, звучащий меланхолически, мог быть ассоциирован с печальным сюжетом. Однако, за ласточку говорит то, что ластушки, серые загозочки - найдены в народном творчестве, и Ярославна, стоя у реки, невольно следила мыслью за легкокрылой ласточкой, летающей над водой. Ей хотелось также унестись, чтобы помочь израненному мужу 637...Сторонники обьяснения зегзица - ласточка, также имеют солидные основания, ибо в народных песнях приводятся - ластушки-загозочки. А Ярославна, выйдя на реку, конечно, могла увидеть не кукушку, птицу лесную, а ласточку, именно береговую ласточку. Чрезвычайно вероятно, что зегзицей называли не деревенскую ласточку, т.е. обычную ласточку, а именно береговую. На эту мысль наводит и Задонщина, где упомянуты поющие щуры, а в народе и до сих пор именно береговые ласточки называются щуриками... Сергей Лесной. Слово о Полку Игореве: Исследование. Вып.3 [BR]http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_381.htm *** ...Туто щурове рано въспѣли жалостные пѣсни у Коломны на забралах, на воскресение, на Акима и Аннинъ день. То ти было не щурове рано въспѣша жалостныя пѣсни восплакалися жены коломеньские, а ркучи тако: Москва, Москва, быстрая река, чему еси залелѣяла мужей наших от нась в землю Половецкую. А ркучи тако: Можеш ли, господине князь великий, веслы Нѣпръ зоградити, а Донъ шоломы вычръпати, а Мечу рѣку трупы татарьскими запрудити? Замкни, государь князь великий, Окѣ рекѣ ворота, чтобы потом поганые татаровя к нам не ѣздили Слово о великом князе Дмитрии Ивановиче и брате его Владимире Андреевиче (Задонщина) [BR]http://feb-web.ru/feb/slovo/trans/s67/s67-363-.htm

Ять: ГАРФ, Фонд 10143, опись 80 (Архив П.Т. Филипьева), рулон 2 ***2-19-2,3 Письмо П. Филипьева - Б.Г. Унбенгауну. 2 августа 1968 ...в моих руках была только одна фотография дощечек, негатив, 3 неудачных фотостата дощечек и 2 зарисовки начала текстов с глифами посвящения. С них я снял копии...достать один из номеров 1923г. суворинского белградского Нового времени; в нем была статья, в которой вкратце излагались первые сведения о находке дощечек, о их важности для исторической науки и о самом Изенбеке, приехавшем с Галлиполя и собиравшемся ехать с ними в Париж... ***2-19-4 Письмо Б.Г. Унбенгауна (известный языковед-славист, ученый-филолог и пр.) - П. Филипьеву. 22 августа 1968 ...В.М. Крылатов запросил мое мнение о Влесовой книге, изданной С. Лесным. Судя по этому изданию дощечки Изенбека, действительно, следует признать подделкой, при том чрезвычайно грубой. При современном состоянии филологии не представляется затруднительным восстановить праславянский язык начала нашей эры, и более образованный фальсификатор постарался бы это сделать. Вместо этого дощечки Изенбека (опять таки лишь на основании Влесовой книги) представляют малограмотную мешанину старых и новых форм и совершенно фантастических образований, которые не могли существовать ни в праславянском, ни в одном из него выходящих славянских языков. В этом отношении мое мнение, действительно, безапелляционно. С. Лесной взялся не за свое дело, в этом я с Вами совершенно согласен. Он был отличный энтомолог и лучший специалист по австралийским мухам, но у него не было никакой филологической подготовки и поэтому он попался на такую грубую подделку. В одном я должен однако его защитить: он работал в области русской истории не для собственного прославления, а из плохо понятого патриотизма, что, с чисто научной точки зрения, пожалуй, еще хуже. Я провел лето 1967-го года в Канберре и почти ежедневно с ним встречался; это был приятный и скромный человек. Должен также защитить память большого ученого, проф. Мазона (а не Массона, как Вы пишете: по-видимому, Вы не знакомы с его трудами). Он не громил и не хаял Слово, как Вы пишите, а старался честно найти ответ на основные проблемы, связанные со Словом, кстати до сих пор еще не выясненные. Я не вхожу в содержание дощечек Изенбека, однако, то, что находится во Влесовой книге не выдерживает никакой критики с исторической точки зрения. То, что Вы говорите об индийском периоде Руси, только подтверждает подозрительный характер дощечек... Из Музея Русской Культуры в Сан-Франциско. Фонд 10143 в ГА РФ http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_353.htm Сергей Лесной. Слово о Полку Игореве: Исследование http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_381.htm

Ять: С. Лесной. Журнал Возрождение. Париж. N 124, апр. 1962г. Решенная загадка Слова о полку Игореве. с.110-112 ...В упомянутой нашей работе мы не раз обращали внимание на то, что в Слове есть пропуски и перестановки, которых никак не хотят признать некоторые правоверные игоревисты. Полагаем, что данный пример убедит их в том, что дошедший до нас список Слова небезупречен и что наш долг по возможности верно реконструировать подлинный текст Слова. Если это место исправлялось некоторыми скорее по интуиции, теперь механизм ошибки вполне выяснен. Ниже мы даем нашу реконструкцию текста Слова, именно строка 48-123 оригинала 1800г. (и нашей работы 1950г.). После общеизвестного вступления и Почнем-же, братіе... следует: О Бояне, соловію стараго времени! Абы ты сіа плъкы ущекоталъ, скача, славію, по мыслену древу, летая умомъ подъ облакы, свивая славы оба полы сего времени, рища въ тропу Трояню чресъ поля на горы. Пѣти было пѣснь Игореви, того внуку: Не буря соколы занесе чресъ поля широкая, галици стады бѣжать къ Дону Великому; чи ли въспѣти было вѣщеи Бояне, Велесовь внуче: Комони ржуть за Сулою - звенить слава въ Кыевѣ? Трубы трубять въ Новѣградѣ; стоять стязи въ ПутивлЪ. Игорь ждетъ мила брата Всеволода. И рече ему Буи Туръ Всеволодъ: Одинъ братъ, одинъ свѣтъ свѣтлыи ты, Игорю! оба есвѣ Святъславличя; сѣдлаи, брате, свои бръзыи комони, а мои ти готови, осѣдлани у Курьска на переди; а мои ти Куряни свѣдоми къмети: подъ трубами повити, подъ шеломы възлелѣяны, конець копія въскръмлени, пути имь вѣдоми, яругы имъ знаеми, луци у нихъ напряжени, тули отворени, сабли изъострени, сами скачють, акы сѣрыи влъци въ полЪ, ищучи себе чти, а князю славѣ. Тогда въступи Игорь князь въ златъ стремень и поѣха по чистому полю. Солнце ему тъмою путь заступаше; нощь, стонущи ему грозою, птичь убуди; свистъ звѣринъ въста, (три буквы неразборчивы - зби). Дивъ, кличетъ връху древа, велитъ послушати земли незнаемЪ: Влъзѣ, и Поморію, и Посулію, и Сурожу, и Корсуню, и тебѣ, Тьмутораканьскыи блъванъ. Тогда Игорь възрѣ на свѣтлое солнце и видѣ отъ него тьмою вся своя воя прикрыты, и рече Игорь къ дружинѣ своеи: Братіе и дружино! Луце-жъ бы потяту быти, неже полонену быти. А всядемъ, братіе, на свои бръзыя комони да позримъ синего Дону. Спала князю умь по хоти, и жалость ему знаменіе заступи искусити Дону Великаго. Хощу бо, рече, копіе приломити конець поля Половецкаго. Съ вами, Русици, хощу главу свою приложити, а любо испити шеломомь Дону. А Половци неготовами дорогами побѣгоша къ Дону и т.д. - Как мы видим, картина получается иная: ясная и строго логическая. Отметим, что в реконструкции мы выправили явные описки или орфографические ошибки, исходя из норм XII века. Наша находка открывает возможности в дальнейшей реконструкции: во-первых, если в тексте доказана перестановка по сравнению с оригиналом, подобная же перестановка могла случиться и в другом месте, а подобные места с перескоками в свое время уже были отмечены, во-вторых, намечается приблизительная величина страницы списка Слова, а это очень может помочь дальнейшим расшифровкам. Сергей Лесной. Слово о Полку Игореве: Исследование [BR]http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_381.htm

Ять: С. Лесной. Журнал Возрождение. Париж, N 126, июнь 1962г. Вторая перестановка в Слове о полку Игореве. с.119-120 Внимательно перечитывая Слово о полку десятки раз и и немало раз его переписывая, мы всегда с некоторым недоумением останавливались на великолепном описании битвы: почему, описывая самый разгар ея, когда разьяренный Всеволод рубит врагов направо и налево, певец вдруг отдается историческим воспоминаниям: были вѣчи Трояни, минули лета Ярославля и т.д.? Почему драма приостановлена и заменена тихой, спокойной эпикой, почти лирикой? Почему затем певец снова возвращается к драме, но уже в более ровном, как-бы угасшем тоне? Верен ли его прием, как художника слова? Не теряет ли от этого цельность описания битвы, самого центрального места? Нас всегда грызло это сомнение, и грызло многие годы. Напомним pro domo suo, что большая работа наша вышла уже в 1950 году, а писалась с 1945-го. Наткнувшись на неверно перенесенный отрывок с - емляху дань по беле от двора (об этом подробнее в другой статье), мы обратили внимание на то, что вся часть Слова с описанием битвы распадается на 4, почти одинаковых отрывка по 300-320 букв в каждом. А что, если и тут, как в случае с - тогда Игорь возрѣ - мы имеем дело с неверно переписанными страницами? (см. Возрождение, N 124, с.110-112). Проверка подтвердила догадку: и здесь 4 отрывка приблизительно соответствуют 4 страницам оригинала Слова и, что самое главное, величина страниц та же, что и в отрывке с - тогда Игорь возрѣ. Проделав операцию с бумажкой, сложенной вдвое, и обозначив страницы: а, б, в, и г соответственно отрывкам, мы развернули ее и...получили тоже самое, что и в случае с - тогда Игорь возрѣ. И здесь переписчик имел дело с двойным листком, оторванным от остальной рукописи, он развернул его и, так же как в первом случае, переписал сначала одну страницу, потом другую. Получился порядок: г, а, б, в - четвертая страница стала первой. Иначе говоря, он сделал ту же ошибку, что и в первый раз! Изложение Слова о битве было иным: певец не врывался в описание битвы своими тихими и горькими воспоминаниями о далеком прошлом, он обращался к ним перед описанием битвы. Вот враги, после первого, удачного для русских столкновения, начинают окружать русских своими главными силами: дѣти бѣсови кликомъ поля прегородиша, а храбріи Русици преградиша чрълеными щиты -. Битва еше не началась, все в напряжении, в напряжении и нервы слушателя. Этот-то момент певец и выбирает для сравнительно длинного повествования о битвах ушедших времен, достигая этим еще большего напряжения слушателей. Он намеренно оттягивает описание битвы, а затем делает быстрый переход: то было въ ты рати и въ ты плъкы, а сицеи рати не слышано. Съ зараніа до вечера, съ вечера до свѣта летятъ стрѣлы каленыя, гримлютъ сабли о шеломы, трещатъ копіа харалужныя въ полѣ незнаемѣ среди земли Половецкыи -. Далее самый разгар боя: Яръ Туре Всеволодѣ! стоиши на борони, прыщеши на вои стрѣлами, гремлеши о шеломы мечи харалужными. Камо Туръ поскочяше, своимъ златымъ шеломомъ посвѣчивая, тамо лежатъ поганыя головы Половецкыя; поскепаны саблями калеными шеломы Оварьскыя отъ тебе, Яръ Туре Всеволоде! И затем тревожное: Что ми шумить, что ми звенить давечя рано предъ зорями? Игорь плъкы заворочаетъ: жаль бо ему мила брата Всеволода…- битва клонится к концу. И наконец: Ту кроваваго вина не доста; ту пиръ докончаша храбріи Русичи: сваты попоиша, а сами полегоша за землю Рускую -. Самая главная и высокохудожественная картина битвы не разорвана на-двое, чувство слушателей, достигнув вершины, спускается вниз к картине поражения. Слов мало, но зато какие слова! Итак, великий певец не сделал ошибки: дошедшее до нас его изумительное творение пострадало от времени и ошибок переписчика. Наш долг теперь по возможности возвратить Слову его первоначальную, неиспорченную форму Сергей Лесной. Слово о Полку Игореве: Исследование [BR]http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_381.htm

