Форум » Единая Великая Русь » Карпато-русские писатели » Ответить

Карпато-русские писатели

Ять: Предисловие В 1907 году нами было приступлено к собиранию материалов для изследования по неизданным источникам - Карпато-русские писатели. Целью этого труда являлось восполнить пробел в науке путем ознакомления образованного общества с жизнью и деятельностью писателей Карпатской Руси. Обыкновенно историки русской литературы ограничивались разсмотрением жизни и творчества писателей, работавших в России, деятели же общерусской литературы в Карпатской Руси, к великому сожалению, оставались вне поля исследования. Отсюда проистекало явное противоречие: в то время как статистика и этнография устанавливали существование четырех миллионов русского народа в Австро-Угрии, история литературы, замалчивая факты литературного развития Карпатской Руси, как бы отвергала неопровержимые данные статистики и этнографии! Односторонность и неправильность такого явления нужно прежде всего объяснять тем, что в России историческая наука, а вместе с нею и история литературы, все еще находятся под сильным влиянием принципа государственности в ущерб идее народности. В русском обществе, а также и в науке, было слабо развито сознание того, что этнографические границы русского народа идут дальше политических границ русского государства и что русские живут как в России, так и в Австро-Угрии. История русской литературы должна представить ход литературного развития всего русского народа (следовательно и четырех миллионов русских галичан), а не только его главной массы, живущей в пределах России - Ф.Ф. Аристов

Ответов - 153, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Ять: Светлой памяти Семена Юрьевича Бендасюка Прикарпатская Русь. Орган Русской Народной Организации в Галичине. Ежедневная политическая, общественная и литературная газета. N 1454 Львов, Среда 29 октября (11 ноября) 1914 С. Бендасюк. Паразиты II В предыдущей статье нами брошен был только беглый взгляд на нравственно-политический характер нашего еврейства. Кажется невероятным, да и трудно себе представить, что с присоединением к России Карпатской Руси, они стали вдруг другими, чтобы, насилуя свою натуру, круто и сразу переменили свой образ мыслей, действий и, главное, приемов. Все это следует иметь постоянно в виду при решении еврейского вопроса в нашем крае. Решать же его по тем проектам, которые то и дело выдвигаются в глубокой России, здесь невозможно. Недавно облетела почти все русские газеты статья кн. П.Д. Долгорукова с предложением - расширить некоторые права евреев в России, - мысль в общем высоко умённая и благородная. Автор ея, очевидно, имея в виду патриотические манифестации и даже подвиги одной части евреев, полагает, что желательно ныне же, еще во время войны, вознаградить за это всех евреев исполнением некоторых их притязаний. В своем великодушном предложении автор, кажется, не имел в виду также и наших евреев, к ним оно относиться не могло хотя бы потому, что тут со стороны евреев имели место совершенно другие военные подвиги, о которых будет речь ниже. Внимательное ознакомление с еврейским вопросом на месте не может открыть всякому честному русскому человеку глаза и не показать воочию, что с завоеванием Карпатской области, России, достается крупное количество евреев совершенно другой породы, несравненно более стремительной и коварной. Перейдем к частной характеристике отношения евреев к галицко русскому народу. Наше забитое и высшей степени обездоленное крестьянство было доселе обречено на милость и немилость евреев и вынуждено вечно стонать под их опекой и прибегать к их гибельной помощи. Но даже в тех случаях, когда оно пользовалось последнею в виде 200 прц. краткосрочного займа, оно называло еврея не иначе, как кровопийцей, - слово, в гораздо более сильной степени и рельефнее определяющее роль еврейства, чем то, которое поставлено в заголовке нашей статьи.. У нас было много случаев наблюдать быструю перемену во взглядах на еврейство у многих русских друзей еврейства, приехавших к нам из глубокой России, после первого же близкого ознакомления с отношениями между нашими евреями и нашим населением. Тотчас по прибытию в любой наш город их начал смущать ряд характерных явлений: все крупные торговые и промышленные фирмы - с еврейскими фамилиями, центр города занимают везде почти исключительно евреи, они и домовладельцы