Форум » Единая Великая Русь » О единстве и единении Руси » Ответить

О единстве и единении Руси

Слатин Н.В.: Единение - Словари и энциклопедии на Академике http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_antonyms/1686/%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5 dic.academic.ru/dic.nsf/dic_antonyms/.../единение‎Сохраненная копияПохожие Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. единение единство, соединение, союз , ... Единение — Викисловарь http://ru.wiktionary.org/wiki/%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5 ru.wiktionary.org/wiki/единение‎Сохраненная копияПохожие (цитата из Национального корпуса русского языка, см. ... единство, тесная связь ◇ Поймите, что благо людей только в единении их, единение же не ... ‎Русский - ‎Морфологические и ... - ‎Произношение - ‎Болгарский «Слово о полку Игореве» - призыв к единению русской земли ... http://www.litra.ru/composition/get/coid/00046601184864171153/ www.litra.ru/composition/.../00046601184864171153/‎Сохраненная копия было не только военное, но и идейное сплочение всех лучших русских людей вокруг мысли о единстве русской земли». Создатель этого произведения ... Единство или Единение - Осознание - kob.su http://kob.su/forum/showthread.php?t=9884 kob.su/forum/showthread.php?t=9884‎Сохраненная копия Единство или Единение ? Вопросы КОБ. Приоритеты ... И этот западный человек на каждом шагу теперь и в России, и на всей Руси! ЕДИНЕНИЕ - это ... значение слова ЕДИНЕНИЕ http://www.vedu.ru/expdic/7936/ www.vedu.ru/expdic/7936/‎Сохраненная копия ... ЕДИНЕНИЕ. Толковый словарь Русского языка. Определение слова ЕДИНЕНИЕ. ... Тесная связь, приводящая к единству, сплочённости. Единение ... Призыв к единению в Слово о полку Игореве. Сочинение. Читать ... http://bibliofond.ru/view.aspx?id=82123 bibliofond.ru/view.aspx?id=82123‎Сохраненная копияПохожие Таким образом «Слово о полку Игореве» — это призыв к единению. Каким же представлял себе автор «Слова» мыслимое им единство Руси, к которому ... Русское национальное единство - Русская историческая ... http://rushist.com/index.php/ilovajskij-1/1272-russkoe-natsionalnoe-edinstvo rushist.com/index.../1272-russkoe-natsionalnoe-edinstvo‎Сохраненная копия О немеркнущей идее русского национального единства в удельную эпоху. ... умевших держать в единении самое Суздальскую землю; а потом, при их ...

Ответов - 71, стр: 1 2 3 All

ВЛАДИМИР: "Медленно история листается, Летописный тяжелеет слог. Всё стареет, Родина-не старится, Не пускает старость на порог. Мы прошли столетия с Россией От сохи до звёздного крыла. А взгляни - всё то же небо синее, И над Волгой та же тень орла. И ещё немало будет пройдено, Коль зовут в грядущее пути. Но светлей и чище чувства Родины, Людям никогда не обрести. С этим чувством человек рождается, С ним живёт и умирает с ним. Всё пройдёт, а Родина - останется, Если мы то чувство сохраним." 28 июля 1914 г. Австро-Венгрия объявила войну Сербии. 1 августа Германия объявила войну России, в тот же день немцы безо всякого объявления войны вторглись в Люксембург. 2 августа германские войска окончательно оккупировали Люксембург, и Бельгии был выдвинут ультиматум о пропуске германских армий к границе с Францией. На размышления давалось всего 12 часов. 3 августа Германия объявила войну Франции, обвинив её в «организованных нападениях и воздушных бомбардировках Германии» и «в нарушении бельгийского нейтралитета». 3 августа Бельгия ответила отказом на ультиматум Германии. Германия объявляет войну Бельгии. Бельгийский бронеавтомобиль «Sava». 1914 4 августа Германские войска вторглись в Бельгию. Король Бельгии Альберт обратился за помощью к странам-гарантам бельгийского нейтралитета. Лондон направил в Берлин ультиматум: прекратить вторжение в Бельгию, или Англия объявит войну Германии. По истечении срока ультиматума Великобритания объявила войну Германии и направила войска на помощь Франции. 6 августа Австро-Венгрия объявила войну России. Началась Первая мировая война. Вооружённые силы Тройственного союза Страна Численность армии после мобилизации (тыс. чел.) Лёгких орудий (к началу войны) Тяжёлых орудий полевой артиллерии (к началу войны) Самолётов (к началу войны) Германия 3822 4840 1688 232 Австро-Венгрия 2300 3104 168 65 Итого 6122 7944 1856 297 Вооружённые силы Антанты Страна Численность армии после мобилизации (тыс. чел.) Лёгких орудий Тяжёлых орудий полевой артиллерии Самолётов Россия 5338 6848 240 263 Великобритания 1000 1226 126 90 Франция 3781 3360 84 156 Итого 10 119 11 434 450 509 Погибло военных: 5 953 372 Ранено военных: 9 723 991 Пропало военных: 4 000 676[1] Погибло военных: 4 043 397 Ранено военных: 8 465 286 Пропало военных: 3 470 138[1] Есть и такие призывы ... Призыв к единению: «Повбиваєм ворогiв – москалiв!» — шествие на Пасху в Киеве (видео) http://www.odessit.ua/news/ukr/27636-prizyv-k-edineniyu-povbivayem-vorogiv-moskaliv-shestvie-na-pashu-v-kieve-video.html С КАЖДЫМ ДНЕМ ВСЕ БОЛЬШЕ СТАНОВИТСЯ ЗОМБИРОВАННЫХ И НИКАКИЕ ПРИЗЫВЫ УЖЕ НЕ ПОМОГУТ,ЗА СТО ЛЕТ-СТОЛЬКО ЖЕРТВ НЕВИННЫХ ПОГИБЛО,А ШОУ-БИЗНЕС ПРОДОЛЖАЕТ ВЕСЕЛИТЬ... P.S.Могилу прадеда-генерала,героя первой мировой и японской войн,найти неможем...и сколько их безымянных еще в земле лежит... http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B8%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%A1%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%B2_%D0%A4%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Ять: Русские войска в Карпатах *** Первая мировая война 1914-1918 г. г. не была случайной и неожиданной. О ней говорили задолго до ее возникновения. Войну тщательно готовили в дипломатических канцеляриях и генеральных штабах, в офисах крупнейших банков и монополий.юю В начале августа 1914 года наджупан Ужанской жупы граф Стараи с тревогой докладывал министру внутренних дел Венгрии: « В Русинских селах замечено движение. Кругом проявляются симпатии к русским, надеются на их приход, откровенно радуются по этому поводу. Сельские старосты ненадежны. Жандармерия едва справляется со своими обязанностями... Окружной начальник поднял вопрос о введении военного положения» (ГАЗО ф.4. оп. 3. ед. хр. 691. л. 24-26). 6 августа главный советник жупы по лесным делам доносил в Будапешт, что действия русинского населения направлены против государственной власти. Уже начался процесс захвата пастбищ и лесных угодий, и даже из уст детей можно услышать, что с приходом русских все переменится (там же, л.27-28). Тем временем артиллерийская канонада все ближе и ближе доносилась со стороны Галиции. 10сентября 1914 года русские войска подошли к Карпатским перевалам. В Австро-Венгрии поднялась паника. Возникла реальная угроза выхода противника в Придунайскую низменность. Панику подогревали страшные слухи о русском кровожадном и жестоком вандализме, в том числе и по-отношению к детям. Их распространяли официальные лица и местная пресса. Приведу лишь один пример, вполне серьезно утверждалось на страницах береговской газеты «Береги хирлоп», что казаки насилуют женщин, а затем вырезают у них груди, людей заживо сжигают или раздирают на части с помощью согнутых деревьев... Войска 5-й армии 24 сентября начали бои за Ужокский перевал и, овладев им, в том же день заняли село Ужок. Об этом сообщила ужгородская газета «Унг» от 27 сентября 1914 года. В следующем номере опубликовано свидетельство очевидца этих событий. Он сообщал, в Ужке услышали первые артиллерийские выстрелы в 11 часов дня, а в 5-том часу после обеда в селе уже были русские войска. Однако противнику в начале октября удалось остановить войска 2-й Кубанской казачьей дивизии южнее Жорнавы, постепенно оттесняя их за Карпатские хребты. Кубанцами командовал в то время георгиевский кавалер генерал-майор Александр Леонтьевич Певнев. Перевал имел важное стратегическое значение. Здесь в 1872 году была введена в эксплуатацию железнодорожную магистраль, соединяющая Будапешт с Восточной Галичиной (перевал был административной границей Венгрии и Галиции в составе Австро-Венгрии). Поэтому неслучайно, что за обладание Ужокским перевалом в 1914-1915 годах велись кровопролитные бои. За этот период сюда трижды проникали русские войска. Именно тут пролегал кратчайший путь в восточную Венгрию и далее в глубь венгерской равнины. Но в осеннюю компанию 1914 год все крупные наступательные операции русских войск юго-западного фронта проводились в обход Карпатского хребта с запада, по так называемому Краковскому коридору, позволявшему приблизиться к жизненно важным центрам Габсбурской монархии не пересекая Карпат. А жаль, стратегическое значение направление Стрый - Мункач недооценивалось русским командованием в ходе боевых действий 1914-15 годов, хотя именно здесь пролегал кротчайший путь из Карпат к Львову, столице Восточной Галиции. Соответственно, в случае наступления русских войск с севера через Карпаты на Мункач являлось короткой дорогой в Пдкарпатскую Русь и далее в глубь Венгрии... Всего несколько месяцев пребывали русские воины за Карпатами, но память о них жители нашей области хранили долго. Ежегодно Общество им. А. Духновича совместно с другими русофильскими организациями устраивали дни памяти, а за братскими могилами ухаживали специально выделенные люди. Казалось, эта традиция будет сохранена. Увы, человеческая память оказалась короткой, настали другие времена, поменялись символы и ценности. В канун 100-летней годовщины начала Первой мировой войны появляется реальная возможность навести надлежащий порядок на ниве тленных останков жертв этой кровавой войны. Валерий Разгулов, Закарпатье 25.07.2014. Валерий Разгулов. Русские войска в Карпатах. По страницам неизданной книги. Русская народная линия (информационно-аналитическая служба). 100-летие Первой мировой войны http://ruskline.ru/tema/raznoe/100letie_pervoj_mirovoj_vojny/ http://ruskline.ru/analitika/2014/07/25/russkie_vojska_v_karpatah/

Ять: Русские войска в Карпатах *** Григорий Михайлович Семенов (13(25).09.1890 - 30.08.1946). Крест Особого Маньчжурского отряда ...В середине августа (1914) первый эшелон нашего полка, включавший нашу 1-ю сотню, вышел со станции Гродеково на запад. Неизмеримость величия нашей родины, как в смысле ее беспредельности, так и в отношении неисчерпаемых природных богатств, казалась нам залогом несомненной нашей победы. Эта уверенность укреплялась видом ликующего народа по городам и станциям на всем протяжении нашего десятитысячеверстного пути на запад. Поля и леса Сибири уже одевались в золотистую парчу осени. Богатство урожая подтверждалось видом сжатых и покрытых золотистыми снопами хлеба полей. Повсюду на станциях кипела работа: горы разных товаров ожидали очереди отправки к местам назначения; тяжело нагруженные поезда перебрасывали на запад к фронту бесконечные эшелоны войск и продукты труда сибиряка - масло, кожи, мясо, хлеб, скот, лес и пр., и пр. Оценивая кипучую работу в глубоком тылу, видя неисчерпаемые богатства нашей страны, мы укрепили свою уверенность в грядущем благополучии и величии нашей родины в результате победы нашей славной армии, дружно поддержанной всем населением страны. Не было причин думать не только об ожидавшей наше отечество катастрофе, но даже о каких-либо малых затруднениях. Все мечты были сосредоточены на боевых подвигах и боевой славе. Мы рвались всей душой на фронт, в бой, и потому нескончаемыми казались нам дни нашего рельсового пути. ... ...Позднее дивизия наша была переброшена на Юго-Западный фронт, к Черновицам, для развития прорыва австрийского фронта в результате наступления генерала Брусилова летом 1916 года. Здесь мы имели длительные операции в Буковине, в самом центре Карпатских гор, в Венгерской равнине. Во главе одного из боковых авангардов я находился на мармарош-сигетском направлении. Операции в Карпатах были вдвойне трудны для конницы, как по отсутствию каких-либо путей сообщения, так и по полной бескормице для лошадей. Девственные леса, заоблачная высь гор, неимоверная узость долин, обращающихся в ущелья, настолько затрудняли наше продвижение, что, прорубая лес для прохода пулеметных вьюков и горной артиллерии, мы иногда за сутки проходили не больше 7-8 верст. К этому следует добавить почти полное отсутствие населения и крайнюю бедность его, которая заставляла привозить из тыла все продовольствие для людей и лошадей по первобытным тропинкам, доступным лишь для вьюков. Все это повело к тому, что полки в конце концов были спешены и коноводы с конями отправлены в тыл к обозам 2-го разряда. Что касается этих последних, то со вступлением в командование дивизией генерала Крымова мы никогда не видели их ближе, чем на 50-60 верст от местонахождения дивизии. В Галиции и Буковине меня крайне поражала бедность и занятость крестьян гуцулов и русин. Их внешний вид и образ жизни всегда порождал глубокое, до болезненности, сожаление, особенно принимая во внимание их близкую родственность нам - они говорили на чистом великорусском языке. Избы их ютятся обычно в одиночку по скатам и уступам гор, и редко можно найти село, насчитывающее более двух-трех десятков домов. Наиболее обеспеченным и влиятельным положением в Галиции, как мне казалось, пользовались евреи, на притеснения которых сильно жаловались русины. По завершении карпатских операций дивизия наша была сменена пехотными частями и выведена из Карпат в район города Радауц, в Буковине... ... ...Военная наука, делая построения и выводы на основании опыта и истории, требует от полководца известной силы воображения для того, чтобы претворить теорию в жизнь и разработать операцию, базируясь на строго конкретных данных. Без этого последнего обстоятельства его выводы будут граничить с фантазией, всегда опасной в тех последствиях, которые она может вызвать. Война есть следствие политики, точно так же как всегда политика является причиной войны. Эти два элемента государственной жизни наций всегда сопутствуют один другому. Выражаясь фигурально, это суть - точки, замыкающие общий круг жизни человечества и его истории. От развития одного из этих элементов зависит участь другого. Как бы ни старался военный руководитель держаться в стороне от политики, он не минует необходимости учета ее знамения на влияние хода кампании. Суть высшей науки о войне, стратегии, и предусматривает необходимость учета политической обстановки как внутри страны, так и вне ее, дабы точно обосновать принципы государственной обороны, предусматривая своих вероятных врагов и союзников. Атаман Семенов о себе. Воспоминания, мысли и выводы (я решил восстановить в своей памяти прошедшие события, анализ которых имеет громадное значение в том отношении, чтобы, имея перед собой опыт прошлого, избегнуть повторения роковых ошибок в будущем) https://lib.rus.ec/b/153821/read http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_29.htm

Слатин Н.В.: Ять пишет: ужгородская газета «Унг» «Унг» — это аббревиатура? «Ужгородская народная газета», да?

Ять: Слатин Н.В. пишет: «Унг» — это аббревиатура? «Ужгородская народная газета», да? Ужгород - по мадьярски Унгвар ('крепость на реке Унг' (венг. var 'крепость, замок')), т.е есть также и речка Унг, вспоминается и барон Унгерн и атаман Семенов Уж ци Уг: як буде по русинськы? Евмений Сабов у своёй книжцѣ «Очеркъ Литературной Дѣятельности и Образованія Карпатороссовъ (Ужгородъ, 1925)», цитуе из лѣтописа XV. ст., найденого у Мукачовськом монастыри: “Князь Фтеодоръ Коріятовичъ... пришелъ до Угро-Россіи въ лѣто 1339 къ Царю Угорскому Каролю І, иже прія его радостно, и даде ему всю династію Мукачовску съ всѣми окрестными по столици Берегской селами, градами отъ Уга даже...”. Александер Духнович у повісти Милен и Любиця писав: “...под высоким Карпатом... по быстротекущаго Лаборця, Уга, Латюрки и славныя Тисы берегах храбріи Русины... жили.” Так писали и другѣ нашѣ писателѣ. Подробнѣйше о сём топонимѣ пише Петро Сова, што мож прочитати у читанцѣ Утцюзнина, яка е ту, на сайтѣ. З другого боку, у Иренея Кондратовича находиме: …порѣча Уга творило Ужанську жупу. Противорѣчности ту не е, бо одбыват ся звычайна перемѣна г-ж, як и инде: нога – ножка, Бог – Божый, ворог – ворожня. http://www.ruwega.com/news/uzh-tsi-ug-jak-budje-po-rusinsky-/ Евгений Фенцик Теперь от нас самих зависит, Хотим-ли жить, иль умереть, Мы можем уж избрать по воле, Пред нами жизнь, пред нами смерть. (Е. Фенцик. К работе Русь) Ужгород При подошве гор Карпатских Быстротечный Уж струит, На береге волн бегучих Крепость мрачная стоит. Темные крепости стены Гордо в долину глядат И память древней русской власти Черные башни хранят. Там приказ бывало русский Князь Лаборец раздавал, Там всякий, русский, крепкий Слову княжему внимал. Вот стена, где князь славянский Бодро встретил полк Угров, Где за Русь Святую и край Русский Пролилась родная кровь. Но раздор междуусобный Причиной стал, что князь убит, Что приказ Угров суровый По Святой Руси звучит. Хоть народ еще жив русский, Но в недуше он, Стало чуждым ему жилище, Враг со всех сторон. Яркое солнце свободы Закатилося за храм, Тяжкие рабства оковы В участь брошены нам. Чуждое, грубое племя Азиатских дикарей Чрез тысячлетнее время Не щадит русских людей. Но взошла звезда свободы, Сонная мгла разошлась И просвещает народы Самопознанья связь. Пора, чтоб русский по русски Выражал чувства сердец, Мать по русски плела сказки И русскую песню пел молодец. Пора нам русские братья Всем воедину возстать И раскрывши друг другу объятья Ниспросить Господню Благодать. Пора, чтоб Ужгород славный В новом блестаньи сверкал И чтоб нрав свой старинный Снова принял. Так возстань же Ужгород древний; Очнись от глубокого сна. Укажи твоим снова путь верный И вычерпай счастье до дна! Чтобы свободой новой Питать сынов своих ты мог, Чтобы воскликнул снова Велик и крепок Русский Бог Из семейного альбома Евгения А. Фенцика 1866 г. Календарь Общества Духновича на обыкновенный год 1927. Ужгород, 1926: К.А. Фенцик. Наша дорогая Азбука (Из Додатка к 10-му числу Листка 1894г.) с.76-84; К.А. Фенцик. Ужгород с.84 https://drive.google.com/file/d/0ByEPC8MjcH3oWVdUck9EcUhqeDQ/view Евгений Фенцик. Русский народ. Свободное Слово Карпатской Руси От вод севера холодных, Где сверкает вечный лед, До брегов Евскина теплых, Где весна всегда цветет, От волшебных стран Карпата До верхов окрест Урала — Всюду Русь и наш народ ! Тиссы волны где катятся, Дон Иванович плывет, Днепр, Онега где струятся, Волга-мать суда несет, Вокруг Ладоги, Азова, И Казани, и вкруг Львова Наш везде народ живёт. Часть шестую всего мира Управляет русский глас, Солнечного шар светила Не заходит лишь у нас. Если всходит над Карпатом, Вечереет над Уралом, А в Камчатке ночной час! Храбрый наш народ и славный, „Слава" ведь и наша мать. На полночи, на востоке, На закате и на юге — Русская знакома рать. Цареград дрожал пред нами, Как Аскольд пред ним стоял, И под русскими ладьями Закипал Босфорский вал. Мы веками отражали Зло татарских грабежей И Европу защищали От алтайских дикарей. Кто б не знал о славной Сечи И о русских казаках? Много их кровавы сечи Низвергали градов в прах. Кто бы мог дела все славны Русского народа счесть? Они будут величавы Пока в мире люди есть! Евгений Андреевич Фенцик и его место в русской литературе. Речь, произнесенная на открытии его памятника в Ужгородe (16 мая 1926г.) проф. Русской Учебной Коллегии в Прагe Д.Н. Вергуном. Издание культурно-просветительго общества имени Александра Духновича в Ужгороде. Вып.22. 1936г. 23с. http://rusyns-library.org/evgenij-fencik-i-ego-mesto-v-russkoj-literature-lekciya-d-vergun/ 2Мб Памятник Е.А. Фенцику работы Е.С. Шинальевой, ученицы ваятеля Яна Штурсы Место Е.А. Фенцика в русской литературе Фенцик Евгений Андреевич (1844-1903). Библическая исторiя новаго и ветхаго завѣта. – Унгвар, 1899. – 165 с. Шифр XXV / б 1249 Фенцик Евгений Андреевич (1844-1903). Естествовѣдѣнiе или три царства природы в пользу учащихся. – Унгвар, 1900. – 82 с. Шифр XXV / б 1256 Фенцик Евгений Андреевич (1844-1903). Краткая географiя в пользу учащихся. – Унгвар, 1899. – 25 с. Шифр XXV / б 1155 Фенцик Евгений Андреевич (1844-1903). Краткая общая и отечественная исторiя и краткая исторiя Угорщины в пользу учащихся. – Унгвар, 1899. – 61, 32 с. Шифры XXIV / б 3459 (экз. зашифрован среди русских книг) и XXV / б 1153 Фенцик Евгений Андреевич (1844-1903). Молитвенник. – 2‑е изд. – Унгвар, 1900. Шифр XXV / а 906 Фенцик Евгений Андреевич (1844-1903). Первоначальныя свѣденiя из грамматики и Ариѳметики в пользу учащихся. – Унгвар, 1901. – 55 с. Шифр XXV / б 1257 Фенцик Евгений Андреевич (1844-1903). Первоначальныя свѣдѣнiя из физики в пользу учащихся / Составил Евг. Францик (sic!). – Унгвар, 1900. – 61 с. Шифр XXV / б 1258 Фенцик Евгений Андреевич (1844-1903). Сокращенная литургика или Объясненiе богослуженiя святой, восточной, православно-каѳолической церкви. – Унгвар, 1899. – 28 с. Шифр XXV / б 1236 Фенцик Степан А. (1892-1945). Песни подкарпатских русинов. – Ч. 1‑2. – Прага, 1921-1923. Шифр XXV / б 7313 http://www.ruwega.com/news/p%D1%A3sni-podkarpatskikh-rusinov-%28stepan-fentsik%29/ Карпаторусинские издания сер. XIX - первой трети ХХ вв. в БАН (Из будапештских и ужгородских изданий 1850–1920‑х гг. в Библиотеке РАН составилась коллекция карпаторусинских книг и периодических изданий – свыше 100 наименований, среди которых труды Ивана Дулишковича, Евгения Фенцика, Августина Волошина, Василия Гаджеги, Димитрия Гебея, Василия (Ласлова) Чопея, Михаила Врабеля, Евмения Сабова) http://bookslavica.livejournal.com/6877.html http://bookslavica.livejournal.com/6639.html http://rusyns-library.org/category/evgenij-fencik/ Собрание сочинений ч.1-2 – Е. Фенцик http://rusyns-library.org/sobranie-sochinenij-ch-1-e-fencik/ http://rusyns-library.org/sobranie-sochinenij-ch-2-e-fencik/ Первоначальные сведения из грамматики и арифметики. Унгвар, 1901г. с.55 http://rusyns-library.org/grammatika-i-arifmetika-e-fencik/ Листок (Духовно-литературный журнал) 1902-1903 – Е. Фенцик http://rusyns-library.org/listok-duxovno-literaturnyj-zhurnal-1902-yanvar-e-fencik/ http://rusyns-library.org/listok-duxovno-literaturnyj-zhurnal-1902-iyul-e-fencik/ http://rusyns-library.org/listok-duxovno-literaturnyj-zhurnal-1902-noyabr-e-fencik/ http://rusyns-library.org/listok-duxovno-literaturnyj-zhurnal-1903-mart-e-fencik/ http://rusyns-library.org/listok-duxovno-literaturnyj-zhurnal-1903-oktyabr-e-fencik/ http://rusyns-library.org/listok-duxovno-literaturnyj-zhurnal-1903-noyabr-e-fencik/ Литургика или объяснение богослужения святой, восточной, православно-кафолической церкви. Будапешт. 1878г. 346с. http://rusyns-library.org/liturgika-ili-obyasnenie-bogosluzheniya-fencik-e/ Листок – Духовно-литературный журнал, Унгвар, 1885-1903. Редактор - Евгений Фенцик https://www.youtube.com/watch?v=XPO5_pal_s4 КРЕСТ поезія Евгенія Фенцика, 1885 https://www.youtube.com/watch?v=yJit3pis_ds “Листок” – Духовно-литературный журнал, Унгвар, 1885-1903 http://rusyns-library.org/category/listok-duxovno-literaturnyj-zhurnal/ Над вершинами Бескида - Евгений Фенцик https://www.youtube.com/watch?v=TCcanXDt0Vg Евгений Андреевич Фенцик (5 окт. 1844 – 5 дек. 1903) Евменій Сабовъ. Христоматія церковно-славянскихъ и угро-русскихъ литературныхъ памятниковъ съ прибавленіемъ угро-русскихъ народныхъ сказокъ на подлинныхъ нарЪчіяхъ. В УнгварЪ, 1893 Из сочинений Владимира Вечность Вот одна скала с алмаза, Досягает до небес; . Буря ей, да гром ужасный Еще вреда не нанес. К той горе стремить орленок, Чтоб ее всю расклевать Чтоб скалу ту из алмаза Всю в песок переделать. Время, чрез кое орел той Всю скалу ту раздробит, — Внемлите — вот все то время: С вечности один лишь миг. (Свет 1867. н.24) Песнь о песни Мой привет прийми сердечный Песнопенья милый свет, Вне тебя в жизни суетной Радости, веселья нет. Счастье только там явится, Где весела песнь поется, Среди сих житейских бед. Да, для сердца песнь отрадна, Если чист в ней звуков строй. Сли пловет умильно, ладно Если сольется с душёй; Ибо жизнь лишь там спокойна, Где одна мысль, где всё стройно Где муж дух один с женой. Песнь трогает, песнь пленяет, Сли пловет из сердца глас, К нежности сли выбираешь И способный тихий час; Ибо то влияет сильно, Что из чувства, что умильно, Что в пору застанет нас. Песнь везде сопровождает Человеческий живот, Веселит, да утешает Средь мучительных забот: До скончанья от рожденья. Жизни улегчает бремя, Прехлаждает знойный пот. Сли грудной ребёнок плачет, Замолчит при песне он; Песнью мать укладывает Сына на отрадный coн, Песня при звуках умильной, Во колыбели невинно, Сладко засыпает он. Мальчик уж подрос любезный, Резво скачет по лугам; Птичей песни глас чудесный Дух его пленяет там: Песню слышал, быв отроком, Песнь гудит в поле просторном, Резвится, поет и сам. Век прошел, настало время, Мальчик уж юношей ста»; Грудь теснится, сердце бьется, Он покой свой потерял; Но явится песнь отрадна, Исцеляется та рана, Умягчается печаль. Вот поет младая дева, Грудь ея терзает глас, Разцвела вся и запела С цветом песнь явилась враз. И находит отзыв песня, Девушка ею чудесно Трогает, пленяет нас. Много дел, хлопот имеет В доме заботлива мать, Ходит, делает, радеет, Чтоб везде вселити ряд; Делая, поет умильно, — Всё стоит готово, чинно, С песнью водворился лад. И недужный, старик седый Любит песню стройную, Ведь в ней отраженну верно Видит молодость свою. — Нет, мой век не воротится, В сердце грусть свята явится, Про минувшую весну. Силен песни глас церковной, Силу ту чувствует грудь; Он звучит, — и грешник злобный Станет на спасенья путь! «С нами Бог» как пронесется, Иль «Христос воскрес» поется, В восторге трепещет люд. Птицы песнью приветствуют, Радостный весенный час. Все дубравы отражают Этот вожделенный глас. Лес, гудит, звучит луг, поле, — Жить так хочется! живое Пенье к жизни кличет нас. И так песнь одушевляет, Оживляет естество; Песнь живот наш наслаждает,. С песнью жизнь пройдет легко: Пойте для того детята, Чтоб исчезла грусть проклята, Чтоб житье весело шло! (Свет 1868. н.48) Мысли Был час, когда меня не было, Дух мой не размышлял; Из персти Бог создал мне тело, И телу душу дал. Из ничего стал я безсмертным Владыкою тварей; В широком мире стал я первым, Вселенны славой всей. Но гордость низвела в погибель, В ничто, во прах меня; Бог был мой справедливый мститель, Вновь смертным стался я. С счастливаго стался несчастным С земли владыки персть: Меня страшит роком ужасным Неизбежима смерть. Я днесь живу да размышляю, Днесь да, но завтра нет; Я здесь, но где мне быть не знаю, Прожив несколько лет, Я знал многих, они здесь жили Меж нами, как и я, Но вот они уже все сгнили, Всех скрыла уж земля. Все равны мы, и я погибну Исчезну - словно дым. И я вселюся в землю зимну, Во снедь животным злым. И обо мне скажут когда-то: Он жил - его уже нет; Земная слава, клад - всё блато, Лишь призрак этот свет! Но нет возможно ли, что дух мой Исчез и стал ничем? Возможно ли судьбой так сумной Уничтожиться всем? Нет, нет, нельзя! во мне дух Божий И как природа вся, Весной воскреснет, - в свой час, тоже Воскресну снова я! (Новый Свет, 1871, н.20) Христос воскрес! »Христос воскрес!« родные братья, Се днесь семейный наш» привет; С ним радость наполняет хату, Где прозвучал, там смутку нет. Все верхи, долы, глушь Карпата Днесь отражают этот клик; По нем днесь узнают брат брата, Он в душу из души проник. »Христос воскрес!« привет чудесный, Надежду, веру и любовь Содержит нашу этот нежный, А всеж могучий Божий зов. Спаситель встал и этим явно Всему Он миру доказал, Что Сам Он Тот, Кого издавна Творец вселенне обещал. »Христос воскрес!«, днесь этим кликом Приветствуются лишь у нас, И это знак, что в сердце чистом Мы сохранили веры глас. »Христос воскрес!« Жизнь победила И тленье, и смерть, и ад; И нас страшит их мнима сила Лишь перстью дух пока обьят; Но мир когда настанет новый. И клятву скинет прочь земля, Прервутся ада все оковы, И дрогнет сила смерти вся. »Христос воскрес!« о слиб возстала С сна подкарпатская семья: Для нас бы жизнь нова настала Счастлива, славна — вику я… Но вот уж обнелися дети, Восторгом очи их горят: Сердца их счастием согреты, И веселится стар Карпат… (Листок 1887. с.97) Евмений Сабов. Христоматия церковно-славянских и угро-русских литературных памятников с прибавлением угро-русских народных сказок на подлинных наречиях. В Унгваре (Ужгород), 1893г. Издал Книгопечатный Фонд Епархии Мукачевской. Книгопечатня «Келетъ» Варфоломея Иегера. 242с. http://www.ruwega.com/news/a1893-khristomatiya-literaturnykh-pamyatnikov/ pdf 47.6 Мбайт / djvu 17.3 Мбайт. Оппортунизм Порошково, 1885. У нас от двух десятков лет стал девизом оппортунизм. Все руководятся им. — «И вижу, что действовати нужно бы сяк, — это было бы и честно и благородно. — Если бы делал так, то тем причинил бы пользу церкви и народности и отечеству; но есть люди, которым бы такое действование было не по вкусу; а это влиятельные, высокопоставленные люди; от этих людей много зависит: я могу навлечи на себя их неприязнь, подвергнутися преследованием, могу потеряти всю свою будущность. И так моя, иначе честная, благородна и для церкви, отечества и народа спасительная мысль, должна быти упущена, но не только упущена, но необходимо даже прямо действовать напротив!, этой честной, благородной и общеполезной мысли. Того пожадают обстоятельства, того требует дух времени, лишь так могу быти приятным, милым и любезным в некоторых меродательных кругах, лишь так могу застраховати (biztositani) свою карьеру». Вот оппортунизм, которым днесь руководится великая часть угро-русов! Очевидно, что в оснонании оппортунизма лежит ложь, ибо не так говорити, как человек чувствует, — не так делати, как это нахожу честным, благородными, и спасительным, это pазбирай дело, как хочешь, — всегда ложь. Уж честное-ли, моральное-ли такое начало, в основании которого находится ложь, — и следует-ли придерживатися его? По нашему мнению, и по правилам христианской морали, что ложь, то честно и благородно быти не может; не может быти и полезными, ибо если бы на минуту и принесло кому-то пользу, — то общая потеря, как-то порча нравов, колебание во всем, холодность ко всему полезному и благородному, который необходимо вытекают из него, о много превышают тот мнимый успех, который кто-то для себя извлек-бы из него. Неоспоримо то, что мы с тех нор, как стали руководитися оппортунизмом, очевидно упадаем. Общество св. Василия, которое предприняло себе высокую, спасительную цель: просвещати угро-русский народ, находится в каком-то обмороке; все литературные движения наши, который — пред двадцати годами — своим быстрым успехом изумляли нас, утихли, приостановились, — к собственным нашим науковым заведениям относимся как-то холодно, — но и церковный дела наши двигаются лишь в одном — не очень радующем направлении, которое соответствует духу времени. — Нет воодушевления, нет восторга, но и быти не может; поелику пред очами нашими стоит не величие, не благородность дела, не общая потреба, а оппортунизм, или ложь, что одно и тоже; а ложью никто не приведется в воодушевление, в восторг. Вот для чего у нас все так вяло, так холодно, так безжизненно! Человек для правды, для истины создан, — для чего может воодушевляти его токмо истина одна. — Если видит правду, очи загорят живым огнем, в сердце разольется благодатная теплота, грудь задрожит, чело подымется высоко, и тогда готов на всякую жертву. - но ложь никогда не может привести его в такой восторг. Не будем обманывати друг-друга, — что истина, то истина; что хорошо, благородно, спасительно, что послужит на пользу и славу каф. церкви, отечеству и народу, тому будем покровительствовати, не смотря на то, по вкусу-ли оно некоторым личностям, или кругам, или нет, — очень хорошо понимая, что обстоятельства и времена перемениваются, а истина останет всегда та же и одна. (Листок н.2. 1886, Е.Ф.) Е. Фенцик. Слово в день иже по плоти Рождества Господа нашего Иисуса Христа. Листок. н.23. 1891 Полезные знания для угро-русского народа. Додаток к н.7 Листка 1891 http://rusyns-library.org/category/listok-duxovno-literaturnyj-zhurnal/

Ять: Русские войска в Карпатах *** Позор страны должен смыться кровью ее самоотверженных граждан - С.Л. Марков Сергей Леонидович Марков (7.7.1878-25.6.1918) родился в Санкт-Петербургской губернии, в семье офицера, потомственного московского дворянина...7 декабря 1914 года Марков был назначен начальником штаба 4-й стрелковой бригады генерала А.И. Деникина в составе 8-й армии, позднее развернутой в 4-ю дивизию, имевшую неофициальное название железной. В феврале 1915 года Марков принял временное командование 13-м cтрелковым генерал-фельдмаршала Великого Князя Николая Николаевича полком, за бои которого был отмечен орденом Святого Георгия 4-й степени и Георгиевским оружием. Ставка Верховного Главнокомандующего. Могилев. В центре генералы А.И. Деникин и С.Л. Марков. 1917г. (ГА РФ) ...На новую должность я пригласил генерала С.Л. Маркова, который связал свою судьбу неразрывно с моею до самой своей славной смерти во главе добровольческой дивизии; дивизия эта с честью носила потом его имя, ставшее в Добровольческой армии легендарным. Война застала его преподавателем академии генерального штаба; на войну он пошел в составе штаба генерала Алексеева, потом был в 19-ой дивизии, и наконец, попал ко мне, в декабре 1914-го года, в качестве начальника штаба 4-ой стрелковой бригады, которой я тогда командовал. ...Мне редко приходилось встречать человека, с таким увлечением и любовью относившегося к военному делу. Молодой, увлекающийся, общительный, обладавший даром слова, он умел подойти близко ко всякой среде - офицерской, солдатской, к толпе - иногда далеко не расположенной - и внушать им свой воинский символ веры - прямой, ясный и неоспоримый. Он прекрасно разбирался в боевой обстановке, и облегчал мне очень работу. У Маркова была одна особенность - прямота, откровенность и резкость в обращении, с которыми он обрушивался на тех, кто, по его мнению, не проявлял достаточно знания, энергии или мужества. Отсюда - двойственность отношений: пока он был в штабе, войска относились к нему или сдержанно (в бригаде) или даже нетерпимо (в ростовский период Добровольческой армии). Но стоило Маркову уйти в строй, и отношение к нему становилось любовным (стрелки) и даже восторженным (добровольцы). Войска обладали своей особенной психологией: они не допускали резкости и осуждения со стороны Маркова - штабного офицера; но свой Марков - в обычной короткой меховой куртке, с закинутой на затылок фуражкой, помахивающий неизменной нагайкой, в стрелковой цепи, под жарким огнем противника - мог быть сколько угодно резок, мог кричать, ругать, его слова возбуждали в одних радость, в других горечь, но всегда искреннее желание быть достойными признания своего начальника. Вспоминаю тяжелое для бригады время - февраль 1915г. в Карпатах (Позиция у горы Одриль). Бригада, выдвинутая далеко вперед, полукольцом окружена командующими высотами противника, с которых ведут огонь даже по одиночным людям. Положение невыносимое, тяжкие потери, нет никаких выгод в оставлении нас на этих позициях, но...соседняя 14 пехотная дивизия доносит в высший штаб: кровь стынет в жилах, когда подумаешь, что мы оставим позицию и впоследствии придется брать вновь те высоты, которые стоили нам потоков крови...И я остаюсь. Положение, однако, настолько серьезное, что требует большой близости к войскам; полевой штаб переношу на позицию - в деревню Творильню. Приезжает, потратив одиннадцать часов на дорогу по непролазной грязи и горным тропам, граф Келлер - начальник нашего отряда. Отдохнул у нас. - Ну теперь поедем осмотреть позицию. Мы засмеялись. - Как поедем? Пожалуйте на крыльцо, если только неприятельские пулеметы позволят... Келлер уехал с твердым намерением убрать бригаду из западни. Бригада тает. А в тылу - один плохенький мостик через Сан. Все в руках судьбы: вздуется бурный Сан или нет. Если вздуется - снесет мост, и нет выхода. В такую трудную минуту тяжело ранен ружейной пулей командир 13 стрелкового полка, полковник Гамбурцев, входя на крыльцо штабного дома. Все штаб-офицеры выбиты, некому заменить. Я хожу мрачный из угла в угол маленькой хаты. Поднялся Марков. - Ваше Превосходительство, дайте мне 13-й полк. - Голубчик, пожалуйста, очень рад! У меня самого мелькала эта мысль. Но стеснялся предложить Маркову, чтобы он не подумал, что я хочу устранить его от штаба. С тех пор со своим славным полком Марков шел от одной победы к другой. Заслужил уже и георгиевский крест, и георгиевское оружие, а Ставка 9 месяцев не утверждала его в должности - не подошла мертвая линия старшинства. Помню дни тяжкого отступления из Галиции, когда за войсками стихийно двигалась, сжигая свои дома и деревни, обезумевшая толпа народа, с женщинами, детьми, скотом и скарбом...Марков шел в арьергарде и должен был немедленно взорвать мост, кажется через Стырь, у которого столпилось живое человеческое море. Но горе людское его тронуло, и он шесть часов еще вел бой за переправу, рискуя быть отрезанным, пока не прошла последняя повозка беженцев. Он не жил, а горел в сплошном порыве. Однажды я потерял совсем надежду увидеться с ним...В начале сентября 1915г., во время славной для дивизии первой Луцкой операции, между Ольшой и Клеванью, левая колонна, которою командовал Марков, прорвала фронт австрийцев и исчезла. Австрийцы замкнули линию. Целый день не было никаких известий. Наступил вечер. Встревоженный участью 13-го полка, я выехал к высокому обрыву, наблюдая цепи противника и безмолвную даль. Вдруг издалека, из густого леса, в глубоком тылу австрийцев, раздались бравурные звуки полкового марша 13-го стрелкового полка. Отлегло от сердца. - В такую кашу попал - говорил потом Марков, - что сам чёрт не разберет - где мои стрелки, где австрийцы; а тут еще ночь подходит. Решил подбодрить и собрать стрелков музыкой. Колонна его разбила тогда противника, взяла тысячи две пленных и орудие, и гнала австрийцев, в беспорядке бегущих к Луцку. А.И. Деникин. Очерки Русской Смуты. Том первый (Предисловие...Из крови, грязи, нищеты духовной и физической встанет русский народ в силе и в разуме - Брюссель 1921, издан в Париже в 1921). гл. X. Генерал Марков http://www.xxl3.ru/belie/denikin_ocherki01.htm ...Воспитанник 1-го Московского Императрицы Екатерины II кадетского корпуса, затем Константиновского артиллерийского училища, Марков был выпущен подпоручиком Лейб-гвардии во 2-ю артиллерийскую бригаду (1898). В октябре 1901 года он зачислен в младший класс Николаевской военной академии Генерального штаба и по окончании двух классов по 1-му разряду и дополнительного курса в мае 1904 года за отличные успехи в науках произведен в штабс-капитаны. По собственному желанию молодой офицер отправился на Маньчжурский фронт русско-японской войны. По пути в Мукден, 12 июля 1904 года, в Харбине 26-летний Марков пишет полное тревоги и заботы письмо своей матери - на случай своей смерти, в котором есть такие строки: Я смерти не боюсь, больше она мне любопытна, как нечто новое, неизведанное, и умереть за своим родным кровным делом разве - это не счастье, не радость?! ...В феврале 1915 года Марков вступил во временное командование 13-м стрелковым Генерал-фельдмаршала Великого князя Николая Николаевича полком (назначение командиром полка состоялось по Высочайшему приказу 22 сентября 1915 года) железной дивизии, которая в это время вела бои под Лутовиском на Ужгородском направлении и в результате отбросила австрийцев за реку Сан. После боя под Творильней в июле 1915 года Марков получил орден Святого Георгия IV степени, а в августе этого же года последовало награждение доблестного офицера Георгиевским оружием. Он был необычным командиром полка, который сам водил в атаки свой полк, воодушевляя солдат своей необычной смелостью. Солдаты подчас боялись своего горячего командира (Марков был страшенным ругателем), но в то же время обожали за храбрость, прямоту и справедливость. Марков был один воплощенный порыв, он никогда не нуждался в повторении приказа об атаке. Он наступал и преследовал противника с удалью, с увлечением, не раз, как под Журавиным и Чарторыйском, теряя связь со своей дивизией, забираясь в тыл противника, прославив себя и свой 13-й стрелковый полк. Свою беспримерную военную доблесть Марков проявил в боях под Журавиным, Горыньей, Перемышлем, Луцком, Чарторыйском (во время Луцкой операции в сентябре 1915 года Железная Дивизия взяла в плен 150 офицеров, 9773 солдата и много различных трофеев). Н.Л. Калиткина. Я смерти не боюсь. Генерал-лейтенант С.Л. Марков. Марков и марковцы. Москва: Посев, 2001, с.59-72 - 552с. (Белые воины) http://moreandr.narod.ru/lib_ru/markovtsi/fotohtm/mp1-vv.html Одна из последних работ Павла Рыженко - картина Стоход. Последний бой Лейб-Гвардии Преображенского полка -, в которой консультантом по форме гвардейцев был Игорь Иванович Стрелков Генерал Марков - человек, прошедший через три войны, заслуживший награды и общее признание и за преподавательской кафедрой, и в боевом строю. - Рыцарь, герой, патриот, с горячим сердцем и мятежной душой, он не жил, а горел любовью к России и бранным подвигам, - эти слова из приказа генерала Деникина о смерти генерала Маркова, как нельзя лучше характеризуют Сергея Леонидовича. Когда потребовалось, он, бывший начальник штаба двух фронтов Русской армии, стал во главе образованного Сводно-Офицерского полка, в котором было всего лишь 1000 человек. Марков обошел строй и обратился к подчиненным: Не много же вас здесь. По правде говоря, из трехсоттысячного офицерского корпуса я ожидал увидеть больше. Но не огорчайтесь. Я глубоко убежден, что даже с такими малыми силами мы совершим великие дела. http://www.monarchruss.org/index.php?option=com_content&task=view&id=608&Itemid=36 Из речи генерала Маркова на параде Добровольческой армии - станица Ольгинская, 25 (12) февраля 1918 - Немного же вас здесь. По правде говоря, из трёхсоттысячного офицерского корпуса я ожидал увидеть больше. Но не огорчайтесь. Я глубоко убеждён, что даже с такими малыми силами мы совершим великие дела. Не спрашивайте меня, куда и зачем мы идём, а то всё равно скажу, что идём к чёрту на рога за синей птицей - Государственный архив Российской Федерации. Ф.440. Оп.1. Д.28. Л.15 Русские войска в Карпатах http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_751.htm