Ять: 6-37 Не лѣпо ли ны бяшетъ, братіе, начяти старыми словесы трудныхъ повѣстіи о пълку Игоревѣ, Игоря Святъславлича! Начати же ся тъи пѣсни по былинамь сего времени, а не по замышленію Бояню. Боянъ бо вѣщіи, аще кому хотяше пѣснь творити, то растѣкашется мыслію по древу, сѣрымъ вълкомъ по земли, шизымъ орломъ подъ облакы. Помняшеть бо, рече, първыхъ временъ усобіцѣ. Тогда пущашеть 10 соколовь на стадо лебедѣи: которыи дотечаше, та преди пѣснь пояше старому Ярослову, храброму Мстиславу, иже зарѣза Редедю предъ пълкы Касожьскыми, красному Романови Святъславличю. Боянъ же, братіе, не 10 соколовь на стадо лебедѣи пущаше, нъ своя вѣщіа пръсты на живая струны въскладаше; они же сами княземъ славу рокотаху. 38-48 Почнемъ же, братіе, повѣсть сію отъ стараго Владимера до нынѣшняго Игоря, иже истягну умь крѣпостію своею и поостри сердца своего мужествомъ, наплънився ратнаго духа, наведе своя храбрыя плъкы на землю Половѣцькую за землю Руськую 67-86 О Бояне, соловію стараго времени! Абы ты сіа плъкы ущекоталъ, скача, славію, по мыслену древу, летая умомъ подъ облакы, свивая славы оба полы сего времени, рища въ тропу Трояню чресъ поля на горы. ПЪти было пѣснь Игореви, того внуку: Не буря соколы занесе чресъ поля широкая, галици стады бѣжать къ Дону Великому; чи ли въспѣти было вѣщеи Бояне, Велесовь внуче: Комони ржуть за Сулою - звенить слава въ Кыевѣ? 86-109 Трубы трубять въ Новѣградѣ; стоять стязи въ Путивлѣ. Игорь ждетъ мила брата Всеволода. И рече ему Буи Туръ Всеволодъ: Одинъ братъ, одинъ свѣтъ свѣтлыи ты, Игорю! оба есвѣ Святъславличя; сѣдлаи, брате, свои бръзыи комони, а мои ти готови, осѣдлани у Курьска на переди; а мои ти Куряни свѣдоми къмети: подъ трубами повити, подъ шеломы възлелѣяны, конець копія въскръмлени, пути имь вѣдоми, яругы имъ знаеми, луци у нихъ напряжени, тули отворени, сабли изъострени, сами скачють, акы сЪрыи влъци въ полѣ, ищучи себе чти, а князю славѣ. 110-123 Тогда въступи Игорь князь въ златъ стремень и поѣха по чистому полю. Солнце ему тъмою путь заступаше; нощь, стонущи ему грозою, птичь убуди; свистъ звѣринъ въста, зби Дивъ, кличетъ връху древа, велитъ послушати земли незнаемѣ: Влъзѣ, и Поморію, и Посулію, и Сурожу, и Корсуню, и тебѣ, Тьмутораканьскыи блъванъ. 48-67 Тогда Игорь възрѣ на свѣтлое солнце и видѣ отъ него тьмою вся своя воя прикрыты, и рече Игорь къ дружинѣ своеи: Братіе и дружино! Луце-жъ бы потяту быти, неже полонену быти. А всядемъ, братіе, на свои бръзыя комони да позримъ синего Дону. Спала князю умь по хоти, и жалость ему знаменіе заступи искусити Дону Великаго. Хощу бо, рече, копіе приломити конець поля Половецкаго. Съ вами, Русици, хощу главу свою приложити, а любо испити шеломомь Дону. 123-145 А Половци неготовами дорогами побѣгоша къ Дону Великому; крычатъ тѣлѣгы полунощы, рци, лебеди роспущени. Игорь къ Дону вои ведетъ! Уже бо бѣды его пасетъ птиць по дубію; влъци грозу въсрожатъ по яругамъ; орли клектомъ на кости звѣри зовутъ; лисици брешутъ на чръленыя щиты. О Руская земле! Уже за шеломянемъ еси! Длъго ночь мрькнетъ, заря свѣтъ запала, мъгла поля покрыла, щекотъ славіи успе, говоръ галичь убуди. Русичи великая поля чрьлеными щиты прегородиша, ищучи себѣ чти, а князю славы. *** Слово о полку Игореве (По первому изданию 1800г., нумерация, порядок - по Сергею Лесному) [BR]http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_42.htm

Ять: РигВеда VII, 57. К Марутам 1 (Tе, кто носит) ваше имя марутово, о достойные жертв, Мощно радуются меду на жертвоприношениях. (Те,) кто сотрясает даже две огромные половины вселенной, Делают набухшим источник, когда (они,) грозные (ugra), отправились (в поход). 2 Ведь Маруты наблюдают за певцом, Они ведут вперед мысль жертвователя. На нАшу жертвенную солому усаживайтесь сегодня (Для участия) в жертвенных раздачах, чтобы вкусить (жертву и быть) очень достойными! 3 Другие так не блистают, как эти Маруты С (их) золотыми пластинками, оружием, (сверкающими) телами. Украшая две половины вселенной, (они,) украшающие всё, Натираются общим (сверкающим) притираньем - для красоты. 4 Пусть останется в стороне этот выстрел ваш, о Маруты, Если мы совершим грех против вас по природе человеческой! Да не попадем мы под этот ваш (выстрел), о достойные жертв! Для нас пусть будет ваша самая добрая благосклонность! 5 Пусть радуются Маруты хотя бы (тому, что) сделано сейчас, (Они,) безупречные, чистые, очищающие! Помогите нам (вашими) добрыми помыслами, о достойные жертв! Наградами продвиньте нас вперед к процветанию! 6 И когда (их) прославят, Маруты пусть вкусят, (Эти) мужи, - всеми (своими) именами - жертвенные возлияния! Дайте бессмертия нашему потомству! Пробудите богатства, проявления щедрости, дары! 7 Когда (вас) прославили, о Маруты, приходите все На помощь, в полном составе, к (нашим) покровителям, Которые сами нас поддерживают, имея сотни! Защищайте вы нас всегда (своими) милостями! РигВеда. Мандалы I-X. перевод Т.Я. Елизаренковой http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_863.htm

Ять: 146-172 Съ заранія въ пятъкъ потопташа поганыя плъкы Половецкыя и рассушясь стрѣлами по полю, помчаша красныя дѣвкы Половецкыя, а съ ними злато, и паволокы, и драгыя оксамиты; орьтъмами, и япончицами, и кожухы начашя мосты мостити по болотомъ и грязивымъ мѣстомъ, и всякыми узорочьи Половѣцкыми. Чрьленъ стягъ, бѣла хорюговь, чрьлена чолка, сребрено стружіе - храброму Святъславличю. Дремлетъ в полѣ Ольгово хороброе гнѣздо; далече залетѣло; не было онъ обидѣ порождено ни соколу, ни кречету, ни тебѣ, чръныи воронъ, поганыи Половчине. Гзакъ бѣжитъ сѣрымъ влъкомъ, Кончакъ ему слѣдъ править къ Дону Великому. 173-202 Другаго дни велми рано кровавыя зори свѣтъ повѣдаютъ; чръныя тучя съ моря идутъ, хотятъ прикрыти 4 солнца, а в нихъ трепещуть синіи млъніи. Быти грому великому, итти дождю стрѣлами съ Дону Великаго. Ту ся копіемъ приламати, ту ся саблямъ потручяти о шеломы Половецкыя, на рѣцѣ на Каялѣ, у Дону Великаго. О Руская землѣ! уже за шеломянемъ еси. Се вѣтри, Стрибожи внуци, вѣютъ съ моря стрѣлами на храбрыя плъкы Игоревы! земля тутнетъ, рѣкы мутно текуть, пороси поля прикрываютъ, стязи глаголютъ: Половци идуть отъ Дона, и отъ моря, и отъ всѣхъ странъ, Рускыя плъкы оступиша. ДЪти бЪсови кликомъ поля прегородиша, а храбріи Русици преградиша чрълеными щиты. 220-256 Были вѣчи Трояни, минула лѣта Ярославля; были плъци Олговы, Ольга Святьславличя. Тъи бо Олегъ мечемъ крамолу коваше, и стрѣлы по земли сѣяше. Ступаетъ въ златъ стремень въ градѣ Тьмутороканѣ. Тои же звонъ слыша давныи великыи Ярославь, сынъ Всеволожь а Владимиръ по вся утра уши закладаше въ Черниговѣ. Бориса же Вячеславлича слава на судъ приведе, и на Канину зелену паполому постла за обиду Олгову, храбра и млада князя. Съ тоя же Каялы Святоплъкь полелѣя отца своего междю Угорьскими иноходьцы ко святѣи Софіи къ Кыеву. Тогда при Олзѣ Гориславличи сѣяшется и растяшеть усобицами; погыбашеть жизнь Даждь-Божа внука; въ княжихъ крамолахъ вѣци человѣкомь скратишась. Тогда по Рускои земли рѣтко ратаевѣ кикахуть, нъ часто врани граяхуть, трупіа себѣ дѣляче, а галици свою рѣчь говоряхуть, хотять полетѣти на уедіе. 256-270 То было въ ты рати и въ ты плъкы, а сицеи рати не слышано. Съ зараніа до вечера, съ вечера до свѣта летятъ стрѣлы каленыя, гримлютъ сабли о шеломы, трещатъ копіа харалужныя въ полѣ незнаемѣ среди земли Половецкыи. Чръна земля подъ копыты костьми была посѣяна, а кровію польяна: тугою взыдоша по Рускои земли. 202-219 Яръ Туре ВсеволодЪ! стоиши на борони, прыщеши на вои стрѣлами, гремлеши о шеломы мечи харалужными. Камо Туръ поскочяше, своимъ златымъ шеломомъ посвѣчивая, тамо лежатъ поганыя головы Половецкыя; поскепаны саблями калеными шеломы Оварьскыя отъ тебе, Яръ Туре Всеволоде! Кая раны, дорога братіе, забывъ чти и живота, и града Чрънигова отня злата стола, и своя милыя хоти, красныя Глѣбовны, свычая и обычая? 270-307 Что ми шумить, что ми звенить давечя рано предъ зорями? Игорь плъкы заворочаетъ: жаль бо ему мила брата Всеволода. Бишася день, бишася другыи; третьяго дни къ полуднію падоша стязи Игоревы. Ту ся брата разлучиста на брезѣ быстрои Каялы. Ту кроваваго вина не доста; ту пиръ докончаша храбріи Русичи: сваты попоиша, а сами полегоша за землю Рускую. Ничить трава жалощами, а древо с тугою къ земли преклонилось. Уже бо, братіе, невеселая година въстала, уже пустыни силу прикрыла. Въстала обида въ силахъ Дажь-Божа внука. Вступила дѣвою на землю Трояню, въсплескала лебедиными крылы на синѣмъ море у Дону плещучи, убуди жирня времена. Усобица княземъ на поганыя погыбе, рекоста бо братъ брату: се мое, а то мое же; и начяша князи про малое се великое млъвити, а сами на себѣ крамолу ковати, а поганіи съ всѣхъ странъ прихождаху съ побѣдами на землю Рускую. [BR]http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_42.htm

Ять: Юрий Сбитнев. Тайны родного Слова. Чернигов: Троица, 2010г. с.176 Аннотация Новая книга старейшего русского писателя Юрия Сбитнева имеет подзаголовок Мое прикосновение к Слову о полку Игореве - она результат многолетнего изучения этого знаменитого письменного памятника Древней Руси. В книге представлен новый взгляд на прочтение древнерусского шедевра, отличный от академического: писатель убедительно обосновывает свое утверждение о том, что Автором Слова была женщина – княгиня Болеслава Святославна. Откуда, куда и зачем отправился Игорь в поход? Где плакала Ярославна? Был ли Олег Гориславичем? - на эти и другие вопросы читатель найдет доказательные ответы. Книга также проливает свет на многие темные места древнерусской Поэмы. Книга содержит факсимильную копию издания 1800 года, чтобы читатель мог сам сверить прочитанное, а также древо упоминаемых в Слове князей и карту с маршрутом похода князя Игоря. Книга красиво оформлена, издана в Чернигове тиражом 1500 экз. Ольга Гринёва. Автор Слова о полку Игореве — женщина! И звали её Болеслава (Впервые опубликовано в еженедельнике Гарт (Чернигов) N 28-29 за 18, 25 июля 2008) http://www.native-nord.ru/misc/fiction/gart.html А вы читали? Автор Слова о полку Игореве - женщина http://www.proshkolu.ru/user/sfsonova/blog/71787 Женский взгляд Юрия Сбитнева (Московский Комсомолец № 25519 от 8 декабря 2010) http://www.mk.ru/culture/article/2010/12/07/550157-zhenskiy-vzglyad-yuriya-sbitneva.html