и собственники самых удобных и дорогих участков, и арендаторы городских угодий, русское же, а кое где даже польское мещанство вытеснено далеко в предместья; если же в большом городе поразили их везде непроходимая грязь и безпорядок, то они могли быть уверенны, что в нем и бургомистр, и большинство членов думы - евреи. Но уже совсем терялись свободолюбивые русские гости, когда при сматривались к русско-еврейским отношениям в деревне. Тут еврей и помещик, и арендатор, и кочмарь, и лавочник и скупщик всякого живого и мертвого товара, начиная с того, который затем развозится им по домам терпимости в Константинополе, Буйнос-Айресе и др., и кончая лошадиным хвостом, - словом всем, за исключением одного только сгона свиней, недопускаемого ветхозаветным уставом. Он же непременный посредник в поставках всякого сырья и сбыта промышленных изделий, и банкир, дающий сельской бедноте под невероятно высокий процент в заем деньги. Вырваться из этой, истинно проклятой западни нет у мужика никакой возможности. Он совсем безпомощен. Всякая, самая скромная его попытка устроить свою, хотя бы самую скромную, бакалейную лавочку парализуется бойкой еврейской конкуренцией и целым рядом др. мер, с которыми ему бороться не под силу. Подкупом администрации еврей добивался отказа в разрешении крестьянину открыть лавку, лишения его разных законных льгот, обременения его такой кучей формальностей, податной волокиты и полицейских придирок, что он скоро в отчаянии опускал руки и бросал дело. Если он же преодолевал и эти затруднения, то евреи организовывали всякими неправдами бойкот его лавки, затрудняли ему в городе покупку и перевоз товаром, проникали в общинные советы и управления и добивались принятия ими неблагоприятных для крестьянина-лавочника решений и т.д. и т.д., коротко, пускали в ход всю свою купеческую хитрость, не жалея средств, использовывали личные связи, с целью убить многотрудные попытки крестьянской экономической самозащиты в зародыше. Ужасающие результаты еврейского засилья над крестьянами ныне на лицо: громадное пространство крестьянской земли очутилось в еврейских руках. В некоторых уездах русские крестьяне, благодаря еврейской эксплуатации, совсем обезземелены. Особенно сильно пострадала в этом отношении наша бедная Гуцульщина по обеим сторонам восточных Карпат. Во всей же Галичине многие села вконец разорены еврейским беспощадным ростовщичеством. Евреи обыкновенно не ссужают крестьянам более значительных сумм, на которые можно бы купить землю или живой инвентарь, т.е. вложить во что-нибудь производительное и прибыльное и затем в долгий срок погасить заем. А дают под высокий проц. - обыкновенно весной, когда у крестьянина выходит хлеб и заглядывает в хату голод, затем осенью, когда из хлеба продать что-нибудь трудно, а за подати у него берут власти последнюю коров и последний тулуп, - частями небольшие суммы и на краткий срок. Такие непроизводительные займы с временем быстро растут, до невозможности обременяют крестьянское хозяйство и доводят его до принудительной публичной продажи с молотка. Происходящая же отсюда общая страшная задолженность крестьянских наделов во всем крае, не проданных еще с аукциона, приводила и приводит всех экономистов-наблюдателей в изумление. Если русское общество и русское правительство пожелают спасти от гибели наше крестьянство, то первой их мерой должно быть освобождение его земли от этой грозной задолженности. Другою такою же важною и необходимою мерою должно быть изыскание средств и способов возвращения русскому мужику его собственной, прадедовской, потом его и кровью орошенной, трудом его вспаханной земли, временно только, думаем, доставшейся в еврейские руки путем и приемами, за которые в правовом и благоустроенном государстве сажают в тюрьму. Здешний еврей жил - с мужика - как сами крестьяне выражаются, но мужика крайне ненавидел. Всегда тем сильнее ненавидел его, чем усиленнее крестьянин пробовал вырваться из его когтей. По тому же самому поводу ненавидел и все русское, и Россию, на которую галицко-русский мужик возлагал все свои надежды, как на спасительницу. Еврей и был всегда глубоко уверен, что с приходом ея сюда придется разстаться с добычей. Но он в приход ея не верил и - был спокоен. Но, вот, вдруг - Россия пришла, и виновником ея победного пришествия ея враги считают, главным образом, галицко-русского крестьянина и его