Ять: Украинский национализм как духовная проблема Епископ Дионисий (Алфёров). Украинский национализм как духовная проблема - Наша Страна, N2993, 2 авг. 2014, стр.3-4; N2994, 9 авг. 2014, стр.4 Продолжающееся противостояние России и Украйны выявило разные аспекты этого конфликта. В центре внимания находится антироссийский заговор глобалистов во главе с США, захвативших власть в Киеве и организовавших карательную операцию против Донбасса. Но, кроме противоборства военного, политического и экономического, события последних месяцев показали опасность для России со стороны украинской идеи. Эта идея воспринята миллионами жителей современной Украины, особенно её ведущим национальным слоем, и пока обеспечивает ее сохранение как единого государства. Эта идея тиражируется ныне средствами массовой информации, а разрабатывается врагами России в лице разных центров украинознавства уже более века. При этом, несмотря на разработку в Австрии, Германии, Англии и США, эта идея не является вовсе чуждой местной, украинской традиции, но опирается на определенные факты украинской истории, на определенные тенденции прошлого, на отрицательные качества украинского национального характера. Эта идея уже подняла тысячи боевиков, убивающих русских людей в Донбассе и наводящих террор на остальной территории, а также сотни тысяч других «укров», сочувствующих боевикам и обеспечивающих им информационное прикрытие в их общей «священной войне с москалями». Одни положения украинской идеи декларируются, другие сознаются, но не выговариваются, третьи существуют на уровне подсознания. Все вместе они определяют модель поведения, как отдельного адепта, так и всего общества в целом... 1. Украинская идея В основе этой идеи лежат следующие простые тезисы. Во-первых, Украйна – это не Россия, более того, Украйна – часть Европы (а Россия, соответственно, Азия, «Кацапстан»). Во-вторых, украинцы – это изначально отдельный народ (в укронацистской версии – особая часть арийской расы), а русские – это азиаты и метисы. В-третьих, Россия с древности была главным врагом великой Украинской громады. Внутри украинской идеи существует некоторый спектр мнений от безумно-радикальных до относительно умеренных, но ее однозначно антирусский характер налицо: во всех вариантах идея «заточена» против России. Украйна в таком представлении не только не сестра России, не говоря уж о части чего-то единого, но именно анти-Россия, существующая на территории бывшей Российской Империи, за счет ресурсов современной России и по всем параметрам противостоящая России. В усвоении такой установки сознания широкими массами и состоит успех «украинского проекта», разработанный врагами Украйны и России за их рубежами. Противостояние Украйны с Россией касается самых разных сфер. Прежде всего, в области языка. Насильственное внедрение украинской мовы вместо и против русского языка, принудительная украинизация хотя бы за счет потери качества образования и общей культурной деградации. Для сравнения: в Казахстане, Киргизии и Таджикистане русский язык является всё-таки вторым государственным языком. Еще страшнее противостояние в области истории, которую заменили различные фальшивые версии антирусской направленности с полным замалчиванием целых пластов исторических сведений, охватывающих тысячелетний период русской государственности. В области географии мы видим притязания на незаконно полученные Украйной русские земли Новороссии, Донбасса и Крыма. В области практической политики это полная продажность и сдача всех остатков государственного суверенитета Западу, начиная от участия в разных антироссийских сообществах (типа ГУАМ) и до участия украинских боевиков и военнослужащих в Чеченской и Осетинской войнах, а также в Ираке в составе НАТО. В повседневных выступлениях ведущих политиков Украйны и в ее СМИ хорошим тоном давно стало хамство и злоба по отношению к «москалям», а в последние месяцы анти-русская истерия достигла своего апогея, приобретя уже характер национального психоза и беснования. И наконец, даже в церковной сфере украинское православие, невзирая на соперничество разных юрисдикций, оказывается наиболее агрессивным по отношению к русским, посылая анафемы России и благословляя укро-нацистское воинство на священную войну с «москалями». Кстати, само слово «Россия» при этом или не употребляется, или сопровождается ругательствами и матерщиной. Таким образом, даже относительно политкорректный диалог или диспут с людьми, взращенными на украинской идее, оказывается невозможным. Недавние переговоры по газу это наглядно показали. В этом смысле правы те авторы, которые полагают, что о чем-то договариваться можно только с теми, кто или не прошел украинскую «нацификацию», или прошел «денацификацию» от этой идеи. Украинизация добивает в человеке не только все русское, но и общечеловеческое, убивая здравый смысл, чувство личной ответственности, превращая человеческий коллектив в скачущие по команде мячики. «Убивая в себе москаля», украинец заодно убивает в себе человеческую личность, превращаясь в безумного и бездушного фанатика безумной и беспочвенной идеи. События последних месяцев показали, что антирусскую украинскую идеологию более или менее усвоило себе слишком обширное множество жителей современной Украины, в том числе многие люди чисто русского происхождения. Это стало неприятным сюрпризом для русских патриотов, традиционно разделявших представления о триедином русском народе (великороссы, малороссы, белорусы) или о народах-братьях. Общественная практика в данном случае оказывается критерием истины, а она показывает: нет больше ни триединого народа, ни братского украинского. Есть, с одной стороны, патриоты России, в том числе украинского происхождения, сторонники единого российского государства и культуры (как есть и патриоты США русского и украинского происхождения, при этом спокойно и доброжелательно относящиеся к украинскому языку и культуре). А с другой стороны, есть враги России, как государства, в его прошлом, настоящем и будущем, враги самой русской имперской идеи. Это не обязательно поклонники Мазепы и Бандеры; в их число входят и этнические русские: различные религиозные или политические сектанты, экстремальные националисты (фашисты), духовные наследники иудейских зелотов, русских радикальных староверов, без смущения входящие в единый фронт с либералами и укронацистами. Но никаких «пророссийских украинцев» больше не видно. Русская и украинская идеи ныне взаимно исключают друг друга. Видимо, так было изначально, но только сейчас наступила полная ясность... ...В своей сущности украинская идея, разрывающая вековое братство единого народа и противопоставляющая частное целому, есть именно сепаратистская идея. Сепаратизм и был синонимом «украинства» в течение трех с половиной веков (хотя долгое время он был свойствен лишь завистливой социальной верхушке). Это только по наглости своей современные укро-нацисты именуют сепаратистами русских людей Новороссии, желающих воссоединения с Россией. Русская национальная идея – это собирание целого, объединения и охвата разных частей, это единство при сохранении многообразия. Украинская идея – это обособление частного, противопоставление его общему и нивелирование всей общности под одно свое частное. Россия – это империя, объединяющая непохожие народы. Украйна за двадцать лет своего государственного существования всегда держала курс на унитарное, националистическое государство, а теперь обижается, что люди в таком государстве жить не хотят. Сама украинская культура развивалась в имперский период и сосуществовала как субкультура наряду с другими в России, но отнюдь не была подавлена или ассимилирована русской культурой. Русская идея широкая и терпимая к другим народам и их культурам, ведущая их за собою и обогащающаяся их достижениями. Украинская идея – узкая и местечковая, крайне нетерпимая к другим, особенно к русским. А в сложившихся удобных условиях эта нетерпимость может перейти и в гонение на всё, что выше ее понимания... ...Выводы относительно украинской государственности неутешительны. Во-первых, это не древнее, а новое государство; во-вторых, созданное совершенно искусственно, не опирающееся на какую-либо историческую государственную традицию; в-третьих, это продукт расчленения Российской Империи в результате революционных катастроф ХХ века, обломок, грубо выдернутый из единого политического, экономического и культурного пространства, а потому не жизнеспособный, как это показала жизнь; в-четвертых, это орудие для разрушения России в руках ее врагов, это плацдарм для приложения всех антирусских сил (в прошлом австро-германских и англо-французских империалистов, а ныне – американских). По законам стратегии всякий плацдарм создается для дальнейшего наступления. Поэтому ни дружественной к России, ни даже нейтральной Украйна в своем современном политическом статусе не планируется. Другое дело, нужно ли и возможно ли ей сохранять этот статус? http://nashastrana.net/wp-content/uploads/NS-2993-M.pdf http://nashastrana.net/wp-content/uploads/NS-2994-%D0%9C.pdf http://pereklichka.livejournal.com/

Ять: Запад и пересмотр истории Первой мировой войны ...Торжества в Ипре, связанные со 100-летием начала Первой мировой войны, прошли в подчёркнуто антироссийском ключе. "В память о церемонии по случаю 100-летней годовщины начала Первой мировой войны в Ипре установили символическую «скамью мира». Слово «мир» выбито на ней на 24-х официальных языках ЕС". В европейских институтах равноправно используются 24 официальных языка: английский, болгарский, венгерский, греческий, датский, ирландский, испанский, итальянский, латышский, литовский, мальтийский, немецкий, нидерландский, польский, португальский, румынский, словацкий, словенский, финский, французский, чешский, шведский, эстонский, хорватский (2). Как видно, для России евробюрократы мира не желают. Кстати, и для Сербии - победительницы в Первой мировой войне. Ей на скамье места тоже не нашлось. Что и говорить, память у еврочиновников получается какая-то кастрированная. Не было для них ни спасения Франции силами армии Самсонова, ни Брусиловского прорыва, ни взятия Битоля генералом Дитерихсом, ни взятия Трапезунда генералом Юденичем. ...Историческая правда состоит в том, что Австро-Венгрия была державой-вампиром, поглощавшим жизненные силы подчинённых народов. Немецкоязычная верхушка империи, вбиравшая в себя сербскую, хорватскую, итальянскую, словацкую, чешскую аристократию, воспитывала империалистов-космополитов, с презрением относившихся к тем народам, из лона которых они вышли. Даже за 6 лет до гибели эта империя жаждала ещё большего расширения, мечтала о параде на Крещатике и о австрийском знамени над Калемегданом. Принцип всех западных империй Divide et impera был доведён в Австро-Венгрии до последней степени совершенства. Вена натравливала венгров на словаков, албанцев и хорватов на сербов, словенских клерикалов - на словенских либералов, «реалистов» - на старочехов, «украйнофилов» - на «москвофилов». Но так не могло продолжаться вечно. Осенью 1918 года дунайская империя взорвалась изнутри. Ненависть к бывшей метрополии была крайне сильна во всех новых государствах, возникших на обломках империи Габсбургов. ...Для нас сегодня чрезвычайно важно помнить о том, ради чего Россия вступила в войну. Не только ради братьев-сербов, но и ради своего родного народа - русинов, национальное развитие которых в Австро-Венгрии после Мармарош-Сигетского процесса стало невозможным. Прокурор Андор Иллеш поставил перед русинами выбор: переименоваться в украинцев, бежать с родной земли или умереть. И только приход Русской Императорской армии в 1914 и 1916 гг. избавил русинов от этого страшного выбора. Мы обязаны помнить имена русинских героев, приветствовавших русскую армию на улицах Львова и Перемышля: Владимира Дудыкевича (18), Филиппа Свистуна (19) и их единомышленников. Нельзя забыть и настоящих узников совести - Дмитрия Маркова, Кассиана Богатырца, Игнатия Гудиму, Николая Глебовицкого (20)... 6 сентября 1914 года австрийские каратели расстреляли Священномученика Максима Сандовича. В последние минуты жизни он молился о Святой Руси - как молятся сейчас под бомбами бандеро-мазепинцев дончане и луганчане. Правда Максима Сандовича и его сомолитвенника Алексия Кабалюка разрушила «идольскую лесть» дунайской монархии так же, как правда Димитрия Солунского сокрушила ложную твердыню Диоклетиана. Алексей Поповкин, Запад и пересмотр истории Первой мировой войны., Русская народная линия. 100-летие Первой мировой войны. 11.08.2014 Алексей Поповкин, Русская народная линия http://ruskline.ru/analitika/2014/08/11/zapad_i_peresmotr_istorii_pervoj_mirovoj_vojny/

Ять: Восстановлению единой и неделимой России мешает «предательское украинство» Восстановлению единой и неделимой России мешает «предательское украинство», усиленно подпитываемое немцами. К таким выводам 95 лет назад пришёл главнокомандующий ВСЮР Антон Деникин. Свои мысли Антон Иванович изложил в знаменитом «Обращении главнокомандующего к населению Малороссии», опубликованном 95 лет назад в Таганроге. Главным врагом белый генерал назвал Петлюру, а идею об Украинской державе — удобным немецким инструментом для ослабления России. Ниже — полный текст любопытного исторического документа. - Доблестью и кровью армий одна за другой освобождаются русские области от ига безумцев и предателей, давших обманутому народу рабство вместо счастья и свободы. К древнему Киеву, «матери городов русских», приближаются полки в неудержимом стремлении вернуть русскому народу утраченное им единство. То единство, без которого великий русский народ, обессиленный и раздробленный, теряя молодые поколения в братоубийственных междоусобиях, не в силах был отстоять свою независимость. То единство, без которого немыслима полная и правильная хозяйственная жизнь, когда север и юг, восток и запад обширной державы в свободном обмене несут друг другу все, чем богат каждый край, каждая область. То единство, без которого не создалась бы мощная русская речь, в равной доле сотканная вековыми усилиями Киева, Москвы и Петрограда. Желая обессилить русское государство прежде, чем объявить ему войну, немцы задолго до 1914 года стремились разрушить выкованное в тяжелой борьбе единство русского племени. С этой целью ими поддерживалось и раздувалось на юге России движение, поставившее себе целью отделение от России ея девяти губерний, под именем «Украинской Державы». Стремление отторгнуть от России малорусскую ветвь русского народа не оставлено и поныне. Былые ставленники немцев — Петлюра и его соратники, положившие начало расчленению России, продолжают и теперь совершать свое злое дело создания самостоятельной «Украинской Державы» и борьбы против возрождения Единой России. Однако же, от изменнического движения, направленного к разделу России, необходимо совершенно отличать деятельность, внушенную любовью к родному краю, к его особенностям, к его местной старине и его местному народному языку. В виду сего, в основу устроения областей Юга России и будет положено начало самоуправления и децентрализации при непременном уважении к жизненным особенностям местного быта. Объявляя государственным языком на всем пространстве России язык русский, считаю совершенно недопустимым и запрещаю преследование малорусского народного языка. Каждый может говорить в местных учреждениях, земских, присутственных местах и суде — по-малорусски. Частные школы, содержимые на частные средства, могут вести преподавание на каком угодно языке. В казенных школах, если найдутся желающие, могут быть учреждаемы уроки малорусского народного языка в его классических образцах. В первые годы обучения в начальной школе может быть допущено употребление малорусского языка для облегчения учащимся усвоения первых зачатков знания. Равным образом не будет никаких ограничений в отношении малорусского языка в печати. Промыслом Божиим областям Юга России предуказаны высокая честь и великая ответственность стать опорою и источником для армий, самоотверженно идущих на подвиг восстановления Единой России. В борьбе за Единую и Неделимую Россию я призываю всех верных сынов Родины к деятельной поддержке армии, несущей исстрадавшемуся народу избавления от большевистского ига. Пусть все, кому дороги счастье и величие Родины и успех наших армий в их неудержном порыве к сердцу России — Москве, неустанно работают над созданием и укреплением в ближайшем и дальнем тылу прочной опоры для бойцов, сражающихся на фронте за величие и единство России. Таганрог, 12 августа 1919 года Главнокомандующий вооруженными силами на юге России генерал-лейтенант ДЕНИКИН (Источник: Новая Россия: газета. - Харьков, 14 августа 1919 года; Киевлянин: газета. - Киев, 25 августа 1919 года. составлен при участии публициста Василия Шульгина, профессора истории Павла Новгородцева, начальника Отдела народного просвещения И. Малинина и других) Временная петля истории. Восстановлению единой и неделимой России мешает «предательское украинство». Антон Деникин http://3rm.info/50284-vremennaya-petlya-istorii-vosstanovleniyu-edinoy-i-nedelimoy-rossii-meshaet-predatelskoe-ukrainstvo-anton-denikin.html В виду сего, в основу устроения областей Юга России и будет положено начало самоуправления и децентрализации при непременном уважении к жизненным особенностям местного быта. Обращение Деникина к населению Малороссии, опубликованное в газете «Киевлянин» 3 сентября (21 августа) 1919 года

Светлаока: Cyперклип! Всем русским смотреть и гордиться! © http://www.youtube.com/watch?v=LRl67w-ybZA 22 дек. 2011 г. - Добавлено пользователем Sergey Assa

ВЛАДИМИР: "Очень плохо жить на свете,зная что-нибудь,что другие не знают."Наталья Бехтерева. http://www.youtube.com/watch?v=HFGT1uyo-T4

Ять: Карпаторусская Голгофа Опубликовано 05.11.2014 22:06 | Автор: Валерий Разгулов Массовые и крайне жестокие широкомасштабные репрессии против карпатороссов во время Первой (Великой) мировой войны, говорят о том, что они принимали формы геноцида. Особенно это проявилось в Восточной Галиции, где русофильству, русскому культурному пласту, был нанесен непоправимый урон. Мы должны знать и помнить правду об уничтожении русской нации в ХХ веке, о геноциде не менее ужасном, чем Холокост. Все это облегчило, закрепило окончательную победу на Галичине мазепинскому укроинству, которое со временем, уже во времена незалежности, переросло в национал-фашизм. В этой череде кровавых событий Подкарпатской Руси удалось выстоять, сохранить, сберечь русский дух, свою православную веру. И это радует http://zapadrus.su/rusmir/istf/1122-karpatorusskaya-golgofa.html

ВЛАДИМИР: Алексей Мозговой:мы Едины и лупим друг друга. С большим интересом посмотрел телемост двух протиборствующих сторон и возник вопрос,почему центральные каналы Украины и России не организует такие телемосты?Известный Познер мог бы договорится с украинским Шустером и провести прямой эфир,помнится вначале перестройки он проводил с американцами.Грустно смотреть каналы российские,также и украинские:одно и тоже,одни и те же лица,и грязь,ложь,зомбирование народа...Только,когда народ проснется,(его надо фактами разбудить!)тогда может быть купленное киевское руководство сможет оказаться на скамье подсудимых,да и бывшее вместе с ними тоже.Но мне думается,все-таки третьей силе это очень невыгодно ...хорошо сказано на 23 минуте!!! http://www.youtube.com/watch?v=wo0jA1yJxuE

Слатин Н.В.: Ну, это, наверное, на Европу идут такие передачи — или, скорее, в Европе так показывают, потому что у нас и по радио, и по ТВ сведения и новости передают без всякого зомбирования или лжи — да нам это и не надо, мы и так понимаем, как там идут дела. По программам центрального ТВ постоянно бывают встречи, с пристутствием даже и киевских представителей (правда, до нас это доходит в поздний час, где-то после часу ночи, но кто хочет, может посмотреть, да, видимо, и в и-нете где-то есть записи этих передач); также и показывают фильмы "Территория заблуждений" с Игорем Прокопенко.

ВЛАДИМИР: Слатин Н.В. пишет: потому что у нас и по радио, и по ТВ сведения и новости передают без всякого зомбирования или лжи В юности тоже так думал... тут не так давно известному журналисту Центр.,ТВ России предложил материал,а он мне откровенно сказал:у меня есть начальство-не пропустит.Тоже самое и здесь:врут и не стесняются,кто платит,тот и музыку...,поэтому ТВ смотреть,значит сокращать себе жизнь. Вот и приходится в ин-нете все стороны просматривать,да многое самому додумывать,чтобы хоть немного к объективности приблизиться. С удовольствием смотрю "Территорию заблуждений"-заблудитья в наше время легко,если нет правильных ориентиров в голове... Бывает соседей по даче примирить невозможно,а если пролилась кровь?!... Дураку понятно,что без Елинства-Союза,то и Гагарина не было,а у американцев сейчас не так хорошо с запусками,вот и надеются в перспективе на мозги с окраины Руси,которая становится окраиной Европы,а самостийность,незалежность-это для тех,кто учиться не хочет и судит о прочитанной книге,даже ее не открыв. Старой Европе эта окраина не нужна,она не знает что делать с теми окраинами,которые недавно прибыли(имею ввиду граждан,а не политиков). Мой друг сейчас в 66 лет с ума сошел-это результат войны в Афгане:ордена,ранения и...безденежье,а сына надо учить,а денег на войне не заработал... Интернациональный долг выполнял,интересы Союза...а война там все идет и идет,и конца не видно,так что,дорогой Николай Владимирович,развязать бойню легко,а остановить-почти невозможно,ведь всегда кому-то это на руку...

Слатин Н.В.: ВЛАДИМИР пишет: «Территории заблуждений» Постоянно на http://earth-chronicles.ru публикуют новинки «Территория заблуждений с Игорем Прокопенко» поэтому ТВ смотреть,значит Да и я ведь его почти что не смотрю, разве так, немного, непреднамеренно... Да и согласен я со всем вышевысказанным. Но жить-то надо. Поэтому не будем с ума сходить! А всем нашим посылается Великая Космическая Любовь.

Ять: Ф.Ф. Аристов. Славянская Дума. Вып.4. Ряд статей по важнейшим для сознательного Славянства вопросам. Галицко-русские писатели (В.Д. Залозецкий, Д.Н. Вергун, М.Ф. Глушкевич). Москва, Славия, 1911 http://rusyns-library.org/galicko-russkij-pisateli-f-aristov/ 2Мб М.Ф. Глушкевич Мариан Феофилович Глушкевич родился 31 марта 1877 года, в Прикарпатской Руси, в деревне Дыдеве, Турчанского округа, где отец его в то время был приходским священником. 9-ти лет он был отдан в немецкую гимназию во Львове, по окончании которой, 17 лет, поступил на юридический факультет польского, Львовского университета. Уже в годы студенчества, М.Ф. Глушкевич принимал деятельное участие в галицко-русском национальном движении и, как убежденный и стойкий руссофил, был избран председателем общества русских студентов „Друг". По получении университетского образования, он поступил в суд и служил в разных городах Галицкой Руси: Перемышле, Львове, Золочеве и Бродах. Чиновничья карьера никогда не поглощала всецело писателя и он всегда находил время, чтобы служить народному русскому делу в качестве практического работника и журналиста. Где бы не приходилось жить М.Ф. Глушкевичу, он везде основывал для учащейся молодежи частные курсы русского языка, истории и литературы, а кроме того сотрудничал в журналах: „Живое Слово" (1899г.), „Научно-Литературный Сборник Галицко-Русской Матицы" (1901—1902гг.), „Живая Мысль" (1902—1904г.г.) и „Новая Жизнь" (1908—1909гг.). Прослужив 9 с половиной лет, М.Ф. Глушкевич вышел (в 1910 году) в отставку и, поселившись во Львове, сделался одним из главных сотрудников газеты „Прикарпатская Русь”. Стихотворения М.Ф. Глушкевича изданы в двух небольших книжках: это — „Мелодии” (Львов, 1903г., 48с. Цена 1 кор.) и „Собрание стихов. Книга вторая” (Львов, 1907г., 45с., издание кружка русских студентов. Цена 1 кор.) В своих „Мелодиях" М.Ф. Глушкевич лирик чистой воды: он воспевает любовь и красоту природы. Любовь изображается поэтом во всех ее оттенках, начиная с неясных, целомудренных грез и кончая бурной, огнедышащей страстью. Как музыкально и чутко передана зарождающаяся любовь молодого сердца: Невинные, несмелые, Прекрасные мечты, Как духов крылья белые, Как белые цветы, Они лишь раз нам снятся. Как тучек тени вешние, Как призраки весны, Незримые, нездешние, Несбыточные сны, Они не возвратятся... А вот стихотворение „Демон", которое можно смело назвать гимном торжествующей, пламенной страсти: И в миpе я превечно, дни и ночи, Как искуситель буду пресмыкаться, Как хищный зверь, потупя хитро очи, Над детской лаской, над сердечным другом, Над вашим добродетельным супругом, Над вашим Богом буду надругаться! Я храм святых надежд в душe разрушу, Я осмею молитвы пред лампадой, И жаждою безумной взвихрю душу: Ха-ха, молись! Ха-ха, молись — и падай! А не успею так добиться цели, Тогда я, красоту взяв у искусства, Взбунтую ваши подкупные чувства: Вселюся в мрамор формою чудесной, Блесну в картине краскою небесной. Разсыплюсь песен чудною волною... Иль над священным пологом постели Как сон в ночи явлюся сладострастный, Повисну грезой жгучей и всевластной И обниму вас нежной пеленою... Я царь земли, вся жизнь в моей есть власти! Вы знаете, кто я? Я — демон страсти! Поэт положительно преклоняется пред природой и это всюду чувствуется при чтении его стихов. Я видел: в отблеске румяном Закат весенний угасал Восток подернулся туманом, На землю тихий сон слетал. В это время, тучки шли на ночлег и, немного опоздав, ускоряли свой бег, — Нo вот одна из них отстала, Ей не догнать сестричек-туч! Она уж путь свой потеряла, Для ней угас заветный луч. Напрасно бедная просилась К небесным высям на покой, Напрасно зоренькам молилась, Терзаясь страхом и тоской. Иная жизнь небесной снилась — В красе полей, в земных цветах, И чуя смерть, она склонилась И вся растаяла в слезах. Во втором своем сборнике стихов, М.Ф. Глушкевич, кроме любви и красот природы, касается еще национально-гражданских мотивов, а также дает образцы эпической поэзии. Из лирических стихотворений второго сборника, особенно выделяются: „Ты помнишь", „Мы зимние цветы—снежинки" и „Я ждал тебя". В первом из них воспевается любовь, во втором — природа, а в третьем изображено настроение и чувство поэта в зависимости от природы: надежда, любовь и обманутость соответствуют весне, лету и осени. Но наибольшей силы талант поэта достигает в стихах с национально-гражданской окраской. „Замолкни праздная орава" — самое глубокое произведете М.Ф. Глушкевича на эту тему. Наконец, в „Сказании о князе Романе Галицком" и в „Сказании о княжиче и рыбачке" автор очень удачно подражает эпической поэзии. Познакомив с основным характером поэзии М.Ф. Глушкевича и отметив ее достоинства, укажем теперь и на некоторые недостатки. Прежде всего бросается в глаза некоторая вычурность языка („молитвой злой", „одуванчик счастья", „белозвездный мост" и т.д.), которую надо объяснить влиянием символизма и декаденства. Затем попадается неточность рифмы („приличий" и „обычай", „царь" и „дар", „час" и „вяз" и т.д.). Но всего досаднее встречать неудачные и неправильные выражения, благодаря которым обезценивается иногда очень хорошее стихотворение. (Отметим часть таких промахов: „плынут (?) звуки", „лёт", „отара" (?), „стадно", „прыснуть (?) цепи" и проч.). Все эти недостатки вполне оправдываются тем, что поэту пришлось изучать русский литературный язык, не в школе(в Прикарпатской Руси, как известно, обще-русских школ нет), а частным образом, при помощи чтения русских книг. Можно сказать с уверенностью, что при новом издании своих произведений, автор устранит все указанные недочеты. М.Ф. Глушкевич обладает безусловным поэтическим талантом, что уже и было отмечено критикой. Вот как характеризует поэта Ю.А. Яворский („Научно-Литературный Сборник Галицко-Русской Матицы", 1902, кн.4): „Да, Глушкевич поистине поэт Божьей милостью. Чистейшей пробы поэт-лирик, вдумчивый и изящный, яркий и утонченный, какого серая и глухая Червонная Русь доселе еще не имела и не слыхала вовсе. Если какое-либо сравнение вообще может хоть приблизительно выразить сущность писателя, то творчество Глушкевича нельзя, кажется, охватить в лучшее и существеннейшее определение, как приравнив его к нежной и изящной поэзии Фета: так близко и живо напоминает он этого превосходного русского лирика, как по направлению и объему, так и по внешней отделке и форме своего творчества, во всех его преимуществах и прелестях с одной, и в изъянах и недостатках, с другой стороны. И пусть это назовут преувеличением или эвфемизмом, но название: „червоннорусский Фет" — конечно, mutatis mutandis, - нам кажется самым верным и существенным определением поэтического характера Глушкевича". „В этих двух маленьких книжечках стихов Глушкевича, — говорит Вера Ник. Вергун (в том же журнале, на 1908г.), — проявляется несомненное дарование. От него мы в праве ждать еще многого. Конечно, каждый алмаз нуждается в шлифовке, каждое дарование требует упорного труда по пути самосовершенствования. Но главное — налицо искра Божия, остальное—приложится". В заключение сделаем общую характеристику М.Ф. Глушкевича, как поэта. Талант М.Ф. Глушкевича заметно совершенствуется. Вторая книга стихов отделена от „Мелодий” всего пятью годами, а какой виден прогресс в красоте формы, в глубине содержания и разнообразии тем. Лирика стала более чуткой и нежной, появились сильные произведения на гражданские мотивы, наконец, творчество настолько окрепло, что легко справляется даже с очень трудной эпической поэзией. Русь (Речь М.Ф. Глушкевича, произнесенная на вечере в День Русской Культуры в г. Львове) Пусть пред Твоим державным блеском Народы робко клонят взор, Пусть семь морей немолчным плеском Тебе поют хвалебный хор, Пусть далеко грозой кровавой Твои перуны пронеслись: Всей этой силой, этой славой Всем этим прахом не гордись! Да, прав был А.С. Хомяков. Помню, недавно талантливый и вдумчивый публицист Ганфман, по случаю юбилея Л.Н. Толстого, высказал приблизительно следующую замечательную мысль. Есть великодержавность, основанная на силе, на материальной силе народа и его государства, на его территории и ее географическом положении, на международном политическом и экономическом влиянии, на вооруженных силах. Все это дает народу право на место среди других великих государств, являясь источником национальной гордости и чувства национального достоинства. Но великие державы исчезают, превращаются во второстепенные, а иногда даже память о них стирается в истории. И есть великодержавность другого рода, создаваемая великанами духовного творчества, великанами литературы, науки, искусства, великанами отечественной, философской, религиозной мысли. Эта великодержавность прочнее, несомненнее, ценнее, чем всякая другая. И счастлив тот народ, который в периоды смуты, колебаний и сомнений, в эпоху неистовых противоречий и катаклизмов, — даже расточив, даже разметав и размотав свои материальные богатства, сохранил эту духовную великодержавность и имеет то призвание и признание, которое не зависит ни от войн, ни от революции, ни от побед, ни от поражения, ни от политического могущества, ни от государственной слабости. Русский народ имеет такое утешение. Это его культура с лежащей в ее основе путеводной, руководящей идеей русского народа. Уже на рассвете русской государственности наш русский паломник у гроба Господня затеплил свечу не за свое спасение, не за благополучие своей семьи, и не за свой только народ, а за все языцы, за всех православных христиан, что в переложении на тогдашний язык, означает за счастье всего человечества. Идея русского народа никогда не исчерпывалась мыслью о защите своих границ, своей политической независимости. Русскому народу всегда было мало этой одной заботы. Успокоиться на выполнении этой одной задачи для него означало бы погрузиться в ленивом покое и мириться со всеми неминуемыми всякого продолжительного покоя последствиями, каковы: мертвенная неподвижность плоти и мертвящее окоснение духа. Безумец! Нет тебе покоя. Ни отдыха! Вперед, вперед! восклицал Хомяков к русскому народу. И пусть, как писал великий русский историк Ключевский, наше развитие идет не тяжем, а рывом, не шагом, а скоком, но оно было и есть постоянное движение вперед. Основная идея русского народа это наша вечная жажда нового творчества, это наше вечное искание новых форм жизни, нового гимна сынов земли, она в то же время выражение всечеловеческого начала в нашей русской душе. Идея русского народа это — идея всечеловеческого служения. На дело грозного служенья В кровавый бой предстанешь ты! Первое впечатление от этих слов Хомякова — ужас, следующее, от этой мысли, — величие, то есть то, чем изумляют мир многие явления и события русской жизни. Служение есть страдание. Вот почему развитие нашей социальной, национальной и даже политической жизни, нашей литературы, науки, искусства, короче говоря, развитие русской культуры проходило и проходит через ад всех земных страданий: страдание гражданина, страдание женщины, семьи, сословий, классов, наций, страдание писателя, художника, мыслителя и наконец страдание самое жестокое, страдание религиозное. Ни от одного из этих страданий не избавлена русская культура, как не избавлены ее творцы Пушкин, Достоевский, Толстой, ибо не избавлены от них душа и мысль русского народа. От одной ничтожной части выпавших на долю русского народа страданий чахли и гибли бесследно другие народы и увядали их культуры. Мы горим, но не сгораем, мы корчимся в судорогах боли, но не умираем от боли, мы болеем, но у нас боль, а не болезнь, да и болезни излечиваются у нас именно болью и страданием. Так исцелив болезнь порока Страданием, скорбью и стыдом, Пред миром станешь ты высоко В сияньи новом и святом! (Хомяков). Мы видим глубже, мы чувствуем острее (сравните Толстого и А. Франса!), глубже и острее, чем Европа и Азия взятые вместе. Мы даже мыслим — страдая! Вспомните Пушкинское: Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать. После величавых взлетов к вершинам экстаза, ввергнутые в пучину скепсиса, мы опять возносимся все выше и выше и мчимся все дальше вперед, облетая все моря и все суши, экватор и полюсы, и нашей вдохновенной песнью, и нашей мыслью дерзновенной, и жаром наших мучений, мы воспламеняем все народы и все эпохи, и будим свою и чужую волю, свою и чужую совесть (Короленко!), будим из летаргии все массы, все расы, будим человечество и мир! Безумец! Нет Тебя покоя, Ни отдыха! Вперед, вперед! И в этом трагически плодотворный смысл нашего бытья, в этом благословенный фатализм нашей судьбы! Клич: земное счастье для всех сынов земли — это прежде всего клич русского народа, всего русского народа, его старая, изначальная заповедь, его непреоборимое стремление. — На меньшем мы не успокоимся — пригрозил миру уже Достоевский. К этому стремились, в равной мере, но различными путями, и кн. Кропоткин и Стенька Разин, и гр. Толстой, и Ем. Пугачев, и мужицкой царь, называвший своих солдат товарищами, и его величество — русский мужик, причем каждому из них, с равным правом, и в равной степени, в одно и то же время, может быть присвоено название и грозного и тишайшего. И пусть на пути к осуществлению этого идеала, или хотя бы приближения к нему ждут Русь, и с нею весь мир, еще многие горькие разочарования, испытания, страдания, конфликты и катаклизмы, но эта наша русская заповедь так велика, справедлива и свята, что вслед за меркнущей культурой Запада она не может не предвещать нового пышного расцвета новой, не западно-европейской уже, а всечеловеческой культуры. И — исцелив болезнь порока... Страданьем, скорбью и стыдом, Пред миром станешь ты высоко В сияньи новом и святом! Если на миг остановить внимание на нашей теснейшей Родине, не будет парадоксом сказать, что в противоположность к русской политике, причинявшей нашей Родине миллион терзаний, русская культура была всегда для нас источником величайшей радости и утешения, ободрения и упования, и только благодаря ей мы и сберегли и сможем отстоять наше национальное существование. Сознавая и глубоко ценя все значение праздника Русской Культуры, сделавшегося уже всемирным праздником, мы, примиренные и объединенные русские люди, без различия классов, происхождения, рода занятий, образования и политических взглядов, переживаем в этот день минуты глубокой одухотворенности и чувствуем себя очищенными от накипи злобы, вражды и сомнения, т.е. всего того, что ближних, друзей, людей делает врагами. Да поможет же День Русской Культуры с его светлыми чувствами глядеть бодрее и смелее вперед, в надежде на то, что, приобщаясь все теснее к русской культуре, обновится и оживится и наша нива, что на ней сторицей взойдут, зазеленятся, нальются, заколосятся, зашумят, созреют и зазолотятся пышные всходы и будет чистая пшеница, белый хлеб. Да будет! Да умножится же в этот день наша радость, пусть ее лучами озарятся наши лица и души, загорятся наши взоры, чище и чаще забьются наши сердца, потекут добрые слова, зазвучат наши сладкие, весь мир облетевшие и весь мир пленившие чудо-песни, зарокочут струны яровчатыя, эй, да зазвенят многозвончатыя! Наталья Гаттас. Чары Галицкой Руси http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_722.htm

Слатин Н.В.: Да: русская культура была всегда для нас источником величайшей радости и утешения, ободрения и упования, и только благодаря ей мы и сберегли и сможем отстоять наше национальное существование.

Светлаока: Пусть и в этой теме видео о скифах/сколотах и сарматах побудет. Да! - скифы мы.. http://www.youtube.com/watch?v=0tZ9fPlAojg#t=79

Слатин Н.В.: Но не с «раскосыми очами» (тут поэт был неправ), поскольку арьсте.

