Форум » Единая Великая Русь » Карпато-русские писатели » Ответить

Карпато-русские писатели

Ять: Предисловие В 1907 году нами было приступлено к собиранию материалов для изследования по неизданным источникам - Карпато-русские писатели. Целью этого труда являлось восполнить пробел в науке путем ознакомления образованного общества с жизнью и деятельностью писателей Карпатской Руси. Обыкновенно историки русской литературы ограничивались разсмотрением жизни и творчества писателей, работавших в России, деятели же общерусской литературы в Карпатской Руси, к великому сожалению, оставались вне поля исследования. Отсюда проистекало явное противоречие: в то время как статистика и этнография устанавливали существование четырех миллионов русского народа в Австро-Угрии, история литературы, замалчивая факты литературного развития Карпатской Руси, как бы отвергала неопровержимые данные статистики и этнографии! Односторонность и неправильность такого явления нужно прежде всего объяснять тем, что в России историческая наука, а вместе с нею и история литературы, все еще находятся под сильным влиянием принципа государственности в ущерб идее народности. В русском обществе, а также и в науке, было слабо развито сознание того, что этнографические границы русского народа идут дальше политических границ русского государства и что русские живут как в России, так и в Австро-Угрии. История русской литературы должна представить ход литературного развития всего русского народа (следовательно и четырех миллионов русских галичан), а не только его главной массы, живущей в пределах России - Ф.Ф. Аристов

Ответов - 154, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Ять: Светлой памяти Семена Юрьевича Бендасюка Прикарпатская Русь. Орган Русской Народной Организации в Галичине. Ежедневная политическая, общественная и литературная газета. N 1454 Львов, Среда 29 октября (11 ноября) 1914 С. Бендасюк. Паразиты II В предыдущей статье нами брошен был только беглый взгляд на нравственно-политический характер нашего еврейства. Кажется невероятным, да и трудно себе представить, что с присоединением к России Карпатской Руси, они стали вдруг другими, чтобы, насилуя свою натуру, круто и сразу переменили свой образ мыслей, действий и, главное, приемов. Все это следует иметь постоянно в виду при решении еврейского вопроса в нашем крае. Решать же его по тем проектам, которые то и дело выдвигаются в глубокой России, здесь невозможно. Недавно облетела почти все русские газеты статья кн. П.Д. Долгорукова с предложением - расширить некоторые права евреев в России, - мысль в общем высоко умённая и благородная. Автор ея, очевидно, имея в виду патриотические манифестации и даже подвиги одной части евреев, полагает, что желательно ныне же, еще во время войны, вознаградить за это всех евреев исполнением некоторых их притязаний. В своем великодушном предложении автор, кажется, не имел в виду также и наших евреев, к ним оно относиться не могло хотя бы потому, что тут со стороны евреев имели место совершенно другие военные подвиги, о которых будет речь ниже. Внимательное ознакомление с еврейским вопросом на месте не может открыть всякому честному русскому человеку глаза и не показать воочию, что с завоеванием Карпатской области, России, достается крупное количество евреев совершенно другой породы, несравненно более стремительной и коварной. Перейдем к частной характеристике отношения евреев к галицко русскому народу. Наше забитое и высшей степени обездоленное крестьянство было доселе обречено на милость и немилость евреев и вынуждено вечно стонать под их опекой и прибегать к их гибельной помощи. Но даже в тех случаях, когда оно пользовалось последнею в виде 200 прц. краткосрочного займа, оно называло еврея не иначе, как кровопийцей, - слово, в гораздо более сильной степени и рельефнее определяющее роль еврейства, чем то, которое поставлено в заголовке нашей статьи.. У нас было много случаев наблюдать быструю перемену во взглядах на еврейство у многих русских друзей еврейства, приехавших к нам из глубокой России, после первого же близкого ознакомления с отношениями между нашими евреями и нашим населением. Тотчас по прибытию в любой наш город их начал смущать ряд характерных явлений: все крупные торговые и промышленные фирмы - с еврейскими фамилиями, центр города занимают везде почти исключительно евреи, они и домовладельцы и собственники самых удобных и дорогих участков, и арендаторы городских угодий, русское же, а кое где даже польское мещанство вытеснено далеко в предместья; если же в большом городе поразили их везде непроходимая грязь и безпорядок, то они могли быть уверенны, что в нем и бургомистр, и большинство членов думы - евреи. Но уже совсем терялись свободолюбивые русские гости, когда при сматривались к русско-еврейским отношениям в деревне. Тут еврей и помещик, и арендатор, и кочмарь, и лавочник и скупщик всякого живого и мертвого товара, начиная с того, который затем развозится им по домам терпимости в Константинополе, Буйнос-Айресе и др., и кончая лошадиным хвостом, - словом всем, за исключением одного только сгона свиней, недопускаемого ветхозаветным уставом. Он же непременный посредник в поставках всякого сырья и сбыта промышленных изделий, и банкир, дающий сельской бедноте под невероятно высокий процент в заем деньги. Вырваться из этой, истинно проклятой западни нет у мужика никакой возможности. Он совсем безпомощен. Всякая, самая скромная его попытка устроить свою, хотя бы самую скромную, бакалейную лавочку парализуется бойкой еврейской конкуренцией и целым рядом др. мер, с которыми ему бороться не под силу. Подкупом администрации еврей добивался отказа в разрешении крестьянину открыть лавку, лишения его разных законных льгот, обременения его такой кучей формальностей, податной волокиты и полицейских придирок, что он скоро в отчаянии опускал руки и бросал дело. Если он же преодолевал и эти затруднения, то евреи организовывали всякими неправдами бойкот его лавки, затрудняли ему в городе покупку и перевоз товаром, проникали в общинные советы и управления и добивались принятия ими неблагоприятных для крестьянина-лавочника решений и т.д. и т.д., коротко, пускали в ход всю свою купеческую хитрость, не жалея средств, использовывали личные связи, с целью убить многотрудные попытки крестьянской экономической самозащиты в зародыше. Ужасающие результаты еврейского засилья над крестьянами ныне на лицо: громадное пространство крестьянской земли очутилось в еврейских руках. В некоторых уездах русские крестьяне, благодаря еврейской эксплуатации, совсем обезземелены. Особенно сильно пострадала в этом отношении наша бедная Гуцульщина по обеим сторонам восточных Карпат. Во всей же Галичине многие села вконец разорены еврейским беспощадным ростовщичеством. Евреи обыкновенно не ссужают крестьянам более значительных сумм, на которые можно бы купить землю или живой инвентарь, т.