просветителей и наставников - галицко-русскую интеллигенцию. Потому и евреи смотрят еще с большим ожесточением и бешенством на обоих. Пошли от евреев на русских людей лживые доносы, издевательства толпы, аресты, виселицы и разстрелы, в начале и во время войны. Русское общество знает эти военные подвиги, наших евреев и не забудет их, помнит их вечно будет галицко-русский народ. Но больно самое упоминание о них. Но обратимся ко всей дорогой, непобедимой России с горячим призывом: Ты освободила нашего крестьянина от австрийского ига, и он благословит Тебя и молится за Тебя. Но Ты не завершила еще его освобождения. Спаси его еще от еврейского засилья, тогда он станет действительно свободным. С. Бендасюк Прикарпатская Русь. Орган Русской Народной Организации в Галичине. Ежедневная политическая, общественная и литературная газета. Львов, 1914-1915, 1920 http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_754.htm http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_753.htm http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_740.htm От Карпато-Русского Освободительного Комитета http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_481.htm http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_479.htm КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm

Ять: Наследники Склавен О Русколанах, о Боже-Бусе и Слове о полку Игореве: Плеснеске и Кисане I се бясте поврждена Рузколане одо Годе Iерменреху А тоi хте жену од роде наше i ту повренжде Се вуцеве наше тещашуте на не Iерменрех розбiеше iе i поврждете Русе Боже Бусе i седел десент iне крыженщ iе I ту смута влiка бясте на Русех I ста младенч Вендеславе i сбере Русе а веде iу на не I тоi крать рострще Годь Дощ.32 И были повержены Русколане от Готов Германреха. А тот хотел женщину от рода нашего и ту повредил. Вот вожди наши понеслись на него. Германрех разбил их и поверг Русов. Боже Буса и семьдесят других он распял. И тут смута великая была на Руси. И встал молодой Вендеслав и собрал Русь и повел ее на них. И в тот раз разгромил Готов Влескнига. Дощечка 32 http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_332.htm В.Д. Залозецкий. Обида. Газета: Прикарпатская Русь, Львов, 1911 (N609-610 от 17-18/X 1911 ) - от Наташи Гаттас …Но автор Слова знает и настоящих Валькирий - Валькирий германцев и называет их готскими красными девами в стих 398-402. Се бо готскiя красныя дЪвы въспЪша на брезЪ синему морю, звоня русскимъ златомъ: поют время Бусово лелЪют месть Шароканю. Это место преинтересно не только потому, что представляет нам Валькирий совершенно сходно со скандинавскими воззрениями на них - на бреге вод, лелеющих бранную месть (desiderant = Walkuren trachten) и поющих (эти двенадцать жен у ткацкого станка пели также) - но оно важно и для нашей древней истории. Из него сквозит фосфорический блеск давно истлевших былей и освещает нам одно, только посредством Слова к нам дошедшее событие о Бусовом времени, и дополняет другое о Шарокане - СърчанЪ Волынско-Галицкой летописи. Mногиe толкователи видят в этих готских девах остатки готского племени, обитавшего со второй половины II века между Доном и Волгою до погрома Гуннами, но и после этого погрома почти до XVI века в некоторых городах Крыма национальную индивидуальность свою задержавших. Такое допущение, стало быть, не противоречит историческому факту и могли даже находиться на берегу моря таковые девы, разным Гертруды и Гильды, но чтобы наш автор именно этих имел в мысли, этого не допускает внутренняя связь мыслей у автора. Мы уже впервые заметили, что самым вернейшим толкователем темнейших мест Слова есть ход мыслей в нем. Нити мыслей автора, блуждающих по забытым уже историческим происшествиям на крыльях тогдашней поэзии надобно крепко держать в руках, a они уже сами укажут подлинный смысл почти каждого темного места... В.Д. Залозецкий. Картина из нашей прадавной мартирологии. Газета: Прикарпатская Русь, Львов, 1911 (N613-614 от 21-22/X 1911 ) - от Наташи Гаттас Приступаем к самому интересному, а вместе и темнейшему месту в Слове о П. Игор.: к этому Кисаню у Плеснеской долины старорусского Илиона, учеными Мирмидонами до этих пор напрасно облегаемому. Это место касается не только вceмирной истории, но преимущественно нашей Галицкой и потому заслуживает, чтобы только Галичанин сорвал покров с этой именно таинственной Кисаньской дебри и раскрыл перед своими соотчичами одну давным-давно забытую, но в свое время душу русского народа долго-предолго и жестоко терзавшую картину. Ст. 367-371 по А.