Ять: Александр Духнович и Иван Раковский – поборники русского литературного языка. Доклад Валерия Михайловича Разгулова на международной научной онлайн-конференции «Карпатские и галицкие русины. Вопросы национальной самоидентификации». Конференция начала свою работу 11 декабря 2014 года публикацией анонса с программой, и продлится до 17 декабря 2014 года. 17 декабря в онлайн-режиме с 15.00 до 17.00 состоится заключительное заседание, во время которого ее участники обсудят предварительно выложенные доклады и ответят на вопросы, поступившие от посетителей сайта. ...Русская троица:...три студента богословского факультета Львовского университета Яков Головацкий, Маркиан Шашкевич и Иван Вагилевич впервые в Галичине открыто заявили: Как на небе Бог в Троице Един, так на земле Русь триединая: Великая, Малая и Белая Русь – одна Русская земля ...семейное предание, услышанное от деда, выводившее род Духновичей из Руси: Через несколько дней после смерти отца, как писал Будитель в своих автобиографических Записках, его призвал к себе дед и торжественно объявил ему: Я должен теперь передать тебе, что отец и дядя, мой завещали мне передать наследникам касательного нашего рода. Предок наш происходил из Москвы…из фамилии Черкасских. Когда царствовал император Петр Великий, то настал там бунт и мятеж…Зачинщиками бунта были стрельцы, и в числе капитаном их был наш предок Черкасский. Наш предок спас свою жизнь бегством…ушел через Польшу в Угорщину и явился в Тополу уже с именем Духновича -. Его дед закончил свое напутствие такими словами: Сын мой! Не забывай Бога…и люби свой русский род, и хоть не будешь через то богат, но будешь счастлив ...Наиболее ярко безграничное чувство любви к своему многострадальному народу выражено А.В. Духновичем в его стихотворении Вручаніе, опубликованное в альманахе Поздравленіе Русинов на год 1851. Автор в годы насильственной мадьяризации русинской интеллигенции и духовенства, в годы гонения всего русского мужественно заявляет: Я русинъ былъ, есмь и буду, ставшим народным гимном и патриотическим катехизисом карпатороссов, как выражались некоторые современники. И если другие стихи в альманахе А. Духнович подписывал криптограммою А.Д., то это, подписал полным именем Александр Духнович. Приведем его полностью по изданию Избранныя сочиненія Александра Духновича. Унгваръ-Ужгородъ, 1941, которое сохранялось в собрании карпаторусского писателя И.Ф. Комловши. Я Русинъ былъ, есмь и буду, Я родился Русиномъ Честный мой родъ не забуду, Останусь его сыномъ; Русинъ былъ мой отецъ, мати, Русская вся родина Русины сестры и браты И широка дружина; Великій мой родъ и главный Міру есть современный Духом и силою славный, ВсЬмъ народамъ пріемный. Я свЬтъ узрЬлъ подъ Бескидомъ, Первый русскій воздух ссалъ И кормился русскимъ хлЬбомъ, Русинъ мене колысалъ. Коль первый разъ отворилъ ротъ, Русское слово прорекъ, На азъ-буцЬ первый мой потъ Съ молодого чела текъ. Русскимъ потомъ я питанъ былъ, Русскимъ ишелъ расходомъ Въ широкій свЬтъ, но не зебылъ Съ своимъ знатися родомъ. И теперь, кто питаетъ мя? Кто кормитъ, кто мя держитъ? Самое русское племя Мою гордость содержитъ! Прото тобЬ, роде мой, Кленуся живымъ Богом, За печальный потъ и трудъ твой Повинуюся долгомъ. Пожалуй, это были самые счастливые годы в жизни А.В. Духновича, на его глазах проходило пробуждение национального самосознания карпатороссов. Он восклицал: Да то и радость, когда молодцы наши и девочки рускіи поют песни! Радостные слезы точились мне, бывшему в Торисках на посвящение, як молодежь запела: Я Русинъ былъ, есмь и буду - также и ины русскіи пісни …В начале 1865 года, незадолго до смерти, Александр Духнович, подытоживая итоги своей жизни, писал: Я радуюся из сердца, что наши забытые русины ожили духовно. Я трудился день и ночь и боролся со многими препятствиями, я терпел муки, битвы и много біди за мой народ, чтобы он жил и счастлив был http://zapadrus.su/2012-04-11-14-59-43/2014-g/karpatskie-i-galitskie-rusiny/1146-aleksandr-dukhnovich-i-ivan-rakovskij-poborniki-russkogo-literaturnogo-yazyka.html

Ять: Новогоднее обращение Олега Царева, Видео 31.12.2014 Дорогие земляки! Этот год был рубежным для всех нас: жителей Новороссии, Украины, России… У нас началась война, дома обстреливали, люди были вынуждены бежать. Было много слез и горя. Это было время решать, на какой ты стороне. Тяжело, но не каждому дается шанс изменить свою жизнь. Я считаю, что на долю граждан Новороссии выпало жить в историческое время. Они имeют возможность менять свою судьбу, а не плыть по течению. Мы — и я призываю к этому всех остальных — должны уважать право народа на выбор, на определение своей исторической роли. Я поздравляю жителей Новороссии с Новым годом. Вас не удалось поставить нa колени, мы выстояли, а впереди у нас еще много дел: надо строить новое государство, налаживать отношения с соседями и остальными странами. Я поздравляю с Новым годом жителей России — если бы не ваша помощь, ваша моральная поддержка, нам бы пришлось очень тяжело в это суровое время Я поздравляю с Новым годом народ Украины. Мы с вами — одно целое: Новороссия, Украина и Россия. И как бы не пытались нас разделить политики, мы — один народ, у нас одна судьба. Я желаю украинцам, чтобы их власть поскорее образумилась, вспомнила свои корни, перестала поклоняться деньгам, а начала работать на благо своей страны и своего народа, как это и должно быть. Очень больно, что сейчас, волею третьих сил, мы разобщены. Нам надо идти рука об руку, мы — значимая часть Русского, Славянского мира. Сколько воителей приходили на наши земли с мечом — и мы все знаем их незавидную судьбу. Почему? Потому что русские встают плечом к плечу, когда нависает угроза над миром, страной. Сейчас у части наших братьев словно пелена, морок на глазах — желаю, чтобы она поскорее спала. Запомните, Новороссия не проект, не технология — это государство, живой организм, а граждане Новороссии — это ум и сердце этого организма, наполняющие его чувствами и мыслями. В новом году нас ждет еще немало новых свершений на благо нашего родного края. Желаю всем сил, успеха и удачи! Новый год — время строить серьезные планы и загадывать самые сокровенные желания. С Новым годом Вас, друзья! http://www.youtube.com/watch?v=xIxXXWkYbgU

ВЛАДИМИР: Публикация О.В.Никитина 5 июня 1999 года исполнилось 135 лет со дня рождения выдающегося русского ученого — филолога, историка, исследователя древних памятников письменности академика Алексея Александровича Шахматова (1864—1920). Главным делом его жизни было изучение и осмысление исторических судеб русского и других славянских народов, главной заботой — единство Отечества, главной мечтой — торжество славянского братства. Многие положения статьи носят характер пророчеств, которые сегодня готовы сбыться на наших глазах: крен Украины в сторону Запада и угроза полного ее отпадения от «русского единства», опасность для брошенной Россией Беларуси повторить судьбу Сербии, нарастание в «патриотических кругах» поистине губительных умонастроений, сводящих «русскость» исключительно к «великорусскости», что, по мнению А.А. Шахматова, неизбежно расколет единый русский народ (включающий великорусов, малорусов и белорусов и теряющий свою полноту с утратой любой из этих трех неразрывных составляющих), в результате чего Россия «перестанет быть русским государством». http://rusk.ru/st.php?idar=800195 А. Шахматов "О государственных задачах русского народа в связи с национальными задачами племен, населяющих Россию" «Признаем ли мы… русскою народностью только великорусскую? Не будет ли это признание тяжким преступлением против государства, созданного и выношенного всем русским племенем в его совокупности?» Вот о чем ныне забывают «охранители», от русской вселенскости отшатнувшиеся под жиденькую сень чисто этнографического, племенного садика. (Об «охранителях» украинских и белорусских и говорить нечего — те в своем умопомрачении достигли степеней поистине головокружительных.) Забывают они и о том, что «национальный вопрос в России будет не так сложен и не так страшен для русской народности, как только русские люди отождествят свои национальные интересы с интересами государства», что «единственное средство сделать Россию русской — претворить всех «инородцев» в русских «граждан» — а не спасаться и всячески огораживаться от их «паразитизма». Так мы очень скоро вернемся в пределы Московии и превратимся из великороссов в «москалей», тускло соседствующих с «хохлами» и «бульбашами» — тягчайший грех перед памятью наших предков, действовавших совершенно противоположным образом и создавших державу, которую мы, убоявшись иссякнуть в державных заботах, готовы малодушно отдать Истории назад — после чего уж точно иссякнем. Ибо без Державы, вне Державы русские — не народ.... ...Мы должны дорожить нашим прошлым с этой стороны: многостороннее развитие русского духа подготовило нас к той великой задаче, которую мы несем, к задаче мировой державы. Ошибочно было бы думать, что великорусы перестали быть русскими в той суровой школе, которую они прошли одно время почти оторванными от культурного мира в борьбе с татарами, в колонизационных своих движениях и после столкновений с финнами. Ошибочно было бы думать, чтобы малорусы стали менее русскими в тяжких условиях борьбы с татарами и поляками, когда им приходилось с оружием в руках отстаивать каждую пядь родной земли, охраняя вместе с тем свою веру и свои святыни. Не утратили своей русской народности и белорусы, несмотря на сложность тех влияний, в которые они попали благодаря политическому союзу с Литвой, бросившему их в объятия Польши. Лучшим доказательством этих положений являются великие события XVII и XVIII вв., приведшие к воссоединению русских земель в новом русском едином государстве, включив[шем] в свой состав почти все русские земли <…> исконные русские земли остались русскими, сохранили свой русский язык, сохранили общую веру, сохранили общие предания: северный великорус <…> воспевает до сих пор в своих былинах подвиги Владимира стольнокиевского.... P.S. Дней десять назад прочитал объявление, что молодая семья недавно прибывшая из Украины предоставляет услуги парикмахера. Мой интерес заключался в небольшой помощи и узнать о событиях на их родине из первых уст. Встретились мы на их съемной квартире: увидел молодую симпатичную пару и их маленького ребенка (мужу 23, жене чуть меньше и полгода малышу), они приехали с Западной Окраины, недалеко от города Черновцы. Меня удивило, что они без акцента говорят по-русски: в школе русский не изучали, а выучили его по русским фильмам. Что когда-то существовала Киевская Русь узнали от меня. Что происходит на Востоке, тоже толком ничего не знают, а приехали сюда, чтобы выжить и с голоду не умереть на родине... Татьяна Монтян - Правда о происходящем на Украине https://www.youtube.com/watch?v=E2pQi5Y7z54

Слатин Н.В.: ВЛАДИМИР пишет, что А.А. Шахматов пишет: «национальный вопрос в России будет не так сложен и не так страшен для русской народности, как только русские люди отождествят свои национальные интересы с интересами государства» Вот как раз когда «интересы государства» наконец-то совпадут с национальными интересами русских людей, вот тогда будет решён «национальный вопрос в России», это несомненно. А ведь это он писал явно до революции… ВЛАДИМИР ещё пишет: они без акцента говорят по-русски Вот и удивительно, откуда такой интерес к русскому языку, если поехали в Европу…

vladimir: Помогите разобраться,люди добрые... "Приникание, что это такое? Само слово - от Древнерусского «Приничити» - объединиться, подчиниться, составить единое целое. Так называются древние документы, предоставленные Миролюбовым и ошибочно названные «ВЕЛЕСОВА КНИГА». Я нашёл ключ к этим документам и расшифровал текст заново. Выяснилось, что этот текст ничего общего не имеет с тем переводом, который представил Миролюбов и что мы имеем в так называемой Велесовой Книге. Но поскольку термин «Велесова книга» устоялся, то так в дальнейшем и будем её называть. Казалось бы, сделано великое дело, его надо продолжать и углублять исследования. Тем более, что я даю доказательную базу исследований, привожу и другие документы, не вызывающие сомнения об их происхождении. Но не тут-то было! Есть политические силы, которые заинтересованы в обратном, и всё делают, для того чтобы закрыть этот вопрос. В проекте «ПРИНИКАНИЕ» я намерен публиковать исследования. Это переводы, сопоставления различных документов на эту тему, т.е. ссылочный аппарат, а также рецензии и отзывы учёных. Лингвистическую базу «ПРИНИКАНЬЯ» в проект не включу, поскольку авторское право в России не работает! Проект рассчитан на понимание и поддержку специалистов. Я обращаюсь к моим читателям: Хотите узнать, где находилась земля Трояни? О чём говорят этруски? Что за катастрофа произошла на острове Крит в XIIIв. до н.э.? И многое другое - Посещайте наш сайт! Вниманию посетителей! На сайте имеется форум" http://www.umnov-denisov.ru/ P.S.денисов умнов-это как асов барашков? http://www.umnov-denisov.ru/1index.html.html

Слатин Н.В.: vladimir пишет: P.S.денисов умнов-это как асов барашков? Это не «как», но где-то кое в чём и похлеще.

Ludovit: vladimir пишет: Приникание А вот ещё один фантазм на тему Влескниги: Мистерия запретных истин - Информационный портал http://communitarian.ru/publikacii/literaturnyy_kollayder/aleksandr_vladimirov_misteriya_zapretnyh_istin_11022015/ Ну, этот хоть автор не скрывает, что фэнтэзи...

Ять: Незабываемое забытое Жила--была с 1529г. деревня Дыдёва Турчанского округа в Галичине. Утекало время, менялись идеи, люди, границы, политическая власть. В 1938г. проживало в деревне 1,332 человека, которых выселили оттуда во время чистки пограничной полосы в 1940-1946 гг. Деревню сровняли с землей, и стерлась она из людской памяти и географии. Как не была. Осталась Дыдёва только на карте, составленной и опубликованной неутомимым Яковом Головацким в 1876г. Называлась эта реликвия "Этнографическая карта русского народонаселения в Галичине, северовосточной Угрии и Буковине" Но в 1870-х годах Дыдёва была еще жива. И 31 марта 1877г. родился в этой деревне русский мальчик, названный Марианом. До 9 лет обучал его дома отец, а потом родители отвезли Мариана в немецкую гимназию во Львове. Учился мальчик прекрасно, говорил на галицко-русском наречии, польском и немецком.. А потом случилось там, со слов Мариана, вот что: "С шестого класса гимназии я начал знакомиться с произведениями русских классиков. В седьмом классе мне попалось в руки "Преступление и наказание" Ф.М.Достоевского; этот роман я читал не отрываясь три дня, забыв при этом совершенно об уроках и гимназии". Семнадцати лет поступил Мариан на юридический факультет университета во Львове, а после окончания обучения служил в разных городских судах Галицкой Руси. В 1899г. в львовском журнале "Новая жизнь" появилось первое печатное произведение Мариана: стихотворение "Поэтессе". Так начал свой путь в поэзию лучший поэт Галицкой Руси - Мариан Феофилович Глушкевич. Поэтессе (А.К.) Я их читал, те песнопения, плоды любви, счастливых грез - я слышал голос вдохновения - я чуял горечь юных слез... И из души рвалось созвучие, вскипала леденела кровь - и ныли отзвуки могучие давно забытых детских снов... Никогда не бывший в России до 1916г., никогда не изучавший русский язык в школе, ибо нигде в Прикарпатской Руси этот предмет не преподавался, Мариан Глушкевич всю жизнь писал стихи по-русски, поражая богатством, тонкостью и изяществом своей поэзии. Освоил Глушкевич русский литературный язык самостоятельно благодаря чтению русских книг. В автобиографии он писал: "Невыразимо люблю русский язык. Считаю, что он невиданная в мире красота и неисчерпаемое богатство. И неудивительно, ведь он - плод духа русского народа. Дух, который горит, перегорает, но не сгорает!" В 1903 г. вышел первый стихотворный сборник Мариана Глушкевича "Мелодии". Крайне строгий литературный критик Юлиан Яворский, сам поэт, писатель, публицист, этнограф, общественный деятель, писал в журнале "Галицко-Русская Матица" по поводу "Мелодий": "Новый поэтический сборник, новый поэт. С чистым и неопалимым пламенем в душе, с нежной и глубокой гаммой прекрасных звуков и созвучий... Да, Глушкевич поистине поэт божьей милостью. Чистейшей пробы поэт-лирик, вдумчивый и изящный, яркий и утонченный, какого серая и глухая Червонная Русь доселе еще не имела и не слышала вовсе." Среди аллей ночных теней, глядя на белозвездный мост, мы вняли скрип душистых лип и тайный сказ пугливых звезд... Меж темных хвой туман седой, бродя, опалом отливал, а ручеёк волнами строк молитву сна цветам шептал. За мглой завес златых небес был виден храм волшебных снов, и жадный ум, исполнен дум, витал на грани облаков... И все вокруг замолкло вдруг, лишь сердце пело песнь без слов, - к нам в этот миг шла без вериг святая грешница - любовь... Стихи Глушкевича стали печататься во многих изданиях Галицкой Руси: "Живая Мысль", "Русь", "Наука", "Галицко-Русская Матица", "Прикарпатская Русь". Некоторые его стихотворения были положены на музыку карпато-русскими композиторами. Вместе с поэтической известностью росла слава Глушкевича как талантливого судьи, а затем красноречивого адвоката. Он пользовался огромной популярностью у студентов. Пишет Василий Ваврик: "Высокий, стройный, интересный, жизнерадостный и энергичный молодой судья был кумиром молодежи. Увидев его, приближавшегося ровной походкой к общежитию, она приходила в восторг". Адвоката Глушкевича уважали даже враги. А на его яркие защитительные речи приходила посторонняя публика, чтобы только послушать его необыкновенные выступления. Женился Мариан Феофилович в 1905г. на Александре Богдановне Дедицкой - дочери первого галицко-русского журналиста-профессионала Богдана Дедицкого. Ей и посвятил Глушкевич свой второй поэтический сборник "Собрание стихов" (Львов, 1907 г.). Лети, лети, мой легкий стих, Мой друг и вестник светлых дней, Наперсник мук и грез моих, Мой сон-пестун души моей, Лети, лети, мой звонкий стих!... Мой звонкий стих, лети, лети, Родною скорбью отзовись, Родные села посети, До сердца милой доплеснись, Мой нежный стих, лети, лети!... Лети, лети, мой нежный стих, Росой жемчужной размечись, Разсыпься зорькой в тихий миг, И вновь, как сон, ко мне примчись, - Лети, лети, мой легкий стих!.. Известный славист профессор Федор Федорович Аристов издает в 1916г. первый том своего знаменитого труда "Карпато-русские писатели". В будущий третий том ученый включил главу о Мариане Глушкевиче. И уже набраны были 2-й и 3-й тома, но остались они в гранках из-за трагических для России событий 1917 г. Более того, Федор Федорович собирался издать полное собрание сочинений Глушкевича. Однако этого тоже не случилось... Третий и последний поэтический сборник Мариана Глушкевича "Символы и иллюзии" вышел в 1922 г. во Львове. Посвящен дочери Татьяне. ххх В Первой Мировой войне разбилась вдребезги хрустальная мечта Подъяремной Руси воссоединиться с Великой Русью-Матерью после многовекового отторжения. Печаль и уныние поселяются в сердцах галичан, жизненные силы в упадке. Единая Русь превращается в недосягаемую Звезду. Белая, белая, Яблонно-цветная, Трепетно-смелая, Грустно приветная - Чар световая мечта. Сердце волнующей Сказкою яркою, Думой врачующей, Тайною жаркою Мне напоила уста. Росами тканныя Ночи прозрачныя, Дали туманныя, Нивы стозлачныя Зыбятся в вод серебре. Над перелесками Облачка тонкия Рдеют завесками, Лебедей звонкия Всклики скользят на заре. Взмолится истово Светлая схимница, - Ярче лучистого Утра поднимется В сердце восторг крастоты. И, вдохновенная Вьюгами грозными, Мчится нетленная Высями звездными... Родина, Русь, это - Ты! Львов, 1927 Время по-прежнему уходит в небытие, и память вместе с ним. Прискорбный факт: многие выдающиеся галицко-русские деятели культуры неизвестны сейчас в России и забыты в Галичине. Среди них и Мариан Глушкевич. Но... Мариан Феофилович! Сегодня 31 марта 2015 года Русь приветствует Вас. С Днем Рождения, незабвеннеый Вы поэт любимой Галицкой Руси.... Наталья Гаттас. Чары Галицкой Руси http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_722.htm Наталия Гаттас Романсы на стихи Мариана Глушкевича ко Дню его рождения (31.03.1877) http://zapadrus.su/rusmir/klt/1218-romansy-na-stikhi-mariana-glushkevicha-ko-dnyu-ego-rozhdeniya-31-03-1877.html Георгий Юлианович Геровский - Язык Подкарпатской Руси http://zapadrus.su/bibli/arhbib/1222-georgij-yulianovich-gerovskij-yazyk-podkarpatskoj-rusi.html

Слатин Н.В.: Ять пишет: "Невыразимо люблю русский язык. Считаю, что он невиданная в мире красота и неисчерпаемое богатство. И неудивительно, ведь он - плод духа русского народа. Дух, который горит, перегорает, но не сгорает!" Время по-прежнему уходит в небытие, и память вместе с ним. Прискорбный факт: многие выдающиеся галицко-русские деятели культуры неизвестны сейчас в России и забыты в Галичине. Среди них и Мариан Глушкевич. Но... Мариан Феофилович! Сегодня 31 марта 2015 года Русь приветствует Вас. С Днем Рождения, незабвеннеый Вы поэт любимой Галицкой Руси.... См. тж. «Глушкевич, Мариан Феофилович» в Википедии. Также см. «Галицкий Лермонтов» — http://www.segodnia.ru/content/119741

Светлаока: Кто такие Черногорцы: Жители Черногории хотят отдать свои земли Путину Жители нескольких сел под горой Ком в черногорской общине Андриевица предложили свои земли президенту России Владимиру Путину под строительство российской военной базы. Таким образом, черногорцы из древнего племени Васойевичей (Васојевићи) хотят показать правительству страны, что они думают о вступлении Черногории в НАТО. Они говорят, что славянские братья для них ближе, чем те, кто еще совсем недавно сеял здесь смерть, и они не могут забыть бомбежки НАТО в соседнем Мурино, где 15 лет назад погибли невинные люди, в том числе и дети. «Россия всегда была нашей матерью. Здесь веками пели «запјевајмо сви из гласа, без Русије нема спаса» (запоем все в голос, без России нет спасения). Мое село после Второй мировой войны звали «Маленькая Москва». Люди из этих краев страдали и гибли за Россию... Поэтому я готов отдать часть своей земли Владимиру Путину и русским братьям, чтобы они построили военные базы. Это защитит нас от НАТО, чья стратегия заключается в порабощении тех, кто откажется подчиняться Америке», - рассказывает Давид Лалич из села Цецуни газете «Дан». С ним согласен и председатель местного самоуправления села Крале Милутин Джуркович, по его словам русским в его доме всегда рады и ему не жалко уступить свою землю для размещения военного оборудования. «Я спрашиваю себя, как не стыдно отдельным людям толкать нас в НАТО, когда известно, что эта антигуманная машина убила сотни невинных людей на просторах бывшей Югославии. Поэтому мы всегда предпочтем Россию, а не НАТО. Я хотел бы, чтобы русские пришли в Крале, чтобы их флаг развевался над военными базами. Я жду их и предлагаю свою землю», - заявляет Джуркович. «В нашем селе, неподалеку от региональной трассы Андриевица – Трешневик - Колашин» в 1899 году был построен Кральский пороховой склад, здание военного склада, где хранилось оружие войска Васойевичей. Здание использовалось в этих целях до 1912 года, до падения турецкого царства на Балканском полуострове. Говорят, что русские оказали значительную помощь в строительстве этого объекта... Поэтому мы хотим уступить Кральский пороховой склад российской армии, так как отсюда они могут контролировать располагающуюся неподалеку границу, которую давно никто не охраняет», - заявляет Милутин Джуркович. Свою землю русским братьям предлагает и Желько Йовович из села Талановац: - То, что Черногория хочет ввести санкции России из-за событий в Крыму вызывает усмешку и огорчение у всех Васойевичей. Это срам и позор, так как Россия, в отличие от НАТО, наш проверенный вековой друг. Нас солнце всегда грело из России. Моя земля в их распоряжении, пусть только захотят, - заявляет Йовович. PS В черногорской прессе новость появилась 31 марта, так что это не первоапрельская шутка

Слатин Н.В.: Светлаока пишет: Нас солнце всегда грело из России Да, Солнце встаёт на Востоке.

Ять: Уже больше года на Укране ежедневно гибнут десятки и сотни человек. Число жертв уже стали переходить в статистику. Гибель Олеся нас заставляет за «статистикой» увидеть лицо очередной жертвы взаимного ожесточения. Олесь Бузина, как журналист и писатель, за много лет предупреждал о возможности такого развития событий. Его книги "Вурдалак Тарас Шевченко" (2000), "Тайная история Украины-Руси" (2005), "Воскрешение Малороссии" (2012), "Союз плуга и трезуба. Как придумали Украину" (2013), "Докиевская Русь" (2014) показали многим читателям убогость и одновременно опасность украинского мифотворчества.// Запись последнего публичного выступления Олеся Бузины в понедельник 13 апреля 2015 года (за два дня до гибели) на украинском радио "Вести". http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=erSD2W3OJn4 Война – кровавый дождь, и ты пройдешь. Останешься воронкой под Славянском. И вырастет на поле боя рожь, Как где-нибудь под Курском или Брянском. Усы Стрелка, Бабая борода, Свист пули, пролетевшей снова мимо. Наверняка, так было и в года Времен Очаковских и покоренья Крыма… Олесь Бузина. 2014 В Киеве убит Олесь Бузина http://zapadrus.su/ruszizn/1226-v-kieve-ubit-oles-buzina.html Был на эфире радио "ВЕСТИ". Отличный эфир. Опроверг несколько ушатов лжи о себе. В том числе и от сайта "Украинская правда", который назвал ОРГАНОМ дезинформации. Сказал, что очень удобная позиция -- валить все в Украине на Путина. Член не встает -- Путин виноват. Оргазма нет -- тоже Путин виноват. Только всю ситуацию это не объясняет. Нечего упрощать до абсурда. Ведущие предложили голосование: кому больше доверяют слушатели радио "ВЕСТИ"? Бузине или "Украинской правде"? И что вы думаете! Наш сайт победил заслуженное грантоедское кубло! Сайту Бузины доверяют 56% слушателей "ВЕСТЕЙ". А ведь нас никто не финансирует. Мы все делаем на одном энтузиазме. Просто говорим ПРАВДУ, которая, как известно, национальности не имеет. Эфир выложим, как только он появится в сети. http://www.buzina.org/conferentions/1501-buzina-obognal-ukrainskuyu-pravdu.html Олесь Бузина. Публикаций: 904 http://www.segodnya.ua/ http://www.segodnya.ua/blogs/olesbuzinablog.html Олесь написал к годовщине Майдана стихи «под песню Высоцкого», где ёмко выразил своё кредо: Я не люблю всю копоть от майдана, Я не люблю кровавый беспредел. Уже как год зияет эта рана И кровоточит тысячами тел. Я не люблю, когда гарант закона Уничтожает собственный народ. Я не люблю стратегов Пентагона, Привыкших от войны иметь доход. Я не люблю американцев важных, Я не люблю заведомый обман. Я не люблю политиков продажных, Я никогда не полюблю майдан. Я не люблю, что всюду лезут янки, Линчуют Украину, как хотят. Я не люблю, что киевские танки Донбасс утюжат, города бомбят. Я не люблю такую Украину, Где честь и совесть проданы давно, Где «Градами» стреляют подло в спину, Насилуют и грабят, заодно. Я не люблю цинизм политиканов — Они людей меняют на барыш. Их ждут давно курорты Магадана, Казённый дом и шифер серых крыш. Я не люблю фальшивых демократов, Они торгуют жизнями людей. Их место там – в стенах шестой палаты, Я не люблю бредовых их идей. Я не люблю пассивных либералов, Я не люблю предателей страны. Я не люблю Америки вассалов, Я – против ужасов войны. Я не люблю «шестёрок» псевдосмелых, Хвастливые словечки «кто – кого», Я не люблю истерик оголтелых, Я не люблю толпой на одного. Я не люблю коварство и измену, Я не люблю за пазухой топор. Я не люблю, когда лицом об стену, Я также против выстрела в упор. Я не люблю шизоидов во власти, Я не люблю интриги и враньё. Я не люблю оскал звериной пасти, Когда над домом кружит вороньё. Я не люблю двуличных фарисеев — Они распяли бедного Христа. Две тыщи лет войну по миру сеют, У них душа черна и нечиста. Я не люблю безверье и насилье, Зачем дразнить насмешками ислам? Когда же эта еврокамарилья Запомнит, что «шалом» равно «салам»?.. Я не люблю бесстыдных лицемеров, Они как будто не имеют глаз. Я не люблю карикатур на веру, Я не Шарли, я – огненный Донбасс! Я не люблю высокомерной фразы: «Американцы – избранный народ». Фашизм воскрес и нет страшней заразы — Как будто снова сорок первый год! Я не забыл победу в сорок пятом, И в генах наших память не убить! Мы кланяемся в пояс всем солдатам Погибшим, чтобы нам спокойно жить! Я не забыл героев Сталинграда, Я не забыл про Курскую дугу, И ужасы блокады Ленинграда, Не сдавшегося лютому врагу. Я не люблю трусливую Европу, Она забыла, кто её спасал, Как миллионы полегли в окопах — Их до сих пор никто не сосчитал! Я не люблю войну – она всё рушит, Я не люблю, когда невинных бьют, Я не люблю, когда Россию душат, Особенно, когда в неё плюют! http://universalinternetlibrary.ru/book/68585/chitat_knigu.shtml

ВЛАДИМИР: Ajoutée le 15 mars 2015 "Сколько за год украли из нашего кармана; саркастичный Олесь Бузина о наболевшем и зарплате редактора..." с 6 минуты... https://www.youtube.com/watch?v=Pv-lasm9gfo

Ludovit: Ять пишет: Его книги "Вурдалак Тарас Шевченко" (2000), "Тайная история Украины-Руси" (2005), "Воскрешение Малороссии" (2012), "Союз плуга и трезуба. Как придумали Украину" (2013), "Докиевская Русь" (2014) И где те книжки есть...

Светлаока: +15 #202 Тамара 13.04.2015 23:31 Тюменская общественная организация "Тюменский родительский комитет" (ТРК) обратился к властям региона с просьбой оградить жителей области от выступления актрисы Лии Ахеджаковой и певицы Дианы Арбениной, а также других лиц, активно занимающихся антироссийской пропагандой"Инф ормационная война ведется на всех фронтах, в том числе в области культуры. Одни "деятели культуры", оскорбляют чувства верующих постановками, использующими религиозную символику и даже образ Иисуса Христа. Другие, в их числе Андрей Макаревич, Лия Ахеджакова, Диана Арбенина и другие выступают с откровенными антипатриотическими, антигосударственными заявлениями" , - говорится в письме ТРК. С сайта Олеся Бузины.

ВЛАДИМИР: "Прародина. Предки так надежно ее спрятали, что ученые несколько веков найти не могли..." http://www.buzina.org/publications/1479-bolotniy-koren-slavian-2.html http://www.buzina.org/po-sledam-praschurov.html

Ludovit: ВЛАДИМИР пишет: http://www.buzina.org/publications/1479-bolotniy-koren-slavian-2.html http://www.buzina.org/po-sledam-praschurov.html Небезопасно! Этот сайт ведёт себя агрессивно! Запускает привязку!

AntaMon: Да, пусть земля будет пухом! Но земля его помнит своими названиями, только не на Украине, а в Алжире! Занимаясь исследованиями карт Сев. Африки, т.е. Алжира - наткнулся( буквально) на карте на округ 6-ть в Вилайете Батна по имени - БУЗИНА! Всем нам сегодня не до сна, Беда приходит не одна, Когда пылают сплошь станицы. От Н_АТО рушаться столицы... Какой безрадостный был срок!? 60-т нелепых лет. Тяжёлый рок! "Хохол" отдал "Наш Бриллиант", Род гапачек и под баян. Всех приглашаю на портал /Стихи.ру/. Искать по автору - Антамон.

Ять: Сергей Парамонов. Выпуск 1916. Киевский Университет …Так читайте же Сергея Лесного, обогащайтесь дивными роскошными дарами его, собранными с мыслями о вас. Пусть он пребудет весь во всех вас, соединяя порванную черными силами связь вашу с не должными быть забытыми мудрыми героями — предками вашими-нашими. Пусть этот благодатный звездный серебряный дождь мыслей и слов чародея Сергея Лесного непрестанно льется на вас обережным потоком, насыщает лесным воздухом, которым невозможно надышаться…. Наталия Гаттас. Размышления о Лесном. - За Руссское Дело N 6(175), 2015 https://cloud.mail.ru/public/MN1C/ax2kKHKLC 750kb Сергей Яковлевич Парамонов (Лесной) http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_86.htm

AntaMon: На своей странице выложил историческое Эссе, которое печатолось "кусками" в журнале "Подъём" - <proza.ru/avtor/antamon> - "Морской флот Русов в волнах времён и гипотез"! Так же о "Древнейшей Руси Подонья" выкладываю материал, потихоньку, в <vk.com/antamoha>. Там же частью лежат сканы Ф.Ф. Авдеева - "Азбука Санскрита".

Ять: В Прикарпаттi, на Гуцульщинi, по сусiдству з порослими смереками горами й полонинами iз запашними квiтами, за бурхливою рiчкою в простiй хатинi живе справжнiй шаман (чи мольфар, як кажутъ гуцули), до якого звертаються за допомогою люди з усього свiту. Його звуть Михайло Нечай. Смакуючи цiлющий настiй з 77 карпатських трав, зi6paниx дiдом, ми сприймали пepeвipeнy часом мудрiстъ, що лилася з його добрих очей i вуст Мольфары - потомки славянских волхвов Карпат - слово мольфар (мольхвар) сложное по построению и несёт приблизительно такой смысл - могучий лик хвалы-духа http://slawa.su/novosti/1143-molfary-potomki-slavyanskix-volxvov-karpat.html http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=F_u1LtDeuTQ http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=qxH1TefDTCE