Ять: Может явиться вопрос: как могла забыть история такого известного певца, как Боян? Не является-ли он просто личностью мифической? Конечно, нет! В летописях мы находим много указаний на большое развитие песен на Руси. Песенников и песнотворцев несомненно было немало, но сохранились имена только тех, которые были упомянуты в связи с их общественной и политической деятельностью, а не как певцы или музыканты. Особенно процветала музыка при княжеских дворах. Интересные черты жизни того времени мы находим в Житии Феодосия Печерского. Он часто посещал по делам князей Изяслава и Святослава. В Житии мы находим описание, как Феодосий Печерский застал у князя Святослава концерт: Князь седяй и се виде многиа играюща пред ним: Оны гусельныа гласи испущающим, и инемь музикаийскiа гласящим, иные же органыа, и тако всiм играющим и веселящимся яко же обычай перед князем. Феодосий Печерский, как духовное лицо, запротестовал против этого и князь приказал прекратить музыку. Однако, музыкальные развлечения были настолько обычны, что они прекращались только – аще когда услышить блаженного пришествия, то повелеваше тим стати и мовчати. Не следует забывать, что из той эпохи к нам дошли только источники духовного или полу-духовного содержания. Летописание же было в руках монахов, для которых пение и игрища были только бесовским навождением. Поэтому даже упоминания о светских певцах в их устах было непристойным. Была и другая причина умолчания о певцах: в те времена люди требовали смирения и скромности и выпячивание личности не считалось достаточно приличным. Достаточно посмотреть на летописи, чтобы убедиться в этом, - летописание считалось достойным и богоугодным делом, но мы в действительности не знаем достоверно ни одного имени летописца. Об авторстве Нестора, Сильвестра, Никона мы только косвенно умозаключаем, а существующие приписки на переплетах рукописей еще не означают авторства, а только то, что данное лицо переписало данную летопись и является владельцем списка, эта его личная собственность и только. Здесь-же следует коснуться вопроса, показывающего удивительное простодушие исследователей Слова, до самого последнего времени не уяснивших себе условий существования Слова в веках, следующих за его созданием. С.Н. Плаутин, 1949, очень удачно сформулировал положение дела: Часто приходится слышать, что Слово о полку Игореве является единственным в своем роде литературным памятником: в древней литературе нет другого подобного ему произведения. Казалось-бы, что Слово должно быть навеяно предшествующими ему источниками. Ведь, не могло-же оно, подобно Голубиной книге, свалиться с неба. На это отвечают, что много рукописей сгорело во время междуусобиц и нашествий иноплеменников, но это обьяснение не вполне удовлетворительно: почему именно погибли источники, которые имели прямое или косвенное отношение к Слову, и уцелели те, что ничем не связаны со Словом? Читатель смущен, он недоумевает, старается найти иное обьяснение и, как часто это бывает, приходит к совершенно ложному выводу -. К сожалению, стесненный краткостью предоставленного ему места в журнальной статье, С.Н. Плаутин, так и не обьяснил, в чем же здесь дело. А дело в том, что Слово и другие, подобные ему произведения, не уничтожались только чисто механически и случайно, т.е. пожарами, наводнениями, варварством врагов, непогодой и т.д., а уничтожались намеренно, систематически и по выбору, - это была, выражаясь языком натуралистов, направленная элиминация, т.е. сознательное уничтожение по выбору. Трудно понять, как могут культурные люди, подчас даже специалисты историки, забывать существовании в прошлом целой эпохи религиозного изуверства, когда из-за двуперстного крестного знамения и т.д. ссылали, сжигали, рвали ноздри, бичевали до смерти. Неужели забыты ими Никиты Пустосвяты, Никоновская ересь и т.д.? Волна сурового, дикого, нелепого аскетизма охватывала тогда не только Россию, но и всю Европу (одна инквизиция чего стоит!). Естественно, что все светское считалось грехом и даже более, подлежащим уничтожению, а владелец его наказанию. Что-же говорить о Слове, в котором нет даже упоминания ни Христа, ни Троици, ни даже креста, но зато находим Велеса, Даждь-бога, Стрибога, Хорса?! Вспомните публичное аутодафе книг. Уничтожали не только те, которые искали, но и те, которые не хотели подвергаться подчас смертельной опасности. Да, что ходить далеко за примером?! Вспомните революцию 1917-21гг., когда достаточно было найти в доме книгу с портретом Николая II, чтобы хозяину его незамедлительно быть отправленным в ЧК. Неужели, поискавши теперь в частных библиотеках в СССР портрет Николая II-го, можно заключить, что он был в царские времена необыкновенной редкостью? Произведения, подобные Слову, редки потому, что обладатели их боялись быть обьявленными чернокнижниками со всеми вытекающими последствиями. Приходится только удивляться, какая счастливая случайность сохранила Слово при таких крайне неблагоприятных обстоятельствах. Сергей Лесной. Исследование о Слове о полку Игореве. Вып.4. Слове о полку Игореве. Лица и события, упоминаемые в Слове. Париж, 1953. с.14-15 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_381.htm

Ять: А то Зоря свЪте до нь а Утро iде до нь а тако iмемо вЪстнека скакававсе Сврзе А рщехом хвалу а слву Бзем *** Данная статья была помещена в газете Русские Новости (Париж, 1945, N 30); ввиду некоторого интереса, представляемого ею и в настоящее время, помещаем ее здесь с исправлением крупных опечаток, допущенных в газете Сергей Лесной. Слово о полку Игореве с точки зрения натуралиста (к 150-летию со дня находки Слова) Сто пятьдесят лет тому назад в одном из монастырей был обнаружен рукописный сборник, содержащий в себе восемь памятников древней письменности, и среди них - Слово о полку Игореве, исключительное по своей художественности произведение, относящееся к концу XII века. Как это ни странно, но Слово за почти 760 лет своего существования не тускнеет, а, наоборот, привлекает все более и более внимание исследователей. Вначале это внимание был обращено, главным образом, на художественную сторону. В Слове видели - ироическую песнь, воспевающую подвиги Новгород-Северского князя Игоря и его поход на половцев в 1185 году. И, действительно, художественное описание битвы, бегства Игоря, плача Ярославны, воспоминание битвы на берегах Немиги, переданы в такой волнующей, изумительной форме, что оттесняют на второй план основную, движущую мысль всего произведения - необходимость единения всех русских сил для защиты родной земли от врагов, наседавших с востока. Эта основная мысль передана в златом слове Святослава и в отступлениях автора Слова, который сумел вплести в живую канву описываемых событий политическую оценку, сумел показать не только потрясающую картину разгрома русских войск, но и причины, приведшие к этому результату. Эту целеустремленность Слова стали подчеркивать сравнительно недавно. Художественное обаяние Слова еще более увеличивается таинственностью, его окутывающей, загадками и темными местами, в нем скрытыми. Уже самая судьба его трагична: Слово было напечатано в 1800 году, но многие места его не были разобраны и верно прочитаны, - отсюда ряд загадок. Можно было надеяться, что со временем удастся прочесть хотя бы часть непрочтенного, но рукопись-оригинал сгорела в 1812 году во время нашествия французов, и эта возможность утеряна навеки. 3начение Слова было верно понято с момента его открытия. Совершенство языка и стиля было так поразительно, что уже в ту эпоху высказывалось сомнение - действительно ли Слово является памятником Xll века. Предполагали (и эта гипотеза и до сих поддерживается некоторыми), что Слово написано значительно позже, что это своего рода подделка под дух XII века. Но кто же был автором этой изумительной, гениальной подделки? Когда Слово написано? - Ответа не дано и не может быть дано - потому что Слово о полку Игореве подлинно. Не место, конечно, здесь приводить весьма многочисленные и солидные доказательства подлинности Слова, выдвинутые, как в самом начале, так и в самое последнее время. Скажем только, что гипотеза подделки Слова - это гипотеза людей, упавших духом после бесплодных попыток расшифровать его, признание собственного бессилия. Ниже мы приводим пример того, что и Слово всесторонне еще не изучено, а если это так, то до конца разгадки еще далеко, и работы предстоит еще очень много. Все удивляются живым образам, сравнениям в Слове, в которых элементы природы, в особенности животные, играют большую роль. Но кто всерьез рассмотрел Слово с этой точки зрения? Единственный автор, писавший в этом направлении (Шарлемань, на украинском языке), увлекся стремлением доказать, что сам князь Игорь был автором Слова, и не сделал тех выводов, которые напрашивались сами собой. После тщательного анализа Слова с точки зрения натуралиста, который произведен нами, мы пришли к следующим выводам (за недостатком места приводимым в самой краткой и сжатой форме): 1) автор Слова был замечательным знатоком природы, к тому же глубоко ее чувствующим; упоминая 21 животное, он ни разу не допустил в характеристике их или их образа жизни ни малейшей ошибки; 2) автор Слова упоминает животных обычно вовсе не встречающихся в художественных сравнениях (напр. дятел, гоголь, чернядь); он совершенно оригинален, приводя их; 3) употребляя животные образы, часто встречаемые в поэзии, он раскрывает их, напр. сокола (коли сокол в мытех бывает) в совершенно новых, нигде не встречаемых аспектах. А именно, он называет сокола не только, как синоним силы, быстроты, ловкости, смелости, но и указывает на то, что перелинявший, т.е. ставший вполне взрослым сокол (в мытех), приобретает полную силу - такой сокол отгоняет от гнезда с редкой настойчивостью всех птиц, не исключая и орлов (не даст гнезда своего в обиду). Эту черту жизни сокола может знать только соколятник или натуралист; зная это, фразу Святослава о том, что - а чи диво ся, братие, стару помолодити? - приходится понимать совершенно иначе: это он, Святослав, старый сокол, в мытех, призывая других князей на защиту родной земли, указывает, что и он не даст своего гнезда в обиду, т.е. Игоря и Всеволода, главарей несчастного похода, которых он, упрекая, все же называет: О, моя, сыновчя! 4) все животные, растения, реки, неодушевленные предметы, явления природы (затмение, роса, буря, дождь) упоминаются в Слове не как сравнения, а как реальные детали. Автор обещает петь - по былинам сего времени, а не по измышлениям Бояна, - и слово держит. Эти подробности взятые и их совокупности, заставляют видеть события в Слове иными и понимать иначе внутреннюю логику вещей. И другие подробности: исторические, географические и т.д. - должны быть восприняты нами, как совершенно конкретные и существовавшие. Такое понимание Слова, как исторически верного, подчас почти протокольного памятника, а не художественного вымысла вокруг некоей исторической канвы, открывает перед нами совершенно новые возможности при раскрытии загадок Слова. Приведем несколько примеров. Четыре раза в Слове упоминается Троян (тропа Трояна, века Трояна, земля Трояна). Одни видят в этом намек на римского императора Траяна, другие ищут какой то связи с Троей. Вглядимся в текст: Въстала обида въ силахъ Дажь-Божа внука. Вступила дЪвою на землю Трояню, въсплескала лебедиными крылы на синЪмъ море у Дону плещучи -. Вывод один: земля Трояна где-то у моря, вблизи Дона. Неудивительно, что, раскрыв атлас, мы находим в Ногайских степях, недалеко от моря, селение Трояны. Вероятно, Трояны будут ближе к решению загадки, чем Траян и Троя. Почему Овлур, убегая с Игорем, тряс - собою студеную росу? А потому, что он, как проводник, знавший дорогу, после того, как кони были загнаны, принимал на себя всю oновную массу росы; роса эта была влагой, осевшей от сморцев, что шли с моря мглами. Тот, кто бывал в приазовских степях, знает эти влажные туманы, идущие с моря полосами. Понятно теперь, почему бегство Игоря начинается упоминанием разбушевавшегося моря, туманов и почему Бог Игореви путь кажет, - именно в такую ночь под покровом туманов, с знающим дорогу человеком, можно было убежать с наибольшей надеждой на успех. Так внутренней логикой крепко связаны морские туманы и роса на Овлуре. Характерно, что до сих пор, к нашему позору, не установлено точно где же была быстрая река Каяла, на берегах которой разыгралась битва, - вернее, под каким именем существует она теперь. Вместо того, чтобы приложить усилие и найти утерянное название, исследователи отмахиваются от решения, считая, что автор Слова так называет реку образно, и производят ее название от глагола каять. Эти исследователи не замечают своей непоследовательности: ведь в летописях, писанных не поэтами, река называется также Каялой. Следовательно, не следует летать шизыми орлами под облакы, а лучше взять старинные источники и искать, искать... В этом решение вопроса. Только при таком подходе к делу мы правильно поймем загадки Слова о полку Игореве и, быть может, сможем установить - когда, где и кем оно было написано. Только при этом условии мы верно оценим это великое произведение русского духа, перед которым мы спустя 150 лет со дня его открытия стоим в немом изумлении и восторге. Теперь, когда перевернута одна из важнейших страниц русской истории, страница борьбы с вековечным врагом всего славянства на Западе, - весьма поучительно знать, правильно понимать и не забывать другой ее важной страницы - борьбы с многовековым врагом славянства на Востоке. Слово о полку Игореве и является одним из самых ярких и красочных ее эпизодов. Сергей Лесной. Слово о Полку Игореве: Исследование. Вып.4, с.486-489 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_388.htm

Ять: ...рече ко братии своей и дружине: Сего есмы искали и семо пришли, зде намо головы или честь погубити и приобрести. Вы избирайте себе, что вамо годно, и кто не хощет битися, той останется, а яз вдаю мя суду божию и потягну *** Внимание исследователей Игорева похода всегда привлекали два типа летописных рассказов: по Ипатьевской летописи и Лаврентьевской. Но, кроме летописей, особый рассказ о походе Игоря Святославича на половцев содержится в историческом труде XVIII в., в Истории Российской В.Н. Татищева, в обеих ее редакциях (В.Н. Татищев. История Российская. В семи томах. М.-Л., АН СССР, т.I-VI, 1962-1966. I редакция рассказа помещена в т. IV, на с.302-306, II редакция - в т.III, на с.134-139). Рассказ Истории отличается от известных нам летописных характером освещения событий, иной передачей фактов, общих и для летописей, и для Истории, а также наличием новых сюжетных подробностей... В рассказе Истории имеются сведения об Игоревом походе, отсутствующие в Ипатьевской, но содержащиеся в Лаврентьевской и близкой к ней летописях. Например, описание затмения и известие о посланнике, которого половцы отправили к киевскому князю Святославу с повелением - придти по свою братию, восходят к типу рассказа о походе Игоря по Лаврентьевской летописи... Но в рассказе Татищева есть немало пропусков, имеющих принципиально важное значение. Например, Татищев исключает из своего повествования покаянную речь Игоря, речь, присутствующую во всех списках Ипатьевской летописи, в том числе и в Ермолаевском. Пропуск исповеди может свидетельствовать о том, что татищевское изложение отмечено вполне определенным отбором материала... Вообще из рассказа Татищева исключены все покаяния, молитвы, исповеди. Последовательное их устранение тесно связано со взглядами Татищева, который считал, что - не все делается от бога, но много и от человека... Но Татищев создавал не просто летописный свод, а историю для чтения. В I редакции, так же как и во II, четко выделяются подробности, способные увлечь читателей. Так, в татищевском рассказе появляется эпизод, который в маргинальной пометке I редакции Истории назван Северян радость о Игоре. Из него предстает история возвращения Игоря из плена со множеством сентиментальных подробностей и пышной картиной встречи Игоря жителями Новгород-Северского: И не доехав мене полднища, спотчеся конь, и паде Игорь, мало ногу потолче, яко не можаше на конь всести. В той час прибеже в Новгород детск един и возвести. И ач надолзе не яша веры, княгиня же, не моги часа терпети, нощию иде к нему и по ней вся люди ово на конех, ово пеши. И егда приидоша в село ко святому Михаилу, иде же Игорь обночева, объястася со князем и от радости надолзе, друг на друга зря, слезы испущаху. И едва престаша от слез, идоша рано к Новугороду, а людие, мужи и жены со чады, встречаху князя, яко во граде мало остася. И бысть радость велия во всей земли, обрадоваша бо ся ему людие вси. Данный фрагмент татищевского рассказа не известен ни одной летописи. Однако самый факт, который так подробно описывается в Истории, - радость жителей Новгород-Северского по поводу встречи со своим князем - излагается и в летописных источниках, но в них это сведение передано предельно кратко: Игорь - иде в свой Новгород и обрадовашася ему Л.И. Сазонова. Летописный рассказ о походе Игоря Святославича на половцев в 1185 году в обработке В.Н. Татищева. Труды Отдела древнерусской литературы (Академия наук СССР. Институт русской литературы (Пушкинский Дом)); 1970. Т.25, с.29-46 http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=6097 Василий Никитич Татищев. Слово о полку Игореве http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_401.htm