С. Петрушевичу: Всю нощь съ вечера Босуви врани възграяху У ПлЬсньска на болони; БЬша дебрЪ Кисаню И не сошли (несошлась) къ синему морю. Говорят, это место испорчено. Около него построили усердные толкователи целые горы гипотез, одни других чудовищнее, особенно насчет слов: бЪша дебрЪ Кисаню, которую чуть даже не одухотворили, подразумевая под ней то Кiянъ, как Максимович (Украинка ст. 94), то снова какого-то Кисаня, предводителя половецкой шайки, как наш О. Огоновский (Слово о П. Игор. стр. 83). Нет - это место здорОво, кроме одного, впрочем, не столь существенного искажения в словах - не сошли -, дающегося легко и удовлетворительно исправить. Можно только удивляться добросовестности и тщательности переписчика, слог Слова нигде существенно не затемнившего. Переставки и описки тут и там в отдельных буквах, особливо в букве ю, не могут затруднять в виду подлинной целости текста. Мы читаем в этом месте речение: не сошли - прямо в противоположном смысле - и несошась…Этого требует логика исторических событий, представляемых этим эпосом. Автор Слова говорить тут о каких-то Босувых вранах, а Бос, также Бус историческая личность. Это сквозит также из того места Слова, где он говорит о Бусовом времени (стих 401). Следственно было такое время, где имя этого человека известно было в нашей стране. Кто-же - этот Бус? Когда по смерти славного Германариха, короля Остроготов, подчинившего под свою власть почти целый восток Европы от Варяжского моря до Понта, следовательно и наших предков Антов по Бугу, Днепру и Днестру - стал господствовать над этими Готами Вюнитар, но уже в зависимости от Гунов, то он не мог снести ига и, желая помалу сокрушить его, направил свое оружие не против самых Гунов, а впервые против короля Антов Боса (Box, Booz, Boz - древле Германарихова васала. С этим Бусом имел, кажется, и Германарих дело, при чем обнаружился жестокий характер сего готского воителя. Подозревая васала своею в неверности, велел он схватить его супругу и разорвать в куски дикими конями - Eduard Gibbon. Gesch. de. rоm. Weltreiches V. 234), а теперь союзника Гунов, намереваясь вместе отплатить ему за его вероломство. Это происходило 375г. В первом сражении победил Бос, но исход второго был для него и его народа трагический. Винитар пленил его вместе с его сыновьями и вельможами и велел их повесить на кресте. - Winitharius - говорит Jordandes cap. 48 - in Antarum fines movit procinctum, cosque dum aggreditur, prima congressione superatur: deinde fortiter egit, regemque eorum. Box nomine, cum filiis suis et LXX primatibus in exemplo terroris cruci adfixit, ut dediticiis metum cadavera pendentium geminarent. Под именем Антов, Виндов, Beнедов известны были наши словенские предки по древне-греческим, латинским и скандинавским письменным источникам. Даже чудские и литовские племена называют русских сегодня еще похожими звучными именами. Имеем затем картину из древней истории нашего отечества перед собою. Иорнандес не упоминает места этой битвы и казни совершенной на Боcе и его сподвижниках, но точную весть об этом сберег нам Автор Слова в этих драгоценных строках сна Святослава: Босуви врани възграяху у ПлЪсньска на болони. Поэтический образ речения не затемняет его смысла, он только еще рельефнее отмечает роковое значение ПлЪснеского события. Вороны однаково прожорливы и в поэзии и в прозе. Это равно, как бы и сказал Автор: Вороны каркали на побоище у ПлЪсньска, а после клевали тело несчастного Буса и его товарищей в кисанской дебри. Эта дебрь тут же возле древнего города ПлЪсньска. Есть даже некоторая древняя связь между словами нашего певца: Босувыя враны - и словами Иорнандеса: cadavera pendentium. Честолюбивый Гот, ревнитель славы своего Винитара, видит на позорном месте трупы врагов своего народа, мягкосердечный русский певец сокрушается тайно о них, слыша зловещие крики ворон над ними… Нет сомнения в том, что у автора в том месте сна было на мысли побоище Плеснеское, каким оно могло представляться после боя Винитара с Бусом, с криком пажерливых ворон, как это обыкновенно водится на таковых местах и как он уже раньше этот образ при воспоминажи об Ольговом времени употребил - но зачем тут кисанская дебрь? Она должна иметь здесь также какое-то