Ять: Наталия Гаттас. Карпатороссы и русский язык Было время (ушло ли?), не так уж и давно, не так уж и территориально далеко, когда говорить, писать и читать на русском языке было просто опасно. Нам в 21-м столетии возможно ли поверить в это? Не надо верить, обратимся к свидетельствам. Всего 100 лет назад в тогдашней Австро-Венгрии в это тоже не надо было верить: десятки тысяч русских заплатили своими жизнями за свою русскость в лагерях смерти Талергофа и Терезина с 1914-1918гг. Почитайте на Интернете: будете знать, не надо верить. Рассказ Отец Михаил писателя Александра Попова (1893-?, Закарпатье): В Галиции начались уже преследования русофилов. Тысячи людей по ложному доносу за то, что читали русские книги, русские газеты арестовывались и бросались в тюрьмы без суда и допроса. Уточнение: преследовались и уничтожались не русофилы, а русские жители Империи, коих в то время насчитывалось около 4 миллионов. Их родным языком был русский. О языке и поведём речь. Ознакомимся с высказываниями о нем знаменитых карпатороссов. Начнём с незабвенного гениального Гоголя (1827-1909): Ещё до Карпатских гор услышишь русскую молвь, и за горами еще кое-где отзовется как будто родное слово -. Из Мёртвых душ:…нет слова, которое было бы так замашисто, бойко, так вырвалось бы из-под самого сердца, так бы кипело и животрепетало, как метко сказанное русское слово -. …Маркиан Семенович Шашкевич (1811-1843) - поэт, писатель, основоположник галицко-русской литературы, один из трех составителей знаменитой Русалки Днестровой. Какой мерой измерить светлые дела Маркиана Шашкевича в то время, когда полным ходом шло ополячивание Галичины? Повсеместно и неостановимо. Не измерить. И так же излишен вопрос: а кто в России знаком с его творчеством? Кто хотя бы слышал его имя? Так услышим незнаемого и неслышимого. Почитаем написанное в журнале Националист (Львов, 1912г.) к столетию со дня рождения этого светоносного Поэта:...русский народ, русская жизнь, русский язык был тогда в большом унижении. На нем мог говорить только темный раб-холоп, интеллигент же считал своим долгом гнушаться им. И в это именно время М.С. Шашкевич первый произносит в Львовской духовной семинарии проповедь на поругаемом до сих пор русском языке, пишет на нем стихотворения, проповедывает любовь к презираемому русскому мужику, ведет лихорадочную работу над осведомлением общества, пробуждением в нем любви к русскому языку -. К сожалению, Маркиана Шашкевича не забыли наши соседи и объявили его своим. И это невзирая на то, что Поэт писал: Вырвешь менi око и душу менi вырвешь, Но не похитишь любви и веры, Не похитишь, бо сердце мое руске И вера моя руска. Хотелось бы, чтобы Свет Поэзии Маркиана Шашкевича не только достиг обожаемой его Родины-Мечты-Руси, но и запомнился нам, его родичам, пусть и через двести лет. Вот его стих, ставший хрестоматийным. Тут и о родном языке. На его наследство могут претендовать неправые, но они могут ли оспорить слова самого поэта или найти иной смысл в стихе, кроме смысла слов самого поэта? Руска мати нас родила, Руска мати нас повила, Руска мати нас любила - Чому ж мова ей не мила? Чом ся нев стыдити маем, Чом чужую полюбляем? Н. Гаттас. Карпатороссы и русский язык (Потаенное N1(74), 2016, с.6-7. Ведущая рубрики Наталия Гаттас. Контакты: natashagmai@gmail.com Электронная версия: http://www.zrd.spb.ru/carpat.htm ) Наталья Гаттас. Чары Галицкой Руси http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_722.htm Н-ръ. 1, Январь 1912г. НАЦІОНАЛИСТЪ ежемЪсячный литературный и общественный илюстрированныи журналъ. Выходитъ въ начале каждаго мЪсяца. Редакторъ-издатель: М.Ф. Лысый. Львовъ Армянская ул. н-ръ 3. Изъ типографій Ставропигійскаго Института подъ управленіемъ Михаила Рефця. Содержание Націонализмъ и патріотизмъ. Нашъ взглядъ на Т.Г. Шевченко. М.С. Шашкевичъ. Н.Л. Устіановичъ. Воспоминаніе объ И.Г. НаумовичЪ. Націонализмъ. ...М.С. Шашкевичъ. (Къ столЪтнему юбилею) Въ октябрЪ мЪс. 1911г. исполнилось сто лЪтъ со дня рожденія основоположника галицко-русской литературы, съ юношескихъ лЪтъ проникшагося пламенной любовью къ пренебрегаемому галицко-русскому народу и русскому языку, живой народной рЪчи, всю жизнь свою посвятившаго служенію своей родинЪ и народу, смЪло, безстрашно выступая въ защитЪ его правъ, предвЪстника и сподвижника въ трудахъ надъ пробужденіемъ галицко-русскаго народа къ настоящей русской національной жизни — Маркіана Семеновича Шашкевича. М.С. Шашкевичъ родился 6 н. ст. октября 1811г. въ священнической семьЪ въ с. ПодлЪсье, Золочевскаго уЪзда. Начальное обученіе грамотЪ М.С. получилъ въ родительскомъ домЪ, начальное училище кончилъ въ Золочеве, а среднее учебное заведеніе, гимназію, посЪщалъ въ Бережанахъ. Окончивъ львовскую духовную семинарію, М. Шашкевичъ женился на дочери настоятеля прихода въ ДеревнЪ, Юліи Крушинской, былъ рукоположенъ въ іереи 1838г., послЪ чего былъ назначенъ завЪдующимъ прихода въ НовосЪлкахъ лЪсскихъ, нЪсколько-же лЪтъ спустя, въ 1842 г., настоятелемъ тамъ-же. ЗаболЪвъ чахоткой еще на семинарской скамьЪ, М. Шашкевичъ умеръ молодымъ, всего на 32 году жизни, въ іюнЪ мЪс. 1843г. Въ 1893г. его тлЪнные останки были перевезены во Львовъ и похоронены на Лычаковскомъ кладбищЪ. Въ чемъ заслуга Маркіана С. Шашкевича для галицко-русскаго народа, за что нынЪшнее поколЪніе благоговЪйно чтитъ его память? Для надлежащаго уясненія себЪ значенія М.С. Шашкевича для русской жизни въ ПрикарпатьЪ необходимо перенестись мысленно въ тъ времена, представить себЪ тЪ отношенія, среди которыхъ пришлось выступить и дЪйствовать М.С. Шашкевичу. Неотрадное, печальное было тогдашнее время. Русскій народъ въ Червонной Руси какъ-бы не существовалъ, не проявлялъ ни малЪйшаго признака жизни. Правда, русское простонародіе, крестьяне жили русской жизнью, были вЪрны національнымъ и вЪроисповЪднымъ завЪтамъ своихъ прЪдковъ, крЪпко держались русской народности. Но вЪдь крестьяне были въ то время рабы, непросвЪщенны, безграмотны, прибиты, унижены; съ ними никто не считался, отъ нихъ и нельзя было требовать засвидЪтельствованія о существованіи какой-либо русской мысли, русской жизни. Русской мірской интелигенціи не было; червоннорусскихъ дворянъ давно - плЪнили Польши шумные пиры -, по словамъ Хомякова. Оставалось одно духовенство, постоянно, непосредственно соприкасавшееся съ русскимъ простонародьемъ, нерЪдко выходившее изъ его среды. Но и оно было обезличено въ національномъ отношеніи. Духовныя семинаріи, воспитывавшія русскихъ кандидатовъ духовнаго званія, превратились въ то время въ центры польскаго шовинистско-національнаго движенія. Выходившіе изъ нихъ священники были пропитаны до мозга костей польскими націоналъными идеями, а ненавистью и презрЪніемъ къ своему родному, хотя темному, лишенному сознанія человЪческаго достоинства, забитому и забытому русскому простонародью. Русское духовенство жило польской жизнью, польскій языкъ употреблялся имъ не только въ обиходной жизни, но и въ церковныхъ проповЪдяхъ; о какомъ-либо національномъ самосознаніи у него не могло быть и рЪчи. Однимъ словомъ, русскій народъ, русская жизнь, русскій языкъ былъ тогда въ большомъ униженіи. На немъ могъ говорить только темный рабъ-холопъ, интелигентъ-же считалъ своимъ долгомъ гнушаться имъ. И въ это именно время выступаетъ М.С. Шашкевичъ, первый произноситъ въ львовской духовной семинаріи проповЪдь на поругаемомъ до сихъ поръ русскомъ языкЪ, пишетъ на немъ стихотворенія, проповЪдываетъ любовь къ презираемому русскому мужику, ведетъ лихорадочную работу надъ освЪдомленіемъ общества, пробужденіемъ въ немъ любви къ русскому языку. Примеру М. Шашкевича слЪдуютъ другіе семинаристы, прежде всего Я.Ф. Головацкій и И. Вагилевичъ, образуется кружокъ молодыхъ людей, въ насмЪшку названный врагами Русскою Тройцей, - который внимательно слЪдитъ за всЪмъ, что могло-бы поднять родной народъ, родной уголокъ русской земли изъ состоянія постыднаго рабства, изъ вЪкового униженія. Героическій, можно сказать, подвигъ М. Шашкевича, вызвалъ въ русской жизни Червонной Руси настоящій переворотъ. Начатое имъ дЪло увЪнчалось полнымъ успЪхомъ, предотвратило неминуемое было ополяченіе карпато-русскаго народа, призвало послЪдній къ настоящей русскои жизни. Вотъ въ чемъ заслуга безвременно скончавшагося М.С. Шашкевича, забыть о которой не можетъ благодарный русскія народъ. Литературное наследіе М.С. Шашкевича сравнительно небогато: всего 25 оригинальныхъ стихотворенія, 12 переводовъ съ чешскаго, сербскаго и польскаго, въ прозЪ: Псалъмы Руслановы, отрывки перевода Евангелій, проповЪди, басни, сказки и т.п. Важную услугу просвЪщенію русскаго простонародья оказала его Читанка. При его участіи и главнымъ образомъ его трудами издана и Русалка ДнЪстровая, напечатанная въ БудапештЪ. Украинофилы считаютъ М.С. Шашкевяча своимъ, утверждаютъ, что онъ былъ украинцемъ. Такъ-ли это? Постараемся разсмотрЪть этотъ вопросъ. Главнымъ доказательствомъ украинофильства М.С. Шашкевича нынЪшніе мазепинцы считаютъ то обстоятельство, что М.С. Шашкевичъ писалъ на малорусскомъ нарЪчіи и употреблялъ своеобразную фонетику, именно пропускалъ въ нЪкоторыхъ случаяхъ древне-русскія буквы ы, Ъ, и ъ. Но могутъ-ли быть для насъ эти доказателъства убЪдительными? Никогда. Нужно принять во вниманіе, что М.С. Шашкевичъ выступалъ прежде всего противъ употребленія русскими польскаго языка, взамЪнъ котораго могъ предложить только галицко-русское нарЪчіе, какъ болЪе доступное для русскаго галичанина, чЪмъ русскій литературый языкъ, которому нужно учиться. Можно-ли было говорить объ обученіи ему въ крЪпостное время, во время всеобщей темноты и униженія? М.С. Шашкевичъ не дЪлалъ различія между галицко-русскимъ нарЪчіемъ и русскимъ литературнымъ языкомъ; ему было главнымъ образомъ дЪло въ вытЪсненіи изъ среды русскаго общества языка польскаго. И самъ писалъ на галицко-русскомъ нарЪчіи несомнЪнно потому, что некогда и негдЪ было ему научиться русскому литературному языку. Не преподавали его ни въ нЪмецкой гимназіи, ни въ ополяченной львовской духовной семинаріи. Но не подлежитъ сомнЪнію, что если-бы М.С. Шашкевичъ прожилъ дольше, то онъ перешелъ-бы отъ частнаго галицкаго нарЪчія къ общему русскаму литературному языку, какъ это сдЪлалъ его другъ и сподвижникъ Я.Ф. Головацкій, относившійся съ одинаковой любовью какъ къ галицко-русскому нарЪчію, такъ и къ великому языку Пушкина и Гоголя. На счетъ частичнаго фонетическаго правописанія М.С. Шашкевича нужно замЪтить, что оно доказательство отнюдь не украинофильства М.С. Шашкевича, а скорЪе его своеобразнаго славянофильства. Онъ просто-на-просто увлекся нововведеніями чеха I.Я. Добровскаго, выбросившаго изъ славянской азбуки твердый знакъ (ъ) и примЪромъ сербо-хорвата Вука Караджича, который издалъ въ то время фонетическимъ правописаніемъ сборникъ сербскихъ народныхъ пЪсенъ. Впрочемъ, въ то время украинскаго движенія еще не было; его призвали къ жизна поляки только въ 60-ыхъ годахъ. СлЪдовательно и М.С. Шашкевячъ не могъ быть польскимъ наймитомъ. Онъ слишкомъ любилъ все свое родное, чтобы идти на службу тЪхъ, противъ кого онъ съ такимъ усердіемъ боролся. На этотъ счетъ вЪрно замЪчаетъ видный нашъ публицистъ, пок. О.А. Мончаловскій въ своемъ сочиненіи Литературное и политическое украинофильство: „ЗамЪчательно — говоритъ О.А. — также и то обстоятельство, что галицкіе украинофилы только въ 1893г. додумались произвести М.С. Шашкевича въ родоначальника галицкаго украинофильства. До того времени ихъ авторитетомъ былъ Т.Г. Шевченко, котораго поэтическія произведенія составляли альфу и омегу ихъ литературныхъ, культурныхъ, политическихъ и соціальныхъ знаній и стремленій. Но съ поры провозглашенія въ львовскомъ сеймЪ г. Романчукомъ пресловутой програмы въ 1890г., въ которой католицизмъ былъ объявленъ основой русько-украинской народности, Т. Гр. Шевченко, какъ православный долженъ былъ уступить, особенно, что языкъ произведеній Шевченка слишкомъ пахнетъ - московщиной - для нынешнихъ украинофиловъ: Котляревскій и КвЪтка-Основяненко тоже не могли занять мЪста корифеевъ галицкаго украинофильства, такъ какъ и они были православными. Оставилось выбрать кого-либо изъ галицкихъ уніатовъ въ сепаратистскіе авторитеты и выборъ палъ на М. Шашкевича. Но напрасно они облекаютъ М. Шашкевича въ свой халатъ, и незаслуженно оскверняютъ память человЪка, котораго высоко чтитъ Галицкая Русь -. Не лишено на этотъ счетъ интереса отношеніе къ Русской Тройце вообще, а къ М.С. Шашкевичу въ частности отношеніе тогдашнихъ поляковъ и ополяченныхъ ренегатовъ. Они именно считали вызванное М.С. Шашкевичемъ движеніе - руссофильскою пропагандой -, не пренебрегали доносами къ властьямъ о преступникахъ въ антигосударственныхъ дЪйствіяхъ русской партіи, во главЪ которой стоялъ М.С. Шашкевичъ, его-же самого заподозрЪвали въ полученіи русскихъ рублей изъ Россіи и т.п. Вотъ какъ отзываются объ украинофильстве М.С. Шашкевича его современники. И тщетно трудятся украиноманы надругаться надъ свЪтлой памятью самоотверженнаго труженика на русской нивЪ; встань М.С. ІІІашкевичъ изъ могилы и вглянувъ на нынЪшнихъ украинофиловъ, онъ не имЪлъ-бы для нихъ другого чувства, какъ глубокаго презрЪнія. Не для того же вЪдь онъ трудился, чтобы снова отдавать галицко-русскій народъ во власть поляковъ. НынЪшніе украинофилы несомнЪнно сознаютъ это; но если они все таки цЪпко держатся за свЪтлую личность М.С. Шашкевича, такъ это потому только, что нЪтъ у нихъ никого, кЪмъ бы могли гордиться Націоналистъ. Н-ръ.1, Январь 1912г. - ежемЪсячный литературный и общественный илюстрированныи журналъ, Львовъ http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_644.htm Яков Федорович Головацкий (1814-1888). О первом литературно-умственном движении русинов в Галиции со времен Австрийского владения в той земле. Львов: книгопеч. Ставропиг. ин-та, 1865, 40с. http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_675.htm Карпаторус или украинец? http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_758.htm

Слатин Н.В.: Недавно по ТВ показывали… там и про Михайла Нечая было… убили его…

Ять: Русская Троица (1834-1837) Три студента богословского факультета Львовского университета, Маркиан Семенович Шашкевич, Иван Николаевич Вагилевич и Яков Федорович Головацкий, осознали себя сынами Руси и приняли древнеславянские имена: Руслан, Далибор и Ярослав. Они сказали во всеуслышание: как на небе Бог в Троице единой, так на земле Русь в троице единая: Великая, Малая и Белая Русь - одна Русская земля. Троица студентов вышла из русских деревень Прикарпатья. Почувствовав русскую почву под своими ногами, энтузиасты твердо решили трудиться в пользу родного племени, оторванного от великого русского народа и изнывавшего в тяжелом ярме польской шляхты. Первый рукописный свой опыт они назвали Руси сын (Русин), затем Зоря, которая должна была рассеивать мрак над Галицкой Русью. Издание, однако, не осуществилось, ибо подверглось запрещению административным порядком в 1834 году. Всё же зачинщики не покорились и не сдались. Они придумали новое название: Русалка Днестровая. Это общий труд Шашкевича, Вагилевича и Головацкого. Руслан предпослал альманаху трогательное предисловие: судилось нам быть последними. Он поместил несколько своих стихов рядом с переводами чешских и сербских народных песен, новеллу Олена и рецензию на Ruskoje wesile И. Лозинского, причем осудил латинский алфавит в русской письменности. Далибор указал на значение русских народных песен и привел тексты колядок, гаивок, ладканий и думок из разных местностей Галицкой Руси, а также поместил две баллады, написанные им под влиянием романтической поэзии Адама Мицкевича. Ярослав снабдил сборник своим оригинальным стихотворением и переводом двух народных сербских песен и опубликовал русские и славянские рукописи из архива Василианского монастыря во Львове. Благодаря его настойчивости и энергии первый галицко-русский альманах увидел свет в 1837 году в Будапеште, что и есть его особенной заслугой. В.Р. Ваврик. Краткий очерк Галицко-Русской письменности http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_673.htm Руська Троица - трое галицких будителей — Маркиян Шашкевич (1811—1843), Яков Головацкий (1814—1888) и Иван Вагилевич (1811—1866), оболганные советской и украинской пропагандой и превращенные из русских литераторов в украинских. …Крайне показательна история литературной группы Руська троица, основанной тремя галицкими будителями — Маркияном Шашкевичем, Яковом Головацким и Иваном Вагилевичем. Они были слишком крупными деятелями галицко-русского возрождения, чтобы украинское мифотворчество могло пройти мимо. Так, в самом известном произведении, созданном кружком Русская троица — альманахе Русалка Днестровая, весь тираж которой, кстати, был запрещен и конфискован австрийской полицией — авторы пишут о своем русском народе - Нарід Руский, о его русской душе - душа руска, о прекрасном русском языке - руским язиком, да и землю-то свою родную авторы именуют не иначе, как Святая Русь. Но с подачи советских и украинских ученых руские превращаются в украинские, а Русь — в Украину, и оказывается, что обозначенные деятели — это деятели украинского возрождения, что они внесли вклад в украинскую культуру, что они радели за украинскую землю, что они обогатили украинский язык и пр. И делается это методом обычного шулерского подлога, заменяя термины русский, руский, руський на украинский. Так Головацкого, Шашкевича и Вагилевича записали в украинские националисты. Поистине, такие тенденциозные трактовки и откровенное жульничество лишь обличает скудность украинского мифа на своих героев, побуждая записывать в их число людей, чья деятельность шла в совершенно ином русле. Но кому как не самим галицким русинам знать, кто они: русские или украинцы? Вот что пишет Яков Головацкий в своих воспоминаниях: Маркиан Шашкевич сблизился со мною, прямодушно открыл свои думы, сказав, что он Русин и заявил решительно, что нам молодым Русинам нужно соединитись в кружок, упражнятись в славянском и русском языках, вводити в русских кругах розговорный русский язык, подняти дух народный, образовати народ и, противоборствуя полонизму, воскресити русскую письменность в Галичине… В семинарии, — пишет далее Головацкий, — начинались толки о русском народе, о его просвещении посредством народного языка. У нас, правда, не было ясного понятия и определенной программы; каждый понимал дело по-своему, но движение между молодым поколением было сильно…. В 1834 году Шашкевич написал биографию Богдана Хмельницкого, но бдительная австрийская цензура не допустила её к публикации, а после обыска в своей квартире Шашкевичу и вовсе пришлось рукопись уничтожить от греха подальше. Но не только рукописи русофилов подвергались запрету: так, в 1822 году австрийской администрацией и вовсе был запрещен ввоз русских книг... Константин Семенов. Галицкая Русь: как украинцы уничтожили русскую Галичину http://www.nashgorod.ru/users/161372/blog/6068/ Не журися Русалочко з над Днестра, щось не прибрана, в наряде який вид природи и простодушного и добросердного народа твойого приймилась, - стайешь перед твоеми сестрицями. Они добри, видачятти, приймут тя и прикрасят Русалка ДнЪстровая. Будим 1837 Воскресить с новой силой Русскую славу, русскую власть! однакож язик и хороша душа руска була серед Славлянщини, як чиста слеза дЪвоча в долони серафима Книга начинается вступительным словом М. Шашкевича - Предисловие, в котором он подчеркивает красоту русского языка и литературы и списком наиболее важных поднепровских литературных и фольклорных изданий того времени - честь им най буде и слава, а в руских детех най усерднейша подяка! Далее материал разделен на четыре части - Народные песни, Сочинения, Переводы и Старина. В них опубликованы сборники народных дум и песен с предисловием И. Вагилевича, оригинальные произведения М. Шашкевича - Воспоминание, Погоня, Тоска по милой, Сумрак вечерний, Елена; Я. Головацкого - Два веночка; И. Вагилевича - поэмы Мадей, Жулин и Калина, а также переводы сербских песен, три исторические песни из старых рукописей и другие произведения Як вмЪю так пЪю - приповЪдка народна Згадка ЗаспЪваю що минуло, ПередвЪцкій згану чяс, Як весело колись було Як то сумно нинЪ в нас! Святовида [1] лиця ясні За Лабою [2] Славлян чтиў, Купайловий [3] танок красний Царинами вЪтром спЪў. - Гай ся на честь гарной Лади [4] ПЪньом дЪвиць розлягаў, Мір в подяцЪ для Коляди [5] Веселячись снопи клаў. - Над ярою Волтавою [6] Суд Любушин [7] мир даваў, Над ДЪнпром славотицьою Так Ярослав ся вславляў. [8] По за бЪлими водами БЪлий гнЪздо орел виў; А рускими сторонами Звін вЪчовий гомотЪў. - Новгорода сила й слава СвЪтом цЪлим зголосла, Киева золота глава Під небеса ся звела. Слави дочка величана На свЪт цЪлий сияла ПЪснь Люмира пЪснь Бояна [9] ГолоснЪсше Ъй гула. - НинЪ думка йде сумненько Темним лЪсом гомонит, За Дунай, за ДнЪпр туженько Згадка журна лиш летит. По над ДнЪстра берег крутий Гамор галич розлягат - Там сум душу хапле лютий В безвЪсть гадка проподат. - Городища де бували Днесь могили ся звели, Богiв храми де стояли Грехiт мохи поросли. - По за води по за тихi 3 Славоў гаразд пробуваў - ЗагудЪвши вихорь лихий И слЪди их позмЬтаў! - Красна Ретра з Арконою [10] Пилом вЪчним припали, ДЪти вЪрні з матерьою Десь в безвЪстьох изчезли... Де ворони ся злЪтают Колись славний стояў тин [11] Тяжкі мраки днесь лягают Як на ногах татарин. [12] Щастє гаразд з під могили Гомонем лиш залЪтат; Як Славляне колись жили Журна думка лиш з гадат; Из Русина щирой груди В побратимий летит край, Побратимі де сут люди По за Вому за Дунай. - Руслан Шашкевич 1. Святовид. Бог Славлян надлабских в надбальтицких виображающий сонце 2. Лаба - Albis fluvius 3. Купайло, бог Плодів земних. Опис обрядів Купайлових найдеш кромЪ инших в Исторіи Малой Россіи Дм. Бантыш Каменского Ч. III. стр. 84. прим. 4. Лада, бог милости, ладу и женидби або весЪля; доси у нас пЪсни весЪльні зовут ся ладканя 5. Коляда бог миру, и пированя 6. Волтава рЪка у Ческій земли Moldau Fluss. 7. За Княгини Любуши споминаются первий раз у Чехів desky prawdodatne зри Kralodworsky rukopis: Saud Ljbusin 8. Ярослав Володиміровичь (1019) зчиниў зберку прав руских знакому під именем Правди рускои 9. Люмир и Боян пЪвцЪ стародавной Славлящими - ceй на Руси той у Чехов - зри Слово о полку Игоря - Kralodwarsky rukopis 10. Преславни городи у Славлян над нинЪшним морем Балтицким 11. Твердогород, замок. - ПримЪри: Милятин, Гусятин, Рогатин, Чорнятин, Славетин и м. и. 12. ПовЪдают люди, що Татари вертаючи с полоняним міром у свiйцю, коли стагали на нічлЪги повязаним полонянцям лягали на ноги, щоб не поўтЪкали Русалка ДнЪстровая. Будим 1837. 153с. https://cloud.mail.ru/public/7LJm/AYTAnvCxq 2.2Мб Яков Федорович Головацкий (1814-1888). О первом литературно-умственном движении русинов в Галиции со времен Австрийского владения в той земле. Львов: книгопеч. Ставропиг. ин-та, 1865, 40с. http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_675.htm Карпаторус или украинец? http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_758.htm

Ять: Памятная табличка Андрея Карабелеша в Сваляве Что ныне там? Что за лазами? Слыхал, что там идут бои, Что все знакомые мои Ушли в Карпаты, в партизаны Андрей Карабелеш. В горах и лесах Андрей Васильевич Карабелеш (1906-1964) - русский поэт Закарпатья, педагог, автор нескольких поэтических сборников, писатель. Приведём отрывок его стихотворения Русский язык: Как струны при звонкой задумчивой лире, Как в битве кипучей пронзающий штык, Как яркий светильник в полночной квартире, Как кровля средь бури - так важен ты в мире, О, древний сияющий русский язык! В минуты сомнений и грусти тяжелой, Когда безнадежно душой я поник И гасну под гнетом ночной филомелы - Лишь ты мне поддержка, защитник веселый, О, нежный, свободный, отрадный язык! Ты светоч и звон, ты созданье народа, Ты в буре кровавых столетий возник, Ты вечный источник славянского рода, В тебе справедливость, простор и свобода, О, громкий, могучий, великий язык! Н. Гаттас. Карпатороссы и русский язык (Потаенное N1(74), 2016, с.6-7. Ведущая рубрики Наталия Гаттас. Контакты: natashagmai@gmail.com Электронная версия: http://www.zrd.spb.ru/carpat.htm ) Наталья Гаттас. Чары Галицкой Руси http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_722.htm В Закарпатье, очевидно, нет писателя с более трагическим жизненным путем, чем тот, который выпал на долю Андрея Карабелеша, которому недавно исполнилось бы 100 лет. Как справедливо заметил один из учеников писателя, его жизнь — образец фальсификации той поры: и венгерская, и чешская, и советская власть — все пытались унизить А.Карабелеша и как человека, и как художника… Андрей Карабелеш родился в с.Тибава на Свалявщине, в семье лесника... ...После начальной школы в родном селе Андрей поступил в Мукачевскую гимназию, среди преподавателей которой были белоэмигранты из России... ...Денег на высшее образование родители не имели, поэтому посоветовали сыну поступить в Ужгородскую греко-католическую духовную семинарию с бесплатным обучением и питанием. В промежутках между богословскими лекциями юноша пишет свои первые стихотворные произведения. В 1928—1929 годах выходят сборники его произведений Стихотворения и В лучах рассвета. Эти первые две из четырех книг А. Карабелеша, написанные с использованием старого русского правописания с ятями и твердыми знаками в конце согласных... ...1930 г. оба брата становятся студентами самого престижного в Чехословакии Карловского университета. Кроме занятий на философском факультете, Андрей посещает лекции в Академии искусств и увлекается живописью. Об уровне его картин свидетельствует тот факт, что в 1935г. студент становится участником всемирной пражской художественной выставки. Впрочем, живопись стала для парня из глубинки не только увлечением. Несмотря на то, что преподаватели и студенты знали А. Карабелеша как талантливого поэта, его творчество никакой прибыли не приносило, поэтому Андрей вынужден был продавать свои картины, чтобы платить за обучение и помогать родителям. Позже писатель вспоминал, что выжил в Праге лишь благодаря своим полотнам. В 1935г. Андрей вступает в брак с Паулой Михаличек и после окончания университета возвращается в Подкарпатскую Русь. У супругов рождаются сын и дочка, в окружении которых поэт проводит самые счастливые годы своей жизни. Преподавательская работа в Воловом, Хусте, Сваляве, наконец — должность профессора в родной Мукачевской гимназии. Преподаватель русской литературы создает литературный кружок и издает ежемесячную газету, в которой печатаются материалы на антифашистскую тематику. ...В 1939г. Подкарпатскую Русь оккупировала хортистская Венгрия, и А. Карабелеш с семьей выезжает в чешский городок Литомышль к матери своей жены. Пожилая женщина сама жила в бедности, содержать еще четырех человек не могла, поэтому вскоре писатель вынужден был в поисках работы вернуться в Подкарпатье, где его сразу же арестовывают как неблагонадежного. Следующие четыре месяца А. Карабелешу довелось провести за решеткой, а после амнистии он подает новое прошение о получении должности профессора в Свалявской гимназии. И вновь получает отказ... А. Карабелеш возвращается в Литомышль, где налаживает связи с подпольными антифашистскими организациями. После нападения Германии на СССР поэт по просьбе товарищей нарисовал плакат — букет из змеиных голов фашистских предводителей во главе с Гитлером, — подписанный на русском и чешском языках: Мне кажется, помешан он И брешет своре «аллилуйя». Довоевал Наполеон, И Гитлер тоже довоюет. Плакат размножили и распространили по Чешскому протекторату. Выяснить, кто его автор для немецких спецслужб не составляло особого труда — в июле 1941г. А. Карабелеша арестовывает гестапо. Начались почти четыре года мучений и страданий в фашистских тюрьмах и концлагерях. Бухенвальд, Маутхаузен, Ашерслебен, Заксенхаузен, Шенебек...Писатель неоднократно находился на грани смерти и уцелел только чудом. Однажды его обессиленного отправили в изолятор, где над нетрудоспособными узниками проводили медицинские опыты. Выжить помог медбрат (тоже из числа узников), который вместо препаратов вводил А. Карабелешу обычную воду. В начале 1945-го двадцать тысяч узников пешком погнали из Германии в Чехию. Никакого продовольствия в течение нескольких дней не давали, а тех, кто был обессилен и не мог идти, расстреливали на обочине. К конечному пункту назначения дошло всего шесть тысяч человек. Среди них был и А. Карабелеш. Позже писатель опишет страдания, которые ему пришлось пережить в концлагерях, в книге На смертельном рубеже. В мае 45-го, во время пражского восстания, узников освобождают, и А. Карабелеш спешит в Литомышль к своей семье. Он даже не подозревает, какую злую шутку подготовила ему коварная судьба. В марте 1943г. жене пришло официальное сообщение о смерти мужа, после чего Паула, чтобы спасти от голода детей, вышла замуж за инженера. В одном из рассказов А. Карабелеш описал свою встречу с родными, о которой так мечтал в концлагерях. Сначала он пришел к матери жены. Она не узнала в бывшем узнике, который был одет в лохмотья и весил всего 40 килограммов, своего зятя и сообщила, что тот давно умер. Чтобы не травмировать пожилую женщину, Андрей ничего не сказал, а отправился к дому, в котором жила жена с новым мужем. Во дворе игрались его дети — 10-летний сын и 7-летняя дочь, которые тоже не узнали отца. Мальчик принял ободранного деда за нищего, побежал в дом и подал ему через калитку горбушку хлеба. Когда А. Карабелеш вошел в дом, жена узнала его и потеряла сознание. Несколько дней она лежала в больнице без сознания, а оба ее мужа договорились, что сделают так, как решит женщина. Придя в сознание, Паула сказала, что первого мужа жалеет, а второго любит. И Андрей отступил, поняв, что лишний. Тем не менее до конца своих дней поддерживал связь со своими детьми и всячески помогал им. Несколько лет А. Карабелеш работал директором гимназии в Свитаве, вблизи Литомышля, но из-за принципиального и зажигательного характера не нашел взаимопонимания с руководством и в конце концов потерял работу. В 1953г. писатель переезжает в Пряшев (Восточная Словакия), где возглавляет издательство Культурного словацко-украинского общества и параллельно преподает русскую литературу в Пряшевском университете. Тогда же выходят две его последние книги — проза На смертельном рубеже и поэтический сборник В Карпатах... В 1955г. А. Карабелешу впервые за 16 лет выпал случай проведать родные места — Закарпатье. Увиденное столь резко контрастировало с его представлениями о жизни земляков, что после поездки писатель пишет сатирический рассказ Иван Кротон — о системе тогдашнего хозяйствования и бюрократизма, — который пытается опубликовать в закарпатских областных и словацких изданиях. За что сразу же попадает в поле зрения советских и чехословацких спецслужб. STB (чехословацкая служба безопасности) через преподавателей и студентов пытается выяснить отношение А. Карабелеша к власти, диссидентству и тому подобное. А вскоре против писателя начинается кампания преследования. В ответ на положительную статью в киевской Літературній газеті появляются две публикации в закарпатской прессе (со временем перепечатанные в Киеве и Чехословакии), в которых А. Карабелеша обвиняют в антисоветчине, религиозном бреде, русофильстве и т.д.. ...В 1957г. А. Карабелеша исключают из украинской секции Союза писателей Словакии. ...Через год после исключения из союза писателей А. Карабелеш выходит на пенсию по состоянию здоровья и переезжает в Судеты (Чехия). Он много пишет, но его произведения никто не хочет публиковать. Не изменило ничего и письменное обращение к жене Н. Хрущева, в котором писатель просил напечатать его книги в Советском Союзе. Последний период А. Карабелеш жил очень скромно, сохранились письма от родных, в которых они просят его продать новое пальто и синий костюм, чтобы иметь хотя бы немного денег. Тем временем состояние здоровья писателя резко ухудшается, одну за другой ему делают три сложных операции. В 1964г. духовно и физически обессиленный А. Карабелеш приезжает лечиться на родину. Даже на больничной койке он занимался литературным творчеством, последние стихи свидетельствуют, что писатель мучительно воспринимал несправедливые нападки и обвинения, которые ему довелось испытать... — Андрей Карабелеш приехал в Мукачево в июне 1964г. с оптимизмом и надеждой вылечиться, — вспоминает писатель и литературовед из Мукачева Василий Пагиря. — Он даже подал заявление на получение советского гражданства, которое, однако, не успели рассмотреть. Я часто проведывал писателя в больнице, и он много рассказывал о своей жизни и планах на будущее. Говорил по-русски или используя говор родного села. Через несколько недель врачи сделали операцию, заранее зная, что она не поможет, — у больного был рак желудка. Тем не менее сам факт операции очень приободрил Андрея Васильевича, на следующий день он сам встал с кровати и даже пытался шутить. То, что болезнь не удалось победить, писатель понял где-то за неделю до смерти. В выходные мои дети приносили А. Карабелешу поесть что-нибудь вкусное, домашнее. Но в последнее воскресенье он ничего не взял, уже не мог есть. Четвертого сентября мне позвонили по телефону из больницы и сообщили, что Карабелеш умирает. Я прибежал в палату, осторожно приоткрыл дверь. Андрей Васильевич лежал в кровати и молился, а заметив меня, кивком головы пригласил войти. Закончив молитву, он передал мне четыре папки с неопубликованными произведениями и перепиской и за все поблагодарил. Я старался приободрить его, но он сказал: Нет, это уже конец, все закончено...Затем взял мою ладонь в свою и держал...Хоронили его через день. Писателя хорошо помнили еще со времен его работы в Мукачевской гимназии, поэтому на похороны пришло очень много людей. Процессия растянулась на три километра, люди заполнили все кладбище и не расходились, даже когда над городом собрались грозовые тучи. Зато родственники из Чехии приехать так и не смогли — телеграмма пришла слишком поздно. Через несколько лет сын А. Карабелеша Илларион специально приехал в Мукачево как турист, чтобы проведать могилу отца. Но сотрудники КГБ не позволили ему отлучиться от группы и пойти на кладбище, а до настоящего времени с открытыми границами он не дожил... Владимир Мартин. Чужой для всех режимов. 20 окт. 2006 - Андрею Карабелешу пришлось пришлось пережить венгерскую тюрьму, фашистские концлагеря, неприятие чехословацкой и советской партийных систем... http://gazeta.zn.ua/CULTURE/chuzhoy_dlya_vseh_rezhimov_andreyu_karabeleshu_prishlos_perezhit_vengerskuyu_tyurmu,_fashistskie_kon.html А. Карабелеш. В Карпатах (Сборник стихотворений). Пряшев, 1955, 239с. Тебе, карпатский край родной Тебе, карпатский край родной, Я посвящаю эти песни, Не знаю я страны иной Тебя милее к чудесней. Ведь жизнь тогда лишь хороша И дружба пополам с борьбою. Когда и сердце и душа Живут и дышат лишь тобою В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор, откуда виднеется русский простор http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_758.htm Могучая сила Могучая, вечная сила Таинственно дышет во всем: В безмолвии диком могилы И в тихом просторе ночном, В зеркальной бездонной лазури, В сиянии дальних миров, В разливах бушующей бури, В ужасных раскатах громов... Есть Сила и жизнь в урагане, И в прелести сладкой степей, И в диком и гневном буране И в пене кипучих морей... Могучая вечная Сила Всегда перед нами стоит: Она нашу жизнь осветила, Она нашу жизнь совершит. В отрадной картине посева, В движении вечных чудес, Во взоре чарующей девы, В бездонной пучине небес Могучая вечная Сила Таинственно дышет во всем: Она нас от века носила, Ее мы вовек не поймем! Историко-литературный сборник Пряшевщина. Прага. 1948. с.221-224 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_459.htm http://zapadrus.su/bibli/geobib/pr/1473-pryashevshchina-v-literaturnykh-obraztsakh-chast-iii.html Мы, потомки, в долгу перед Андреем Васильевичем Карабишем, имя и творчество которого долгие годы подлежало забвению. Родился писатель 24 сентября 1906 года на родине Гуци Венелина, в селе Тибава, Свалявского округа. Отец его - известный охотник, лесничий в имении графа Шенборна, беззаветно любящий природу и передавший эту любовь сыну. Работа отца давала минимальный достаток семье, в которой, кроме старшего Андрея, подрастало ещё шестеро детей. Сказочная, завораживающая природа, панорама высоких гор с заснеженными вершинами, живописных полонин с ароматом трав, вечнозеленых еловых лесов, неповторимой музыкой горных ручейков, устремляющихся вниз, наполняя бурные воды рек Латорицы и Тисы, живительно питало творчество Карабелеша. Его первое опубликованное стихотворение в ноябрьском номере журнала Карпатский край за 1923 год так и называлось Отчизна: Где темные сини ущелий громадных Умильной прохладой в роскошной красе Появятся средь гор живописных, отрадных, Под ситью дремучих лесов в стороне; Где темнозеленой долины покровы Сребристой росою под мирной луной Отрадно блестят средь дремучей дубравы Гордяся, роскошной, могучей красой; Где утром прохладным средь гребеней горных, Лишь только лучи под короной небес Промчатся сквозь тени туманов бездомных, Шумя оглашают стада темный лес, - Под сводом лазурным небес неподвижных Где воздух прохладный, как зефир степной, Ласкает обильные краски роз нежных Над бархатной кровлей долины родной, - Тут плоды издалека на солнце свободном Блестят меж ветвями зеленых листов, В тенистых садах, над потоком холодным, Стесненных умильной отрадой лугов; Тут крепкой надежды стремленье стальное Свободно парит под лазурью, любя. Там все пред спасеньем - броженье живое. Там мило мне все, там отчизна моя. После окончания сельской школы, когда Подкарпатская Русь уже входила в состав Чехословацкой республики, Андрей Карабелеш поступает на учебу в русскую гимназию им. А.С. Пушкина в Мукачеве. Здесь преподавали русские эмигранты Попов, Петров, Лесев, Реснянская, Денисенко, которые обратили внимание на способного юношу, до позднего вечера просиживавшего за чтением произведений Пушкина, Тютчева, Гоголя, Толстого. Как потом он вспоминал: Великая Русская Литература вошла в меня целиком и навеки осталась в моём сердце -. На мировоззрение будущего поэта повлияли и Будители (Духновнч, Павлович, Сильвай, Павлович, Фенцик, Ставровский-Попрадов, Митрак и др.), вся предыдущая история края, наполненная борьбой за духовное единенье с Россией, за национальное единство: от Камчатки до Попрада. К двадцати трём годам он уже автор двух поэтических сборников, положительно встреченных читателями и критиками, среди последних Дмитрий Вергун и Илья Эренбург. По окончании гимназии А.В. Карабелеш поступает в Ужгородский Богословский греко-католический Лицей. К тому времени материальные условия семьи ухудшились, и чтобы бесплатно продолжить учёбу, он даёт обет безбрачия. Но на 4 курсе покидает лицей, более того переходит из унии в православие. В то время факт отказа от целебата и переход из - веры отцов - в другую шокировало его родных и близких. Оказавшись без материальной поддержки, едет в Прагу и поступает в 1930 году на философский факультет Карлова Университета. Много пишет и рисует, посещая занятия Академии искусств. Политические процессы в крае, связанные с требованием различных русофильских групп предоставить Подкарпатской Руси автономию не могли оставить в стороне эмоционального и правдолюбивого Карабелеша. А когда Мукачевская гимназия через брата Евгения попросила его написать в честь 10-й годовщины вхождения края в сосгав ЧСР стихотворение, поэт откликнулся двумя: Друзья и День Свободы. Как шум весенней дикой бури, Минуло десять долгих лет Без блеска солнечной лазури, Среди невзгод и горьких бед. Народ – ликует - в день свободы, - Цветет -, как майская сирень. Но нам тюрьмы немилы своды, - То не свободы - рабства день! Часы гонений и невзгоды, То не свободы - рабский день. Мы тысяч лет в тюрьмах страдали, В тоске, печали и слезах, И в горестных цепях мечтали Не о таких свободных днях! Не верим мы, как в дни былые, Что принесется мрак лихой, И в дни веселые, златые Взойдут над горестной страной. Прочитав эти стихи, профессор русского языка и литературы гимназии К.И. Стрипский решил не рисковать судьбой одарённого поэта и в программу праздника их не включил. На втором курсе Андрей Васильевич Карабелеш вынужден был перевестись в университет им. Масарика в Брно. Чтобы как- то прожить пишет маслом на заказ карпатские пейзажи (одну из таких картин, заснеженные вершины Карпатских гор, я видел в собрании своего пражского знакомого), изготавливает и продаёт чучела птиц и животных. Но этого не хватает, чтобы заплатить за учёбу и квартиру. Поэтому был вынужден экзамены за третий и четвёртый семестры сдавать экстерном, что в ЧСР допускалось в исключительных случаях. В 1934 году после окончания университета в Брно возвращается на Подкарпатскую Русь в свою Альма Матер, Мукачевскую гимназию, где преподаёт русскую литературу. Его ученик, Георгий Токарь вспоминал: Я тогда посещал 5 класс гимназии. До этого времени только на портретах видел поэтов Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Шевченко и других, но живого поэта не встречал. Представляя себе Карабелеша с длинными волосами, с бородой, гордого и недоступного, как же я удивился, когда впервые Андрея Васильевича увидел в нашем классе, прибывшего на замещение заболевшего преподавателя латинского языка Манковича. Ни усов, ни бороды. Густые, кудрявые чуть рыжеватого оттенка волосы по тогдашней моде подстрижены. Среднего роста, крепкого телосложения лет тридцати мужчина, с симпатичным, чисто выбритым лицом. Немножко усталые, карие глаза смотрели приветливо. Костюм, пошитый по последней моде, серого цвета в белую и красную полоску сидел на нём как влитый. Я тогда и не предполагал, что в следующем году буду посещать литературный кружок, руководимый поэтом. Прибытие Карабелсша в Мукачевскую гимназию у гимназистов вызвало большую радость, выразившуюся в приветствии, помещенном в мартовском номере гимназического журнала Наши стремления. В нём говорилось: Дорогой Андрей Васильевич! Приветствую Ваше возвращение в Мукачсвскую гимназию. Здесь Вы начали литературную деятельность. Пришло время, когда Вы возвратите долг нашей гимназии – воспитанием молодого поколения. Будучи вдали от нас, вы уже принимали участие в нашем начинании - теперь Вы с нами и мы ожидаем от вас самой активной помощи (Г. Токарь. Судьбой гонимый. Единство-плюс - 14 мая 1994г.). В альманахе, который через год становится ежемесячным литературным журналом карпаторусской молодёжи, печатались лучшие сочинения членов литературного кружка Василия Добоша, Михаила Варги, Андрея Патруса, Емельяна Балецкого, Семёна Панько, Георгия Мешкова и других. Продуктивная литературная деятельность напугала власти. Журнал закрывают. Несмотря на это литературный кружок продолжал существовать. Кроме вышеуказанных авторов в его деятельности участвовали Иосиф Жупан, Фёдор Иванчов, Георгий Токарь, Лев Мансветов. Кружковцами после бурных обсуждений были подготовлены к выпуску сборники стихотворений Андрея Патруса - Плетью по совести, Василия Добоша - Святая злоба, стихи и проза Емельяна Балецкого - Вербный трепет, проза Фёдора Иванчова - Из под соломенной стрехи, рассказ Георгия Токаря - Несчастный овчар, изданные впоследствии редакциями газет Русский Народный Голос и Карпаторусский Голос (Там же). В 1938 году за политические убеждения Андрея Карабелеша лишают и должности преподавателя Мукачевской гимназии. После этого для талантливого поэта наступают тяжёлые времена. Он как будто предвидел свою судьбу: Борьбы и горьких мук посланник я... Мой рок страдать на жизненном пути. Приход к власти украинского правительства Августина Волошина встречает крайне враждебно. Об этом говорят его острые выпады в прессе. В Сваляве, где он в то время проживал, его в феврале 1939 года навещают представители Карпатской Украины, шантажируют, угрожают заточить в лагерь на горе Думен возле Рахова (туда без суда и следствия отправляли на перевоспитание неугодным им закарпатцев), требуют отказаться от своих русофильско-московских убеждений. Не добившись своей подлой цели, с целью компрометации Карабелеша от его имени сочинили покаяние, которое публикуют в своём печатном органе Нова свобода. После захвата нашего края хортистской Венгрией он вынужден был переехать в чешский город Литомышль, где у родителей жила его жена с детьми. Но жизнь без родного края для поэта - не жизнь! И он возвращается на Родину. Венгерские жандармы арестовывают его и сажают в тюрьму, но благодаря хлопотам друзей и депутатов-русофилов Венгерского парламента его освобождают. Опальный поэт обращается к директору гимназии в Сваляве д-р Янковичу с просьбой принять его на работу по специальности. 10 ноября 1939 года он получает ответ: Дирекция Мадьярско Королевской державной реальной гимназии в Сваляве настоящим доводит Вашему сведению, что поданное Вами прошение о принятии на службу в качестве профессором К. держ. реал. гимназии в Сваляве решением М.К. Регенского комиссариата в Ужгороде под ч. 379/39-А - отклонено с тем основанием, что Вы провинились против Мадьярского Государства подпольной политикой агитационной работой в пользу чешской нации, настроили учащуюся молодежь против настоящего мадьярского режима, обвинены в распространении противогосударственных летучек и поддержке в бегстве за границу 30 учеников и 8 учениц нашего заведения. Затруднением в исполнении Вашего прошения является и то обстоятельство, что Ваша супруга есть чешской национальности, до сих пор имеет много родственников в Чехии, корреспонденция которых лишь подтверждает враждебное Ваше отношение к св. короне Венгерского государства. Далее 15 марта 1939 года Вы бежали от мадьяр с семьей в Чехию и вернулись лишь за мебелью, что весьма подозрительно с криминальной точки зрения. Ваше прошение не оправдывает и тот факт, что за противогосударственную политическую деятельность Вы уже отбыли 17-тыжневое строгое тюремное заключение -. А.В. Карабелеш вынужден покинуть Подкарпатскую Русь и возвратиться к семье. Но его бунтарская натура приносит ему новые испытания. После нападения гитлеровской Германии на Советский Союз он активно включается в антифашистское движение в Литомышле. Его стихия - политический плакат-листовка. Как-то готовя очередную листовку, поэт нарисовал плакат, на котором из букета, перевязанного лентой со свастикой, подняли свои головы змеиные головы, в которых легко угадывались Гитлер и другие вожди фашизма. А под букетом с девятью головами четверостишие на русском и чешском языках: Мне кажется, помешан он И брешет своре: аллилуйя. Довоевал Наполеон, И Гитлер тоже довоюет. Плакат отпечатали в типографии Немца тиражом 300 экземпляров и разослали по протекторату. После этого, в маленьком провинциальном городке гестапо нетрудно было выявить автора. 25 июля 1941 года его арестовывают. Началась четырёхлетняя эпопея между жизнью и смертью в фашистских лагерях смерти: Градец-Краловэ, Панкрац, Маутхаузен, Бухенвальд, Ашерслебен, Шенебек, Саксенгаузен, Ораниебург, Литомержице... В Бухенвальде он устроил побег для себя и узников из России (Т.Ф. Аристова. Бухенвальд не сломил русского духа. - Независимая газета. N 143, 6 августа 1996.). Дома его никто не ждал, жена, получив известие о смерти мужа, чтобы прокормить детей, вышла замуж. Друзья и близкие не узнали поэта, в свои 39 лет он выглядел дряхлым стариком, весившим 40 килограммов. Немного отойдя и окрепнув, Андрей Васильевич решает вернуться в освобожденное Закарпатье. В приграничном Чопе его задерживают для выяснения личности, а когда выясняют кто он, то по указанию компетентного человека, возвращают назад. Известный поэт-русофил, узник лагерей смерти, прямой и непредсказуемый - не устраивал тогдашние власти Закарпатской Украины (так тогда называлась Подкарпатская Русь), видевшие в нём опасного обвинителя их политики, направленной, как справедливо указала Татьяна Федоровна Аристова, против - единой, неделимой России, за русский язык, православную веру (Там же.). Вернувшись в Чехословакию, А.В. Карабелеш занимается педагогической деятельностью (был профессором философии, но преподаёт русскую литературу в вузах Словакии). Пишет на русском (другой не признавал) стихи и прозу. В 1953 году в Пряшеве выходит его книга На смертельном рубеже. В неё вошли одноименные повесть и стихи, написанные за колючей проволокой. Его принимают в Союз писателей Чехословакии. В 1955 году в том же Пряшеве выходит его сборник стихов В Карпатах, в них тоска по родному краю. На Родине полное безмолвие, ни одной опубликованной строчки. Это вынуждает писателя обратиться с убедительной просьбой к преемнице и продолжательнице дела отца Ф.Ф. Аристова - Т.Ф. Аристовой, опубликовать в Москве присланные им письма и рукописи, что сделать тогда было невозможно. Только уже после смерти Андрея Васильевича появятся в печати его произведения, да и то в основном в переводах на украинский язык русофоба Петра Скунца. В 1956 году А.В. Карабслешу удается, наконец, получить разрешение посетить Закарпатье. Многочисленные встречи с друзьями, среди них и профессор Петр Линтур, поездки по городам и сёлам края дают поэту реальную картину послевоенной жизни. Что-то принималось, что-то нет. Об этом он пишет близким. Готовит к публикации фельетон о хищнической вырубки леса, обмельчании горных рек, гибели фауны...Находятся люди, которые доносят об этом тогдашнему секретарю обкома КПУ В. Повху, начинается как по команде травля в прессе штатными громилами Ю. Балегой и Н. Климпатюком. В Чехословакии тоже началась травля А.В. Карабелеша, в 1957 году его за критику искривлённого варианта социализма исключают из Союза журналистов, восстановят лишь незадолго до смерти в 1963 году. Верность сохранил только друг и соратник Петр Петрович Линтур, опубликовавший в Москве в Литературной газете статью Певец Закарпатья (20 марта 1957). Травля и гонения, переживания и бессонные ночи - всё это не могло отразиться на здоровье поэта. К тому же дали знать о себе лагерные болезни. Андрей Васильевич заболевает неизлечимой раковой болезнью. Понимая, что жить осталось недолго, хочет вернуться домой. В письме в Президиум Верховного Совета СССР с просьбой о предоставлении ему советского гражданства он пишет: Встречи с родными местами, добрыми людьми, среди которых я рос трудился, будет для меня большим праздником после двадцатипятилетней разлуки и страданий в чужих краях... Весной 1964 года он поселяется у брата Евгения в Сваляве. В июле того же года ему в Мукачеве известный хирург Витенбергер, с которым учились в Праге, сделал операцию. Но было уже поздно. 6 сентября Андрея Васильевича Карабелсша не стало. Через восемнадцать дней ему исполнилось бы 58 лет. Похоронен в Мукачеве. В рукописях остались стихи, подготовленные для сборника У чужих берегов, роман Живые тени, повесть Последние ночи, Сборник рассказов В горах и лесах, письма и дневники. Наш долг издать их. Через год-два будет уже поздно! В. Разгулов. Ф.Ф. Аристов и Карпатороссия. 2001. с.56-63 http://cloud.mail.ru/public/6eJb/2jedRFjv7