е. вложить во что-нибудь производительное и прибыльное и затем в долгий срок погасить заем. А дают под высокий проц. - обыкновенно весной, когда у крестьянина выходит хлеб и заглядывает в хату голод, затем осенью, когда из хлеба продать что-нибудь трудно, а за подати у него берут власти последнюю коров и последний тулуп, - частями небольшие суммы и на краткий срок. Такие непроизводительные займы с временем быстро растут, до невозможности обременяют крестьянское хозяйство и доводят его до принудительной публичной продажи с молотка. Происходящая же отсюда общая страшная задолженность крестьянских наделов во всем крае, не проданных еще с аукциона, приводила и приводит всех экономистов-наблюдателей в изумление. Если русское общество и русское правительство пожелают спасти от гибели наше крестьянство, то первой их мерой должно быть освобождение его земли от этой грозной задолженности. Другою такою же важною и необходимою мерою должно быть изыскание средств и способов возвращения русскому мужику его собственной, прадедовской, потом его и кровью орошенной, трудом его вспаханной земли, временно только, думаем, доставшейся в еврейские руки путем и приемами, за которые в правовом и благоустроенном государстве сажают в тюрьму. Здешний еврей жил - с мужика - как сами крестьяне выражаются, но мужика крайне ненавидел. Всегда тем сильнее ненавидел его, чем усиленнее крестьянин пробовал вырваться из его когтей. По тому же самому поводу ненавидел и все русское, и Россию, на которую галицко-русский мужик возлагал все свои надежды, как на спасительницу. Еврей и был всегда глубоко уверен, что с приходом ея сюда придется разстаться с добычей. Но он в приход ея не верил и - был спокоен. Но, вот, вдруг - Россия пришла, и виновником ея победного пришествия ея враги считают, главным образом, галицко-русского крестьянина и его просветителей и наставников - галицко-русскую интеллигенцию. Потому и евреи смотрят еще с большим ожесточением и бешенством на обоих. Пошли от евреев на русских людей лживые доносы, издевательства толпы, аресты, виселицы и разстрелы, в начале и во время войны. Русское общество знает эти военные подвиги, наших евреев и не забудет их, помнит их вечно будет галицко-русский народ. Но больно самое упоминание о них. Но обратимся ко всей дорогой, непобедимой России с горячим призывом: Ты освободила нашего крестьянина от австрийского ига, и он благословит Тебя и молится за Тебя. Но Ты не завершила еще его освобождения. Спаси его еще от еврейского засилья, тогда он станет действительно свободным. С. Бендасюк Прикарпатская Русь. Орган Русской Народной Организации в Галичине. Ежедневная политическая, общественная и литературная газета. Львов, 1914-1915, 1920 http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_754.htm http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_753.htm http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_740.htm От Карпато-Русского Освободительного Комитета http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_481.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_479.htm КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Ять: Наследники Склавен О Русколанах, о Боже-Бусе и Слове о полку Игореве: Плеснеске и Кисане I се бясте поврждена Рузколане одо Годе Iерменреху А тоi хте жену од роде наше i ту повренжде Се вуцеве наше тещашуте на не Iерменрех розбiеше iе i поврждете Русе Боже Бусе i седел десент iне крыженщ iе I ту смута влiка бясте на Русех I ста младенч Вендеславе i сбере Русе а веде iу на не I тоi крать рострще Годь Дощ.32 И были повержены Русколане от Готов Германреха. А тот хотел женщину от рода нашего и ту повредил. Вот вожди наши понеслись на него. Германрех разбил их и поверг Русов. Боже Буса и семьдесят других он распял. И тут смута великая была на Руси. И встал молодой Вендеслав и собрал Русь и повел ее на них. И в тот раз разгромил Готов Влескнига. Дощечка 32 http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_332.htm В.Д. Залозецкий. Обида. Газета: Прикарпатская Русь, Львов, 1911 (N609-610 от 17-18/X 1911 ) - от Наташи Гаттас …Но автор Слова знает и настоящих Валькирий - Валькирий германцев и называет их готскими красными девами в стих 398-402. Се бо готскiя красныя дЪвы въспЪша на брезЪ синему морю, звоня русскимъ златомъ: поют время Бусово лелЪют месть Шароканю. Это место преинтересно не только потому, что представляет нам Валькирий совершенно сходно со скандинавскими воззрениями на них - на бреге вод, лелеющих бранную месть (desiderant = Walkuren trachten) и поющих (эти двенадцать жен у ткацкого станка пели также) - но оно важно и для нашей древней истории. Из него сквозит фосфорический блеск давно истлевших былей и освещает нам одно, только посредством Слова к нам дошедшее событие о Бусовом времени, и дополняет другое о Шарокане - СърчанЪ Волынско-Галицкой летописи. Mногиe толкователи видят в этих готских девах остатки готского племени, обитавшего со второй половины II века между Доном и Волгою до погрома Гуннами, но и после этого погрома почти до XVI века в некоторых городах Крыма национальную индивидуальность свою задержавших. Такое допущение, стало быть, не противоречит историческому факту и могли даже находиться на берегу моря таковые девы, разным Гертруды и Гильды, но чтобы наш автор именно этих имел в мысли, этого не допускает внутренняя связь мыслей у автора. Мы уже впервые заметили, что самым вернейшим толкователем темнейших мест Слова есть ход мыслей в нем. Нити мыслей автора, блуждающих по забытым уже историческим происшествиям на крыльях тогдашней поэзии надобно крепко держать в руках, a они уже сами укажут подлинный смысл почти каждого темного места... В.Д. Залозецкий. Картина из нашей прадавной мартирологии. Газета: Прикарпатская Русь, Львов, 1911 (N613-614 от 21-22/X 1911 ) - от Наташи Гаттас Приступаем к самому интересному, а вместе и темнейшему месту в Слове о П. Игор.: к этому Кисаню у Плеснеской долины старорусского Илиона, учеными Мирмидонами до этих пор напрасно облегаемому. Это место касается не только вceмирной истории, но преимущественно нашей Галицкой и потому заслуживает, чтобы только Галичанин сорвал покров с этой именно таинственной Кисаньской дебри и раскрыл перед своими соотчичами одну давным-давно забытую, но в свое время душу русского народа долго-предолго и жестоко терзавшую картину. Ст. 367-371 по А.