Ять: 6693 (1185). Война половцев. Кончак кн. Стреляние огнем. Самострелы великие. Хорол р. Коварство половцев. Половцы побеждены. Безбожный и свирепый Кончак, князь половецкий, собрав войско великое, пошел на пределы русские, желая все города попленить и разорить, имея с собою мужа, умеющего стрелять огнем и зажигать грады, у коего были самострельные туги столь великие, что едва 8 человек могли натягивать, и каждый укреплен был на возу великом. Сим мог бросать каменья в средину града в подъем человеку и для метания огня имел приспособление особое, небольшое, но весьма хитро сделанное. И так тот нечестивый шел с великою гордостию, но всемогущий Бог наказал злой совет его. Ибо пришедши на Хорол реку, он дожидался остальных войск, а между тем, желая закрыть злостное свое коварство, послал в Чернигов к Ярославу Всеволодичу посла своего якобы для учинения мира. Ярослав, не ведая лести той, послал к Кончаку боярина своего Олстина Алексинича. Но Святослав, уведав подлинно коварство Кончаково, немедля велел все войска собрать, а к Ярославу послал сказать, чтоб тому злодею не верил и никого к нему не посылал, объявил, что он сам на него с полками идет, и звал Ярослава с собою. А сам Святослав с Рюриком, собрав войска, пошли за Днепр наскоро и встретили на пути купцов, идущих от половцев, которые подтвердили Кончаково злонамерение и сказали, что он стоит за Хоролем, а за ним немалые войска поспешают. Ярослав же отказался идти со Святославом, из-за того что посла своего отправил к Кончаку, и почитал оное за нарушение мира. А Игорь Святославич, уведав о том, гневался на Ярослава, что он, сим неприятелям веря, не хочет землю Русскую оборонять, ибо они хотя клятву дают, но всегда оную преступают. Святослав и Рюрик, слышав, что половцы близко, обрадовались и послали наперед в разъезд с купцами оными Мстислава и Владимира осмотреть место, где оный стоит. Оные, придя к тому месту, где купцы сказали, не нашли его. И перешедши Хорол, взойдя некоторые на стог соломенный, усмотрели его стоящим в лугах. Посланный же от Ярослава посол Олстин Олешич, ошибшись, с пути наехал на сей разъезд, который князи одержали. Святослав, получив известие, поспешал чрез ночь и на заре, придя чрез Хорол, устроился на горе и с той высоты ударил на полки половецкие. Кончак, как смог собраться, выступил смело и жестоко сразился, но стоящие его за горою большие войска, услышав нападение русских, не пошли к нему в помощь, но, убоявшись, побежали. Кончак, видя свои войска бежащими, ушел сам, пробившись сквозь полки русские. Но войско, бывшее при нем, все побито и пленено. Взяли тут младшую жену его и человека, мечущего огонь, с его снастями и привели ко Святославу. Обоз же его, кони, верблюды и оружия множество русскими взято, но Святослав и Рюрик отправили за ними в погоню 6000 с Кунтувдеем. Только оный не мог догнать, поскольку снега сошли, а земля мерзла и следа ночью познать было невозможно; только тех брали и побивали, которые из-за ран и худобы коней уйти не могли. После окончания сей победы князи, собравшись, воздали хвалу Господу Богу, возвратились домой. Сия победа от Бога дарована марта 1-го дня, и Святослав пришел в Киев марта 22-го. Игоря Святославича ревность. Сула р. Игорь, уведав о походе Святослава, немедленно собрав войска, хотел идти чрез поле к Святославу и Рюрику, но вельможи рассуждали пред ним, что догнать уже невозможно, ибо Святослав пошел уже 8 дней назад. Но Игорь, не приняв совет тот, пошел с войском возле Сулы. Февраля же 26-го была такая великая вьюга, что не могли в день пути найти, и потому принужден был остановиться и к бою не поспел. Уведав в пути, что Святослав, победив половцев, идет обратно, сам возвратился и весьма о том сожалел, что другие без него честь получили. Половцы побеждены. Той же весной послал Святослав Романа Гнездиловича с берендеями на половцев вниз по Днепру. Оный, пойдя, взял станы половецкие апреля 21 в самый день пасхи и, много полона и скота набрав, возвратились. Трубчевск. Рыльск. Путимль. Война на половцев. Затмение солнца. Безумное рассуждение. Рассуждение о затмении. Донец р. Оскол р. Курск. Салница р. Скоуеды. Суурли р. Войску увещание. Младых невоздержанность к гибели. Половцы побеждены. Роптание войск. Игоря благорассудность. Игорь ранен. Коуеды изменили. Игорь пленен. Русские побеждены. Торг кн. Роман кн. половецкий. Игорь, князь северский, завидуя чести, полученной Святославом, возвратясь в Новгород, недолго медля, собрал войска и призвал из Трубчевска брата Всеволода, из Рыльска племянника Святослава Олеговича, из Путимля сына Владимира и у Ярослава Всеволодича черниговского выпросил в помощь войска с Олстином Олешичем, внуком Прохоровым. И пошел из Новгорода апреля 13 дня, идучи тихо, дожидаясь с войск, а кроме того видя, что кони были тучны, берег, чтоб не сделать оных без ног. И потому продолжал путь свой к Донцу. На вечер же мая 1-го дня увидели затмение солнечное, которого осталось часть, как луна третьего дня. В рогах его словно угль горящий был, звезды были видимы и в очах было зелено. И сказал вельможам своим: Видите ли сие?... В.Н. Татищев. История Российская с самых древнейших времен. Книга 3. Изд. Моск. Универ. 1774г. 536с. Формат pdf 25Мб, с.259-272; Том 3, 1964г. или 1995г. с.132-141; Том 2, 2003г. с.407-415 http://imwerden.de/cat/modules.php?name=books&pa=showbook&pid=2294 Василий Никитич Татищев. Слово о полку Игореве http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_401.htm

Ять: Тоя же весны князь Святослав посла Романа Нездимолавича з берендичи на половцы; и божиею помощию взяша вежи половецкия апреля 21-го, много полона и коней заяша на самый Велик день. Тогда же Игорь Святославич, внук Ольгов, князь северский, видя братию победивши половцы и честь прияша, поревновав има, собрав воя, ис Трупческа брата Всеволода, из Рыльска сыновца своего Святослава Ольговича, ис Путимля сына своего Володимира, и у Ярослава Всеволодича черниговского испроси помощь, Олстина Олешнича, Прохорова внука, иде из Новагорода апреля 13 дня. И тако идоша тихо, сожидающеся со дружиною, бяху бо в них кони вельми тучни. Идущим же им ко Донцу реце в год вечерний (во время вечера). Игорь же, возрев на небо, виде солнце, аки луну стояще, рече бояром своим и дружине: Видите ли знамение сие? Они же, видевше, поникоша главы своя и рекоша: Княже, не на добро есть знамение сие -. А Игорь рече: Братие и дружино, тайны божия никто же весть, бог бо творец всему миру и знамению сему; и нам, что хочет, то и сотворит, добро или зло, что устроимы, переменити никако не можем -. И то рекше, перебреде Донец. Сие знамение бысть маия 1 в среду в вечернии. В рогах же его аки уголь жарок исхождаше и страшно бе зрети человеком (391), яко звезды видены быша и зелено во очию человек... Первая редакция - В.Н. Татищев. Собрание сочинений. В 8т. М.-Л., Наука. 1962-1979 (переиздание: М., Ладомир 1994). Том 4. Первая редакция части 2 Истории Российской. 1964. 556с. (Первая редакция Истории Российской, написанная древним наречием, была впервые издана только в 1964), с.302-306 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_401.htm

Ять: Молим Влеса… Отец наш, да потяни в небе воз Суражев – и да взойдёт над нами Суреве гулять по кругу, то бо – Суньче наше иже светит на дома наши, и пред ликом его – блед есь лик огнищ домашних, сему богу Огнику-Семарглу говорим показаться – и восстав в небе светить возу тому до рассвета. Наречём ему имя – Огнебоже, и пойдём трудиться, аки всяк день молитвой утвердя телесо – едим, и идём в поля наши труждаться, яко боги велят всяку мужу, иже чинен есь – трудиться ради хлеба своего… Дажьбовы внуки – любимичи божеские, и – боги словно, рала – тако десницей держите… Воспоём Славу Суражу – и такожде мыслим до вечера, и пятикратно славя богов во дне – пьём сурицу в знак благости и общности с богами, кии бо суть во Сварзе – тако же пьют за счастье… воспоём Славу Суражу – и тем Конь Злат Суражев скачет в небеси… Домой идём потрудьщеся – тамо огонь утвердим, и едим покорм наш, говоря, якова есть милость божеская к нам, и отойдём ко сну, день убо прошёл – и тьме не съесть его… тако же – дадим десятую отче нашим и сотую на влад своих… и тако пребудем славны, якоже славим богов наших – и молимся с телесы, омытыми водою чистою… Приступая к собственной переработке текстов (Труды Отдела древнерусской литературы (ТОДРЛ), XLIII, Л., 1990, стр. 170-254 (Велесова книга)), в качестве продуктивной посылки во внимание было принято наиболее вероятное чисто практическое их назначение, допуская, что они имели хождение по Руси тропой изустной и, тем самым, должны носить (в достаточной степени функционально выраженный) – песенный характер. Попытки выявить мерность, отличающую произведения устного поэтического народного творчесва, дали следующие результаты. Языку отдельных текстов потенциально присуща внутренняя строфическая структура, допускающая смысловое деление на фрагменты, отличающиеся друг от друга размером песенной строки (строки с характерной стихотворной интонацией). Попутно выяснилось, что определённым образом поддаётся переработке (с разворачиванием в песенные циклы) весь монолитный массив текстов дощечек. Главным же практическим результатом можно считать следующее: тексты Велесовой книги в переработанном виде (при всём разнообразии мотивов и влияний различных эпох) могут быть представлены – как тематический сборник песенных текстов, внешне напоминающих свободные и безрифменные одноголосные стихи. Согласно древней традиции, закреплённых мелодий такие гласы не имели, но мы вправе допустить, что русские барды и бояны с успехом могли оглашать их, например, в сопровождении музыкального инструмента (струны рокотаху…) Евгений Овчинников. Золото Русов. Поэтическое Наследие Предков - Влескнига, Москва, 2010г. http://box0312.narod.ru/files/velesova_kniga-content.htm

AntaMon: Здравы будьте все ! Хотелось бы, с небольшим отступлением, узнать - а на сколько "Слово..." богато "тюркизмами ? Был такой казахский исследователь "Слова..." и он утверждал это ... , а наши, так скажем с натяжкой - лингвисты аккуратно обходят это стороной ! Но если есть следы в "Слове..." "тюркизмов", то это лишь доказывает об правдивости и не поддельности "ВК" ! Кто нибудь занимался этим вопросом ? С нетерпением жду постов по данному вопросу . С уважением АнтаМон

AntaMon: Хочу тоже добавить ! Очень интересное исследование С. Лесного - книга "Златое слово Руси. Крах антирусских наветов." М, Алгоритм, 2008г. http://www.book-portal.info/2010/12/11/zlatoe slovo rusi. krakh antirusskikh navetov.html> За сим откланяюсь . АнтаМон

AntaMon: Ять пишет: О Бояне, соловію стараго времени! Абы ты сіа плъкы ущекоталъ, скача, славію, по мыслену древу, летая умомъ подъ облакы, свивая славы оба полы сего времени, рища въ тропу Трояню чресъ поля на горы. Пѣти было пѣснь Игореви, того внуку: Не буря соколы занесе чресъ поля широкая, галици стады бЪжать къ Дону Великому; чи ли въспѣти было вѣщеи Бояне, Велесовь внуче: Комони ржуть за Сулою - звенить слава въ Кыевѣ? -- Хотелось бы узнать мнения и "автора" темки и "постящих" здесь форумчан - кто и как раскрывал тему про Тропу Трояню? Ять пишет: Всеволод рубит врагов направо и налево, певец вдруг отдается историческим воспоминаниям: были вѣчи Трояни, минули лета Ярославля и т.д.? Почему драма приостановлена и заменена тихой, спокойной эпикой, почти лирикой? -- Здесь то же никто, пока мне это не известно, не удосужился расшифровать ... а то ведь ужо тропу Трояню приписывают... ПОЛОВЦАМ ? С уважением АнтаМон

Странник: Тропа Трояня - Млечный Путь, если верить автору "Очерков русской этнопсихологии". Комонь - не конь, а Прародина человечества, если верить Курдакову. Где-то, возможно в "Слове", или в ПВЛ, якобы, есть высказывание, что ...Русь пришла на Землю Тропою Трояней и через сорок веков (40 000 лет) ей же и уйдет. Это опять по "Очеркам...".