AntaMon: Спасибо, Ять! С праздником Нового года! Твой последний пост, про Карабелеш А.В. я разместил на "Древняя Русь..." в "Контакте". Ссылка - http://vk.com/russi_don

Ять: AntaMon пишет: Спасибо, Ять! С праздником Нового года! Твой последний пост, про Карабелеш А.В. я разместил на "Древняя Русь..." в "Контакте". Ссылка - http://vk.com/russi_don С новолетием Длявасъя, здравия и исполнения желаний! Ты пишешь ( http://vk.com/russi_don ): А история с Карабелешем Андреем Васильевичем не просто поучительно. Но, друзья - фамилия очень информативна! КАРАБе-ЛЕШ/-ЛЕС!!! Это же именно его "предки" строили "КАРАБ"ы в устьях рек Подунавья. Привожу карту, на которой сказано что в Добру-Дже/-ЙЕ! строились корабли от местечка "КАРАБИ" до устья Дуная! Откуда карта? От Александра Дмитриевича Черткова? Можно ли лучшее? В другом месте ты пишешь: Карта «низовьев реки Дуная от «КАРАБИ» до устья… Карта Добруджи (что по-русски ДобруЙи!) от Караби до устья. Фото№3 ...Там, на всевозможных островах (А их большое количество во всех дельтах!) о которых упоминает наш земляк (историк и археолог, имеющий воронежские корни) А.Д. Чертков в работе «О Белобережье и семи островах, на которых, по словам Димемки, жили Русы-разбойники, с картою Freduce d”Ancona, где назначены или показаны их притоны, в 9-м – 11-м столетиях(на Чёрном и Азовском морях)». Взято из «Журнал Министерства народного просвещения», 1845г. №8 и №9, С-П.) На данных островах собирали, т.е. делали набойки бортов, ставили мачты и оборудовали КОРОБАМИ, так называемыми «каютами». Вообще сборка или надстройка корабов производилась не только над одним моноксилом (однодревкой…), но и так называемое «днище» собиралось из нескольких «Однодревок» (Чаще всего из 3-х), что позволяло увеличивать «водоизмещение» и устойчивость. И не только на водных гладях, но и на суше!? Многие хорошо знают о «волоках», но не многие задумывались, как можно «волочить» драккар весом более 9-ти тонн, если у него продольная неустойчивость? А здесь, перед нами предстаёт кораб - плоскодонка (Но подобные конструкции существуют на Дону, по сей день!), которому свободно можно приделать «оси» и поставить «на колёса»! А все ли помнят «быль» о взятии Царьграда, с «Ладьями на колёсах» и под парусами?... /02./12./2014 г./Корректировка /05./11./2015 г./ Автор: офицер запаса (ВДВ) – «историк, краевед» - Фролов Василий. Длявасъя Фролов http://www.proza.ru/2015/10/20/1043 Интекуресно, что у А.Д. Черткова похожие мысли (главное не точно, но верно): …ВсЪ Словенскiя племена, въ древнiя времена, всегда носили сапоги. Ибн Фоцланъ это ясно свидетельствуетъ о Русскихъ Словенахъ. На картинЪ Святославова Сборника (въ началЪ XI вЪка), Pyccкie князья представлены въ красныхъ сапогахъ. Въ полномъ coбранiи лЪтопис. (111, 35), подъ г. 1215,: Новгородцы же, съсЪдавше съ конь…боси, сапогы съметавше, поскочиша -. Сапоги известны, у всехъ Словенскихъ племенъ, подъ разными названiями: постолы, бахилы, чоботы, упаки, опанки, мешты, каракаты и проч. ПослЪднее названiе сохранилось до нашего времени, у Гуцуловь (Головацкаго, ВЪнокъ Руссии. 1,201) и замечательно темь, что императоръ Аврелiй Антонин (211—217), сынъ Септима Севера, получилъ прозванiе Каракалы (46) отъ принятаго имъ, у варваровъ, одЪянiя и обуви (Dio Cass. LXXV111,3) А.Д. Чертков. Очерк древнейшей истории прото-словен. гл. 2, с.28. Москва, Университетская типография, 1851г., (Из Временника Моск. об-ва истории и древностей росс., кн. X), формат djvu http://www.bolesmir.ru/index.php?content=text&name=o727

Ять: Ять пишет: С новолетием Длявасъя, здравия и исполнения желаний! Ты пишешь ( http://vk.com/russi_don ): А история с Карабелешем Андреем Васильевичем не просто поучительно. Но, друзья - фамилия очень информативна! КАРАБе-ЛЕШ/-ЛЕС!!! Это же именно его "предки" строили "КАРАБ"ы в устьях рек Подунавья. Привожу карту, на которой сказано что в Добру-Дже/-ЙЕ! строились корабли от местечка "КАРАБИ" до устья Дуная! В другом месте ты пишешь: Карта «низовьев реки Дуная от «КАРАБИ» до устья… Карта Добруджи (что по-русски ДобруЙи!) от Караби до устья. Фото№3 ...Там, на всевозможных островах (А их большое количество во всех дельтах!) о которых упоминает наш земляк (историк и археолог, имеющий воронежские корни) А.Д. Чертков в работе «О Белобережье и семи островах, на которых, по словам Димемки, жили Русы-разбойники, с картою Freduce d”Ancona, где назначены или показаны их притоны, в 9-м – 11-м столетиях(на Чёрном и Азовском морях)». Взято из «Журнал Министерства народного просвещения», 1845г. №8 и №9, С-П.) На данных островах собирали, т.е. делали набойки бортов, ставили мачты и оборудовали КОРОБАМИ, так называемыми «каютами». Вообще сборка или надстройка корабов производилась не только над одним моноксилом (однодревкой…), но и так называемое «днище» собиралось из нескольких «Однодревок» (Чаще всего из 3-х), что позволяло увеличивать «водоизмещение» и устойчивость. И не только на водных гладях, но и на суше!? Многие хорошо знают о «волоках», но не многие задумывались, как можно «волочить» драккар весом более 9-ти тонн, если у него продольная неустойчивость? А здесь, перед нами предстаёт кораб - плоскодонка (Но подобные конструкции существуют на Дону, по сей день!), которому свободно можно приделать «оси» и поставить «на колёса»! А все ли помнят «быль» о взятии Царьграда, с «Ладьями на колёсах» и под парусами?... /02./12./2014 г./Корректировка /05./11./2015 г./ Автор: офицер запаса (ВДВ) – «историк, краевед» - Фролов Василий. Длявасъя Фролов http://www.proza.ru/2015/10/20/1043 https://www.youtube.com/embed/_1fPwSI4MIQ? Триста дней Не спускаю с моря глаз, Гляжу на волны до рассвета... Мне нет другого дела, Ищу я парус белый Моей пропавшей каравеллы... Я превращусь Здесь на пристани В лёд и сталь... И долгих триста дней Гляжу все пристальней, Пристальней, пристальней Вдаль... Мне открыл тайну старый капитан, Что у меня есть каравелла... Кренясь под ветром круто, Мелькнёт в седое утро И проглядеть её не трудно... Не проглядеть... Не проглядеть... У тебя, так же, как и у меня, Есть каравелла всех надежд... Дни пробегут, как тени, Поверив сонной лени, Не потеряй её явленья... Не потеряй, не потеряй... Не потеряй, не потеряй.... Парусные суда с названием «каравелла» появились в Европе ещё в 13 веке. Сначала каравеллами называли рыболовные суда, а в 15 веке в эпоху географических открытий и соперничества на морях каравеллы претерпели конструкционные изменения, расширившие возможности их использования, в том числе в качестве лёгких военных кораблей. Каравелла – слово португальское. По поводу этимологии этого слова нет единства мнений. Возможно, это уменьшительное от caravo, что переводится как- небольшое парусное судно. В свою очередь caravo восходит к латинскому слову carabus – плетеная лодка, обшитая кожами, предшественником которого является греческое слово, означающее «корабль». Эта точка зрения на этимологию слова «каравелла» представляется наиболее убедительной. http://www.bolshoyvopros.ru/questions/158204-chto-takoe-karavella-etimologija-etogo-slova.html

Ять: Друзьям Когда в невзгодах и мученьях Весь край мой стонет под ярмом, И мой народ во всех стремленьях Всё вечным кажется рабом. И жизнь так жалобно уныла – Едва, едва ещё горит, Отчизна будто бы застыла, И всё кругом безумно спит, - Тогда, мои, вставайте, братья Проснитесь, смелые друзья, Идите в жизненны объятья, Где спит старинная семья, - Оковы рабства разбивая, Будите жизнь в родной стране, Где спит она, ещё зевая, В глубоком, застоялом сне… Будите дух родного края, Где луч души едва горит, Пусть всюду, хмары разбивая, Весна свободы заблестит! Пусть мрак холодный исчезает, Над утомившейся страной, И луч свободы засверкает Святой, божественной красой… Друзья, не бойтесь притеснений, Не бойтесь каменной тюрьмы, Ведь раз придёт конец мучений, И раз в борьбе окрепнем мы. Не бойтесь вражеских руганий, Не бойтесь вражеской руки,- Вперёд, друзья, без упований, Вперёд без горя, без тоски! Пока надежда между нами, Пока струится в жилах кровь, Готовы биться мы с врагами, С отважной силой вновь и вновь. И раз придёт пора святая, Настанет многожданный час, Проснётся сторона родная, и братья не забудут нас!... Друзьям. Андрей Васильевич Карабелеш (1906-1964) - русский поэт Закарпатья, педагог, автор нескольких поэтических сборников, писатель Из - Свободное слово Карпатской Руси, авг. 1966 http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_736.htm А.В. Карабелешу Вернись, вернись в края родные, В свой отчий дом, под русский стяг! Ты честно послужил России В темнице скорбен, хвор и наг. Ты пел ее в годину злую, А мало ль было злых годин? В чужих краях по ней тоскуя, Был с нею в песнях верный сын. Ее полей простор безбрежный И гор родных знакомый вид Погасит стон в груди мятежной, И укрепит, и исцелит. Н.М. Пашаева (Москва). Справка: Нина Мих. Пашаева, кандидат исторических наук и ст. научный сотрудник в исторической библиотеке, является лучшим другом Карпатской Руси, исследует ее прошлое и посвящает ей много внимания в своих работах Патриоту Руси Тернистую прошел дорогу Поэт Карабелеш Андрей, Изведал не одну тревогу В стране неистивых зверей. Все инквизиторские пытки Ему судилось испытать, В подвале на бетонной плитке Избитому в крови лежать. Ломали ребра, вышибали Ваганом зубы изо рта, В глухую камеру бросали Без чувств на муки без счета. О, Русь! О, Родина благая, Чем оплатилась ты ему За изуверства негодяя, За Бухенвальскую тюрьму? Увы! Тюрьмой в родных Карпатах В чаду удушья и грязи Вражды и ненависти брата, Отрекшогося от Руси. Но будет время: из котомки Увечий и кровавых слез Добудут жемчуги потомки Того, кто крест за Русь пронес. Поэт, которому судьба Шипов колючих не щадила, Весь изнемог. Ему грозит Неумолимая могила. Но не сдается наш герой Своей напастнице костлявой И поравняться хочет с ней На Латорице под Свалявой. Там Родина его. Там он Бродил по рощам и полянам, Там песенки свои слагал И Василисам и Татьянам. В кругу русалок, в хоре фей, Под вечный шум могучих буков, Чутьем поэта он ловил Мелодии тончайших звуков. Напрасно зло шипит змея, И крячет ворон на могиле, Даждьбог — великий судия — Не даст погибнуть русской силе. Он будет жив на зло врагам, И лучшее зерно в народе В горах посеет всюду там, Где вечно царствовать свободе. Он ждал пощады. Не дождался. Померк над Латорицей свет: Андрей Карабелеш скончался, Карпатский мученик — поэт. Свершилось, и жалеть напрасно, Напрасно плакать и рыдать, А то в страде его ужасной Смерть эта — неба благодать! Арест, тюрьма, разбой, расправа В чужой германской стороне Уж позади. Русь и Свалява Горят в божественном огне. С победным знаменем Корията* Он совершил горейский путь И возвратился на закате, Чтоб на родной земле уснуть. Было время: обреченный На гибель в темном шалаше Измятый, он изнеможенный Стоял - На смертном рубеже. Прощай, певец наш незабвенный, Ты на Мукачевской горе Зажег костер свой вдохновенный В лучах рассвета - на заре. Вот гроб! Вот свежая могила! Друзья к ней плотно подошли, Из-под плакучей ивы хилой Горсть черной бросили земли. А где его жена? Где дети? Угрюмо молвила сосна: Ребята где-то в дальном свете, К поляку убегла жена. Когда нежданно он попался Под бич гестаповцев стальных, И сам на старость лет остался Без попечительства родных. Обряд окончив, погребальный, В молчании друзья ушли, И спит Карпат поэт печальный В объятиях родной земли. В.Р. Ваврик, Сентябрь, 1964 года, Львов, СССР. *Феодор Кориятовичь князь, сын Константина Кориятовича князя из Подолии, владитель Мукачева и окрестностей с 1339г. Карпаторусский календарь Лемко-союза на 1965. с.76-77-78 http://lemko.org/pdf/KLS1965.pdf 15Мб

Ять: Край родной Убили друга...в камере я сам И давит жутью тьма ночная... Но снится мне твоя краса, Страна любимая, родная. Твои просторные леса, – Я краше ничего не знаю! Бессонной ночью я искал Тебя, лелея и лаская. Родные дебри, глыбы скал... И радость светлая такая Сменяли горе и печаль, Страна любимая, родная! Я верю: раз пройдет кошмар, Исчезнут каторги острогов, Исчезнут, как навесы хмар. Мы отомстим фашистам строго. Могучим будет наш удар! Ведь я не сам, нас много! много! Бухенвальд, 1943 Андрей Карабелеш (24.09.1906–04.09.1964) – один из самых талантливых русскоязычных поэтов Подкарпатской Руси первой половины ХХ столетия. Поэт-антифашист, он испытал на себе всю нечеловеческую дикость нацизма. Выжил, пройдя шесть концлагерей. Его Голгофа началась в 1939 году – с оккупацией Подкарпатской Руси хортистской Венгрией. Отсидел 17 недель в заточении. Даже после этого в глазах оккупационной администрации оставался нежелательной персоной у себя на родине – в Подкарпатье. Его фактически изгнали в Чехию – на родину его жены, но и там он нашёл возможность бороться против нацизма. Как участника чешского сопротивления 25 июля 1941 года его арестовывают. Не сломленный, не предавший товарищей по подполью, он прошёл тюрьму гестапо в городе Градец Кралови, за ней – зловеще известную пражскую тюрьму Панкрац. Далее были концлагеря, одни названия которых вызывают ужас у людей, переживших войну: Матхаузен – Бухенвальд – Ашерслебен – Шенебек – Саксенхаузен – Ораниенбург... А. Карабелеш. Избранное: Стихи и проза. Сост. и автор критического очерка В. Падяк. Ужгород: Изд-во В. Падяка, 2006. 132с. http://vk.com/public77496636 http://vk.com/wall-67712004_23533 Цифру 30000 встречаем мы и у известного карпато-русского писателя, талантливого поэта, прошедшего весь ужас фашистских лагерей Второй мировой воины, Андрея Васильевича Карабелеша, в одном из его писем к Ваврику: Я очень рад, что Вы, дорогой Василий Романович, написали о Талергофе. Так мало написано до сих пор об этом пресловутом концлагере, через горнила которого прошло не менее 30000 русинов в эпоху первой мировой войны. Надо погромче говорить и писать о том, за что и почему страдали эти люди. Ведь это же было массовое движение русинов, массовое проявление народной воли, его тяготения к Руси, к единокровным братьям, к русскому слову, к русской культуре. Православие и религиозный вопрос вообще были только формальным поводом, а главная суть дела исходила из национального убеждения. Разве можно об этом забывать?! О Талергофенадо писать не менее, чем о Бухенвальде, о Лидицах, Торрадуре, Токаике и других символических уже ныне местах, где шла борьба на жизнь и на смерть против того зла, которое в полную меру разразилось в эпоху второй мировой войны [80, с.II]. Н.М. Пашаева. Очерки истории русского движения в Галичине ХІХ вв. Глава 13. Первая мировая война. Талергоф. М.,2001 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_146.htm http://www.twirpx.com/file/240368/ 4.4Мб В.Р. Ваврик. Терезин и Талергоф. 1966 http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_709.htm http://www.zaistinu.ru/old/ukraine/church/terezin.shtml

AntaMon: Спасибо Ять! С Новым годом! Хочу пожелать успехов, но как то не поднимается... Вон сколько "напостил", что я читать не успеваю... Новость! Собираюсь участвовать в конференции - "ВОРОНЕЖ, столица до Киевской Руси"!? Так что, если позволишь, то кое-каким материалом воспользуюсь. Да и не стесняйся, в сообщество "Древняя Русь/Русь Белая" что нить напиши. С уважением - Антамон.

Ять: …Маркиан Семенович Шашкевич (1811-1843) - поэт, писатель, основоположник галицко-русской литературы, один из трех составителей знаменитой Русалки Днестровой. Какой мерой измерить светлые дела Маркиана Шашкевича в то время, когда полным ходом шло ополячивание Галичины? Повсеместно и неостановимо. Не измерить. И так же излишен вопрос: а кто в России знаком с его творчеством? Кто хотя бы слышал его имя? Так услышим незнаемого и неслышимого. Почитаем написанное в журнале Националист (Львов, 1912г.) к столетию со дня рождения этого светоносного Поэта:...русский народ, русская жизнь, русский язык был тогда в большом унижении. На нем мог говорить только темный раб-холоп, интеллигент же считал своим долгом гнушаться им. И в это именно время М.С. Шашкевич первый произносит в Львовской духовной семинарии проповедь на поругаемом до сих пор русском языке, пишет на нем стихотворения, проповедывает любовь к презираемому русскому мужику, ведет лихорадочную работу над осведомлением общества, пробуждением в нем любви к русскому языку -. К сожалению, Маркиана Шашкевича не забыли наши соседи и объявили его своим. И это невзирая на то, что Поэт писал: Вырвешь менi око и душу менi вырвешь, Но не похитишь любви и веры, Не похитишь, бо сердце мое руске И вера моя руска. Хотелось бы, чтобы Свет Поэзии Маркиана Шашкевича не только достиг обожаемой его Родины-Мечты-Руси, но и запомнился нам, его родичам, пусть и через двести лет. Вот его стих, ставший хрестоматийным. Тут и о родном языке. На его наследство могут претендовать неправые, но они могут ли оспорить слова самого поэта или найти иной смысл в стихе, кроме смысла слов самого поэта? Руска мати нас родила, Руска мати нас повила, Руска мати нас любила - Чому ж мова ей не мила? Чом ся нев стыдити маем, Чом чужую полюбляем? Н. Гаттас. Карпатороссы и русский язык (Потаенное N1(74), 2016, с.6-7. Ведущая рубрики Наталия Гаттас. Контакты: natashagmai@gmail.com Электронная версия: http://www.zrd.spb.ru/carpat.htm ) ...О себе Маркиан Руслан написал однажды коротко: Русин я си зъ роду, темъ ся величаю, Люблю просту щирость, храню руски нравы... Из русина щирой груди В побратимый летить край. Побратимi де суть люди, - Поза Волгу, за Дунай Там ти скаже дуб старенький, i один, i другий, Як там жив-ем ще маленький Без журбы, без туги Автограф стихотворения О Налевайку (фрагмент) ...В 1834г. Шашкевич написал Оду, посвященную 43-летию правления Императора Франца I. Это его первое печатное произведение вызвало многочисленные повсеместные благожелательные отзывы. Вот мнение Николая Устиановича относительно Оды: Она, можно сказати, разбудила Русь от глубокого сна -. Ода Що то за краса всЪмъ свЪтомъ зацвила? Цы сонце ясне съ подъ небесъ ступило? Цы небо звЪзды на землю спустило? Цы зоря ранкомъ землевь ся розплыла?.. Не сонце, не звЪзды, не ясна зоря то, Народы велике днесь святкуютъ свято. Куда мipь веселый такъ прикванно скоритъ? Въ одеждахъ святочныхь всякiй ся являе; Цы труба ангела свЪть на судъ скликае? Цы Боянъ вЪщiй князямъ пЪсни творитъ?.. Не пЪсни Бояна, не труба ангела, Усердна подяка въ храмъ народы звела. Що то за голось свЪтомъ-сь розлягае? Цы ангеловъ пЪнье плыне воздухами? Цы чудными Море грае голосами? Цы соловъя-птиця весну розвивае?.. Не ангелы, не птиця пЪснь чудную творятъ, Народы усердну молитву говорятъ Мудросте вЪчна, доброто прекрасна! Шо зь въки водишь свЪты воздухами, Що ублажаешь народы Царями, Сь котрыми весь родъ, вся стороня счасна; Милости безконечна! Ты, жерело свЪта, Ще царемъ ФранцЪшкомъ въ многа тЪшь насъ лЪта! Поэт всегда впереди своего времени. Его вИдение мира не может быть иным, а лишь поэтическим. Ода - не подобострастна ничуть. Она – выражение мечты Поэта: идеальный Император-Мечта. Она – романтизированная идеальная жизнь, которой никогда не было и не будет, ибо поэты смотрят в настоящее из будущего, где видят воплощенные идеалы в своем воображении: они ведь небесные мечтатели. И посему Жизнь-Мечта остается на Небесах, Поэт - на Земле. Та же безграничная и безконечная поэтическая мечта, и прежде всего, Маркиана Шашкевича, привела к появлению в 1837г. сборника Русалка Днестровая, куда частично вошла потухшая Зоря. Потомки, то есть мы, не можем вполне осознать эпохальное значение Русалки, как никто не думает о фундаменте, на котором построено здание: все любуются красотой его надземной, мысль о фундаменте отсутствует. Русалка Днестровая - это начало новой народной литературы в результате ухода от мертвого церковно-славянского языка к живому русскому. Это голос пробуждавшейся Галицкой Руси вопреки чужебесным гонениям и отрицанию самого существования русских галичан. Тираж Русалки (1000 экз.) почти полностью был конфискован цензурой, разошлось только около 100 экземпляров. Но Русалка выжила: галицко-русская литература родилась, и жизнь ее продолжилась, доказав - русский народ в Галичине есть, есть его творчество, поэты и писатели, пишущие на родном языке. Незримая, неосознанно жданная, сошедшая с Небес на Землю Русская Идея - Мечта поселилась в Галицкой Руси. ...Видим безценную реликвию: оригинал первого издания Русалки Днестровой (Будапешт, 1837г.). Это к тому же первая книга в крае на народном языке: родном галицко-русском наречии. В 21-м столетии нам возможно ли понять и прочувствовать огромность значения этого издания, но 178 лет назад с Русалки началось национально-культурное возрождение тонувшей Галицкой Руси. Величественно? Позабытый поэт Маркиан Шашкевич. Автор - Наталия Гаттас. Дизайн - Сергей Стафеев. Фотографии - Наталия Гаттас. Электронное издательство Наталии Гаттас. Нью-Йорк - Санкт-Петербург, MMXVI, 23с. https://cloud.mail.ru/public/H98F/3SsZ6T9Wc Наталья Гаттас. Чары Галицкой Руси http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_722.htm Русалка ДнЪстровая. Будим 1837. 153с. https://cloud.mail.ru/public/7LJm/AYTAnvCxq 2.2Мб

Слатин Н.В.: По за Волгу, за Дунай Да, это там. Мы тут.

Ять: Ять undefined: …Маркиан Семенович Шашкевич (1811-1843) - поэт, писатель, основоположник галицко-русской литературы, один из трех составителей знаменитой Русалки Днестровой. Какой мерой измерить светлые дела Маркиана Шашкевича в то время, когда полным ходом шло ополячивание Галичины? Повсеместно и неостановимо. Не измерить. И так же излишен вопрос: а кто в России знаком с его творчеством? Кто хотя бы слышал его имя? Так услышим незнаемого и неслышимого. Почитаем написанное в журнале Националист (Львов, 1912г.) к столетию со дня рождения этого светоносного Поэта:...русский народ, русская жизнь, русский язык был тогда в большом унижении. На нем мог говорить только темный раб-холоп, интеллигент же считал своим долгом гнушаться им. И в это именно время М.С. Шашкевич первый произносит в Львовской духовной семинарии проповедь на поругаемом до сих пор русском языке, пишет на нем стихотворения, проповедывает любовь к презираемому русскому мужику, ведет лихорадочную работу над осведомлением общества, пробуждением в нем любви к русскому языку -. К сожалению, Маркиана Шашкевича не забыли наши соседи и объявили его своим. И это невзирая на то, что Поэт писал: Вырвешь менi око и душу менi вырвешь, Но не похитишь любви и веры, Не похитишь, бо сердце мое руске И вера моя руска. Хотелось бы, чтобы Свет Поэзии Маркиана Шашкевича не только достиг обожаемой его Родины-Мечты-Руси, но и запомнился нам, его родичам, пусть и через двести лет. Вот его стих, ставший хрестоматийным. Тут и о родном языке. На его наследство могут претендовать неправые, но они могут ли оспорить слова самого поэта или найти иной смысл в стихе, кроме смысла слов самого поэта? Руска мати нас родила, Руска мати нас повила, Руска мати нас любила - Чому ж мова ей не мила? Чом ся нев стыдити маем, Чом чужую полюбляем? Н. Гаттас. Карпатороссы и русский язык (Потаенное N1(74), 2016, с.6-7. Ведущая рубрики Наталия Гаттас. Контакты: natashagmai@gmail.com Электронная версия: http://www.zrd.spb.ru/carpat.htm ) Автограф стихотворения О Налевайку (фрагмент) Що cia степом за димове густо закурили Чи то мрачка осЪдаie стелiат сiа тумани Не мрачка то осЪдаie не туман лiагаiе Гей то Лiахів сорок тисiач в поход виступаiе А в недЪлю на розсвЪтЪ полк Козацькiй скорит ТодЪ молод Налевайко до конiа говорит Ступай ступай ворон коню бистрими ногами Не далеко бЪла-церков йдут Лiахи за нами Гей по степЪ вЪіе вЪтер по густих бурiанах Гей там блищiат довгЪ списи в сивеньких туманах… Осталось добавить несколько заключительных штрихов к биографии Маркиана-Руслана Шашкевича - Поэта дивной, неземной красоты, присланного с Небес. После окончания духовной семинарии женился в 1838г. на Юлии Крушинской, служил душпастырем в различных деревнях Галицкой Руси, конечно, продолжал писать. Последние годы жил и служил в с. Новоселках, где и скончался в июне 1843г. на 32-м году жизни от туберкулеза. Там и был похоронен, а спустя 50 лет прах его торжественно по старинному обычаю был перевезен на волах во Львов на Лычаковское кладбище. Позабытый поэт Маркиан Шашкевич. Автор - Наталия Гаттас. Дизайн - Сергей Стафеев. Фотографии - Наталия Гаттас. Электронное издательство Наталии Гаттас. Нью-Йорк - Санкт-Петербург, MMXVI, 23с. http://www.zrd.spb.ru/carpat.htm https://cloud.mail.ru/public/H98F/3SsZ6T9Wc

Ять: Ять пишет: В Сваляве уничтожили памятную табличку поэта-антифашиста Андрея Карабелеша: Что ныне там? Что за лазами? Слыхал, что там идут бои, Что все знакомые мои Ушли в Карпаты, в партизаны Андрей Карабелеш. В горах и лесах Намедни укропские ублюдки разбили в Сваляве памятную табличку известного карпаторусского поэта-антифашиста Андрея Васильевича Карабелеша. Родившись в Подкарпатской Руси и никогда не бывая в России (даже советской РСФСР), Андрей Карабелеш писал потрясающе проникновенные стихи исключительно на русском языке. С советской властью у поэта были натянутые отношения: он крайне негативно относился к украинизации, категорически не желал вступать в партию и имел серьезные разногласия с партийными бонзами УССР из-за чего был вынужден покинуть Подкарпатскую Русь, ставшую уже тогда Закарпатской областью. Карабелеш придерживался старых русофильских взглядов о единстве русского народа и языка от Карпат до Сахалина. Широкую известность и признание поэт получил только после смерти - в 70-х. На стихи Андрея Карабелеша клали музыку и Булат Окуджава, и Александра Пахмутова. Теперь евро-укринские ублюдки с чернозёмом под ногтями не способные ни на какое творчество кроме ла-ла-ла, решили посчитаться с замечательным русским поэтом и диссидентом, которого сложно заподозрить в симпатиях к советской власти, но никак невозможно не заметить его любви и преданности русскому народу и языку Республика Пудкарпатська (Подкарпатская) Русь. 13 дек. 2015 в 9:52 http://vk.com/public67712004 Сёдня сообщение из Ужа: Мемориальная доска Карабелеша в Сваляве на Раде цела и следов повреждения нет. Еще ранее из другого источника в Сваляве: Хочу Вас поставить в известность, что то, что В Сваляве уничтожили памятную табличку поэта-антифашиста Андрея Карабелеша - обычная дезинформация. Несколько дней назад ко мне попадала уже подобная информация, - никаких повреждений не выявлено

Ять: 24 янв 2016. Петр Гецко: 2016 год будет решающим для Украины http://vk.com/public67712004?z=video43659575_171670771%2F7979bbe0e158f9dc51

Ять: Г. Геровский. Древняя история Закарпатской Руси После смерти Алексея Геровского (17 апреля 1972), его жена Магдалина Геровская передала редакции Св. Сл. Руси рукопись - Древняя история Закарпатской Руси, принадлежащей перу Георгия Геровского (брата Алексея). Мы решили поместить ее в журнале, чтобы таким образом сохранить этот ценнейшей труд по истории Руси, который не может быть издан в современной России, так как там существует антирусский заговор, соглашение, заключенное между коммунистами и самостийниками. Свободное Слово Руси. 1-2 (337-338) янв.-феврал. 1987 Основатель и редактор журнала (1959-1989) Михаил Ильич Туряница (4 окт. 1912г. Свалява - 5 дек. 2001) http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_736.htm Журнал Свободное Слово Карпатской Руси/Свободное Слово Руси - издавался в США с 1959 по 1993 год. Отдельные комплекты журнала хранятся в ряде библиотек университетов и исторических обществ в США, православной семинарии в Джорданвилле (HolyTrinityOrthodoxSeminary), и почти все номера журнала, скомплектованные в несколько аккуратных книг в твердом переплете, находятся на хранении и для открытого общего использования в огромной Нью-Йоркской публичной библиотеки. Здесь отсутствуют только следующие номера журнала: N1-2 и N3-4 за 1970 год; N5-6 и N7-8 за 1973 год; а за 1974 год есть только N11-12 Г. Геровский. Древняя история Закарпатской Руси Древняя история Угорской или южно-карпатской Руси еще мало исследована, а спорные вопросы, касающиеся этой истории, не выяснены и не разрешены с достаточной точностью и научной безупречностью. Прежде всего расходятся мнения ученых относительно происхождения южно-карпатского восточно-cлавянского (или русского) заселения и относительно времени этого заселения на южных склонах Карпатских гор. В нынешней исторической литературе известный археолог Л. Нидерле отстаивает взгляд, что этот народ живет на нынешней своей области с давнего времени: он думает, что восточные или русские Славяне начали заселять южные склоны Карпатских гор с VI столетия, когда Авары вытеснили сюда с Волыни русское племя дулебов. Турецкие болгаре около того же времени, а потом угры, занявшие приморский край между устьями Днепра и Дуная (Ателькузу) в IX столетии, печенеги, вытеснившие оттуда угров на нынешнюю угорскую равнину после 860 года, заставили восточно-славянские племена уличей и тиверцев, сидевшие по Пруту и Днестру, отойти на запад, за Карпаты. - Передвижение русских славян в Карпатские горы происходило от конца VI до конца XI века -, а довершило это передвижение нашествие половцев на Ателькузу в 1064 году (Л. Нидерле. Posatky Karpatske Rusi. Narodnopisny Vestnik, XV 1922, 2, 26-28, XXIV,1931, 1-2 и Slovanske Starozitnosti, IV, 162 и след.). Об уличах и тиверцах см. теперь также А.Н. Насонов. Русская земля и образование территории древнерусского государства, 131, 41 след., о дулебах - Б.Д. Греков, Киевская Русь, 437 и след. Борьба Руси за создание своего государства, 25 и след... Г. Геровский. Древняя история Закарпатской Руси. Свободное Слово Карпатской Руси. 1-2 (337-338) янв.-феврал. 1987, с.13-15; (343-344) 1987; 1-4. (349-352). январь-апрель 1988, с.46-53...(от Наташи Гаттас) Г. Геровский. Древняя история Закарпатской Руси. Свободное Слово Карпатской Руси. май-август 1989, с.50-61 Часть 1. Начало: 1-2 (337-338) январь-февраль 1987 года http://boris-brudnjak.livejournal.com/3447.html Часть 2. Продолжение: 7-8 (343-344) июль-август 1987 года http://boris-brudnjak.livejournal.com/ Часть 3. Продолжение: 1-4 (349-352) январь-апрель 1988 года http://boris-brudnjak.livejournal.com/4029.html Часть 4. Продолжение: 9-12 (357-360) сентябрь-декабрь 1988 года http://boris-brudnjak.livejournal.com/4375.html 1-4 (361-364) январь - апрель 1989 года http://boris-brudnjak.livejournal.com/5008.html Часть 5. Продолжение: http://ok.ru/podkarpats/topic/64868515048355 Георгий Юлианович Геровский http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_458.htm

Ять: В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор, откуда виднеется русский простор - ДиМитрий Вергун ...речь пойдет о практической реализации Образа Будущего Республики Подкарпатская Русь (Цель - создания нового поколения инфраструктур в ситуации морально, экономически и физически разлагающейся техносферы и найти идеальную схему социального государства и реализовать этот идеал на территории русинов на юг от Карпат) Мы никогда не преодолеем тот системный постукраинский кризис, в котором оказалась территория русинов на юг от Карпат, если у нас не будет четкого и реалистичного Образа Будущего. Без такого Образа, согласованного и разделяемого большей частью нашего подкарпаторусинского общества, любые попытки что-либо изменить к лучшему – поверхностны, недостаточны, хаотичны и бесперспективны. Поэтому, прежде всего, нужен Образ. И чем более сильным и притягательным будет этот Образ, чем более детально он будет прорисован (в конкретных планах и проектах), с тем большей вероятностью он воплотится в жизнь, обретет плоть и кровь. Образ Будущего обладает колоссальной формирующей силой воздействия на реальность. Только ему под силу сплотить подкарпаторусинский народ и направить его энергию в созидательное русло. Но их реализация едва ли возможна без консолидированных усилий. Будущее, которое нам активно навязывали последние два десятилетия, можно формулировать простой и примитивной фразой: Хотим жить как на Западе. Этот ориентир остался неизменным даже после того, как стало очевидно, что, во-первых, Украине отказали стать Западом (и многие украинские политики открыто это признают), а, во-вторых, Западная цивилизация сама по себе давно зашла в тупик, из которого она не видит никакого выхода. Но дело даже не в этом. Если мы будем строить свое будущее по заморским рецептам, то в лучшем случае сможем претендовать в очередной раз на роль периферии. Однако, с большей вероятностью – нас просто подведут к краю пропасти, чтобы с силой туда столкнуть и на наших обломках продлить свое существование. Так или иначе, крах западного проекта предрешен. Однако, он с маниакальной одержимостью продолжает навязывать себя миру. А значит, в зоне катастрофы в итоге окажется и наш регион. Подкарпатская Русь, в силу своего особого расположения, может и должна создать и утвердить свою модель развития. Тем более, что на территории русинов на юг от Карпат, проживает несколько десятков народов принадлежащих к разным языковым, религиозным группам. Большинство народов нашего региона сегодня ждет именно от Русинов, что они сумеют предложить подкарпаторусинскому сообществу новые идеи и проектные смыслы, способные вывести Подкарпатскую Русь из того тупика, в котором она оказалось. Таким образом, наша цель заключается в следующем – создать Образ Будущего (для Республики Подкарпатская Русь), из целого ряда проектов, уточнить и расширить на их основе План социально-экономического развития Республики Подкарпатская Русь (не очередную утопию, а предельно конкретный и реализуемый на практике план действий), разработать работающую стратегию и эффективную методологию, с помощью которых мы сможем воплотить этот замысел в реальность. Создать проект — значит разработать механизм решения сложных проблем, стоящих перед Республикой Подкарпатская Русь Петр Гецко. Образ Будущего - время для созидания на территории русинов на юг от Карпат (November 18th, 2011) http://getsko-p.livejournal.com/314559.html