С. Петрушевичу: Всю нощь съ вечера Босуви врани възграяху У ПлЬсньска на болони; БЬша дебрЪ Кисаню И не сошли (несошлась) къ синему морю. Говорят, это место испорчено. Около него построили усердные толкователи целые горы гипотез, одни других чудовищнее, особенно насчет слов: бЪша дебрЪ Кисаню, которую чуть даже не одухотворили, подразумевая под ней то Кiянъ, как Максимович (Украинка ст. 94), то снова какого-то Кисаня, предводителя половецкой шайки, как наш О. Огоновский (Слово о П. Игор. стр. 83). Нет - это место здорОво, кроме одного, впрочем, не столь существенного искажения в словах - не сошли -, дающегося легко и удовлетворительно исправить. Можно только удивляться добросовестности и тщательности переписчика, слог Слова нигде существенно не затемнившего. Переставки и описки тут и там в отдельных буквах, особливо в букве ю, не могут затруднять в виду подлинной целости текста. Мы читаем в этом месте речение: не сошли - прямо в противоположном смысле - и несошась…Этого требует логика исторических событий, представляемых этим эпосом. Автор Слова говорить тут о каких-то Босувых вранах, а Бос, также Бус историческая личность. Это сквозит также из того места Слова, где он говорит о Бусовом времени (стих 401). Следственно было такое время, где имя этого человека известно было в нашей стране. Кто-же - этот Бус? Когда по смерти славного Германариха, короля Остроготов, подчинившего под свою власть почти целый восток Европы от Варяжского моря до Понта, следовательно и наших предков Антов по Бугу, Днепру и Днестру - стал господствовать над этими Готами Вюнитар, но уже в зависимости от Гунов, то он не мог снести ига и, желая помалу сокрушить его, направил свое оружие не против самых Гунов, а впервые против короля Антов Боса (Box, Booz, Boz - древле Германарихова васала. С этим Бусом имел, кажется, и Германарих дело, при чем обнаружился жестокий характер сего готского воителя. Подозревая васала своею в неверности, велел он схватить его супругу и разорвать в куски дикими конями - Eduard Gibbon. Gesch. de. rоm. Weltreiches V. 234), а теперь союзника Гунов, намереваясь вместе отплатить ему за его вероломство. Это происходило 375г. В первом сражении победил Бос, но исход второго был для него и его народа трагический. Винитар пленил его вместе с его сыновьями и вельможами и велел их повесить на кресте. - Winitharius - говорит Jordandes cap. 48 - in Antarum fines movit procinctum, cosque dum aggreditur, prima congressione superatur: deinde fortiter egit, regemque eorum. Box nomine, cum filiis suis et LXX primatibus in exemplo terroris cruci adfixit, ut dediticiis metum cadavera pendentium geminarent. Под именем Антов, Виндов, Beнедов известны были наши словенские предки по древне-греческим, латинским и скандинавским письменным источникам. Даже чудские и литовские племена называют русских сегодня еще похожими звучными именами. Имеем затем картину из древней истории нашего отечества перед собою. Иорнандес не упоминает места этой битвы и казни совершенной на Боcе и его сподвижниках, но точную весть об этом сберег нам Автор Слова в этих драгоценных строках сна Святослава: Босуви врани възграяху у ПлЪсньска на болони. Поэтический образ речения не затемняет его смысла, он только еще рельефнее отмечает роковое значение ПлЪснеского события. Вороны однаково прожорливы и в поэзии и в прозе. Это равно, как бы и сказал Автор: Вороны каркали на побоище у ПлЪсньска, а после клевали тело несчастного Буса и его товарищей в кисанской дебри. Эта дебрь тут же возле древнего города ПлЪсньска. Есть даже некоторая древняя связь между словами нашего певца: Босувыя враны - и словами Иорнандеса: cadavera pendentium. Честолюбивый Гот, ревнитель славы своего Винитара, видит на позорном месте трупы врагов своего народа, мягкосердечный русский певец сокрушается тайно о них, слыша зловещие крики ворон над ними… Нет сомнения в том, что у автора в том месте сна было на мысли побоище Плеснеское, каким оно могло представляться после боя Винитара с Бусом, с криком пажерливых ворон, как это обыкновенно водится на таковых местах и как он уже раньше этот образ при воспоминажи об Ольговом времени употребил - но зачем тут кисанская дебрь? Она должна иметь здесь также какое-то историческое значение. Автор не тот человек, чтобы упражняться только в многословии. Везде выражает он свою мысль искренно, но кратко. Он даже для этой своей характеристической краткости заставляет читателя оставаться со своими мыслями иногда позади его, и всюду, где он только приводит какое либо собственное имя, кроется вероятно и какая-то быль, заставляющая читателя призадумываться над ней. Кисанская дебрь - сегодня Кисов - лежит невдалеке от подгородецкаго монастыря, расположенная на урочище Плеснеско... О Русколанах, о Боже-Бусе и Слове о полку Игореве: Плеснеске и Кисане http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_491.htm Наследники Склавен http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_482.htm

Ять: Наследники Склавен. О границе с готами В.Д. Залозецкий. Обида (Окончание). Газета: Прикарпатская Русь, Львов, 1911 (N609-610 от 17-18/X 1911 ) - от Наташи Гаттас …Но автор Слова знает и настоящих Валькирий - Валькирий германцев и называет их готскими красными девами в стих 398-402. Се бо готскiя красныя дЪвы въспЪша на брезЪ синему морю, звоня русскимъ златомъ: поют время Бусово лелЪют месть Шароканю. Это место преинтересно не только потому, что представляет нам Валькирий совершенно сходно со скандинавскими воззрениями на них - на бреге вод, лелеющих бранную месть (desiderant = Walkuren trachten) и поющих (эти двенадцать жен у ткацкого станка пели также) - но оно важно и для нашей древней истории. Из него сквозит фосфорический блеск давно истлевших былей и освещает нам одно, только посредством Слова к нам дошедшее событие о Бусовом времени, и дополняет другое о Шарокане - СърчанЪ Волынско-Галицкой летописи. Mногиe толкователи видят в этих готских девах остатки готского племени, обитавшего со второй половины II века между Доном и Волгою до погрома Гуннами, но и после этого погрома почти до XVI века в некоторых городах Крыма национальную индивидуальность свою задержавших. Такое допущение, стало быть, не противоречит историческому факту и могли даже находиться на берегу моря таковые девы, разным Гертруды и Гильды, но чтобы наш автор именно этих имел в мысли, этого не допускает внутренняя связь мыслей у автора. Мы уже впервые заметили, что самым вернейшим толкователем темнейших мест Слова есть ход мыслей в нем. Нити мыслей автора, блуждающих по забытым уже историческим происшествиям на крыльях тогдашней поэзии надобно крепко держать в руках, a они уже сами укажут подлинный смысл почти каждого темного места. Выше приведенное место стоить последним в ряду в так званной разгадке Святославлевого сна его боярами. Оно является ответом на последнюю параллельную часть этого сна, который мы затем, чтобы верно схватить мысль автора о Валькириях, сюда должны приставить. Он гласить так: Стих 364-341. Всю нощь с вечера Босуви врани възграяху. У ПлЪсньска на болони бЪша дебрЪ Кисаню и не сошли (несошась) к синему морю. Боса, Плеснеск и Кисань оставим мы пока в стороне, они будут пояснены на своем месте. Посвятим внимание наше этим без всякого сомнения историческим воронам. Здесь скажем только, что