AntaMon: Странник пишет: Тропа Трояня - Млечный Путь, если верить автору "Очерков русской этнопсихологии". Комонь - не конь, а Прародина человечества, если верить Курдакову. Где-то, возможно в "Слове", или в ПВЛ, якобы, есть высказывание, что ...Русь пришла на Землю Тропою Трояней и через сорок веков (40 000 лет) ей же и уйдет. Это опять по "Очеркам...". Хорошо, но вот как здесь быть: AntaMon пишет: Ять пишет: цитата: Всеволод рубит врагов направо и налево, певец вдруг отдается историческим воспоминаниям: были вѣчи Трояни, минули лета Ярославля и т.д.? Почему драма приостановлена и заменена тихой, спокойной эпикой, почти лирикой? И ещё, "ВК" упоминается об битвах Русколаней с легионами Трояна в Мезии. Как этот факт опровергателям подлинности "ВК" и "СоПИ" умолчать ? Странник пишет: Комонь - не конь, а Прародина человечества, если верить Курдакову. И поэтому в западных хрониках "половци" называются "Комони" ? А почему, кстати, у средневековых русских, они названы именно - ПОЛОВ_ци ? Может ещё есть какие-то мнения? АнтаМон

Светлаока: AntaMon, лично я не знаю ответа на твой вопрос о "тропе Трояна", но задала вопрос своему интернет-знакомому и получила от него неск. ЛС, здесь их выкладываю (прошу не критиковать весьма "топорный" стиль высказывания, а по возможности найти зёрна для ответа на вопрос). ну у Одина Богумила (Ория, Овседень) были потомки Двоян и Троян. вроде как двоян пошёл с стадами через север каспия, а Троян пошёл южнее толи наоборот, толи Троян современик уже Овседня и ранее сынов Овседня уже жил в Южной Руси да не помню я. короче я вроде было двое Троянов (окромя Трояна Римского) один основал Трою - третий год после Кайлеграда - город этрусков (я про Трою) второй же засел на кавказе и причерноморье - то есть Троян - основатель одного из родов скифов (скитов, скитальцев - не пахарей) честно - что там за тропа такая у Трояна не помню, но вот от северного Трояна - вал остался - троянов вал - ну один из самых древних у славян - а вот причём тут тропа Трояна сам сын Двояна - Троян (либо его брат, то есть Двояна) пришёл в землю хлебопашнюю, древнюю, где родичи кровные продолжали жить. тропа Трояна, по которой пришли половцы - древний пусть через север от Востока к Западу - по этому пути и шли наши "гости" всё средневековие. путь Двояна - через Инд и Междуречье-Персию - то есть южный путь сыны Двояна - это и есть иронцы, потомки Двояна участвовали в резне "пира скифов" в Персии что мол Троян это родственник Двоян и Богумила (Одина) а тропа Троянa - эта та северная дорога (севернее Каспия), которой он привёл свой род и табуны в земли древние, где уже жили родичи тогда как Двоян пошёл через южный путь - через Инд и Междуречье. идти тропой Трояна, значит идти северным путём, огибая Каспий, разумеется этой дорогой потом многие народы Востока пользовались. вот примерно так

Светлаока: На реке на Каяле тьма свет покрыла - по Русской земле простёрлись половцы, точно выводок гепардов. по Руской земли прострошася половци, аки пардуже гнѣздо, Если сказитель/автор свободно сравнивает половцев с гепардами, то значит либо гепарды существовали много севернее, чем ныне (Африка), либо ареал проживания наших пращуров был много шире, чем толкует совр. "история".

Странник: А не может Троян означать персонализированное, проявленное сакральное триединство, которое в христианстве реализовалось в виде Троицы?

Слатин Н.В.: Светлаока пишет: Если сказитель/автор свободно сравнивает половцев с гепардами, то значит либо гепарды существовали много севернее, чем ныне (Африка), либо ареал проживания наших пращуров был много шире, чем толкует совр. "история". Вот! «Ареал проживания наших пращуров был много шире, чем толкует совр. "история"» — да! вот да — это да. Но и гепарды, говорят, водились на юге Великой Русской равнины, и даже львы («лютый зверь» летописи, который «скочил в седло» — к Ярославу, если не ошибаюсь). В Wiki сообщается: «Гепа́рд, или азиатский гепард, или охотничий леопард, или чита (лат. Acinonyx jubatus) — хищное млекопитающее семейства кошачьих, самое быстрое наземное существо. ... Гепард и человек: В X—XII веках русские князья использовали гепардов при охоте на сайгаков. Таких охотничьих гепардов называли пардусами и очень ценили и берегли, а для ухода за ними при княжеских дворах были пардусники. На охоту одних вели на поводках, другие как-то умудрялись сидеть на лошадях позади всадников. ...» Странник пишет: А не может Троян означать персонализированное, проявленное сакральное триединство, которое в христианстве реализовалось в виде Троицы? Вполне возможно. Но, насколько имеется на текущий момент сведений, это практически недоказуемо.

Странник: В современном написании римский император - Траян, а Троян тогда кто? Не может речь идти о разных персонажах?

Ludovit: Странник пишет: Троян тогда кто? Котоматрица - ну где этот троян...

Странник: Светлаока пишет: Двоян и Троян. Думается, что правильно не Двоян, а Боян (оба), поскольку буки=2, "два" - позднее все-таки приобретение. Что означает широкораспространенный славянский корень "Ян"? Боян- певец вообще, а не конкретный, как писал Курдаков, согласно ВК. Что означает расшифровка этого слова? А ВОТ ТАКОЙ ВАРИАНТ ТРОЯНА: От Новгорода до чёрного моря. Именно здесь у древних восточных русов незыблемо сохранились представления о триединстве трёх триединых троиц: Схематизированная схема "Триглав": Сварог(БОГ-ТВОРЕЦ) - Световид (энергия) - Перун (материя) управляет посредством Духа Миром и Людьми

Странник: Нашел курдаковскую цитату: Почтим же вещих боянов-богослышащих - (дощ. 9 (а). Замечателен последний афоризм, который решает вечные споры исследователей Слова о полку Игореве о статусе бояна. Из этого контекста следует, что боян - это не собственное имя, а общее обозначение певцов-сказителей (БО-ЯН=СУРА-БЫВО, где СУРА - СИРЕ-ВИВО, сырое-повитое, а всё вместе - повивающий, т.е. воспевающий, былое или быль о (времени) Сурьи, т.е. носитель бореальной Памяти Вида).

Слатин Н.В.: Странник пишет: буки=2 В ц.-с. 2 = веди, а буки не имеет числового значения. И ещё Странник пишет: широкораспространенный славянский корень "Ян"? А нету «славянского корня "Ян"»... Странник ещё пишет: А ВОТ ТАКОЙ ВАРИАНТ ТРОЯНА: ... "Триглав": Сварог(БОГ-ТВОРЕЦ) - Световид (энергия) - Перун (материя) управляет посредством Духа Миром и Людьми Так то Триглав, а Троян — нечто совсем другое. Конечно, по имеющимся сейчас данным нельзя восстановить, кто именно обозначался этим словом. Также Странник пишет: Нашел курдаковскую цитату: Почтим же вещих боянов-богослышащих - (дощ. 9 (а). В тексте дощ. 9а нет ни про каких боянов, а только о Богумире, его семье и потомках. Так что непонятно — м.б. у Курдакова своя нумерация?.. Странник ещё пишет, что Курдаков пишет: Из этого контекста следует, что боян - это не собственное имя, а общее обозначение певцов-сказителей (БО-ЯН=СУРА-БЫВО, где СУРА - СИРЕ-ВИВО, сырое-повитое, а всё вместе - повивающий, т.е. воспевающий, былое или быль о (времени) Сурьи, т.е. носитель бореальной Памяти Вида). Из «этого контекста» ничего подобного не следует, и следовать не может. Это точно домыслы (либо каббалистические штучки), и любой здравомыслящий человек с этим согласится.

Странник: Слатин Н.В. пишет: .А нету «славянского корня "Ян"».. Но есть имя такое - Ян, Яна. Неужели это менее значимо, чем корень? Слатин Н.В. пишет: Так то Триглав, а Троян — нечто совсем другое. Может Триглав - позднее наименование, а изначально - Троян? Слатин Н.В. пишет: Почтим же вещих боянов-богослышащих - (дощ. 9 (а)В тексте дощ. 9а нет ни про каких боянов. Здесь дело не в дощечке и нумерации, а в том, была ли в ВК такая запись. Слатин Н.В. пишет: Это точно домыслы (либо каббалистические штучки), и любой здравомыслящий человек с этим согласится. А чтобы что-то скрытое понять - здравомыслящие люди и не нужны. У них совсем другие функции - повторение сценария жизни изо дня в день. Здесь нужно нестандартное мышление, и Курдаков его блестяще демонстрирует. Загадки отгадывает МЫШЛЕНИЕ, пользуясь ЗНАНИЯМИ, а не наоборот. А с линейным (двумерным) мышлением только берестяные грамоты переводить. Но сравнение с каббалой , пмсм, верное, так как там и истины другие скрыты. Да и статус ВК Курдаков видит не менее значимый, чем Каббала и пытается это доказать.

Светлаока: А нету «славянского корня "Ян"»... Как это, как это?! Может не корень, так слог _ян_- историческая часть русских слов: славянин славянский боян/баян (сказитель) буян смутьян пьян, пьяница, пьяный Бояна Марьяна ("Маремьянка, не страмись!" - из сказки , помните? ) Ульяна, Ульян Сияна Смеян, Смеяна, Несмеяна Стояна Румяна (румяна) Чаян (ждущий) Татьяна Овсяник, овсяный Делян (деловой) Деян (деятельный) Яна, Янина (возможно, имена чешско-польского происхождения; но всё равно славянские? Яна - дочь Всеволода I Ярославича (1030-1093) Рьян, рьяный Полян, полянин, поляне, поляна пряный дрянь, дрянной окаянный и тд. Возможно, для русского языка более характерен слог-инверсия _ня*_, но тогда откуда пришёл слог ян или йан? из того же италийского? пьяно (piano) - тихо -------------- * баня, тоня, гуня, няня, Дуня, Таня, Ваня, Гриня, Куденя (кудесник), Лабуня (от р. Лаба), Ясыня (быстрая), дедуня, бабуня...

Странник: Поискал Ян, нашел только ЯНА в санскритском словаре. Означает: 1. 1) ведущий (о Пути), 2. n 1)путешествие, 2) поход,3) повозка, 4) выступление в поход - стр.531. Понятие Путь для вечно дрейфующих БОЯНОВ подходит. Но здесь есть еще, возможно, некое понимание ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ, сходное с даосским, дзен, где ПУть понимался как проявление и самореализация, или просто реализация. В слове БОЯН, состоящем из двух слогов БО и ЯН, первый слог, очевидно указывает на Бога (Богов), второй - если принять за основу гипотезы санскритское понимание, Путь как проявление. Т.е. на выходе получим примерно такой смысл: БОЯН - человек, Богом посылаемый, или надоумленный или ведомый, реализующий послания Бога людям, напоминания, и т.п. Т.е человек, ведомый Богом (богами). Почему еще и Богами, - они в русском пантеоне были разные по уровню значимости и есть мнение, что пели Бояны не только сказания-веды, но и веселящее, более приземленное, что также находилось под покровительством богов, но уже другого ранга. А, возможно, изначально Боян пел только веды. Такая гипотеза, можно критиковать. ПС. Если гипотеза имеет основание, то, полагаю, ПУТЬ Бояна - не САМОРЕАЛИЗАЦИЯ, А РЕАЛИЗАЦИЯ БОГОВА ЗАМЫСЛА (ЗАМЫСЛОВ). И самореализуется он сам только во вторую очередь, когда принесет себя в жертву своему Пути. Вот такое противоречие с современной установкой на самореализацию.

Слатин Н.В.: Странник пишет: Но есть имя такое - Ян, Яна. Неужели это менее значимо, чем корень? Есть. И от какого же корня эти имена, каков их смысл? Каждое имя исходно что-то значило. Странник пишет: Может Триглав - позднее наименование, а изначально - Троян? Ну кто ж это может знать?.. Странник пишет: Здесь дело не в дощечке и нумерации, а в том, была ли в ВК такая запись. Нет там такого. Светлаока пишет: слог _ян_- Слог есть. Светлаока пишет: откуда пришёл слог ян или йан? Это два древних арийских суффикса: -йа- (произн. "я") + -ан-/ -ин-/ -н-. Странник пишет: нашел только ЯНА в санскритском словаре Вот именно. Странник пишет: Такая гипотеза А что — вполне...

Странник: Слатин Н.В. пишет: А что — вполне... Но у Курдакова - круче, он в бореалистике сведущ был. Эх, жалко нет его системы расшифровки...

Светлаока: Слатин Н.В. пишет: Есть. И от какого же корня эти имена, каков их смысл? Каждое имя исходно что-то значило. Действительно: тут Я-на (Йа-на), Я-нина (Йа-ни-на) = нет "слога ян". Казаков в Именослове имя Ян выводит от "индоевропейского Иан". Правда, потом пишет: "Отсюда Янус - древнейший властитель Латиума (страны латинов)". Далее имя Янислав он трактует так: -"сам себя славящий; от "янь" - самохвал". Имя Яна у Казакова уже происходит "от древнеарийского имени Иан".

Странник: Слатин Н.В. пишет: откуда пришёл слог ян или йан? Это два древних арийских суффикса: -йа- (произн. "я") + -ан-/ -ин-/ -н-. Не может суффикс быть именем, ну никак.

Светлаока: Странник пишет: В современном написании римский император - Траян, а Троян тогда кто? Не может речь идти о разных персонажах? Реально мне бы хотелось, чтобы это было одно лицо, тем более что романский Траян строил свою дорогу (тропу) в восточной части Римской (Романской) империи для защиты от набегов племён с Востока. И вроде Траян был испанцем по нации (иберийцем)? А а или о - это вопрос произношения всего лишь (или неправильной передачи переписчиками).