Ять: В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор, откуда виднеется русский простор - ДиМитрий Вергун 16 Февраль 2016, 17:24. Петр Гецко о блокировке украинскими радикалами российских фур в Закарпатье https://youtu.be/cG1l-sK0XS0 19.57 http://news-front.info/2016/02/16/petr-gecko-o-blokirovke-ukrainskimi-radikalami-rossijskix-fur-v-zakarpate/ http://vk.com/id43659575 С нами Бог За нами Правда Всё будет хорошо

Ять: Российская лексика книги АДЕЛФОТИС. Львов. 1591г. АДЕЛФОТИС Грамматика доброглаголиваго еллинославенскскаго языка. Совершеннаго искуства осми частей слова. Ко наказанию многоименитому Российскому роду. Во Лвове. В друкарни Братской. Року 1591 Название Аделфотис по-гречески значит Братство. Это учебник грамматики греческого и славянского языков, составленный для братской школы прибывшим во Львов в 1586г. архиепископом-греком Арсением Элассонским; его герб напечатан на последней странице книги. Аделфотис стал одной из двух первых книг, напечатанных православным Успенским ставропигиальным братством г. Львова в начале 1591г. (другая книга – Просфонима) ЛЕОПОЛИС Знамение тезоименитого князя град сей мает, Его же имя по всей Европии российский род знает. В митрополии Киевогалицкой славно пребывает, Его же вся окрестная страна обогащает. Лев царствует безсловесным зверем в начало, Словесным же образ, Христово царство нам ся показало. Мужайся многоплеменный росский народе, Да Христос начало крепости в тебе буде ПРАВОВЕРНЫМ учения любителем единыя, святыя кафолическия и апостольския церкве, многоименитому российскому роду, братии нашей о Господе радоватися Далее автор сообщает, для кого создана книга: изобразихом вам, о любоучащийся христоименитый роде росский…иже издаем в общую ползу. Далее автор рассказывает о пользе классического обучения, перечисляет семь дисциплин знаменитого - тривиум и квадривиум - и сетует, что в русском народе мало такого рода образованных людей: И понеже прежде в росийском роде мало сих обрести. На оборотном листе предисловия повествуется, как прибывший во Львов Антиохийский патр. Иоаким, увидев нерадение о исправлении местных русских жителей, посоветовал им создать церковное братство, школу и типографию: увиде же нерадение о исправлении в росском роде, советова сия изрядне полезнейша быти, братство, школа и друкарня. Он же в 1586 г. дал грамоту на основание Львовского братства. В том же году во Львов по поручению Вселенского патриарха прибыл архиеп. Арсений Элассонский (ошибочно назван в предисловии Аделфотиса митрополитом). Сообщается, что он в течение первых двух лет вёл во Львовской братской школе преподавание наук: кир Арсение, иже школьное учение наченше, пребысть зде, во граде Лвове, уча две лете. ...В последующих многочисленных старопечатных изданиях XVII-XVIII вв. Львова, Киева и других мест Южной и Западной Руси именование своей страны и народа Россия, росский (на)род, российский (на)род стало обычным и употреблялось в том же значении, что и изначальные русские названия Русь, рус(с)кий народ... Сайт Западная Русь. Российская лексика книги АДЕЛФОТИС. Львов. 1591г. Опубликовано 02.03.2016 14:39 | Автор: Александр Клещевский http://zapadrus.su/bibli/2012-09-28-20-56-09/1430-kl-5.html

Ять: Язык Подкарпатской Руси Представляем нашим читателям новое поступление в раздел Источники - книгу Григория Юлиановича Геровского - Язык Подкарпатской Руси. Родился Георгий Юлианович Геровский 6 октября 1886 году во Львове, в семье адвоката Юлиана Геровского и Алексии Добрянской, дочери известного карпаторусского деятеля Адольфа Добрянского. Родным братом Георгия был известный карпаторусский общественный деятель, политик и писатель Алексей Юлианович Геровский (6 сентября 1883 - 17 апреля 1972). В 1907 году Георгий Геровский поступил в Черновицкий университет, в 1909 году поступил на филологический факультет Лейпцигского университета. В 1913 году Георгия и Алексея Геровских австрийские власти арестовали в Черновцах, по подозрению в государственной измене. Поводом для этого стало их участие в судебном процессе против карпаторусского активиста Алексея Кабалюка в Мараморошском Сиготе. Алексей был приговорён к смертной казни, но им удалось совершить побег и скрыться в России. Во время Первой мировой войны Георгий Геровский поступил в аспирантуру Харьковского университета которую окончил в 1917 году. С 1918 по 1923 года преподавал в средней школе в Саратовском уезде, и работал уездным инспектором по просвещению национальных меньшинств и в библиотеки Саратовского университета. В 1924 году уехал в Подкарпатскую Русь. Из-за непримиримой позиции по вопросу русинской автономии за Григорием и его братом Алексеем чешскими властями была организована слежка. В 1939 году Геровского арестовали венгерские власти по подозрению в «панславизме и антивенгерской пропаганде», однако потом он был отпущен. После вхождения Подкарпатской Руси в состав Украины Георгий Геровский из-за противоречий с руководством «Закарпатской Украины» переехал в Прагу, а затем в Пряшев, где занимался преподавательской деятельностью. Скончался в Пряшеве, 5 февраля 1959 года. У книги Г.Ю. Геровского «Язык Подкарпатской Руси», как и у самого автора непростая судьба. В 1925-1928 годах Г.Ю. Геровский исследовал юго-карпатское наречие Закарпатской области и Пряшевщины и составил первую диалектологическую карту этой языковой области. Исследование состояло в определении отдельных типов наречий, объяснении их фонетических и морфологических особенностей, в обозначении более важных изоглосс - линий, соединяющих на географической карте места с одинаковыми языковыми особенностями населения. Собранный материал был основой для классификации наречий на основании данных об их происхождении (древнее и новое наречие) и их фонетических и морфологических особенностей, причем принимались во внимание местный словарный состав или же чужие, неорганические элементы или связь с наречиями совсем иной наречной группы. Результаты этого кропотливого труда изображены в наглядном виде в диалектической карте, впервые составленной в научной (языковедческой), литературе для этой языковой области (карта прилагается к книге). Собранные материалы были обработаны к 1934 году, но из-за политики чешских властей, препятствовавших публикациям русских ученых, эти материалы появились только на чешском языке в 3 томе журнала «Чехословацкое отечествоведение», за 1934 год. В Россию исходные материалы книги Геровского были привезены, переведены на русский язык и впервые изданы скромным тиражом только в 1995 году стараниями Сергея Владиславовича Шарапова и на пожертвования общественности (в основном белоэмигрантов). На сегодня книга стала библиографической редкостью и практически недоступной для читателей. Георгий Юлианович Геровский. Язык Подкарпатской Руси. Книга в формате PDF (5.8 Мбайт). Приложение к книге – карта говоров Покарпаткской Руси в формате PDF (0.9 Мбайт) http://zapadrus.su/bibli/arhbib/1222-georgij-yulianovich-gerovskij-yazyk-podkarpatskoj-rusi.html КарпатоВедение http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm В 1925-1928 годах Г.Ю. Геровский исследовал юго-карпатское наречие Закарпатской области и Пряшевщины и составил первую диалектологическую карту этой языковой области. Исследование состояло в определении отдельных типов наречий, объяснении их фонетических и морфологических особенностей, в обозначении более важных изоглосс - линий, соединяющих на географической карте места с одинаковыми языковыми особенностями населения. Собранный материал был основой для классификации наречий на основании данных об их происхождении (древнее и новое наречие) и их фонетических и морфологических особенностей, причем принимались во внимание местный словарный состав или же чужие, неорганические элементы или связь с наречиями совсем иной наречной группы. Результаты этого кропотливого труда изображены в наглядном виде в диалектической карте, впервые составленной в научной (языковедческой), литературе для этой языковой области. Для собирания диалектологических материалов нужно было совершить немало научных поездок, необходимо было обладать железной выдержкой и затратить много тяжелого труда, посетить наиболее отдаленные села горной области, преодолеть многие препятствия. Собранные материалы были им обработаны в 1934 году опубликованы - И.С. Шлепецкий Георгий Юлианович Геровский http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_458.htm

Ять: Славим славно славу славян славных Я посвящаю этот труд Желанным дням объединенья Недолго ждать - они придут: Мы все единой цепи звенья... Я верю, - братская любовь Поможет нам в бескровном споре, И все ручьи сольются вновь В едином, всеславянском море Младорусь: периодический сборник Цели и задачи сборника: Идея Всеславянства, Служение национальной идее и искусству, Объединение и развитие молодых дарований за рубежом Книга первая. Прага Славянское издательство 1922 Дмитрий Вергун. К столетию Славии (По случаю 70 летней годовщины смерти ея автора, чехословацкого поэта Яна Колара, творца поэмы Дочь Славы) Slavme slavne slavu slavnych Slavu! - Jan Kolar Славим славно славу славян славных - завещал он грядущим славянским поколениям. Исполнены ли его заветы? В годовщину его кончины и в столетие появления его величайшей поэмы, много-ли было откликов в печати? Кажется, кроме одной, да и то немецкой газеты в Праге, нигде не вспомнили о родоначальнике панславизма! Что это, ранний плющ ли забвенья или мох нераденья над этою великою могилой? Всего двадцать лет, как его останки перенесены из Венского Маркова кладбища на Пражские Ольшаны. Неужели и это литературно-национальное событие уже забыто? Быльем поросло? Дело, ведь, идет об одном из знаменитейших возродителей чехо -словацкого народа! Об одном из тех национальных гениев, дух которых переживает века. Ведь самый факт его кончины семьдесят лет тому назад столь необычаен, что заслуживает быть отмеченным в летописях литературы. Он умер, как герой. Погиб, как рыцарь на поле брани. В один из сумрачных январских дней он взошел на кафедру в венском университете, чтобы начать обычную лекцию из области славянской мифологии, и умер от разрыва сердца. Неприятное известие из текущей славянской политики, о котором он узнал, идя на лекцию, столь взволновало его душу, что сердце не выдержало. Оно перестало биться, как только он вступил на кафедру. Он, живой пример научного героизма и племенного сознания. Но как ни поучительна его смерть, еще назидательнее вся его скорбная жизнь. Его детство напоминает биографию Ломоносова. Как и великий родоначальник новой русской словесности, Колар бежит из крестьянской хаты своего отца, бедного словака, бежит тайком, чтобы расплавить свое сердце в горне знания. Его юность, с несчастною, неразделенной любовью к лужицкой сербке Мине, - это юность Петрарки с безсмертной Лаурой. Его скитальческая молодость имеет много общего с биографией Байрона. Колар, как и Байрон, испытал гонение правительства и нелюбовь части общества. Все это его биограф, проф. Якубец, проследил как в жизнеописании, так и в творчестве Яна Колара. В его Дочери Славы - сонеты Петрарки, описание скитаний славянского Чайльд-Гарольда и распределение цикла сонетов по образцу Божественной Комедии Дантэ. Но его безсмертной поэмы ни один литературный историк не смел назвать подражанием. Проф. Мурко доказал степень влияния на его творения немецкого романтизма, Карасек упрекал его в дидактизме. Но Пыпин, не обинуясь, называет его - одним из самых крупных явлений всей ново-чешской литературы и наиболее характерным произведением всей эпохи возрождения. Дочь Славы, прибавляет он, остается единственным, поэтическим кодексом панславизма - правда, замечает он, далеко не столь страшного, как изображали его противники… Сто лет тому назад в Праге появился его первый сборник стихотворений. С его легкой руки вошло в литературу понятие Славия. Правда, проф. Якубец доказал, что не Колар изобрел это слово. Его употребляли раньше менее известные поэты Богуслав Таблиц и Антон Марек. Но Колар первый вдохнул в это понятие такую жизненную силу, что Славия пережила уже век. Она олицетворяла в себе скорее подсознательную, но неясно выраженную тоску славянских людей по взаимному сговору, общей свободе и совместному домостроительству. Пусть же перевод его типичных трех сонетов, посвященных Праге, Москве и Славии, будет скромным русским венком на могиле великого славянского баяна, основоположника чехо-словацкого возрождения. Он предсказал в своем гениальном прологе в Дочери Славы момент возрождения чехо-словацкой независимой государственности. То, что пожрала веков безпощадных несытая бездна, Может, по воле небес, мигом воскреснуть и жить! Этот предчувствованный Коларом миг, наконец, настал. Сбылись его пророчества в одной части славянства, отчего же им не осуществиться и во всех остальных! Буди, буди! Д. В. Прага Вот она, прославленная Прага. Чехов стародавняя столица, Башен исполинских вереница, В камень воплощенная отвага. Градчаны, дворцы родного блага, Пращуров замшенная гробница, Карлов мост, где некогда юница Пела славу доблестного стяга. Блеск твоих жезлов давно угас, Меч тупеет, что и Римом тряс, Выщерблен балтийскою бойницей… Но ты вечным Славы будешь храмом, Против немцев смелою истицей, Победив и в пораженьи самом… (Дочь Славы. II. Сонет 111) Москва О, ты, краса полуночного края! Poccии всей и сердце и глава, Блистаешь, златоверхая Москва, Кремлевскими святынями сверкая. О, как ты занялась, огнем пылая, Ростопчина рукой подожжена, Как запылала вся твоя страна, Повсюду искры - пламя разсыпая… Поведай же, зачем сама сожгла В пожаре дерзком, среди снежной дали, Ты созидания былых столетий? - Слепцам я светоч на весь мир зажгла, Чтобы ясней при зареве читали, Кто - я и кто - мои родные дети!.. (Дочь Славы, II. Сонет 137) Славия О, если бы племен славянских, стая Сребром и золотом передо мной Блеснула разом - в статуе одной Я изваял бы их, не разделяя. И во главу пошла-бы Русь святая Из Ляхов стан сковал бы огневой. Из Чехов руки, стержень боевой, Из Сербии двуножье отливая. А меньшие народы все Славян, Пошли-бы на броню, доспехи, тени, И встал бы перед миром великан, Европа вся склонила бы колени… Пред статуей до неба вышиной Затрепетал бы и весь шар земной! (Дочь Славы, III. Сонет 7) Перевел Дмитрий Вергун Младорусь: периодический литературно-художественный сборник. ред. Василий Ильинский. Первая книга. Прага: Славянское издательство, 1922 http://dc.lib.unc.edu/cdm/item/collection/rbr/?id=22950 http://kirsoft.com.ru/mir/KSNews_475.htm Дмитрий Николаевич Вергун http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_708.htm

Ять: О литературной взаимности между племенами и наречиями славянскими О, krajino, všeliké slávy i hanby obraz! Od Labe zrádného k rovinám až Visly nevěrné, od Dunaje k heltným Baltu celého pěnám: krásnohlasý zmužilých Slavianů kde se někdy ozýval, ai, oněmělť už, byv k ourazu zášti, jazyk. О, та страна! Славы блеск и арена былого позора! От берегов золотых тихой Лабы до Вислы неверной и от дунайских долин до простора Балтийского моря, некогда всюду звучал вызывающий злобу соседей, тот, что теперь онемел - сладкозвучный язык наш славянский - из пролога к Дочери Славы, Яна Колара Из лекций В.И. Ламанского Введение в славяноведение...Эпоху в истории возрождения славянских народов составляет поэтических и прозаических произведений словака Яна Колара. В 1837г. вышла в свет его знаменитая брошюра О литературной взаимности Славян и пр. В этой статье Колар пытается ближе подойти к основной причине современного безсилия Славян и находит ее в том, что каждый Славянский народ на себя лишь работает, о себе только заботится, ни мало не помышляет о своих соплеменниках. - Мало быть, замечает Колар, хорошим Русским, Поляком, Чехом и Иллиром, надо быть и хорошим Славянином; каждый из них должен руководиться правилом: Я Славянин и ничто Славянское мне не чуждо -. Поэтому и нужна Славянам литературная взаимность. Для ея осуществления Колар предлагает несколько мер, из коих некоторые и поныне не исполнены, как они ни необходимы. Пособиями для осуществления должны быть, по мнению Колара 1) Заведение славянских книготорговель во всех главных Славянских городах, в Петербурге, Варшаве, Кракове, Львове, Праге, Вене, Пеште, Берне, Белграде, Загребе и проч., для удобнейшего и скорейшего получения всех вновь выходящих книг 2) Обмен книг и повременных изданий между писателями и издателями различных племен 3) В учебниках для юношества следует приводить примеры и разсказы о знаменитых славянских людях. Очень бы желательно было составление и издание Славянского Плутарха. Жизнеописание Славнейших Славян могли бы иметь благотворное влияние на юношество 4) Общеславянское обозрение, издаваемое на всех славянских наречиях (т.е. по Колару на четырех, по Русски, Сербски, Чешски и Польски), в котором помещались бы разборы всех вновь выходящих Славянских сочинений и изданий 5) Учреждение общественных Славянских библиотек 6) Издание Славянских грамматик и словарей, не только чисто ученых, но и практических 7) Издание сборников Славянских народных песен, сказок, пословиц и пр. 8) Всеобщее устранение излишних чужестранных слов и оборотов, введение коренных и чистославянских, и через то условное приближение к идеалу все-Славянского языка, т.е. такого языка, который был бы понятен каждому славянину, к какому бы племени он ни принадлежал. Славянские языки должны себя обогащать из общего запаса славянского. Чужие слова и обороты искажают и унижают национальный характер, подтачивают и убивают любовь к своей народности и языку. Иностранные слова и обороты отчуждают славянина от славянина, отдаляют одно наречие от другого. Чешский и Польский языки преимущественно искажены и испорчены иностранным влиянием 9) Введение общего однообразного правописания для всех славянских наречий. Несмотря на главнейший недостаток теории Колара, на отсутствие высшего, обьединяющего начала и некоторую внешность понимания обще-Славянской задачи, его произведения, писанные с несомненным дарованием и с жаром истинного убеждения, читались у его земляков-Словенов, Чехов и других Славян Австрийских с величайшим увлечением и производили в умах Славянских решительный переворот. Немцы и Мадьяры с полицейской подозрительностью сами стали читать Колара и с ужасом указывали на некоторые сонеты его Дочери Славы (Slavy Dcera), где он отзывается о России с особенным чувством или уважением (в поэмах Колар напоминает Славянам их прежнюю славу, громит проклятиями внешних и внутренних врагов славянства и пророчит ему великое будущее). Особенно негодовали Мадьяры и немцы на сонеты в роде следующих: Стократе сем млувил, тед уж кричим К вам, о розкидони Славова, Будьме целек, а не дробшове, Будьме анеб вшецко, анеб ничим Сто раз я говорил, теперь уже кричу к вам, разделенные Славяне! Будем целое, а не части, будем всем или ничем Или тот особенно сонет, в котором Колар представляет Славянство в виде статуи Руско бы сем в еи главу скулил Дрик пак были бы в ни Лехове, Рамена а руки Чехове, Сербско бы сем ве две ноги пулил, Менши ветве, Винды, Лужиц двое Хорвату кмень, Слезу, Славаку Растопил бых в одени а зброе: Перед тоу модлоу клекати бы могла Цела Европа сить облаку Высили, крокем свым бы земи погла Россию бы я вылил ей в голову, телом бы в ней были Ляхи, плечами и руками Чехи, Сербию бы разделил я на две ноги, меньшие ветви, Виндов, тех и других Лужичан, племя Хорватов, Слезаков, Словаков растопил бы я в одежду и оружие. Перед этим истуканом вся Европа могла бы пасть на колена, и сама выше облаков, одним шагом своим она бы поколебала бы землю О литературной взаимности между племенами и наречиями славянскими Сочинение Иоанна Колара (Это лирическое рассуждение одного из знаменитейших ученых славянистов нашего времени, недавно напечатано в Австрии, на немецком языке, отдельною книжкою Мы уверены, что каждый из русских читателей прочтет его с наслаждением и оценит его важность. За появление сего перевода мы обязаны благодарность М.П. Погодину) §1. Вступление. Литературная взаимность - вот один из самых прекрасных и самых примечательных цветов, который в новейшее время возник и распустился на почве многоплеменного славянского народа. В первый раз после многих столетий рассеянные славянские племена смотрят на себя опять как на один великий народ, и на различные наречия, как на один язык; чувство национальности пробуждается повсюду, и они усердно желают знакомиться короче друг с другом. Облака заблуждения и ослепленья разносятся; Славяне утомились долговременной распрей; им скучно стало в этом пустом одиночестве, которое притупляет все способности; им опротивило это изнурительное раздробление, и они сбрасывают с себя цепи старых предрассудков, хотят снискатъ себе утраченные права природы и разума, возвыситься до той человеческой и братской любви, которая одна может преобразовать злополучные народы и доставить им счастье. Славянский народ стремится опять к своему первоначальному единству, как растение достигшее цвета и плода - к своему семени и зерну. Славяне, в наше время, не только способны к общему союзу, - которого не могут разорвать ни моря, ни земли, и который невидимо обнимает все племена и наречия, - Славяне не только способны к такому литературно-духовному союзу, но он сделался даже для их большинства необходимою потребностью. Это понятие и явление в Европе совершенно ново и не имеет сходства ни с каким другим; для совокупного славянского народа оно важно в высокой степени и обещает великие последствия; вот, почему всякий образованный Славянин должен обратить на него все свое внимание, осмотреть и наследовать со всех сторон, тем более, что, само-по-себе невинное, оно может однакож легко подать повод к некоторым недоразумениям и заблуждениям. Никакая великая, высокая мысль не входить в общественную, народную жизнь без двоякой борьбы: с одной стороны против врагов мысли, которые хотят противиться ее распространению, или уничтожить ее, с другой стороны против ее друзей, которые обьявляют себя за нее и действуют в пользу ее, но, не постигая ее настоящего смысла, делают ошибки и вредят доброму делу больше первых. Ибо, не только люди мыслящие, образованные, лучшие и благороднейшие в народе, берутся с высоким участием за новую мысль, входящую в общественную жизнь; но и грубая чернь, себялюбец, мечтатель, энтузиаст бросаются в ее защитники и распространители; не чувствуя, не понимая ее чистоты, значительности и высокости. Чем возвышеннее и важнее предмет, чем больше часть человечества, к которой он относится, чем богаче и значительнее следствия, кои он имеет для жизни, тем легче может он быть употреблен во зло; по этой причине должно как-можно чаще о нем думать, говорить и писать, как-можно прилежнее распространять о нем правильные понятия и сведения. И вот именно цель настоящего рассуждения. Сочинитель обьявил эту мысль, хотя только вкратце, в изданном им за семь лет пред этим Исследовании об именах (1830. с.345). С тех пор он беспрестанно думал о ней и читал относящиеся к этому предмету сочинения чужих народов с целью воспользоваться их видами и снискать точку воззрения европейскую, а не исключительно-славянскую. §2. Что такое взаимность. Литературная взаимность есть общее участие всех племен в умственных произведениях их народа; она предполагает чтение славянами книг, издаваемых на всех славянских наречиях. Всякое наречие должно черпать оттуда новую жизненную силу для собственного освежения, обогащения и образования; но не должно вступать в чужие границы точно так же, как не пускать в свои, а сохранять собственную, свободную область наряду со всеми прочими. При взаимности все племена и наречия остаются без всякой перемены на своих прежних местах, но взаимным действием и соревнованием содействуют развитию общей народной литературы. §3. Что не может называться взаимностью. С другой стороны, взаимность не состоит в политическом соединении всех Славян; в каких-либо демагогических происках или революционных возмущениях против правительств и государей, откуда проистекает только замешательство и несчастие. Литературная взаимность может быть и там, где народ находится под разными скипетрами, разделенный на многие государства, королевства, княжества или республики. Взаимность возможна и там, где в народе есть разные религии, церкви и исповедания, разные письмена, климаты и страны, обычаи и обыкновения. Она неопасна мирским правительствам, и государям, оставляя в покое границы и области, зависимость подданных от того или другого монарха, и прочие подобные политические обстоятельства; она довольна настоящим состоянием вещей, уживается при всех образах правления, не касается законов и обычаев чужих земель, одним словом - она живет со всяким господином в мире, со всяким соседом в дружбе. Это смирная, невинная овечка, которая принадлежит, правда, к великому стаду, но пасется на своем особенном лугу. Государство есть соединение многих стран и разных народов под одною общею главою; цель его - безопасность, справедливость и содействие образованию всех составляющих его народов. Итак, любовь к нашему народу и языку, но вместе и верность, покорность государям, хотя б они были и из другого народа…Если немцы верно преданы одной национальной литературе и разным немецким и ненемецким правительствам, то точно так же могут и славяне, тем более, что сии последние от природы спокойнее и почтительнее к начальству, хотя и нераболепнее, как говорят враги. Разве Англичане и новые Греки не повинуются королям, которые не от их рода? Следовательно не должны бранить и называть мечтателями, фанатиками, возмутителями или врагами других народов тех, которые любят свой народ и желают ему истинного счастья, не думая расстраивать настоящего порядка вещей. Эта взаимность не состоит также в обобщении или насильственном смешении всех славянских наречий в один главный язык или одно литературное наречие, как о том начинают мечтать некоторые славянисты. Славянские наречия частью так уже разлучились между собою грамматически, что не могут естественно сплавиться в один язык, частью некоторые из них так образовались филологически и обогатились такими отличными сочинениями, что уже нельзя ожидать от человеческой слабости, суетности и самолюбия, чтоб какое-нибудь племя пожертвовало своею, какою бы то ни было, самостоятельностью, отказалось от своих доселе приобретенных сокровищ, как-бы забыло их, и совсем от них отделилось. Большинство Славян привержено наследственною , в-течение веков освященною любовью к своим наречиям, и так далеко уже ушло в своем частном образовании и литературе, что отступать невозможно. §4. Сколько и какие славянские наречия принадлежат ко взаимности. Славянин, невысоко ученый, по крайней мере стоящий на первой ступени образования и просвещения, должен знать четыре нынешних образованнейших наречия, на коих пишутся и печатаются книги; русское, иллирийское, польское и чехословацкое. Ученейший и образованнейший славянин второго класса познакомится и с меньшими наречиями или поднаречиями, например, с малороссийским - в русском, кроатским, виндским, булгарским - в иллирийском, лузацким - в польском. Славянин третьего класса, или ученый, филолог и историк по званию, должен знать все славянские наречия без исключения, живые и умершие, образованные и еще необразованные, чистые и смешанные с другими языками, мало и далеко-распространенные, господствующие и подданные, которые пишутся глаголическими и кирилловскими, латинскими и швабскими буквами… §20. Заключение. При свете взаимности народ славянский и все его племена и наречия, его судьбы и обстоятельства предстанут нам в другом, лучшем виде. Она может положить только основание народной славянской словесности, в точнейшем и высшем значении этого слова; с нею вместе и посредством ея. Китайская стена, доныне существующая, эта одиночная жизнь и одиночная деятельность Славян, мелочные книжные ссоры отдельных племен и наречий - навсегда рушатся; прекратятся мелкие литературные предприятия и общества, которые, едва возникнув, вянуть и блекнут от недостатка воздуха. Только силою взаимности мы почувствуем живо наше общее происхождение и наше сродство, а эта выгода неслишком-дорого будет стоить для каждого племени: пусть только те из Славян, которые первенствуют умом, держатся не столько предметов, отделяющих и удаляющих нас друг от друга, сколько тех, которые нас связывают в одно братство. Слабые ручьи с трудом носят на поверхности своей бревна и доски; но где отдельные потоки стекаются в одно русло, там Волга, Дунай несут огромные корабли на хребтах своих. От взаимности не потерпит ни одно наречие; ибо каждое из них сохранит свою личность, останется при своем языке и литературе, но будет знать, покупать и читать произведена других письмен славянских. Итак здесь еще откроется обширное поприще для всякого Славянина, действующего во благо всего народа; здесь предстоят завоевания, или лучше, обращения на путь истины других заблудшихся; здесь лучшие в народе должны подать друг другу руку и скрепить этот истинно-священный союз, ибо холодность, равнодушие, даже отвращение Славян друг от друга, доселе господствовавшие, можно назвать безбожием; это тот самый порок (impietas), который так сильно преследовали Римляне в детях, нелюбивших родителей, в братьях и родных, чуждых взаимной любви. Около этого общего, светлого народного очага да соберутся люди мысли и чувства, и да стараются они привлекать к себе других. Тяжелая ответственность лежит на нас, на нашем времени, на нашем народе: нам предоставлено решить судьбу бесконечной будущности! Поляк да перестанет называться просто Поляком, но да называется Славянином-Поляком, да изучает он не только свои книги, но и произведения наречий русского, богемского, сербского; Русский да будет не просто Русским, но Славяно-Русским, да знает и читает не только на своем языке, но и на польском, богемском, сербском; Богемец да будет не просто Богемцем, но Славяно-Чехом, и изучает не один богемский язык, но и польский, и русский, и сербский. Серб или Иллириец да будет не просто Сербом, но Славяно-Сербом, да покупает и читает не одни сербские книги, но и произведения польской, русской, богемской литературы. Кто не знает и не понимает этих главных наречий, тому бы не следовало и брать перо в руки, тот не славянский писатель Ян Коллар. О литературной взаимности между племенами и наречиями славянскими. Отечественные записки. 1840. Т. VIII. Отд. II. с.1-24, 65-94 https://cloud.mail.ru/public/DRTp/UkwKqjqwU 50Мб Из записок о славянских землях http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_232.htm

Ять: Славим славно славу Славов славных Благородный муж! Многочтимый брат славянин! Мужи других народов, пекущиеся о литературе и духовной жизни, всячески стараются сблизиться посредством личного общения, а не письменного. Таким путем достигается то, что деятельность их обретает связь, а разобщенные силы объединяются в одном стремлении и с большим успехом действуют на благо народа. Так оно во Франции, так оно в Англии и Германии; живущие вдали друг от друга люди находятся в подлинной связи и взаимодействии. Так должно было бы быть и у нас славян, сынов одной матери Славы. Я давно стремился установить с вами более близкую связь. По вашим произведениям, которые я внимательно читал, я увидел в вас не только возвышенную душу, вдохновенного певца, благородного мужа, но и ревностного друга нашего единого народа. (…) В прошлом году я послал вам в дар через ехавшего в Париж графа Станислава Дунша Барковского в знак моего уважения один экземпляр моего произведения Дочь Славы. Я не знаю наверняка, передано ли оно вам, в случае если бы вы его не получили, соблаговолите написать ему и переслать вам. Что в настоящее время вы делаете? Много ли у вас слушателей? Вы меня порадуете, если не замедлите ответить мне. Будьте счастливы. Ваш почитатель Ян Коллар (во время парижских чтений 10 ноября 1842) - Цит. по: А. Мицкевич. Собр. соч.: В 5 т. М., 1948–1954. Т.5. с.680–681 современная чешская орфография (3 песня, сонет 337): Stokráte sem mluvil, teď už křičím K vám o rozkydaní Slávové! Buďme celek á ne drobtové, Buďme aneb všecko, aneb ničím; авторская орфография: Stokráte sem mluwil, teď už křičjm K wám o rozkydanj Sláwowé! Buďme celek á ne drobtowé, Buďme aneb wšecko, aneb ničjm; Стократе сем млувил, тедь уж кричим К вам розкидани Словове, Будьме целек, а не дробмове, Будьме анеб вщецко, анеб ничим. Сто раз уж говорили, а теперь кричим Вам, разобщенные славяне, Будем единым целым, а не разъединенными, Будем либо всем, либо ничем - Богемцы суть чистая Славянская кровь; и их привязанность к своему происхождению простирается почти до суеверия. Вельможи состязаются в ней с простым народом с благородной ревностью. Многие из них выстроили на свой счет музеи и публичные библиотеки, в кои, не щадя никаких издержек, собирают отовсюду отечественные древности и памятники древней народной словесности. Один современный Богемский поэт, Коллар, издал недавно два тома стихотворений, дышащих пламенным патриотизмом. Под именем Славы (Slawa) он олицетворил в них свою отчизну или, лучше сказать, всю родную семью Славян, и изливается пред ней в пламенных выражениях неисповедимого одушевления, подобно как перед обожаемою любовницею, или как таинственная Госпожа Гюон пред несозданною красотою. В его стихотворениях есть нечто сходное с Мелодиями Томаса Мура, где родная Ирландия олицетворена под своим древним именем Эрина. Страсть, коей сгорает душа поэта, едва скрывается под его слишком прозрачными аллегориями. Иногда даже, увлекаясь исступлением чувства, он не может совладать с собой - и его Славянская душа вся обнажается. В своих патриотических восторгах он обращается преимущественно к России. Исполинская дщерь Славян, могущественная Россия, - восклицает он в одном из сих благородных порывов, - когда соединишь ты в одну рукоять эти разметанные ветви одного корня, когда сольешь в один поток эти расплесканные волны одной крови? - R.B. (Ревю Британик). Национальное направление богемской словесности. Телескоп (журнала Н.И. Надеждина). 1831. N11. c.400–401 Г. Коллар, проповедник Евангелической славянской церкви в Песте, столице Венгрии, почитается первым между богемскими стихотворцами. Знаменитейшая его поэма есть Дочь Славы, оживленная славянской народностью и стоит того, чтобы все племена славянские читали ее. Его проповеди превосходны. Он собрал в Венгрии и издал славянские песни, участвует в журналах, также сей почтенный и истинно ученый славянин, занимается еще объяснением древней истории славян. Ревность его ко всему, что может просветить и улучшить состояние его прихожан, беспредельна. В пользу юношества, обучающегося в славянском училище, основанном собственным его старанием в Песте, он издал книгу для чтения, наполненную очень хорошими статьями, между коими находится историческое и географическое сведение о славянах вообще - Андрей Кухарский. Телескоп. 1832. N24, с.536-537 Первое поэтическое оригинальнее произведение, могущее служить украшением всякой литературе, есть бесспорно Slavy Dcera, творение Коллара, славянина из Венгрии. Здесь поэт воспевает идеал славянской красоты и славы, в трех песнях, наименованных по названиям трех рек: Салы, Эльбы и Дуная, каждая из сих песен состоит из пятидесяти сонетов. А в первой песне он весь предан дрожайшему предмету своей любви во дни счастья до минуты разлуки. На Эльбе он в борьбе с своею любовью и непреклонно» судьбою. На Дунае живет еще воспоминанием исчезнувшего блаженства; песнь его отзывается там в тоне кроткой меланхолии. Жива и пламенна его фантазия; равно умеет он вдохнуть своему образу любезнейшую нежность и окружить его эфирным очаровательным блеском. При всей своей возвышенности он никогда не оскудевает в ясности речи. Стих его текуч, рифм звучен и полновесен. Коллар есть Петрарка своего народа - перевод отрывка из письма К. Винаржицкого, озаглавленный О богемской литературе. Телескоп. 1833. N10. с.253-254 Из 48 сонета первой песни: Sláva krásou libé řeči Polku, vděkem ozdobila Serbinku, Slováčku pak, naši rodinku, zpěvem ust a serdcem bez okolku; v Rusku panství, v českou skryla holku smělost k herdinskému oučinku, ale každou krás těch květinku ještě v celém chtěla míti spolku: Káže tedy, aby podle směru spojil Milek, její kochánek, ony částky v jednu Slávy dceru; proto se tu, jako v moři řeky, divně spolu všechněch Slavjanek objímají cnosti, krásy, vděky Слава украсила сладостной речью польку, Обаянием - сербку, А словачек (нашу родню) - Певучестью уст и бесхитростным сердцем; Русскую наделила властностью, а в чешскую девушку вдохнула Смелость и жажду героических деяний. А потом каждый цветок этих красот Она захотела увидать еще объединенным в целом; Тогда она приказала, чтобы Объединил Милек ее любимиц Прелести в одной дочери Славы. Поэтому в ней, как в море реки, Удивительно всех славянок Сливаются добродетели, красота, обаяние. - А.А. Зайцева. Ян Коллар и русско-чешские литературные связи первой половины XIX в. Литература славянских народов. М., 1963. с.113 Образ богини Славии встречается не только в поэме Дочь Славы: еще в пасторали Вила Словинка (1614) хорватский писатель Ю. Баракович описывает «свое путешествие по окрестностям Шибеника и встречу с прекрасной фантастической девой (вилой) - Словинкой, рассказавшей о происхождении славян и их языке - О.А. Акимова, Г.П. Мельников. Идея славянской общности в представлениях чехов и хорватов эпохи Средневековья. Славянский вопрос: Вехи истории. М., 1997. с.16 Баракович «воспел Задар, столицу мифического князя Словена, праотца всех славян. Славянские географические названия ему известны, включая пределы Московии. (…) примечательны выпады против «латынян» и защита славянского языка. Славянская муза просит поэта напомнить народу, что она существует - И.Н. Голенищев-Кутузов. Итальянское Возрождение и славянские литературы XV–XVI веков. М., 1963. с.80 Дочь Славы: Лиро-эпическая поэма в пяти спевах с предспевом. Пер., ист.-лит. очерк и коммент. Н.В. Водовозова. Уч. зап. МГПИ им. В.И. Ленина, 1967, N287, с. 9-424 Я. Коллар. Богиня Славы или происхождение имени Славян. 1839 Поэзия славян: сборник лучших поэтических произведений славянских народов, изданный под редакциею Ник. Вас. Гербеля. Санкт-Петербург: Тип. Имп. акад. наук, 1871, 542с. (16 сонетов из первых трех песен и вступление перевели Н. Берг и В. Бенедиктов - с.348-353) http://dlib.rsl.ru/01005392785 Фрагменты из поэмы (Песнь первая. 129. Перевод Ю. Нейман; Песнь вторая. 141. Перевод Н. Берга; Песнь третья. 110. Перевод Н. Стефановича; 116. Перевод Н. Горской; 121. Перевод С. Шервинского) в кн.: Европейская поэзия XIX века, М., 1977, с.723-725 http://www.twirpx.com/file/814066/ Сто сонетов. - Предисл. и примеч. А. Зайцевой. М.: Худож. лит., 1973. 245с. Антология чешской поэзии, т.1, М., 1959 Словацкая поэзия XIX-XX вв., М., 1964 А.А. Зайцева. О некоторых особенностях метода и стиля поэмы Яна Коллара - Дочь Славы. Уч. зап. Ин-та славяноведения, т.21, М., 1960, с.188-231 Л.П. Лаптева. Ян Коллар в русской дореволюционной литературе. В кн.: Развитие капитализма и национальные движения в славянских странах, М., 1970, c.292-309 Ян Коллар. О литературной взаимности. Антология чешской и словацкой философии. М., 1982, с.233-240 Ян Коллар. Искусство в жизни народов. Чешская и словацкая эстетика XIX-XX вв. М., 1985 с.346-350 Галина Викторовна Рокина. Ян Коллар и Россия: история идеи славянской взаимности в российском обществе первой половины XIX в. Йошкар-Ола, 1998. 206с. Ян Коллар. О литературной взаимности между племенами и наречиями славянскими. Отечественные записки. 1840. Т. VIII. Отд. II. с.1-24, 65-94 https://cloud.mail.ru/public/DRTp/UkwKqjqwU 50Мб Письмо Коллара к Н.И. Надеждину (Русский Архив, изд. Петром Бартеневым, 1873(7), с.1220-1221) http://www.runivers.ru/bookreader/book406219/#page/1/mode/1up с.56-57 Ян Коллар - поэт, патриот, гуманист. К 200-летию со дня рождения (Сборник - отв. ред. С.В. Никольский). М.: Институт славяноведения и балканистики РАН, 1993. 148с. http://www.inslav.ru/resursy/elektronnaya-biblioteka/1114--200-1993 http://www.twirpx.com/file/1036637/ 3.45Мб Я. Коллар (И.А. Богданова с.57-66). Очерки истории чешской литературы XIX-XX веков (Сборник - Коллективный труд, созданный в Институте славяноведения АН СССР, ред. Д.Ф. Марков, С.В. Никольский, С.А. Шерлаимова). М.: Издательство АН СССР, 1963. 724с. http://www.twirpx.com/file/1818586/ 19.3Мб Л.Н. Титова. Ян Коллар о славянах. Автопортрет славянина. М.: Издательство Индрик, 1999, с.180-189; Категории и концепты славянской культуры. Труды Отдела истории культуры. М.: Институт славяноведения РАН, 2007. c.162-169 http://www.inslav.ru/resursy/elektronnaya-biblioteka/552--1999 http://www.twirpx.com/file/260429/ А.А. Зайцева. Дневник Яна Коллара (к вопросу о формировании мировоззрения поэта). Советское славяноведение. 1965 (6), с.40-53 В. Матула. Представления о славянстве и концепции славянской взаимности Я. Коллара и Л. Штура. Советское славяноведение. 1978(2). с.58-71 Г.В. Рокина. Неопубликованная рукопись Яна Коллара - Die Gotter von Retra (Рукопись Яна Коллара - Боги Ретры - в ЦГИА СССР). Советское славяноведение. 1991(2). с.103-106 http://www.inslav.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=302 Jan Kollar. Dcera Slavy - Ян Коллар. Дочь Славы http://zlatyfond.sme.sk/dielo/142/Kollar_Slavy-dcera/1 В 1823 и 1827гг. были изданы два тома Pisne svetske lidu slovenskeho v Uhrich - Песни светские словацкого народа в Венгрии (всего - 222 песни, во втором томе - 120. Первый том был подготовлен Я. Колларом, П. Шафариком и Я. Благославом, второй - Я. Колларом). Особенно интересным является предисловие, написанное Колларом к 1 тому: http://zlatyfond.sme.sk/dielo/111/Kollar_Piesne-svetske-ludu-slovenskeho-v-Uhorsku-1-diel Slawy Dcera. Budín, 1824 - 1 ред. 1824 - Первое поэтическое оригинальнее произведение, могущее служить украшением всякой литературе, есть бесспорно Slavy Dcera, творение Коллара, славянина из Венгрии. Здесь поэт воспевает идеал славянской красоты и славы, в трех песнях, наименованных по названиям трех рек: Салы, Эльбы и Дуная, каждая из сих песен состоит из пятидесяти сонетов. А в первой песне он весь предан дрожайшему предмету своей любви во дни счастья до минуты разлуки. На Эльбе он в борьбе с своею любовью и непреклонно» судьбою. На Дунае живет еще воспоминанием исчезнувшего блаженства; песнь его отзывается там в тоне кроткой меланхолии. Жива и пламенна его фантазия; равно умеет он вдохнуть своему образу любезнейшую нежность и окружить его эфирным очаровательным блеском. При всей своей возвышенности он никогда не оскудевает в ясности речи. Стих его текуч, рифм звучен и полновесен. Коллар есть Петрарка своего народа - перевод отрывка из письма К. Винаржицкого, озаглавленный О богемской литературе. Телескоп. 1833. N10. с.253-254 http://www.twirpx.com/file/1072551/ https://cloud.mail.ru/public/Fxzp/dorUYM5LQ Славим славно славу Славов славных http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_397.htm