этот Бос, также Бус, историческая личность. Он был жупаном или воеводою наших предков, древле Антов (Вендов), обитавших между Карпатами и Днепром, но побитый на голову, кажется, под нашим таки Плеснеском, готским князем Винитарем 375г. попался он в неволю и был вместе с семидесятыо вельможами распят на кресте, вероятно, в Кисаньской дебри, под давним Плеснеском, а нынешними Подгорцами. Эти враны о которых автор во сне Святослава говорит, эти Бусовые враны, это очевидно вороны, клевавшие тело Буса и его злополучных товарищей. В предчувствии беды постигшей Игоря, беды не столь политическими своими размерами, как более трагикой почти равной Бусовой, представляется Святославу Плеснеское побоище со всеми поэтическими чертами тогдашней поэзии. Древняя поэзия не знает, боя без хищных птиц, Гомер также без собак: Solltet ihr so den Freunden entfernt und dem Vatergefilde Nanren mit weissem Fett in Troja hurtige Hunde (Илл. II. 816). Эти вороны затем не современные птицы, они исторические и мифические сопутницы Готов и их Валькирий на Плеснеское побоище. Сопутницами Валькирий были, как известно, вороны и орлы. Замечательно, что они в воображении Автора собираются и клекчут у Плеснеска, идут дальше в Кисанскую дебрь (сегодня Кишов под Плеснеском), а вконец несутся на синее море, то есть на Азовское к давним готским кочевьям, откуда, быть может, двинулся Винитар на нашего Буса. Словом они несутся на Игорево побоище, кончать свой исторически русский пир, так роскошно начатый у Плеснеска. В этой части Автор только не говорит о Валькириях, но они видны опытному критику и неистовые их крики слышны сквозь карканье ворон, а как только пришли бояре к слову и стали разбирать последнюю часть сна, то уже за воронами прилетели и Валькирии - готские красные девы - садятся у берега вод и поют над побоищем. Но какая охота автору вмешивать давно убитого Буса в былины сего времени? Причина ясная. Плену всех князей и бояр и совершенному истребление войска не находит автор ничего равного в целой истории русской, разве только в разгроме, постигшем Буса и его войско. Как могло, спросим в скобках, так долго удержаться устное предание об этом? Нo как же мог еще до г. 1235 задержаться род Арбусовичей (Яр-Бус - Ярбусович, Арбусович) и именно в этом Плеснеске, у которых Данило Романович силою отнял Плеснеск словно от претендентов (П.С.Р.Л.II.174, 5-7)? Раз погрузившись в унылую думу о древних готско-антских боях под нашим Плеснеском, автор воспрянул мыслью уже и на давнейшие кочевья и побрища Готов у Азовского моря, выкликал из его вод их воинственных дев, вспомнил о погроме Шароканя, в войсках которого могли также находиться черноморские остатки готского племени, и, давая Валькириям один общий пароль и за Буса и за Шароканя, так сказать, сроднил с собою готских и половецких Валькирий на черноморском побережье. Не лежит ли в этих готских красных девах, так нечаянно появляющихся, не у балтийского, как бы следовало ожидать, а у вод Азовского моря, туманное указание на доисторическое, долговременное пребывание Готов между Доном и Волгою и упрочившийся там-же скандинавской миф о Одине и его Асах (Азовское море?) вообще, а о Валькириях в особенности? Мы отсылаем читателя с этим интересным вопросом к Шафарику (Slaw. Staroz. I 191-207). О Русколанах, о Боже-Бусе и Слове о полку Игореве: Плеснеске и Кисане http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_491.htm …До сих пор большая часть иностранных писателей полагает, что Немецкие народы, Готы, Гепиды, Бургунды, Вандалы, и др., добровольно оставили свои жилища на Балтийском поморье, и в окрестностях Одры, и что Славяне пришли туда в позднейшее время, и заняли брошенные, впусте лежавшие места, без всякого сопротивления. Но, разсмотрев надлежащим образом этот предмет, я ни как не могу согласиться с ними, утверждая, что как Немцы не могли добровольно оставить земель Виндских, так и Славяне притти мирным образом в пределы Немцев - с.207 П.И. Шафарик. Славянские древности. Том 1. Книга 1. М.: Университетская типография. 1847. 464с. http://www.twirpx.com/file/917854/ 11.3Мб I се Гематьрех уступiсе а Годе сен усiедеще на Калiцю Малоу i теще до брезi мрштi I такъве земе одержашать до Доне I по тоу Дону рiецiе iесе Калка Влiка iе кромь мезжде ны i пренщая племы I тамо Годе се бiе чтвары сент ляты о све врзем I тому яхомь се мы земе нашю i раяхомь клоудне земе i Еланштема трзехомь о мены скуте скерi i туще о србрены i златвены колы i пiвты яде вескера I жiводьба нашя бендете о те порiе клудна i мiрня I се Годе налiезе на ны ещежье I бясте пря десенте лiеты I се удржiехомь земе нашiе Такожьде iмяхомь брантесе од врзех Дощ.37а...И вот ГематеРех отступился, и Готы уселись (поселились) на Калке Малой (совр. р. Кальмиус) и растеклись до берегов морских (до совр. Мариуполя). И так земли одержали (овладели) до Дона. И после той Дону-реки есть Калка Великая (совр. Маныч), (которая) является кромью-границей между нами и прочими племенами. И там Готы вот бились четыреста лет со своими врагами. И потому взяли мы землю нашу и пахали мы спокойно землю, и с Эллинами торговали, меняя скот, шкуры и туши на серебрянные и золотые кружочки (деньги), и питье, яства всякие. И жизнь наша была в ту пору спокойна и мирна. И вот Готы налезли на нас еще же. И была война десять лет. И вот удержали мы землю нашу. Также мы должны (имеем мы и теперь, и в будущем) обороняться от врагов Дощечка 37 http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_341.htm Влескнига http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_13.htm Наследники Склавен http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_482.htm


Ять: Ф.Ф. Аристов. Русское религиозное и национальное самосознание Федор Федорович Аристов (14 (26) окт.1888-5 нояб. 1932, Москва) со своими детьми Николаем, Татьяной и Тамарой во дворе своей квартиры по Трубниковскому переулку Ф.Ф. Аристов. Русское религиозное и национальное самосознание 1. Почему русское самосознание было сперва религиозным, а не национальным. 2. Перенесение центра русской государственности из Киева в Москву и развитие самосознания как религиозного, так и национального. 3. Роль славянофилов и западников в развитии русского самосознания. 4. Исторические слова Л.Н. Толстого о роли славянства в истории человечества. 5. Отражение русского самосознания в искусстве. 6. В чем заключается сущность русского религиозного и национального самосознания. 7. Как отражалось русское самосознание во внутренней и внешней политике. 8. Взаимоотношения социального, национального и религиозного начал. 9. Идеалы Святой Руси в Великой России. 10. Роль русских окраин в выработке русской национальной идеологии. 11. Кapпато-русские писатели - светочи общерусского национальн. самосознания. Русское религиозное и национальное самосознание (Лекция Ф.