Странник: Светлаока пишет: А а или о - это вопрос произношения всего лишь (или неправильной передачи переписчиками). Но главный вопрос - насколько реально наименования Млечного пути Тропою Трояновой? Цитирую: "То, что я хочу рассказать про игру в традиционной русской культуре, я, как сказал бы фольклорист или этнограф, собирал в течение трех полевых сезонов 1985— 87 гг. в Савинском и Ковровском районах. То есть на Владимирщине. Люди, у которых я учился, когда-то были объединены определенной общностью, историей и даже идеей. Эту идею в двух словах можно назвать Тропа Троянова. Я историк по образованию и с семьдесят девятого года разъезжал по деревням в поисках старины и вымирающих ремесел, которым обучался у деревенских мастеров. Мне очень помогало то, что я сам был родом из Савинского района, и многие еще помнили моих деда с бабкой. Эти же старички, когда их знания исчерпывались, передавали меня следующим, и это сильно облегчало задачу знакомства. Для них я был внуком кого-то своего и, значит, чуть ли не дальним родственником".

Слатин Н.В.: Странник пишет: Не может суффикс быть именем, ну никак. Это верно. Кроме суффикса य ya означает «который». А -ан-/ -ин-/ -н- значит, что и теперь по-русски, принадлежность к кому, чему-л.

Светлаока: Странник пишет: Я историк по образованию и с семьдесят девятого года разъезжал по деревням в поисках старины и вымирающих ремесел, которым обучался у деревенских мастеров. Мне очень помогало то, что я сам был родом из Савинского района Это кто говорит? кто автор цитаты? Уважаемые, до того как некий набор букв стал суффиксом, он был вначале слогом, словом (кратким) - слогословом, и нёс в себе определённое смысловое содержание. Не надо забывать, что основа русского языка - слог и никак иначе.

Слатин Н.В.: Светлаока пишет: Это кто говорит? кто автор цитаты? По-видимому, А. Андреев (Шевцов), «Мир Тропы». Ещё Светлаока пишет: основа русского языка - слог и никак иначе. Это точно. Светлаока ещё пишет: до того как некий набор букв стал суффиксом, он был вначале слогом, словом (кратким) - слогословом, и нёс в себе определённое смысловое содержание Именно так. Поэтому и важно найти, что обозначали эти нынешние суффиксы и приставки, каков был их исходный смысл.

Странник: Слатин Н.В. пишет: Это верно. Кроме суффикса य ya означает «который». А -ан-/ -ин-/ -н- значит, что и теперь по-русски, принадлежность к кому, чему-л. Это замечательно, вот Вы и подтвердили гипотезу еще раз. БО-Я-Н - богу который принадлежит. Немного, конечно по другому от исходной гипотезы, но смысл остается. И вспомним санскрит, где синонимы образуют невероятную связь, а значит первосмысл выражается в следующей ступени кокретизации весьма разнообразно. Благодарю Вас, ув. Н. В., обожаю коллективную мыследеятельность. Светлаока пишет: Это кто говорит? кто автор цитаты? . Это известный Леонид Андреев, автор "Очерков русской этнопсихологии", нашумевшей книги, которую ВПС прглотил одним махом. Впрочем, впс её здесь уже рекламировал. Но это псевдоним, настоящая фамилия - Шевченко или Шевчук. Светлаока пишет: Не надо забывать, что основа русского языка - слог и никак иначе. Именно об этом впс писал пару часов назад, цитируя Ваш пост. Благодарю за "уважаемого".

Слатин Н.В.: Странник пишет: БО-Я-Н - богу который принадлежит Это не вполне так, потому что БО не значит «бог». Словарь ВК: «БГ <*БОГЪ> — им. п. Бог (ср. санскр. bha звезда; созвездие; светило; солнце; bhága m. 1) nom. pr. Бхага, один из Адитьев, одна из форм Солнца; 2) счастье; благополучие; красота; любовь; ср. тж. bha светить; появляться; быть, иметь место; bhaga m. часть, доля; наследственная доля, наследство; собственность; место, сторона)». Странник ещё пишет: обожаю коллективную мыследеятельность Это одна из причин появления нашего Форума. Ещё Странник пишет: впс писал Это о ком?..

Светлаока: Странник пишет: Это известный Леонид Андреев, автор "Очерков русской этнопсихологии" Алексей Андреев (посмотрела в поисковике) и цитата из него: Очень многое пришло из записей моего деда. Даже название Тропа, Тропа Троянова взято мной оттуда. На самом деле оно не является самоназванием. Старики вполне обходились без самоназваний, жили и жили себе. Дед же называет Тропой Трояновой Млечный путь и называет его путем Руси. Звучит это у него так: "Русь пришла на Землю Тропой Трояновой, идет Тропою по Земле и Тропою уйдет, когда исполнится сорок тысяч лет". Ясно, что исходил он из нескольких начальных строк "Слова о полку Игореве": О Бояне, соловию стараго времени, абы ты сиа плъкы ущекоталъ, скача, славию, по мыслену древу, летая умом под облакы, свивая славы обаполы сего времени! Рища в тропу Трояню чресъ поля на горы [3, с. 92]. Однако при этом он считал, что хранит и передает вместе с остальными стариками некие знания того, как идти и куда идти. Моя бабушка Екатерина Ильинична называла Млечный путь то •''Молочная река а творожных берегах", а то и "Молочная тропа". Я это помню. Конечно, Млечный путь, как основное тело нашей галактики, никакой тропой Руси не является, но он, безусловно, место, где мы живем, а значит (если межпланетные полеты возможны) и место, где мы путешествуем. Если только межпланетные полеты возможны…

Странник: ВПС - ваш покорный слуга. Если в слове БОЯН БО - не производное от Бог, тогда гипотеза не имеет места и каким местом дальше думать - не знаю, остается надеяться на подсказки искушенных языковедов. А вот по Млечному Пути. Видимо, подчеркивалась в приведенных сказах принадлежность племени Русов к этой замечательной галлактике, где, возможно, находится наш космический дом. И это радует, значит до него не так далеко. а сорок веков (40000) лет, насколько можно понять, уже прошли... П.С. Или все-таки РАсы а н е русы, помните: "Расея-матушка", простонар.?

Странник: Это теперь хороший тон - тихонько удалять посты? Видимо, способствует истине...

AntaMon: Слатин Н.В. пишет: Это не вполне так, потому что БО не значит «бог». Словарь ВК: «БГ <*БОГЪ> — им. п. Бог (ср. санскр. bha звезда; созвездие; светило; солнце; bhága m. 1) nom. pr. Бхага, один из Адитьев, одна из форм Солнца; 2) счастье; благополучие; красота; любовь; ср. тж. bha светить; появляться; быть, иметь место; bhaga m. часть, доля; наследственная доля, наследство; собственность; место, сторона)». Вот здесь, извините, я не соглашусь . Ведь БХА или Бхо это и есть в древних слоях "ВК" - "БО" . Пример : "ДажьБО" или "ДаженьБО" ! Но вот про Трояна и Траяна мне много интересного преподнесли . Скажем что Трою основал Троян очеень даже похоже . Ведь если бы основал Траян то и была бы Трайа ! Не правда ли? Тогда и ВизАнтию основали близ-Антии ! Ведь виз-а-виз это супротив! Не так ли? А что про БО-ЯНА и БА-ЯНА ... Баян совпадает по этим. пониманию со словом "Баять, напевно рассказывать" - славянское, а Боянь - восточное ... так звали кагана Авар\ Абар . Возможно я не прав в чём-то вы уж меня подправите . Но вопрос интересующий меня подвис в воздухе... что за тюркизмы имел в виду Олжос в "СоПИ" ? С уважением ко всем АнтаМон

Слатин Н.В.: Странник пишет: Это теперь хороший тон - тихонько удалять посты? Кто что удалил?! Я никогда ничего не удаляю, если только не по чьей-либо просьбе их же собственные, чего они по какой-либо причине сами не могут или не знают как это делается.

Странник: ну как же, вся трехдневная дискуссия по поводу слога РА? Куда делась-то? Там вопросы были не простые, никто на них не ответил, а три дня исчезли.

Слатин Н.В.: А! Понятно. Теперь вспомнил. Это было в теме о Рябцевой, которую удалил тот, кто и создал её, уведомив меня о том уже после удаления. А я ведь предлагал эти дискуссии перенести в надлежащее место... Ну что ж теперь...

Странник: Слатин Н.В. пишет: Это было в теме о Рябцевой, которую удалил тот, кто и создал её, Ну и пусть тому, кто её удалил будет совестно, если этот орган еще остался.

AntaMon: Ну кто же мне подскажет об Олжосе Сулеймнове ?

Ludovit: Сулейменов, Олжас Омарович Материал из Википедии — свободной энциклопедии Олжа́с Ома́рович Сулейме́нов (каз. Олжас Омарұлы Сүлейменов; род. 18 мая 1936, Алма-Ата, Казахская ССР, РСФСР, СССР) — поэт, писатель-литературовед, народный писатель Казахской ССР (1990), общественно-политический деятель Казахстана, дипломат. Пишет на русском языке. [url= http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%83%D0%BB%D0%B5%D0%B9%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BE%D0%B2,_%D0%9E%D0%BB%D0%B6%D0%B0%D1%81_%D0%9E%D0%BC%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87 ] Сулейменов, Олжас Омарович [/url] Не очень «гут» отображается ссылка, но что-то ничего «гутее» не выходит...

AntaMon: Ludovit пишет: Ludovit постоянный участник Пост N: 1469 Зарегистрирован: 29.08.05 Откуда: Русь ссылка на сообщение Отправлено: 17.10.12 19:30. Заголовок: Сулейменов, Олжас Ом.. - новое! Сулейменов, Олжас Омарович Материал из Википедии — свободной энциклопедии Олжа́с Ома́рович Сулейме́нов (каз. Олжас Омарұлы Сүлейменов; род. 18 мая 1936, Алма-Ата, Казахская ССР, РСФСР, СССР) — поэт, писатель-литературовед, народный писатель Казахской ССР (1990), общественно-политический деятель Казахстана, дипломат. Пишет на русском языке. [url= http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%83%D0%BB%D0%B5%D0%B9%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BE%D0%B2,_%D0%9E%D0%BB%D0%B6%D0%B0%D1%81_%D0%9E%D0%BC%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87 ] Сулейменов, Олжас Омарович [/url] Не очень «гут» отображается ссылка, но что-то ничего «гутее» не выходит... Спаси_Бог_чки! Уже нашёл, и более того и других авторов на эту тему (Скорее теме_ща, чем темка...) Но большинство их концепций (это и О.О. Сулейменов и А.А. Баскаков и другие) не выдерживают ни какой критики, если конечно продерживаться той хронологической и топонимической последовательности об которой говориться в "Велес Книге - древнерусском трактате, а за тем уж и в "Слове..." ! Готовлю книгу с рабочим названием - "Третья Русь или Четвёртая Русь ?" - когда выйдет в свет пока не ясно(необх. наполнить её фото- и карто- материалами, но думаю, что будут интересны лексические и этимиологические, новые, расшифровки гидронимики и топонимики рассмотриваемых регионов...) А путеводной звездой, естественно, является Книга ВЕЛЕСА ! P.S. А всех кто интересуется как сейчас "поставлен вопрос" в среде "тюргачей" рекомендую сходить на сайт "Евразика - иторический форум" кажется так он называется. Но что интересно - их же поэт (эт так они об нём думают?) Низами Гюджеви в поэме "Искандер-нами" ооочень даже хорошо обрисовал портрет древних Русов, а вот "тюргчей" почему-то нет! С уважение ко всем русским людям АнтаМон

Ludovit: AntaMon пишет: Но что интересно - их же поэт (эт так они об нём думают?) Кто так думает-то? В Wiki (в ст. «Низами Гянджеви») пишется, что «Низами родился в городе, и вся его жизнь прошла в условиях городской среды, притом в атмосфере господства персидской культуры, так как его родная Гянджа в то время имела ещё иранское население, и, хотя о его жизни известно мало, считается, что всю жизнь он провёл, не покидая Закавказья. Скудные данные о его жизни можно найти только в его произведениях» — то есть не тюркче он, а иранец он (ариец арийского народа).

AntaMon: Ludovit пишет: Пост N: 1471 Зарегистрирован: 29.08.05 Откуда: Русь ссылка на сообщение Отправлено: 23.10.12 18:23. Заголовок: AntaMon пишет: Но ч.. AntaMon пишет: цитата: Но что интересно - их же поэт (эт так они об нём думают?) Кто так думает-то? В Wiki (в ст. «Низами Гянджеви») пишется, что «Низами родился в городе, и вся его жизнь прошла в условиях городской среды, притом в атмосфере господства персидской культуры, так как его родная Гянджа в то время имела ещё иранское население, и, хотя о его жизни известно мало, считается, что всю жизнь он провёл, не покидая Закавказья. Скудные данные о его жизни можно найти только в его произведениях» — то есть не тюркче он, а иранец он (ариец арийского народа). Да, но кто до этого проживал в данном регионе ? Это племена русов - БелоЯров ! А вот город "Беленджар", подтверждение тому, что он и звучит точно так же ( с небольшой транскрипцией - "джа", это "яа", т.е. "БеленЯар" !!!) С уважением АнтаМон

Ludovit: AntaMon пишет: Да, но кто до этого проживал в данном регионе ? Это племена русов - БелоЯров ! А вот город "Беленджар", подтверждение тому, что он и звучит точно так же ( с небольшой транскрипцией - "джа", это "яа", т.е. "БеленЯар" !!!) Да, вероятно, что Русов. А санскритское / иранское джя = русскому га, т.о. «Беленджар» -- „Белен гард / град / г(о)р(о)д“.