историческое значение. Автор не тот человек, чтобы упражняться только в многословии. Везде выражает он свою мысль искренно, но кратко. Он даже для этой своей характеристической краткости заставляет читателя оставаться со своими мыслями иногда позади его, и всюду, где он только приводит какое либо собственное имя, кроется вероятно и какая-то быль, заставляющая читателя призадумываться над ней. Кисанская дебрь - сегодня Кисов - лежит невдалеке от подгородецкаго монастыря, расположенная на урочище Плеснеско... О Русколанах, о Боже-Бусе и Слове о полку Игореве: Плеснеске и Кисане http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_491.htm Наследники Склавен http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_482.htm

Ять: Наследники Склавен. О границе с готами В.Д. Залозецкий. Обида (Окончание). Газета: Прикарпатская Русь, Львов, 1911 (N609-610 от 17-18/X 1911 ) - от Наташи Гаттас …Но автор Слова знает и настоящих Валькирий - Валькирий германцев и называет их готскими красными девами в стих 398-402. Се бо готскiя красныя дЪвы въспЪша на брезЪ синему морю, звоня русскимъ златомъ: поют время Бусово лелЪют месть Шароканю. Это место преинтересно не только потому, что представляет нам Валькирий совершенно сходно со скандинавскими воззрениями на них - на бреге вод, лелеющих бранную месть (desiderant = Walkuren trachten) и поющих (эти двенадцать жен у ткацкого станка пели также) - но оно важно и для нашей древней истории. Из него сквозит фосфорический блеск давно истлевших былей и освещает нам одно, только посредством Слова к нам дошедшее событие о Бусовом времени, и дополняет другое о Шарокане - СърчанЪ Волынско-Галицкой летописи. Mногиe толкователи видят в этих готских девах остатки готского племени, обитавшего со второй половины II века между Доном и Волгою до погрома Гуннами, но и после этого погрома почти до XVI века в некоторых городах Крыма национальную индивидуальность свою задержавших. Такое допущение, стало быть, не противоречит историческому факту и могли даже находиться на берегу моря таковые девы, разным Гертруды и Гильды, но чтобы наш автор именно этих имел в мысли, этого не допускает внутренняя связь мыслей у автора. Мы уже впервые заметили, что самым вернейшим толкователем темнейших мест Слова есть ход мыслей в нем. Нити мыслей автора, блуждающих по забытым уже историческим происшествиям на крыльях тогдашней поэзии надобно крепко держать в руках, a они уже сами укажут подлинный смысл почти каждого темного места. Выше приведенное место стоить последним в ряду в так званной разгадке Святославлевого сна его боярами. Оно является ответом на последнюю параллельную часть этого сна, который мы затем, чтобы верно схватить мысль автора о Валькириях, сюда должны приставить. Он гласить так: Стих 364-341. Всю нощь с вечера Босуви врани възграяху. У ПлЪсньска на болони бЪша дебрЪ Кисаню и не сошли (несошась) к синему морю. Боса, Плеснеск и Кисань оставим мы пока в стороне, они будут пояснены на своем месте. Посвятим внимание наше этим без всякого сомнения историческим воронам. Здесь скажем только, что этот Бос, также Бус, историческая личность. Он был жупаном или воеводою наших предков, древле Антов (Вендов), обитавших между Карпатами и Днепром, но побитый на голову, кажется, под нашим таки Плеснеском, готским князем Винитарем 375г. попался он в неволю и был вместе с семидесятыо вельможами распят на кресте, вероятно, в Кисаньской дебри, под давним Плеснеском, а нынешними Подгорцами. Эти враны о которых автор во сне Святослава говорит, эти Бусовые враны, это очевидно вороны, клевавшие тело Буса и его злополучных товарищей. В предчувствии беды постигшей Игоря, беды не столь политическими своими размерами, как более трагикой почти равной Бусовой, представляется Святославу Плеснеское побоище со всеми поэтическими чертами тогдашней поэзии. Древняя поэзия не знает, боя без хищных птиц, Гомер также без собак: Solltet ihr so den Freunden entfernt und dem Vatergefilde Nanren mit weissem Fett in Troja hurtige Hunde (Илл. II. 816). Эти вороны затем не современные птицы, они исторические и мифические сопутницы Готов и их Валькирий на Плеснеское побоище. Сопутницами Валькирий были, как известно, вороны и орлы. Замечательно, что они в воображении Автора собираются и клекчут у Плеснеска, идут дальше в Кисанскую дебрь (сегодня Кишов под Плеснеском), а вконец несутся на синее