Ф. Аристова, прочитанная 18-го февраля 1918г.) 1. Почему русское самосознание было сперва религиозным, а не национальным В последнее время приходится часто слышать мнение, что война и революция именно потому и приняли такой затяжной и трагический характер, что у русского народа отсутствует самосознание, что мы, русские, не имеем определенных идеалов. Такой взгляд справедлив лишь отчасти. Да, у нас русских, как будто бы отсутствует национальное самосознание, по крайней мере, оно куда-то спряталось, ушло вглубь, наружно ничем себя не проявляет, что у русского народа было и есть самосознание религиозное, которое, заменяло собой отсутствие или недостаточное развитие самосознания национального. То обстоятельство, что на Руси прежде всего развивалось религиозное, а не национальное самосознание объясняется историческими причинами. Русский народ перенял от Византии, вместе с принятием христианства, также и зачатки культуры. Первыми деятелями литературы и вообще просвещения в Киевской Руси были духовные лица. Естественно поэтому, что весь строй мыслей русского народа носил по преимуществу религиозный характер. 2. Перенесение центра русской государственности из Киева в Москву и развитие самосознания как религиозного, так и национального В 13 веке Русь была разгромлена татарами и монгольское нашествие заставило впервые серьезно призадуматься над вопросом: от чего погибает Русь - от упадка ли религиозного чувства, или же от недостатка национального самосознания, которое не подсказало отдельным русским князьям мысль об объединении для защиты общими силами единства и свободы русского государства. Итак, копыта татарских коней, смявшие в 13 веке молодые побеги русской культуры, в то же время заставили передумать, взвесить и перерешить основные вопросы русской народной и государственной жизни. Центр русской государственности переносится с юга, из Киева, на север, в Москву. Здесь мы в видим, что русское самосознание начинает проявляться как в религиозной области (вопрос о митрополии всея Руси), так и в области национальной (в собирании русских земель). И та и другая идея особенно ярко воплотились в личности московского митрополита Петра, уроженца Галицкой Руси. Он не только, был первым по времени московскими митрополитом, но и первым лицом, внушившим московским князьям мысль о необходимости собирания русских земель. 3. Роль славянофилов и западников в развитии русского самосознания Когда Русь перенесла центр своей политической жизни из Москвы в Петроград и почти завершила (за исключением Карпатской Руси), свое государственное объединение, тогда русскому народу удалось приступить к идейному обоснованию своего национального и политического существования. В этом отношении особенно замечательна деятельность славянофилов и западников. По меткому выражению Герцена, они, подобно двуликому Янусу, смотрели в разные стороны, но сердце билось одно. В то время как славянофилы стремились обосновать все самобытное, чисто русское и чисто славянское, западники, наоборот, хотели, чтобы русский народ и русское государство развивались по тем же законам, как и Западная Европа. И здесь необходимо отметить основное, самое главное направление русского гения. Все русские мыслители по преимуществу мыслители религиозные. Все своеобразие и сила русской мысли проявились не в национальных, политических или экономических проектах, а в формах, планах и идеалах именно религиозного порядка. Действительно, самый популярный, самый выдающейся русский философ Вл. С. Соловьев, хотя в своих сочинениях касается самых разнообразных вопросов, в том числе и национального, но вся сущность его взглядов сводится преимущественно к проповеди, к энергичному отстаиванию одной идеи - соединению христианских церквей. Другой самобытный, глубоко оригинальный русский мыслитель, вполне справедливо считающийся отцом, родоначальником русского славянофильства, А.С. Хомяков, хотя был универсальной, по истине энциклопедической личностью, по своим познаниям, но главное его значение всетаки состоит в том, что он изложил основы свободному русскому богословию. До Хомякова наша богословская наука не имела самостоятельного характера, находясь под влиянием или католических или лютеранских богословов. Другой деятель славянофильства, Юрий Федорович Самарин, так много потрудившийся над раскрепощением крестьян, и посвятивший много внимания вопросу о взаимоотношениях, окраин и центра России, написал выдающееся сочинение на богословскую тему „Стефан Яворский и Феофан Прокопович". Я назвал славянофильских писателей Хомякова и Самарина. Но и у западников были свои мыслители, которые много внимания уделяли вопросам религиозным. Возьмем, хотя бы, Чаадаева, который в своих „Философических письмах" поставил ребром вопрос о том, чем желает быть Россия: „Востоком Ксеркса иль Христа", говоря словами Вл. С. Соловьева. Вл. С. Соловьев, хотя и был близок в некоторых своих мыслях к славянофилам, но являлся писателем-западником. Идеи Соловьева настолько популярны, что в Москве даже сущеетвует особое „Общество памяти Вл. Соловьева", в котором ближайшее участие принимают: проф. князь Евгений Ник. Трубецкой, написавший прекрасное изследование „Mиросозерцание Вл. Соловьева", проф. С.Н. Булгаков, который экономические вопросы изучает в связи с развитием христианского учения и представляет собою самую яркую величину в России среди христианских социалистов; затем надо назвать философа Ник. Ал. Бердяева, автора блестящей, поистине редкой книги о Хомякове. Несколько особняком стоит от славянофилов и западников, хотя и ближе к первым, весьма своеобразный, глубоко оригинальный русский мыслитель Конст. Ник. Леонтьев. 4. Историческая слова Л.Н. Толстого о роли славянства в истории человечества Наконец нужно назвать двух величайших русских психологов и замечательных беллетристов - Достоевского и Л.Н. Толстого Первый из них верил в существование Русского Бога, который спасает и защищает Русь, а второй в 1909 году в своем письме московскому обществу „Славия заявил: „Нe могу не верить в исключительное значение славян для объединения не только христиан, но и всех людей. Таково, в общих чертах, историческое развитие русского религиозного самосознания. Это самосознание разсматривает русский народ, как нацию, сохранившую первоначальное христианство в форме православия. Однако, не одни только русские мыслители выясняли сущность русского религиозного идеала. Это проявляется также и в искусстве, напр., в живописи. 