Ять: Автопортрет славянина К созданию автопортрета славянина - картины, достойной занять почетное место в галерее мирового искусства, - приложили руку все крупнейшие мастера славянской культуры. Нельзя обойти вниманием - самого воодушевленного славянина (Сиротинфин А. Россия и славяне. СПб., 1913. c.223), ученого-слависта, поэта, проповедника Яна Коллара, доминанту поэтического творчества и культурно-просветительской деятельности которого составила идея национального самоутверждения славянских народов и их взаимной помощи. Рассматривая представления Я. Коллара о славянах, можно легко заметить, что в его трудах и поэтических произведениях встречается материал, позволяющий нарисовать не автопортрет славянина-человека, но славянского колосса, изваяния, осенившего земли от Татр до Урала. И тому есть причины. Для эстетической концепции романтика Коллара (ряд исследователей, правда, говорит о синтезе античного и романтического в его творчестве) показательно слияние абстрактного и конкретного, в том числе, любви к женщине с любовью к родине, человечеству. Чувство к женщине столь же интенсивно и сильно, что и чувство, испытываемое к славянству, к родине. Лужичанка Мина - возлюбленная и Муза поэта, героиня его прославленной поэмы Дочь Славы, по мере развития поэтической мысли становится олицетворением славянства, дочерью богини Славы, мифической покровительницы славян. Как писал А. Мицкевич, возлюбленная Коллара постепенно превращается в образ, созданный его воображением. Поэт влюблен в национальную идею славянства - вот его возлюбленная, вот его Лаура, которую он всюду ищет, оплакивает. - Иностранцу трудно понять, как это можно воспевать народ в образе человека; тем не менее эта форма распространена у поляков и чехов. Польские поэты нередко изображают свой народ в образе мужчины, в чешской поэзии он часто передается в образе девы (Мицкевич А. Собр. соч. М., 1954. Т.4. c.394-395). Обратимся к Яну Коллару: Нацию почитай единственно как сосуд человечности, пусть слово славянин звучит как слово человек (Kollár J. Básně. Praha, 1952. s.351). Правомерно задаться вопросом: что же за нация - славяне, что говорит о ней, как воспринимает ее певец славянской взаимности, - ведь именно под таким именем Яна Коллара знают во всем славянском, да и не только славянском, мире. Ответ на этот вопрос содержит, прежде всего, так называемая двойная проповедь Яна Коллара, прочитанная и впервые изданная в 1822г. под названием: О добрых свойствах славянской нации (Kollár J. O Dobrých Wlastnostiach Národu Slowanského. Pesst, 1822. Цит. по кн.: Kollár J. Pamäti z mladších rokov života. Bratislava, 1972. s.215-240. В дальнейшем все цитаты даются по этому изданию). Опираясь на гердеровское положение о языке как основном признаке нации, Коллар писал, что нация - это общность таких людей, которые объединены узами единого языка, одинаковых нравов и обычаев (Kollár J. Pamäti z mladších rokov života. s.219). Это сочинение дополняют более известные труды Коллара, в первую очередь: - О литературной взаимности между различными племенами и наречиями славянского народа (1836), в которой была дана практическая программа культурного сотрудничества славянских народов. Программа Я. Коллара включала в себя: изучение славянами нескольких главных наречий (чехословацкого, польского, русского и иллирийского), учреждение славянских кафедр при средних и высших учебных заведениях, книго-обмен между славянскими писателями, организацию славянских книгоиздательств во всех славянских столицах, выпуск литературных газет, расширение общественных и личных библиотек, подготовку сравнительных грамматик славянских языков и словарей, собирание и издание народных песен и поговорок, единое славянское правописание (латиница и кириллица); - предисловия к двум томам Светских песен народа словацкого в Венгрии (1823, 1827); - и, конечно же, поэтическое творчество самого Яна Коллара. Одно из самых действенных средств, которое правители и учителя народа используют для счастливого достижения своих целей, - так начинает свою проповедь О добрых свойствах славянской нации Ян Коллар, - это обращение внимания народа на стиль его жизни, на самих себя, свою собственную силу и черты характера; они учили познавать и чувствовать то, что народ имел в себе хорошего и достойного похвалы, и таким образом стремились пробудить в нем благородное самосознание. Ведь известно, что и все люди, и все общества, и все нации имеют определенные, весьма отличные друг от друга свойства, нравы и обычаи...И чем полнее, яснее они - эти отдельные люди и целые народы - познают цену себе, свой характер, тем сильнее они будут опасаться всего, что их могло запятнать, тем усерднее будут стремиться к тому и делать все для того, чтобы стать лучше, счастливее (s.215). Через 14 лет, в своем главном сочинении О литературной взаимности - Коллар с удовлетворением будет констатировать, что - Наученные печальными судьбами и опытом долгих веков, раздраженные насмешками иноплеменников, вразумленные собственными ошибками, гонимые любопытством, исследованиями языка, истории и иными учеными занятиями, возбужденные открытиями ценных древностей, привлеченные публикациями великолепных народных песен, славяне в последнее время начали присматриваться друг к другу, познавать самих себя, свои племена и наречия, свои достоинства и недостатки, свое счастье и несчастье, свое прошлое, настоящее и будущее (Ян Коллар. О литературной взаимности. Цит. по кн.: Антология чешской и словацкой философии. М., 1982, с.233). Вследствие же этого познания -...прежнее смутное ощущение того, что все они составляют одну нацию и имеют один язык, превратилось у них (славян. - Л.Т.) во всеобщее ясное сознание (там же). Приступая к характеристике славянской нации, Ян Коллар обосновывает важность этого тем, что в Европе славяне - самая многочисленная нация (не то, что англичане, немцы и т.д.). Пятнадцать земель говорят на славянском языке и насчитывают 50 миллионов душ, а потому заслуживают, чтобы - определили и описали их жизнь, характер и свойства, причем как добрые, так и плохие (s.230). Говоря о духовном и количественном величии славян - нации, - пусть внешне разделенной и разбросанной -, но слившейся - сердцем и духом (Антология...с. 233), поэт-мыслитель при этом все же считал необходимым подчеркнуть, что - Слава нации теперь не основывается ни на ее многочисленности, ни на ее могучем телосложении, физической силе и крепком здоровье, ни на блестящем умении мстить за обиды; она не основывается также на слепом подражании французским нравам и модам, но на морально-интеллектуальном величии, духовной деятельности и самостоятельности духа, на любви и признании всей нации и на связи с человечеством и мировой историей (там же с.236). Славянский народ - народ великий, - постоянно мыслящий, ни в коей мере не застывший в своем развитии -. Это ведь малые народы, считает Коллар, - мыслят и чувствуют как-то вполсилы -. В противоположность им великие народы, - пробудившись однажды к духовной жизни, поднимаются до самых небес, увлекая за собой все человечество -. Покажет величие предначертания славян и определит способ его достижения, по твердому убеждению Яна Коллара, лишь славянская взаимность. Только ощущение национального единства придаст отдельным народам веру и отвагу мыслить и действовать - в величественных масштабах -, явится первым условием зарождения истинной просвещенности и национальной литературы, создания важного жизненного центра для новой, - омоложенной человеческой культуры (Ян Коллар. О литературной взаимности. Цит. по кн.: Чешская и словацкая эстетика XIX-XX вв. М., 1985, с.347-348). Понятие славянская литература у Коллара близко понятию славянская нация. Славянская нация и литература - это - дерево с четырьмя крепкими ветвями, каждая из которых цветет и приносит плоды, каждая касается и обнимает своими ветками и листьями другие ветви.., создавая единую крону. Ни одна не должна засохнуть или сломаться, ведь при этом все дерево станет червивым и покроется плесенью (Kollár J. O literárnej vzájemnosti medzi rozličnými kmeňmi a nárečiami slovanského národa. Цит. по кн.: Kollár J. O literárnej vzájomnosti. Bratislava, 1954, s.132-133). Залогом успешного решения этого великого исторического предначертания славян являются их - добрые свойства -. Ян Коллар видит пять таких - положительных свойств - славянского характера: религиозность, трудолюбие, склонность к невинному веселью, любовь к своему языку и терпимость по отношению к другим народам. Начав свою исповедь с анализа первого - доброго свойства - славян, Коллар считает необходимым сделать одно существенное уточнение. - Скорее, говорит он, речь идет не о религиозности славян, но об их склонности к религии. Едва ли можно назвать другой такой народ, который бы возводил столь славные и красивые храмы, предпринимал такие далекие путешествия к святым местам, чтил бы своих богов столь истово. Славяне сами отправили в 863 году своих посланцев в Константинополь, откуда те привели двух христианских учителей Кирилла и Мефодия, распространявших Божье слово. - За истинную веру славяне отдадут свободу, самостоятельность, селения, княжества (Kollár J. Pamäti...s.231). О способности славян ко всем ремеслам, искусствам, торговле говорит уже поговорка - Zo Slovana všetko vystane. Мы отнюдь не считаем все другие народы ленивыми и неспособными, подчеркивает Коллар, однако следует учесть и то, что, несмотря на несчастья, выпавшие на долю славян, нация эта насчитывает множество талантливых и трудолюбивых людей. Работает и стар и млад, богач и бедняк, здоровый и больной, мужчины и женщины, причем трудятся они днем и ночью, не только летом, но и зимой, когда иные народы дают себе роздых. - Хлеб, молоко, мед, одежда и обувь сделаны их руками (там же). Склонность к веселости, присущую славянам, Ян Коллар в первую очередь связывает со здоровым образом жизни. Их кровь горячая и свежая, их нервы крепкие, мышцы упруги и сильны, очи ясны, лица приветливы, язык выразителен; куда они ни придут - всюду расцветает радость и веселье. - Ęde Slovenka tam spev - это известно всем. А где пение, там искренность, доверие, приветливость, никаких свар, грабежей и иных опасностей для странников и чужеземцев. О любви словаков к пению как о главной и самой прекрасной особенности характера всего славянского народа Ян Коллар пишет в предисловии ко второму тому уже упоминавшихся Светских песен народа словацкого в Венгрии» (1827). Это то наследство, которое непременно следует передавать потомкам. Записи народных песен помогут создать полную картину жизни народа, его душевного богатства. По его мнению, народная песня - самая сильная основа просвещения, элемент культуры, поддержка нации, защита и укрепление языка (Цит. по кн.: Ян Коллар - поэт, патриот, гуманист. М., 1993. с.56). Сборник Народные песни (Národnie zpievanky), изданный Я. Колларом в 1834-1835гг., содержит 2582 текста. Это до сих пор самое большое собрание словацких народных песен. - Любовь к своему языку и милой сердцу материнской речи -, естественно, едва ли не главное достоинство и доброе свойство славянской нации. Иначе и быть не могло для Коллара, сформировавшегося как поэт и мыслитель в условиях, когда проблема родного языка составляла основу общекультурного процесса. Славяне, по убеждению Коллара, всегда стремились сохранить и облагородить (усовершенствовать) язык, данный им от бога. - Найдутся страны и чужеземцы, - негодует проповедник-просветитель, - которые в течение столетий вели войны со славянским языком, обращались с бедным народом и его языком бессердечно и не по-людски, которые завоевали целые земли от Балтийского моря до Татр, но все это лишь усилило горячую любовь славян к своей милой материнской речи (Kollár J. Pamäti...s.232). - Кто отказывается от своей нации, не уважает и не любит свой язык, кто презирает его дух и характер, тот не может питать настоящей любви к своей родине, - развивает он свою мысль в сочинении О литературной взаимности (Антология...с.236). Наряду с термином славянская нация, славянская литература- Ян Коллар употребляет и термин - славянский язык. Это язык - сочный - и сильный, по своим поэтическим возможностям он ни в коей мере не уступает западноевропейским языкам и даже обладает преимуществом перед ними (в том числе, разнообразием созвучий (Kollár J. Básně. s.387)). Семь истоков призваны способствовать его обогащению и облагораживанию: старославянская литература, обнаруженные древние памятники, русский, иллирийский, польский и чешский языки, народные песни, повести, поговорки и пословицы простого народа, слова, почерпнутые из наречий и поднаречий (Kollár J. O literárnej vzájomnosti. s.165). Этим объясняется его горячее одобрение деятельности Юнгмана, Ганки, Пресла и Марека, направленной на создание чешской научной терминологии, выработку понятийного аппарата. Абсолютно несправедливы, по его мнению, упреки в адрес юнгмановцев со стороны Я. Неедлы, Ю. Палковича, полагавших, что при заимствовании слов из других славянских языков -...наша речь русифицируется, полонизируется, чехизируется и т.д.. Славяне, утверждает Ян Коллар, обязаны опираться на все славянское, как на - свое собственное -. К тому же, сравнивая славянские наречия, каждый научится уважать свой родной язык - главный признак национального духа (s.165-166). И, наконец, пятое - доброе свойство - славян: терпимость к другим народам, в первую очередь, соседним. Славяне - голубиный народ -, по определению Яна Коллара, народ кроткий, тихий и невинный. Никогда никому не грозил он копьем и мечом, не похвалялся, сколько королей замордовал, сколько захватил городов и весей. Мысль о миролюбии славян составляет одно из важных положений труда О литературной взаимности, в котором автор развивает философию истории, исходя из идеи общности славян. - Если бы славяне не имели никакой другой заслуги перед человечеством, кроме той, что они своей силой сломили известный в истории дикий варварский вандализм и готизм древних германцев, своим терпением и добротой поглотили его, своей кровью, своим трудолюбием, своим - тихим, безмолвным присутствием (среди германцев) смягчили и очеловечили их нравы, сделав их такими, каковы они сейчас, - то уже одно это принесло бы славянам величие и бессмертие. А разве заслуживает внимания и славы в мировой истории тот, кто в течение столетий мучает другие невинные нации и языки, планомерно их уничтожает или подчиняет себе? (Антология...с. 238) Список достоинств славянской нации можно было бы увеличить, считает Ян Коллар, приводя в пример такие положительные свойства славян, как гостеприимство, стыдливость, чистоплотность, скромность, уважение к старости и т.д., но это уже частности. В основе народности славян лежат, прежде всего, те пять основных свойств, о которых шла речь ранее. Но еще об одной положительной черте славян Коллар упоминает уже в начале своей творческой деятельности, в предисловии к первой книге Светских песен народа словацкого у Венгрии» (1823). В духе своей эстетической программы он видит в славянской поэзии синтез чувства и разума: Славянин, думая, чувствует и, чувствуя, думает (myslí a cíti zároveň -Kollár J., Safárik P.J. Piesne svetské l’udu slovenského v Uhorsku. V Pešti 1823, XXVII), - пишет Коллар. Свое развитие эта мысль опять-таки находит в труде О литературной взаимности, где он пытается постичь дух поэзии отдельных народов. Согласно классификации Коллара, поэтический дух у одних - склоняется больше к авантюризму (испанцы), к страстности (итальянцы), к шутке и хорошим манерам (французы), к философии и размышлению (немцы); у славян, как доказывают их народные песни и художественное поэтическое: творчество, поэзия кажется детищем, в создании которого под знаменем фантазии принимают равное участие все другие душевные силы (Kollár J. O literárnej vzájemnosti. s.152). Иными словами, славяне, в отличие, например, от немцев, не склонны к абстрактности, сухому рационализму. Это опять-таки свидетельствует о романтическом характере эстетической концепции Коллара и в то же время представляет интерес и для нашей темы, позволяя ярче увидеть портрет славянской нации глазами поэта-мыслителя. - Добрые свойства, доказательством коих может служить не только современность, но и история давних веков, - лишь половина дела, - говорит Ян Коллар в своей двойной проповеди. Важно и то, какие обязанности из этого вытекают - для самих славян и для иноземцев. Прежде всего, народ, имеющий столь совершенный, столь прекрасный характер, никто не имеет права обижать, а его имя - унижать, ненавидеть как его отдельных представителей, так и весь целиком, насмехаться над его нравами и обычаями, языком и способностями его, смотреть на него свысока, считать своим рабом. Никто также не имеет права переманивать славян к себе, искажать их мысли, принижать их таланты, ибо - каждый народ - особая ветвь на древе человечества, и тот, кто отсечет либо попортит эту ветвь, нанесет непоправимый вред всему древу. А что же мы видим на самом деле, в наше время? - вопрошает Ян Коллар. Никто не подвергается такому насилию, как народ славянский, все соседи - рвут и крадут цветы из его сада, чтобы украсить ими свои склоны и долины (Kollár J. Pamäti...s.234). При этом славянам следует помнить, что мало лишь сопротивляться врагам, необходимо приложить все силы для умножения добрых свойств славянской нации, ее духа, который представляет собою сумму черт характера, мыслей отдельных людей. Никогда не надо пытаться догнать чужую жизнь, подобно тому, как малые дети бегут за телегой, желая на ходу вскочить в нее. В чужой среде славяне всегда будут выглядеть, как белая заплата на черном сюртуке. - Будем работать каждый на своем месте в меру своих возможностей...Ибо кто в наше трудное время...ничего не делает на благо своего народа, тот творит зло, кто ленится, находясь среди такого трудолюбивого народа, тот уже грешит, кто молчит, тот уже поносит его, кто видит - и только видит - его добрые свойства, кто с огорчением воспринимает его ошибки - но пассивно, - тот уже вредит ему... Л.Н. Титова. Ян Коллар о славянах. Автопортрет славянина. М.: Издательство Индрик, 1999, с.180-189; Категории и концепты славянской культуры. Труды Отдела истории культуры. М.: Институт славяноведения РАН, 2007. c.162-169 http://www.inslav.ru/resursy/elektronnaya-biblioteka/552--1999 http://www.twirpx.com/file/260429/ Славим славно славу Славов славных http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_397.htm

Ять: Не судите о нас по тому, что и как написать мы сумели, А судите о нас по тому, что и как мы посмели писать Kollár J. Básně. Praha, 1952. s.361 Предспев Здесь предо мною земля знаменитого нашего рода, В оные дни колыбель, ныне могила его. Слезы роняя, гляжу: что ни шаг, то священное место! Стой, сын Татры! горе взоры свои подыми, Или к сему преклонись величавому, старому дубу, С коим доселе свой спор лютое время ведет. Но лютей и ужаснее тот, кто под скипетр железный, Славия, выю твою, зависти полон, согнул. Яростной брани подобен, свирепой грозе и пожару Тот, кто противу своих местью и злобой кипит. Где ты, минувшее время? как ночь позади распростёрлась! Слава, как дым, унеслась; образ позора я зрю. Вплоть от изменчивой Лабы до пажитей Вислы коварной, С тихих Дуная брегов к Балтики шумным валам Несся когда-то язык сладкозвучный, богатый и дивный, Слово могучих славян - ныне умолкло оно! Кто ж совершил святотатство, грабеж, вопиющий на небо? Кто в народе одном сонмы людей оскорбил? Скройся, беги от стыда кровожадное племя тевтонов: Ты совершило набег, пролило чистую кровь! Тот, кто свободы достоин – и в чуждых оценит свободу; Цепи кующий рабам - сам есть невольник и раб. Где вы, любезные роды славян, в сем краю обитавших? Мирных сорабов семья? вильцев могучая ветвь? Где оботритов потомки? где внуки воинственных укров? Тщетно их ищет мой взор: в Славии нету славян! Дуб, уцелевший от времени храм их, где жертвы сжигали Давним они божествам, ныне поведай ты мне: Где эти скрылись народы? Где грады их, села и веси? Кто на полуночи здесь первую жизнь возбудил? Бедной Европе одни ладии принесли с парусами, Дабы богатства свои за море слала она; Звонкий металл из земли добывать научили другие, Больше на почесть богам, нежели алчным в корысть; Третьи, измысливши плуг, взбороздили им землю - и вырос Колос на ней золотой, житом оделись поля. Липы, священное древо славян, насаждалися ими Подле дорог и стезей, чтоб разстилалася тень. Старцы учили детей созидать города и деревни, Жёны учились от жён тонкое ткать полотно. Где ж ты, учитель-народ, и какую ты мзду за науку В этих странах получил? Злобно твой попран венец! Точно, как хищные пчелы, в чужой перебравшийся улей, Матку и деток секут яростным жалом своим, Так и в пределы славян чужеземные вторглись владыки: Тяжкие цепи на них лютый сосед наложил, Где среди рощей зеленых веселая пела славянка, Ныне безмолвие там: песен никто не поёт! Где возвышались чертоги гремящего бога-Перуна, Чуждая сволочь теперь ставит хлева для коров Между разбитыми пышными сводами; там, где Аркона В прежние годы цвела, Ретры блистало чело, Бродит суровый пришлец, попирает святые останки Дерзкой стопою; гнездо всякая гадина вьёт. Славии сына, пришедшего к братиям в оные страны, Часто чуждается брат, радостных рук не прострет; Чуждая речь поражает его; он глядит и не верит Собственным взорам: пред ним истый стоит славянин, Только из уст у него неславянская речь вылетает Ибо особый дала Славия детям своим Облик: ни место, ни время его не изгладят во-веки! Так две реки, сьединясь, вместе порою бегут, После, разбившися врознь, опять два пути избирают, Каждая к морю свои пенные волны несет. Точно такая ж борьба истомила и братние роды: Бывши когда-то одно, врознь племена разошлись. Часто отступники-дети поносят родимую матерь; Часто лобзают они мачехи яростный бич. Жизнью, обычаем, речью они ни славяне, ни немцы: Разом и птица, и зверь, мрака жилец нетопырь. Так в благодатные страны Эллады проникли османы, На величавый Олимп дерзкий бунчук вознеся; Так европеец корыстный разрушил два мира индийцев, Земли похитив у них, доблесть, свободу и речь. Тьмы поколений исчезли; низвергнуты храмы и боги; Лишь неизменно во-век царство природы одной. Реки, леса, города сохранили славянское имя: Только в них тело славян, духа ж славянского нет. Кто же придет и могилы от вещей разбудит дремоты? Где он, славянских племен истый властитель и вождь? Кто нам укажет священное место, на коем издревле Кровь за народ проливал доблестный муж Милидух? Кто в честь героя воздвигнет там памятник? Где, охранявший прежних времен простоту, Где он, воинственный Крук? Он, к славянским дружинам взывавший в бою по-славянски? Где Боеслав удалой? Горе! их более нет! Может, порой ненароком ломает геройские кости Плуг селянина; встают тени бойцов из могил, Грозно взывая к судьбе. О, холодно черствое сердце Путника, если он тут горькой слезы не прольет, Словно над прахом возлюбленной! Смолкни, однако, и стихни, Тяжкая скорбь, устремя очи пытливые в даль! Полно печалиться нам и несчастья оплакивать наши: Станем бодрее глядеть, силы прибудет у нас! Слёзы плода не дадут, но десница могучая может Все, трудясь, изменить: злое направит к добру. Если народ заблудился, так мир не собьётся с дороги; Часто ошибки одних служат на помощь другим. Время целитель всего и, рано ли, поздно ли, правда Ярким светом взойдет, нас и других озарит. То, что пожрала веков беспощадных несытая бездна, Может, по воле небес, мигом воскреснуть и жить! Поэзия славян: сборник лучших поэтических произведений славянских народов, изданный под редакциею Ник. Вас. Гербеля. Санкт-Петербург: Тип. Имп. акад. наук, 1871, 542с. (16 сонетов из первых трех песен и вступление перевели Н. Берг и В. Бенедиктов. с.348-353) http://dlib.rsl.ru/01005392785 Předzpěv Ai, zde leží zem ta, před okem mým selzy ronícím, někdy kolébka, nyní národu mého rakev. Stoj noho! posvátná místa jsou, kamkoli kráčíš, k obloze, Tatry synu, vznes se, vyvýše pohled. Neb raději k velikému přichyl tomu tam se dubisku, jenž vzdoruje zhoubným až dosaváde časům. Však času ten horší je člověk, jenž berlu železnou v těchto krajích na tvou, Slávie, šíji chopil. Horší nežli divé války, hromu, ohně divější, zaslepenec na své když zlobu plémě kydá. O, věkové dávní, jako noc vůkol mne ležící, o, krajino, všeliké slávy i hanby obraz! Od Labe zrádného k rovinám až Visly nevěrné, od Dunaje k heltným Baltu celého pěnám: krásnohlasý zmužilých Slavianů kde se někdy ozýval, ai, oněmělť už, byv k ourazu zášti, jazyk. A kdo se loupeže té, volající vzhůru, dopustil? kdo zhanobil v jednom národu lidstvo celé? Zardi se, závistná Teutonie, sousedo Slávy, tvé vin těchto počet zpáchali někdy ruky. Neb kreve nikde tolik nevylil černidlaže žádný nepřítel, co vylil k záhubě Slávy Němec. Sám svobody kdo hoden, svobodu zná vážiti každou, ten, kdo do pout jímá otroky, sám je otrok. Nechť ruky, nechťby jazyk v okovy své vázal otrocké, jedno to, neb nezná šetřiti práva jiných. Ten, kdo trůny bořil, lidskou krev darmo vyléval, po světě nešťastnou války pochodmi nosil: Ten porobu slušnou, buď Goth, buď Skýta, zasloužil, ne kdo divé chválil příkladem ordě pokoj. Kde ste se octli, milé zde bydlivších národy Slávů, národy, jenž Pomoří tam, tuto Sálu pili? Sorbů větve tiché, Obodritské říše potomci, kde kmenové Vilců, kde vnukové ste Ukrů? Napravo šíře hledím, nalevo zrak bystře otáčím, než mé darmo oko v Slávii Slávu hledá. Rci, strome, chráme jejich rostlý, pode nímž se obětné dávnověkým tehdáž pálili žertvy bohům: Kde jsou národové ti, jejich kde knížata, města? jenž pervý v severu zkřísili tomto život. Jedni učíce chudou Europu plachty i vesla chystati a k bohatým přes moře vésti břehům. Kov tu jiní ze hlubin skvoucí vykopávali rudných, více ku poctě bohům nežli ku zisku lidem. Tam ti neourodné rolníku ukázali rádlem. by klas neslo zlatý, brázditi lůno země. Lípy tito, svěcený Slávě strom, vedle pokojných cest sadili, chládek by stlali vůkol i čich. Muž syny města učil stavěti, v nich vésti kupectví, a mlaď svou učili tkávati plátno ženy. Národe mistrovský, jakové pak máš za to díky? Rozšklubaný hnusné zpotvořenosti věnec. Jak včely med zavoníc kradné se do oule cizího hernou stádně a pak matku i dítky bijí: Tak tu domu vlastní podroben pán, chytře mu vlezlý soused ovil těžký smutně o herdlo řetěz. Kde spanilá v zelených hájech pěla písně Slavenka, už hlaholem zpěvná ústa umlukla němým. Kde z mramoru stáli hromného paláce Perůna, z troskotaných sloupů teď psota chlévy dělá. Kde k nebi své vězila staroslavná Arkona týmě, zlomky drobí teď tam hostě cizého noha. Rozbořené želejí zdi chrámů Retry pověstné, kde čněli, už ryje tam hnízdo si ještěr a had. Slávy syna k bratrům přišlého v ty kraje nezná brat vlastní, aniže vděčně mu tiskne ruky. Řeč ho cizá zarazí ze rtů a tváři slavenské, zrak mu lže Slaviana, sluch klamy bolně kazí. Neb tak přehluboko vtlačila znaky Slávy synům svým, místo, že jich vymazat nikde nemůže ni čas. Jak dvě řeky, spojilo když i jich vody jedno řečiště, předce i po drahné cestě je barva dělí: Rovně tyto zmatené násilnou národy vojnou, až posavád loučí dvůj očividně život. Odrodilí synové však, své sami matce začasto bič macechy hříšné oblizujíce, lají. Nejsou ní Slaviané životem, nejsou ani Němci, půl toho, půl toho jen jak netopýři mají. Tak peleší v krajinách osmanské plémě helenských, koňský na vznešené vsterkna Olympy ocas. Tak porušil zištný Europčan dva světy Indů, za vzdělanost vzav jim cnost, zemi. barvu i řeč. Národ i čest zmizeli, s jazykem bohové zde zanikli, jen sama zůstává příroda nezměněna. Les, řeky. města a ves, změniti své jméno slavenské nechtěli, než tělo jen v nich, ducha Slávy není. O, kdo přijde tyto vzbuditi hroby ze sna živého? Kým přiveden slušný k své bude vlasti dědic? Kdo rce to nám místo, kde cedil svou někdy za národ krev Miliduch, kdo na něm sloup mu památky složí? Kde hněvivý novotám, otcovskou prostotu bráně, válčícím Slavianům Kruk po slaviansku velel. Neb kudy vítězný máchal meč v půtce Bojislav a v pokoji šťastnou zákony řídil obec. Už jich více není! S rachotem surového rekovské články jejich zhoubný láme oráče lemeš. Stíny jejich na dvou se časů hněvajíce ničemnost, ve mhle sivé těchto zřícenin upně vyjí. Upně vyjí, že osud posavad se smířiti váhá a vnuka krev lecjak tam hnije, tam se mění. Jak muselo v tom by studené být k národu serdce, jenž by tu selz jak nad kostmi milenky nelil. Avšak umlkni tichá, na budoucnost patři, žalosti, osluněným rozptyl mráčky myšlének okem. Najvětší je neřest v neštěstí láti neřestem, ten. kdo kojí skutkem hněv nebe, lépe činí. Ne z mutného oka, z ruky pilné naděje kvitne, tak jen může i zlé státi se ještě dobrým. Cesta křivá lidi jen, člověčenstvo svésti nemůže, a zmatenost jedněch často celosti hoví. Čas vše mění, i časy, k vítězství on vede pravdu, co sto věků bludných hodlalo, zvertne doba Jan Kollar. Dcera Slavy - Ян Коллар. Дочь Славы http://zlatyfond.sme.sk/dielo/142/Kollar_Slavy-dcera/1 Целью нашего образования является не эклектическое наслаждение экзотическими продуктами, не составление коллекции всевозможных завезенных ценностей, а помощь естественному развитию нашей самобытности…Паразитарная ученость и паразитарная культура, питающиеся только соками чужой жизни и не создающие ничего духовного своей внутренней силой, означают смерть для народа и науки…С чужбины вывезенные и взятые напрокат культура, прогресс и реформы, которые не зиждятся на историческом фундаменте нашего народа,…отрывают его от собственного прошлого, укореняются лишь на поверхности современной жизни и не могут заложить великолепную и прочную будущность (Kollár J. O literárnej vzájomnosti. Bratislava, 1954, s.138) Славянская речь превышает многие европейские языки как богатством, так и разнообразием созвучий, ибо не только каждый корень в них и каждое слово само по себе, но и каждое склонение и спряжение, каждое число, падеж и время представляют новые и новые рифмы одного и того же слова (Kollár J. Básně. Praha, 1952. s.387) Славянская нация и литература - это - дерево с четырьмя крепкими ветвями, каждая из которых цветет и приносит плоды, каждая касается и обнимает своими ветками и листьями другие ветви..,создавая единую крону. Ни одна не должна засохнуть или сломаться, ведь при этом все дерево станет червивым и покроется плесенью (Kollár J. O literárnej vzájomnosti. Bratislava, 1954, s.132-133) Каждое наречие должно черпать из другого новую жизненную силу для собственного омоложения, обогащения и образования, но при этом не посягать на других и не допускать посягательства по отношению к себе, так что все племена и наречия неизменно остаются на своем собственном незыблемом месте (s.111) Нацию почитай единственно как сосуд человечности, пусть слово славянин звучит как слово человек (Kollár J. Básně. Praha, 1952. s.351) Берегитесь тупого, нетерпимого, кичливого патриотизма,…потому что он часто бывает предлогом для самых черных поступков…служит ложным оправданием оскорбления человеческих прав…Тем самым мы отнюдь не хотим отвергнуть любовь к родине и желаем только, чтобы она перестала носить античный характер и приняла характер гуманный. Ни один из древних народов и особенно греки, римляне и евреи не избежали этого греха одностороннего патриотизма, который признавал и уважал только себя, свою страну и своих соотечественников, всех же остальных презирал и притеснял, а идею чистой человечности не допускал вообще. Все остальные народы были для греков варварами, т.е. полу-дикарями, полулюдьми, были существами, созданными, рожденными для рабства, без притязаний на право, достоинство и свободу. Для римлян раб никогда не был личностью, а просто вещью, как это говорится в их законах…Евреи называли других народов гоями, что значит язычники, нечистые, рабы, враги …Кто отказывается от своей нации, не уважает и не любит свой язык, пренебрегает его духом и характером, тот не способен понять настоящей любви к родине (Kollár J. Oliterárnejvzájomnosti. Bratislava, 1954, s.128-129) Славим славно славу Славов славных http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_397.htm

Ять: Zpěv I. Sála 1 V onom kraji, kde se květorouchá Sála dolinami rozstřela, po nichž někdy silná kráčela pověstného noha Miliducha; Sláva, že ji čas a zloba hluchá zhanobili, k nebi úpěla, rada bohů přijdouc zavřela k její křivdě nakloniti ucha: Přemítáno dlouho o náhradě, každý z bohů vroucně rozpráví, jeden to a druhý ono radě; vtom cos' Lada Milku šepce hezká, ten, ai, pannu stvořiv představí, a sněm tichne, žasne, chválu tleská. 2 Mnohý jazyk, znělky milé, laje vám jak upýpavým hríšnicem, že jste jeho outlým žvanicem košík dali, k tanci s vámi maje: ale nač se, skřehlost oudů znaje, starec k hebkým vtírá mladicem? Aneb k sněžným blázen hranicem béře roucho palčivého kraje? Vy jste, kdo vás bez předsudku cení, básně, kterým smysel nemizí, při tom libých milovnice znění; buďtež tedy volné tomu zvuku, který ku slavskému pobízí plesu vaši Hesperidky ruku. 3 Nehýřil jsem, nelakotil, nepil, hry mi záhy přišli v nemilost, netěšila mne ta zdvořilost, kterou jen zvyk do života štěpil; peněz blesk mne nikdy neoslepil, chladným nechala mne zmužilost, ale v bělohlavskou spanilost veždy oči s podivem jsem vlepil: Ještě ani neznal jsem co láska, už se serdce v touhách rozlilo, jestli sličná potkala mne Kráska; božství k jiným ve kři, hromu hlase, knihách, snách neb metlách mluvilo krevavých, a ke mně v ženské kráse. 4 Najkrásnější nade všecky cnosti, cnost, jenž vlastní cnosti ukrývá, pohled, jehož krotkost stydlivá jest jen zrádcem větší spanilosti; serdce, jen mu trůn dej všemožnosti, ráje po vší zemi rozsívá, rtíky, z nichž se zdravý ozývá v liboplynné rozum výmluvnosti: O, kde svítíš hvězdo utěšená? Jsi-li vskutku, drahý předměte, či-li jen sen mamy zlatých časů? I ne, žije! žije! Libých hlasů struny k chvále její zavzněte, ejhle, mně je, mně je zaslíbená. 5 Stojí lípa na zeleném luze, pelná starožitných pamětí, ku ní,. čo jen přišlo podletí, bývala má najmilejši chůze: žele moje, city, tužby, nouze, nosil jsem jí tajně k odnětí, jedenkráte v jejím objetí takto alkám rozželený tuze: O, ty, aspoň ty už, strome zlatý, zastiň bolesti a hanobu lidu toho, kterému jsi svatý! Tu dech živý v listí hnedky věje, peň se hne a v božském způsobu Slávy dcera v rukách mých se směje. 6 Jíti-li mám světem najširším? Mám-li státi, či-li seděti? Jen chci cosi,. než co, věděti nelze umem denně zmatenějším; host si kýsi hnízdo v nejtklivějším stláti začal serdce poupěti, bode, sladí: mám to terpěti? Či všem výhost péčem dáti zdejším? Hnedky selzy roním od žele, hned jsou líce, oči veselé, lkám a zase plesám v dobu krátkou; poshovte jen, milí přátelé, a vy mlučte, tváře kyselé, nechejte mi bolest tuto sladkou. 7 Zvučně znějí zvonů hlasy svaté, k posvíckám se strojí osada, mládež kvítím cestu vykládá, v chrám se hernou ňadra bohem zňaté; i mé serdce pudem divým jaté tam mé nohy jíti nabádá, netuše, že tu je porada, Milka v pouta více vkuje zlaté: Sotvy vkročím, vidím v bílé říze letmo klečícího anjela, ducha v nebi měl a oči v knize; a když pohnul tvář a hlávku vznášel, koho zděšenost má uzřela? Tu, co ondy při lípě jsem našel. Jan Kollar. Dcera Slavy - Ян Коллар. Дочь Славы http://zlatyfond.sme.sk/dielo/142/Kollar_Slavy-dcera/2 Песнь первая, сонеты 1-7 Там, где бежит излучистая Сала Широкою долиной, меж цветов, Где Милидуха слава увенчала - Там некогда собрался сонм Богов Держать совет: зане возопияла К ним Славия с цветущих берегов И небеса благие умоляла О помощи против своих врагов – Задумались, толкуя о награде... Вдруг Милко тихо молвил что-то Ладе – И перед ними в блеске и красе Явилась светозарная девица, Всех жён земных прекрасная царица - И даже Боги изумились все. Иной, пожалуй, бросит взгляд небрежный На вас, сонеты милые мои, Как на гетер, за-то что, страсти нежной Не внемля, танцевать с ним не пошли. Коль стих в тебе огонь поры мятежной И побелели волосы твои - Любовь перед красотками таи: Нейдет весне убор полночи снежной! Но кто без предрассудков подойдет И просто к вам, о милые сонеты, И к пляске вас славянской позовет – Тому цветы, гирлянды и букеты, Тому рукопожатья и обеты, Того зовите сами в хоровод! С измала свыкся с жизнью я простою И, от соблазнов ускользнуть успев, Боролся я с житейской суетою, С тщеславием, с честолюбием, как лев; Сиянье злата праздною мечтою Считал, а игры мой будили гнев; Но прелесть белокурых жён и дев, Блистающих полуночной красою, Я начал рано чувствовать вполне И первые отсель узнал тревоги. Иным в громах, в горящей купине, В пророческих видениях во сне Являлись силы высшие, а мне Красою жён с небес вещали боги. О скромность! все в ней доблести слиты! Она в сем свете высшая есть сила; А взгляд, в котором кротость опочила, Есть выраженье высшей красоты: Воздвигни ей престол лишь, сердце, ты - Она бы рай везде распространила; Дай ей уста - о, этими усты Всех риторов она бы разгромила! Где светишь ныне, кроткая звезда? И - полно - существуешь ли ты в мире? Иль не была ты смертной никогда И с неба не сходила к нам сюда? Нет! здесь она! Гремите ей на лире, Моей обетованной навсегда! Есть липа за широкою долиной, Бог-весть какие помнит времена, Давным-давно стоит как-есть одна, Шумя своею темною вершиной: Меня там зрела каждая весна; Туда, туда с моей тоской-кручиной И с радостью - чем грудь была полна - Бежал я утром, хоть на миг единый; И раз, упав в священные кусты, Молился так: О, липа! если б ты Покрыла наши скорби вечной тьмою! Вдруг зашептали горние листы, Потрясся ствол — и, в блеске красоты, Дочь Славы появилась предо мною! Идти ли мне в широкий этот свет, Или сидеть? Кто даст на то ответ? Кто разрешит тревожные сомненья? Проложит путь, укажет верный след? Блеснул передо мною дивный свет - И я познал отрадные мученья; Какой-то гость, кому названья нет, Ниспосылает сердцу откровенья; И вот - то весел я, то слёзы лью, То молчалив, то предан разговорам, Играю безмятежно и пою. Терпенье, други! Вы ж, с мертвящим взором, Повременитѳ с грозным приговором, Оставьте грусть мне сладкую мою! Торжественно колокола святые Звучат; спешит на праздник всё село; Красавицы, венками увитые, Идут во храм; сияет их чело. Вот и меня туда же повлекло; Вмешался я в толпы людей густые, Не ведал, что Милко, как на зло, Еще силънее в цепи золотые Меня скует. Едва вступил во храм - И вижу я: колено-преклоненный, В одежде белой, некий ангел там Молитвенно к Зиждителю Вселенной Стремится, взор поднявши к небесам: Ах! это он был, образ незабвенный! Поэзия славян: сборник лучших поэтических произведений славянских народов, изданный под редакциею Ник. Вас. Гербеля. Санкт-Петербург: Тип. Имп. акад. наук, 1871, 542с. (первые семь сонетов из первой песни в переводе Н. Берга. с.350) http://dlib.rsl.ru/01005392785 Славим славно славу Славов славных http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_397.htm Славим славно славу Славов славных http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_398.htm