море, то есть на Азовское к давним готским кочевьям, откуда, быть может, двинулся Винитар на нашего Буса. Словом они несутся на Игорево побоище, кончать свой исторически русский пир, так роскошно начатый у Плеснеска. В этой части Автор только не говорит о Валькириях, но они видны опытному критику и неистовые их крики слышны сквозь карканье ворон, а как только пришли бояре к слову и стали разбирать последнюю часть сна, то уже за воронами прилетели и Валькирии - готские красные девы - садятся у берега вод и поют над побоищем. Но какая охота автору вмешивать давно убитого Буса в былины сего времени? Причина ясная. Плену всех князей и бояр и совершенному истребление войска не находит автор ничего равного в целой истории русской, разве только в разгроме, постигшем Буса и его войско. Как могло, спросим в скобках, так долго удержаться устное предание об этом? Нo как же мог еще до г. 1235 задержаться род Арбусовичей (Яр-Бус - Ярбусович, Арбусович) и именно в этом Плеснеске, у которых Данило Романович силою отнял Плеснеск словно от претендентов (П.С.Р.Л.II.174, 5-7)? Раз погрузившись в унылую думу о древних готско-антских боях под нашим Плеснеском, автор воспрянул мыслью уже и на давнейшие кочевья и побрища Готов у Азовского моря, выкликал из его вод их воинственных дев, вспомнил о погроме Шароканя, в войсках которого могли также находиться черноморские остатки готского племени, и, давая Валькириям один общий пароль и за Буса и за Шароканя, так сказать, сроднил с собою готских и половецких Валькирий на черноморском побережье. Не лежит ли в этих готских красных девах, так нечаянно появляющихся, не у балтийского, как бы следовало ожидать, а у вод Азовского моря, туманное указание на доисторическое, долговременное пребывание Готов между Доном и Волгою и упрочившийся там-же скандинавской миф о Одине и его Асах (Азовское море?) вообще, а о Валькириях в особенности? Мы отсылаем читателя с этим интересным вопросом к Шафарику (Slaw. Staroz. I 191-207). О Русколанах, о Боже-Бусе и Слове о полку Игореве: Плеснеске и Кисане http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_491.htm …До сих пор большая часть иностранных писателей полагает, что Немецкие народы, Готы, Гепиды, Бургунды, Вандалы, и др., добровольно оставили свои жилища на Балтийском поморье, и в окрестностях Одры, и что Славяне пришли туда в позднейшее время, и заняли брошенные, впусте лежавшие места, без всякого сопротивления. Но, разсмотрев надлежащим образом этот предмет, я ни как не могу согласиться с ними, утверждая, что как Немцы не могли добровольно оставить земель Виндских, так и Славяне притти мирным образом в пределы Немцев - с.207 П.И. Шафарик. Славянские древности. Том 1. Книга 1. М.: Университетская типография. 1847. 464с. http://www.twirpx.com/file/917854/ 11.3Мб I се Гематьрех уступiсе а Годе сен усiедеще на Калiцю Малоу i теще до брезi мрштi I такъве земе одержашать до Доне I по тоу Дону рiецiе iесе Калка Влiка iе кромь мезжде ны i пренщая племы I тамо Годе се бiе чтвары сент ляты о све врзем I тому яхомь се мы земе нашю i раяхомь клоудне земе i Еланштема трзехомь о мены скуте скерi i туще о србрены i златвены колы i пiвты яде вескера I жiводьба нашя бендете о те порiе клудна i мiрня I се Годе налiезе на ны ещежье I бясте пря десенте лiеты I се удржiехомь земе нашiе Такожьде iмяхомь брантесе од врзех Дощ.37а...И вот ГематеРех отступился, и Готы уселись (поселились) на Калке Малой (совр. р. Кальмиус) и растеклись до берегов морских (до совр. Мариуполя). И так земли одержали (овладели) до Дона. И после той Дону-реки есть Калка Великая (совр. Маныч), (которая) является кромью-границей между нами и прочими племенами. И там Готы вот бились четыреста лет со своими врагами. И потому взяли мы землю нашу и пахали мы спокойно землю, и с Эллинами торговали, меняя скот, шкуры и туши на серебрянные и золотые кружочки (деньги), и питье, яства всякие. И жизнь наша была в ту пору спокойна и мирна. И вот Готы налезли на нас еще же. И была война десять лет. И вот удержали мы землю нашу. Также мы должны (имеем мы и теперь, и в будущем) обороняться от врагов Дощечка 37 http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_341.htm Влескнига http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_13.htm Наследники Склавен http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_482.htm



полная версия страницы