5. Отражение русского самосознания в искусстве Как национальное достояние, религия ценится лишь тогда, когда она в свою очередь придаешь Богу и богопочитанию народный характер, создает своего национального Христа, вливает в религию надежды и упования, горе и радости именно данного народа. Не раз отмечалось в науке, что Христос Византии был целиком списан с гордого и властного, жестокого и сухого византийского царя. Христос лютеранства был добрым и честным немецким бюргером. Христос католичества (именно Франциска Ассизского) ничем не отличается от святого безсребренника итальянской нищеты, а русский Христос, среди наших печальных равнин, стал мучеником общей крестьянской доли. Знаменательно также и то, на что уже неоднократно указывалось - созвучие слов „крестьянство" и „христианство". Отсюда делают вывод, что русский народ, как в большей своей части народ крестьянский, есть и самый христианский народ в мире. Таково было, напр., известное учение русских славянофилов. Надо отметить также известную картину художника Нестерова „Святая Русь. Идея этого произведения та, что христианство объединяет весь русский народ, независимо от каких бы то ни было подразделений - областных, сословных или классовых. 6. В чем заключается сущность русского религиозного и национального самосознания Итак, сущность русского религиозного самосознания заключается в идеале Святой Руси, которая не только одухотворяет самый русский народ, но и делает его защитником всех единоверных народов (Греция, Румыния, Сербия, Болгария и Грузия) и даже всего христианского Востока (напр., армянский народ). Идеал Святой Руси обязывает также русский народ, сохранивший в неприкосновенности исконное христианство, т.е. православие, встать во главе движения, направленного к объединению всех христианских церквей, т.е. к восстановлению христианской вселенской кафолической церкви. Но помимо религиозного идеала Святой Руси перед русским народом стоял всегда также идеал национальный - Великой России, как огромного государства, занимающего шестую часть всей суши, раскинувшегося на протяжении Восточной Европы и Северной Азии, государства, которое самым фактом своего существования между азиатской наковальней и европейским молотом должно быть посредником, между народами Европы и Азии и защитником всего единокровного, а в некоторой части даже и единоверного, славянского Мира. 7. Как отражалось русское самосознание во внутренней и внешней политике Религиозное самосознание в России всегда было сильнее, ярче самосознания национального. Интересно отметить то обстоятельство, что в своей внешней политике Россия главным образом помогала отдельным народам единоверным нам (напр. Греция и Румыния). Единокровие же, т.е. единство национальное принималось менее во внимание, чем единоверие. Помогая православным славянам - сербам и болгарам, Россия очень мало обращала внимания на судьбу славян католических и протестантских, напр. чехов, словаков, словенцев и хорватов. Мало того, даже Галицкая Русь, населенная коренным русским народом, именно малороссами, была в забвении, потому что официально исповедывала не православие, а унию. Поэтому, когда в 20 веке особенно усилился натиск иноземных стихий на отдельные славянские народности, то перед ними встал грозный вопрос - как сохранить свою национальность от неминуемой гибели. Конечно, ясно было, что только братская по крови Россия может за них заступиться. Но в России оказывалось, было развито не столько национальное, сколько религиозное самосознание. Поэтому у представителей этих угнетаемых славянских народностей создался такой взгляд: „если Россия забывает о нас, как о славянах, то она никогда не позволит нас притеснять как православных". И среди, католических, протестантских и униатских славян мы замечаем в 20 веке знаменательное православное движение возвращение в веру своих предков, в лоно Кирилло-Мефодиевской православной церкви, бывшей когда-то общей для всего славянства. В русской внутренней политике религиозный принцип также занимал первое место по сравнению с национальным началом. Напр., на сельских сходах отдельные ораторы, обращаются к собравшимся не со словами „русские граждане или „русские люди, а „православные". Точно также в России - во всех официальных документах (метриках, паспортах, послужных списках и т.д.) отмечается не национальность, а вероисповедание. Только в начале безпримерной войны в воззваниях верховного главнокомандующего проводится не религиозный, а исключительно национальный принцип, а именно говорится, что должна быть растерзанная на части Польша вновь объединена, что Галиция присоединяется к России, как последняя не воссоединенная еще часть Русской Земли, что народам Австрии предоставляется право на полную государственную независимость. Точно также, когда произошла русская революция, то советы выдвинули национальный принцип в международной политике, объявив формулу „мир без аннексии и контрибуций на основе самоопределения народов". Как воззвание верховного главнокомандующего, так и формула советов, прекрасные в принципе, страдают все-же односторонностью, однобокостью. Верховный главнокомандующий охотно предоставлял самоопределение народам Германии и Австро-Венгрии, умалчивая о правах национальностей в самой России. Формула же советов на практике привела к расчленению, раздроблению России и не добилась ничего для самоопределения народностей, входящих в состав Германии, Австро-Венгрии и Турции. 8. Взаимоотношения социального, национального и религиозного начал В настоящее время все вопросы, имеющие место в жизни России - национальный, религиозный, экономический и т.д.; решаются с точки зрения социализма. Словом, социализм объявлен как высший критерий при переоценке всех ценностей. Что касается взаимоотношения социализма и национализма, то необходимо указать, что только тот социализм можно признать создающим, творческим, который преломился чрез призму национального самосознания. Только социализм бережно, любовно относящийся к национальной культуре имеет право на существование и уважение. Что касается взаимоотношения социализма и религии, в частности христианства, то только социализм, не отрицающий религии, может быть признан культурной силой, великим творческим началом. Социализм должен быть христианским. Сейчас, напр., антинациональные и атеистические социалисты берутся решать национальные и религиозные вопросы, как раньше, еще в самом начале революции, они же решали все военные вопросы. Результаты их решения налицо - русская армия, как боеспособная единица, перестала существовать. Если таким же способом будут разрешены национальный и религиозный вопросы, то русский народ рискует превратиться в национально-безличный и маловерный, а религия ведь в народных массах заменяет нравственность. Напр., некоторые непрошеные опекуны русского народа с легким сердцем решают вопрос об устранении Закона Божия из числа предметов русской школы. Вообще, во время революции почему-то особенно ополчились на священников, учителей и офицеров. Вместо того, чтобы поднять престиж учителя русской школы, у нас занялись вопросом о введении новой орфографии, крайне неудачной, очень спорной, искажающей дух русского языка. Вместо того, чтобы улучшать положение духовенства, сделав его истинным служителем алтаря, а не чиновниками православного ведомства, уничтожают преподавание Закона Божия. Наконец, вместо того, чтобы отблагодарить русское офицерство за почти 4-х летнюю безпримерную войну и за то, что оно честно и открыто встало на сторону революции, у нас только о том и говорят, что надо еще больше принизить офицеров. Духовенство - это сила духовная, учительство - сила просветительная и офицерство - сила реальная. Если все это будут уничтожать, или, по крайней мере, принижать, то тем самым будет разрушаться и само государство. Неужели нашим доморощенным реформаторам не ясно хотя бы то, что государства Западной Европы, священника, учителя и офицера не унижают, а ставят на недосягаемую высоту. Примером может служить хотя бы Германия. 