AntaMon: Ludovit пишет: Да, вероятно, что Русов. А санскритское / иранское джя = русскому га, т.о. «Беленджар» -- „Белен гард / град / г(о)р(о)д“. Вероятность такой транскрипции есть, но я опираюсь на вот такую... Я_пония - Джапан ; Ямайка - Джамайка... и другие , это всё отражено будет в книге. Но ещё более того - в "СоПИ " описывается поход кого ? да племени русов-северов . А где они жили до того как построили Чернигов, Ноуград-Северский ? Да в "Белой Веже" и градах по Северскому Донцу (только вдумайтесь в слово северский, т.е. чей?) и там тоже есть много чего ...(т.е. в Белогорском, Маяцком и др.) но наши историки их относят то к Хазарскому каганату, то к непонятной им Салтово-маяцкой археол. культуре ... Про Иранство... про КАКОЕ иранство ? Если мы берём ахеменидов, то самый известный из них - Кир Великий. Но полное его имя КИРУС !? Хотя в современном А_Рабо- Иранском он КУРУШ ( заглядывай в свои любимые вики...) Если же брать Арсакидов, или Аршакидов... то тут вообще племена бактрийцев, с севера а АРШАК так вообще с Батюшки Дона. Так про каких иранцев-то говорить будем - сасанидов что ли? С уважением АнтаМон

AntaMon: Ять пишет: ссылка на сообщение Отправлено: 19.02.11 15:57. Заголовок: Слово о полку Игореве И когда земной шар, выгорев, Станет строже и спросит: Кто же вы? Мы создадим слово о полку Игореве Или что-нибудь на него похожее В. Хлебников Други, да всех форумчан, поздравляю с выходом в свет правдивого фильма 12.12.12г. М.Н. Задорнова об западных русах - то бишь Рюрике ! Но вот стихи Низами Гюнджави об ... битвах с Русами , Искандера... написанное им, кстати, ещё до появления "Слова..." : Кто ж бесстрашным остался б, коль с ним ратоборствует Рус... Но румийцы вздымали кичливое знамя и мечами индийскими сеяли пламя... С края русов на бой - знать пришел его час, В лисьей шапке, с хвостом, вдруг могучий буртас... Размахнулся мечём разъярённый Буртас, И "плешивый тюрчин" своей жизни не спас... Мощный выехал РУС; чьё б стерпел бы он иго?! Щёки руса - бакан (розов), очи руса - индиго... Он являл свою мощь и соперников рыком на бой вызывал (здесь очень интересное отступ. - ведь на руси рыцарей называли - РЫКАРИ, и да же поселение на Дону есть - Рыкань !) Он всех "тюркских" воителей бил на повал Исторгавшая душу из вражьего тела, Булава его всех опркинуть сумела !!! Так что любите стихи ... АнтаМон Хорошие стихи

Ludovit: AntaMon пишет: ведь на руси рыцарей называли - РЫКАРИ Да — это весьма интересно... А откуда сии сведения, можно бы поточнее?

Ludovit: AntaMon пишет: Если мы берём ахеменидов, то самый известный из них - Кир Великий. Но полное его имя КИРУС !? Хотя в современном А_Рабо- Иранском он КУРУШ ( заглядывай в свои любимые вики...) да уж... «любимые»... но где-то ведь сведения брать надо, конечно, с разборчивастью. Думаю, не удивитесь, если отважусь заявить, что вообще у нас нет ни одной полностью правдивой исторической книги. Так что всегда всё надо проверять и перепроверять. И никогда не говорить «никогда», и никогда не говорить «это достоверно известно», и никогда не говорить «наукой это точно установлено». А по поводу Кира Великого... Там вот пишется нижеприводимое. Надеюсь, это более-менее точно... Кстати, это по латыни он «Кирус», по-греч. «Кюрос»; по-русски же, отбрасывая окончание греч. -ос, или лат. -ус, — Кир, — ну, а если учесть, что древние имена у нас берутся от греков, а греческий ὖψιλόν (üρsilon, т.е. юпсилон) практически всегда читается как «и», хотя на самом деле, например, «Сирия» до сих пор, по ихнему, тамошнему, «Сурия», «Лидия» — «Людия», то и «Кир» должен быть, с отброшенным окончанием -ос / -ус / -уш, просто «Кур». И, если учесть его титулование, не полностью приведённое на русской страничке Вики, «King of Persia, King of Āryāvarta, King of Anshan, King of Media, King of Babylon, King of Sumer and Akkad, King of the four corners of the World», т.е. «Царь Персии (т.е. Парсов), Царь Арьяварты, Царь Медии (т.е. Мидии), Царь Бабилона (Баблона), Царь Сумера (у нас упорно пишут «Шумер»), и Аккада, Царь Четырёх Сторон Света», то второй и последний, итожажий, титулы дают право называть его Чакравартином, — хотя, конечно, он был не Владыкой Всей Земли, как, например, совершивший ашвамедху (жертвоприношение коня) Пандава Юдхиштхира, старший брат Арджуны (который даже имел одну из жён из Паталы — той стороны Земли). Итак, Wiki: «Cyrus II of Persia (Persian: کوروش بزرگ ‎, Old Persian: Kuruš; c. 600 BC or 576 BC–530 BC[6]), commonly known as Cyrus the Great. King of Persia, King of Āryāvarta, King of Anshan, King of Media, King of Babylon, King of Sumer and Akkad, King of the four corners of the World. Birthplace: Anshan, Persis, Iran. Place of death: Along the Syr Darya.» И Вики: «Кир II Великий др.-перс. Kūruš, вавил. Kuraš, элам. Kuraš, арам. Kureš, др.-греч. Κῦρος, лат. Cyrus. Кир II Великий (др.-перс. — Куруш) — персидский царь, правил в 559 — 530 годах до н. э., из династии Ахеменидов. Рождение: ок. 593 до н. э., Аншан. Смерть: 530 год до н. э.(-530), близ реки Сырдарья. Аншан, перс. انشان Anšan‎ — древний эламский город, в 3 тыс. до н. э. — одна из ранних столиц Элама до переноса столицы в Сузы. По мнению археологов, Аншан находился на месте современного археологического памятника Талли-Мальян или Тепе-Мальян (холм Мальян) на юго-западе Ирана, в 36 км к северо-западу от города Шираз в Загросских горах, провинция Фарс [(дрвнрусск. Парс)]. Этот эламский город был, по-видимому, довольно древним. Он впервые упоминается в раннешумерском эпосе Энмеркар и повелитель Аратты как находящийся «по пути» из Урука в легендарную страну Аратта, и предположительно возник одновременно с возникновением шумерской письменности. Аншан попал под власть Ахеменидов в 7 в. до н. э., когда его захватил Теисп (675—640 гг. до н. э.), взявший себе титул «Царь города Аншан». В течение следующего века, когда Элам приходил в упадок, Аншан был малозначительным царством, пока Ахемениды в 6 в. до н. э. не совершили серию завоеваний, начиная с Аншана, в результате чего было создано ядро Персидской империи. Наиболее важным из завоевателей, вышедших из Аншана, был Кир Великий.» Ну и т.д.

Светлаока: Странник пишет: А не может ли Троян означать персонализированное, проявленное сакральное триединство, которое в христианстве реализовалось в виде троицы? Точно такую мысль высказала С. Жарникова на лекции в институте о древнерусском календаре. Она доказывала 3-х сезонный календарь (зима, весна, осень) и в связи с этим упоминала Трояна (триединое божество) и вообще многое троичное у нас. Нужно ссылку поискать. Лекция вроде 2012 года, недавняя.

Светлаока: Ять пишет: О полку – многие делают ударение о полку, правильнее же будет – о пОлку. В этом убеждает нас корень слова пълкъ (древне-русское) или плъкъ (староболгарское), как и аналогичные: вълкъ, тълкъ (т.е. волк, толк). Мы, не отдавая себе отчета, удерживаем еще влияние старины и говорим: что тОлку, вОлку, нашего пОлку прибыло и т.д. Оборот: о полку Игореве и в русском, и в украинском языках отмер. Русский скажет: о полку Игоря, украинец либо: о полку Iгоревiм (устар.), либо – за полк Iгора (совр.). Для обоих языков также допустим оборот: про полк. Слово полк в древних источниках (и в Слове) имеет несколько значений: 1) как и в настоящее время, означает крупную боевую единицу. Пример: изрядиша полков 6: Игорев полк середе, а по праву брата его Всеволожь (Ипатьевская летопись об Игоревом походе), 2) войско вообще: А Игорева хороброго полку не кресити!. 3) битва, сражение: и не смеша дати им полку (Новгор. I летоп. 6688г.), 4) поход и т.д. Конечно, красивее, поэтичнее перевести – Песнь о битве Игоря, ибо битва была в центре произведения. Однако, сам автор Слова начинает: почнем-же, братие, повесть сю от старого Володимира и до нынешнего Игоря… Происхождение слова В древнерусском языке слово «полк» имело несколько значений: «поход», «формирование» (например, «Слово о полку Игореве»), «сражение», а также «народ». Скорее всего это и является исконным значением этого слова, сравните немецкое volk — народ, происходящее от древнегерманского «fulkas» — «вооруженная толпа»[7] Фольклористами задокументирована хороводная песня-игра «Уж мы просо сеяли…». Среди прочих строк в ней существуют такие: «А вашего полку убыло, убыло, — Ой, дид-ладо, убыло, убыло! — А нашего полку прибыло, прибыло, — Ой, дид-ладо, прибыло, прибыло!» Строки пропеваются в тот момент, когда люди одной из играющих сторон захватывают другую в «плен». Строй песни выдает в ней чрезвычайную древность и показывают истинное значение слова — «на нашей стороне стало больше народа, людей». Что вообще могло означать слово Полк в древности? Оно кажется таким современным...это чисто воинское слово? Может ли быть сравнение слова с полем? Думаю, что сравнение может быть со словом....поль/pol (греч.?), а его в свою очередь со словом "поле" - ровное широкое пространство для основания на нём города - поля, полиса. Или исходить от сравнения с германским Volk/фольк - народ? Поскольку буква Ф была неупотребимама древнерусской речи, заменили Ф на П и получили - "полк" в значении "народ"? Такое вот...словотворение в древности могло быть.

Светлаока: Ять пишет: В этом убеждает нас корень слова пълкъ Пълкъ через Ер. Ъ ъ /ə~ɤ/ после XIII в. не произн. ер А как произносился Ер До 13- го века - как оу или "сверхраткое О"? И наш древний язык нам т.о. недоступен по произношению?

Слатин Н.В.: Светлаока пишет: Что вообще могло означать слово Полк в древности? Оно кажется таким современным...это чисто воинское слово? Может ли быть сравнение слова с полем? Конечно может. А происхождение этого корня — скорее всего от Санскрита. Ещё Светлаока пишет: А как произносился Ер До 13- го века - как оу или "сверхраткое О"? Как "сверхраткое О", а точнее, «краткое а с оттенком о», как в слове «корова» в первом (предударном) слоге. И ещё: Ъ ъ /ə~ɤ/ после XIII в. не произн. ер Не знаю, что тут может означать «~ɤ», но не «после XIII в. не произн. ер». У Афанасия Тверитянина (умер, вероятно, в 1475, близ Смоленска) ер пишется в слове «орда», а тут же рядом и с «о»… Светлаока ещё пишет: И наш древний язык нам т.о. недоступен по произношению? А увай нот, как говорится?.. Постараться, да и всё тут.

Светлаока: Слатин Н.В. пишет: А происхождение этого корня — скорее всего от Санскрита И какое же значение корня? По версии Гриневича Г.С. санскриту предшествовал праславянский (или прарусский?), недаром же Жарникова С.В. продолжает свои исследования в области сходства этих двух языков, как и Гусева Н. ранее. Приложение: Жарникова о британцах и санскрите. Случай из 93- го года. Севернорусские берега описаны в индийских Ведах 5- тысячелетний давности. http://www.youtube.com/watch?v=rGwWnpfZD30

Слатин Н.В.: Слатин Н.В. пишет: ер пишется в слове «орда», а тут же рядом и с «о» Надо было вот так: ер пишется в слове «орда» («ърда»), а тут же рядом и с «о» («орда») Светлаока пишет, что Слатин Н.В. пишет: цитата: А происхождение этого корня — скорее всего от Санскрита И спрашивает: И какое же значение корня? Санскр. гл. корень pAl (т.е. pāl) पालयति { पाल् } pAlayati { pAl } verb править, управлять; руководить, направлять पालयति { पाल् } pAlayati { pAl } verb охранять; сторожить; караулить; защищать (кого-л.); стоять на страже (интересов); (guard against, guard from) защищаться от ( кого-л.); беречься; принимать меры предосторожности पालयति { पाल् } pAlayati { pAl } verb править; господствовать, властвовать; управлять, руководить पालयति { पाल् } pAlayati { pAl } verb поддерживать; содержать (материально); обеспечивать; поддерживать (морально); помогать, содействовать, способствовать; сохранять, предохранять (от порчи, упадка) पालयति { पाल् } pAlayati { pAl } verb защищать, стоять на страже, ограждать (от чего-л.); защищаться, обороняться; отстаивать (право на что-л.) , оказывать поддержку पालयति { पाल् } pAlayati { pAl } verb наблюдать, следить (за чем-л.) पालयति { पाल् } pAlayati { pAl } verb хранить; сохранять; беречь पालयति { पाल् } pAlayati { pAl } verb 10 (внимательно) следить, наблюдать; караулить; сторожить, охранять; присматривать; присматривать (за кем-л.) pAla (т.е. pāla) पाल pAla m. 1) охрана, защита 2) караул, конвой, охрана, стража (группа людей, охраняющих кого-л. / что-л.) 4) а) часовой; караульный; сторож; конвоир पल pala m. солома (ср. рус. полова) पाल pAla m. пастух, скотник पाल pAla m. 1) а) смотритель, хранитель б) сторож पाल pAla m. защитник; покровитель и проч. pAlaka (т.е. pālaka) पालक pAlaka m. страж, защитник, хранитель पालक pAlaka m. покровитель; попечитель पालक pAlaka m. держатель; поддерживатель पालक pAlaka m. конюх पालक pAlaka m. наблюдатель; наблюдающий पालक pAlaka m. смотритель, хранитель; сторож पालक pAlaka m. князь; государь, правитель पालक pAlaka m. держатель мира (т.е. тот, кто поддерживает весь мир) पालक pAlaka m. властелин, правитель पालक pAlaka m. монарх; правитель; владыка (т.е. носитель верховной власти) pAlana (т.е. pālana) पालन pAlana n. забота, попечение, уход, наблюдение पालन pAlana n. владение, обладание; содержание; опека, забота, попечение, присмотр, защита पालन pAlana n. охрана पालन pAlana n. поддержание पालन pAlana n. оборона पालन pAlana n. питание, кормление; выпас (скота) पालन pAlana n. наблюдение Т.о. «полк / пълкъ» — от значения पाल pAla m. 1) охрана, защита 2) караул, конвой, охрана, стража (группа людей, охраняющих кого-л. / что-л.) «Поле» — охраняемое «Поляне / дрвнрус. Полене» — охраняющие, присматривающие, владеющие (античн. «царские скифы») Светлаока пишет: По версии Гриневича Г.С. санскриту предшествовал праславянский (или прарусский?), недаром же Жарникова С.В. продолжает свои исследования в области сходства этих двух языков, как и Гусева Н. ранее. Хорошо, что они продолжают свои исследования. Только надо иметь в виду, что Санскрит — священный язык священного учения, Вед, данный, вместе со священным письмом Деванагари, при зарождении арийской коренной расы с Высшего мира. Слово «санскрит (संस्कृत saṃskṛta)» означает „усовершенствованный, полностью оформленный, доведённый до совершенства“. Конечно, логично предположить, что какой-то язык должен был ему предшествовать. Но ведь это было не здесь, а в Высшем мире — и об этом нужно помнить.