Ять: Славо, матка мила, дай мне крыдла ...Приводим для полноты, краткое изложение содержание поэмы Дочь Славы. Песнь I. Богиня Слава, мать славян, возсылает к небу жалобы за причиненные сынам ея - славянам обиды и несправедливости; совет Богов признает coвершение этих несправедливостей и разсуждает, чем бы вознаградить бедную Славу. Является Милек, Бог любви, племянник Славы и сын Лады с сотворенной им девою, дочерью Славы, под коею нужно разуметь и возлюбленную поэта Мину и всеславянскую отчизну (Сама героиня поэмы, дочь Славы, имеет так сказать, двойной облик: с одной стороны это - живая личность, возлюбленная поэта, по имени Мина (жена Я. Коллара), происходившая из славянского, хотя и онемеченного рода, значит, существо, в жилах которого течет славянская кровь; с другой - это отвлеченная идея всеславянская отечества, у которого есть все данные для величия и нет пока только необходимого условия для такового - связи, согласия, единодушия! (с.10)). Итак дочь Славы является ей наградою за претерпенные страдания. Певец воспевает чудную деву, а вместе с тем и оплакивает все 6едствия славянского народа; воспеванию любви вообще и любви к Мине отведена в этой песне весьма значительное количество сонетов (с.11) ...Первая песня заключает в себе 129 сонетов; в ней, кроме любовного элемента, находим также немало выражений пламенной, патриотической любви поэта к славянству. Вот напр. 67 сонет: Не хочу я желать злата, пития и пищи, титулов и царских венцов; но ежели ты, о Слава, (богиня, мать славян), милая мать, хочешь мне все таки что либо дозволить, где есть поселения братьев славов (= славян): к вам, о чехи, сербы и хорваты, а потом к истокам Вислы, Волги. Как мотылек летает с цветка на цветок, летал-бы я поднебесьем по землям всего славянского света. Я бы нежил там свой взор пажитями и по всем племенам, во всех семьях славил бы песнию мать, как и дочь (c.12) Андроник Иоанникиевич Степович (1856-1936): К 100-летию рождения Яна Коллара, певца и проповедника славянской взаимности: Докл., чит. на заседании Ист. о-ва Нестора-Летописца 12 дек. 1893г. Киев: тип. И.И. Чоколова, 1894. 26с. Песнь I. Сонет 67 Не хочу я тешиться пирами. Что гербы, коровы и дукаты? Слава-мать! Не этим мы богаты. Одарила б ты меня крылами... Понесли б меня те крылья сами В мир славян, в их хаты и палаты, К вам, о чехи, сербы и хорваты, К Висле, к Волге, дальними путями! Мотыльком, порхающим по лугу, Я носился б вольно в поднебесье, Облетал бы всех славян по кругу. Я на братьев радостно глядел бы И придя в их города и веси Славу-мать и Славы дочь воспел бы! Антология чешской поэзии. Т.1. М. 1959. с.121-134 (Вступление, Сонеты: 15, 47, 67, 118, 255, 271, 372, 381, 385 (нумерация сквозная) - перевод С. Шервинского) 67 Nechci zlata, nápoje a jídla, titulů a korun žádati, chceš-li mi však čeho dopřáti, Slávo, matko milá! dej mi křídla; na nichžto bych všudy, kde jsou sídla bratrů Slavů, mohel létati, Čechové k vám, Serbi, Chorvati, potom kde jsou Visly, Volgy zřídla: Tak jak motýl z květu na květ létá, podnebím bych létal v krajinách veškerého slavenského světa; tou bych pastvou věčně oči bavil a všem kmenům, po všech rodinách zpěvem matku jako dceru slavil. Jan Kollar. Dcera Slavy - Ян Коллар. Дочь Славы http://zlatyfond.sme.sk/dielo/142/Kollar_Slavy-dcera/2 Славим славно славу Славов славных http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_397.htm Славим славно славу Славов славных http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_398.htm

Ять: Славим славно славу Славов славных Sylva Lauerová - Jan Kollár - Slávy dcera - Autorské čtení 88 (aneb nejdůležitější čtení vůbec) https://www.youtube.com/watch?v=GsRGybA_DgM Předzpěv Ai, zde leží zem ta, před okem mým selzy ronícím, někdy kolébka, nyní národu mého rakev. Stoj noho! posvátná místa jsou, kamkoli kráčíš, k obloze, Tatry synu, vznes se, vyvýše pohled. Neb raději k velikému přichyl tomu tam se dubisku, jenž vzdoruje zhoubným až dosaváde časům. Však času ten horší je člověk, jenž berlu železnou v těchto krajích na tvou, Slávie, šíji chopil. Horší nežli divé války, hromu, ohně divější, zaslepenec na své když zlobu plémě kydá. O, věkové dávní, jako noc vůkol mne ležící, o, krajino, všeliké slávy i hanby obraz! Od Labe zrádného k rovinám až Visly nevěrné, od Dunaje k heltným Baltu celého pěnám: krásnohlasý zmužilých Slavianů kde se někdy ozýval, ai, oněmělť už, byv k ourazu zášti, jazyk. A kdo se loupeže té, volající vzhůru, dopustil? kdo zhanobil v jednom národu lidstvo celé? Zardi se, závistná Teutonie, sousedo Slávy, tvé vin těchto počet zpáchali někdy ruky. Neb kreve nikde tolik nevylil černidlaže žádný nepřítel, co vylil k záhubě Slávy Němec. Sám svobody kdo hoden, svobodu zná vážiti každou, ten, kdo do pout jímá otroky, sám je otrok. Nechť ruky, nechťby jazyk v okovy své vázal otrocké, jedno to, neb nezná šetřiti práva jiných. Ten, kdo trůny bořil, lidskou krev darmo vyléval, po světě nešťastnou války pochodmi nosil: Ten porobu slušnou, buď Goth, buď Skýta, zasloužil, ne kdo divé chválil příkladem ordě pokoj. Kde ste se octli, milé zde bydlivších národy Slávů, národy, jenž Pomoří tam, tuto Sálu pili? Sorbů větve tiché, Obodritské říše potomci, kde kmenové Vilců, kde vnukové ste Ukrů? Napravo šíře hledím, nalevo zrak bystře otáčím, než mé darmo oko v Slávii Slávu hledá. Rci, strome, chráme jejich rostlý, pode nímž se obětné dávnověkým tehdáž pálili žertvy bohům: Kde jsou národové ti, jejich kde knížata, města? jenž pervý v severu zkřísili tomto život. Jedni učíce chudou Europu plachty i vesla chystati a k bohatým přes moře vésti břehům. Kov tu jiní ze hlubin skvoucí vykopávali rudných, více ku poctě bohům nežli ku zisku lidem. Tam ti neourodné rolníku ukázali rádlem. by klas neslo zlatý, brázditi lůno země. Lípy tito, svěcený Slávě strom, vedle pokojných cest sadili, chládek by stlali vůkol i čich. Muž syny města učil stavěti, v nich vésti kupectví, a mlaď svou učili tkávati plátno ženy. Národe mistrovský, jakové pak máš za to díky? Rozšklubaný hnusné zpotvořenosti věnec. Jak včely med zavoníc kradné se do oule cizího hernou stádně a pak matku i dítky bijí: Tak tu domu vlastní podroben pán, chytře mu vlezlý soused ovil těžký smutně o herdlo řetěz. Kde spanilá v zelených hájech pěla písně Slavenka, už hlaholem zpěvná ústa umlukla němým. Kde z mramoru stáli hromného paláce Perůna, z troskotaných sloupů teď psota chlévy dělá. Kde k nebi své vězila staroslavná Arkona týmě, zlomky drobí teď tam hostě cizého noha. Rozbořené želejí zdi chrámů Retry pověstné, kde čněli, už ryje tam hnízdo si ještěr a had. Slávy syna k bratrům přišlého v ty kraje nezná brat vlastní, aniže vděčně mu tiskne ruky. Řeč ho cizá zarazí ze rtů a tváři slavenské, zrak mu lže Slaviana, sluch klamy bolně kazí. Neb tak přehluboko vtlačila znaky Slávy synům svým, místo, že jich vymazat nikde nemůže ni čas. Jak dvě řeky, spojilo když i jich vody jedno řečiště, předce i po drahné cestě je barva dělí: Rovně tyto zmatené násilnou národy vojnou, až posavád loučí dvůj očividně život. Odrodilí synové však, své sami matce začasto bič macechy hříšné oblizujíce, lají. Nejsou ní Slaviané životem, nejsou ani Němci, půl toho, půl toho jen jak netopýři mají. Tak peleší v krajinách osmanské plémě helenských, koňský na vznešené vsterkna Olympy ocas. Tak porušil zištný Europčan dva světy Indů, za vzdělanost vzav jim cnost, zemi. barvu i řeč. Národ i čest zmizeli, s jazykem bohové zde zanikli, jen sama zůstává příroda nezměněna. Les, řeky. města a ves, změniti své jméno slavenské nechtěli, než tělo jen v nich, ducha Slávy není. O, kdo přijde tyto vzbuditi hroby ze sna živého? Kým přiveden slušný k své bude vlasti dědic? Kdo rce to nám místo, kde cedil svou někdy za národ krev Miliduch, kdo na něm sloup mu památky složí? Kde hněvivý novotám, otcovskou prostotu bráně, válčícím Slavianům Kruk po slaviansku velel. Neb kudy vítězný máchal meč v půtce Bojislav a v pokoji šťastnou zákony řídil obec. Už jich více není! S rachotem surového rekovské články jejich zhoubný láme oráče lemeš. Stíny jejich na dvou se časů hněvajíce ničemnost, ve mhle sivé těchto zřícenin upně vyjí. Upně vyjí, že osud posavad se smířiti váhá a vnuka krev lecjak tam hnije, tam se mění. Jak muselo v tom by studené být k národu serdce, jenž by tu selz jak nad kostmi milenky nelil. Avšak umlkni tichá, na budoucnost patři, žalosti, osluněným rozptyl mráčky myšlének okem. Najvětší je neřest v neštěstí láti neřestem, ten. kdo kojí skutkem hněv nebe, lépe činí. Ne z mutného oka, z ruky pilné naděje kvitne, tak jen může i zlé státi se ještě dobrým. Cesta křivá lidi jen, člověčenstvo svésti nemůže, a zmatenost jedněch často celosti hoví. Čas vše mění, i časy, k vítězství on vede pravdu, co sto věků bludných hodlalo, zvertne doba Jan Kollar. Dcera Slavy - Ян Коллар. Дочь Славы http://zlatyfond.sme.sk/dielo/142/Kollar_Slavy-dcera/1 Вижу родную страну - и слезы из глаз моих льются, Гроб для народа она, гроб, а в былом колыбель! Стой! Священны места, куда б ни ступил ты ногою. Татры сын, подымись, взгляд обрати к небесам, Или на ствол обопрись величавого этого дуба, - Выдержал он, не упав, времени гибельный ход. Времени пагубней тот, кто, Славия, посох железный Грубо на выю твою в этих краях опустил. Хуже войны, и грозы, и пламени злее, кто слепо Дикого гнева огонь в собственный мечет народ. Где вы, былые века? Я ночью глубокой застигнут. О мой возлюбленный край: слава и рядом позор! Всюду, от Вислы неверной до брега предательской Лабы - И от Дуная до волн пенистой Балтики всей, Дивно-певучий язык раздавался отважных, - Ах, онемел он теперь, он ненавистен врагу! Кто же грабеж учинил, возмутивший и самое небо? Кто же в народе одном род весь людской осквернил? Краской залейся стыда, Тевтония, Славы соседка! Эти злодейства — твоих дело завистливых рук! Столько враг ни один чернил и крови не пролил, Сколько, чтоб Славу сгубить, пролил враждебный тевтон! Тот лишь достоин свободы, кто ценит свободу другого. Тот, кто рабов заковал, сам по душе своей раб! Руки ему иль язык он путами рабства завяжет, — Не безразлично ль? Чужих не уважает он прав. Тот, кто престолы крушил и кровь проливал понапрасну, Кто проносил по земле пагубный факел войны, Вот кто ярмо заслужил, будь скиф он иль гот, а не этот Ордам дикарским в пример мир восхвалявший народ. Где вы, поморья сыны, вы, пившие воду из Салы, Жившие некогда здесь милых славян племена? Сербов отпрыски где, Ободритской державы потомки, Вильских внуки племен, угров потомки, где вы? Вправо ли кину я взгляд, погляжу ли я в дали налево, Тщетно мои пристальный взор в Славии ищет славян. Дерево, ты мне скажи, ты, храм живой, под которым В древние те времена жертвы сжигались богам, — Где же народы, князья, города, что когда-то впервые Жизнь воскресили у нас, в северной нашей стране? Скудную знаньем Европу одни обучали, как морем Парус отважно вести к гостеприимным брегам; Из глубины рудников другие металл доставали Не для корысти своей - чтобы бессмертных почтить! Те обитателям сел, как землю пахать, показали, Чтоб из лона земли колос взошел золотой, Как по дорогам сажать славянам священные липы, Чтоб изливали они благоуханье и тень. Сына отец наставлял городов построенью, торговле, Дочку усердную мать ткать обучала холсты. Мастер искусный, народ, ты узнал ли за то благодарность? Гнусных деяний тебе рваный достался венок! Как услыхавшие мед бросаются пчелы-воровки В улей чужой и спешат матку с детьми умертвить, Так был ограблен и здесь хозяин богатого дома, Ловко прокравшись, сосед цепью его обкрутил. Там, где мрамор сверкал на дворцах громовержца Перуна, Чернь из обломков колонн скотские строит хлева. Там, где славянка-краса распевала в зеленой дубраве, Песни умолкли теперь, певчие немы уста. Где подымала чело старославная Аркона к небу, Башен обломки крошит гостя чужого нога. В скорбных развалинах стен святилищ прославленной Татры Ящерица и змея норы прорыли свои. Ежели в эти края сын Славы приедет, то братья Здесь не узнают его, нежно руки не пожмут. Нет, он речью чужой в устах славянских смутится, Видом обманется он, слух же разрушит обман. Так глубоко в сыновей внедрила черты свои Слава, Что никогда и нигде их неизгладится след: Если с рекою река сливается в русле едином, Сколько б они ни текли, разны окраски их струй. Так и народы, войной насильственно слитые вместе, Сходны не станут, у них - два самобытных лица. Чясто от блудных сынов мать слышит брань и попреки, - Лижут злосчастные плеть мачехи грешной своей. Как поглядишь на их жизнь, — но славяне они и не немцы. Стали ни тем, ни другим, — словно летучая мышь. Так же и эллинов край оскверняет османское племя, Конский хвост водрузив на благородный Олимп. Так европейцев корысть приобщила индейцев к культуре, Но чистоту их души, землю и речь — отняла! Сгинул народ, его честь и изык, с языком же и боги, Только природа одна вечно чужда перемен. Рек, лесов, городов славянские целы названья, Тело осталось одно, духа ж славянского нет. Кто же от сна наяву пробудит родные могилы? С кем же в родную страну должный наследник придет? Где оно, место, где кровь за народ и за родину пролил Мила? Кто возведет славному памятный столб? Где, не в ладу с новизной, защищая отцовы заветы, Крук по-славянски бойцам ратный приказ отдавал? Где необорным мечом размахивал в битве Боислав И, соблюдая закон, общины счастье хранил? Нет их! С треском теперь богатырские кости ломает Пахарь суровый в полях, лемехом губит своим. Тени героев, гневясь, на негодное сетуют время, В сером тумане руин слышен их жалобный стон. Воют о том, что судьба неверна, усмириться не хочет Здесь кровь внуков гниет, там изменяется кровь. Сколь же холодный душой равнодушен к народу, кто ныне Не орошает слезой кости любимой своей! Полно, о тихая скорбь! Замолчи и в грядущее вникни. Тучи безрадостных дум взором надежды сгони. Самый великий порок — порицать в злоключеньях пороки. Делом гнев неба смирять — вот наилучший исход. Цвет мы надежды взрастим не печалью в глазах, а усердьем Рук и, быть может, еще делом исправим дурных. Путь человечества прям, хоть порой и сбиваются люди, — В ложных шагах единиц часто для целого прок. Все изменяют года и правду к победе приводят, Ста блудоденных веков козни разрушит наш век. - Антология чешской поэзии. Т.1. М. 1959. с.121-125 (Предспев - перевод С. Шервинского) Славим славно славу Славов славных http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_397.htm Славим славно славу Славов славных http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_398.htm

Ять: Дочь Славы: Лиро-эпическая поэма в пяти спевах с предспевом. Перевод на русский язык проф. Н.В. Водовозова Дочь Славы: Лиро-эпическая поэма в пяти спевах с предспевом. Пер., ист.-лит. очерк и коммент. Н.В. Водовозова. Уч. зап. МГПИ им. В.И. Ленина, 1967, N287, с. 9-424 http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_402.htm Предспев Вот здесь земля! на нее глядя лью горькие слезы: Ныне гробница она — прежде была колыбель Рода славян. Татров сын, всюду, куда ни пойдешь ты, Место святое найдешь. Взор подними свой скорее; К русскому дубу ступай. Ветви широко раскинув Мощно стоит он в лесу, сам не старея нисколько. Хуже всех тот человек, в давнее время который Шею твою, словно враг, Славия, в горе согнул. Хуже грозы он, огня, лютой битвы, презренья, Если на племя свое, словно слепец, сам восстал. Дальних веков я густой тьмой окружен, вспоминаю, Родина, милый мой край, образ великий, святой: От заповедных брегов Лабы до Вислы широкой И от Дуная валов к Балтике бурной и пенной! Всюду язык здесь звучал наш сладкозвучный славянский. Иль онемел он теперь, жертвою ставши насилья? Кто же унизил его? Кто совершил преступленье? Кто опозорить посмел все человечество этим? Племя тевтонов, злой род, вы от стыда покраснейте: Сколько вы бед принесли вашим соседям славянам! Кто и когда без вины крови здесь больше пролить мог, Нежели немец пролил к пагубе лютой славян! Тот, кто свободы достиг, так же в других ее ценит. Тот, кто имеет рабов, — раб сам душою и телом. Если кто руки связал или язык у другого, Это все то же, что прав он и своих не уважил. Кто сокрушил край, кто кровь даром везде лил людскую, Миру всему нес войну, гибель в походах своих, Тот называться врагом должен, как готы иль скифы! Кто ж дал похвальный пример, людям всегда будет мил. Где племена, род славян, некогда здесь обитавший? Жили у моря одни, и возле Салы другие. Сербов где ветвь? где cкажи, все ободридское царство? Вильцов потомки? Где род укров воинственных славный? Тщетно направо гляжу, тщетно налево взираю: Глаз мне не нужен, когда в Славии нет уж славян! Молви мне, древо, ведь здесь предки мои приносили Жертвы, свершая обет, всем стародавним богам? Где племена те, где их князья, где селенья, Кто из них первый, придя, жизнь в сем краю возродил? Это Европу они парусу, веслам учили, Чтоб достигать по морям дальнего брега земли; Чтобы металл добывать, лить из него изваянья Больше для чести богов, чем для корысти людей. Также учили они землю готовить под пашню, Колос растить золотой, труд уважать земледельца. Липу — святое славян древо — сажали повсюду Запаха ради ее, ради прохлады вокруг. Муж сыновей города строить учил, торговать в них; Жены своих дочерей ткать полотно приучали. О, мой народ! за свое знанье награду какую Ты получил? раздроблен, гнусно навек опозорен' Словно пчела, мед вкусив, улей чужой разоряет, В нем обитателей бьет с маткой их и детьми - Так в наш наследственный дом хищный сосед вдруг ворвался, Злобно его разорил, цепь нам на шею надел. Где прежде в рощах густых песни спевали славянки, - Там все безмолвно: молчат певшие прежде уста. Где когда-то был храм – дом громовержца Перуна, - Там жалких хижин ряды, хлев для коров и свиней. Где поднимались дворцы старославянской Арконы, - Там их обломки дробит ныне пришельцев нога. Где здесь руины видны древнего города Ретры, Там в тесных норах живет ящериц жалких семья. Славии сын, как пришлец, в этом краю всему чуждый: Брат не ответит ему, даже руки не пожмет. Речь не славянскую он от славянина услышит И не поверит глазам; так его слух обманул! Облик особый дала Слава сынам своим милым: Место и время его здесь не могли изменить Словно две мощных реки, слившие воду в едино, Волны по цвету свои могут еще различать, Так и народ наш теперь силой враждебной разорван; Разной дорогой его правнуки ныне идут. Есть и такие из них: матерь родную поносят, Подло целуют они мачехи грозную плеть. Образом жизни они уж ни славяне, ни немцы, Чуждые тем и другим — некие нетопыри! Иль как османы в стране ими разбитой Эллады Вверх на Олимп свой бунчук подняли: хвост лошадиный? Так европейцев корысть Индии две превратила В край нищеты, взяв у них землю, свободу, язык. Честь и народ наш и речь — все здесь исчезло давно уж; Только природа одна вечной себя сохранила. Реки здесь все, города имя славянское носят, Но то лишь тело у них — дух же славянский исчез. Кто ж их придет пробудить, вырвать у смерти для жизни? Кто любовь к правде, к родным предкам им сможет внушить? Кто им покажет места, где проливал за народ свой Кровь Милидух, где о нем память доныне жива? Где гневный новшества враг, дедовских нравов защитник, Где наш воинственный Крук, где наш славянский герой? Где Богислав, всех мечем бивший в сражениях ярых, В мирное время всегда лучший правитель земли? Больше на свете их нет! Кости геройские ныне Плуг земледельца подчас вновь из земли извлечет. Тени героев стоят: время над ними бессильно! Тщетно взывают они, внемлют туманы лишь им. Тщетно взывают! судьба к ним равнодушна отныне. Внуков их кровь здесь течет, раны гноятся повсюду. Холодно сердце у тех, кто равнодушен к народу, Слезы над прахом отцов кто с горькой мукой не лил! Но уже смолкни в тоске! Думай о будущем нашем: Ты попытайся в сей мрак мыслью своею проникнуть! Худший порок есть: в беде злобно пороки бранить. Вскормленный грудью родной, действует бодро и смело. Не из слезливых очей выплакать можно надежду — Сильный лишь муж претворит зло здесь в добро для народа. Пусть путь народ потерял, все ж человечество знает, Что на ошибках своих учатся люди все жить. Время все сгладит, к добру, к общему счастью и правде Через века приведет в срок, после долгих блужданий! Спев первый: Сала I. В краю украшенном цветами В долине Сала там течет, Где Милидух наш в некий год Ступал могучими стопами. В те дни рассталась Слава с нами, Уйдя от злобы и невзгод В совет богов на небосвод. Там боги рассудили сами Как Славе-матери помочь, Как наградить ее им надо: Мой Милек по совету Лады Отыскивает Славы дочь. Богам поспешно представляет, — Те ей, дивясь, рукоплескают. II. Теперь любовные сонеты На многих языках звучат. Кружиться в ритме их я рад: Ведь ими танцы все воспеты! Они (как думают поэты) Младых и старых веселят. К вершинам снежным манят взгляд. И юга пламенем согреты. Но если без предубежденья Вы цените стихотворенья, Которых смысл не затемнен, То будут вам всех интересней Славянские вот эти песни, Чей в Гесперидах звук рожден. III. Не скряга я и не кутила. Я грубость рано испытал, Но вежливости не слыхал, Что жизнь нам делает столь милой. Меня не восторгала сила И денег блеск не ослеплял. Я взоры в мудрость устремлял, И седина меня манила. И прежде, чем узнал я ласки, Сжимали сердце мне тоской Красивые при встрече глазки. А звук божественный иной Будил у книжника мечту Воспеть девичью красоту. IV. Наилучшая та добродетель, Что умеет от всех себя скрыть Пусть деянья ее говорить О ней будут, как некий свидетель! Как на троне, в моем море светел Солнца луч вечно будет царить, Я его не устану молить, Чтобы он на вопрос мой ответил: Где ты ныне, звезда утешенья? Где творишь ты благие дела? Или ты — лишь мое сновиденье? Нет! была ты, была ты! Хвала! Я увижу тебя, без сомненья, Раз обещана ты мне была! V. Стоит в лесу Липа зеленом, Полна вспоминаний былых. Мне к ней обращаться в моих Скитаниях стало законом. Несу к ней я ныне со стоном Тоску, боль страданий своих; Я ей посвящаю мой стих С почтительным низким поклоном: О ты, деревцо золотое, Расти для утехи людей; Они тебя чтут, как святое! – Мне сладостен шелест ветвей; Я ствол обнимаю руками Ты — Славии символ и знамя! VI. Только ль обман есть на свете? Всюду ль он нас стережет? Если кто жизнь не поймет, Тот попадется к ней в сети. Мы беззащитны как дети Перед страданьем, что ждет! Как нам уйти от невзгод, Если за все мы в ответе? Только уста засмеются, Тотчас же слезы польются; Ибо веселие кратко. Спрячь же заветные думы. Будет в молчанье угрюмом Даже и боль тебе сладкой. VII. Звонче звени, голос священный: Это праздник приблизился к нам! Пусть юность украсит цветами храм. Куда люди шагают степенно. Ею иду вдохновенный; Сердце несу туда сам, Где любовь по рукам и ногам Меня цепью сковала бесценной! Лишь я вошел — она уже там: Очи к земле, душа к небесам. Вся словно ангел в светлой одежде. Сердце сжалось, я голову поднял; Увижу ль ее я сегодня Такой, как видал ее прежде? VIII. Двух женщин встретил когда-то На пути Геркулес. У одной Работницы вид был простой, Другая – одета богато. Он вид предпочел простоватый, Красотке нарядной второй, Иное случилось со мной, О чем расскажу не предвзято; Я встретил двух дев величавых - То были Величье и Слава К обеим стремлюсь я душой Подобно тому, как иной Ловец хочет одновременно Двух зайцев поймать непременно. IX. В груди моей вспыхнуло пламя От искры, влетевшей туда; А мысли спешат, как всегда. Сильней раздувать его сами. Пусть старцы простились с страстями, Но юным без них жизнь — беда! Лишь делают жизни года Супругов влюбленных друзьями! А нежность красавиц беспечных, По виду простых и сердечных, Легко всех обманет, конечно. Но боль причинят навсегда Своим равнодушьем, когда Нам скажут в ответ: Никогда! X. Куда сокрылась ты, подруга? Ты не забудешь дней былых. Когда касаньем рук своих Цветы сбирала среди луга? Потом в букет связавши туго (Не повредив нисколько их!) Цветы, как символ чувств твоих. Дли своего несла ты друга. Но замок, созданный мечтой, Как в этом мире невозможный, Храни в себе от доли злой. Нет, нет!мечта не призрак ложный И не каприз людей ничтожный А хлеб насущный и святой! XI. Три вещи всегда отвращенье Во мне возбуждают и смех. Вот первая: тварь, что от всех В живот прячет морду в смиренье; Вторая: металл, что в паденьи Разбить все готов без помех; А третья: цветы, что утех Своим не приносят цветеньем. Когда же я вижу людей. Чье сердце пустое безгрешно, Я их ненавижу сильней: Душа в них гнилая, конечно. Как мумии в залах музея Живут они, думать не смея. XII. Хотел я троны петь царей – Двух братьев Либуши и Власты, “Бич Божий”, помогавший часто Бить гуннам стрелами людей, Вершину Татр в снегу, над ней Луну, холодный отблеск наста… Но, Мина, всем была для нас ты И музой стала ты моей. О добродетелях твоих Хочу поведать самовольно В сонетах искренних своих; Напомнить тех, которым больно, Чье сердце страждет за других, Они должны тебе невольно. XIII. Тебе, Липа, пусть солнце светит, Соловьи весной песни поют; Пусть мимозы к тебе принесут, И теплом тебя лето встретит. Лучи солнца на листья эти Потом осенью злато прольют; А зимою тебя обовьют Снежной шубой в холодном свете. Для тебя, деревцо дорогое. Давний дедов обычай живет: Тебя вспомнят под новый год. Да, меня ты счастливей вдвое: Будешь слышать ты шепот ее; «Вечно, вечна сердце мое!» XIV. Прекрасны нравы, что взрастила Природы сельской простота. Мне их понятна красота: Она собой меня поила. Мне в песнях муза возвестила Мечту, которая чиста! Для тех, душа чья не пуста, В ней животворная есть сила; Для тех, кому звук скорби краткий Дороже, чем веселый, сладкий – Поскольку сердцу ближе он. Так слушайте его вы звон, Подобный речи вашей милой, Когда она еще любила. XV. Летнее время стрелой пролетает; Осень токайским вином нас дарит; Нежным покровом зимой снег лежит, Лед под полозьями санок не тает. Но когда только весна расцветает — Лучшее из времен года на вид Нам о веселье оно говорит Сколько нам песен оно обещает! Ныне весна мне прошедшая стала Памятной вечно за сладкие дни, В кои судьба мне любовь даровала. О, если бы снова вернулись они, Жаром наполнили сердце священным, С этой поры для меня незабвенным! XVI. На холме меж безмолвных руин Вьются тонкие травки колечки. Под холмом городок. В том местечке В тени лип стоит домик один. Над ним неба раскинулась синь, Солнце греет его словно печка. В этом домике бьется сердечко, Что дал Славии господа сын. На холме средь руин по ночам В прошлом слышались крики и стоны... А теперь мир, спокойствие там. Или зла уже исчезли законы? И любимой не страшны теперь Ни «медведь», ни «иной хищный зверь!» XVII. Как ходит несчастная мать. Умерших детей вспоминая И траур с себя не снимая, К гробам своих милых рыдать Так я должен ныне стонать, Идя к градам сербского края, Где Лобды, Куницы, и Крайи Развалины будут встречать. От вас понесу я, родные, Все горькие слезы святые, Что немец исторг у славян. Пусть очи покроет туман, Но к Ретре, Венете пути Поможет Белбог мне найти. XVIII. Все земное с небесным всецело Воплотилось в лице ее милом. Красоты ее тайна и сила В совершенстве и духа и тела. Она боль смягчить лаской умела. Когда нас с ней судьба разлучила; Ее очи любовь освятила В те часы звезд сиянием белым. ВедьВ Ведь печаль, что присутствует всюду, Самим богом ниспослана нам; Потому я ее не избуду. О, скажи мне, подобная чуду, Ты – мираж ли, мелькнувший глазам, Или ангел, нас любящий сам? XIX. Вокруг нее всегда светло, Как у весталок в римском стане. Тот, кто не знал ее заране, Все ж склонит перед ней чело. При ней невольно жизни зло Как бы скрывается в тумане. Прекрасной чешской, «белой пани» Не даром имя ей дано. Она в одежде белоснежной Бела, как алебастр нежный: Ведь белый цвет — ее эмблема. Он символ светлого Эдема Нежнейшей лилии побега, Иль чистоты и блеска снега. XX. Страшно видеть, когда красотой Золота Татры день одевает; Ум тогда чувства не постигает, Окрыленного гор высотой. Страшно, когда в дуб вековой Молния ночью вдруг ударяет; Словно Этна зев раскрывает Перед звездами и пред луной. Все же я это легче снесу. Чем ее неземную красу. Что меня одним взглядом пленила. Взгляд ее! Нет во мне уже силы, Чтобы я сердце высказать мог. — Это знает один только бог! XXI. Меня мысль давно занимала: Отчего круглы лица славян? На них не так виден изъян, Чего в иных лицах не мало. «Знай, злоба всегда искажала, — Ответ мне был Милеком дан, — Лица тех, кто любит обман, И при этом их удлиняла. Можно признать, без сомненья, Что смех и веселье и пенье К округлости лица ведут. Все это в славянском обличье: Таков наш издавна обычай — Мы любим веселье и труд». XXII. Парис легко избрал богиню Из трех сестер: ведь ей была За красоту и ум хвала; И тем славна она поныне! Когда же был я на чужбине. Меня иная в плен взяла; О ней в пучине бед и зла Навеки память не покинет. Кто мог еще так видеть смело В сиянье тесном дух и тело, Что были равны красотой? При ней глаза свои рукой Я прикрывал: прекрасней втрое Она богинь, что были в Трое. XXIII. Ведь красота - людей созданье! То был вечерний званный бал, Я видел, как входила в зал Она в лучах ее сиянья. Затмив всех дев очарованье, Она сверкала как кристалл. Там, на балу, ей отдавал Мужчина каждый все вниманье. Все девы на балу уныло Пред ней поникли головой: Так красота ее слепила! Тысячеустою молвой Тогда толпа с восторга силой О ней повсюду говорила. XXIV. Милый образ чарует тревожно; Он у ангелов взял красоту: И души неземной чистоту В земном теле увидеть возможно! На земле он ласкает не ложно. Хотя очи стремит в высоту. В нем найдешь воплощенной мечту, - Без него все на свете ничтожно. Два венца из волос, плотно свитых, Словно нимб над святой головой, И румянец на нежных ланитах; Сама женственность образ в нем свой В красоте несравненной явила И славянству его подарила. XXV. Любовь на всю жизнь ведь не сказка, Любовь не покорна невзгодам, В ней все, что ценимо народом: И правда и совесть и ласка. — Ей лишь добродетель указка; Ее не воспеть нашим одам. Застенчивость вовсе не мода Для истой любви и не маска. Надежда и робость в ней слиты. Как роза цветет она ало; И тайные вздохи в ней скрыты. В ней дел всех великих начало; А кто не любил, разве тот Отдаст свою жизнь за народ? XXVI. Не думай: кто смел, тот узнает Сокрытого чувства тайник. Любовь только любящим вмиг Себя без труда открывает. Она зло добром заменяет, В лучах ее тает ледник. И всех веселит ее лик, Он труса в бойца превращает. Любовь меня жить научила И с теми людьми подружила, Что служат бестрепетно ей. Сам сделавшись духом сильней, Я с неба на землю спустился Иль лучше сказать, вновь родился. XXVII. Что с любовью сравнится на свете? Похожа собою любовь На цвет солнца — пурпур и кровь; Ценят ее даже дети. Любовь ловит сердца в свои сети; Властно имя ее. Вновь и вновь Вырастает она, как новь, Когда греют лучи солнца эти. Любовь сеть свою ставит бездумно, Как сама ей природа велит, Даже днем среди улицы шумной. Жаль, что время не лечит обид, Нанесенных рукой ее смело; И не розы несут ее стрелы. XXVIII. Да, будет время, и в награду Ее увижу пред собой, Как в миг счастливейший былой. Она пройдет опять по саду; Цвет белый яблонь тут с досады Ей ветер дерзкою рукой Навстречу бросит. Й грудной Услышу голос я с отрадой, Подобный голосу сирены. Поющей в море среди пены — А ныне в Чехии родной, Где Краледворские баяны Когда-то пели, осиянны Славянской древностью седой. XXIX. Никто еще любовь не постиг, Ее свойства и очарованье. Сам господь это свое созданье Над всем миром, как светоч, воздвиг. Потом плотью на краткий миг Облек дух ее для страданья, Дал ей чистых бериллов сиянье, Осветив им прекрасный лик. И с тех пор она всюду реет: В звездах, в крылатой пыльце, Что с цветка на цветок ветер веет. Вдалеке ее вижу в венце. И всю жизнь буду к ней стремиться Так, как к Сале хочу возвратиться. XXX. Сердце не знает: когда и где Жизни его наступит упадок; В тысячный раз счета порядок Стуком оно ведет в суете. Дождь стих. Птицы запели везде. В сад я иду. Покой будет сладок. Если в грязь оступлюсь между грядок, Милек мне руку подаст в беде… ... Н. Водовозов. Ян Коллар и его поэма Дочь Славы. Историко-литературный очерк Знаменитый чехословацкий поэт Ян Коллар родился в 1793 году в Турчанской столице Словакии в семье крестьянина-скорняка. Его отец с детства предназначал сына к деятельности простого ремесленника, и только благодаря настойчивым просьбам мальчика отдал его в начальную школу. Неудержимая тяга к знанию привела позднее к ссоре будущего поэта с его отцом, когда юноша захотел продолжать учение и, вопреки воле отца, поступил с помощью своих друзей в лицей в городе Братиславе. Словак по рождению. Ян Коллар уже в детстве мог наблюдать бесправное положение своих земляков, угнетавшихся в течение многих столетий чужеземными захватчиками. Словаки - славянское племя, наиболее родственное чехам, с которыми объединяется в одну племенную группу под общим именем «чехо-славян» («Cecho-Slawen»), было завоевано венграми в X столетии во время вторжения мадьяр в Дунайскую равнину. Первые венгерские короли, подчинившие своей власти славянское население Паннонии. а также закарпатскую территорию древнерусского государства, сами испытали культурное влияние со стороны покоренных ими славянских народов. Но уже при венгерском короле Стефане I (975-1038) положение славян в образовавшемся венгерском королевстве резко ухудшилось. Стефан I. женившийся на дочери боварского герцога Гизеле, привлек в Венгрию множество немцев и, опираясь на немецко-латинское духовенство, повел борьбу с византийским влиянием среди славянского населения Венгрии, которое еще с IX столетия, благодаря просветительной деятельности двух ученых братьев из города Салуни, Кирилла и Мефодия, были тесно связаны в культурном и политическом отношении с Византией. Однако славянское население на северных и южных окраинах венгерского королевства упорно сопротивлялось насильственной мадьяризации и, несмотря на постоянные преследования, сохранило свой язык, свои национальные особенности и свою культуру... ...

Ludovit: Для чего Кулиш создавал украинский язык и почему отрёкся от него … …Пантелеймон Кулиш в письме к Якову Головацкому от 16 октября 1866 года предельно ясно обозначает цель создания им украинской грамматики: «Вам известно, что правописание, прозванное у нас в Галиции «кулишивкою», изобретено мною в то время, когда все в России были заняты распространением грамотности в простом народе. С целью облегчить науку грамоты для людей, которым некогда долго учиться, я и придумал упрощённое правописание». … …«я придумал упрощённое правописание. Но из него теперь делают политическое знамя. Полякам приятно, что не все русские пишут одинаково по-русски; они в последнее время особенно принялись хвалить мою выдумку: они основывают на ней свои вздорные планы и потому готовы льстить даже такому своему противнику, как я… Теперь берёт меня охота написать новое заявление в том же роде по поводу превозносимой ими «кулишивки». Видя это знамя в неприятельских руках, я первый на него ударю и отрекусь от своего правописания во имя русского единства». … …Русификация Украины — это фальсификация и ЛОЖЬ. Речь можно и должно вести не о русификации, а о насильственной «украинизации» Малороссии. Потому как это правда. А в Правде и Единстве — сила Великой Руси. Степан Михайличенко Источник: http://pandoraopen.ru/2017-03-20/dlya-chego-kulish-sozdaval-ukrainskij-yazyk-i-pochemu-otryoksya-ot-nego/



полная версия страницы