9. Идеалы Святой Руси в Великой России Возвращаюсь к идеалам Святой Руси и Великой России. Первый из них указывает на идеал религиозный, а второй - на идеал национальный, именно идеал политический или государственный. Каждый шаг России взвешивался русской интеллигенцией с точки зрения этических, нравственных принципов. Русское общество прежде всего хотело иметь чистую совесть, а затем уже получать те или другие материальные выгоды. Возьмем хотя бы вопрос о Царьграде. С точки зрения национально-политической Царьград и проливы необходимы России, как ключ от собственного дома. Но, несмотря на это, раздавались усиленно голоса о том, достойны ли мы с религиозной, чисто нравственной точки зрения завладеть Царьградом и возстановить крест над храмом Св. Софии. Таковы, напр., были шумные по своему yспеху лекции проф. князя Евг. Ник. Трубецкого на тему „Национальный вопрос, Константинополь и Св. София". Очень близка по идее к этой лекция также брошюра Н.А. Бердяева „Душа России. Сейчас Россия находится как бы в развалинах, представляя собой разсыпанную храмину, огромный разоренный муравейник. Нам русским, более чем после тысячелетнего существования приходится строить свою государственность всю сызнова, начиная с самого основания. Когда возводится здание, то пользуются при этом определенными чертежами или планами. Нам при создании новой России надо иметь в руках надежные руководства, планы, системы, теории и идеологии. И вот для возсоздания нравственного облика русского народа, его души, его заветных дум и стремлений, мы должны иметь перед глазами религиозный идеал Святой Руси. При создании же русского государства пусть нас всех воодушевляет национальный идеал Великой России. Наша русское добродушие часто принималось за дряблость, наша скромность - за слабость, а наша устремленность вовнутрь, в самые сокровенные тайники нашей души - за отсутствие идеалов религиозных и национальных. Настало уже время проявить лучшие стороны русской натуры, перейти от разрушения к созиданию, подумать не о спасении революции, а о спасении России. Но для возрождения России недостаточно лишь сознавать одни идеалы, а надо также уметь и применять их на практике. В этом отношение нашей Закавказской Руси может служить примером другая окраина русского мира - Карпатская Русь. 10. Роль русских окраин в выработке русской национальной идеологии Надо заметить, что разного рода идеологии вырабатываются часто не в центре, а на окраинах, где различные вопросы - религиозные, национальные, политические и экономические настойчиво требуют ответа. Галиция, эта неискупленная часть Русской Земли, столь много претерпевшая от иноверного и иноземного ига, очень много сделала для выяснения и создания русского самосознания как религиозного, так и национального Наше Закавказье, где сталкиваются самые разнообразные интересы отдельных религий, национальностей, культур и прочее, является также своего рода лабораторией для выработки русского национального самосознания. Русским гражданам Закавказской Руси необходимо знакомство с деятельностью выдающихся писателей Карпатской Руси. 11. Кapпато-русские писатели - светочи общерусского национального самосознания Карпато-русские писатели отразили в своих сочинениях идею нащонально-культурного единства русского народа, т.е. тот основной факт нашей истории, который известен под именем „собирания Русской Земли". По горькой иронии судьбы, собирание русской территории в свое время как-раз не коснулось Карпатской Руси, которая в течение всей своей истории постоянно ратовала за эту идею. Известно, что первый митрополит Московский - Петр, внушивший московским князьям мысль о необходимости собирания всей Руси, был родом из Галичины, которая воспитала в нем любовь к русской национальной идеи. С тех пор и до настоящего времени идея общерусского национально-культурного единства являлась основным фактором всей общественной жизни Карпатской Руси, где даже разделение на два главных политических течения было основано на этом принципе: „руссофилы" выступали как убежденные поборники единства, „украйнофилы" же, наоборот, стояли за сепаратизм. Выдающиеся Карпато-русские писатели, хотя и касаются в своих произведениях местных тем, однако, при этом постоянно стремятся показать важность идеи общерусского национально-культурного единства, почему их сочинения имеют огромное воспитательное значение и должны быть своего рода национальным катехизисом для каждого русского человека. Действительно, стоит только хотя бы в самых общих чертах ознакомиться с характером сочинений писателей Карпатской (Галицкой, Буковинской и Угорской) Руси, чтобы увидеть, сколько в этих произведениях заключается для русского общества нового, интересного и в высшей степени поучительного. Первым по времени карпато-русским писателем общерусского направления является Д.И. Зубрицкий, написавший „Историю древнего галичско-русского княжества", которая познакомила русских галичан с их историческим прошлым и положила начало историческому изучению Галицкой Руси. Рядом с Д.И. Зубрицким работают его ученики: Я.Ф. Головацкий, поэт, этнограф, историк литературы и языковед, напечатавший четырехтомное coбрание „Народных песен Галицкой и Угорской Руси", а также А.С. Петрушевич, неутомимый русский историк и археолог, написавший несколько сот сочинений, в числе которых почетное место занимает его шеститомная „Сводная галичско-русская летопись"; за свои ученые заслуги автор был избран почетным членом русской Академии Наук. Одновременно с Галичиной совершается национальное возрождение и Угорской Руси, где работают: А.И. Добрянский-Сачуров, человек энциклопедического образования, политический вождь угро-руссов и выдающийся писатель: А.В. Духнович, поэт, драматург, историк и педагог, деятельность которого составляет целую эпоху в истории Угорской Руси и священник И.И. Раковский, которому принадлежит заслуга широкого распространения общерусского литературного языка в угро-русской журналистике, а также воспитание целого поколения в русском национальном духе и преданности восточному христианству; после смерти И.