Светлаока: Слатин Н.В. пишет: Но ведь это было не здесь, а в Высшем мире — и об этом нужно помнить. Да где ж это и как туда попасть?! Слатин Н.В. пишет: «Поле» — охраняемое А ведь и у человека своё охраняемое поле - био. Только из нас выбили знание об его охране. * Николай Владимирович, а как в индийских Ведах назывались войска/полки/рати?

Слатин Н.В.: Светлаока пишет: Да где ж это и как туда попасть?! Как помрём дак попадём, каждый в соответствующее ему окружение. Ещё Светлаока пишет: А ведь и у человека своё охраняемое поле - био. Только не «охраняемое», а охранное. Ещё Светлаока спрашивает: Николай Владимирович, а как в индийских Ведах назывались войска/полки/рати? Санскр. army—host (войско, воинство) सेना senA f. army चमू camU f. army पृत् pRt f. army पृतन्या pRtanyA f. army वाहिनी vAhinI f. army [ mil. ] अनीकिनी anIkinI f. army गुल्फिनी gulphinI f. army ध्वजिनी dhvajinI f. army पताकिनी patAkinI f. army पृतना pRtanA f. army बलसेना balasenA f. army मही mahI f. army वाहना vAhanA f. army वरूथवती varUthavatI f. army वरूथिनी varUthinI f. army अनीक anIka m. army योधसमाज yodhasamAja m. army पदानुराग padAnurAga m. army पक्ष pakSa m. army पिण्ड piNDa m. army बलकाय balakAya m. army बलसमुह balasamuha m. army सङ्ग्राम saGgrAma m. army व्यूह vyUha m. army स्कन्धावार skandhAvAra m. army कटक kaTaka m.n. army सैन्य sainya n. army साधन sAdhana n. army बल bala n. army उत्थान utthAna n. army तन्त्र tantra n. army बलचक्र balacakra n. army भटबलाग्र bhaTabalAgra n. army रिपुबल ripubala n. army विदथ vidatha n. army चक्र cakra n. army host अनीकिनी anIkinI f. host बलसेना balasenA f. host मही mahI f. host वाहिनी vAhinI f. host वरूथवती varUthavatI f. host व्रा vrA f. host गण gaNa m. host सङ्घ saGgha m. host अतिथिपति atithipati m. host यजमान yajamAna m. host वंश vaMza m. host सङ्ग्राम saGgrAma m. host व्रज vraja m. host व्यूह vyUha m. host शर्ध zardha m. host व्रात vrAta m. host यूथ yUtha m.n. host बलचक्र balacakra n. host वरूथ varUtha n. host विदथ vidatha n. host वृन्द vRnda n. host शर्धस् zardhas n. host चक्र cakra n. host Чаще всего — «сена» и «гана». Поскольку эти слова также означают „множество“, то от первого — рус. «сено», от второго — санскр. «Ганеша» и «Ганапати» — „Владыка (иша / пати) + гана (множество / войско)“. Также имя со словом «сена»: जयत्सेन jayatsena, जयत्सेन् jayatsen m. „(имеющий) непобедимое, ~ые войско, войска“. В данной системе транслитерации: с — (обычно c) ч S — (обычно ṣ) ш z — (обычно ç) щ (мягкое краткое ш) G — (обычно n̄̄ с чёрточкой сверху или ŋ) ng (задненёбное н) M — (обычно ṃ / ṇ) (носовой призвук после гласного) j — (обычно j) джь (мягкое дж, звонкое соотетствие च с — ч) J — (обычно ñ) нь (мягкое н) Заглавными буквами согласные — ретрофлексные (нёбные) согласные (кончик языка заворачивается за альвеолы к мягкому нёбу). Заглавными буквами — долгие гласные.

Светлаока: Слатин Н.В. пишет: S — (обычно ṣ) ш Жарникова сказала, что у индусов (они ей поведали) тоже есть имя Света, но оно звучит как Швета. И - Вам вопрос по теме: Асмик: Можно вопрос? Почему, рассматривая слово пОлк, мы обсуждаем санскритские слова с корнем pal? Как звучат эти слова на санскрите? Я так понимаю, что всё-таки ПАЛ. И почему тогда допускается замена гласных? Или всё-таки pal записываем, а читаем ПОЛ? Дело вот в этом? Слатин Н.В. пишет: Санскр. гл. корень pAl (т.е. pāl) pAla (т.е. pāla) pAlaka (т.е. pālaka) pAlana (т.е. pālana) Дело в этом вот "то есть..ā. Это присущее нам Окание, переходящее в Акание? Пишем ā, читаем О? Ворга, если ты это читаешь, извини за дремучесть. Ты говорил, что в наше время знание санскрита необходимо каждому русскому.

Слатин Н.В.: Светлаока пишет: Жарникова сказала, что у индусов (они ей поведали) тоже есть имя Света, но оно звучит как Швета. Ага. Произносится «щьвэта». श्वेत zveta adj. dressed — одетый श्वेत zveta adj. white — белый श्वेत zveta adj. bright — яркий श्वेत zveta adj. in white — в белом श्वेता zvetA f. one of the seven tongues of Fire — один из семи языков Огня श्वेत zveta m. particular comet — особая комета श्वेत zveta m. white or candied sugar — белый сахар или что-л. засахаренное श्वेत zveta m. silver coin — серебряная монета श्वेत zveta m. bamboo-manna — бамбуковый сахар (табашир) श्वेत zveta m. cumin seed — семя кмина (тж. кумин, зира) श्वेत zveta m. alum — квасцы श्वेत zveta m. mystical term for the letter s — мистическое название буквы с श्वेत zveta m. white horse — белай лошадь श्वेत zveta m. crystal — кристалл, горный хрусталь श्वेत zveta m. planet Venus or its regent zukra — планета Венера или её правитель Щукра श्वेत zveta m. white cloud — белое облако श्वेत zveta m. cowry — каури श्वेत zveta m. particular plant — некоторое растение श्वेत zveta m. white (the colour) — белый цвет श्वेत zveta m. small white shell — маленькая белая раковина श्वेत zveta n. butter-milk and water mixed half and half — пахта с водой, смешанные пополам श्वेत zveta n. white of the eye — белок (глаза) श्वेत zveta n. silver — серебро श्वेत zveta n. growing white — белеть

Слатин Н.В.: Светлаока пишет: И - Вам вопрос по теме: Асмик: цитата: Можно вопрос? Почему, рассматривая слово пОлк, мы обсуждаем санскритские слова с корнем pal? Как звучат эти слова на санскрите? Я так понимаю, что всё-таки ПАЛ. И почему тогда допускается замена гласных? Или всё-таки pal записываем, а читаем ПОЛ? Дело вот в этом? Дело в том, что в русском санскритское а часто (но, понятно, не всегда) соответствует гласной о (которая в Санскрите, в общем-то, редка). Дело в том, что Санскрит — акающий язык, как и русский, и в нём так же существует оглушение звонких согласных в позициях перед глухими и на абсолютном конце слова. Светлаока пишет: Дело в этом вот "то есть..ā. Это присущее нам Окание, переходящее в Акание? Русскому языку сейчас характерно акание (кроме некоторых диалектов). Пишем ā, читаем О? Наоборот [нАабарОт].

Светлаока: Жены руския въсплакашась, аркучи: "Уже нам своих милых лад ни мыслию смыслити, ни думою сдумати, ни очима съглядати, а злата и сребра ни мало того потрепати!" Вопрос по глаголу аркучи - говоря. Исходник - гаркать? Громко кричать то есть, возвышать голос? И еси (если) когда-то было "гаркучи", то почему терялись со-гласные? и т.о. "лысели" слова? ... Понятно: волос умирает у человека, - он лысеет.. Зубы выпадают у чел-ка, - он стареет.. Но буквы выпадают в словах?! выходит, это тоже природное/всеобщее явление? Эту особенность отметил Гриневич Г.С.: рози - вместо розги/ветви, песь - вместо песнь, порось - вместо поросль... Вопрос к Николаю Владимировичу.

Светлаока: Вот нашла кое-что: Аркучи, а ркучи — говоря (4); ср. Речи: Жены Рускія въсплакашась, аркучи: „Уже намъ своихъ милыхъ ладъ ни мыслію смыслити, ни думою сдумати...“ 20. Ярославна рано плачетъ въ Путивлѣ на забралѣ, аркучи: „О ветрѣ, вѣтрило! Чему, господине, насильно вѣеши?“ 38. Ярославна рано плачеть Путивлю городу на заборолѣ, аркучи: „О Днепре Словутицю!“ 38—39. Ярославна рано плачетъ въ Путивлѣ на забралѣ, аркучи: „Свѣтлое и тресвѣтлое слънце!“ 39. И се увидѣвъ, святыи Глѣбъ вразумѣлъ, што жь хотять его убити ... жалостно гласа спущаше к нимъ, арекучи: „Не дѣите мене, осподо моя и братья моя милая, не убивайте мене“. Ж. Бор. Глеб. (Киев.), 185 (1489 г. ~ XI в.). 1224: И приде (Котян) съ поклономь съ князи Половьцьскими къ зяти въ Галичь къ Мьстиславу и къ всемъ княземъ русьскымъ, и дары принесе многы: и одариша князь русьскыхъ, а рекуче тако: Нашю землю днесь отъяли (татары), а ваша заутро възята будеть... Новг. 1 лет., 62 (перв. пол. XIV в.). Восплачется жена Микулина Мария, аркучи таково слово... Задон. К-Б, 235 (XV в. ~ кон. XIV в.). Туто поганые разлучишася розно и побѣгше неуготованными дорогами в лукоморье, скрегчюще зубами своими... аркуще так... Задон. Унд., 248 (XVII в. ~ кон. XIV в.), 1404: И билъ челомъ великому князю Василию Дмитреевичу, и дался ему (кн. Юрий) со всѣмъ княжениемъ своимъ, а ркучи такъ... Льв. лет., I, 221 (XVI—XVII вв.). Се биша челомъ игуменъ Ивоня и всѣ старцѣ святого Спаса и святого Николы с Соловчевъ с моря акианя, а ркуци такъ: Обитель, господо... наша пустынка, отъ миру удалѣла... Жал. грам. 1459—1470 гг. Север. грам., 151. Се билъ челомъ князю Михаилу Андрѣевичу игуменъ Пасѣя... а ркучи игуменъ Пасѣя такъ... Прав. грам. 1478—1482 гг. АЮ, I, 1. ...а ркучи тако игуменъ Тарасеи и всѣ старци Снѣтогорские... Прав. грам. 1483 г. АЮ, I, 3. 1510: По том, того же времени, посадники псковскиа... учаша грамоты писати по пригородом да и по волостем, а ркучи так... Псков. 1 лет., 93 (втор. пол. XVI в.). И послы, государь, ко князю послали ... толмача Федора, а ркучи такъ... Грам. велик. князю 1513 г. Крым. дела II, 86. Ср. А река, арка. Но оже хочеть истець, или имет и́, а река (было: глаголя) тако: „По сего рѣчи имаю тя, но азъ имаю тя, а не холопъ...“. Пр. Русс. (Ферап.), 257 (XVI в. ~ XVII в.). А ты тяжи вси судять с послухы свободными, будет ли послухъ холопъ, то холопу на правду не вылазити; но оже хощеть истець, или иметь и́, а ркя тако... Пр. Русс. (Пушкин.), 289 (кон. XIV в. ~ XII в.). Ср. Доп. к „Опыту“: аркать — приговаривать. Псков., Петерб. Ср. Л. А. Булаховский („Сл. о п. Иг.“ как памятн. древнер. яз. — В кн.: „Сл. о п. Иг.“ Сб. исслед. и статей. М. — Л., 1950, стр. 139): Обычно издания „Слова“ дают аркучи одним написанием. Это не соответствует, однако, значению формы. В „Материалах“ Срезневского правильно, в соответствии ее древнерусскому смыслу, пишется а ркучи. Ркучи не получало при себе дополнительного начального гласного звука вроде русских диалектных аржаной и под., а сочеталось с союзом „а“, вносящим в деепричастие специальный оттенок смысла „при этом“.

Светлаока: Аркать - кричать В ряду других севернорусских слов об этом Жарникова С.В. и с связи с санскритом. http://history-ru.livejournal.com/976760.html



полная версия страницы