И. Раковского воспитанное им поколение угро-руссов открыто перешло из унии в православие. Вслед за учеными и народными деятелями выступают и поэты; так, в Галицкой Руси пишут стихи Н.Л. Устианович и И.Н. Гушалевич, которые в своих произведениях стремились очищать галицко-русское наречие от чужеземных слов и выражений и тем самым сближать его с общерусским литературным языком. Высшей точки развития достигает литературное движение в лице И.Г. Наумовича, который написал несколько сот сочинений публицистического, повествовательного и популярно-научного характера, был депутатом Львовского сейма и Венского парламента и еще при жизни получил почетное название Просветителя Галицкой Руси. В 1861 году возникла во Львове большая политическая газета Слово, выходившая первые десять лет под редакцией Б.А. Дедицкого, неутомимого журналиста, писателя, поэта и народного деятеля. На поприще журналистики выдающиеся заслуги принадлежат О.А. Маркову, издававшему ряд газет, литературных сборников и отдельных сочинений карпато-русских писателей. Брат его - Д.A. Mapков тоже известен как талантливый публицист, много сделавший для распространения общерусского языка в Галичине, а кроме того, в качестве депутата, произнесший впервые речи на русском литературном языке: в Венском парламенте - 27 июня (9 июля) 1907 года и, во Львовском сейме - 1(14) февраля 1914 года. Живым звеном, соединявшим галицко-русскую журналистику с остальной славянской, был В.О. Щавинский, ежедневно помещавший в газете „Прикарпатская Русь", „Письма из Вены", которые знакомили русских галичан с общественной и парламентской деятельностью славян в Вене, отличались хорошим языком и были проникнуты непоколебимою верою в торжество русско-славянской национальной идеи. В Угорской Руси общерусская литература имеет в этот период таких представителей, как о. Анатолий Кралицкий, весьма разносторонний и плодовитый писатель, оставивший после себя ряд сочинений по русской истории и разсказов из народной жизни; И.А. Сильвай (Уриил Метеор), самый выдающийся угро-русский беллетрист; Е.А. Фенцик, поэт и журналист, основатель и редактор журнала „Листок", выходившего в течение 19 лет. В Буковине в это время работал Г.И. Купчанко, издававший в Вене журналы „Русская Правда" и „Просвещение" и написавший много сочинений популярно-научного и повествовательного характера. Научное течение представляют в Галицкой Рус И.И. Шараневич, проф. австрийской истории во Львовском университете и автор целого ряда трудов по истории и археологии Галичины, и Ф.И. Свистун, ученый всестороннего образования, работающий в областях русской истории, литературы, педагогики и публицистики, а кроме того, принимающий самое видное участие в общественной жизни, состоя одновременно директором библиотеки „Народнаго Дома" и председателем „Общества имени Мих. Качковского". Разсказы из народной жизни писали: В.Ф. Луцык (Бодак Музыка), И.И. Процык (Иван Кум) и особенно В.И. Хиляк (Иероним Аноним), произведения которого изданы в пяти книгах и являются любимым чтением русских галичан. Народную жизнь изображает также А.А. Полянский (Недолев), которому принадлежит кроме того большая заслуга в деле развития в Галицкой Руси драматической литературы и введения по деревням любительских народных театров. Первое место среди беллетристов занимает В.Д. Залозецкий, отпраздновавший в 1910 году 50-летний юбилей своей литературной деятельности. Русские галичане издали, по общенародной подписке, ко времени юбилея три тома его сочинений; последний же (четвертый) том выйдет в Москве. Самым выдающимся публицистом является О.А. Мончаловский, неутомимый труженик на поприще русской литературы, издававший журналы „Страхопуд" и „Беседу" и принимавший видное участие в „Галичанине" и „Литературном сборнике Галицко-Русской Матицы", а также работающий во всех крупных львовских русско-народных организациях (Полное собрание его сочинений будет напечатано в Москве). Литературная критика представлена в лице Ю.А. Яворского, автора ряда стихотворений, очерков и разсказов, отличающихся красотою языка, а кроме того постоянно работающего в области изучения южно-русской словесности, причем отдельные его сочинения издает русская Академия Наук. Поэзия нашла прекрасное выражение в стихах Д.Н. Вергуна и М.Ф. Глушкевича. Первый поэт касается главным образом национальных тем, второй же - посвящает большое внимание любовной лирике. И „Червоннорусские отзвуки" Д.Н. Вергуна и „Мелодии" М.Ф. Глушкевича были очень сочувственно встречены критикой, которая отметила в этих сборниках наличность безспорного таланта, оригинальность содержания и красоту языка. Таким образом, Карпатская Русь со времени своего национального возрождения (1848г.), т.е. в течение всего полустолетия, дала целую плеяду выдающихся писателей, с которыми уже успели познакомиться не только славяне, но и все культурные народы Запада. Теперь очередь за русским обществом, для которого эти писатели не иностранные, а свои же, родные. Пора заполнить пробел в нашем образовали и тем самым доказать, что труд карпато-русских писателей не был только для одной Карпатской Руси: ведь они писали свои сочинения, имея в виду весь русский народ от Карпат до Камчатки. Труд карпато-русских писателей настолько значителен, что заслуживает самого подробного ознакомления со стороны русского образованного общества. В целях содействия такому ознакомлению нами предпринято следующее: 1) Издание трехтомного изследования „Карпато-русские писатели" по неизданным источникам, представляющее очерки литературной деятельности всех выдающихся галицких, буковинских и угро-русских писателей; 2) Издание „Библиотеки карпато-русских писателей", представляющей не биографии писателей, подобно вышеназванному изследованию, а собрания их сочинений (В скором времени появится первый том этой „Библиотеки", содержащий „Избранные сочинения А.А. Полянского) и 3) Учреждение „Карпато-русского Музея Ф.Ф. Аристова", где собраны рукописи карпато-русских писателей и различные предметы, имеющие отношение к их литературной деятельности, а также портреты, древние издания сочинений и т.д. Пока Музей для частного пользования еще закрыт. Будет верить, что в России карпато-русских писателей, наконец, узнают, а узнав оценят и полюбят. В заключение я приведу слова галицко-русского народного гимна, который распевают наши русские братья в борьбе за свою русскую веру и народность. Этот гимн я думаю не чужд будет и нашим русским сердцам. Вот его слова: Пора, пора за Русь Святую Идти на бой сынам, ура. Пора за Русь неразделиму Вставать нам всем против врага. Бог нам поможет, Бог есть с нами, Вставай, народ, уже не спи, Смело ступай отцов следами И вeру русскую храни Ф.Ф. Аристов. Русское религиозное и национальное самосознание (Лекция, прочитанная 18 фев. 1918). Тифлис. 1918 (Переиздано: М. август 1993г. стараниями Т.Ф. Аристовой и С.В. Шарапова) https://vk.com/doc399489626_478194267



полная версия страницы